Социальные институты: сущность и разновидность теорий и подходов

Подходы к определению и природе социальных институтов. Институциональный подход, социальный институт в теории Парсонса. Бурдье и его теория "структурирующих структур". "Теория структурации" Гидденса. Теория "коммуникативного действия" Хабермаса.

Рубрика Социология и обществознание
Вид контрольная работа
Язык русский
Дата добавления 10.10.2013
Размер файла 47,1 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru

Размещено на http://www.allbest.ru

МИНИСТЕРСТВО ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ И ТОРГОВЛИ РФ

Российский государственный торгово-экономический университет

Новосибирский филиал

Контрольная работа

По дисциплине «Социология»

На тему:

Социальные институты: сущность и разновидность теорий и подходов

Новосибирск 2006

Содержание

1. Введение. Социальный институт как социальный порядок

2. Социальный институт: сущность и разновидность теорий и подходов

2.1 Институциональный подход

2.2 Социальный институт в теории Т. Парсонса

2.3 Основные подходы к определению социальных институтов

2.4 П. Бурдье и его теория «структурирующих структур»

2.5 «Теория структурации» Э. Гидденса

2.6 Теория «коммуникативного действия» Ю. Хабермаса

Заключение

Использованная литература

1. Введение. Социальный институт как социальный порядок

Еще в XVII в. английский философ Томас Гоббс ставил вопрос: «Как возможен социальный порядок?» Наблюдения за жизнью общества, за этим порядком часто сводились к различным его описаниям, но основным всегда оставалось желание определить причины его возникновения и сохранения.

Было замечено, что, живя вместе, люди как бы «привыкают» действовать определенным образом и, придерживаясь этого образа действия, сохраняют его для других людей.

Первоначально идея общественного порядка утвердилась в юриспруденции. Оттуда понятие «социальный институт» (от латинского «institutum», что означает «установление», «учреждение») было заимствовано философией, социологией и другими общественными дисциплинами.

Социальный институт начал пониматься как некоторое установление, порядок, воспроизводящийся вновь и вновь.

В социологии исследование природы социальных институтов по-настоящему, начинается с работ Э. Дюркгейма (1858-1917) - французского философа и социолога, одного из основателей современной социологии.

Уделяя большое внимание изучению причин порядка и беспорядка в обществе, он пришел к выводу, что существует некоторое коллективное сознание (совокупность мнений и убеждений), разделяемое всеми членами данной общности. Это сознание содержит некие правила жизни, является нормативным.

Социальная интеграция (объединение в одно целое) существует, когда члены общества придают важное значение этим нормам и руководствуются ими в своей жизни. «Когда я выполняю свои обязанности как брат, муж или гражданин, я выполняю обязанности, которые установлены по отношению ко мне и моим действиям законом и обычаем». [3, с.312]

Эти законы и обычаи, а также право, верования, мораль, потоки мнений, воспитание, феномен толпы, все поведение, «установленное группой», Э. Дюркгейм объединяет одним понятием - социальные факты. Социальные факты - это коллективные представления, обладающие двумя признаками:

- существуют вне индивида;

- оказывают на него принудительное действие.

Социальные факты Дюркгейм называет институтами и определяет их как «фабрики воспроизводства» социальных связей, как определенные типы отношений между людьми, которые постоянно востребованы обществом и поэтому возрождаются вновь и вновь.

Позднее Э. Дюркгейм пришел к выводу, что социальные институты влияют на людей не напрямую, а посредством ценностных ориентаций самих индивидов, т.е. не только принудительны, но и «согласуются» с их собственными «ощущениями».

Основные социальные институты - семья, религия, образование, политика, экономика - как раз и представляют собой совокупности ценностей и идеалов, «обладающих замечательным свойством существования вне индивидуального сознания» и, кроме того, «обладают повелительной и сдерживающей силой, которая позволяет навязывать их индивиду независимо от его воли». [3, с.312]

Социальные институты (социальные факты), по мнению Э. Дюркгейма, должны быть предметом социологии как науки, потому что именно они организуют людей для общественной жизни.

Таким образом, были заложены основы институционального подхода, ставшего в социологии основным.

2. Социальный институт: сущность и разновидность теорий и подходов

2.1 Институциональный подход

социальный институт коммуникативный институциональный

Понятие «социальный институт» развернуло перед социологическими исследованиями определенную перспективу.

Во-первых, «коллективные верования» начинают рассматриваться как основа общественного порядка.

Такой основой могла быть «организующая идея» как представление о цели, подлежащей достижению, или «идея предприятия» (М. Ориу, Ж. Ренар). Э. Дюркгейм и М. Вебер полагали, что это - идеи, представления, чувства людей, Т. Веблен - распространенный образ мыслей, Ч. Гамильтон - группа общественных обычаев, а Г. Ландберг, Т. Парсонс, Д. Хоманс и др. - правила, нормы и образцы поведения.

Нетрудно заметить, что речь здесь идет о чисто духовных, точнее, идеальных явлениях, присущих сознанию человека. Но у них есть одна важнейшая особенность - быть разделенными, общими для многих людей. Это их свойство в социологии и философии называют, надиндивидуальностью или интерсубъективностью (общей субъективностью), или - общественным, коллективным сознанием. Таковыми могут быть правила производственной жизни, политической деятельности, создания семьи, сохранения социального неравенства и т.п. когда такие составляющие коллективного сознания понимаются, как социальные институты, то можно говорить о первом аспекте изучения этих институтов.

Во-вторых, описанные идеальные образования как некоторые цели, правила, предписания, нормы, идеи и т.п., напрямую связаны с совместной деятельностью людей. Они ее направляют и регулируют (организуют), тем самым, обеспечивая формирование некоторой общности (организации), в которой протекает та или иная деятельность.

Таким образом, “идеальное” воплощается во вполне “материальном” - реальной общественной деятельности. В этом смысле М. Вебер называл социальные институты “комплексом общественных действий”.

С данной точки зрения, социальные институты - исторически сложившиеся, устойчивые формы организации совместной деятельности людей, где за индивидами закрепляются определенные социальные статусы и роли. [4, с. 3-16]

Кроме того, социальные институты в этом случае выступают средствами контроля и обеспечения устойчивости этой организованной деятельности. Здесь мы наблюдаем второй аспект изучения социальных институтов.

В-третьих, первоначальное понимание социального института как некоторого “порядка” и деятельности в соответствии с ним дополняется всем тем, что их обеспечивает. Речь начинает идти о некотором “материальном содержании” социального института. Кроме людей, действующих по определенным правилам, их реальных объединений, имеющих некоторую цель (конкретные группы, формы их организации, кодексы, образцы поведения и пр.), начинает рассматриваться и “вещественная составляющая”.

Сложные комплексы “деятельности по правилам” постепенно “наполняются содержанием”, как бы “материализуются” в реальных жизненных формах и конкретных исторических условиях своего существования. Все это вместе называется социальным институтом (например, наука, религия, семья и т.п.).

Нетрудно заметить, как, включая в себя все вышеуказанные признаки, постепенно расширяется понятие социального института.

В-четвертых, новый аспект изучения социальных институтов открывается, когда они начинают рассматриваться в масштабах всего общества, как составляющие его части.

В этом случае во внимание берется их значение для социума, удовлетворяемые ими общественные потребности, выполняемые ими функции. Кроме того, прослеживаются их границы и взаимовлияние (например, чем право отличается от политики, или как религия воздействует на семью и образование).

Именно такое понимание социальных институтов чаще всего встречается в учебной литературе. Например: «Социальные институты - это организованные объединения людей, выполняющие определенные социально значимые функции, обеспечивающие совместное достижение целей на основе выполняемых членами своих социальных ролей, задаваемых социальными ценностями, нормами и образцами поведения». [2, с.46]

Итак, сейчас мы рассмотрели четыре основных варианта изучения социальных институтов с точки зрения их сущности и содержания (в синхронном аспекте).

Другой угол исследования позволяет нам увидеть социальные институты в динамике (в диахронном аспекте). Здесь прослеживается их возникновение, вызревание, дальнейшее развитие, изменения. Без такого подхода невозможно понять существование социальных институтов в истории. Этот подход как бы “накладывается” на синхронный, усложняя изучаемую картину, тем самым приближая ее к реальности.

Таким образом, первая трудность понимания явлений, описываемых понятием “социальный институт” состоит в том, что им называют разные проявления реальной жизни, включают в него многообразные социальные феномены. Хотя, например, система норм не идентична группе людей, следующих им; цель людей, чувство солидарности - не обязательно совпадает с процессом удовлетворения социальных потребностей и т.д. Эти значения зависят от широты охвата социальной жизни и от уровня абстрактности представления реально происходящих социальных процессов.

Казанная трудность может быть преодолена, если понять то обстоятельство, что общей потребностью введения понятия “социальный институт” служит потребность выразить определенную реальность, не выразимую с помощью других понятий. Эта реальность не сводима к историческим формам общности людей (классам, демографическим группам). В то же время она не является только идеальным образованием (идеями, нормами, солидарностью).

Социальный институт не существует вне отношений отдельных индивидов, вне материальных (предметных) форм их деятельности, но вместе с тем дан людям извне в виде объективной реальности.

Впервые в истории социологической мысли известный американский социолог Т. Парсонс (1902-1979) попытался теоретически объединить все указанные подходы в изучении социальных институтов. [5, с. 106]

2.2 Социальные институты в теории Т. Парсонса

Т. Парсонс ставил себе цель охватить в одной теории все аспекты социального мира, опираясь при этом на общенаучные подходы.

Он понимал социальную жизнь как стремление к порядку и старался представить этот порядок как всеобщий. Для этого он задумал синтез понимания социального порядка:

1) как сознательного договора людей;

2) внешних, принудительных для людей факторов, заставляющих их координировать свои действия.

Здесь явно в самом общем виде прослеживаются три объекта исследования:

- общество как целое

- действующие конкретные индивиды

- способ их связи (интеграция, взаимовлияние, детерминация).

Т. Парсонс начинает свои построения с теории социального действия. Индивиды - физическое основание любого общества - биологические организмы, наделенные стремлением действовать. В процессе взаимодействия они организуются и объединяются, координируя свои цели и установки, испытывая определенные ожидания в отношении действий друг друга.

Из этих ожиданий возникают социальные правила (нормы) и общепринятые ценности, помогающие гарантировать характер ответных реакций. Первоначально они носят ситуативный характер, но постепенно начинается процесс институционализации - закрепление во времени отношений между участниками действий так, что их поведение сохраняется неизменным, независимо от того, кто конкретно участвует во взаимодействии. Создается “сеть позиций”, “система ролевых статусов”, каждому из которых приписывается определенное ожидаемое поведение, регулируемое системой санкций.

Образуются культурные комплексы - символически организованные образцы, основанные на способности человека говорить и передавать опыт негенетическим путем. Процесс институционализации является способом образования этих комплексов. Общество становится институционализированным действием, “застывшими” человеческими поступками.

Так происходит становление социальных институтов.

Эти социальные институты в свою очередь, выступают подсистемами общества как целостной системы.

Именно Т. Парсонс по-настоящему утвердил системный подход в социологии, возникший в связи с необходимостью представить общество как некоторую целостность (самодостаточную и независимую), подсистемы которой (социальные институты) выполняют определенную функцию - принудительную организацию действия людей в этих институтах.

Как известно, внутреннее строение системы (элементы и способ связи между ними) называют структурой. Поскольку социальные институты и есть внутреннее строение системы, их часто называют структурами или структурой. Строго говоря, структурами их можно называть, только в этом отношении, а именно, в рамках системного анализа (предварительно оговорив, что подразумевается под системой и ее элементами).

Таким образом, Т. Парсонс, синтезируя предшествующие теории, создает модель индивидуального действия, переходя от нее к модели общества как системы.

Он стремится охватить весь процесс: увидеть человека во взаимодействии с другими людьми и в ситуации личного выбора, а затем перейти к анализу способов, которыми социальные системы ограничивают и детерминируют (причинно обуславливают) этот выбор, формируя социальную структуру общества.

Парсонс, стремясь разрешить теоретические трудности в объяснении социальных институтов, пытался объединить два совершенно разных подхода: деятельностный (конкретный) и системный (абстрактный). Подход Парсонса вызвал к жизни постановку новых проблем в социологической теории: как возможно развитие общественной системы? Что такое объективность (независимость от людей) социальных структур? И др.

Но главным стал вопрос о свободе человека в обществе, так как Парсонс считал, что жизнь людей полностью детерминирована общественными структурами. [5, с. 107]

2.3 Основные подходы к определению социальных институтов

Связи, обозначенные Парсонсом в его теории, уже не могли быть игнорировать от новых исследователей. С необходимостью требовались ответы на вопросы, поставленные им. Идеи, заложенные в его концепции, получают дальнейшее развитие, но уже не в таком системном виде, а с выделением той или иной стороны социальной реальности, вынося ее из системного представления. От общих теорий социология перешла к «частным» концепциям.

Тем не менее, институциональный аспект изучения общества «выводит» исследователей на такой уровень анализа, где до сих пор разворачивается основополагающая проблема социальной науки: существование объективного общества, состоящего из социальных институтов, с одной стороны, и существование индивидуальных субъектов - с другой. Как эти две формы существования соотносятся друг с другом?

После Парсонса понимание социального института стало своеобразным водоразделом для двух главных теоретических традиций в социологии.

В качестве метафоры, представляющей эти два направления, современный шведский социолог П. Монсон использует образ парка с его посетителями и образ моря с движущимися по нему лодками (отдельными индивидами).

Первый подход. П. Монсон называет образ парка символом того, что в социологии именуется социальной структурой общества - это “своего рода канва, заранее установленный порядок, точно так же, как аллеи и тропинки, пруды, деревья и газоны образуют план парка.” Парк остается неизменным до прихода и после ухода посетителей, которые воспринимают его как некий заранее установленный порядок. Аналогичным образом человечество воспринимает социальную структуру общества. Большие аллеи - это то, что в обществе называется социальными институтами (структурой) - по ним идет большинство людей. Так происходит потому, что люди не могут и не желают жить вне социальных связей, поэтому жизнь каждого человека осуществляется как процесс выбора направления на перекрестках, предложенных ему обществом. Большинство выбирает прямую дорогу.

Такой подход основан на абстрагировании от жизни отдельных людей в обществе и называется структуралистским направлением в социологии. Основная идея его состоит в том. Что общество лучше всего изучать в виде стабильной социальной структуры, отдельные социальные институты которой по частям дают нам информацию о людях, живущих в данное время.

Родственное направление - функционализм (Р. Мертон) также предполагает изучение общества как системы, отдельные части которой обладают функциональными характеристиками. Нужно проследить какие институты имеют место, как они функционируют, а также как они влияют друг на друга.

Данный взгляд на общество по-своему правомерен. Наше восприятие окружающего мира обязательно должно быть как-то структурировано. Эти структуры отличаются разной степенью абстрактности (общности). Когда нужно охватить целое - общество - не учитываются конкретные характеристики действующих в нем людей, абстрагируясь от них. Но по мере конкретизации реальности ускользают представления о целостности изображаемого объекта и всеобщности его связей.

Поскольку предполагается, что люди следуют установленным в обществе правилам и заветам, при анализе институтов можно будет исключить рассмотрение отдельных личностей, абстрагироваться от них и от субъективных мотивов их действий и поступков. Проблема свободной воли также исключается из анализа общества.

Но любой подход - это только возможность увидеть действительность с одной лишь стороны. Когда исследователи забывают об этом и считают, что их картина (модель) реальности полностью с этой реальностью совпадает, то на самом деле они уходят дальше от действительного положения дел, которое хотели бы полностью отразить.

Из стремления изучать общество, отвлекаясь от индивидов, легко можно вывести постулат о том, общество существует вне индивидов, а затем - дополнить другим утверждением - общество и его структуры (социальные институты) - объективны (независимы от субъектов).

Следующим шагом становится заявление о том, что социальные структуры полностью детерминируют поведение людей. Оно подкрепляется ролевой теорией, в которой общество - система статусов и социальных ролей, изначально пустых, как парк на рассвете, которые постепенно заполняются людьми. Эти люди должны приспосабливаться к своим ролям в тех позициях социальной структуры, в которых они оказались, являясь, своего рода, “наполнением” социальной структуры. «Парк начинает напоминать тюрьму, где мы одновременно и охранники, и заключенные».

Второй подход. Другой образ - корабли в море - символизирует восприятие человека как творца своей жизни. Здесь нет видимых глазу путей, но каждое судно знает, как определить свое направление движения. Это символ человека, обладающего свободой воли.

Действительно, разве люди не есть нечто гораздо большее, чем просто сумма позиций, на которых они оказались?

Р. Дарендорф, немецкий социолог, считает, что человека, изучаемого социологией, на самом деле не существует. Представление о человеке, который всегда следует нормам и правилам, уставам и наставлениям, постоянно приспосабливается к социальному контролю и поступает предсказуемо - абстрактная модель, лишь тень живого человека.

Поэтому вполне понятен призыв известного социолога Дж. Хоманса: «Позвольте вернуть людей обратно и влить в них немного крови».

Откликом на такой призыв вполне можно назвать другое направление в социологии. Его обобщенно называют субъективистским, хотя многогранность этого подхода находит выражение в самых разных вариантах: Экзистенциальный, феноменологический, интерпретативный, герменевтический. В противоположность первому, это направление, при рассмотрении социальной жизни, абстрагируется от общества, сосредотачиваясь на человеке.

Человек понимается как суверенно существующий индивид, проявляющий себя в осмысленной деятельности. Человеческая субъективность - центральная категория этого направления. Социальные характеристики людей здесь - не абстрактные понятия, находящиеся вне людей и над людьми, а «в людях» и между ними. [5, с.109]

Детерминации человека обществом - не существует. Дж. Мид утверждал, что мышление каждого человека социально создано, но не социально детерминировано, так как оно не является пассивным отражением чужих мыслей, а есть активное действие по отношению к окружающему миру. Своими поступками человек создает свою неповторимую индивидуальность. Хотя его жизнь - «индивидуальный проект», но он переплетается с «проектами» других людей. И когда достаточно много людей создают одинаковые или сходные проекты, возникают социальные институты - интерсубъективные договоренности, определение ситуаций, неосознанные правила и пр., которые существуют только в том случае, если люди им следуют. Именно в таком качестве социальные институты составляют основу общества.

Социальная структура формируется из человеческих стремлений (как индивидуальных, так и коллективных) к жизненным горизонтам, точно так же, как в процессе движения судов складывалась особая картина морской поверхности.

Общество тогда рассматривается как результат поступков отдельных индивидов, обладающих свободой выбора. «Точно так же, как спокойно зеркально гладкое море, социальные структуры «пусты», если не появляются люди, оставляющие за собой «след» (П. Монсон).

Общество, таким образом, предстает и как ряд ситуаций, в которых люди взаимодействуют, и как результат наших попыток найти свое место в бытии. Общество - сумма индивидуальных жизненных траекторий и оставленных ими напластований и следов, всегда непредсказуемых и конкретных. В этой связи уместно привести высказывание американского социолога Ч. Кули: «Индивид и общество всего лишь две стороны одной монеты».

Итак, рассмотренный подход выводит на первый план проблему человеческой деятельности и сознания. Так как жизнь людей всегда конкретна и включает множество контекстов, то снижение уровня абстрактности при ее рассмотрении неизбежно. В этой теоретической перспективе увидеть общество в целом невозможно. Социальные институты, поэтому не могут быть представлены как объективные структуры, а скорее представляются как интерсубъективные явления.

Третий подход (синтез). Мы рассмотрели две ведущие тенденции современной социологии и две разные модели, несколько утрируя их можно представить как:

- общество без людей;

- люди без общества.

Каждое направление абстрагируется от того, что имеет принципиальное значение для другого направления. Хотя по большому счету объясняющая социология обязана интерпретировать, почему люди с готовностью движутся по аллеям парка, а интерпретативная социология - каким образом такое количество отдельных людей с самыми разными жизненными понятиями могут создать стабильную социальную структуру.

Как можно этого добиться? Несмотря на то, что в некотором смысле это весьма проблематично, так как указанные подходы имеют дело каждый со своим «срезом» реальности, не сводимым друг к другу, однако можно попытаться ликвидировать последствия их абсолютизации.

Действительно, нет людей полностью подавленных социальными институтами (структурами), как бы они ни понимались. Нет людей полностью свободных от общества. Люди должны быть поэтому представлены в социальной теории в двух своих указанных качествах.

Именно эта проблема стала причиной того, сто с 60-х годов нашего века в социологии идут поиски путей объединения, синтеза или взаимодействия системного и деятельностного подходов.

В этом смысле можно сказать, пользуясь приведенными метафорами, что современная социология все в меньшей степени изучает общество как структурированный «парк» или «зеркальную гладь моря с плывущими по ней кораблями». Картинки в значительной мере наложились одна на другую, и изучение общества все в большей мере становится изучением отдельного индивида в системе - «лодки на аллеях парка».

Однако нет согласия в том, как должны объединится эти разные взгляды на общество. Наверное, трудно синтезировать столь различные подходы (разные уровни абстракции и угол рассмотрения). Здесь требуется переосмысления на философском уровне понятий действия, общества, структуры. Понятие «социальный институт» содержательно находится в эпицентре такого переосмысления основных социологических проблем.

Наиболее известны в современной социологии теоретические концепции, в которых через понимание структуры (институтов) и деятельности наметился творческий синтез указанных направлений.

Эти теории предложили П. Бурдье, Э. Гидденс и Ю. Хабермас. Рассмотрим их. [5, с.111]

2.4 П. Бурдье и его теория «структурирующих структур»

Современный французский социолог П. Бурдье раскрывает общественную жизнь через понятия «социальное пространство», «социальные отношения», «поле», «социальная позиция», «социальный капитал».

Социальная реальность представлена у П. Бурдье в двух аспектах: как «физическое измерение», т.е. то, что мы наблюдаем в своем опыте как совокупность физических явлений, и как «социальное пространство». Эти два аспекта можно разделять только аналитически, потому что на самом деле они относятся к обществу как целому.

«социальное пространство» хотя и представляется как умопостигаемый «срез» социальной действительности, но существует реально («так же реально, как и географическое пространство»), проявляясь через «физическое».

«Социальное пространство» - совокупность «социальных отношений». Эти отношения, отнесенные к какой-либо одной сфере жизни, складываются в автономные «поля» (экономическое, политическое, культурное и др.). Поэтому «социальное пространство» есть определенная «конфигурация» различных «полей».

Поле, в свою очередь, состоит из различных «позиций», через которые представлены указанные отношения (объективные связи). Таким образом, «поле» - это сеть, автономный ансамбль отношений, имеющий свою собственную логику.

«Позиция» - особое место, в котором каждый раз по-разному проявляются социальные отношения. Она - структурная единица социального пространства в отвлечении от конкретных людей, хотя и отражает реальное положение индивида в социальном пространстве. Вне позиций участие агентов в социальном отношении невозможно.

Каждой позиции соответствует наличие определенной совокупности социальных «капиталов». Бурдье определил «капитал» как власть над полем, выражающуюся во власти над продуктом, произведенным в этом поле. «Отдельные виды капитала как козыри в игре являются властью, которая определяет шансы на выигрыш в данном поле». (Например, в экономическом поле - это собственность, в культурном - диплом, ученое звание и т.п.).

Таким образом, «социальное пространство» и его составляющие у П. Бурдье и есть то, что мы до сих пор понимали под социальной структурой (институтами). Эти структуры безличны и в представленном виде не включают конкретных людей.

Здесь, однако, стоит заметить, что сам Бурдье предостерегал от «реализма структуры», к которому неизбежно ведет объективизм. «Будучи необходимой стадией отрыва от первичного (чувственного) опыта и конструирования объективных отношений, объективизм приводит к тому, что эти отношения фетишизируются, рассматриваются как реальности, образовавшейся за пределами истории групп». Таким образом - социальное пространство существует реально, но не отдельно от «физической» жизни общества.

«поле» -- это сеть, автономный ансамбль отношений, имеющий свою собственную логику.

«Позиция» -- особое место, в котором каждый раз по-разному проявляются социальные отношения. Она -- структурная единица социального пространства в отвлечении от конкретных людей, хотя и отражает реальное положение индивида в социальном пространстве. Вне позиций участие агентов в социальном отношении невозможно.

Каждой позиции соответствует наличие определенной совокупности социальных «капиталов». Бурдье определил «капитал» как власть над полем, выражающуюся во власти над продуктом, произведенным в этом поле. «Отдельные виды капитала как козыри в игре являются властью, которая определяет шансы на выигрыш в данном поле». (Например, в экономическом поле -- это собственность, в культурном -- диплом, ученое звание и т.п.).

Таким образом, «социальное пространство» и его составляющие у П. Бурдье и есть то, что мы до сих пор понимали под социальной структурой (институтами). Эти структуры безличны и в представленном виде не включают конкретных людей.

Здесь, однако, стоит заметить, что сам Бурдье предостерегал от «реализма структуры», к которому неизбежно ведет объективизм. «Будучи необходимой стадией отрыва от первичного (чувственного) опыта и конструирования объективных отношений, объективизм приводит к тому, что эти отношения фетишизируются, рассматриваются как реальности, образовавшейся за пределами истории групп». Таким образом -- социальное пространство существует реально, но не отдельно от «физической» жизни общества.

Но «социальное пространство» -- лишь первое измерение, в котором П. Бурдье представляет общественную жизнь.

Второе измерение возникает, когда он теоретически «совмещает» «социальное пространство» и отдельных индивидов (он называет их агентами).

Человек (агент) вписывается в социальное пространство за счет той позиции, которую занимает соответственно имеющемуся капиталу или сумме капиталов. Устойчивые сочетания капиталов оформляются в позиции социального пространства. Позиция «соединяет» агента с социальными отношениями. Так люди встраиваются в структуру.

Кроме этого, структура (институты), в силу разумности агентов, оставляет отпечаток, образ самой себя в их сознании. Там она может несколько трансформироваться, но в целом её представление уже во «второй своей ипостаси» достаточно полно.

Ту часть сознания агентов, которая содержит данные структуры, П. Бурдье называет habitus (habit-- привычка). Он отражает объективные социальные структуры, расположенные вне его и характеризующие определенный класс условий существования.

Habitus детерминирован социальными отношениями и зависит от позиции, занимаемой агентом в социальном пространстве. Схожесть условий существования обеспечивает людям единый habitus. Он -- слепок со структур, воспринятых индивидом, глубоко укоренившийся в его сознании. В нем сосредоточен прошлый индивидуальный опыт - «присутствующее в настоящем прошедшее, воплощенная история, интернализованная как вторая натура, забытая как история».

Habitus -- системы прочных приобретенных предрасположенностей, когнитивных и мотивационных структур. Эти предрасположенности формируются свободами и необходимостями, разрешениями и запретами, диктуемыми объективными условиями.

Третье измерение социальной реальности возникает, когда П. Бурдье переходит к рассмотрению «физического», материального мира, где и происходит соединение «социального пространства» и действующих агентов. Здесь можно наблюдать оба проявления социальных институтов (структур) -- как объективных, так и их воплощение в сознании членов общества.

«Социальное пространство» не совпадает с живой социальной жизнью, и наоборот, социальные связи -- не взаимодействия людей, а агент -- не позиция поля. Эти два типа реальности не сводимы друг к другу.

Данное обстоятельство Бурдье раскрывает через понятие «практики».

Практики возникают в результате деятельности людей в «социальном пространстве».

Люди, имеющие habitus, при непредсказуемом столкновении с различными событиями жизни, действуют исходя из него. Поскольку habitus содержит слепок с социальных структур, то он выстраивает поведение людей, исходя из правил, задаваемых им, хотя человек может их не осознавать.

Практики, с одной стороны, взаимно понятны участникам, вполне гармонизированы, а с другой -- разворачиваются строго по правилам, предписанных структурой сознанию индивидов. Моменты непредсказуемости жизни дают некоторый спектр возможностей развития той или иной практики, но они ограничены в своем многообразии именно habitus'ом.

Таким образом, практики представляют из себя некоторую конкретную реальность, которая содержит в себе объективные структуры в виде состояний сознания людей (habitus).

Люди заведомо приспособлены к структурам, которые нельзя вывести ни из настоящего, ни из прошлого. Они существуют здесь и сейчас, сохраняясь и изменяясь благодаря habitus'ам.

Habitus гарантирует правильность практик, порождая и организуя их. Он является посредником между структурой и практикой. Агенты понимают и творят практики исходя из habitus'а.

Итак, социальные институты (структуры) существуют у П. Бурдье в трех видах:

как содержание «социального пространства»;

как сторона сознания людей -- habitus;

как часть практик.

Главное, на что стоит обратить внимание, это то, что социальные институты и детерминируют людей и детерминированы ими. Они сообщают людям свое содержание, исходя из которого, они их вновь воссоздают, корректируя и изменяя в соответствии с требованиями конкретных условий жизни. Habitus делает возможным «преемственность институтов, их практическое приспособление, поддерживает их активность, постоянно выводит их из состояния забытых писем, возобновляя смысл, заложенный в них, но в то же время пересматривая и преобразуя его, если это необходимо для такого возобновления». [5, с. 114]

2.5 «Теория структурации» Э. Гидденса

Энтони Гидденс -- известный британский социолог, автор «теории структурации». Он отвергал функционализм и структурализм, упрекая приверженцев этих направлений в том, что индивиды у них становятся придатками системы.

Гидденс считал, что ни одна социологическая теория не способна адекватно объяснить деятелъностный характер производства общественной жизни.

Общество, в отличие от природы, производится и воспроизводится людьми, являясь результатом социальной человеческой деятельности, поэтому социальная теория должна включать понимание человеческого поведения как действия. Для того чтобы раскрыть суть такого действия, Гидденс обращается к результатам, полученным в интерпретативной, герменевтической социологии (второй аспект).

Основной пафос его теории -- раскрыть возможности действующего субъекта и показать через это, как исторически изменяется общество.

Общество Э. Гидденс понимает широко. Оно может быть представлено как совокупность социальных систем.

Социальные системы для Гидденса «не каркас здания или скелет человеческого тела», а регулярные отношения взаимозависимости между индивидами и группами. Социальные системы охватывают реальные действия людей, расположенные во времени и пространстве.

Эту взаимозависимость Гидденс называет интеграцией. Она бывает двух видов: социальной и системной. Эти два вида интеграции предполагают друг друга.

Социальная интеграция -- взаимозависимость в непосредственном взаимодействии; системная интеграция -- взаимодействие людей в раздвинутых пространственно-временных промежутках как связь с теми, кто физически отсутствует во времени и пространстве.

На основе интеграции организуются и воспроизводятся регулярные социальные практики (бытие в пространстве и во времени), которые создают социальные системы.

Социальные практики следует анализировать как используемые людьми методы и техники. Поэтому для осуществления практик требуются определенные умения и ресурсы.

Как соотносятся у Гидденса система и структура?

Социальные системы не являются структурами, но имеют структурные качества. Структурные качества социальных систем есть средство и результат практик.

Структуры -- некоторое свойство, обеспечивающее связанность пространства и времени в социальных системах. Структура обусловливает существование более или менее одинаковых социальных практик, придавая им систематическую форму.

Гидденс считает, что понятие структуры может рассматриваться по аналогии со свойствами языка. «Речь» здесь может обозначать действие и взаимодействие, как то, что существует здесь и сейчас, в определенном пространстве и времени и производится конкретным говорящим субъектом. «Язык» же не ориентирован на другого, «виртуален и вневременен», несубъектен, поэтому он может быть подставлен как аналог структуры. Язык лежит в основе всей социальной жизни -- мы все говорим на одном языке и творчески используем, хотя не мы его создавали.

Гидденс в отличие от структуралистов не рассматривает структуру как внешнюю к человеческому действию, источником его принуждения и полного подчинения. Для него она непосредственно включена в человеческое действие.

Структура -- это наборы правил и ресурсов.

Правила -- способность продолжать «рутину социальной жизни», легко и не рассуждая, как в детской игре. Правила участвуют в практиках, «выстраивая значения и санкционируя способы социального поведения». Правила -- способность применить некоторую формулу (типичное знание) именно к данному социальному контексту, способность реагировать на неопределенно большой спектр социальных обстоятельств. Ресурсы -- способность «действовать иначе», трансформируя реальность.

Правила и ресурсы, наиболее «укорененные», «имеющие наибольшую пространственно-временную протяженность» относятся к институциональным практикам, т.е. являются социальными институтами. Социальные институты как наиболее стабильные черты социальной жизни и есть структурные качества системы, придающие ей «жесткость» во времени и пространстве.

Таким образом, социальные институты - это аспекты социальной жизни, ставшие общепринятой практикой, сохраняющейся в основном в неизменной форме на протяжении ряда поколений (экономические, политические)15. Посредством социальных институтов люди упорядочивают свою жизнь.

Структуры, как мы видим, понимаются Гидденсом аналогично социальным институтам. Но это происходит тогда, когда он ограничивается особым аспектом анализа этих структур -- институциональным, когда нужно воздерживаться от рассмотрения их проявления в непосредственном поведении индивидов. Структуры в этом случае рассматриваются как свойства (правила и ресурсы) системы.

Но Э. Гидденс утверждает, что социальная структура существует только в виде отпечатков в памяти. Структура не внешняя, а внутренняя по отношению к деятельности индивидов. [1, с. 61] Поэтому второй аспект ее исследования должен быть связан с изучением поведения людей (с использованием правил и ресурсов) в социальной системе.

Оба эти аспекта раскрывают главное качество структуры -- её дуальность (двойственность).

Дуальность структуры - это взаимозависимость структуры и человеческого действия, их нельзя представить как два независимых ряда явлений.

Второй аспект раскрывается изучением деятельности людей, наделенных сознанием. Поскольку сознание содержит структуры, то именно они опосредуют действия и взаимодействия людей.

Человеческие действия -- сплошной поток поведения, который нельзя отрывать от тела, внутренней согласованности действующей личности, от связи с окружающим миром. [1, с. 43]

Так как человеческие действия носят практический характер, то они регулируются практическим сознанием.

Практическое сознание занимает центральное место в теории Э. Гидденса. Основная его черта -- «вплетенность» в практику, повседневность.

Это проявляется в том, что оно часто напрямую не мотивированно, привычно. Люди просто могут «рутинно и без особой суеты» поддерживать постоянно понимание смысла своей деятельности. Кроме того, другой, важнейшей, постоянной чертой повседневного действия является отслеживание своего и чужого течения жизни. Э. Гидденс считает эту черту внутренне присущей индивиду способностью и называет рефлексивным мониторингом.

Знание людей включает структуры, помогающие «продолжать форму жизни». Эти структуры «встроены в запас знания» в качестве интерпретативных и нормативных компонентов.

Интерпретативные компоненты в процессе отслеживания своей и чужой жизни позволяют людям предполагать причины событий, давать различные объяснения, классифицировать и т.п.

Нормативные компоненты связаны с ожиданием поведения, основанного на определенных правах и обязанностях, от людей, участвующих во взаимодействии. И хотя это поведение ограничено нормативными санкциями, это вовсе не означает, что оно полностью соответствует предписанным нормам.

В силу своей «привычности» практическое сознание не всегда полностью предвидит и осмысливает действия, которые могут иметь непреднамеренные последствия, то есть, хотя каждое действие производится осмысленно, но конечный результат может быть непредвиденным и неожиданным. Это происходит потому, что «горизонт контроля над последствием действий часто ограничен непосредственным контекстом действия и взаимодействия». [1, с. 48]

Итак, структура (социальные институты) существуют лишь в сознании людей, проявляясь в их разумной деятельности как правила и ресурсы.

Во взаимодействии индивидов складываются различные институциональные порядки. Гидденс различает среди них:

-- сигнификацию (обозначение), например, речь и письмо, которые возникают в практике, не являясь чем-то предзаданным;

господство (доминирование), которое зависит от доступа к различным ресурсам, например, возможность управлять товарами или людьми;

легитимацию -- нормативное утверждение определенных форм поведения.

Все три вида порядков существуют в рамках любого социального института при взаимодействии участвующих в нем людей.

Гидденс выступает против понимания социальных институтов, как обладающих разными типами порядков. Он считает, что каждый институт можно рассматривать:

как совокупность символического (знакового) порядка,

как задействованность определенного типа ресурсов (доминирование

власти над людьми -- в политических институтах, или над материальными

ресурсами -- в экономике);

и как легальность (нормативная определенность).

Итак, у Гидденса социальные институты -- это устойчивые формы социальной деятельности во времени и пространстве. Как они сохраняются и передаются?

Очевидно, что это -- повторение схожих моделей действий индивидами, отделенными друг от друга временем и пространством.

Люди активно воспроизводят определенные формы поведения, в разное время и в разных местах обращаясь к своим знаниям и ресурсам, т.е., именно структуры обеспечивают возможность деятельности. Но сфера человеческого действия ограничена этими же структурами. Преодоление ограничений возможно вследствие непреднамеренных последствий действий людей, которые формируют новые условия последующего действия, а значит, изменяют и саму структуру.

Воспроизводство социального поведения есть одновременно и воспроизводство социальной структуры (институтов), практик, социальных систем в целом.

Процесс производства и воспроизводства социальных систем, основанный на сознательной деятельности индивидов, которые полагаются на ресурсы во всем многообразии контекстов действия, Гидденс называет структурацией.

Структурация -- коллективное поведение людей и одновременно реализация структуры и создание социальной системы. Это понятие -- центральное в концепции Гидденса, которую называют «теорией структурации». «Структурация» адекватна «самоструктурированию».

Гидденс образно сравнивал общество со «зданиями, постоянно перестраивающимися в каждый отдельно взятый момент времени самими строительными блоками, из которых они состоят».

Теория структурации попыталась преодолеть оппозицию макро- и микроподходов в социологии. И хотя её недостатком считается повторение многих положений структурализма, общепризнанно, что Э. Гидденс внес большой вклад в теорию деятельности.

Он показал, что «человеческое общество формирует не какая-то тенденция системы или ориентированные на изменения коллективы, классы, движения, а повседневное поведение обычных людей, часто далеких от каких-либо реформистских намерений». [5, с. 118]

2.6 Теория «коммуникативного действия» Ю. Хабермаса

Юрген Хабермас (р. 1929) -- немецкий социолог и философ, так же как П. Бурдье и Э. Гидденс выступал против объяснения социальных явлений структурами в отрыве от человеческого действия и, так же как и они, обращался к достижениям герменевтической социологии.

Он ищет возможности синтеза системного и герменевтического направлений, считая их лишь различными перспективами рассмотрения общества. Первая перспектива -- взгляд на общество с позиции внешнего наблюдателя. Он видит общество как совокупность функциональных взаимосвязей в саморегулирующейся системе, а индивида как подчиненного этой системе.

С точки зрения второй перспективы, индивид вовлечен в «коммуникативную систему общепринятых значений и норм» и сам стремится к «достижению консенсуса».

В своей теории Хабермас соединяет эти две перспективы рассмотрения социальных феноменов.

Общество является двумя типами порядка одновременно -- «жизненным миром» и «системой».

«Жизненный мир» -- исходное и центральное понятие концепции Ю. Хабермаса. Он содержит все разделяемые обществом смыслы, которые заложены в знании, сосредоточены в культуре и, прежде всего, -- в языке, т.е. -- это мир разделяемого общего опыта, выраженного языковыми средствами, символический мир смыслов. Именно он является основанием жизненного опыта отдельных индивидов.

Взаимодействие людей в таком мире возможно как коммуникативное действие, т.е. действие на основе понимания и разделяемого знания («соглашение о мире»).

«Жизненный мир» эволюционно развивается и, впоследствии в нем постепенно складываются структуры, относящие опыт к трем разным мирам:

- объективному, миру фактов;

- социальному, миру норм;

- субъективному, миру внутренних переживаний.

Все эти миры относительно независимы, но основаны на «жизненном мире». Они дают схематично любое явление согласно своим лингвистическим структурам.

Люди неосознанно относят себя ко всем этим мирам. Управление действием осуществляется из всех миров одновременно.

Структуры «жизненного мира» направлены на производство культуры, общества и личности.

Мы видим, что аспект «жизненного мира» фиксирует внимание на изучении сферы непосредственного взаимодействия людей (их согласия, идентичности, ценностных ориентиров). Он раскрывает процесс

производства и воспроизводства социума в ходе целенаправленной, сознательной деятельности субъектов.

Здесь нужно обратить внимание на то, что под структурами Хабермас понимает общие смыслы, знания (зафиксированные в языке) помогающие понимать реальность и осуществлять действия. Отсюда три важных момента.

Такое понимание структур совпадает с взглядом на социальные институты, как интерсубъективные (разделенные) явления сознания, которые возникают через языковые формы взаимопонимания.

«Нормативный порядок коренится в сфере общих убеждений членов общества».

Три возникших мира как бы «специализируют» институциональные порядки, относя их к разным сферам жизни. Объективный мир не совпадает с социальным (нормативным), социальный -- с субъективным. Это означает, что мир социальных норм, во-первых, не существует так же объективно, как мир фактов, а во-вторых, не подчиняет субъективный мир полностью, оставляя человеку пространство для свободы. Таким образом, Хабермас решает сразу две проблемы: объективности структуры (институтов) и детерминации ими индивидов.

3. Социальные институты возникают внутри «жизненного мира», порождаются человеческим действием, ориентированным на понимание друг друга.

Рассматривая общество в аспекте «жизненного мира», основной акцент делается на содержании сознания и коммуникациях индивидов. Но существует и другой аспект - в нем общество представлено как «система».

С этой точки зрения все три мира получают другое толкование.

«Сторонний наблюдатель» не понимает субъективный мир во всей его полноте, истолковывая поведение людей как порожденное лишь внешними причинами. Взаимодействия индивидов рассматриваются как включенные в те или иные социальные институты. Именно социальные институты в этом аспекте выходят на первый план, причем отдельно от общего коммуникативного опыта. Системы часто представляются здесь Хабермасом именно как социальные институты.

Система предстает перед нами как уже готовый результат «работы» жизненного мира и нормативно регулирующая его. «Жизненный мир» начинает зависеть от системы, подчиняясь и приспосабливаясь к ней. Однако он может ей и противостоять.

Хабермас предлагает взглянуть на условия современной жизни, как на своеобразное перетягивание каната между жизненным миром и системой. Изменилось отношение между ними. Если первоначально средства жизненного мира (язык, взаимодействие) определяли, создавали системы, то теперь системы приобрели все более усиливающуюся самостоятельность, утратив зависимость от жизненного мира. Это, в условиях капиталистического общества, означает переориентацию на такие не зависящие от коммуникативной среды сферы, как деньги и власть. Хабермас определяет это как «колонизацию» жизненного мира через системы, когда для таких систем, как экономика и государство (соответственно через рынок, деньги, власть и бюрократию) жизненный мир становится окружающим миром.

Такая «колонизация» жизненного мира ставит под угрозу все его воспроизводство, разрушая коммуникативное взаимодействие и символический мир.

Напряжения между жизненным миром и системой могут разрешаться как с помощью средств системы, так и с помощью жизненного мира (появление новых структур как порождений жизненного мира -- власть не вызывает страха, не служит эксплуатации), возможно как подчинение существующим институтам, так и создание новых институтов, более приспособленных к жизненному миру. [5, с. 120]

Заключение

В данной курсовой работе была рассмотрена тема: «Социальный институт: сущность и разновидность теорий и подходов». Видно, что нет однозначного понимания социального института. В теориях разных социологов разные подходы. Трудность понимания явлений, описываемых понятием «социальный институт» состоит в том, что им называют разные проявления реальной жизни, включают в него многообразные социальные феномены. Хотя, например, система норм не идентична группе людей следующих им; цель людей, чувство солидарности - не обязательно совпадает с процессом удовлетворения социальных потребностей и т.д. Эти значения зависят от широты охвата социальной жизни и от уровня абстрактности представления реально происходящих социальных процессов. Но социальный институт не существует вне отношений отдельных индивидов, вне материальных (предметных) форм их деятельности, но вместе с тем дан людям извне в виде объективной реальности.

Т. Парсонс попытался теоретически объединить различные подходы в изучении социальных институтов. Именно он по-настоящему утвердил системный подход в социологии, возникший в связи с необходимостью представить общество как некоторую целостность, подсистемы которой выполняют определенную функцию - принудительную организацию действия людей в этих институтах.

Кратко рассмотрели теории трех виднейших современных социологов: П. Бурдье, Э. Гидденса и Ю. Хабермаса. Можно заметить, что всех их объединяют сходные взгляды на природу социальных институтов, так как они:

сохраняют понятие структуры и системы;

структуры (институты) внешне и внутренне принадлежат человеку.

Они -- содержание сознания, но имеют также интерсубъективное существование;

3) институты могут существовать и воспроизводиться только в деятельности сознательных людей;

4) люди зависят от структуры, а структура -- от людей.

Список использованной литературы


Подобные документы

  • Анализ подходов к определению "социальный институт". Признаки, функции, структура, критерии классификации социальных институтов. Институциональный подход к изучению социальных институтов. Теория объяснения и обоснования социальных институтов Дж. Хоманса.

    реферат [34,1 K], добавлен 04.04.2011

  • Значение наследия Э. Гидденса для социологии. Понятие дуальности структуры. Анализ возможности применения основных положений теории структурации как теоретической схемы эмпирических исследований социальных процессов, имеющих место в современном обществе.

    курсовая работа [57,9 K], добавлен 18.01.2015

  • Основные теории о социальных институтах. Теория социальных институтов в исследованиях Р. Мертона: функции и дисфункции. Проблема формальных и неформальных функций социальных институтов в концепции Д. Норта. Роль институциональных факторов в экономике.

    курсовая работа [36,7 K], добавлен 05.12.2016

  • Теория М. Вебера и Т. Парсонса о социальных действиях, её влияние на общественно-политическую мысль. Теория структурно-функционального анализа, социальных изменений и конфликтов. Метод социального познания; концепция экономики, политики, религии, права.

    курсовая работа [44,1 K], добавлен 13.12.2011

  • Концепция современности: теория структурации, социальные практики как предмет исследования, структура. Главная теорема теории структурации, понятие об агентах, практическом сознании, порядке. Агентно–структурная политическая реальность современности.

    курсовая работа [39,3 K], добавлен 09.07.2012

  • Доктрина "политического класса" Г. Моска. Психологическая теория элиты В. Парето. Концепция олигархии Р. Михельса. Элитистский подход и менеджментная теория элиты. Институциональный подход и теория элиты Р. Миллза. Теории множественности элит (А. Бентли).

    контрольная работа [32,1 K], добавлен 14.03.2011

  • Научное определение термина "социальный институт". Роль социальных институтов в обществе. Функции, дисфункции и структурные элементы основных институтов общества, их базовые характеристики и типология. Институционализация и институциональный кризис.

    реферат [34,4 K], добавлен 04.02.2010

  • Состояние современной социологии в Европе и США, предпосылки ее дальнейшего развития. Понятие, содержание и основные проблемы концепций П. Бурдье, Н. Лумана и Э Гидденса. Нахождение общего, уникального и основных различий трех рассмотренных теорий.

    курсовая работа [107,7 K], добавлен 09.09.2012

  • Социальный институт в философских учениях. Институциональный порядок общества и общественной жизни. Роль социальных институтов в современном обществе. Социальные нормы и предписания, которые регулируют поведение людей в рамках социального института.

    курсовая работа [48,4 K], добавлен 10.01.2015

  • Основные положения, преимущества и недостатки теорий социального действия М. Вебера, Т. Парсонса, А.Н. Леонтьева. Значение теорий в теоретических моделях социальной работы. Применение теорий социального действия в практике социального работника.

    курсовая работа [48,9 K], добавлен 24.03.2016

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.