Культурный облик дворянки

Начало жизненного пути дворянки в России конца XVIII – первой половины XIX века. Институтское образование. Замужество в жизни русской дворянской женщины конца XVIII – первой половины XIX века. Православный тип дворянской женщины.

Рубрика Культура и искусство
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 06.03.2008
Размер файла 137,3 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

1

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность проблемы. В контексте изучения дворянской сословной культуры России конца XVIII - первой половины XIX века особую научную актуальность может приобрести исследование культурного облика женщины-дворянки. Данная проблема заслуживает специального рассмотрения ввиду повышенного интереса в современных отечественных исторических и историко-культурных исследованиях к анализу антропологической и гендерной проблематики. Женщина-дворянка выступала в качестве непосредственной носительницы и своеобразной хранительницы известных, подлежавших активному воспроизводству, традиций и ценностей. При этом особый научный интерес может представлять выявление тех социокультурных функций, осуществление которых в среде российского дворянства было связано женской его частью. Изучение роли женщины в дворянской сословной культуре способствует решению важной с культурологической точки зрения проблемы с воспроизводства культуры российского дворянства.

В свете повышенного внимания, которое уделяется в современных исследованиях по истории отечественной культуры XVIII-XIX вв. изучению культуры российской провинции См.: Очерки русской культуры XIX века . М., 1998. Т. 1; Российская провинция XVIII-XIX веков: реалии культурной жизни: Материалы III Всероссийской научной конференции. Пенза, 1996. Кн. 1, 2; Русская провинция. Культура XVIII-XIX: Сб. ст. М., 1993. , специального анализа заслуживает проблема исторической реконструкции культурного облика провинциальной дворянки. С учетом столичной культуры и культуры провинции в рамках феномена «так называемой усадебной культуры» Шмидт. С. О. Изучение культуры российской провинции (XVIII - начало XIХ в.) и задачи краеведения // Шмидт С. О. Путь историка: Избранные труды по источниковедению и историографии. М., 1997. С. 326. можно предположить особую роль провинциальной дворянки в деле воспроизводства культурного этоса российского дворянства конца XVIII - первой половины ХХ века.

Также весьма важной с научной точки зрения представляется проблема социокультурной типологии провинциальной дворянки в зависимости, в частности, от свойственных ей ценностных ориентаций, которыми определялись ее психология и мироощущение, поведение и образ жизни. Анализ православного типа провинциальной дворянки имеет особое значение для изучения проблем религиозной антропологии, «неотделимых», по словам Н. Л. Пушкаревой, от «истории женщин» Пушкарева Н. Л. Семья, женщина, сексуальная этика в православии и католицизме: перспективы сравнительного подхода // ЭО. 1995. №3. С. 55.. Научная актуальность исследований религиозно-антропологического характера применительно к женской теме определяется, по мнению Н. Л. Пушкаревой, впервые обратившейся к разработке данной проблематики на отечественном источниковом материале, недостаточной изученностью такого рода сюжетов в российской историографии ХIХв. Там же…

Весомым аргументом в пользу актуальности темы исследования является то, что она отвечает необходимости научной разработки сюжетов, связанных с изучением так называемого гендерного аспекта культуры, культуры повседневности и истории частной жизни на отечественном источниковом материале, в том числе касающемся истории российского дворянства.

Объектом исследования в дипломной работе является культурный облик провинциальной дворянки и ее роль в дворянской сословной культуре России конца XVIII - первой половины ХIХ века, а предметом - социокультурный тип провинциальной дворянки, определявшийся православным мироощущением и образом жизни.

Хронологические рамки исследования охватывают целостный в историко-культурном отношении период, содержание которого определялось формированием и вместе с тем своеобразным расцветом сословной культуры российского дворянства. Именно в конце XVIII - первой половине XIX века основные достижения отечественной «высокой» культуры были одновременно достижениями дворянской культуры. По мнению С. О. Шмидта, в этот исторический период «многие представители дворянства … играли выдающуюся роль в становлении и развитии нашей культуры, русского литературного языка, ставшего затем нашим разговорным языком»1 Шмидт С. О. Изучение культуры российской провинции (XVIII - начало ХХ ) и задачи краеведения // Шмидт С. О. Путь историка: Избранные труды по источниковедению и историографии. М., 1997. С. 321.. Позднее, «со второй половины XIX века ., особенно после отмены крепостного права», как полагает С. О. Шмидт, поддерживая общую точку зрения, наметилось «снижение роли дворян в развитии культуры и просвещения» Там же..

Степень научной разработки проблемы. В современной отечественной историографии интерес к проблеме культурного облика русской дворянки, по-видимому, является следствием известной концептуальной переориентации исследований макропроцессов на « «микроисторию» отдельного человека и групп» Ястребицкая А. П. Средневековая культура и город в новой исторической науке. Учеб. пособие. М., 1995. С. 14. , а потому его можно считать спровоцированным интенсивной разработкой сюжетов по социальной истории, в том числе истории отдельных сословий, по истории культуры, включая провинциальную, по гендерной истории и по истории частной жизни в России. Все эти сюжеты в той или иной мере проливают свет на отдельные аспекты в изучении роли и места женщины в дворянском обществе и культуре.

В отечественной историографии XIX-XX вв. можно выделить ряд тем, в рамках научной разработки которых затрагивались вопросы, вносившие в определенный вклад в исследование проблемы культурного облика русской дворянки. К их числу относятся следующие: социальная история русского дворянства XVIII - первой половины XIX века, включая особенности сословной политики абсолютизма в отношении дворянства Анисимов Е. В. Россия в середине XVIII века: Борьба за наследие Петра. М. , 1986; Он же. Время петровских реформ. Л. , 1989; Дворянство и крепостной строй России XVI-XVIII вв. М. , 1975; Каменский А. Б. «Под сению Екатерины…»: Вторая половина XVIII века. СПб. , 1992; Карпович М. М. Имперская Россия (1801-1917гг.) // Вернадский Г. В. История России: Московское царство. Тверь-М. , 1997. Ч. 2; Кизеветтер А. А. Русское общество в XVIII столетии. Ростов н/Д, 1905; Ключевский В. О. Курс русской истории // Соч.: В 9т. М. , 1989 Т. 4, 5; Корф С.А. Дворянство и его сословное управление за столетие 1762-1885. СПб. , 1906; Романович-Славатинский А. Дворянство в России от начала XVIII века до отмены крепостного права. Киев, 1912; Соловьев С. М. История России с древнейших времен: В 15 кн. М. , 1964-1965. Кн. 12-13;Троцкий С.М. Русский абсолютизм и дворянство в XVIII веке: Формирование бюрократии. М., 1974; Он же. Россия в XVIII веке: Сб. ст. и публикаций. М., 1982; Экшут С. А. Благородное сословие России // Социум. 1995. №1 (44). С. 26-35; Яблочков М.Т. История дворянского сословия в России. СПб. 1876., правовые аспекты социальной эволюции русского дворянства XVIII - первой половины XIX века Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. Киев, 1909; развитие русского права в первой половине XIX века. М. , 1994; Рикман В. Ю. Дворянское законодательство Российской империи. М., 1992; Цатурова М. К. Русское семейное право XVI-XVIII вв. М. , 1991. , история культуры русского дворянства XVIII - первой половины XIX века Богословский М.М. Быт и нравы русского дворянства в первой половине XVIII века. М. , 1906; Ключевский В.О. Неопубликованные произведения . М. , 1983; Он же. Евгений Онегин

и его предки // Он же. Литературные портреты. М. , 1991; Краснобаев Б.И. Русская культура второй половины XVII - начала XIX в. М. , 1983; Он же. Очерки истории русской культуры XVIII века. М. , 1987; Лотман Ю. М. Роман А. С. Пушкина “ евгений Онегин” . Комментарий. Л., 1980; Он же. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства (XVIII - начало XIX века ). СПб. , 1994; Милюков П. Н. Очерки по истории русской культуры: В 3т. М., 1994-1995. Т. 2, 3; Очерки о русской культуры XVIII века. М. 1985-1989. Т. 1-4; Очерки русской культуры XIX века. М., 1998. Т. 1; Старикова Л.М. Театральная жизнь старинной Москвы: Эпоха. Быт. Нравы. М., 1988; Фадеев А. В. Новые черты в культурном облике русского общества // История СССР с древнейших времен до наших дней: В 2 сериях, в 12 т. М. , 1967. Серия первая. Т. IV. С. 569-608. и генеалогические аспекты истории русского дворянства XVIII - первой половины XIX века Быкова Л. А. Родословные книги Тверской губернии 1785-1917гг. как источник по истории русского провинциального дворянства: Автореф. дис. …канд. ист. наук. М., 1993; Веселовский С.В. Род и предки А. С. Пушкина в истории. М., 1990; Генеалогические исследования: Сб. ст. М., 1994; Дворянские роды Российской империи. СПб. , 1993. Т. 1; СПб., 1995. Т. 2; СПб., 1996. Т. 3; история родов русского дворянства: в 2 кн. М., 1991. Кн. 1, 2; Карнович Е. П. Родовые прозвания и титулы в России и слияние иноземцев с русскими. Репринтное воспроизведение издания 1886г. М., 1991; Руммель В.В., Голубцов В.В. Родословный сборник русских дворянских фамилий. СПб., 1886-1887. Т. I - II; Савелов Л.М. Библиографический указатель по истории, геральдике и родословного российского дворянства. 2 - е изд. Острогожск, 1898; Он же статьи по генеалогии и истории дворянства. Спб. 1898. . В рамках названной проблематике рассматривались некоторые вопросы социального и правового положения дворянской женщины, делались попытки выяснения ее места в культурной жизни российского общества. Однако поскольку в основной массе исследований речь шла не об изучении проблемы собственно дворянской женщины, а лишь о привлечении сюжетов, с ней связанных, с целью более подробного анализа других специальных проблем, выводы, которые в них делались, носили достаточно общей и вместе с тем узкопрофильный характер.

Более или менее специальное исследование культурного облика дворянки невозможно вне контекста изучения истории и культуры повседневности. В этой связи в отечественной историографии конца XIX в. следует отметить работу Н. Д. Чечулина «Русское провинциальное общество во второй половине XVIII века», посвященную «исследованию быта, нравов этого общества», рассмотрению особенностей «провинциальной жизни» Чечулин Н. Д. Русское провинциальное общество во второй половине XVIII века: Историческ

ий очерк. СПб. , 1989. С. 1. .Однако описанию непосредственно культурно-бытового и нравственного облика женщины на страницах этого исторического очерка уделено незначительное внимание Там же. С. 36-37, 82-83. . Н.Д. Чечулин объясняет это тем, что женщины «вообще мало выступают пред нами в памятниках этого времени» Там же. С. 37. . Тем не менее наряду с упоминанием о появлении «хорошо воспитанных, светских и разумных» модных девушек, следовавших моде Там же. С. 82., подчеркнуто сохранение в целом провинциальными дворянками второй половины XVIII века религиозного благочестия Там же. С. 36, 83. . В. О. Ключевским выявлен тип светской дамы XVIII в - «кокетки», которая «вся жила для света, а не для дома». Ключевский В. О. Западное влияние в России после Петра // Ключевский В. О. Неопубликованные произведения. М. , 1983. С. 98-99; Он же. Курс русской истории // Сочинения: в 9 т. М. , 1989. Т. 5. С. 154. Также в отечественной историографии конца XIX в. особого внимания заслуживает работа В. О. Михневича Михневич В. О. Русская женщина XVIII столетия. Репринтное воспроизведение издания 1895г. М., 1990., в которой автор, определяя жанр ее как «очерки судеб русской женщины» Там же. С. 18. и имея в виду прежде всего дворянку, видел свою задачу в том, чтобы «изобразить общий, целостный тип русской женщины прошлого столетия, в ее главных, характеристических культурно-исторических чертах, отбросив все случайное и аномальное, в то-же время - очертить ее судьбу и ее развитие, в их существенных моментах и, наконец, обозначить и выяснить ее интеллектуальное влияние и общественное значение Там же . С. 33. . Для поставленной задачи им анализировать отдельные этапы жизненного пути дворянской женщины и некоторые сферы ее деятельности. При этом он усматривал определенные различия в сфере занятий и интересов провинциальной помещицы и столичной «барышни-маркизы» Там же. С. 214. , «светской дамы» Там же. С. 33. и «отшельницы» Там же. С. 351., посвящавшей себя «душеспасительным делам» Там же. С. 378. . В исторической православной литературе начала ХХ в. упоминается о встречавшихся в помещичьим быту XIX в. «типах» благочестивых «матерей и хозяек» Нилус С. Великое в малом. Записки православного. Репринтное воспроизведение издания 1911г. Издание Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, 1992. С. 107..

В современной отечественной историографии следует отметить известные работы Ю. М. Лотмана Лотман Ю.М. Очерк дворянского быта онегинской поры // Лотман Ю. М. Роман А. С. Пушкина «Евгений Онегин»: Комментарий. Л. , 1980. С. 35-110; Он же беседы о русской культуре … С о дворянской культуре, в которых анализируются «интересы и занятия дворянской женщины» Лотман Ю. М. Очерк дворянского быта … С. 54. и особый «женский мир» Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре… С. 46. , причем предметом исследования являются «как те особенности, которые эпоха накладывала на женский характер, так и те, которые женский характер придавал эпохе» Там. Же. С. 47.. В контексте применяемого Ю. М. Лотманом семиотического подхода к культуре ему свойственно представление о «разделенности культуры на «мужские» и «женские» области» Там же. С. 48. При этом он полагает, что «женская культура - это не только культура женщин. Это - особый взгляд на культуру» Там же. С. 73.. Говоря об «антитезе «мужского взгляда» и «женского» Там же. С. 74. , Ю. М. Лотман в известном смысле указывает на «гендерный» аспект дворянской культуры.

Собственное изучение культурного облика русской дворянки конца XVIII - первой половины XIX века относятся к исследовательскому «полю» так называемой гендерной истории См. : Пушкарева Н. Л. Гендерные исследования: рождение, становление, методы и перспективы // Ви. 1998, № 6. С. 76-86. , имеющей в российской историографии определенную традицию применительно как к западноевропейскому См. : Бессмертный Ю. Л. Брак, семья и любовь // Средневековая Европа глазами современников и историков: Кн. для чтения . М., 1995. Ч. III. С. 315-325; Женщина, брак, семья до начала нового времени. М., 1993; Репина Л. П. «Женская история»: проблемы теории метода // СВ. Вып. 57. М., 1994. С. 103-109; Она же. История женщин сегодня: историографические заметки \\ Человек в кругу семьи: Очерки по истории частной жизни в Европе до начала нового времени. М., 1996. С. 35-73; Она же. Вызов постмодернизма и перспективы новой культурной и интеллектуальной истории // Одиссей. Человек в истории. 1996,. М., С. 25-38; Она же. Гендерная история: проблемы и методы исследования // НИИ. 1997. №6. С. 41-58; Ястребицкая А. Л. Женщина в повседневной жизни позднего средневековья // Культура и общество в средние века в зарубежных исследованиях. М., 1990; Она же. Проблема взаимоотношения полов как диалогических структур средневекового общества в свете современного историографического процесса // СВ. Вып. 57. М., 1994. С. 126-136; Она же Женщина и общество // Средневековая Европа глазами современников и историков: Кн. для чтения. М., 1995. Ч. III. С. 283-295. , так и к отечественному источниковому материалу О выработке подходов к изучению истории русских женщин и истории частной жизни в России с учетом гендерного фактора см. : Весь мир под женским каблуком ? // Родина. 1996. №3. С. 15-17;Стоит ли копаться в «грязном белье»… // Там же. №12. С. 80-85. . Впервые объектом специального исторического изучения русская женщина стала в известных работах Н. Л. Пушкаревой Пушкарева Н.Л. Женщины Древней Руси. М., 1989; Она же. Знаменитые россиянки. М., 1991; ХХ вв. : этапы истории // ЭО. 1994. №5. С. 3-15; Она же. Женщины России и Европы на пороге Нового времени. М., 1996; Она же. Мать и материнство на Руси (Х - ХVII вв.) // Человек в кругу семьи: Очерки по истории частной жизни в Европе до начала нового времени. М., 1996, С. 305-341; Она же. Женщина в русской семье Х- начала XIX в.: динамика социокультурных изменений: Автореф. дис. … д-ра сит. Наук. М. 1997.. Трудами этой исследовательницы выявлен и всесторонне проанализирован широкий спектр проблем «истории женщин» как в допетровской России (Х - ХVII вв. Многочисленные публикации Н. Л. Пушкаревой по этому периоду, посвященные изучению социально-правового и имущественного положения женщины, ее роли в семье и в обществе, а также анализу ряда историографических и источниковедческих сюжетов, здесь не приводятся как выходящее за хронологические рамки диплома.), так и в России XVIII - начала XIX века. С точки зрения разработки темы настоящего диплома наибольший интерес представляет монография «частная жизнь русской женщины: невеста, жена, любовница ( Х - начало XIX в. )”. Демонстрируя сопряженность проблем «истории частной жизни», «истории жизни» и «истории повседневности”, Н. Л. Пушкарева уделяет непосредственное внимание изучению вопросов частной жизни и повседневного быта представительниц различных сословий российского общества XVIII - начала XIX века, в том числе и дворянского. Ею установлены наряду с универсальными чертами «женского этоса» Пушкарева Н. Л. Частная жизнь русской женщины … С. 254. специфические отличия, например, в воспитании Там же. С. 207. и образе жизни Там же. С. 225. провинциальных и столичных дворянок. Придавая особое значение при изучении эмоционального мира русских женщин соотношению “общего” и “индивидуального”, Н.Л. Пушкарева подчеркивает важность перехода “ к исследованию частной жизни как к истории конкретных лиц, подчас вовсе нt именитых и не исключительных. Этот подход дает возможность «познакомиться» с ними через литературу, делопроизводственные документы, переписку Там же.».

В отечественной историографии существует традиция историко-культурного описания отдельных персоналий, в том числе и дворянских женщин конца XVIII - первой половины XIX века См. : Бокова В. М. Три женщины // история благородной женщины. М., 1996. С. 5-12; Кайдаш С.Н. Сильнее бедствия земного: Очерки о женщинах русской истории. М., 1983; Она же. Сила слабых: Женщины в истории России ( XI-XIXв. ). М., 1989; Лозинская Л. Я. Во главе дух академий. 2-е изд М., 1983; Моисеева Г. Н, О литературной деятельности Е. Р. Дашковой // Дашкова Е. Р. Литературные сочинения. М., 1990. С. 5-28; Муравьев В. Б. Кавалерист-девица Надежда Дурова // Дурова Н. А. Избранные сочинения кавалерист-девицы. М., 1988. С.5-24; Ранчин А.М. История женщины и поэтессы - в романе, повести, комедии // Ростопчина Е. П. Счастливая женщина. Литературные сочинения. М., 1991. С.5-14; Сафонов М. Благономеренная институтка

// Родина. 1997, №2. С. 41-44; Снытко Н. В. Две тени Остафьевского парка // Встречи с прошлым. М., 1990. Вып. 7. С. 19-31. . Значительная часть подобного рода «портретов» посвящена представительницам столичного дворянства, которых можно отнести к числу, что называется, «неординарных» личностей. Среди российских дворянок конца XVIII - первой половины XIX века лучше других в плане историко-культурного изучения представлены женщины из окружения А. С. Пушкина См.: Гордин А. М. Анна Петровна Керн - автор воспоминаний о Пушкине и его времени // Керн (Маркова-Виноградская) А. П. Воспоминания о Пушкине. М., 1987. С. 5-32; Губер П. К. Дон-Жуанский список Пушкина. Репринтное воспроизведение издания 1923 г. М., 1991; Друзья Пушкина: Переписка; Воспоминания; Дневники: В 2 т. М., 1986; Кашкова В. Ф. Пушкинский путеводитель. Тверь. 1994; Ободовская И. М., Дементьев М. А. Вокруг Пушкина. М., 1976; Они же. Пушкин в Яропольце. М., 1982; Пьянов А. С. Мои собственные досуги: Пушкин в Тверском крае. М., 1979; Соколов В. Д. Рядом с Пушкиным: Портреты кистью и пером: В 2 т. М., 1998; Черейский Л. А. Пушкин и его окружение. 2 -е изд. Л ., 1998; Он же. Пушкин и Тверской край. Калинин, 1985. , как жившие в столицах, так и - в провинции, в том числе и в Тверской губернии. В разработку проблемы культурного облика провинциальной дворянки определенный вклад вносят публикации в современных краеведческих научных изданиях См.: Гурьянова В. В. Тверская помещица второй половины XVIII века Прасовья Ильинична Манзей // Женщины в социальной истории России: Сб. науч. тр. Тверь, 1997. С. 20-31; Кашарнова С. Г. Женщины дворянского гнезда Бакуниных // Дни славянской письменности и культуры: Сб. докл. и сообщений. Тверь., 1997. Вып. 3. С. 58-67; Семья Бакуниных в общественной и литературной жизни России XIX века: Путеводитель по выставке. Калинин., 1988. , целью которых является описание «истории жизни» и «сердечных дел» отдельных женщин, бытовых и общественных интересов членов их семей. Большое значение имеют также исследования, посвященные изучению особенностей быта, культурного уклада и литературной жизни российского дворянского общества конца XVIII - первой половины XIX века, на фоне которых происходило формирование культурного облика дворянской женщины См.: Корнилова А. В. Картинные книги: Очерки. Л., 1982; Кошелев В. А. Отесинька // Наше наследие. 1991. № 5 (23). С. 47-53; Новиков В. И. Остафьево: Литературные судьбы XIX века. М., 1991; Носик Б. Премухино Бакуниных. Отцы и дети // Наше наследие. 1990. № III (15). С. 149-156; Пирумова Н. Премухино Бакуниных. Дворянское гнездо // Там же. С. 143-148; Снытко Н. В. Остафьево // Наше наследие. 1998. № 6. С. 137-146; Файнштейн М. Ш. Писательницы пушкинской поры: историко-литературные очерки. Л., 1989. .

Наконец, существует целый пласт ранее не привлекавшейся к такого рода исследованиям исторической православной литературы См., напр.; Архимандрит Августин (Никитин). Православный Петербург в записках иностранцев. Спб., 1995; Булгаков С. Мистика и этика православия // Жизнь и житие Сергия Радонежского. М., 1991. С. 287-300; Высокопреосвященнейший Иоанн, митрополит С.- Петербургский и Ладожский. Самодержавие духа: Очерки русского самосознания. Саратов, 1995; Лихачев Д.С. Три основы европейской культуры и русский исторический опыт // наше наследие. 1991 № 6 (24). С. 15-16; Нилус С. Великое в малом. Репринтное воспроизведение издания 1911г. Издание Свято-Троицкой Сергиевой лавры, 1992; Он же. Святыня под спудом. СПб. 1996; Ничипоррров Б. В. введение в христианскую психологию: Размышления священника - психолога. М., 1994; Флоренский П. Троице=Сергиева лавра и Россия // Жизнь и бытие Сергия Радонежского. М., 1991. С. 273-286. . Религиозный аспект отечественной культуры долгое время «выносился за скобки» историко-культурного изучения российского дворянства. Тем не менее некоторые историки применительно, в том числе, и к концу XVIII - первой половине XIX века, указывают на важность «религиозного мировоззрения» как «одгой из главных основ духовной культуры» Шмидт С. О. Изучение культуры российской провинции (XVIII - начало XIX) и задачи краеведения // Шмидт С. О. Путь историка: Избранные труды по источниковедению и историографии. М., 1997. С. 324. и на влияние «прочного общинно-родового сознания, идеи соборности, коллективизма» «на частную, внутреннюю жизнь русских» Данные слова в беседе «о возможных подходах к исследованию истории частной жизни в России» принадлежат Н. Л. Пушкаревой. См.: Стоит ли копаться в «грязном белье»… // Родина. 1996. № 12. С. 84.. Не вызывает сомнений то обстоятельство, что культурный облик провинциальной дворянки не может быть достоверно реконструирован без учета особенностей ее православного мироощущения.

Анализ степени научной разработки проблемы позволяет установить следующее.

В российской историографии XIX-XX вв. исследования историко-культурного характера, в которых специальное внимание уделено анализу культурно-бытового и эмоционально-психологического аспектов жизни женщины-дворянки, в том числе и провинциальной, ограничиваются хронологическими рамками XVIII - начала XIX века. Применительно к периоду первой половины XIX века отдельные персоналии, либо «женский вопрос» и женское движение Павлюченко Э. А. Женщины в русском освободительном движении: от Марии Волконской до Веры Фигнер. М., 1988; Пушкарева Н. Л. Русская женщина в семье и обществе X-XX.: ЭО. 1994. № 5. С. 6-7. . Культурный облик провинциальной дворянки конца XVIII - первой половины XIX века и ее роль в дворянской сословной культуре России остаются в современной отечественной историографии без достаточного научного внимания.

В контексте исследований религиозно-антропологического характера особое значение придается выявлению сформированного православием идеала женщины Арсеньев Н. Дело любви: о духовной и религиозной традиции русской семьи // Социум. 1995. № 6.(49). С. 26. . Причем Н. Л. Пушкарева, считая этот идеал «устойчивым в течении столетий» Пушкарева Н.Л. Семья, женщина, сексуальная этика в православии и католицизме: перспективы сравнительного подхода // ЭО. 1995. №3. С. 61. , утверждает, что «представление об «истинно русской женщине», которое у многих сформировалось под влиянием великой русской литературы XIX столетия, богатой образами жертвенных, несуетных, целомудренных и преданных россиянок - это представление православной концепции» Там же. . По мнению Н. Л. Пушкаревой, «Она была нетороплива, не холодна, не говорлива, без взора наглого для всех, без притязаний на успех», - знаменитая пушкинская характеристика Татьяны из «Евгения Онегина» буквально воспроизводит идеал «доброй жены» из православной учительской литературы XII-XVIII вв.» Там же. . вместе с тем особый научный интерес представляет рассмотрение женских литературных образов XIX в. не только с точки зрения воплощения идеала, но и сточки зрения отражения в них культурного облика реальной женщины-дворянки конца XVIII - первой половины XIX века, в том числе и провинциальной.

Проблема типологии русского дворянства XVIII-XIX вв. нашла отражение в отечественном литературоведении XX в. В частности, в начале XX в. Д. Н. Овсянико-Куликовским были проанализированы «так называемые «общественно-психологические» типы» «русской интеллигенции XIX века, преимущественно по данным художественной литературы» Овсянико-Куликовский Д. Н. Из «Истории русской интеллигенции» // Овсянико-Куликовский Д. Н. Литературно-критические работы: В 2 т. М., 1989. Т. 2. С. 11 . В современном литературоведении Ю. М. Лотман реконструировал на основании художественного образа «исторически сложившийся в рамках данной культуры тип поведения» Лотман Ю. М. О Хлестакове // Лотман Ю. М. В школе поэтического слова: Пушкин. Лермонтов. Гоголь: Кн. для учителя. М., 1988. С. 310. В качестве исследователя культуры дворянства Ю. М. Лотман анализировал «особые типы русского человека» XVIII - начала XIX в Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре … С. 232, 254, 331.. в современной отечественной историографии проблема «дворянского типа личности» Артемьева Т. В. «Дворянин-философ» как социальный тип // Артемьева Т. В. История метафизики в России XVIII века. СПб. 1996. Ч. II. Глава 4. С. 159. поставлена в контексте исследований по истории русской культуры Краснобаев Б .И . Русская культура второй половины XVIII - начала XIX в.: Учеб. пособие. М., 1983. С. 193-194 и др. и философии Артемьева Т. В. Указ. соч. XVIII-XIX вв. применительно к мужской части дворянства, в то время как социокультурный тип провинциальной дворянки в историко-культурном плане специально не изучался.

В описании отдельных персоналий тверских дворянок преобладает интерес к более или менее «выдающимся» женским личностям, несмотря на то, что в настоящее время, как отмечает С. О. Шмидт, «придают все большее значение выявлению и изучению «повседневного» в жизни прежде всего «обычных» людей» Шмидт С. О. Вступительное слово // Российская провинция XVIII-XX веков: реалии культурной жизни: Материалы III Всероссийской научной конференции. Пенза, 1996. Кн. 1. С. 12..

Таким образом, становится ясно, что в современной отечественной историографии существует мало специальных историко-культурных исследований, посвященных изучению культурного облика провинциальной дворянки конца XVIII - первой половины XIX века и выяснению ее роли в дворянской сословной культуре России.

Цель и задачи исследования. Целью данной работы является историческая реконструкция культурного облика и анализ социокультурного типа российской провинциальной дворянки конца XVIII - первой половины XIX века. В соответствии с поставленной целью предполагается решение следующих задач:

1 Выявить значение институтского образования в формировании культурного облика провинциальной дворянки.

2 Выяснить роль замужества для характеристики культурного облика провинциальной дворянской женщины.

3 Определить характерные черты православного социокультурного типа провинциальной дворянской женщины на примере историко-культурных портретов некоторых дворянок и выявить основные качества, существенные с точки зрения описания этого типа.

Материалы фондов личного происхождения, включающие в себя сохранившиеся документы частных дворянских архивов, могут быть сопоставлены с таким специфическим видом исторических источников как литературные произведения О значении «изучения художественного образа для исторической науки» на материале русской литературы XIX в. см., напр.: Нечкина М. В. Загадка художественного образа: (Художественный образ в историческом процессе). М., 1972; Она же. Функция художественного образа в историческом процессе: Сб. работ. М., 1982. , предметом художественного описания которых являются реалии российской социокультурной действительности конца XVIII - первой половины XIX века. По словам С. О. Шмидта, «произведения художественной литературы и искусства - важный источник для понимания менталитета времени их создания и дальнейшего бытования и для знания конкретных «исторических»обстоятельств быта» Шмидт С. О. Художественная литература и искусство как источник формирования исторических представлений // Шмидт С. О. Путь историка: Избранные труды по источниковедению и историографии. М., 1997. С.115.. При изучении повседневной жизни и психологии женщины-дворянки, ее представлений и мироощущения роль литературных произведений как источника по истории культуры очень велика. Важное значение для реконструкции культурного облика провинциальной дворянки конца XVIII - первой половины XIX века приобретают используемые в дипломной работе поэтические и прозаические произведения, создавшиеся в разное время: в последней четверти XVIII в. ( Г. Р. Державина, Екатерины II, В. В. Капниста), в первой половине XIX в. ( А. М. Бакунина, К. Н. Батюшкова, Н. М. Карамзина, А. Погорельского (А. А. Перовского), А. С. Пушкина, В. Л. Пушкина, О. И. Сенковского), в середине и второй половине XIX в. ( С. Т. Аксакова, И. А. Гончарова, Е. П. Ростопчиной, Л. Н. Толстого, И. С. Тургенева, А. А. Фета). Существенную особенность привлекаемой к исследованию русской литературы составляет ориентация ее на фактическое воспроизведение в художественной форме реалий исторической действительности. Уже Н. М. Карамзин в «Рыцаре нашего времени» утверждал: «Вы читаете не роман, а быль» Карамзин Н. М. Рыцарь нашего времени // Карамзин

Н. М. Повести. М., 1979. С. 119. . А в отношении творчества А. С. Пушкина имеется мнение о том, что «пушкинской прозе свойственна строгая фактичность, образы его героев чаще всего восходят к реальным прототипам… В своих произведениях Пушкин документален, фактически точен…» Цит. по: Пьянов А. С. Указ. соч. С. 272. .

Особо следует отметить, что информативные возможности литературных произведений таких авторов, как А. С. Пушкин и И. С, Тургенев, в качестве источников по истории культуры провинциального дворянства, в том числе и дворянской женщины, обусловлены во многом тем, что им доводилось посещать Тверскую губернию в исследуемый период, быть лично знакомыми с тверскими дворянками и даже испытывать к некоторым из них особые чувства См.: Губер П. К. Указ. соч.; Носик Б. Указ. соч. С. 154. , что, безусловно, не могло не найти отражения в их художественном творчестве. В частности, в современном пушкиноведении существует мнение о том, что «реальные приметы тверского края, наблюдения поэта над жизнью и бытом провинциального старицкого, торжокского, ржевского дворянства отразились в его произведениях. Люди, с которыми он встречался, стали прототипами многих художественных образов, события, участником или свидетелем которых он был, подсказали сюжеты» Пьянов А. С. Указ. соч. С. 262. . Как считает А. С. Пьянов, «в 1828-1829 годах» Там же. С. 260. «фактический материал о жизни и быте мелкопоместных дворян давали Пушкину… главным образом поездки в Тверскую губернию» Там же. С. 266., причем «с наибольшей полнотой тверской материал воплотился в «Романе в письмах» Там же. С. 262. . По мнению Б. Носика, «наблюдения над сестрами Бакуниными» нашли отражение в прозе И. С. Тургенева, а «отношения с Татьяной Бакуниной вдохновили его на несколько прекрасных стихотворений, на поэму, на рассказ» Носик Б. Указ. соч. С. 154..

Возможность использования литературных произведений для анализа православного типа провинциальной дворянки обусловлена во многом тем, что русская литература XIX в. была, как отмечает Н. Л. Пушкарева, ««вскормленной» православием» Пушкарева Н. Л. Семья, женщина, сексуальная этика в православии и католицизме: перспективы сравнительного подхода // ЭО. 1995. №3. С. 61., «светской по происхождению и православной по духу» Там же. С. 67..

В особую группу источников можно выделить привлекаемые для оценки культурного облика женщины-дворянки с точки зрения представлений и ценностей православной культурной традиции Книги Нового Завета, Домострой.

Источники личного происхождения представлены в дипломной работе, отражающими как историко-культурные реалии первой половины XIX века, влиявшие на формирование культурного облика провинциальной дворянки, так и личное восприятие и оценку отдельными персоналиями тех или иных людей, событий и явлений. Используемые в работе воспоминания А. И. Георгиевского Из воспоминаний А. И. Георгиевского // ЛН. М., 1989. Т. 97: Федор Иванович Тютчев. Кн. 2 . С. 104-163., А. П. Керн Керн А. П. Из воспоминаний о моем детстве // Керн (Маркова-Виноградская) А. П. Воспоминания о Пушкине. М., 1990. С. 338-372., П. П. Семенов Тян-Шанского Семенов-Тян-Шанский П. П. Детство и юность // Русские мемуары. Избранные страницы. (1826-1856). М., 1990. С. 411-513., А. Ф. Тютчевой Тютчева а. Ф. При дворе двух императоров: Воспоминания и фрагменты дневников фрейлины двора Николая I и Александра II. М., 1990. С. 3 -42. ценны автобиографическими подробностями описания дворянского усадебного быта ( Керн, Семенов-Тян-Шанский) и аристократических, придворных «вершин дворянской культуры» Мироненко С. В. Послесловие // Тютчева А. Ф. Указ. соч. С. 187. (Тютчева), сведениями о содержании и руководителях, в столице ( Семенов Тян-Шанский, Тютчева, Георгиевский), данными об оценке брачного партнера и замужества (Керн). К виду мемуаров-автобиографий Румянцева М. Ф. Указ. соч. С. 475. можно отнести небольшую автобиографию Д. В. Давыдова Давыдов Д. В. некоторые черты из жизни Дениса Васильевича Давыдова: Автобиография // Давыдов Д. В. Гусарская исповедь: стихотворения. М., 1997. С. 5-20. . Следует однако заметить, что применительно к исследованию проблемы женщины-дворянки мемуаристика изучена лучше других видов исторических источников. Это подтверждают, в частности, работы Ю. М. Лотмана и Н. Л. Пушкаревой, в которых мемуары активно используются в качестве источников для изучения женского «мира» и образования См.: Лотман М. Ю. Очерк дворянского быта… С. 52-61; Он же. Беседы о русской культуре… С. 46-88. , частной жизни и повседневного быта См.: Пушкарева Н. Л. Частная жизнь русской женщины… С. 46-88. женщины XVIII - начала XIX в., для “анализа историко-психолгической реальности” Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре… С. 301., а также широко известные труды исследователя русской мемуаристики XVIII-XIX вв. А. Г. Тартаковского См.: Тартаковский А. Г. Русская мемуаристика XVIII - первой половины XIX в.: От рукописи к книге. М., 1991; Он же. Русская мемуаристика и историческое сознание XIX века. М., 1997. и статья Г. Н. Моисеевой о записках и воспоминаниях женщин XVIII - первой половины XIX в. См.: Моисеева Г. Н. Записки и воспоминания русских женщин XVIII - первой половины XIX века и их культурно-историческое значение // Записки и воспоминания русских женщин XVIII - первой половины XIX века. М., 1990. С. 5-40. С учетом этого привлечение мемуаров в дипломной работе подчинено необходимости подтверждения, дополнения или восполнения в некоторых случаях данных эпистолярных и литературных источников.

Информативные возможности используемых в дипломной работе законодательных актов определяются формальным описанием в них отдельных правовых и социальных аспектов культурного облика российской дворянки конца XVII - первой половины XIX века, а также некоторых аспектов его формирования, в частности. Вопросов, связанных с организацией женского институтского образования.

При комплексном анализе эпистолярных, литературных, мемуарных, законодательных источников, а также генеалогических материалов наибольшую научную ценность для исследования проблемы представляют собой исторические источники личного происхождения и литературные произведения, поскольку в них находят отражение многие важные аспекты повседневной жизни и менталитета дворянской женщины.

Методология и методы исследования. Проблематика диплома относится к «пограничной» сфере истории и истории культуры. Методологическую основу работы с наряду с принципами историзма и соотношения общего и особенного составляют подход к истории культуры, получивший название «антропологическая ориентированная история», в рамках которого «историческое исследование фокусируется на человеке в обществе, в группе, на человеке во всех его появлениях» Гуревич А. Я. К читателю // Одиссей. Человек в истории. 1989. М., С. 7. , «гендерный подход», понимаемый как «учет многовариативного влияния фактора пола» Пушкарева Н. Л. Гендерные исследования: рождение, становление, методы и перспективы // ВИ. 1998. № 6. С. 80. , и «сравнительно новый в исследовании культуры» «системно функциональный подход» Очерки русской культуры XIX века. М., 1998. Т. 1. С. 6.. В основе последнего подхода лежит «представление о культуре как целостной, качественно определенной системе в структуре общественной жизни и в то же время внутренне противоречивой и динамичной. Познание культуры предполагает выяснение ее функциональной направленности и закономерности смены стереотипов, выявление причин ускорения или замедления развития, изучение той среды, где формировались новые или длительно сохранялись традиционные элементы» Там же.. Для изучения социокультурного типа провинциальной дворянки особое значение имеет теоретическое положение о том, что «всегда существует некая картина мира», включающая в себя «комплекс представлений человека о мире, как социальном, так и природном, и его представления о самом себе» Гуревич А. Я. Еще несколько замечаний к дискуссии о личности и индивидуальности в истории культуры // Одиссей. Человек в истории. 1990. М., 1990. С. 84-85., «и всегда поведение людей, принадлежавших к той или иной социально-культурной общности, строится в зависимости от их картины мира. Следовательно, всегда существуют исторически определенные типы личностей» Там же. С. 86 .. Историческая реконструкция культурного облика провинциальной дворянки посредством анализа сферы повседневного и мироощущения личности отвечает культурологическому подходу в той мере, в которой «рассмотрение культуры в ее жизненных опосредованиях и контекстах есть специфическое дело культуролога» Кнабе Г. С. Материалы к лекциям по общей теории культуры и культуре античного Рима. М., 1994. С. 11.. Применение культурологического метода Розин В. М. Введение в культурологию. М., 1994. С. 12-15. позволяет поставить проблему существования православного типа женщины дворянки в условиях светской дворянской культуры, решать ее на основе сопоставления отдельных особенностей культурного облика провинциальной и столичной дворянок, определения психологически обусловленных различий мировосприятия мужчин и женщин, выявления культурологических параллелей с последующим временем. Появляется возможность выделения православного мировоззрения в качестве одного из «ведущих культурных парадигм» при анализе сословной культуры российского дворянства, а также объяснения видимых «противоречий» в культуре, таких как, например, соотношение в ней корневого и заимствованного начал.

Практическая значимость исследования. Дипломная работа демонстрирует возможности использования накопленного материала в качестве источника по истории культуры, исторической психологии и антропологии. Общенаучные результаты работы представляют непосредственный интерес для «системного изучения истории культуры» Очерки русской культуры XIX века. М., 1998. Т. 1. С. 6. и для изучения гендерной истории на отечественном источниковом материале. Краеведческие результаты исследования могут быть полезны в реализации общероссийской программы изучения культуры российской провинции XVIII - начала XIX века О программе см.; Шмидт С. О. Изучение культуры российской провинции (XVIII- начало XX в.) и задачи краеведения // Шмидт С. О. Путь историка: Избранные труды по источниковедению и исориографии. М., 1997. С. 319-330. . В целом результаты дипломной работы могут быть использованы при чтении общих лекционных курсов по истории мировой и отечественной культуры, курсов исторического краеведения и источниковедения. Также по материалам работы может быть подготовлен и прочитан специальный курс, связанный с конкретно историко-культурной или гендерной проблематикой исследования.

Структура работы. Данное исследование состоит из введения, трех глав, заключения, списка источников и литературы. Структура работы обусловлена задачами исследования. В первой и второй главах рассмотрены наиболее традиционные и вместе с тем наиболее значимые с точки зрения исторической реконструкции культурного облика провинциальной дворянки этапы ее жизненного пути, такие как получение образования и замужество. В третьей главе на основе персональной исторической реконструкции культурного облика конкретной представительницы тверского дворянства выявлены характерные черты православного типа провинциальной дворянки и качества женщины, существенные для описания этого типа.

Глава I. Начало жизненного пути дворянки

В России конца XVIII - первой половины XIX века.

Институтское образование

В России конца XVIII - первой половины XIX века получение образование становилось фактом биографии многих дворянских женщин, как столичных, так и провинциальных. В этот период, по мнению Ю. М. Лотмана, различались три «вида женского образования» - институтское, пансионное и домашнее Лотман Ю. М. Беседы о русской культуре: Быт и традиции русского дворянства (XVIII - начало XIX века). СПб., 1994. С. 86-87.. В контексте изучения особой роли женщины в дворянской сословной культуре России конца XVIII - первой половины XIX века феномен женского образования может стать предметом самостоятельного культурологического исследования. Природа, содержание и свойства этого феномена не подлежат однозначному научному истолкованию ввиду имевшей место в действительности исторически обусловленной сопряженности образованиями культуры.

Образование, которое женщины-дворянки получали в юности, можно рассматривать как один из элементов русской дворянской культуры конца XVIII - первой половины XIX века. Вместе с тем, оно представляло собой своего рода квинтэссенцию порождавшей его культуры, воплощая ее основные ценности. Также, образование выступало в качестве действенного способа репродуцирования сословной культуры дворянства.

В конце XVIII - первой половины XIX века наличием образования во многом определялись жизненные перспективы и культурный облик русской дворянки. К этому времени относилось создание в России системы женского институтского образования, которое стало одним из атрибутов дворянской сословной культуры. В определенным образом организованных государственных учебных заведений происходило усвоение дворянской стандартного набора знаний и навыков, более или менее пригодных для последующего применения в реальных жизненных ситуациях. Обучение являлось неотъемлемой составной частью процесса формирования ее позитивного культурного опыта.

Официальное начало женскому институтскому образованию было положено учрежденным в Санкт-Петербурге Именным указом Императрицы Екатерины II от 5 мая 1764 года «Воспитательного Общества благородных девиц» ПСЗ. 1. Т. XVI. № 12154. С. 742. . Отечественная историография конца XVIII - начала XIX века поразительно единодушна в утверждении мысли об известной ущербности этого образования и в более или менее негативной его оценке См.: Брикнер А. Г. История Екатерины Второй. Репринтное воспроизведение издания 1885г.: В 2 т. М., 1991. Т. 2. С. 641; Демков М. И. Очерки по истории русской педагогики. М., 1909. С. 36; Ключевский В. О. Императрица ЕкатеринаII (1729-1796) // Соч.: В 9 т. М., 1989. Т. 5. С. 283; Милюков П. Н. Очерки по истории русской культуры: В 3 т. М., 1994. Т. 2. С. 266-267; Михневич В. О. Русская женщина XVIII столетия. Репринтное воспроизведение издания 1895г. М., 1990. С. 104-105. . При этом особой критике подверглись положенные в основу системы женского институтского образования заимствованные преимущественно из трудов западноевропейских просветителей педагогические принципы Брикнер А. Г. Указ. соч. Т. 2. С. 641; Демков М. И. Указ. соч. С. 32, 36; Ключевский В. О. Неопубликованные произведения. М., 1983. С. 102-103; Милюков П. Н. Указ. соч. т. 2. Ч. 2. С. 263-264; Михневич В. О Указ. соч. С. 97, 100. , которые не могли быть вполне реализованы даже в странах Европы, не говоря уже о России с присущей ей спецификой социального и культурного развития См.: Милюков П. Н. Указ. соч. Т. 2. Ч. 2. С. 267-268.. Однако, разделяя данную научную позицию, трудно объяснить то обстоятельство, что чуждые по своей культурной природе и утопичные с точки зрения организации образовательные учреждения просуществовали в России вплоть до революции 1917 года. Очевидно, они должны были выполнять определенную культурную функцию в русском обществе, начиная со второй половины XVIII века.

Действительно, рационалистические и гуманистические принципы, положенные в основу системы женского институтского образования, могли быть заимствованы из педагогических воззрений Локка, Руссо, Гельвеция Энциклопедический словарь Брокгауз и Ефрон: Биографии: В 12 т. Репринт. изд. М., 1992. Т. 2. С. 212. , организация образовательных учреждений (в первую очередь, «Воспитательного Общества благородных девиц») напоминала французский maison royale в Сен-Сире Брикнер А. Г. Указ. соч. Т. 2. С. 641; Демков М. И. Указ. соч. С. 38; Лихачева Е. О. Материалы для истории женского образования в России (1086-1856). СПб. 1899. Ч. 1. С. 133; Михневич В. О. Указ .соч. С. 111; Палеолог М. Роман императора: Александр II и княгиня Юрьвская. Репринтное воспроизведение издания 1924 г. М., 1991. С. 16. - институт, основанный в 1686 году мадам Франсуазой де Ментенон (Второй женой Людовика XIV) «для дочерей бедных дворян» Моисеева Г. Н. Примечания // Дашкова Е. Р. Литературные сочинения. М., 1990. С. 344; Подробнее о Сен-Сире см.: Лихачева Е. О. Указ. соч. Ч. 1. С. 83-92., - но, так или иначе, эти учреждения стали фактами российской культурной действительности и в качестве таковых оказывали известное влияние на развитие дворянской сословной культуры. Не случайно уже в конце XIX века известная исследовательница истории женского образования в России Е. О. Лихачева считала ошибочным мнение о том, что «Воспитательное Общество благородных девиц» было «не более как копией Сен-Сира» Лихачева Е. О. Указ. соч. Ч. 1. С. 133..

Специальная работа Е. О. Лихачевой Лихачева Е. О. Указ. соч., в которой предметом рассмотрения является непосредственно организация женских образовательных учреждений. Однако не менее существенным представляется выяснения специфики так называемых женских институтов не как собственно учебных заведений, устроенных в соответствии с неким внутренним порядком и определенными идейными установками, а как особых мест, долговременное пребывание в которых оказывало серьезное влияние на психологию, мировоззрение и даже на последующий образ жизни дворянских девушек, а также как миниатюрных образцов действовавшей культурной модели, воплощавшей в себе подчас парадоксальное сочетание традиций и новаторства.


Подобные документы

  • Архитектура XVIII века. Скульптура ХVIII века. Живопись первой половины ХVIII века. Живопись второй половины ХVIII века. Гравюра первой половины ХVIII века. Гравюра второй половины XVIII века. Прикладное искусство первой половины XVIII века.

    курсовая работа [20,3 K], добавлен 26.10.2002

  • Анализ творчества русских живописцев конца XVIII века: Рокотова, Левицкого, Боровиковского. Наиболее яркие представители русской живописи XIX в.: Кипренский, Тропинин, Венецианов, Брюллов, Федотов, Иванов. Перемены в технике и развитие портретного жанра.

    курсовая работа [85,5 K], добавлен 21.09.2012

  • Направления русской исторической живописи первой половины ХIХ века, истоки возникновения, основные этапы становления и развития. Краткий анализ характерных черт творчества выдающихся представителей русской художественной школы К. Брюллова и А. Иванова.

    курсовая работа [61,7 K], добавлен 18.05.2009

  • Общая характеристика картин З. Серебряковой и Н. Ярошенко. Рассмотрение автопортрета "За туалетом". Знакомство с особенностями исследования образа русской женщины в изобразительном искусстве конца XIX-XX века. Анализ краткой истории русской живописи.

    курсовая работа [3,8 M], добавлен 08.06.2014

  • Новые тенденции в русской архитектуре XVII века. Два направления развития художественного мировоззрения: возрождение старинных национальных традиций и сближение с западом, с общеевропейской стилистической эволюцией. Типология центрических церквей.

    реферат [42,9 K], добавлен 18.06.2015

  • Политическое положение и военные действия в России второй половины XVIII века. Особенности русского классицизма как господствующего стилевого явления России, отражение в них идей просветительства и место зодчества, яркие представители и их шедевры.

    реферат [31,7 K], добавлен 27.07.2009

  • Состояние русской культуры в XVIII веке, влияние на ее становление реформ Петра I и европейских тенденций. Основные особенности искусства того периода, их взаимосвязь с течением исторического процесса. Яркие представители архитектуры и живописи.

    реферат [27,9 K], добавлен 27.07.2009

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.