Творчество В.Л. Боровиковского

Анализ творчества великого русского художника В.Л. Боровиковского, его основные этапы. Распространение сентименталистской концепции естественной жизни в данный период, ее отражение в полотнах Боровиковского. "Сентиментальные" портреты художника.

Рубрика Культура и искусство
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 30.01.2013
Размер файла 39,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 2

ГЛАВА I. ТВОРЧЕСТВО В. Л. БОРОВИКОВСКОГО 5

1.1 Развитие творчества художника 5

ГЛАВА II СЕНТИМЕНТАЛИЗМ И ЕГО ОТРАЖЕНИЕ В ТВОРЧЕСТВЕ В.Л. БОРОВИКОВСКОГО 11

2.1 «Сентиментальные» портреты художника 11

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 23

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 25

ВВЕДЕНИЕ

боровиковский портрет художник творчество

В середине 18 века живопись становится богаче. Портретное искусство достигает своего расцвета.

Это не кажется удивительным, если вспомнить предыдущие этапы. Поколения художников, выступившее на рубеже 60 - 70х годов, в кратчайший срок выдвинуло русский портрет в ряд лучших произведений мирового искусства. В это время творят крупнейшие живописцы ф. С. Рокотов, Д. Г. Левицкий и В. Л. Боровиковский. Они создают блестящую галерею портретов современников, произведения, воспевающие красоту и благородство устремлений человека. Портрет этого периода сочетает в себе большую глубину и значительность в изображении человека, личности. Художники воссоздали образ человека с помощью различных живописных средств: изысканных цветовых оттенков, дополнительных цветов и рефлексов, богатейшей системы многослойного наложения красок, прозрачных лессировок, тонкого и виртуозного использования фактуры красочной поверхности. Все это определило значительное место отечественного портрета в современной ему европейской живописи.

В «массовом», если можно так выразиться, портрете продолжали жить традиции уходящего века. Показательным в этом смысле является скромное, но на редкость искреннее и чистое искусство Николая Ивановича Аргунова (1771 -- после 1829).

Генеральная линия развития «официального» портрета большого стиля достойно была представлена в конце столетия произведениями Степана Семеновича Щукина (1762 --1828).

С идеями сентиментализма крепче всего связано творчество Владимира Лукича Боровиковского (1757--1825) -- третьего великого портретиста XVIII века. Хотя он достаточно плодотворно работал и в следующем столетии, но лучшее в искусстве художника все-таки относится к «веку портрета» и стало превосходным его завершением.

Целью данной работы является изучение творчества великого русского художника В. Л. Боровиковского.

Соответственно, задачи следующие:

выявление основных этапов творчества Л.В. Боровиковского;

анализ «сентиментальных» портретов художника.

Обстоятельства жизни и произведения Боровиковского, детально изучены в образцовом фундаментальном исследовании Т. В. Алексеевой,-- красноречивое свидетельство исканий и свершений русского портрета в конце XVIII -- начале XIX века.

Чижова И.Б. в книге «Судьба придворного художника», свободно владея и материалом и искусствоведческим инструментарием, создает яркий и незабываемый потрет художника, причем портрет не статичный, а исполненный движения во времени. Идейные искания художника, особенно его увлечение масонством, его устремления то к мистицизму, то к официальной церковности прослежены автором очень обстоятельно.

В книге Маркиной Л. «Боровиковский» нашему вниманию предлагается очерк жизни и творчества одного из лучших портретистов славянского века Просвещения. Пособие знакомит нас с основными этапами творческого пути художника и с тенденцией сентиментализма в портретах Боровиковского.

Александр Бенуа в своей книге дал противоречивую, но достаточно проницательную характеристику портретной манеры В. Л. Боровиковского: «Если сравнивать живопись Боровиковского с современной ему иностранной, то можно найти лишь у англичан что-либо равное ей по прелести; мало того: придется отдать предпочтение русскому мастеру, что касается чисто технического совершенства, перед такими художниками, как Рессель и даже Гейнсборо. Но он, подобно Левицкому, уступал последнему именно в разгадке, в одухотворении изображенных лиц или всей своей эпохи. В этом отношении Боровиковский уступал и Левицкому. У того хоть и редко, но сквозит отношение его к тем, кого он изображает, а когда это не сквозит, то по крайней мере отражается, как в хорошем зеркале, то душевное, что явно отпечаталось на лицах тех, кого он писал; Боровиковский же пренебрегал внимательным изучением и этой поверхности, а накладывал на все самим им изготовленную маску. Вся масса его портретов представляется какой-то семьей сладострастников и сладострастниц, обжор, ленивцев, что, правда, до некоторой степени, но с очень грубым и плоским пониманием рисует его эпоху» Бенуа А.Н. История русского искусства в XIX веке / Сост., вступ. статья и коммент. В.М. Володарского. -- М.: Республика, 1995. - С. 42--43..

"История искусств" Петра Гнедича - это возможность увидеть своими глазами лучшее из того, что было создано человеческим гением на протяжении прошедших тысячелетий. Краткий исчерпывающий комментарий позволяет получить ответы на неизбежно возникающие вопросы, не прибегая к помощи специальной литературы и консультациям профессионалов. Эта книга - настоящая энциклопедия шедевров живописи, скульптуры и архитектуры.

«История искусств. Россия XVIII-XIX вв.» - это настоящая летопись "золотого века" русского искусства, начиная с его возрождения в послепетровскую эпоху - от постепенного преодоления подражательности и преклонения перед Европой к поиску своих, оригинальных, самобытных идей, форм и сюжетов. Очень обстоятельно описывается творчество художников Д.Г. Левицкого, В.Л. Боровиковского, А.Г. Венецианова, О.А. Кипренского, К.П. Брюллова, П. А. Федотова, которое составило славу отечественного искусства и подготовило почву для блестящего расцвета русского искусства, приходящегося на вторую половину XIX - начало XX века.

ГЛАВА I. ТВОРЧЕСТВО В. Л. БОРОВИКОВСКОГО

1.1 Развитие творчества художника

Владимир Боровиковский родился в Миргороде (Украина). В этом малороссийском городке он прожил до 1788г. Начал как иконописец, учась у своего отца и дяди - иконописцев. В иконах, написанный Боровиковским в молодости, чувствуется его крупное дарование, которое с трудом вписывается в строгие рамки канона, тогда же он рисовал полупрофессиональные портреты, которые были ему намного интересней. Переломным моментом в его судьбе стал визит Львова, который в свите Екатерины проезжал через Украину в Крым. Боровиковский выполнил два панно в одной из комнат временного дворца, предназначенного для приема императрицы. В конце 1788г. прибыл в Петербург, где прожил восемь лет в семье Львовых, в построенном Львовым же Почтовом стане, и, как и Левицкий, навсегда распростился с Украиной ради Петербурга. В Петербурге Боровиковский общался с представителями прогрессивно мыслящей русской интеллигенции кружка Г. Р. Державина. Он не имел возможности обучаться в Академии Художеств, но по прибытии в Санкт - Петербурге он пользовался советами и чувствовал покровительство своего земляка Левицкого, так же с 1792г. брал уроки у Лампи - старшего. Непосредственное сравнение работ Боровиковского с работами его предполагаемого учителя говорит о бесспорном превосходстве первых над вторыми. Несомненно, что живопись Лампи более эффектна, чем живопись Боровикоского. Видимо, без всяких усилий Лампи писал огромные парадные портреты. Его модели всегда изображены в изысканных и эффектных позах, одежды широко развеваются, усиливая движения фигур, их цвет наряден и гармоничен, формы лиц четкие, почти граненые. Лица всегда идеализированы и даже обезличены. Иностранному художнику, несомненно, была непонятна психология русского человека и даже не вполне доступно изображение его внешних черт. Но именно подобные портреты и должны были нравиться многим именитым заказчикам, старавшимся походить на иностранцев и презиравшим свое русское происхождение. Рядом с Лампи портреты Боровиковского поражают своей скромностью, сердечностью и ясно выраженными национальными чертами. Он был слишком чувствителен, чтобы стремиться к пышным эффектам, и слишком правдив, чтобы льстить заказчикам. И он, конечно, часто их идеализировал, но это было искренне, вытекало из всего его собственного душевного строя, из его восприятия человека, а не из посторонних искусству побуждений История русского искусства / Под ред. И.Э. Грабаря. Т. 7. - М.: Академия наук СССР, 1961. - С.132..

Самое раннее произведение Боровиковского, исполненное в Петербурге, помечено 1789 годом. Это "Сон Иакова" (Третьяковская галерея), рисунок карандашом Государственная Третьяковская галерея. Каталог собрания. Живопись XVIII века. - М.: Красная площадь, 1998. - С.80. В целом он очень красив и даже изящен, но рисунок обнаженного тела Иакова обличает еще неуверенную руку. Вполне возможно, что это эскиз для какой - либо церковной росписи, может, Могилевского собора, который строил Львов и иконостас для которого писал Боровиковский. Кроме того, Боровиковский сделал еще рисунки тушью статуй Петра и Павла для того же собора. Год, когда сделаны эти рисунки, - неизвестен. Характер их очень знаменателен. В 18 веке скульптура играла для живописи очень важную роль, воспитывая в живописце понимание формы. Рисунок Боровиковского представляет статую, очень сильно освещенную; особенно хорошо освещена голова, обнаруживающая характер и пластическую красоту формы. Однако вполне возможно, что это не проекты для статуй, а эскизы для росписи гризайлью, то есть одноцветной живописи, которой как раз в этот период занимался художник. Не так часто у художников можно встретить рисунки с таким ясным пониманием скульптурной формы. Для Боровиковского это очень важно и характерно. Н. А. Львову принадлежало имение Арпачево (Новоторжский уезд бывш. Тверской губернии). Там находились деревянный дом владельца и каменная церковь, построенная по его проекту. Живопись церкви принадлежала Боровиковскому. Иконы иконостаса были написаны гризайлью на красном фоне. Самый же иконостас представлял собою лес пальм, стволы которых были увиты свитками, также расписанными. Таким образом, в общем получилось нарядное и вместе с тем праздничное сочетание красного, серого и желтого цветов. Эта работа была исполнена Боровиковским до 1791 года, так как в этом году церковь уже была открыта.

И еще в одной серьезной постройке Львова участвовал Боровиковский. В 1795 году, по проекту Львова, был построен храм Борисоглебского монастыря близ Торжка. Для его иконостаса Боровиковский написал тридцать семь икон.

В это время Боровиковский с особым стремлением занимается парными портретами, портретной миниатюрой на металле, картоне, дереве. Достигнув мастерства и признания в миниатюре, он стал получать много заказов от высокопоставленных особ, даже от членов императорской фамилии. Работы этого периода - это портрет В. В. Капниста и близкий к нему по характеру исполнения интимный портрет "Лизыньки и Дашеньки", написанный в 1774 г.

В работах этого периода он разрабатывал в противовес официальному сословному портрету, это тип изображения "частного" человека с его прирожденными склонностями, простыми чувствами, наиболее полно раскрывающимися в непринужденной обстановке домашнего интерьера или естественном окружении.

Конец 1790-х -- начало 1800-х годов -- время наибольшей популярности художника и яркого цветения его таланта Бакушинский А.В. Живопись и рисунки XVIII и XIX. - М.; Л., 1925. - С.68.. Органичная естественность покоится на надежном фундаменте изощренной живописной техники, не только сохранившей лучшие традиции XVIII века, но и развившей их в сторону большей легкости и тонкости.

В 90 - е годы мастер создает портреты, в которых в полной мере выражены черты нового направления в искусстве - сентиментализма Там же.

Рожденный на английской почве, сентиментализм в России имел самые тесные связи с предшествующим рококо, он углубил интерес к внутреннему миру человека, к "извивам" его души. Но вместе с тем развивался в России в тесной связи с классицизмом, хотя и обладал собственной мировоззренческой природой. "Сентиментальные" портреты Боровиковского во многом близки руссоистской идее "естественности", "естественного человека", характерной для классицизма. Это новое понимание человеческой личности, ее гармоничности говорит о существенном изменении в эстетике, наступающих с новым веком.

Здесь к умению Боровиковского передавать индивидуальность, характерность модели, прибавилось умение сочетать это с общим идеалистическим настроением. Самый первый в ряду этих портретов - портрет О. К. Филипповой, жены помощника архитектора Воронихина. Она изображена в утреннем платье с небрежно распущенными волосами, с розой в руке, на фоне паркового пейзажа. Это работы, в которых художник стремится к "безыскусственности", которую делает искусственно. Но сам этот факт говорит об интересе к чувствительному уровню, к передаче душевных состояний, к частной жизни человека, находящегося в единении с природой. Это самый ранний портрет, написанный в 1790 году. Портрет Филипповой производит впечатление не вполне законченного: складки белого платья, так же как и руки, едва намечены, более всего закончено лицо, но отчетливый рисунок глаз, носа, рта и подбородка еще очень графичен. Следует отметить пейзажный фон. Потом этот фон станет излюбленным у Боровиковского, особенно в женских портретах.

И даже по этому незаконченному портрету видно, что художник, работая над портретом, попал в свою сферу. В эти ранние годы своей творческой жизни Боровиковский писал портреты небольшого размера на твердом материале, часто на цинковых пластинках; иногда это были настоящие миниатюры, чрезвычайно тонко и детально написанные. Кисть его приобрела значительную уверенность, рисунок стал четким и ясным. Но рисунок этот неразрывно связан с формой и нигде не выступает отдельно. Боровиковский приобретает высокое мастерство рисования кистью, которая становится для него орудием и живописи, и рисунка.

Это предпочтение Боровиковского камерному портрету выражается так же в том, что даже портреты в полный рост он решает как камерные. Так, на полотне "Екатерина II на прогулке в Царском парке" (1794г, второй вариант - начало 10 - х гг. XIX в.) императрица изображена не в парадном платье, а в простом голубом капоте с тростью в руке. В модели трудно узнать императрицу - это обыкновенная пожилая женщина, прогуливающаяся с собачкой. За портрет императрицы Боровиковскому было присуждено звание академика в 1795г. Эта работа была выполнена не без участия Львова, и имела огромный успех. В 20 - е годы XIX в. с него была сделана гравюра Уткина, впечатлением от этой работы Боровиковского руководствовался Пушкин, когда писал Екатерину в "Капитанской дочке" Алексеева Т. В. Владимир Лукич Боровиковский и русская культура рубежа XVIII - XIX вв. - М., 1978. - С. 170..

Основные этапы творчества. Рубеж 18 - 19-х вв. - это время наивысшей славы Боровиковского и одновременно появления новых тенденций в искусстве. Классицизм достигает своих высот. Русский классицизм основан, конечно, на тех же принципах, что и европейский классицизм. Он привержен большим обобщениям, общечеловеческому, стремится к гармонии, логике, упорядоченности. В своем развитии классицызм проходит несколько этапов:

Ранний (60 - е - первая половина 80- х годов). В этот период портретная живопись еще подчиняется законам рококо, и идеи классицизма выражаются в желании художника создать интимный, частный портрет, который бы был противовесом формальному парадному портрету.

Строгий или зрелый классицизм (вторая половина 80 - х - 90 - е годы, вплоть до 1800г.) Этот период в творчестве Боровиковского представлен наиболее богато и разнообразно.

И поздний классицизм, развивающийся вплоть до 30 - х годов 19 века.

В XIX веке характер творчества Боровиковского меняется. Его искусство становится строже и программнее, идейность классицизма, не привлекавшая к себе главного внимания мастера в прошедшем веке, теперь оказывается важной для него. Эмоциональная жизнь Боровиковского определяется отныне религиозно-нравственными исканиями, он сближается с масонами и, как он сам объяснял, по «желанию учиниться лучшим» в 1802 году вступает в «Ложу Умирающего сфинкса», руководимую известным масоном, учеником Новикова и конференц-секретарем Академии художеств А. Ф. Лабзиным. В первое десятилетие XIX века Боровиковский стал одним из главных и наиболее талантливых выразителей классицизма в живописи. Прекраснодушная чувствительность, из-за которой Эфрос метко назвал портреты Боровиковского „одной братской семьей ревнителей блага на земле", начинает облекаться в строгие наряды долга. Укрупненность масштаба, линейная строгость, более плотный цвет и скульптурность объемов -- вот те стилистические „классицистические" черты, которые определяют теперь манеру мастера. Среди лучших произведений этого периода -- групповые „семейные" портреты, где реалистически конкретная передача моделей не спорит с идейно-нравственной программой художника -- утверждением добродетели, святости брака, дружбы, благотворности родственных уз, где, таким образом, характерный сентименталистский мотив обретает строгие классицистические очертания. Постепенно живопись Боровиковского делается жестче, характеристики суше. В конце пути его портреты выглядят анахронизмами рядом с творчеством нового, романтического поколения. Старый художник остался последним крупным мастером ушедшего века.

ГЛАВА II СЕНТИМЕНТАЛИЗМ И ЕГО ОТРАЖЕНИЕ В ТВОРЧЕСТВЕ В.Л. БОРОВИКОВСКОГО

2.1 «Сентиментальные» портреты художника

Распространение сентименталистской концепции естественной жизни, «жизни сердцем», сопровождалось соответствующими изменениями в живописной моде: декларировался отказ от изображения своих моделей в представительных позах, с наградами, в мундирах и в париках. В женских портретах появляются свободно ниспадающие античные туники, нередко живые цветы. Фоном становится «естественная природа». Все эти новшества изменяли и изобразительный строй произведений Боровиковского.

Однако при этом, как замечает О. Г. Чайковская по поводу женских портретов художника, «именно потому, что не так уж сильны чувства всех этих женщин, они подкреплены всякого рода символами -- яблоками, сиреневыми розами (меланхолически растущими вниз, а не вверх), миниатюрами любимых людей, музыкальными инструментами и другими разговорчивыми деталями» Чайковская О.Г. «Как любопытный скиф…»: Русский портрет и мемуаристика второй половины XVIII века. - М.: Книга, 1990. - С.282..

На семейном портрете графини Безбородко с дочерьми все трое позируют перед нами, усиленно выражая свою любовь друг к другу, а равно их общую любовь к сыну и брату (это миниатюра с его портретом в руках у младшей), которая их объединяет настолько, что даже цепочка от миниатюры из рук старшей дочери через грудь матери тянется в руки младшей. Но им, признаться, не очень веришь. Кажется: лишь только в Русском музее наступает ночь, они встают, равнодушные, и расходятся по своим делам» Там же. - С. 280

Т. В. Ильина пишет об этом произведении в несколько ином ключе: «В портрет графини А. И. Безбородко с дочерьми Любовью и Клеопатрой, несомненно, очень похожих на самих себя, иначе это бы не удовлетворило заказчиков, все как бы подчинено одной главной идее -- идее святости семейных уз. Все действующие лица объединены медальоном с изображением недавно погибшего сына и брата, висящим на шее матери, поддерживаемым старшей дочерью Любашей и демонстрируемым младшей Клеопатрой. Взгляды моделей разнонаправленны, взоры грустны, но спокойны. Объединенные общим чувством утраты, персонажи очень сдержаны в выражении чувств, замкнуты и существуют каждый сам по себе. Пластический язык необычайно лаконичен: линейный ритм построен на плавных текучих линиях, монументальность усиливается выдвижением фигур на передний план; формы скульптурны, объемны, статичны, что еще более подчеркивается замкнутым интерьером, пришедшим на смену пейзажному фону прошлых лет. Движения рук даже не замедлены, а замерли. Это не просто изображение «добрейшей старушки» и «рачительной семьянинки» Безбородко с двумя дочерьми -- болезненной, хрупкой (и вскоре умершей) Любашей и легкомысленной, живой и своенравной Клеопатрой (богатейшей невестой России, сумевшей промотать в браке как свое приданое, так и состояние мужа). Три фигуры, связанные семейными узами и общей утратой, служат здесь одной идее -- это пластический образ памяти, выраженный языком лапидарным, сдержанным, как надгробный плач в архаической стеле». Ильина Т.В. Русское искусство XVIII века. - М.: Высшая школа, 1999. - С. 328--329.

Все "сентиментальные" портреты Боровиковского - это изображения моделей в простых нарядах, иногда в соломенных шляпках, с яблоком или цветком в руке. Ярчайшей работой этого периода является портрет М. И. Лопухиной. Восемнадцатилетняя Мария Ивановна представлена в мечтательной позе, слегка горделиво небрежной изящной, уединение героини и окружающий ее пейзаж создают впечатление естественности, непосредственности. Необычен фон картины: здесь и лесные деревья, и колосья, и садовые цветы - розы и лилии. Это не конкретный уголок природы, а обобщенный ее образ, как и легкая грусть девушки - не печаль по какому - то определенному поводу, а просто мечтательное состояние души. Она находит в природе убежище от условностей светской жизни. Замечательны цветовые сочетания и сопоставления: белое платье Лопухиной - и березовые стволы и цветы лилии; голубой с золотом шарф, опоясывающий стан героини, - и васильки среди золотистых колосьев; бледно - розовая шаль - и такого же оттенка розы на мраморной подставке, как бы случайно оказавшиеся у нее под рукой. Все построено на сложнейших цветовых нюансах, в основном голубого и зеленого, на прихотливой игре сиреневых тонов, на перетекании одного тона в другой, строящий форму, на тончайших светотеневых градациях, из которых слагается гармоническая соподчиненность всех частей, на плавности линии. В результате возникает чарующий образ девушки, напоенный тишиной и томностью. Пейзаж несет огромную эмоциональную и смысловую нагрузку. Это произведение Боровиковского - ценный вклад в развитие "сентиментального" портрета. Не смотря на некоторую "фарфоровость", образ, созданный мастером очень чувствительный и высоко духовный.

В сравнении с портретом Лопухиной, портрет Арсеньевой, принадлежащий тому же периоду, имеет иной характер. Он создан в 1796 г. Портретируемая запечатлена в уютном уголке сада, на фоне зелени с яблоком в руке. Модель - очаровательна и жизнерадостна, подвижна и целеустремленна, она полна счастливой молодости и легкости. Она яркая дерзкая, для создания этого образа Боровиковский пользуется все теми же приемами - тонким светотеневым моделированием, насыщенностью и значительностью фона. Он как бы выводит свою модель из условностей светской жизни, давая ей возможность полной грудью вдохнуть свободу и прелесть природу.

Сентиментальные настроения в творчестве Боровиковского коснулись и изображения монархини. Портрет Екатерины II на прогулке в Царскосельском парке (1795, ГТГ -- на фоне Чесменской колонны, второй вариант -- ГРМ, на фоне Румянцевского обелиска), как теперь достоверно известно, не был заказан императрицей. Он был сделан как апробация таланта художника с целью представления во дворец, вернее всего, по идее, замыслу и разработанной программе Николая Александровича Львова. Императрица написана не с натуры (как, впрочем, и всеми русскими мастерами) Там же.

Портрет из собрания Государственного Русского музея возник по заказу Румянцевых, отсюда вместо Чесменской колонны Кагульский обелиск в честь побед Румянцева-Задунайского. Написанный в начале XIX века портрет более сух, с подчеркнутой светотеневой моделировкой и тщательной выписанностью деталей.

Стоит отметить, что Боровиковский создал необычный для того времени портрет. Екатерина представлена на прогулке в Царскосельском парке в шлафроке и чепце, с любимой левреткой у ног. Не Фелицей, не богоподобной царицей, сошедшей с небес, предстает она перед зрителем, а простой «казанской помещицей», которой любила казаться в последние годы жизни. Вспомним, что именно в этом образе запечатлел ее и Пушкин в своей великой «повести о чести» «Капитанской дочке» (как раз в 1820-е годы гравер Уткин исполнил гравюру с портрета Боровиковского; творение Боровиковского благодаря гравюре обрело как бы вторую жизнь и имело большой успех). Образ киси Боровиковского ничем не напоминает нам «Екатерины-законодательницы»: так за десятилетие изменяются художественные вкусы -- от классицистического возвышенного идеала к почти жанровой сентиментального толка трактовке образа простой сельской жительницы.

Но искусство Боровиковского не ограничивается кругом заказных портретов знати. Художник запечатлел и образы людей из народа. Идея "сентиментализма" нашла выражение и в этом портрете торжковской крестьянки Христиньи, кормилицы в доме Львовых, в котором Боровиковский при всей пасторальности и идеалистичности сумел создать живой человеческий образ. Это не так хорошо удается Боровиковскому в портретах Лопухиной и Арсеньевой, так как, отказавшись от условностей парадного портрета, все - таки искусственно привносит светскость в лица и позы моделей. Образ Христиньи полон особой сердечности, наивной прелести и чистоты. Неизвестно, что было поводом к написанию портрета Христиньи, но самый факт его исполнения представляется глубоко знаменательным. Это первое по времени портретное изображение простой русской женщины. Она одета в нарядный сарафан и кокошник с бусами и вуалью. От всего ее облика веет скромностью и даже застенчивостью. На губах играет сдержанная приветливая улыбка. Неуловимыми средствами Боровиковский сумел показать, что это не костюмированная барышня, а настоящая крестьянка, слуга в барском доме, пусть весьма культурном, но все же существующем в крепостнический век. Этот портрет мог сыграть существенную роль в направлении творчества Венецианова, который, как известно, был в течение ряда лет учеником великого портретиста. Таким образом, наличие этих работ устанавливает близость и сотрудничество.

Стоит отметить «Портрет неизвестной с ребенком». Работа относится, вероятно, к первым годам XIX века. Это было время общественного подъема, светлых надежд, роста патриотических настроений. Ведущим течением в искусстве вновь на короткое время становится классицизм. Одухотворявшие его идеи чести, долга, морального обязательства были очень близки Боровиковскому, и не случайно художественный язык мастера претерпевает в начале нового столетия значительные изменения. «Портрет неизвестной с ребенком» выделяется среди работ Боровиковского необычайной строгостью. Это впечатление создается лаконичной композицией, тяготеющей к классическому треугольнику с его ясностью и устойчивостью. В прямой фигуре женщины с ребенком на руках, в строгом соответствии поворота головы и тела нет и намека на томную позу, грациозный изгиб, на изысканный линейной ритм, так любимый Боровиковским прежде. В облике молодой матери - ни малейшего оттенка жеманства. Зато а неправильных чертах своеобразного лица, в глазах, в складке чуть улыбающихся губ видны ум, сдержанность, чувство собственного достоинства. Это обогащение женского образа связано с воздействием классицизма, в системе идей которого материнство - главная забота женщины - осознается как высокий гражданский долг, как аналогия служебным и военным доблестям мужчин. Характеру образа отвечают ясный, неприхотливый ритм линий, почти полное отсутствие аксессуаров, четкие скульптурные формы. Фон с едва намеченным интерьером лишен излюбленных Боровиковским пейзажных элементов. Вместо тончайших переходов светлых полутонов - большие пятна красного, белого, неяркого зеленого цвета, радующие благородством и тонкостью контрастов. Боровиковский подтверждает в этом портрете свою славу выдающегося живописца. Глаз его подмечает огромное количество оттенков. Очень сложно написаны лицо неизвестной и открытые шея и руки. Общий перламутрово-розовый тон лица и тела обогащен легкими серовато-зелеными тенями. Эти тончайшие лессировки и игра светописи придают лицу живое сложно меняющееся выражение. Едва заметные, идущие по форме мазочки сменяются более свободными и пастозными, когда Боровиковский пишет мелкие складки платья.

Художник создает в этом портрете удивительную по цельности цветовую композицию. Отдельные пятна локального цвета сведены в единую гамму с помощью рефлексов: теплый - от шарфа - на шее и руке матери, холодноватый - от белого воротничка - на щечке мальчика. Легкие тени на стене создают впечатление реального пространства. Яблоко в руке мальчика тоже служит необходимым цветовым акцентом, поддерживающим и красный цвет шарфа, и зеленоватый - фона. Но для человека XVIII века оно было кроме того общепонятным символом любви и привязанности. Смысл этой детали, нежный колорит, манера письма вновь усиливают интимную, камерную ноту портрета. Эта нота не случайна. «Портрет неизвестной с ребенком» тесно связан с более ранними произведениями Боровиковского - единственного крупного представителя сентиментализма в русском искусстве.

Сам замысел портрета целиком лежит в сфере идей сентиментализма с его культом семейных привязанностей и добродетелей. Такой портрет заранее предполагает передачу интимных, глубоко личных чувств и переживаний. И действительно, в облике молодой женщины есть и чуть заметная горделивая нежность, и мягкость, и очень индивидуальное выражение живой, немного насмешливой улыбки. Однако образ этой женщины, в которой сочетаются хрупкость и внутренняя сила, не совсем обычен для Боровиковского по силе индивидуализации. Вместо нескольких абстрактно понятых качеств женского идеала - нежная чувствительность, веселый и ласковый нрав, верность семейным обязанностям - в этом портрете ярко выступают качества личности - неповторяемой и сложной. Особенности же детской психики менее понятно художникам. На лице ребенка, которого чуть отстраненно демонстрирует мать, очень взрослое выражение внешнего спокойствия и доброжелательного внимания. И маленький кавалер мальтийского ордена не льнет нежно к матери, а, обнимая ее за шею, как бы представляет ее зрителям. Здесь заметны отголоски репрезентативности, характерной для парадного портрета XVIII века, и обращение к этим приемам связано со стремлением Боровиковского создать приподнятый, имеющий значение нормы образ.

Эта маленькая семья - как бы замкнутый в себе мир, мало зависимый в себе мир, мало зависимый от зрителя, при всей доброжелательности закрытый для него.

«Портрет неизвестной с ребенком» показывает, как сложно отражается в творчестве Боровиковского философские идеи его времени, как своеобразно сочетаются они с традициями предшествующими. Этот портрет и сейчас привлекает нас тончайшим живописным мастерством, всегда прекрасной возможностью встретиться с живым и неповторимым миром человека, отдаленного от нас многими десятилетиями.

Развитие живописи в конце XVIII - начале XIX ошибочно рассматривать, как череду последовательно сменяющихся стилей. В действительности этот процесс многообразен и сложен. Например, "ампирные" портреты Боровиковского с их культом семейственности прямо пересекаются с сентименталистскими настроениями, а портреты 90 - х годов тяготеют к классицизму, отдаляясь от "сентиментальных" мотивов. Благодаря отсутствию суровой нормативности параллельно классицизму развиваются иные стилевые направления. Так, ведет свое начало еще от эпохи рокайли псевдоготика, шинуазри ("китайщина") и тюркери ("туретчина") используют традиции Дальнего Востока и Передней Азии. В портретной живописи Боровиковского мы не увидим этих мотивов, но само их наличие в художественной среде, окружавшей художника, формирует некую свободу трактовки и работы с моделируемым человеком История искусств. Россия XVIII-XIX вв. / П. Гнедич. - М.: Эксмо, 2005. - С. 24. .

В конце 90 - х годов XVIII в. и особенно на протяжении первого десятилетия XIX в. манера Боровиковского видоизменяется. Культ чувствительной дружбы, крепких семейных уз и союза родственных сердец сохраняется, но приобретает несколько демонстративный оттенок. Художник обращается к групповым портретам, изображением двух или трех фигур.

Одно из лучших произведений такого рода - "Портрет сестер Гагариных" (1802). Изображенные на условном фоне девушки музицируют: младшая играет на гитаре, старшая готовится петь. Но если двойной портрет сестер Гагариных представляет их на фоне пейзажа, то более поздние композиции Боровиковский решает на нейтральном фоне.

"Портрет А. И. Безбородко с дочерьми" (1803). Мать сильно и нежно привлекает к себе детей. Искусстно сплетенные руки, с любовью обращенные к друг другу лица наглядно выражают нежную привязанность. Младшая дочь держит в руке миниатюрный портрет брата, висящий на груди матери. Этот жест тонко передает крепость этих семейных отношений, о брате помнят и любят его так же, как и дочерей. Ритмический строй портрета пронизан горделиво - томной медлительностью, а не той хрупкой рефлексией, которая присуща портрету Лопухиной. Классицизм проявляется в том, что Боровиковский стремится к большей определенности характеристики, строгой пластичности, почти скульптурности форм; к усилению объемности, к постепенному исчезновению мягкой и изнеженной живописи, на смену которой приходит звучность плотных цветов.

Параллельно Боровиковский работает с парадным, в основном мужским портретом. Хорошо известны портреты Куракина (1802), Павла I (1800), Ф. А. Боровского (1799) персидского принца Муртазы - Кулихана (1796), Г. Р. Державина (1795). Эти работы более разнообразны и объективны по характеристикам. Портрет А. Б. Куракина особенно яркий представитель этой группы работ Боровиковского. Представленная в рост фигура барски спесивого вельможи эффектно выделяется на фоне колонны и свисающего тяжелого занавеса. Этим Боровиковский стремился подчеркнуть высокое положение заказчика при дворе. "Великолепный", "бриллиантовый князь", как его называли современники, очень любил заказывать свои изображения. Художник написал царедворца со всеми орденами. Роскошная окружающая обстановка передана с помощью фейерверка сияющих красок, ярких, но гармоничных. Многие аксессуары связаны с Павлом I: его мраморный бюст на столе, любимый Михайловский замок на заднем плане и на кресле - мантия Мальтийского ордена, Великим магистром которого был император Там же.

Человеком дела представляется Д. Трощинский (1819), на портрете, мастерски выполненном Боровиковским. Время и заботы положили на его лицо тяжелую печать, но он еще полон энергии и способен к деятельности.

Но самым замечательным среди мужских портретов является незаконченный портрет учителя художника, великого портретиста Д. Г. Левицкого (Государственный Русский музей). Портрет не закончен и, вероятно, поэтому не подписан и не датирован. Однако некоторые признаки позволяют датировать портрет 1802 - 1803 годами. Лицо Левицкого необычайно значительно. Темные, чрезвычайно живые глаза являются центром портрета. Их взгляд пристален, это изучающий взгляд художника. Небольшой нервный, чрезвычайно тонко проработанный рот, огромный, прекрасной формы лоб. Как нельзя лучше характеру лица соответствует здесь живая, нервная живопись Боровиковского, углубленная трактовка формы. Живопись портрета показывает, каким тончайшим живописцем был Боровиковский, знавший, что здесь первым его судьей будет его учитель.

В последние годы своего творчества Боровиковский обратился к тому, с чего начал свой творческий путь - к религиозной живописи. Кроме портретов, особенно много в конце жизни Боровиковский занимался религиозной живописью. Заслуживают внимания евангелисты, написанные художником для царских врат Казанского собора. Замечательно, что Боровиковский собственноручно их литографировал, очевидно, придавая им особенное значение. Из ряда работ религиозной живописи "Евангелисты" выделяются народным, русским характером своих типов. Только символические фигуры истолковывают их как изображение евангелистов. Но по своему облику это настоящие крестьяне с типичными мужицкими прическами и бородами.

Так же вполне народным типом является старик крестьянин, олицетворяющий "Зиму" (Третьяковская галерея). Не так давно, вопреки старой и совершенно основательной атрибуции, "Зима" возбуждала сомнения. Некоторые историки искусства приписывали эту картину ученику Боровиковского Венецианову, основываясь на исключительности этого сюжета, вернее, изображенного тина у Боровиковского, и, наоборот, на его обычности для Венецианова. Однако при ближайшем рассмотрении "Зима" оказывается написанной с такой живописной энергией, которой почти никогда не достигала кисть Венецианова. Мааки сохранили всю свою отчетливость. Кажется, что художник нанес только начальный, корпусный слой живописи, не желая смягчать отдельные мазки лессировками Государственная Третьяковская галерея. Каталог собрания. Живопись XVIII века. - М.: Красная площадь, 1998. - С.84..

Типичный русский крестьянин в нагольном тулупе, но без шапки, с густой копной волос, греет озябшие руки над огнем. Кругом нависла зима. Все покрыто снегом и льдом. На голых сучьях деревьев висят сосульки. Тип крестьянина примыкает к "Евангелистам", упомянутым выше. Он греет руки и одет тепло, потому что он стар и потому что на дворе стоит зима. Так две темы - зимы и старости, взаимно переплетаясь, образуют этот сложный, но поэтический образ. Это размышление о старости, нужно думать, относится к последним годам жизни художника. Знаменательно, что лицо старика - бодрое, никакого уныния и мрачности в нем нет. "Зима" автопортретна для Боровиковского, конечно, не но внешнему облику, а по восприятию неуклонного хода жизни. Письма Боровиковского и немногие воспоминания о нем рисуют его необычайную личность. Он всецело был предан искусству. Оставаясь всю жизнь неженатым, он воспитывал у себя племянника. Позднее на его квартире жили пять его учеников. Среди них известны имена И. В. Бугаевского Благодарного, А. Г. Венецианова и Ф. И. Яненко. Облик Боровиковского запечатлел его ученик Бугаевский Благодарный. Возможно, что этот портрет, изображающий художника в академическом мундире, предназначался для портретной галереи деятелей Академии художеств (Боровиковский был академиком, и это давало к тому достаточные основания). Однако портрет не был помещен в академических залах. Другим учеником Боровиковского был А. Г. Венецианов, который воспринял от своего учителя манеру трактовки лица и фигуры, стремясь к крайней пластичности формы и рисуя человека на фоне пейзажа. Во второй период творчества Венецианов, занявшись крестьянским жанром, внешне отошел от Боровиковского, но внутренне сохранил глубокую с ним связь.

Старость Боровиковского была грустной. На смену прежним вкусам пришли новые, и имя Боровиковского отходит в тень, уступая место молодым именам: уже блистал О. А. Кипренский.

Одинокий человек, он и раньше довольствовался узким кругом друзей, а теперь совсем сделался нелюдимым, даже избегал писать письма.

Добровольное отшельничество художника все больше принимало болезненный характер. Он мучился от несправедливости, которую наблюдал вокруг. Лекарство от нее искал и, в масонской ложе «Умирающий сфинкс», и в филантропии, и конечно же в искусстве. Всегда склонный к религиозности (иконостас церкви Смоленского кладбища, иконы для Казанского собора), Боровиковский в 1819 г. увлекся мистицизмом, сектантством и вступил в «Духовный союз». Но и здесь его ждало горькое разочарование -- отсутствие искренности и показуха.

Редкие заказные портреты того времени исполнены сухо и прозаически жестко, их краски поблекли. Словно что-то надломилось в человеке: веру он стал соединять с выпивками и покаяниями. Только отцовские гусли, под тихий перебор которых он пел украинские песни, иногда оживляли художника.

6 апреля 1825 г. В. Л. Боровиковский внезапно скончался от разрыва сердца. Похоронен он был на Смоленском кладбище.

Ушел из жизни тончайший поэт сентиментального женского образа, но величайшие образцы его мастерства открыли дорогу творческим достижениям художников романтизма.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Боровиковский был портретистом по призванию. Образы русских людей, им созданные, обнаруживают возвышенный и вместе с тем правдивый взгляд на человека. Тесно связанный с лучшими людьми своего века, следуя традиции классического искусства, Боровиковский перенес в живопись высокие представления о человеке. Красота, и личная, и национальная, присуща каждому его портретному образу. Эта красота не является произвольным сочинением художника, она опирается на действительность так же, как всецело связаны с русской жизнью дорогие нам образы пушкинской поэзии.

Личность Боровиковского, подвижническое, почти истовое отношение художника к своему искусству во многом определили его восприятие человека. Он хочет воплотить желаемое, должное, идеальное, но самый этот идеал и способы его передачи менялись под воздействием общественной атмосферы и обусловленных ею художественных течений. Сентиментализм сообщил портретам Боровиковского обаяние мягкой задушевности, классицизм внес ясность архитектоники и строгую гармонию цвета, реалистическая традиция русского портретного искусства определила жизненную убедительность его характеристик.

Третий великий русский портретист, пришедший вслед за Ф. С. Рокотовым и Д. Г. Левицким, Боровиковский работал очень много, и наследие его обширно и разнообразно. Он преуспевал и в парадном портрете (многие его произведения в этом жанре почитались за образцы), и в интимном, и в миниатюрном.

Он был добросовестен и трудолюбив и все делал отлично: и многочисленные копии, которые ему заказывали не раз, и даже те портреты, в которых от него требовали следовать какому-нибудь модному образцу.

Творчество Владимира Лукича Боровиковского принадлежит сразу двум столетиям. Последний живописец века Просвещения, он как бы подготавливает появление российских романтиков: биографией и воспитанием связанный с «рационалистами», эмоционально он тяготеет к тому, еще неведомому поколению, что придет им на смену. Его искусство неоднородно, его судьба при всем внешнем благополучии (успех, карьера, ученики) внутренне драматична.

Расцвет его искусства был недолгим -- чуть более десятка лет на рубеже XVIII - XIX вв., -- но прекрасным.

Он создал множество прекрасных портретов своих современников. Но наиболее ярко его талант раскрылся в серии женских портретов. Они не столь эффектны, как мужские, невелики по размерам, порой сходны по композиционному решению, но их отличает исключительная тонкость в передаче характеров, неуловимых движений душевной жизни и объединяет нежное поэтическое чувство.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

1. Алексеева Т. В. Владимир Лукич Боровиковский и русская культура рубежа XVIII - XIX вв. - М., 1978. - 370 с.

2. Алексеева Т.В. О некоторых малоизвестных работах В.Л. Боровиковского // Искусство. 1982. № 8. С.54-61

3. Бакушинский А.В. Живопись и рисунки XVIII и XIX. - М.; Л., 1925. - 268 с.

4. Бенуа А.Н. История русского искусства в XIX веке / Сост., вступ. статья и коммент. В.М. Володарского. - М.: Республика, 1995. - 761 с.

5. Вдовин Г. Становление «Я» в русской культуре XVIII века и искусство портрета. - М.: Наш дом, 1999. - 400 с.

6. Государственный Русский музей. Живопись. XVIII век. Каталог. Т. 1. - СПб., 1998. - 270 с.

7. Государственная Третьяковская галерея. Каталог собрания. Живопись XVIII века. - М.: Красная площадь, 1998. - 480 с.

8. Дмитриенко А.Ф., Кузнецова Э.В., Петрова О.Ф., Федорова Н.А. 50 кратких биографий мастеров русского искусства. - Л., 1971. - 460 с.

9. Знаменитые русские художники: Биографический словарь. - СПб, 2000. - 500 с.

10. Ильина Т.В. Русское искусство XVIII века. - М.: Высшая школа, 1999. - 461 с.

11. История русского искусства / Под ред. И.Э. Грабаря. Т. 7. - М.: Академия наук СССР, 1961. - 532 с.

12. История искусств. Россия XVIII-XIX вв. / П. Гнедич. - М.: Эксмо, 2005. - 144 с.

13. Маркина Л. Владимир Боровиковский: Альбом. - М.: Белый город, 2001. - 48 с.

14. Михайлова К. Владимир Лукич Боровиковский: Альбом. - М., 1978.

15. Прядильщиков, И. Портрет втройне исторического значения // Чудеса и приключения. - 2002. - N 7. - С. 15-18

16. Чайковская, О.Г. «Как любопытный скиф…»: Русский портрет и мемуаристика второй половины XVIII века. - М.: Книга, 1990. - 390 с.

17. Чижова, И.Б. Образ милый, незабвенный. - М.: Эксмо, 2005. - 400 с.

18. Чижова И.Б. Судьба придворного художника. - Л.: Лениздат В.Л. Боровиковский в Петербурге. - СПб., 2001. - 286 с.

19. Шикман, А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. - М., 1997. - 367 с.

20. Шумова, М.Н. Русская живопись первой половины XIX века. - М., Искусство, 1978. - 320 с.

Электронные ресурсы

21. http://artclassic.edu.ru

Размещено на www.allbest.


Подобные документы

  • Общая характеристика второй половины 18 – начала 19 вв. Жизненный и творческий путь В.Л. Боровиковского. Образно-стилистические особенности, композиционные закономерности портрета "Великой княжны Александры Павловны" в творчестве В.Л. Боровиковского.

    курсовая работа [37,6 K], добавлен 24.04.2011

  • Особенности портретного искусства начала ХІХ века. Особенности углубления интереса к внутреннему миру человека с использованием сентименталистского портрета В.Л. Боровиковского. Сравнительный анализ гармонии и композиции в произведении Л.И. Лопухиной.

    научная работа [18,2 K], добавлен 28.12.2010

  • Искусство художника с Монмартра Анри Тулуз-Лотрека - искусство импровизации, которое в совершенстве выражает видение и чувства художника. История жизни и периоды творчества художника. Галерея женских и мужских портретов, принадлежащих кисти художника.

    реферат [5,3 M], добавлен 06.11.2013

  • Биография великого голландского художника Рембрандта. Обстановка и дух бюргерской голландской семьи того времени. Постижение азов живописи. Художественная карьера Рембрандта: гравюры, картины, портреты. Автопортреты художника, создание "Урока анатомии".

    реферат [7,9 M], добавлен 25.01.2010

  • Вехи биографии М. Врубеля, его жизнь и творчество. Демон - idea fix творчества художника. «Демон сидящий». «Демониана» Врубеля. Последние годы великого художника. Творчество М. Врубеля как уподобие взволнованной исповеди. Характеристика и критика.

    реферат [32,8 K], добавлен 08.12.2008

  • Историческая характеристика эпохи конца XIX века в России. Исследование жизненного пути Ивана Николаевича Крамского. Описания годов учебы в Академии художеств. Расцвет и закат творчества художника. Изучение его влияния на развитие русского реализма.

    курсовая работа [3,0 M], добавлен 18.12.2014

  • В.М. Васнецов - великий русский художник, один из основоположников русского модерна в его национально-романтическом варианте. Принципы "русского стиля" в работах великого художника. Краткая биография жизни и характеристика творчества Васнецова.

    презентация [214,8 K], добавлен 18.01.2011

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.