Франческо Криспи

Этапы жизни Ф. Криспи - итальянского политического и государственного деятеля. Роль Криспи в становлении молодого государства Италии, формирование революционных и демократических принципов управления государством. Основные причины неудачи курса Криспи.

Рубрика История и исторические личности
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 16.06.2013
Размер файла 55,9 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

  • Содержание
  • 1. Введение. Краткая характеристика Ф. Криспи в политической жизни Италии как молодого государства 2
  • 2. Формирование Криспи как революционера и политического деятеля 4
  • 3. Особенности внутриполитической деятельности Криспи 15
  • 4. Внешнеполитический курс Криспи 23
  • Заключение. Причины неудачи курса Криспи 28
  • Список литературы 42

1. Введение. Краткая характеристика Ф. Криспи в политической жизни Италии как молодого государства

Франческо Криспи - итальянский политический и государственный деятель. Родился Криспи 04 октября 1818 года на острове Сицилия в городе Рибера, в небогатой купеческой семье. Был адвокатом сначала в Палермо, потом - в Неаполе. Франческо Криспи рано стал принимать участие в разных тайных кружках и заговорах, но так осторожно, что считался благонамеренным гражданином. Когда в январе 1848 года в Сицилии вспыхнула революция, Криспи был выбран членом временного правительства со званием префекта баррикад и секретаря военного и морского департаментов, а затем - и депутатом парламента; издавал революционную газету "Apostolato". Его программа в это время была такова: низвержение Бурбонов, свободная конфедерация всех итальянских государств, демократическое управление, братский союз всех народов. Победа умеренной партии, отдавшая остров во власть короля, принудила Криспи к бегству. Он скитался из страны в страну, добывая хлеб преимущественно частными уроками.

Начав свою деятельность как сицилийский революционер-республиканец, поддержавший высадку Дж. Гарибальди в Сицилии (1860 год), Криспи завершил ее монархистом, другом О. фон Бисмарка. Криспи являлся сподвижником Дж. Гарибальди по экспедиции «Тысячи», организатор политической и административной власти на освобожденной гарибальдийцами Сицилии. После объединения Италии стал рьяным поборником монархии. В 80-х годах - один из лидеров так называемой Левой - группировки итальянской буржуазии. С 1861 года - депутат итальянского парламента. В 1877 - 1878 гг. и 1887 г. - министр внутренних дел. Дважды возглавлял правительство Италии: в 1887 - 1891 гг. и 1893 - 1896 гг. являлся премьер-министром. В свое первое премьерство (1887 - 1891 годы) строил внешнюю политику Италии на дружбе с Германией и приверженности созданному О. фон Бисмарком Тройственному союзу. Италия захватила Эритрею, провинцию Эфиопии, учредив там свою колониальную администрацию (1889 год). В экономике таможенная политика Криспи привела к тарифной войне между Италией и Францией. В области внутренней политики Криспи отличился тем, что с большой жестокостью подавил социалистическое по духу крестьянское движение на Сицилии. Второй срок премьерства Криспи (1893 - 1896 годы) характеризовался установлением сильной диктаторской власти внутри страны, а во внешней политике - сокрушительным поражением итальянцев в 1896 году в сражении с эфиопской армией при Адуа. Италия вынуждена была просить мира, а Криспи пришлось подать прошение об отставке.

Проведя некоторые антиклерикальные мероприятия, Криспи сосредоточил основные усилия на жестоком подавлении массового движения трудящихся, вызванного тяжелым экономическим положением страны (кровавая расправа с восставшими крестьянами в Сицилии и рабочими в Масса-Карраре в 1893 - 1894 гг., запрещение социалистической партии в 1894 - 1895 гг., ограничение права союзов и т. д.). Внешняя политика Криспи характеризуется укреплением связей Италии с Тройственным союзом 1882 г., обострением отношений с Францией (введение высоких протекционистских тарифов привело к началу в 1888 г. многолетней франко-итальянской таможенной войны) и расширением империалистических захватов; в Африке было начато создание колоний в Сомали (1889) и Эритрее (1890); однако попытки захватов в Эфиопии закончились разгромом итальянского экспедиционного корпуса при Адуа (1896). Провал колониальной авантюры и «жесткого» курса внутри страны вынудили Криспи уйти с политической арены.

2. Формирование Криспи как революционера и политического деятеля

В 1859 году Криспи совершил две смелые поездки в Сицилию, где вступил в сношения с местными революционными группами. Там он обучал заговорщиков искусству приготовления бомб, которое изучил в Лондоне. Затем он убедил колебавшегося Гарибальди предпринять знаменитую экспедицию в Сицилию и принял в ней самое деятельное участие.

В начале весны 1860 года в Сицилии с новой силой развернулись народные волнения. Руководители демократического движения ускорили подготовку восстания на острове.

9 апреля почти весь остров был уже охвачен народными волнениями.

Восстание началось в Палермо на рассвете 4 апреля. Всего насчитывалось 52 участника конспиративной организации, которая должна была дать сигнал к восстанию и увлечь за собой патриотов всего города. Однако вследствие предательства власти узнали о подготовке к восстанию.

Правительству Франциска II удалось подавить восстание в Палермо, но оно с еще большей силой разгорелось в окрестностях столицы и во многих других городах острова. Вскоре почти по всему острову стали действовать партизанские отряды, главным образом отряды «пиччотти», состоявшие вначале преимущественно из крестьянской молодежи.

Весть о восстании в Сицилии быстро распространилась по всей Италии. 7 апреля об этом стало известно в Генуе, где был организован комитет для оказания помощи повстанцам. В Генуе тогда находились многие из друзей Мадзини и Гарибальди, и среди них А. Бертани, самоотверженный революционер, который сыграл большую роль в организации экспедиции «Тысячи». Он написал Гарибальди письмо, в котором просил оказать помощь повстанцам. С этим письмом Франческо Криспи и Н. Биксио отправились к Гарибальди для переговоров об организации экспедиции в Сицилию. Гарибальди обещал возглавить экспедицию, если сообщение о восстании будет подтверждено. 15 апреля Гарибальди переехал в Геную. Он поселился в доме своего старого друга Аугусто Векки, в вилле Спинола, расположенной на берегу Генуэзского залива в Кварто. Этот дом стал штабом подготовки экспедиции «Тысячи».

Три недели, до момента отплытия «Тысячи», продолжалась напряженная, кипучая деятельность Гарибальди и его сподвижников. Подготавливали людей, оружие, продолжали собирать деньги, разрабатывали план.

Правительство Сардинии всем, чем могло, старалось помешать экспедиции «Тысячи». Кавур не только пытался заставить Гарибальди отказаться от экспедиции, но и намеревался арестовать его. Гарибальди не был арестован лишь потому, что король не решился на этот шаг, считаясь с духом времени.

Поход «Тысячи» проходил под лозунгом «Италия и Виктор Эммануил!» Этот лозунг вытекал из политики «Партии действия», проводившейся ею уже в период второй австро-итальянской войны 1859 года; он придал экспедиции официальный характер и в какой-то мере связал Кавуру руки.

Своей дальнейшей деятельностью Гарибальди доказал, что, выдвигая лозунг «Италия и Виктор Эммануил!» по тактическим соображениям, он отнюдь не отказывался от республиканских убеждений и до конца жизни остался горячим приверженцем демократии.

5 мая все приготовления к отправке экспедиции были завершены.

С точки зрения социальной принадлежности почти половину «Тысячи» составляли народные низы - рабочие, ремесленники, городская беднота; много было студентов, представителей мелкой буржуазии и интеллигенции. Возрастной состав «Тысячи» был довольно пестрый, но преобладала молодежь в возрасте 18 - 25 лет. Гарибальдийцы были одеты в красные рубашки (форма, принятая ими в Латинской Америке).

В экспедиции приняли участие добровольцы ряда других стран.

На рассвете 6 мая экспедиция отплыла из Кварто.

В полдень 11 мая экспедиция достигла гавани Марсалы (западный берег Сицилии), где намечалось произвести высадку.

Волонтеры беспрепятственно овладели городом. Здесь Гарибальди выпустил прокламацию, в которой призывал население Сицилии к оружию. С прибытием экспедиции восстание в Сицилии вспыхнуло с новой силой. К «Тысяче» стали присоединяться небольшие отряды «пиччотти», вооруженные пиками, саблями, ножами, кинжалами и т. д. Гарибальди действовал в Сицилии в тесном контакте с руководителями повстанческого движения.

Было решено, что «Тысяча» направится в Палермо. По пути из Марсалы в Палермо отряду пришлось выдержать крупную битву, которая оказалась решающей в походе 1860 года. Сражение произошло 15 мая близ города Каталафими. Противник уже заранее ждал гарибальдийцев, заняв очень удобную позицию. Хорошо вооруженный корпус численностью около 3 тыс. человек под командованием опытного генерала Ланди разместился на окружающих город холмах. Отряду Гарибальди, насчитывавшему 1500 человек, пришлось атаковать неприятеля с незащищенной равнины. Но бурбонские войска не выдержали натиска гарибальдийцев и повстанцев. В результате 6-часовой кровопролитной битвы враг был обращен в бегство. Это была первая победа «Тысячи» в Сицилии. Всюду образовывались вооруженные отряды, которые присоединились к краснорубашечникам.

В эти напряженные дни безостановочных маршей, проходя сквозь огонь и разрушения, демократические деятели думали не только об уничтожении династии Бурбонов, но и о тяжелой жизни народа, о насущных социальных проблемах. Первым социальным мероприятием Гарибальди был декрет, подписанный 17 мая в Алькамо, близ Каталафими. Этим декретом отменялся налог на помол и ликвидировались ввозные пошлины на зерно, картофель и овощи. Другим декретом от 17 мая восстанавливались законы о муниципальных советах, изданные в Сицилии в период революции 1848 года, и отменялись законы, принятые после подавления революции. Этим самым подчеркивался революционно-демократический характер новой власти, которую стремились установить после победы инициаторы похода «Тысячи».

24 мая гарибальдийцы приблизились к Палермо.

27 мая на рассвете, после стремительной атаки форта Термини, Гарибальди вступил в город.

Королевская армия и флот начали бомбардировать Палермо с двух сторон - с суши и моря. Но гарибальдийцы и восставший народ были неустрашимы и проявляли сказочный героизм. К вечеру 27 мая все население города вышло на улицу с трехцветными значками. В течение трех дней бурбонские войска обрушивали на город тысячи бомб и ядер. Но они не могли устоять перед натиском восставшего народа. 30 мая представители королевской армии предложили перемирие и вскоре после того подписали акт о капитуляции, а бурбонская армия покинула столицу Сицилии.

Победа революции в столице Сицилии решила судьбу острова, к тому времени охваченного пламенем восстания. Вскоре почти вся Сицилия была освобождена от власти ненавистных Бурбонов.

На острове возникла новая власть. Она была организована в форме революционно-демократической диктатуры, а Гарибальди принял звание диктатора Сицилии. В правительство Гарибальди входили представители «Партии действия» и сицилийских умеренных. Революционное правительство провело ряд важных мероприятий. Были освобождены политические заключенные и запрещен орден иезуитов, созданы школы и приюты для беспризорных детей. Наибольшее значение для закрепления революции имел декрет от 2 июня о разделе общинных земель и наделении земельными участками крестьян, сражавшихся за родину.

Виктор Эммануил и Кавур были сильно встревожены как военными успехами Гарибальди, так и его политикой. Их пугал демократический характер сицилийской революции. Стремясь установить контроль над деятельностью Гарибальди и оказать на него давление, Кавур в июне послал в Палермо своего агента Ла Фарину якобы для «помощи» в организации правительства. Ла Фарине удалось настоять на смещении Криспи, который был продиктатором, и назначении вместо него А. Депретиса, сторонника Кавура. После того как Гарибальди понял, что главной целью Ла Фарины является устранение из правительства республиканцев и введение в его состав приверженцев Савойской династии, стремившихся к быстрейшему присоединению Сицилии к монархии Виктора Эммануила, он издал декрет о высылке Ла Фарины из Сицилии.

Победа революции в Сицилии способствовала усилению освободительного движения в континентальной части королевства. Гарибальди начал подготавливать армию, чтобы через Мессинский пролив переправиться на материк и вместе с отрядами повстанцев Южной Италии двинуться в Неаполь. По пути к Мессине армии Гарибальди пришлось выдержать крупное сражение при Милаццо. Это была последняя битва гарибальдийцев на острове, и 27 июля они без боя заняли Мессину. К моменту переправы через пролив освободительная армия Гарибальди, которая теперь приняла название Южной, насчитывала более 20 тыс. человек.

Тщательно подготовившись и выбрав удобный момент, Гарибальди на рассвете

19 августа высадился с главными силами на крайней южной оконечности Калабрии - у Мелито.

На следующий день гарибальдийцы отправились в Реджо - главный укрепленный город Калабрии. После короткой атаки Гарибальди занял город.

Победа в Реджо решила судьбу остальной части королевства Обеих Сицилий. 100-тысячная армия короля была целиком деморализована, солдаты сдавали гарибальдийцам свое оружие. Многие из них изъявляли желание присоединиться к волонтерам. Путь гарибальдийцев от Реджо до Неаполя представлял собой триумфальное шествие. Почти повсюду восстания начались еще до прихода армии Гарибальди.

Большую роль в организации этих восстаний сыграла «Партия действия», развернувшая в это время в Южной Италии кипучую деятельность.

В поддень 7 сентября Гарибальди, опередивший авангард своей армии, в открытой коляске в сопровождении нескольких человек торжественно въехал в Неаполь. Через два дня в столицу королевства вступила гарибальдийская армия, встреченная народным ликованием.

Легендарная эпопея славной «Тысячи» подходила к концу. Целую неделю после вступления гарибальдийцев в Неаполь длились народные торжества. Однако еще предстояла жестокая битва с королевскими войсками. Эта битва произошла при реке Вольтурно у города Санта-Мария 1 и 2 октября. Франциск II попытался с остатками армии пробиться в столицу. Королевские войска дрались с ожесточением. Однако после двухдневной кровопролитной битвы гарибальдийцы одержали победу. Этим закончилась замечательная эпопея «Тысячи». После битвы при Вольтурно остатки королевской армии еще удерживали некоторые крепости, но дни династии Бурбонов были сочтены.

В освобожденном королевстве было образовано революционное правительство, в которое входили умеренные либералы и демократы, а Гарибальди был провозглашен «диктатором Обеих Сицилий». Создание этого правительства открывало широкие перспективы для дальнейшего развития революции в неосвобожденной части Италии. Правительство подтвердило изданные в Сицилии декреты о социально-экономических мероприятиях и издало некоторые другие декреты. В частности, было подтверждено, что земли и недвижимость, принадлежащие запрещенному ордену иезуитов, будут национализированы, так же как и земли Бурбонов. 18 октября был издан декрет об обложении налогом церковных имуществ. Декретом от 3 ноября запрещалось сосредоточение в одних руках нескольких наделов.

Революционный инстинкт подсказывал Гарибальди и его сподвижникам, в число которых входил и Криспи, что, только опираясь на восстание широких народных масс, в том числе крестьянства, можно будет превратить экспедицию «Тысячи» в бурное освободительное движение, которое быстро сокрушит бурбонское государство. Необходимо, однако, отметить, что аграрный вопрос - самый важный - не был разрешен правительством Гарибальди. Декрет о раздаче крестьянам общинных и государственных земель не был реализован. Революционное правительство не призывало крестьян к захвату земель баронов, а удерживало их от этого. Причина такой политики заключается в том, что правительство, большинство которого составляли представители буржуазии, боялось аграрной революции, а люди, окружавшие Гарибальди (Криспи, Паллавичино, Биксио и др.), полагали, что гражданская война между крестьянами и помещиками может скомпрометировать режим Гарибальди и ослабить его армию. В результате крестьяне охладели к движению и стали отходить от него. Но следует подчеркнуть, что такой политики по отношению к крестьянству придерживалась почти вся республиканская партия. В этом заключается противоречивость и слабость всего демократического крыла национально-освободительного движения Италии, и этим обстоятельством воспользовались умеренно-либеральная партия, чтобы задушить робкие попытки соединить национальное движение с глубокой аграрной революцией.

Уже в июле 1860 года умеренные либералы пытались вырвать инициативу из рук демократов и изолировать их. После же высадки гарибальдийской армии на континенте Кавур и его сторонники повели бешеную кампанию против деятелей демократического движения и напрягали все свои усилия, чтобы вызвать в Неаполе так называемую «революцию» до вступления туда Гарибальди и не допустить создания демократического правительства. Однако либералам не удалось организовать переворот в Неаполе.

В Неаполе, как и в Палермо, активизировали свою деятельность либералы и реакционные элементы. В государственном аппарате сидели королевские чиновники, саботировавшие мероприятия революционного правительства.

Кавур наполнил Неаполь своими агентами, агитировавшими за присоединение Южной Италии к Сардинскому королевству. Деятели демократического движения требовали созыва Учредительного собрания для решения дальнейших судеб Италии. Большую помощь Гарибальди оказали Мадзини, Каттанео и Бертани, прибывшие в Неаполь. Они развернули энергичную деятельность по подготовке освободительного похода на Рим, разоблачали интриги монархистов и всячески старались помочь правительству Гарибальди. Однако после вступления сардинской армии в Королевство Обеих Сицилий влияние демократов значительно ослабло. Некоторые из соратников Гарибальди (Медичи, Сиртори, Тюрр и др.) перешли на сторону Кавура. Криспи остался с Гарибальди.

В октябре умеренные либералы организовали в Неаполе и Палермо ряд митингов и демонстраций с требованием присоединения к Сардинскому королевству. Некоторые из помощников Гарибальди усиленно склоняли Гарибальди принять это требование.

7 ноября 1860 года в Неаполь прибыл Виктор Эммануил. Гарибальди сложил с себя диктаторскую власть и объявил о передаче власти Виктору Эммануилу. Вскоре декреты, изданные Гарибальди, были отменены, а его армия распущена.

27 января 1861 года состоялись выборы в итальянский парламент. Новый парламент принял закон об образовании Итальянского королевства и провозглашении Виктора Эммануила II королем Италии (17 марта 1861 года).

В борьбе между демократами и либералами за различные способы (пути) объединения Италии и различные формы государственной власти победила партия умеренных либералов. Она смогла победить потому, что в решающий период революции в силу ряда причин она оказалась более сильной, чем «Партия действия». Нерешительность и слабость «Партии действия», ее боязнь повторения в Италии террористического 1793 года, ее неспособность включить в свою программу требования аграрной реформы явились причинами влияния на нее умеренных либералов, что привело к победе последних. Руководители республиканцев не понимали необходимости решения задач национальной революции одновременно с задачами аграрной революции. К тому же «Партия действия» к началу революции была ослаблена предыдущими поражениями и внутренними раздорами. В результате всех этих факторов умеренные и сардинская монархия сумели присвоить плоды завоеванных революцией побед и присоединить к Сардинскому королевству уже освобожденные государства. Международная обстановка также способствовала победе умеренных. Особую поддержку им оказал Наполеон III, который одобрял все действия Кавура против Гарибальди и его сподвижников и демократических сил. Англия, хотя и была заинтересована в создании на Апеннинском полуострове большого итальянского государства, которое противостояло бы Франции, опасалась демократической революции в Италии. Другие державы вынуждены были считаться с позицией Англии и Франции. В результате войны и революции 1859-1860 годов Италия была в основном объединена. Однако недостаточная организованность демократических сил, слабое участие крестьянства в революции, колебание вождей республиканской буржуазии обусловили незавершенность революции. Решающую роль в объединении страны сыграла борьба народных масс, руководимых революционными элементами буржуазии, наиболее выдающимися представителями которых были Мадзини и Гарибальди. Огромную роль сыграл поход гарибальдийской «Тысячи», организованный демократами. Эта экспедиция на Юг Италии явилась самым крупным выступлением народных масс в их борьбе за объединение Италии революционным путем. В этом походе объединились антифеодальные, демократические силы всех итальянских государств. Если бы деятели демократического движения не пошли на эту решающую битву за объединение и независимость Италия надолго оставалась бы раздробленной.

После деятельного участия Криспи в знаменитой «Тысяче», он еще более приблизился к Гарибальди. Гарибальди же в свою очередь назначил его министром внутренних дел и финансов. В этой должности Криспи пришлось вынести борьбу с продиктатором Депретисом. Выбранный депутатом в итальянскую палату, Криспи из заговорщика-революционера постепенно обращается в государственного человека. В 1864 году он произносит в палате известную фразу: "Монархия нас соединяет, республика нас разъединяет". Данной фразой он разрывает с Мадзини и мадзинистами. Это не мешает, однако, Криспи оставаться в парламенте признанным вождем левой и даже крайней левой партии. В 1865 году он принимает участие в составлении радикальной программы, главные пункты которой: автономия общин, распространение избирательного права на всех грамотных, жалованье депутатам, исключение чиновников из парламента, прогрессивный подоходный налог, освобождение рабочих от платы налогов, введение милиции вместо постоянного войска, создание дешевого кредита для крестьян и ремесленников, отмена смертной казни. Многие пункты этой программы были впоследствии осуществлены частью до Криспи, частью самим Криспи; от других он бесповоротно отказался. За эту программу он упорно борется в основанной им газете "Riforma" и в парламенте в течение 1860-х и первой половины 70-х годов, резко, даже грубо нападая на правительство за его реакционную политику, в особенности за двусмысленное поведение по отношению к Гарибальди.

В области иностранной политики Криспи держится в этот период прежнего убеждения, многократно высказанного им в печати, что все люди - братья, что свободное государство должно заключать союзы только со свободными государствами, что задача разумной политики демократического государства - защищать все слабые государства. Он горячо отстаивает интересы Греции и мечтает о создании Балканской федерации, с Константинополем во главе. В 1863 году он настаивает на вмешательстве Италии в пользу Польши. В 1875 году Криспи был избран президентом палаты, а в 1877 году по тайному поручению короля совершил поездку по Европе с целью протестовать против предположенного присоединения Боснии и Герцоговины к Австрии. Вернулся он однако вполне примиренный с ожидаемым политическим событием и с проектом Тройственного союза против Франции. В полезности этого проекта он сумел убедить Виктора-Эммануила.

В декабре того же 1877 года он получил портфель министра внутренних дел в кабинете Депретиса. С этого времени его разрыв с радикалами обозначился яснее, в особенности потому, что Криспи попытался воспользоваться смертью Виктора-Эммануила для сближения с Ватиканом. Вскоре он был привлечен к суду по обвинению в двоеженстве. Суд оправдал его, но политическая его карьера была разбита на целых 10 лет; король Гумберт и в особенности королева долго противились вступлению Криспи в министерство.

Вступая в последнее десятилетие 19 века, Италия была уже во многом иной по сравнению с начальным периодом своего существования как единого государства. К 90-м годам 19 века в экономике страны утвердилось господство капиталистического способа производства, а сформированные его развитием классы - буржуазия и пролетариат - приобрели определяющее значение в характеристике социальной структуры итальянского общества. Возникло современное рабочее движение, образовалась самостоятельная политическая рабочая партия марксистского направления (причем по существу это была первая подлинная политическая партия Италии, ибо итальянские господствующие классы начали создавать свои партии в современном смысле этого слова значительно позднее). Для правящего блока этот новый противник - рабочий класс - был куда опаснее, чем полные мятежного духа, но аморфные в политическом отношении крестьянские массы. В то же время развитие капитализма не снимало, а все более обостряло те проблемы, которые были порождены незавершенностью итальянской буржуазной революции («южный вопрос», эмиграция и т. д.). Италия продолжала далеко отставать от более передовых капиталистических стран по основным экономическим показателям, она была намного слабее их в военном отношении и не могла соперничать с ними ни по размерам колониальной добычи, ни по своей роли в европейской политике. Все это наталкивало правящие круги на мысль о неэффективности либерально-конституционного метода политического господства и побуждало их искать чрезвычайных средств для защиты от «внутреннего врага» и осуществления притязаний Италии на роль великой державы.

Так вызревал политический курс, сочетавший репрессии против рабочего движения и общее наступление на демократические свободы внутри страны с широкой программой колониальных захватов. Попытка практической реализации такой политики прежде всего связана с именем Франческо Криспи.

Криспи, в период Рисорджименто принадлежавший к «Партии действия», никогда не был человеком демократических убеждений. В тот период его целью было достижение политико-территориального единства Италии, и к этой цели он был готов идти любыми путями. От умеренных Криспи отталкивали не столько принципиальные расхождения (он сам, как отмечал Грамши, по своей программе был «стопроцентным умеренным» Грамши А. Избр. произведения в трех томах, т. 3. М., 1959, с. 352. ), сколько неистовый темперамент, склонность действовать напролом, недоверие и ненависть к медленным обходным маневрам.

3. Особенности внутриполитической деятельности Криспи

Политическая деятельность Криспи после объединения Италии развертывалась в рядах «левой». Здесь Криспи выступил как лидер оппозиционной Депретису группировки, которая сложилась в 1883 году - после того как Депретис встал на путь компромисса с «правой», провозгласив приостановку дальнейших реформ.

Такой поворот в политике Депретиса был лишь одним из симптомов глубокого кризиса всех буржуазных и мелкобуржуазных политических течений, ведших свое происхождение от эпохи Рисорджименто. Разногласия между «правой» и «левой» постепенно стирались. «Партия действия» как таковая давно уже не существовала: считавшие себя ее наследниками республиканские группы были немногочисленны, вышедшие из ее лона радикалы, как уже упоминалось, отвергли ее тактику неучастия в монархическом парламенте, часть ее бывших приверженцев влилась в социалистическое движение, а другая часть, наоборот, резко поправела и перешла в консервативный лагерь. На этом общем фоне, когда правящие классы нуждались в «сильной личности», способной переступить через утратившие реальный смысл старые политические традиции, и произошло возвышение Криспи.

Криспи резко нападает на кабинеты Кайроли и Депретиса, как на буржуазные; протестует в 1885 году против африканской экспедиции; порицает в 1886 году созданный при его участии Тройственный союз; пропагандирует избирательную реформу; борется за законы в пользу рабочих, чтобы освободить последних "из рабства буржуазии"; восстает против попыток сближения с Ватиканом и утверждает, что "современная монархия" должна опираться не на дворянство, не на церковь, не на войско, а исключительно на народ. В течение 80-х годов Криспи вместе с Никотерой, Кайроли, Занарделли и Баккарини, принадлежал к так называемой пентархии. Вследствие неудачи, постигшей Депретиса в Абиссинии. министерство было преобразовано в апреле 1887 года: в состав его вступили Криспи и Занарделли, первый - в качестве министра внутренних дел; душой кабинета и истинным его главою был не Депретис, а Криспи с 7 августа того же года, после смерти Депретиса, он сделался премьером уже официально.

В августе 1887 году Криспи сменил Депретиса на посту премьера и оставался во главе правительства в течение трех с половиной лет. Политика Криспи в этот период свидетельствует о том, что его оппозиция взятому Депретисом курсу вправо была лишь типичным для итальянской политической жизни того времени приемом борьбы за власть между соперничающими группировками. Оказавшись у власти, сам Криспи пошел в этом же направлении, но действовал гораздо жестче и определеннее.

Образцом, которому стремился следовать Криспи, став премьером, была политика Бисмарка в Германии - прежде всего по отношению к рабочему движению. Уже в первые годы своего правления Криспи открыл против него атаку. С принятием в 1889 года нового уголовного кодекса было пересмотрено ранее действовавшее законодательство о забастовках. Формально преступным актом стала считаться уже не забастовка как таковая, а применение забастовщиками насилия и угроз, но для полиции никогда не составляло труда «доказать», что бастующие рабочие повинны в этом. В особенности же, как разъяснил в одной из своих речей сам Криспи, эта статья кодекса была направлена против стачек политического характера. В 1890 году правительственным распоряжением была запрещена первомайская манифестация итальянских трудящихся. Три недели спустя в Конселиче (провинция Равенна) произошел дотоле беспрецедентный факт: солдаты и карабинеры стреляли в толпу бастующих работниц рисовых плантаций и безработных батраков, убив троих из них. Но Криспи даже не удостоил ответом интерпелляцию в палате по этому поводу.

Имея в виду возвести полицейские меры против рабочего движения в систему, Криспи неминуемо должен был посягнуть на те конституционные свободы, которые были легальной основой деятельности рабочих организаций в Италии, т. е. встать на путь прямого ущемления демократии. В 1889 году был введен закон об общественной безопасности, который серьезно ограничил право собраний, поставив его осуществление фактически в полную зависимость от произвола префектов и квесторов, и расширил возможности преследования в административном порядке лиц, заподозренных в политической неблагонадежности. Тогда же Криспи добился от палаты санкции на предание суду депутата парламента Андреа Косты, арестованного во время рабочей манифестации в Риме, а затем - согласия на исполнение приговора над ним (три года тюрьмы) и аннулирования его депутатского мандата. Расправа Криспи с депутатом-социалистом, который был вынужден скрыться за границу, явилась одним из предвестником откровенного покушения итальянской реакции на прерогативы парламента. Нарушением парламентской традиции было и сосредоточение в руках Криспи трех важнейших постов в правительстве (премьер-министра, министра иностранных дел и министра внутренних дел), а также формирование им после выборов 1889 года нового кабинета без утверждения его кандидатуры палатами.

Увеличение налогов ведет за собой ряд бунтов в Сицилии и Ломбардии; Криспи усмиряет их вооруженной рукой и вступает в таможенную войну с Францией, разорительную для Италии. С общественным недовольством он борется реакционным законом об общественной безопасности и другими полицейскими мерами. Отказываясь от заявлений, сделанных им в качестве вождя оппозиции, он проводит законы, избавляющие министров от переизбрания и дозволяющие назначать депутатов в члены государственного совета и префекты. Эта деятельность увенчивается грубым давлением на парламентских выборах 1890 года.

Безудержный протекционизм Криспи вполне отвечал требованиям промышленных кругов Севера, но их корыстные интересы вскоре ввергли итальянскую экономику в полосу серьезнейших трудностей. Разрыв торговых и финансовых отношений с Францией усугубил аграрный кризис (особенно в виноделии) и придал исключительно затяжной характер начавшемуся в конце 80-х годов кризису в промышленности, торговле и банковском деле, который последовал за спекулятивным подъемом предшествовавших лет. Кризис усилил недовольство политикой Криспи в стране и парламенте, и в феврале 1891 года его кабинет пал.

Преемник Криспи, Рудини, возглавил правительство в момент вызванного кризисом обострения социальных противоречий и продолжал политику террора по отношению к рабочему движению. Он запятнал себя кровавой расправой с первомайской демонстрацией 1891 года, когда в ряде городов полиция спровоцировала стычки с рабочими, а в Риме колонна манифестантов была расстреляна манифестантами. Разногласия по вопросам финансовой политики внутри министерства Рудини привели к его отставке (апрель 1892 года). Новый кабинет сформировал Джованни Джолитти - деятель, который позднее (в начале 20 века) сыграет крупнейшую роль в политической жизни Италии.

Джолитти, в отличие от Криспи и Рудини, был противником чрезвычайных мер и считал необходимым разрядить обстановку в стране с помощью реформы налоговой системы, улучшения социального законодательства и т. д. Но и его кабинет оказался недолговечным: в 1893 году стали достоянием гласности скандальные аферы Римского банка и связи с этим банком многих видных парламентариев и министров. Джолитти (лично неповинный в коррупции, но знавший об этих неприглядных фактах и долго противившийся их обнародованию) был вынужден уйти в отставку (ноябрь 1893 года).

Скандал с Римским банком до крайности накалил политическую обстановку. В то же время господствующие классы были напуганы начавшимся в Сицилии массовым крестьянским движением, во главе которого стояли так называемые «Союзы трудящихся» («Фаши деи лаворатори»). Эти организации стали создаваться на острове еще с 1889 года, сначала в крупных городах (Мессина, Катания, Палермо), а затем в сельских местностях. Они охватывали крестьян и рабочих серных рудников и действовали под руководством социалистов. В мае 1893 года «фаши» объединились в Сицилийскую социалистическую федерацию, численность которой составляла около 50 тыс. членов.

Движение «фаши», развертывавшееся в течение всего 1893 года в форме крестьянских забастовок и манифестаций, давления на землевладельцев с помощью бойкота и т. д., особенно активизировалось к осени, когда латифундисты, использовав как предлог продолжающееся в результате аграрного кризиса падение цен на зерно, отказались выполнять условия подписанных ранее контрактов с крестьянами-издольщиками о разделе урожая. Сам же урожай был плохой, как и в предыдущем году. Крестьянская беднота оказалась вынужденной шире, чем раньше, прибегать к покупке хлеба и при этом платить значительно удорожавший его муниципальный налог. Сельский муниципалитет выступал как враждебная крестьянская сила и потому, что обычно находился в руках зажиточных местных буржуа и активно содействовал узурпации ими земель из общинного фонда. Жестокие полицейские преследования, которым подвергались «фаши» уже при Джолитти, и прямые провокации со стороны полиции делали положение в Сицилии все более напряженным. В этой обстановке правительственный кризис, вызванный падением кабинета Джолитти, разрешился в декабре 1893 года возвращением Криспи и возобновлением политики «железного кулака».

Тем временем в Сицилии началась полоса бурных народных волнений. Крестьяне захватывали и громили здания муниципалитетов, требовали снижения цен на хлеб и отмены коммунальных налогов. Движение развивалось в значительной мере стихийно, но центральный комитет «фаши» стремился направлять его, выдвинув в своем обращении от 3 января 1894 года следующую программу требований: отмена коммунальных налогов на зерно, пересмотр условий сельскохозяйственных контрактов в пользу крестьян, передача необработанных земель и подрядов на общественные работы кооперативам трудящихся при финансовой помощи им со стороны государства, установление в законодательном порядке минимума зарплаты и максимальной продолжительности рабочего дня. Трудящимся рекомендовалось соблюдать спокойствие и организованность, действуя в зависимости от того, как поведет себя правительство.

Но линия правительственной политики была уже совершенно ясна. Одна коммуна за другой становились ареной кровавых насилий над крестьянами со стороны полиции и солдат; потери крестьян исчислялись несколькими десятками убитых. В начале января 1894 года Криспи направил в Сицилию воинские подкрепления и объявил остров на осадном положении. Около двух тысяч членов «фаши» были сосланы под надзор полиции, сами эти организации распущены, а наиболее видные руководители движения - Джужеппе Де Феличе Джуффрида (депутат парламента), Розарио Гарибальди Боско, Никола Барбато и другие - отданы под суд военного трибунала и приговорены к многолетнему тюремному заключению. Для оправдания своих террористических мер Криспи прибег к провокационному обвинению социалистических лидеров «фаши» в том, что они действовали в тайном сговоре с Францией и Россией и стремились отторгнуть в пользу этих держав Сицилию от Италии. Почти одновременно с Сицилией было введено осадное положение в районе Луниджана (Тоскана), где анархисты попытались поднять рабочих мраморных копей на вооруженное восстание.

Подавив движение сицилийских крестьян, Криспи воспользовался участившимися актами индивидуального террора со стороны анархистов, чтобы провести в июле 1894 года через парламент закон о чрезвычайных мерах по охране общественной безопасности сроком действия до 31 декабря 1895 года. В дополнение к этому закону 22 октября 1894 года был обнародован специальный министерский декрет, который запрещал как «анархистские» все существовавшие в Италии рабочие организации - кассы взаимопомощи, просветительные кружки, профессиональные лиги, палаты труда (нечто вроде городских советов профессиональных союзов) и прежде всего Партию итальянских трудящихся. Криспи явно вдохновлялся образцом исключительного закона против социалистов, введенного в свое время Бисмарком в Германии.

Результатом была еще одна волна полицейского террора, прокатившаяся по всей Италии. Единственным оплотом легальной деятельности социалистической партии осталась ее парламентская фракция, в которую входило, не считая брошенного в тюрьму Де Феличе - пять депутатов (Прамполини, Аньини, Беренини, Бадалони, Казилли). Вскоре к ним присоединился еще Коста, избранный на дополнительных выборах в одном из округов Эмили, где он одержал победу над сторонником Криспи генералом Мирри.

В декабре 1894 года вокруг Криспи разгорелся громкий политический скандал. Стало известно, что в руках Джолитти находятся компрометирующие Криспи документы о его взаимоотношениях с Римским банком, а затем они были представлены палате Криспи обвинялся в том, что в Римском банке был обнаружен его неоплаченный вексель на сумму в

244 тыс. лир, предоставленную ему банком при вступлении на министерский пост весной 1887 г.. Но когда назначенная палатой комиссия для расследования обвинений против Криспи огласила свой доклад, Криспи добился от короля декрета о закрытии парламентской сессии, а затем (в мае 1895 года) - досрочного роспуска палаты. Во время перерыва в работе парламента были арестованы депутаты-социалисты.

В 1892 году, когда возникла скандальная история о похищениях в итальянских банках, Криспи сначала упорно противился назначению следствия, но затем согласился на это. Премьер Джолитти, скомпрометированный последовавшими затем разоблачениями, вышел в отставку и уступил место Криспи (ноябрь 1893 года), но дальнейшие разоблачения задели и самого Криспи. Джолитти напечатал кое-какие документы, похищенные им во время следствия, Кавалотти предложил на рассмотрение палаты (декабрь 1894 года) другие документы, a "Figaro" опубликовал третьи. Мало-помалу стало выясняться, что если Джолитти пользовался деньгами банков для политических целей, то Криспи, и в особенности жена его, пользовались в очень широком размере в тех же банках кредитом уже для своих личных целей. Только что подавленный бунт в Сицилии и волнения в других местах Италии, быстрое развитие социализма и анархизма - все это говорило о ненормальном положении дел, созданном политикой Криспи. Чтобы удержаться на месте последнему приходилось прибегать к суровым мерам по отношению к своим противникам; последовал ряд политических процессов, посредством которых Криспи, с нарушением законов о судопроизводстве и конституции, расправлялся с врагами (Дефеличе и др.). Чтобы избавиться от неприятных прений во враждебно настроенной палате, Криспи приостановил ее заседания, а затем распустил ее. Новые выборы, в мае 1895 года, происходили под таким сильным полицейским давлением, по столь грубо подтасованным спискам, как до тех пор еще не бывало в Италии. Криспи победил; он располагал в палате значительным большинством, но его популярность в обществе была значительно подорвана.

Выборы 26 мая - 2 июня 1895 года показали, что в стране нарастает сопротивление реакционной политике Криспи. Несмотря на сильнейший нажим в пользу правительственных кандидатов, они потеряли значительное число голосов. Зато загнанная в подполье Итальянская социалистическая партия (так она стала называться с начала 1895 года) собрала 76 тыс. голосов против 20 тыс., поданных за нее на выборах 1892 года. В новый состав палаты было избрано 11 социалистов, в том числе осужденные военными трибуналами руководители «фаши» Барбато, Де Феличе, Боско. Палата отказалась признать их мандаты, но через три месяца на дополнительных выборах в соответствующих округах они были в знак протеста выбраны еще раз. Избиратели поддержали и наиболее решительных противников Криспи из среды республиканцев и радикалов - Наполеоне Колаянни, Феличе Каваллотти и др.

4. Внешнеполитический курс Криспи

Вследствие неудачи примирительной политики с Ватиканом, Криспи вел с ним решительную борьбу; главным его делом в этом направлении была реформа разных благотворительных учреждений, находившихся под управлением католической церкви (Opere pie); управление ими и контроль над ними; вместе с их громадными капиталами, простиравшимися до 3 миллиардов франков, несмотря на ожесточенную агитацию клерикалов, были переданы в руки государства. Другое важное дело Криспи, проведенное в эту эпоху, было введение нового либерального уголовного кодекса. Зато в области иностранной политики он решительно поддерживает тройственный союз, из-за него закрывает ирредентистские ассоциации, вытесняет из кабинета талантливого министра финансов Сейсмит Доду, усиливает войско, тратя на него громадные средства и не обращая внимания на дефициты. Идеи братства народов, и в особенности мысль о создании великой Греции, забыты; Криспи признает необходимость греческой блокады и умиротворение Крита Шакир-пашой (1889).

Всемерное укрепление союза с двумя реакционными империями - германской и австро-венгерской - было естественным продолжением антидемократической внутренней политике Криспи, и в свою очередь оказывало на нее обратное влияние, стимулируя диктаторские поползновения итальянского премьера. Одним из первых шагов Криспи на посту премьера была поездка в Германию для переговоров с Бисмарком (сентябрь - октябрь 1887 года), подготовившая заключение в феврале 1888 года итало-германской военной конвенции. По условиям конвенции Италия обязывалась в случае войны центральных держав с Францией и Россией атаковать Францию по альпийской границе, а также направить в Германию 6 армейских корпусов и 3 кавалерийских дивизии для содействия военным операциям германской армии на Рейне. В октябре 1888 года - после новой встречи Криспи с Бисмарком - состоялся визит в Италию только что вступившего на германский престол императора Вильгельма II.

Главной причиной заинтересованности правящих кругов Италии в Тройственном союзе по-прежнему оставались их неутоленные притязания на колонии. Криспи пришел к власти в момент, когда итальянский колониализм только что потерпел свое первое поражение в Африке и продолжил начатую Депретисом войну с Эфиопией. В 1889 году Италии удалось навязать эфиопскому императору (негусу) Менелику II о дружбе и торговле и конвенцию о границе между итальянскими владениями и Эфиопией. Италия объявила об установлении протектората над Эфиопией. Год спустя захваченные итальянцами земли по побережью Красного моря были провозглашены колонией под названием Эритрея. Почти одновременно (в 1888 году) был установлен итальянский протекторат над двумя княжествами полуострова Сомали, ознаменовавший начало колониальной экспансии Италии в этом районе. Криспи вынашивал мысль об оккупации Триполитании - одной из североафриканских провинций Османской империи. Но уже с конца 1890 года колониальная политика Италии в Африке натолкнулась на новые препятствия: Эфиопия начала оказывать все более активный отпор действиям итальянских колонизаторов.

Тесно связав себя с германским блоком, Италия в годы правления Криспи оказалась в крайне напряженных отношениях с Францией. Итало-французские противоречия подогревались как колониальным соперничеством обеих стран в Африке, так и все усиливавшимися трениями между ними на почве торговых отношений и таможенной политики. Еще при Депретисе (в декабре 1886 года) был денонсирован торговый договор с Францией. Этим Италия развязала себе руки для введения повышенных протекционистских тарифов 1887 года Начавшиеся переговоры о возобновлении договора с приходом к власти Криспи были прерваны, и с 1888 года между Францией и Италией разгорелась настоящая таможенная война, которая сопровождалась с французской стороны отказом Италии в займах, кампанией против итальянских ценных бумаг и т. д.

Во время второго правительства, чувствуя, что его позиции становятся все более шаткими, Криспи попытался упрочить их активизацией колониальной экспансии в Африке. Его толкали на этот путь великодержавные интересы складывавшегося в Италии империализма, а также расчет на то, что завоевание колоний даст безболезненный для имущих классов способ решения южной проблемы и предотвратит тем самым возможность взрыва, подобного недавним событиям в Сицилии.

В течение уже нескольких лет итальянская колониальная администрация в Эритрее беззастенчиво вмешивалась в междоусобную борьбу эфиопских племенных вождей (расов), используя ее как предлог для новых вооруженных захватов на территории Эфиопии. Летом 1895 года, рассчитывая на поддержку правителя области Тигре раса Мангаша, взбунтовавшегося против негуса Менелика II, губернатор Эритреи генерал Баратьери объявил об аннексии Тигре. Но в условиях открытой итальянской агрессии Мангаша пошел на соглашение с Менеликом. В декабре 1895 года армия Менелика, сумевшего сплотить все племена для совместного отпора колонизаторам, нанесла итальянским войскам серьезное поражение у Амба Аладжи. Несмотря на большой численный перевес противника, генерал Баратьери, повинуясь настойчивым требованиям Криспи, попытался предпринять ответное наступление и был наголову разбит Менеликом в сражении при Адуа 1 марта 1896 года Итальянская армия потеряла 4600 чел. убитыми, 2000 чел. ранеными, 1500 чел. пленными, всю артиллерию и обоз.

Война с Абиссинией привела к страшному поражению Италии при Адуа 1 марта 1896 года. Это поражение вызвало общественное негодование против Криспи, как виновника войны; он был принужден подать в отставку и уступить место кабинету Рудини. Следующие выборы в 1897 году, происходившие по методу самого Криспи, т. е. при помощи сильного полицейского давления и отчасти при помощи фальсификации избирательных списков, привели к поражению криспианцев, и политическая роль Криспи была закончена. Разоблачения относительно мошенничеств в итальянских банках (так называемое итальянское panamino) захватило и Криспи; его обвиняли в том, что он или его жена получали деньги от Фавиллы, директора болонского отделения неаполитанского банка, с политическими и даже личными целями; однако, палата отказалась предать его суду. Тем не менее Криспи счел нужным сложить свои депутатские полномочия. Его популярность в Сицилии нисколько не пошатнулась, что сказалось при праздновании 80-летней годовщины его рождения; однако, восторженные манифестации в Сицилии вызвали враждебные Криспи демонстрации в самой Италии. Умер Криспи в 1901 году.

Заключение. Причины неудачи курса Криспи

С 1881 по 1887 год итальянская политика была отмечена личным соперничеством вождей левой; после 1887 года весь интерес, представляемый ею, сосредоточился на самом знаменитом из этих вождей -- на Криспи. На протяжении тринадцати лет он поочередно то становился ее официальным вождем, то властвовал над ней своим моральным авторитетом; он либо руководил ею посредством своих мероприятий, либо влиял на дела благодаря тому противодействию, которое он вызывал. В течение столь продолжительного времени он не мог играть такой преобладающей роли, не вызывая пламенной вражды и пламенного энтузиазма. Однако его враги, как и его друзья, по-видимому, единодушно признавали за ним высокие качества, умаляемые досадными недостатками. Его враги, отдавая должное его несокрушимой воле, смелости его инициативы, мощи его личности, в то же время осуждали его необузданный нрав, постоянную несдержанность в выражениях и пагубное безрассудство его поведения. Друзья упрекали его за то, что он в своей частной жизни не руководствовался нравственным чувством, а в общественной -- не проявлял практического чутья, столь необходимого для вождя партии и государственного человека, но и они признавали за ним необычайную, не истощенную долгими годами политической деятельности широту замыслов и энергию в их выполнении, сохранившуюся до глубокой старости огромную работоспособность, мистическую веру в величие Италии и чрезвычайно живое сознание своего достоинства. Все видели в нем человека, созданного для борьбы и риска, цельного в своих идеях и страстях, презирающего полумеры, человека, который по самому темпераменту своему не только сражается с врагом, но даже готов сам искать его. Проведение политики, не считающейся ни с какими преградами, сделалось его программой и целью его существования, привело к его падению в 1891 году, вызвало его возвращение к власти в 1893 году и ввергло его в немилость, окончательную, по-видимому, в 1896 году.


Подобные документы

  • Изучение жизни и политической деятельности М.Т. Лорис-Меликова. Формирование замысла проекта развития реформ 60-70-х годов в период политического кризиса 1880-1881 гг. Восприятие обществом политического курса М.Т. Лорис-Меликова, причины неудачи.

    реферат [1,1 M], добавлен 14.05.2014

  • Основы идеологии выдающегося политического и государственного деятеля, основателя коммунистической партии и советского государства В. Ленина. Его подготовка к вооруженному восстанию, переориентация политического курса большевиков. Декреты В.И. Ленина.

    контрольная работа [24,0 K], добавлен 24.12.2012

  • Становление и развитие фашизма в Италии (1918-1929 гг.), основные предпосылки и причины его возникновения. Особенности установления фашистской диктатуры. Социально-экономическая политика Италии, европейский вектор внешнеполитического курса государства.

    дипломная работа [156,1 K], добавлен 17.04.2015

  • Этапы жизни и государственной деятельности великого реформатора, первого абсолютного монарха-самодержца в истории государства Российского - Петра Первого. Законодательные указы царя и роль их в развитии политического и технического потенциала страны.

    реферат [60,7 K], добавлен 04.05.2011

  • Краткий биографический очерк жизни и личностного становления выдающего английского политического и общественного деятеля Томаса Мора. Место в жизни Томаса Мора дружбы с Эрастом Роттердамским. Этапы написания "Утопии", причины репрессий Генриха VIII.

    реферат [48,3 K], добавлен 03.06.2010

  • Формирование Киевского государства, общий исторический обзор событий и личностей. Роль православия в становлении государственности Киевской Руси. Устав Владимира Мономаха. Борьба за великокняжеский престол. Причины крушения и упадка Киевского государства.

    реферат [22,1 K], добавлен 07.08.2011

  • Роль известного политического деятеля и правоведа М.М. Сперанского в становлении и развитии юридической политики российского самодержавия в первой половине XIX века. Первые опыты упорядочения законов. Проект Правительствующего и Судебного сенатов.

    контрольная работа [35,8 K], добавлен 08.06.2010

  • Италия на пути индустриального развития. Экономический и политический упадок Италии в первой половине ХVIII в. Промышленный переворот, механизация транспорта, развитие торговли в Италии в 30—40-е гг. XIX в. Формирование итальянского рабочего класса.

    реферат [22,8 K], добавлен 17.12.2010

  • Рассмотрение общей истории IX-X веков, политического строя раннего Древнерусского государства и религиозных воззрений славян-язычников. Ознакомление с проблемой принятия христианства. Определение значения религиозного переворота в становлении Руси.

    реферат [36,6 K], добавлен 28.09.2010

  • Характеристика политической ситуации в Российской империи на рубеже XIX-XX вв. Зарождение и идейно-политическое становление правомонархических движений. Роль "черных сотен" в борьбе против революционных организаций и демократических политических партий.

    курсовая работа [49,4 K], добавлен 03.01.2014

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.