Дворянский некрополь Донского монастыря

Погребения в монастырских храмах: в малом и большом соборе, церкви Михаила Архангела (усыпальница Голицыных), храмах-усыпальницах и часовнях. Первые погребения до чумы 1771 г. на открытых участках Погребальные знаки с иных кладбищ в Донском монастыре.

Рубрика История и исторические личности
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 10.12.2017
Размер файла 135,8 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Дворянский некрополь Донского монастыря

Оглавление

Введение

Глава 1. Погребения в монастырских храмах

1.1 Малый собор

1.2 Большой собор

1.3 Церковь Михаила Архангела (усыпальница Голицыных)

1.4 Храмы-усыпальницы и часовни

Глава 2. Погребения на открытых участках

2.1 Первые погребения до чумы 1771 г.

2.2 Развитие внехрамовой части некрополя (от Большого собора)

2.3 Развитие внехрамовой части некрополя (от Малого собора)

2.4 Развитие внехрамовой части некрополя (от церкви Михаила Архангела)

Глава 3. Погребальные знаки с иных кладбищ в Донском монастыре

Заключение

Список использованных источников и литературы

Введение

монастырский храм погребение кладбище

В данной работе рассмотрена история и развитие дворянского некрополя Донского монастыря. Некрополь Донского монастыря занимает особое место среди других монастырских комплексов и кладбищ Москвы. В год 300-летия Донского монастыря в 1893 г. в заметке «Исторического вестника» монастырский некрополь был назван аристократическим погостом, «Сен-Жерменским предместьем мертвой Москвы»1.

О значении и месте некрополя Донского говорит отрывок из

«Завещания» Императрицы Екатерина II 1792 г. В нем она указывала, если умрет «на Москве», то похоронить ее в Донском монастыре или на ближнем городовом кладбище2.

На территории монастырского некрополя нашли упокоение около 80 участников Отечественной войны 1812 г. и Заграничных походов русской армии 1813-1814 гг., причем большая часть надгробных памятников сохранилась до наших дней. Таким образом, монастырское кладбище можно назвать «некрополем героев этой освободительной войны»3.

Многие представители дворянских фамилий, погребенных в некрополе, имели, как это будет показано в работе, родственные связи с Домом Романовых. Здесь погребены представители наиболее известных аристократических фамилий Российской империи XVIII - начала XX вв., представители знаменитых в истории Отечества дворянских родов - Голицыных, Долгоруковых, Шаховских, Горчаковых, Нарышкиных, Пушкиных и др. В этом он сравним с некрополем Александро-Невской лавры в Санкт-Петербурге. Все это говорит об особой роли и месте дворянского некрополя в нашей отечественной истории.

Некрополь Донского монастыря известен своими высокохудожественными надгробиями. По сравнению с другими некрополями Москвы здесь сохранилось наибольшее число надгробных памятников XVIII - XIX вв. Причем его памятники представляют все стилистические типы от белокаменных плит, барочных саркофагов, пирамид, жертвенников, гранитных колонн, ваз, урн, архитектурно-декоративных композиций в виде ротонд, беседок и часовенок, до скульптурных фигур плакальщиц, ангелов и амуров4.

Историк, краевед С.О. Шмидт, писал, что захоронения на кладбищах, где сосредоточены могилы известных людей, или памятники, отличающиеся особыми художественными достоинствами, как в Донском монастыре «давно признаются важным источником исторического знания»5. Однако, как отметила современный исследователь истории Донского монастыря М.В. Артюшенко Донской монастырь «до сих пор остается недостаточно изученным»6.

Актуальность работы обусловлена необходимостью изучения исторического наследия некрополя Донского монастыря, определения его специфики и места в системе исторических памятников. Исследование дворянского некрополя Донского монастыря касается проблем политической и военной истории, вопросов общественного сознания, истории религии, истории литературы и языка, истории искусств, архитектуры, а также специальных исторических дисциплин - краеведения, генеалогии (на «особое значение» изучения некрополей для генеалогии указывал историк В.Б. Кобрин7), геральдики и т.д.

Объектом исследования настоящей работы является Донской монастырь. Предметом изучения выступает дворянский некрополь Донского монастыря как явление отечественной истории.

Хронологические рамки работы охватывают период с появления первых захоронений в некрополе в конце XVII века до конца XX века (последние захоронения семейных дворянских некрополей датируются концом XX века).

Историографию темы хотелось бы начать с первого описания Донского монастыря, принадлежащего перу писателю князя Н.Д. Горчакова. В работе мы будем использовать ту его часть, где описывается больничная церковь св. Евфимия (будущая усыпальница Голицыны) и первые захоронения больничной церкви семьи Дурново, что представляет интерес для заявленной темы. К сожалению, в книги отсутствуют ссылки8.

Труд замечательного русского историка, археолога Ивана Егоровича Забелина (1820-1908), по истории Донского монастыря «первое и, можно сказать, единственное полное историческое описание обители за всю ее историю»9. В книге дан краткий обзор истории монастыря, описание монастырских зданий и кладбища (особенный интерес для заявленной темы имеют список фамилий лиц, погребенных в обители). Однако, нужно учитывать, что И.Е. Забелиным довольно подробно излагается история монастыря в XVII веке, тогда как интересующий нас период XVIII - XIX вв. рассматривается лишь обзорно. Первое издание книги вышло в 1865 г. В нашей работе мы будем использовать второе, наиболее полное издание этого труда10.

«Историческое описание» И.Е. Забелина, оставаясь в рукописи, послужило материалом для статьи Н.В. Дмитриева, изданной потом отдельной книгой. В книге Н.В. Дмитриева дан общий обзор истории

монастыря и краткое описание некрополя, где есть ряд интересных фактов. Как пример, можно привести захоронение В.Д. Зыбина в Малом соборе в

«чумной» 1771 г. Потом оно вошло в трехтомный «Московский некрополь». Вместе с тем минусом книги является краткость и фрагментарность изложения11.

Начало искусствоведческого и источниковедческого изучения надгробий Донского монастыря XVIII--XIX вв. было положено в начале XX века историками искусства Ю.И. и З.И. Шамуриными12.

В 1913 г. вышла книга смотрителя Московского Донского духовного училища С.И. Доброумова, где тоже было уделено место монастырскому некрополю. При этом дается краткий обзор художественным захоронениям обители. Надо учитывать и то, что книга была выпущена после издания И.Е. Забелина. Она тематически его дополняет, хотя по сравнению с фундаментальным трудом И.Е. Забелина книга С.И. Доброумова более отрывочна13.

Как заметила историк Л.В. Иванова, «именно Ю.И. Шамурину принадлежит первенство художественного анализа московских надгробий, сохраняющего ценность и в наши дни»14. Ю.И. Шамурин описывал кладбища как цельный социально-культурный феномен. Он поставил своей задачей охарактеризовать мировоззрение сменявших друг друга культурных эпох и общую художественно-эмоциональную атмосферу кладбищ. Вместе с тем метод автора имел скорее эссеистический, чем строго научный характер15.

Необходимо отметить вклад советских искусствоведов в изучение некрополя Донского монастыря. Материалы искусствоведа Е.В. Николаева по некрополю Донского монастыря, еще в рукописи, вошли в книгу-альбом

«Донской монастырь» Ю.И. Аренковой и Г.И. Меховой. В этой книге дается подробное описание художественных надгробий некрополя Донского монастыря, показано развитие стилевых форм надгробных памятников середины XVIII - начала XIX веков16. В дальнейшем, уже после смерти Е.В. Николаева, его материалы по некрополю вышли отдельной главой в книге

«Классическая Москва»17.

Обобщающим исследованием, посвященным истории русского надгробия XI - начала XX вв., является книга В.В. Ермонской, Г.Д.Нетунахиной и Т.Ф.Поповой. В интересующей нас части монографии ГД. Нетунахина рассмотрела эволюцию форм русского надгробия, дала художественный анализ надгробий. Изложение материала ведется по стилевым эпохам18.

Тема героев Отечественной войны 1812 г., погребенных на территории некрополя, нашла свое отражение в книгах историков-краеведов А.А. Смирнова и Л.В. Зайченко, где в отдельных главах представлены обзоры погребений героев Отечественной войны 1812 г. по основным историческим кладбищам Москвы, включая некрополь Донского монастыря19.

Продолжением разработки данной темы были публикации статей автора работы и его выступление на XIV Всероссийской научной конференции «Эпоха наполеоновских войн: люди, события, идеи» 24 апреля 2015 г. Был значительно пополнен список погребенных, внесены уточнения и дополнения в биографии участников Отечественной войны 1812 г. и Заграничных походов русской армии 1813-1814 гг.20.

В Донском монастыре покоится прах 11 декабристов (при этом только

3 захоронения утрачены). Теме московского некрополя декабристов во второй половине XX века были посвящены статьи историка Л.А. Ястржембского и исследователя истории декабристского движения А.П. Жегулевцевой. Л.А. Ястржембский, опираясь на исследования историка Н.П. Чулкова, дал общий обзор захоронений декабристов на московских кладбищах. Список погребенных в дальнейшем расширила А.П. Жегулевцева. Статья автора работы стала продолжением темы уже в XXI веке. В ней был дан ряд уточнений и дополнений к уже известному списку 21.

Важной вехой в активизации изучения московского некрополя уже в конце XX века стали две научные конференции «Исторический некрополь Москвы», по результатам которых были изданы сборники22.

Среди статей, вошедших в сборники, хотелось бы особо остановиться на работе историка Л.В. Ивановой «История изучения московского некрополя»23, посвященной историографии изучения московского некрополя, где был дан общий обзор изучения московского некрополя, начиная со второй половины XVIII века.

Среди публикаций конца XX - начала XXI вв. по истории Донского монастыря и его некрополя на наш взгляд особое место занимают статьи историка А.Г. Налетова: именно он первым описал первые монастырские захоронения, надгробия Пушкиных в Малом соборе, написал, как был найден саркофаг Д.Н. Салтыковой24.

В 2007 г. была издана единственная на сегодняшний день монография И.Е Домбровского, ученого секретаря ГНИМА им. А.В. Щусева, полностью посвященная некрополю Донского монастыря. В книге представлен также план монастырского некрополя, список захоронений и скульпторов и памятников на его территории (фотосъемка начала 1990-х гг.), а также выборочная иконография лиц, похороненных в некрополе. Вместе с тем, в книге отсутствует полный обзор захоронений в храмовых монастырских

комплексах, список захоронений носит выборочный характер, недостаточно раскрыта тема развития некрополя25.

В монографии И.Е. Домбровского была дана отдельным списком подробная библиография, посвященная некрополю Донского монастыря. Продолжением темы была публикация автором работы тезисов выступления на конференции Высшей школы ИВСИД ИАИ РГГУ26.

В декабре 2015 г. Донским монастырем и ГНИМА им. А.В.Щусева была издана большая книга-альбом «Донской монастырь». В книгу вошел отдельной главой очерк хранителя некрополя искусствоведа Т.Д. Божутиной

«Некрополь Донского монастыря». Помимо общего описания некрополя, здесь даются обзоры захоронений героев и участников Отечественной войны 1812 г. и Пушкинского некрополя Донского монастыря. Вместе с тем, эти обзоры похожи больше на тексты добротно составленных экскурсий, чем на историю некрополя в своем развитии27.

Таким образом, мы видим, что некрополь Донского монастыря больше всего изучался как памятник искусства, культуры, а не истории. Процесс формирования и развития монастырского некрополя, как правило, был показан с точки зрения искусствоведа: как смена стилевых особенностей надгробных памятников

Целью исследования является изучение характера, особенностей и эволюции процесса формирования дворянского некрополя Донского монастыря. Эта задача будет решаться на материале сохранившихся и уничтоженных захоронений Донского монастыря конца XVII - XX вв., а также на основании источников как опубликованных, так и архивных.

Для достижения поставленной цели нами были поставлены следующие задачи:

1. Проанализировать исторический опыт формирования дворянского некрополя Донского монастыря, выявив особенности данного явления;

2. Реконструировать мир социокультурных явлений, связанных с дворянским некрополем Донского монастыря, используя биографические данные, внешний вид памятников и всего некрополя в целом.

3. Обобщить системы формирования (становления) храмовых некрополей обители и в целом внехрамовой территории монастыря;

4. Установить генеалогические связи и выявить фамильные дворянские захоронения в монастырском некрополе;

5. Показать роль и место дворянского некрополя Донского монастыря в отечественной истории.

Обзор опубликованных источников хотелось бы начать с двух указов, относящихся к «чумному» 1771 г., ставшему переломным в жизни московского некрополя. В указах был запрет хоронить в пределах Москвы28.

Значительная часть источников представлена справочными изданиями. В путеводителе по Москве русского писателя Василия Григорьевича Рубана (1742-1795) отдельный раздел назывался: «Известие о кладбищах, или о местах определенных для погребения умерших в Москве» в «чумной» 1771 г.

Среди прочих мест упоминался и Донской монастырь. Что интересно, источник показал статус некрополя - для погребения «знатных» людей29.

В 1792-1793 гг. Университетской типографией был издан

«Путеводитель к древностям и достопамятностям Московским». В его четвертую часть вошел список из 522 погребенных в Донской обители30. Издание было переиздано в 2009 г. В работе мы будем пользоваться именно этим изданием31. Как отметил переиздавший его историк С.С. Илизаров

«Путеводитель» стал «первым опытом составления Московского исторического некрополя»32.

В работе широко используются дореволюционные генеалогические справочные издания. Среди авторов - русский историк и публицист князь Петр Владимирович Долгоруков (1816-1868). По оформлению росписей книга князя П.В. Долгорукова, опубликованная в середине XIX века, «первая в России носит черты научного справочника по генеалогии»33.

Прямым продолжателем князя П.В Долгорукова был русский дипломат и генеалог князь Алексей Борисович Лобанов-Ростовский (1824-1896), опубликовавший более обширный справочник. Родословная книга князя А.Б. Лобанова-Ростовского была издана сначала в «Русской старине» в 1873-1876 гг., потом отдельным изданием34.

Генеалогический справочник русского генеалога Витольда Владиславовича Руммеля (1855-1902) и Владимира Владимировича Голубцова (1856-1892), изданный в конце XIX века, по замечанию историка

О.Н. Наумова, «значительно превосходил труды П.В. Долгорукова и А.Б. Лобанова-Ростовского по методической продуманности»35.

Особое место для темы работы имеет капитальный труд по генеалогии князей Голицыных историка и библиографа князя Николая Николаевича Голицына (1836-1893). Отдельный раздел книги посвящен некрополю князей Голицыных. Эта книга, по замечанию ведущего российского генеалога И.В. Сахарова, «заняла видное место видное место в репертуаре отечественной просопографической, генеалогической и историко-семейной литературы»36.

Эти и другие генеалогические материалы позволили выявить родственные связи между погребенными в некрополе, что способствовало выявлению системы фамильных дворянских захоронений на территории некрополя.

Среди источников по некрополистике хотелось бы также остановиться на книге церковного краеведа В.К. Клейна, вышедшей отдельным изданием в 1905 г. Описанные в ней надписи надгробных плит церкви святителя Николая в Столпах, позволили определить, какие из плит были перевезены после разрушения церкви в 1938 г. на территорию Донского монастыря37.

В 1907-1908 гг. великим князем Николаем Михайловичем было издано, составленное библиографом Владимиром Ивановичем Саитовым (1849-1938) и генеалогом, историком русской литературы Борисом Львовичем Модзалевским (1874-1928) фундаментальное трехтомное справочное издание

«Московский некрополь»38. Впервые мысль о подобном издании появилась у великого князя во время осмотра кладбища Донского монастыря в последних годах XIX века.

За летние месяцы 1904-1906 гг. группа сотрудников во главе с В.И. Саитовым описали практически все московские кладбища, обращая внимание, в первую очередь, на могилы лиц дворянского происхождения, высшего духовенства и именитого купечества39.

Одним из интереснейших источников по истории московского некрополя является книга московского писателя-краеведа Алексея Тимофеевича Саладина (1876-1918) «Прогулки по кладбищам Москвы», долгое время хранящаяся в фонде москвоведа Н.С. Ашукина в РГАЛИ. Один из очерков книги посвящен некрополю Донского монастыря: читателям предлагается краткий исторический обзор кладбища, описание наиболее интересных в историческом отношении надгробий40.

В 1986 г. под общей редакцией И.Е. Домбровского вышел путеводитель ГНИМА им. А.В. Щусева «Некрополь Донского монастыря» со списком из 221 погребенных в некрополе с краткими биографическими сведениями41.

Следующее справочное издание ГНИМА им. А.В. Щусева по теме некрополя было посвящено героям Отечественной войны 1812 г. В путеводителе дается поименный список 62 погребенных участников Отечественной войны 1812 г. с краткими биографическими сведениями42.

Со времени появления в печати «Московского некрополя», наиболее значительного труда по данному вопросу, тема исторических захоронений до конца XX века не поднималась. В 1986 г. вышла статья краеведа М.Д. Артамонова, занимавшегося описанием и составлением списков наиболее интересных в историческом отношении захоронений Москвы. В ней была опубликована карта-схема некрополя и список из 230 погребенных в Донском монастыре. Статья легла в основу отдельной главы в книге «Московский некрополь», где М.Д. Артамонов опубликовал свой, наиболее полный на сегодняшний день, список захоронений некрополя Донского монастыря с картой территории некрополя. Именно поэтому в работе нумерация участков в некрополе будет дана по этому изданию43.

Отдельно хотелось бы остановиться на архивных изданиях. Подробный обзор документов Московской Конторы Синода за XVIII век был сделан протоиереем Н.А. Скворцовым в начале XX века. В ходе работы мы будем пользоваться документами конца XVIII века44.

В 2000 г. Мосгорархив издал книгу о московских страницах биографии А.С. Пушкина, где приводятся архивные документы о погребении в Малом соборе монастыря младшей сестры и братьев А.С. Пушкина45.

Интерес представляет также современная публикация исследователя некрополя героев Отечественной войны 1812 г. С.В. Худякова архивных документов о смерти генерала от кавалерии А.П. Тормасова46.

Следующая группа источников представлена документами личного происхождения: дневники, воспоминания, мемуары. Разбор мемуарных источников хотелось бы начать с воспоминаний поэта и писателя князя Ивана Михайловича Долгорукова (1764-1823). Долгорукова. Они охватывают период с 1764 - 1822 год. Первая полная публикация текста вышла только в 2004 г47. Благодаря этому тексту, удалось определить начало семейного некрополя князей Долгоруковых, близких автору мемуаров.

В работе используются воспоминания княжны Варвары Николаевны Репниной (1808-1839). Они были написаны по-французски в 1880-1889 гг. и представляют собой довольно подробную семейную хронику от ее детских лет до 1839 г. В мемуарах княжны В.Н. Репнина, правнучки фельдмаршала князя Н.В. Репнина, дается указание об обстоятельствах погребения ее старшей сестры Марии в Малом соборе в могиле своего прадеда фельдмаршала. Здесь нужно отметить, что ее имя не вошло в список

«Московского некрополя»48.

Целый ряд мемуарных источников, используемых в работе, принадлежат князьям Голицыным. В воспоминаниях земского и общественного деятеля сына князя Михаила Владимировича Голицына (1873-1942), доведенных до 1917 г., описано место и начало семейного склепа князей Голицыных, близких его отцу московскому городскому голове князю Владимиру Михайловичу Голицыну (1847-1932)49.

В 2008 г. впервые были опубликованы записи «Дневника» князя В.М. Голицына за 1917-1918 гг.50. «Дневник» велся на протяжении 67 лет, с 1865 - 1932 год. На его страницах сохранилось описание погребения в монастыре в 1918 г. генерала от кавалерии князя Михаила Михайловича Голицына, брата князя В.М. Голицына.

В воспоминаниях внука князя В.М. Голицына писателя князя Сергея Михайловича Голицына (1909-1989), относящихся уже к последней четверти XX века, описаны обстоятельства смерти и погребения капитана л.-гв. Преображенского полка Р.С. Лопухина, погибшего в 1915 г., близкого родственника писателя51.

Переходя к обзору неопубликованных источников, надо отметить, что в Синодальный период истории Русской Церкви вопросы, связанные с погребениями в Донском монастыре контролировались Московской Конторой Синода, фонд которой, находящейся ныне в РГАДА, является важнейшим источником сведений о погребениях в монастырском некрополе52.

В Центре хранения документов до 1917 г. ГБУ «ЦГА Москвы» в фонде Донского монастыря сосредоточена основная часть архива Донского монастыря53. Как заметил московский краевед, историк В.Ф. Козлов фонд Донского монастыря ЦГА Москвы «позволяет восстановить практически полный синодик обители»54.

Другая часть архива Донского монастыря находится в РГАДА55. В

работе будут использоваться книги записей платы за место погребения, дела о разрешении установки надгробных памятников, отводе мест для захоронений. Материалы архивных фондов позволили внести ряд уточнений и дополнений в списки погребенных в обители.

Методологическую основу исследования составляет совокупность общенаучных и специальных исторических принципов и методов исследования. Теоретико-методологической основой работы являются принципы историзма, научности, объективности. Историко-системный метод позволил показать систему формирования фамильных дворянских захоронений в некрополе Донского монастыря. Историко-генетический метод помог выявить принадлежность к определенному дворянскому роду.

Научно-теоретическая и практическая значимость выполненной работы вытекает из характера поставленных и реализованных в ней задач. Работа представляет собой комплексное исследование, посвященное становлению и развитию комплекса некрополя Донского монастыря. Исследование опирается на целый круг архивных источников, часть из которых вводится в научный оборот впервые, что позволит точнее воссоздать целостную картину становления дворянского некрополя Донского монастыря и раскрыть общие закономерности и

специфику данной темы. Работа может послужить основой для дальнейшего изучения представленной темы. Ее материалы могут быть использованы при подготовке лекций и специальных курсов для студентов высших учебных гуманитарных заведений по вспомогательным историческим дисциплинам.

По структуре работа состоит из введения, трех глав и заключения.

Глава 1. Погребения в монастырских храмах

1.1 Малый собор

Малый собор Донской Богоматери был заложен в 1591 г. по повелению царя Федора Иоанновича в память победы над крымским ханом Казы- Гиреем. И.Е. Забелин, опираясь на повесть о честном житии царя и великого князя Федора Ивановича, пишет, что Малый собор мог быть завершен к 1593 г56.

Есть предположение, что в создании собора принимал участие известный русский зодчий Ф.С. Конь. В своем первоначальном виде Малый собор представляет собой небольшой бесстолпный храм с тремя округлыми апсидами. Его кубический объем завершался тремя ярусами кокошников, световым барабаном и шлемовидным куполом. Позднее, в 1678 г., к собору, в память победы под Чигирином над отрядом турецкого султана, по распоряжению царя Федора Алексеевича были пристроены с севера и юга два придела, с запада - трапезная. В 1679 г., приделы были освящены: один, с южной стороны храма, во имя преподобного Сергия Радонежского, в память походной полотняной церкви, стоявшей некогда на этом месте во время набега Казы-Гирея, другой, с северной стороны храма, Феодора Стратилата, тезоименитого небесному покровителю царя Федора Алексеевича. Тогда же сооружена шатровая колокольня, шлемовидный купол заменен ныне существующей главой. Тогда же, реставрационные работы 1950-х. гг., проведенные по проекту архитектора Н.Н. Соболева, в значительной мере вернули храму первоначальные формы57. Уже в наши дни работы по новой реставрации собора подходят к концу.

В ограде каждого русского монастыря существовали кладбища и первыми надгробиями, как правило, бывали надгробия монахов и настоятелей. Это замечание относится и к Донскому монастырю, но первые монастырские надгробия известны только с конца XVII века. Е.В. Николаев в свое время высказал предположение, что, так как до середины XVII века монастырь был очень беден «настоятелей хоронили, вероятно, в Андреевском монастыре, к которому Донской был приписан»58.

Первые захоронения некрополя связаны с приделом преп. Сергия Радонежского Малого собора Донского монастыря. Там, в левой стороне придела, 5 сентября 7202 [1693] года был погребен схимонах Иов (думный дьяк Яков Аверкиевич Кириллов). В чине погребения участвовал сам патриарх Адриан59. На средства Ирины Симоновны Кирилловой (во 2-м браке Курбатовой), жены Я.А. Кириллова, после его смерти достраивалась монастырская ограда.

Кирилловы владели палатами на Берсеневской набережной («палаты Аверкия Кириллова»). Позже, уже в XVIII в., палаты принадлежали представителям дворянского рода Курбатовых, родни второго мужа И.С. Курбатовой. Последним их владельцем из рода Курбатовых был советник канцелярии Коллегии иностранных дел Петр Васильевич Курбатов. Его сын действительный статский советник Петр Петрович Курбатов в апреле 1786 г. был похоронен близ Малого собора60 (потом здесь возникнет семейный некрополь Курбатовых).

Второе захоронение некрополя - певчий дьяк царевны Екатерины Алексеевны Григорий Филимонович Дубняцкий. Он в 1694 г. отдал обители

двор, расположенный подле Кремля вблизи Моисеевской богадельни, для монастырского подворья. За огромный вклад (двор стоил 1800 р.) певчий дьяк стал схимонахом Гавриилом. Менее двух с половиной месяцев провел он среди братии Донского монастыря и весной того же года испустил дух. Согласно завещанию черноризца похоронили в обители, где обязаны были вечно поминать его вместе с родителями. Однако, уже в перечне захоронений конца XVIII в. его имя не упоминалось.

В октябре 1698 г. в приделе был похоронен монах Павел (стольник Павел Козьмич Розинков, происходивший из курского дворянского военно- служилого сословия), племянник И.С. Кирилловой. Настенная каменная доска с эпитафией дошла до наших дней, но так как ее постоянно чем-либо плотно загораживали, ее описание не вошло в «Московский некрополь»61.

На правой стороне придела близ окна нашел упокоение инок Нифонт (стольник Никита Борисович Пушкин) (1620-1715). Памятником ему была белокаменная настенная плита («вверху два ангела держат корону»). Надгробие утрачено. Стольник Н.Б. Пушкин был старшим представителем дворянского рода Пушкиных (XV колено от Ратши), иночество принял в конце жизни в Троицком монастыре62.

В той же правой стороне Сергиевского придела был погребен артиллерии подполковник Лев Александрович Пушкин (1723-1790), дед А.С. Пушкина. Надгробие (медная посеребренная доска в стене, в надписи фамильный герб), к сожалению, тоже не сохранилось. При погребении Л.А. Пушкина обедню служил и произнес надгробное слово митрополит Московский Платон (Левшин)63.

Как заметил А.Г. Налетов: «Л.А. Пушкин похоронен здесь, очевидно, потому, что там уже был захоронен представитель рода Пушкиных»64. Однако, не только родство по линии Пушкиных сыграло решающую роль в выборе места последнего упокоения. Л.А. Пушкин приходится пятиюродным правнуком Н.Б. Пушкину. Родство очень дальнее. С другой стороны, матерью Л.А. Пушкина была Евдокия Ивановна Головина, дочь адмирала И.М. Головина. Она приходилось троюродной сестрой президенту Адмиралтейств-коллегии адмиралу графу Н.Ф. Головину, женой которого была дочь Н.Б. Пушкина Софья Никитична65. Уже в XIX веке в Малом соборе Донского монастыря рядом с Л.А. Пушкиным упокоились его внуки - младенцы Софья, Павел и Михаил, младшая сестра и братья А.С. Пушкина66. В 2014 г. при проведении работ во внутреннем пространстве Малого собора Донского монастыря в приделе преп. Сергия после снятия культурного слоя на минимальной глубине открылся хорошо сохранившийся и неповрежденный временем склеп. Согласно надписи на надгробной чугунной плите в этом месте был погребен флота капитан-лейтенант Сергей Алексеевич Мусин-Пушкин (1783-1847). С.А. Мусин-Пушкин, сын адмирала

А.В. Мусина-Пушкина, был, как и Пушкины, потомком Ратши67.

В июле 1771 г. в трапезной придела преп. Сергия был погребен полковник князь Дмитрий Михайлович Голицын (1735-1771), сын генерал- адмирала М.М. Младшего Голицына, представитель четвертой, младшей, но наиболее знатной линии князей Голицыных («Михайловичей»). Через князей Кантемиров и Головиных «Михайловичи» были в родстве с Пушкиными68. Здесь же был похоронен племянник князя Д.М. Голицына капитан л.-гв.

Измайловского полка князь Дмитрий Михайлович Голицын (1758-1782), сын действительного камергера князя М.М Голицына69.

В левой части трапезной, на правом столбе еще в середине XIX века можно было увидеть надпись над могилой действительного статского советника Василия Давыдовича Зыбина, погребенного 16 июля 1771 г. 72 лет. В.Д. Зыбин был внуком стряпчего К.А. Зыбина и А.С. Хитрово, внучатой племянницы боярина, дворецкого Б.М. Хитрово (1615-1680), одного из вкладчиков Донского монастыря в XVII веке70.

В трапезной Малого собора в 1779 г. нашла упокоение сестра полковника князя Д.М. Голицына, дочь генерал-адмирала М.М. Голицына Младшего, Анастасия Михайловна Загряжская (1728-1779). Муж А.М. Загряжской генерал-майор Николай Артемьевич Загряжский (1729-1788) похоронен на внехрамовой части некрополя Донского монастыря 9участок № 6)71.

К сожалению, «в трапезе» Малого собора не сохранилось надгробие генерал-аншефа Петра Ивановича Стрешнева (1711-1771), владельца подмосковной усадьбы Покровское-Стрешнево, умершего 5 сентября 1771 г. в разгар «чумного» бунта в Москве. Архивная запись о погребении датируется 15 сентября. Отпевали П.И. Стрешнева в церкви святого архидиакона Евпла на Мясницкой72. Род Стрешневых был в близком родстве с Домом Романовых. Дед Петра Ивановича боярин Родион Матвеевич Стрешнев был четвероюродным братом царицы Евдокии Лукьяновны Стрешневой, 2-й жены царя Михаила Федоровича73.

Самое раннее из скульптурных надгробий некрополя Донского монастыря находилось недалеко от входных дверей Малого собора, у западной стены его трапезной. Здесь был похоронен генерал-поручик князь Петр Михайлович Голицын (1738-1775), брат князя Д.М. Голицына, отличившийся в русско-турецкой войне 1768-1774 гг. и убитый на дуэли П.А. Шепелевым. Отпевали князя в Богоявленском монастыре. Над захоронением П.М. Голицына в 1783 г. был установлен мраморный надгробный памятник работы скульпторов Ф.И. Шубина и Я.И. Земельгака, созданный по модели Ж.-А. Гудона. От Академии художеств за созданием памятника «был приставлен наблюдать» Ф.Г. Гордеев74.

Как обыкновенно делалось с барельефными надгробиями, памятник был вделан в стену и помещен в нишу. Композиционно памятник представляет собой следующее: на прямоугольном пьедестале кубический постамент с бронзовыми накладными буквами «К.П.М.Г.» (князь Петр Михайлович Голицын), увенчанный урной. По бокам располагаются две мраморные аллегорический фигуры - Гений и Марс. Воин стоит в шлеме и рыцарском одеянии. Рука покоится на урне, фигура резко повернута в сторону зрителя. Слева - сидящая фигура бессильно поникшего юноши. У подножия сложены воинские доспехи и поверженный жертвенник - символ разрушения и смерти. С подушки на невысоком постаменте свисает на ленте

орденский знак святого Александра Невского. Лавровые ветви дополняют декор памятника75.

Первым национальным мастером в России, приступившим к созданию скульптурного надгробия, был Ф.Г. Гордеев. Его работа - мраморное надгробие княжны Натальи Михайловны Голицыной (1698-1778) располагалось рядом с памятником ее двоюродному брату князю П.М.

Голицыну. Княжна Н.М. Голицына была дочерью генерал-фельдмаршала князя М.М. Старшего Голицына. Памятник датирован 1780 г.76

Памятник Н.М. Голицыной представляет собой мраморную стелу, обрамленную прямоугольным бордюром из серого мрамора, с барельефным изображением молодой женщины, держащей овальный медальон с вензелем умершей «К. Н. Г.» (княжна Наталья Голицына). Рядом, на высоком, чуть сдвинутом постаменте, стоит погребальная урна, перевитая гирляндой роз. У основания постамента - овальный щит с фамильным гербом князей Голицыных. Надгробные памятники П.М. Голицына и Н.М. Голицыных в 1930-е гг. были перенесены в церковь Михаила Архангела (Усыпальницу Голицыных) 77.

В центре трапезной Малого собора в 1775 г. был похоронен дядя князя П.М. Голицына генерал-аншеф, обер-егермермейстер Семен Кириллович Нарышкин (1710-1775), создатель моды на роговую музыку, сын последнего кравчего К.А. Нарышкина, троюродного брата царицы Натальи Кирилловны Нарышкиной, 2-й жены царя Алексея Михайловича78.

Рядом с могилой С.К. Нарышкина была погребена младшая сестра княжны Н.М. Голицыной статс-дама графиня Екатерина Михайловна Румянцева-Задунайская (1724-1779), супруга знаменитого русского военного и государственного деятеля генерал-фельдмаршала графа П.А. Румянцева- Задунайского. Надгробие, к сожалению, не сохранилось. В память и вечное поминовение о матери государственный канцлер граф Н.П. Румянцев в 1823 г. пожертвовал в монастырскую ризницу «бриллиантами украшенную панагию с золотой цепочкою в футляре» из финифти, богато украшенную бриллиантами, с образом Донской Божией Матери79.

В том же 1779 г., в январе, в Малом соборе был похоронен еще один троюродный племянник царицы Натальи Кирилловны Нарышкиной новгородский губернатор, генерал-поручик Василий Васильевич Нарышкин (1712-1779), сын В.Г. Нарышкина, комнатного стольника царя Петра Алексеевича80. На месте захоронения надгробная плита с гербом Нарышкиных.

В юго-западной части трапезной Малого собора нашел упокоение известный государственный деятель и мемуарист, генерал-прокурор князь Яков Петрович Шаховской (1705-1777). Можно проследить родство князя Я.П. Шаховского с П.И. Стрешневым. Двоюродная сестра князя Я.П. Шаховского княжна Н.А. Шаховская в первом браке была замужем за генерал-майором Н.И. Стрешневым (1706-1745), братом Петра Ивановича81.

В 1781 г. здесь же была похоронена 2-я жена князя Я.П. Шаховского княгиня Евдокия Егоровна Шаховская (1719-1781), дочь генерал-майора Е.И. Фаминцына. Ее первым мужем генерал-майор Адриан Иванович Лопухин (1693-1755), представитель родственного Дому Романовых дворянского рода, происходившего от касожского князя Редеди. Над их захоронениями надгробные чугунные плиты с рельефными надписями и гербами князей Шаховских82.

Недалеко от надгробных плит Шаховских было поставлено беломраморное надгробие работы неизвестного скульптора на могиле действительного тайного советника, сенатора Михаила Михайловича Измайлова (1719-1800) и его жены Марии Александровны Измайловой (1730-1780). Это обычный классический памятник (тип надгробия с пирамидой): на фоне пирамиды представлены «плакальщицы» и крылатый купидон, склонившийся над барельефным портретом умершего, помещенным у основания пирамиды. Памятник в 1930-е гг. был перенесен в церковь Михаила Архангела (Усыпальницу Голицыных). М.А. Измайлова была дочерью действительного тайного советника А.Л. Нарышкина (1694- 1746), племянника царицы Натальи Кирилловны83. Небольшой некрополь Измайловых находился также «с правой стороны» от Большого собора.

В северной части трапезной Малого собора находились два высокохудожественных мраморных памятника, созданных выдающимся скульптором И.П. Мартосом. Это мраморные надгробия княгини С.С Волконской и М.П. Собакиной. Их надгробные памятники, как отмечал Е.В. Николаев, «наиболее совершенное воплощение двух основных типов надгробий этого времени - надгробия с плакальщицей и надгробия с пирамидой в качестве композиционного центра»84.

Свою творческую деятельность по возвращении из Италии И.П. Мартос начал с мраморного надгробия, поставленного в 1782 г. на могиле княгини Софьи Семеновны Волконской (1707-1777). Княгиня С.С. Волконская, урожденная княжна Мещерская, была женой генерал-аншефа князя Семена Федоровича Волконского (1703-1768) (его надгробную чугунную плиту можно увидеть у северной стены трапезной Малого собора) и бабушкой декабриста князя С.Г. Волконского. На территории некрополя была погребена также дочка княгини С.С. Волконской Наталья Семеновна Хрущова (1739-1776), жена бригадира А.И Хрущова, а у церкви Михаила

Архангела сохранился надгробный памятник внучке княгини С.С. Волконской Анне Андреевне Хрущовой (1765-1792) (участок № 3) 85.

Надгробный памятник княгине С.С. Волконской (теперь его можно увидеть в зале № 2 «Скульптура XVIII века» Государственной Третьяковской галереи86) в тематическом и композиционном решении близок памятнику княжне Н.М. Голицыной работы Ф.Г. Гордеева. В основу положен горельеф с изображением женской символической фигуры, обнявшей одной рукой милую ее сердцу урну, а другой - вытирающей слезы. Скорбно склоненная

голова представлена в профиль, вся фигура параллельна фону. В таком развороте игра складок длинной одежды получила разнообразие формы и направление. Лица плакальщицы, закрытой плащом почти не видно, но общие очертания фигуры, ниспадающие складки плаща, трогательный жест создают настроение тихой, безропотной грусти. Имя мастера высечено на цоколе: «Дел. Иван Мартос. 1782»87.

Второй памятник, законченный И.П. Мартосом в том же 1782 г., ранее стоял на могиле Марфы Петровны Собакиной (1750-1780). М.П. Собакина была дочерью генерал-майора князя П.Я. Голицына и 1-й женой премьер- майора Петра Александровича Собакина (1744-1821). П.А. Собакин был погребен 17 июня 1821 г. в стенах некрополя Донского монастыря (участок

№ 2, надгробный памятник сохранился до наших дней)88. На территории некрополя погребена тетка П.А. Собакина, статская советница Надежда Григорьевна Волкова (ум. 1783). Ее захоронение положило начало семейному некрополю Волковых. Сохранился надгробный памятник второму мужу Н.Г. Волковой - вице-президенту Медицинской коллегии, действительному статскому советнику Абраму Степановичу Волкову (1730- 1803) (участок № 5)89.

Композиция памятника М.П. Собакиной развернута на плоскости белой мраморной стелы. Классический треугольник ее построения составляют фигуры плакальщицы и юного Гения смерти, расположенные по краям саркофага у подножия плоской пирамиды. Пирамида завершена профильным портретным медальоном М.П. Собакиной в высокой модной прическе. Тонкая юношеская рука Гения с потухшим факелом почти касается плеча плакальщицы, как бы ища сочувствия. Элегическое звучание памятника усиливают две скульптурные розы, брошенные на край саркофага. Другой рукой Гений касается двух овальных щитов с изображением гербов - князей Голицыных и дворян Собакиных. Памятник можно считать одним из первых многофигурных скульптурных надгробий в России. Он относится, как заметил академик М.В. Алпатов, «к числу лучших русских памятников этого рода»90.

У северной стены трапезной Малого собора похоронен талантливый русский полководец и дипломат генерал-фельдмаршал князь Николай Васильевич Репнин (1734-1801), последний мужской представитель старинного княжеского рода Репниных, ветви князей Оболенских, происходившей от черниговских князей. Дочь князя Н.В. Репнина княжна Александра Николаевна Репнина (1757-1834) стала женой сына княгини С.С. Волконской генерала от кавалерии князя Г.C. Волконского (1742-1824). По указу императора Александра I от 12 июля 1801 г. их сын герой Аустерлица, брат декабриста князя С.Г. Волконского, генерал от кавалерии князь Н.Г.

Волконский (1777-1848) принял «наследное имя» князей Репниных91.

Могила князя Н.В. Репнина представляет собой бронзовую плиту, встроенную в пол собора. В верхней части изображен фамильный герб Репниных. Ранее здесь находилось мраморное надгробие, отличавшееся богатством пышного декоративного оформления. Памятник украшал золоченный фамильный герб князей Репниных, окруженный цепью со знаком ордена св. апостола Андрея Первозванного. На мраморной подушке с бронзовыми кистями лежал в лавровом венке фельдмаршальский жезл, по углам гробницы были установлены бронзовые светильники в виде ковша с ручкой, а каждую грань памятника украшали лавровые бронзовые венки. Надгробный памятник князю Н.В. Репнину в 1930-х гг. был демонтирован и долгое время считался утерянным. Его отдельные части были случайно обнаружены в одной из монастырских башен. По архивным материалам и старым фотографиям памятник был реконструирован и установлен в 1960-х годах в Михайловской церкви реставраторами В.П. Красиковым и Р.Ф.

Кожевниковым. В 1991 году памятник перенесен в подклет Большого собор92.

В своих мемуарах княжна Варвара Николаевна Репнина (1808-1891), правнучка фельдмаршала князя Н.В. Репнина, вспоминает, что ее старшая сестра Мария, умершая еще до ее рождения, была погребена в Малом соборе в могиле своего прадеда фельдмаршала93.

У южной стены трапезной Малого собора 18 мая 1781 г. архиепископом Платоном (Левшином) был погребен генерал-поручик Александр Васильевич Римский-Корсаков (1729-1781). А.В. Римский- Корсаков был женат на княжне М.C. Волконской (1731-1796), дочери С.С. Волконской. На могиле А.В. Римского-Корсакова был поставлен мраморный памятник работы неизвестного скульптора конца XVIII века. На памятнике ставшая уже традиционной плакальщица. Фамильный герб Римских- Корсаковых у основания погребальной урны. Рядом с плакальщицей стояли три «пути», один из которых гасил «факел жизни» о щит с монограммой умершего. Памятник в 1930-е гг. был перенесен в церковь Михаила

Архангела (Усыпальницу Голицыных)94.

В северной части трапезной Малого собора, позади правого клироса, находится чугунная плита с гербом и рельефной надписью. В 1814 г. здесь был поставлен памятник по благословению настоятеля монастыря архимандрита Иоанна (Терликова). Под плитой похоронен известный московский историк и археограф, управляющий Московским главным архивом Николай Николаевич Бантыш-Каменский (1737-1814), гражданский герой Отечественной войны 1812 г.

Н.Н. Бантыш-Каменский был племянником московского архиепископа Амвросия Зертис-Каменского, погибшего во время чумного бунта 1771 г. в стенах Донского монастыря (памятник ему был установлен у северной двери алтаря собора, возле прохода в придел великомученика Феодора Стратилата). Фамилия Бантыш-Каменский возникла после того, как отец Н.Н. Бантыш- Каменского молдавский дворянин Н.К. Бантыш присоединил к своей фамилии фамилию жены, сестры архиепископа, и стал называться Бантыш- Каменский95.

При входе в Малой собор направо под чугунной плитой нашел последний покой полководец Отечественной войны 1812 г., командующий 3-й Обсервационной армией генерал от кавалерии Александр Петрович Тормасов (1752-1819). Под командованием А.П. Тормасова была одержана первая победа в Отечественной войне 1812 г. при Кобрине, за что Тормасов получил орден Св. Георгия 2-го кл. Отпевали А.П. Тормасова 22 ноября 1819 г. в Чудовом монастыре, службу совершал митрополит Московский и Коломенский Серафим96.

Плита над надгробием А.П. Тормасова была установлена в 1844 г. вместе с аналогичной (справа) плитой над могилой действительного статского советника Ивана Марковича Сессаревского (1784-1844) (за место

«по первому разряду» было заплачено 900 р. 97). И.М. Сессаревский был правителем канцелярии у А.П. Тормасова98.

По сторонам средней арки, ведущей в собор, были устроены два киота, с иконами одинакового рисунка. Левый киот (в киоте «икона Владимирской Божией Матери на кипарисной доске»99) в память генерала от инфантерии князя Андрея Ивановича Горчакова (1776/1779-1855). Князь А.И. Горчаков - племянник А.В. Суворова, герой Отечественной войны 1812 г., возглавивший

24 августа 1812 г. оборону Шевардинского редута, скорее всего, был погребен здесь. По завещанию князя А.И. Горчакова в Донской монастырь было передано 1000 р. «на поминовение души его, родителей и родственников»100.

Здесь надо упомянуть, что на территории некрополя - с правой стороны Большого собора (участок № 1) были погребены родители и сестры князя А.И. Горчакова. Отец князя А.И. Горчакова - генерал-поручик князь Иван Романович Горчаков (1716-1801), участник Семилетней войны, представитель 1-й ветви княжеского рода, и мать - княгиня Анна Васильевна Горчакова (1744-1813), сестра А.В. Суворова101.

Правый киот был устроен в память графа Николая Александровича Протасова. В 1847 г. в Малом соборе была погребена кавалерственная дама графиня Варвара Алексеевна Протасова (1770-1847), урожденная Бахметева, вдова действительного тайного советника Александра Яковлевича Протасова (1742-1799). Их сын - последний представитель графской ветви рода Протасовых - граф Николай Александрович Протасов (1798-1855), обер- прокурор Св. Синода при императоре Николае I упокоился здесь же 22 января 1855. На поминовение графа по духовному завещанию было дано 300 р102.

Надо заметить, что отец графа Н.А. Протасова, А.Я. Протасов, отличившийся при штурме Бендер в русско-турецкую войну 1769-1774 гг., и дед, генерал-поручик Яков Яковлевич Протасов (1716-1779), участник Семилетней войны 1756-1763 гг., нашли последний покой недалеко от Малого собора (участок № 2). Рядом с графом Н.А. Протасовым 22 февраля 1880 г. была погребена его жена, обер-гофмейстерина графиня Наталья Дмитриевна Протасова (1803-1880), урожденная княжна Голицына, дочь героя Отечественной 1812 г. генерала от кавалерии, московского генерал-губернатора князя Дмитрия Владимировича Голицына (1771-1844)103. К сожалению, надгробия Протасовых не сохранились.

Между захоронениями Н.Н. Бантыш-Каменского и А.В. Римского- Корсакова установлена чугунная плита над могилой Варвары Александровны Бахметевой (1815-1851), урожденной Лопухиной. В.А. Бахметева была близким другом поэта М.Ю. Лермонтова. Сердечную привязанность к ней поэт хранил всю свою жизнь. Муж В.А. Бахметевой действительный статский советник Николай Федорович Бахметев (1798-1884) погребен на территории некрополя Донского монастыря (участок № 1)104.

У северной стены придела преп. Феодора Стратилата Малого собора можно увидеть три чугунные плиты с рельефными надписями дворян Васильчиковых. Под плитами похоронены: дипломат, действительный тайный советник Алексей Васильевич Васильчиков (1776-1854); супруга А.В. Васильчикова Александра Ивановна Васильчикова (1796-1855), урожденная Архарова; их сын историк, искусствовед, директор Императорского Эрмитажа, тайный советник Александр Алексеевич Васильчиков (1832-1890), автор обширного исторического сочинения

«Семейство Разумовских».105 Васильчиковы через князей Голицыных были в

родстве с Протасовыми. А.В. Васильчиков был сыном камергера Василия Семеновича Васильчикова. Мать - Анна Кирилловна Васильчикова, урожденная графини Разумовской, дочь генерал-фельдмаршала графа Кирилла Григорьевича Разумовского (1728-1803). Жена А.В. Васильчикова А.И. Васильчикова была любимой фрейлиной императрицы Марии Федоровны, жены императора Павла I, дружила с А.С. Пушкиным. Ее отец - известный московский генерал-губернатор Ивана Петровича Архарова (1744- 1815). Мать - Екатерина Александровна Римская-Корсакова (1755-1826), дочь генерал-поручика А.В. Римского-Корсакова, погребенного в Малом соборе. Здесь же в Малом соборе нашли упокоение внук и сын Алексея Васильевича Васильчикова: Петр Александрович Васильчиков (1867-1879) и Петр Алексеевич Васильчиков (1829-1898)106.

В ноябре 1856 г. в Малом соборе был погребен действительный тайный советник Степан Степанович Стрекалов (1782-1856). В 1812 г. С.С. Стрекалов в чине полковника л.-гв. Преображенского полка участвовал в Бородинском сражении, был контужен. В 1859 г. рядом с С.С. Стрекаловым была похоронена его вторая жена Надежда Евдокимовна Стрекалова. Надгробия не сохранились107. Не сохранились также захоронения Анастасии Николаевны Воейковой (ум. 1848), вдовы гвардии штабс-капитана, и коллежского асессора Дмитрия Ивановича Соболева (ум. 1849)108.

Рассматривая дворянские захоронения Малого собора, нами была предпринята попытка дать им подробный обзор, начиная с конца XVII века. Особое место уделено семейному некрополю Пушкиных в приделе преп. Сергия. На основе косвенных опубликованных и архивных данных сделано предположение о месте погребения героя Отечественной войны 1812 г. князя А.И. Горчакова. Показаны, где это представляется возможным, родственные связи погребенных в Малом соборе между собой и с погребенными на внехрамовой части монастырского некрополя.

1.2 Большой собор

Большой собор (тоже названный в честь Донской Божией Матери) был заложен в 1684 г. По одной версии, в память Крымских походов, предпринятых князем В.В. Голицыным в период правления царевны Софьи. По другой - по обету царевны Екатерины Алексеевны, дочери царя Алексея Михайловича. Строительство храма было завершено в 1698 г. Строгое массивное здание собора, крестообразное в плане, увенчано пятью световыми барабанами с лукообразными куполами - большим в центре и четырьмя меньшими вокруг, строго ориентированными по сторонам света. Его основной объем стоит на подклете, окруженный широкой двухъярусной арочной галереей, обе аркады которой сначала были открытыми, позднее нижний ярус был заложен, а верхний застеклен. К галерее с запада, севера и юга примыкают три лестничные паперти109.

В начале XVIII века Донской монастырь становится одним из центров русско-грузинских связей. В 1705 г. настоятелем монастыря стал видный иерарх имеретинский церкви Лаврентий (Габашвили). Еще во время постройки соборного храма под алтарем была устроена палата. В ней устроил свою фамильную усыпальницу царь Имеретии Арчил II, похоронив здесь 27 марта 1711 г. своего сына, первого генерал-фельдцейхмейстера русской армии царевича Александра Арчиловича Имеретинского (1674- 1711).

5 апреля 1711 г. из Новодевичьего монастыря были привезены останки первой жены царевича Феодосии Ивановны Милославской и двух его братьев - царевичей Давида и Мамуки (Матвея) и погребены в новой усыпальнице. 24 сентября 1712 г. в палате, ставшей усыпальницей, царь Арчил II устроил храм во имя Сретения Господня110.

Однако, тема грузинского некрополя - особая тема в изучении некрополя Донского монастыря. Здесь же будет дан обзор представителей русских дворянских фамилий, погребенных в Сретенской церкви. Как правило, они были связаны родственными связями с представителями грузинского царского дома или с грузинской диаспорой в Москве.

В 1731 г. в Сретенской церкви Большого собора Донского монастыря архимандритом Донского монастыря Илларионом (Рогалевским) был

погребен лейб-гвардии солдат Яков Федорович Врасский, сын поручика Ф.А. Врасского111.


Подобные документы

  • Тотемизм, мифология как одна из форм первобытной религии. Неолитические погребения в Северном Казахстане. Палеолит: появление живописи, скульптуры, гравюры, орнамента. Мастерство, выразительность, эмоциональная окрашенность палеолитического искусства.

    контрольная работа [23,6 K], добавлен 26.04.2009

  • Эволюция погребальной обрядности (от ингумации до кремации), формы погребального обряда. Варианты положения умершего у древнеямных племен. Сущность погребального обряда катакомбной культуры. Особенности погребения у славян пеньковской (антской) культуры.

    контрольная работа [28,2 K], добавлен 22.11.2012

  • Анализ отношений Великокняжеской власти и Русской Православной церкви в лице московского князя Дмитрия Донского и игумена Троице-Сергиева монастыря Сергия Радонежского. Положение православной церкви в Московском государстве во второй половине XIV в.

    курсовая работа [54,0 K], добавлен 09.08.2014

  • Изучение и анализ материалов о раскопках античного некрополя Мирмекия. Некрополь архаического, классического (V-IV вв. до н.э.) и эллинистического (IV-III вв. до н.э.) времени, некрополь первых веков нашей эры. Хронологические рамки некрополя Мирмекия.

    дипломная работа [5,5 M], добавлен 19.11.2017

  • Первые тяжелейшие испытания для монастыря в XI веке (по соседству с воинственными шведами). Валаамская обитель после шведского разорения 1611 года, возобновление монастыря в XVIII столетии. История монастыря в XIX – XX веках; запустение и возрождение.

    реферат [26,7 K], добавлен 07.12.2009

  • Английская церковь во времена Чосера. Тенденции к англизации Церкви. Обязанности монахов. Доминиальные земли монастырских маноров. Проблема нехватки священнослужителей. Отношение к католической церкви в Англии в конце XIV в. Коррупция среди духовенства.

    курсовая работа [40,9 K], добавлен 07.02.2013

  • Рассказ Иоакимовской летописи об обстоятельствах гибели и погребения князя Аскольда по христианскому обряду. Особенности религиозного состояния Руси в IX-X вв. Гипотеза проникновения христианства на Русь с католического Запада, отношения с Византией.

    реферат [23,1 K], добавлен 31.08.2009

  • История развития инженерной мысли и технологии монументального строительства погребальных сооружений в Древнем Египте. Мастабы, царские гробницы и пирамиды в Гизе как главные архитектурные памятники древнеегипетской цивилизации. Обряд погребения фараонов.

    реферат [1,7 M], добавлен 26.10.2015

  • Идеология "аджорнаменто" в трудах западноевропейских теологов персоналистов. Основные положения, выдвинутые на II Ватиканском соборе и его итоги. Реформаторские движения в рядах католической церкви в 1950-1960-е гг. и значение привнесенных изменений.

    курсовая работа [101,3 K], добавлен 13.07.2011

  • Основные характеристики погребальных обрядов, распространённых на территории золотоордынских городов Волго-Донского региона. Археологические описания погребальных комплексов, оставленных золотоордынским населением. Анализ захоронений русского населения.

    дипломная работа [5,0 M], добавлен 14.06.2017

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.