Образ жизни "Малого Двора" в годы правления Елизаветы Петровны

Роль Петра и Екатерины в придворно-политической жизни до смерти Елизаветы Петровны. "Комнатная" гвардия Петра III. Кунсткамера как маркер просвещенного абсолютизма. Театральная и музыкальная жизнь Ораниенбаума. Условия и причины заката "молодого двора".

Рубрика История и исторические личности
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 27.06.2016
Размер файла 85,2 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

Содержание

  • Введение
  • Глава 1. Политическая роль наследника Петра Федоровича и его жены
    • 1.1 Контроль Елизаветы Петровны над племянником и его супругой
    • 1.2 Роль Петра и Екатерины в придворно-политической жизни до смерти Елизаветы Петровны
  • Глава 2. Ораниенбаум как территория противостояния Екатерины II и Петра III, «Большого» и «Малого» дворов
    • 2.1 Ораниенбаум: архитектура «Малого Двора» как отражение личностей Екатерины II и Петра III
    • 2.2 «Комнатная» гвардия Петра III как причина противостояния между «Большим» и «Малым Дворами»
  • Глава 3. Культурная жизнь и «закат» «Малого Двора»
    • 3.1 Театральная и музыкальная жизнь «Малого Двора»
    • 3.2 Кунсткамера в Ораниенбауме как маркер просвещенного абсолютизма
    • 3.3 «Закат» «Малого Двора» и прекращение его существования
  • Заключение
  • Литература
  • Введение
  • Актуальность темы состоит в том, что история государства, его эволюция на разных этапах развития является одной из постоянно востребованных тем в общественной жизни и отечественной историографии. Обусловлено это тем, что в России государственная власть традиционно играла особую роль в развитии различных областей жизни - в политике, экономике, культуре.
  • Двор Елизаветы утопал в роскоши и изысканных ночных развлечениях, его обычаи мало чем отличались от европейской придворной жизни. На балах звучала приятная музыка, исполняемая превосходными оркестрами, Елизавета Петровна блистала красотой и нарядами, императрица задавала тон и была законодательницей мод.
  • Однако это скорее походило на пир во время чумы. Елизавета жила и царствовала в золоченой нищете; она оставила после себя в гардеробе множество платьев, два сундука шелковых чулок, кучу неоплаченных счетов и недостроенный громадный Зимний дворец. Незадолго до смерти ей очень хотелось пожить в этом дворце; но она напрасно хлопотала, чтобы строитель Растрелли поспешил отделать хотя бы только ее собственные жилые комнаты.
  • Неотъемлемой чертой российского самодержавия в 1725-1750-х гг. стал фаворитизм. Менялись правители, но у каждого были любимцы, которые обладали огромной властью и влиянием в государстве, даже если не занимали высоких государственных постов. Стоили эти любимцы, «вельможи в случае», казне немалые деньги. На них постоянно сыпался золотой дождь подарков, дарились тысячи, а то и десятки тысяч крепостных. При Елизавете Петровне особым расположением пользовались Алексей Разумовский и Иван Шувалов. Родня и близкие к фаворитам люди обладали также колоссальным весом.
  • Целью работы является изучение и рассмотрение основных особенностей образа жизни «Малого двора» в годы правления Елизаветы Петровны.
  • Объект исследования - «Малый Двор».
  • Предмет - особенности образа жизни «Малого Двора» в годы правления Елизаветы Петровны.
  • Для достижения поставлено цели, необходимо рассмотреть и изучить следующие вопросы:
  • - обосновать причины противостояния между «Большим» и «Малым» дворами;
  • - охарактеризовать культурную жизнь «Малого двора»;
  • - выявить причины и условия, которые привели к закату «Малого двора».
  • Методология исследования базировалась на использовании общенаучных принципов: историзма, научной объективности, системного подхода в анализе рассматриваемых исторических явлений. Использование системного подхода предопределило рассмотрение «Малого Двора» как явления, имеющего сложную функциональную структуру и целый спектр связей с различными областями общественной жизни (экономикой, социальными нормами общества, внутренней и внешней политикой, культурой).
  • В дипломной работе использованы специальные методы исторического исследования: историко-хронологический, историко-системный (анализ социально-исторических систем, раскрытие внутренних и внешних механизмов их функционирования).
  • Изученность темы. В рамках концепции «возвращения к правилам Петра Великого» написаны и посвященные времени Елизаветы четыре тома «Истории России с древнейших времен» выдающегося русского историка С.М. Соловьева. Следующий шаг в осмыслении времени Елизаветы и вообще «эпохи дворцовых переворотов» был сделан в лекциях В.О. Ключевского, впервые употребившего этот термин, а также в статьях, книгах, лекциях С.Ф. Платонова, H.Н. Фирсова, M.М. Богословского и др. Много свежих и интересных идей, не устаревших и поныне, высказал В.А. Мякотин.
  • В русской историографии вопрос о всестороннем изучении русского императорского двора был поставлен в 1900 г. Н.Е. Волковым в единственной специальной работе по избранной теме «Двор русских императоров в его прошлом и настоящем». Интерес исследователей XIХ - начала XX в. к петербургским дворцам дал значительное количество работ по их архитектуре и убранству. Прекрасным образцом монографии по загородным резиденциям Петербурга являются работы И. Яковкина, Н. Лансере, М.И. Пыляева.
  • Касательно историографии придворной жизни, то отдельные празднества давно стали благодарным материалом для показа духа и нравов эпохи и в силу этого получили освещение в биографиях русских монархов (И.И. Голиков, Н.Б.Ламбин, Н.И. Семевский, А.Г. Брикнер и другие авторы), в общих курсах истории России, например, в «Истории России с древнейших времен» С.М. Соловьева, в исследованиях по истории Петербурга (А.П. Башуцкий, И.Н. Божерянов, В.Никольский и П.Н. Петров), в книгах по истории гвардейских полков (П.Н. Дирин, П.О. Бобровский), а также в очерках по истории дворянства, петербургского общества и придворной жизни А.В. Вейдемейера, Е.П. Карновича и других авторов.
  • Однако основная информация о новых празднествах, ассамблеях, маскарадах и других увеселениях была введена в оборот благодаря посвященным им статьям и очеркам О.А. Корниловича, К. Масальского, С.Н. Шубинского, М.И. Пыляева. Специальные исследования рассматривали смеховую культуру двора (М.И. Семевский, И.Н. Носович). В трудах П.Н. Арапова, И.А. Шляпкина, Б.В. Варнеке, В.В. Каллаша, М.М. Иванова, С.Н. Худекова и других авторов было положено начало изучению русского театра и музыки, являвшихся в XVIII в. частью придворной жизни. Труд Д.А. Ровинского «Описание фейерверков и иллюминаций (1674-1891)» открыл исследование русских огненных потех.
  • Историками советского и постсоветского времени внимание к теме официальной придворной жизни было проявлено в трудах по истории Петербурга и русской культуры (авторы: П.Н. Столпянский, В.В. Мавродин, Б.И., Ю.М. Лотман), в биографиях русских монархов Н.И. Павленко и Е.В. Анисимова, немногочисленных специальных работах, описывающих отдельные празднества и увеселения (принадлежат С.Ф. Платонову, Н. Молевой, Л.Н. Семеновой).
  • Новизна темы исследования состоит в том, что нами были обобщены материалы по «Малому Двору» в годы правления Елизаветы. Кроме того, история «Малого Двора» рассматривается комплексно и системно.
  • Главным источником являются «Записки» Екатерины II - она работала над ними очень долго, но наиболее интенсивно с начала 1770-х годов. Это были не просто воспоминания, а в первую очередь - острый политический памфлет, в котором стремление оправдать свои действия и скрытая полемика с противниками сочетались с сатирой и гротеском при изображении своего супруга - будущего Петра III.
  • Значительный комплекс источников касается строительства и художественного оформления европеизированной в XVIII в. дворцовой архитектурной среды. Из опубликованных материалов следует упомянуть составленные самим Ф.-Б. Растрелли списки его работ и документы, связанные с творчеством В.И. Баженова. Кроме того, источниками исследования являются такие документы, как «Сборник Русского исторического общества», дневники, письма, записки и мемуары.
  • Практическая значимость состоит в том, что материалы дипломной работы могут быть использованы для подготовки обобщающих трудов по истории дореволюционной России, коллективных работ, лекционных курсов и семинарских занятий по истории российского государства и общества, музейной работы.
  • Глава 1. Политическая роль наследника Петра Федоровича и его жены
  • 1.1 Контроль Елизаветы Петровны над племянником и его супругой
  • Императрица Елизавета Петровна, воцарившись на русском престоле, первым делом занялась поиском наследника. Ее выбор пал на юного герцога Карла-Петера-Ульриха Голштейн-Готторпского. Мальчик был родным племянником императрицы. Его мать, родная сестра Елизаветы Анна Петровна, умерла вскоре после его рождения, простудившись на празднике. Елизавета очень любила сестру и тяжело переживала ее кончину. Теплые родственные чувства она испытывала к племяннику и потому быстренько выписала его из Голштинии в Петербург Бушуев С.В. История государства Российского. Книга 2. XVII-XVIII вв.: Историко-библиографические очерки / С.В. Бушуев. - Новосиб.: Сиб. хронограф, 2012. С.102. .
  • Карл-Петер-Ульрих родился в городе Киле. О матери его мы уже сказали, отцом же был Карл-Фридрих, герцог Голштин-Готторпский. С рождения маленькому Карлу-Петеру-Ульриху была предназначена одна из корон: либо шведская, либо российская, потому и дали ему соответствующие имена: «Карл» - для шведской короны, «Петер» - для российской. Волей Елизаветы Петровны мальчик должен был получить русский трон. Золотарев В.А. Военная история России / В.А. Золотарев, О.В. Саксонов, С.А. Тюшкевич. - М.: Кучково поле, 2012. С.156.
  • Он прибыл в Петербург 5 февраля 1742 года, а уже 7 ноября того же года переменил лютеранскую веру на православную и стал именоваться Петром Федоровичем. Как отмечала впоследствии Екатерина II в своих «Записках», «как только прибыл в Россию голштинский двор, за ним последовало и шведское посольство, чтобы просить у императрицы ее племянника для наследования шведского престола; но Елизавета, уже объявившая свои намерения, ответила шведскому сейму, что она объявила своего племянника наследником русского престола и что она держалась предварительных статей мира в Або, который назначал Швеции предполагаемым наследником короны принца-правителя Голштинии.
  • Итак, Петр III был объявлен наследником Елизаветы и русским великим князем, вслед на исповеданием своей веры по обряду православной церкви».
  • Там же Екатерина отмечает, что «в Киле стоило величайшего труда посылать его в церковь по воскресеньям и праздникам и побуждать его к исполнению обрядностей, какие от него требовали, и что он большей частью проявлял неверие. Его Высочество позволял себе спорить с Симеоном Теодорским (наставник Петра III в православии) относительно каждого пункта; часто призывались его приближенные, чтобы решительно прервать схватку и умерить пыл, какой в нее вносили; наконец с большой горечью он покорялся тому, чего желала императрица, его тетка, хотя он и не раз давал почувствовать, по предубеждению ли, по привычке ли или из духа противоречия, что предпочел бы уехать в Швецию, чем остаться в России» Зуев М.Н. История России - М., 2013. - 655 c. .
  • Да, Петр III ненавидел Россию. Он ненавидел её всю свою жизнь, он не хотел быть ее правителем, всей душой своей, стремясь на Запад. Он не переносил все русское, держал при себе голштинских приближенных. Человеком он был импульсивным, несдержанным. В покоях своих устраивал военные учения с кучкой приближенных. Но эти учения носили характер детских игр, и как писала Екатерина «вообще он был еще очень ребячлив, хотя ему минуло шестнадцать лет в 1744 году, когда русский двор находился в Москве» Жукова Л.В. История России в датах: справочник - М., 2013. - 256 с..
  • Елизавета теперь была обеспокоена проблемой продолжения рода и активно принялась за поиски невесты для своего непутевого племянника. Выбор пал на немецкую принцессу Софию-Фредерику-Августу Ангхальт-Цербстскую. 9 февраля 1744 года София-Фредерика со своей матерью прибыла в Россию и была принята Елизаветой. Юная принцесса приглянулась Елизавете, тем более что приходилась племянницей умершему жениху императрицы, с которым она была помолвлена после смерти Петра Великого. Как пишет Екатерина, «этот брак не состоялся, потому что принц умер от оспы через несколько недель после обручения; императрица Елизавета сохранила о нем очень трогательное воспоминание и давала тому доказательства всей семье этого принца». Итак, София-Фредерика прибыла в Россию, 28 июня 1744 года приняла православную веру под именем Екатерины Алексеевны и была обручена с Петром Федоровичем. В 1745 году состоялась их свадьба. Земцов Б.Н. История России. IX- начало ХХI в - М., 2012, стр.289.
  • Семейная жизнь Петра III не сложилась. Жену свою он не любил, внимания ей не уделял, наслаждался обществом своих любовниц, из которых впоследствии выделилась графиня Елизавета Воронцова. Думая о своем императорском будущем, он мечтал заточить Екатерину в монастырь и жениться на графине Воронцовой. Говорили, что Воронцова была очень некрасива, но ведь Петр тоже был весьма не привлекателен, тем более, что незадолго до своей свадьбы перенес черную оспу, обезобразившую его лицо.
  • Петр III вступил на русский престол после смерти своей тетки Елизаветы Петровны 25 декабря 1761 года. Сразу же новый император заявил в своем первом манифесте, что будет «во всем следовать стопам премудрого государя, деда нашего Петра Великого». Немедленно посыпались императорские распоряжения. Они касались науки, культуры, промышленности, армейской реформы. Петр III ликвидировал Тайную канцелярию, одно упоминание которой наводило ужас на любого человека. Петр также продолжил начинание Анны Иоанновны, утвердив «Манифест о вольности дворянства», согласно которому дворяне могли совсем не служить в армии. Впрочем, если хотели, могли и служить. Полная вольность и полная некомпетентность в государственных делах.
  • Недолго царствовал император Петр III. Как уже упоминалось выше, он был чужд России и всячески демонстрировал это, в то время как его супруга Екатерина Алексеевна вела себя совершенно иначе: проявляла любовь к России, почитала Русскую Православную церковь, постоянно присутствовала на богослужениях, любила русский язык и хорошо говорила на нем. Сравнение было явно не в пользу Петра Федоровича.
  • Екатерина выжидала момент, чтобы свергнуть с престола своего супруга, ведь до нее уже дошли слухи (и небезосновательные), что Петр Федорович готовит для супруги своей монастырскую келью, чтобы жениться на любовнице своей Елизавете Воронцовой и сделать ее императрицей. Екатерина была вынуждена действовать незамедлительно, пока Петр упивался властью и не подозревал о намерениях жены. Вовина-Лебедева В.Г История России. XVI-XVII вв.- М., 2012., 178 с.
  • Летом 1762 года произошел государственный переворот, в результате которого власть перешла в руки Екатерины. Тем не менее, новая императрица понимала, что ее воцарение, мягко говоря, не слишком законно, и сразу же предприняла соответствующие меры предосторожности: обнародовала манифест Петра Федоровича об отречении его от престола. А что же сам свергнутый император? Его по приказу Екатерины отвезли в Ропшу.
  • Новая императрица не знала, что делать с супругом, как в свое время Елизавета не знала, что делать со свергнутым ею Брауншвейгским семейством. Но вскоре проблема решилась: Петр умер, как нельзя более кстати для Екатерины. Официальная версия смерти экс-императора - геморроидальный припадок. Однако исследователи-историки нашли подтверждения тому, что Петр был убит. Причастна ли к его убийству Екатерина, на этот счет нет однозначных доказательств. По свидетельствам очевидцев, сын Петра Федоровича и Екатерины Алексеевны Павел был уверен, что его мать виновна в смерти его отца.
  • Однако также по свидетельству очевидцев после смерти Екатерины Павел нашел в ее бумагах некое письмо, прочитав которое он с облегчением воскликнул: «Теперь я могу быть уверен, что моя мать непричастна к смерти моего отца!».
  • Однако, зная расчетливость и хитрость Екатерины, можно предположить, что это письмо было всего лишь продолжением интриги. Утверждать что-либо сейчас бесполезно. История похоронила эту тайну. Можно выдвигать версии гибели российского императора и находить доказательства для любой из них, но как было на самом деле мы вряд ли уже узнаем.

1.2 Роль Петра и Екатерины в придворно-политической жизни до смерти Елизаветы Петровны

В 1742 г. Елизавета объявила наследником своего племянника, родного внука Петра Великого (и внука сестры Карла XII шведского) герцога Шлезвиг-Голштинского Карла-Петра-Ульриха. Для русских людей он был таким же немецким принцем, как и те, от которых в 1741 г. освободилось русское общество и которые ему были так постылы. Этот свой выбор или, лучше сказать, необходимость этого выбора Елизавета скоро стала считать серьезным несчастьем. Четырнадцатилетний осиротелый герцог был перевезен из Голштинии в Россию, нашел в Елизавете вторую мать, принял православие и вместо немецкого воспитания стал получать русское. Ахиезер А.С. История России: конец или новое начало? - М., 2013, 269 с.

В 1745 г. его поспешили женить. Вопрос о невесте очень долго обсуждался при дворе, потому что браку придавали политическое значение и боялись ошибиться. Наконец Елизавета остановилась на том лице, на которое указала, в противность Бестужеву, французско-прусская партия, а которое указал и Фридрих прусский, - на принцессе Софии-Августе-Фредерике Ангальт-Цербстской. Ее отец был только генералом прусской службы, комендантом Штетина; мать в заботах о довольно бедном хозяйстве успела потерять чувство такта и хороший характер, приобретя наклонность к стяжаниям и пересудам.

Невеста с матерью приехала в Россию, приняла православие и была названа Екатериной Алексеевной; 25 августа 1745 г. произошла свадьба 17-летнего Петра с 16-летней Екатериной. Но все замечали, что жених был холоден к невесте и прямо ссорился с будущей тещей. Впрочем, мать Екатерины проявила свой неуживчивый характер по отношению ко всем и потому была отправлена из России в том же 1745 г. Молодая чета осталась как бы одинокой в большом елизаветинском дворце, будучи оторвана от немецкой среды, от обстановки своего детства. И мужу, и жене приходилось самим определять свою личность и свои отношения при дворе. Вовина-Лебедева В.Г. История России. XVI-XVII вв.- М., 2012, 365 с.

Петр Федорович был человеком слабо одаренным и физическими силами, и умственными, рано лишился родителей и остался на руках гофмаршала Брюммера, который был более солдат, чем образованный человек, более конюх, чем педагог. Детство Петра прошло так, что ничем добрым его нельзя было вспомнить. Его воспитание было запушено, как и его образование.

Брюммер установил такой порядок жизни для своего воспитанника, который не мог не расстраивать его здоровья, и без того слабого: например, при продолжительных занятиях мальчик не имел моциона и не ел до двух часов дня. А в час обеда владетельный герцог часто лишь смотрел из угла, как его дворня ела обед, в котором ему самом было отказано педагогами. Плохо питая мальчика, ему не позволяли развиться, почему он и стал вялым и слабым. Нравственное воспитание было пренебрежено: стояние на коленях на горохе, украшение ослиными ушами, удары хлыста и даже битье чем попало были обыкновенным средством педагогического убеждения. Ряд нравственных унижений перед придворными, грубых окриков Брюммера и его наглых выходок не мог, конечно, выработать в принце ни здравых нравственных понятий, ни чувства человеческого достоинства.

Умственное воспитание тоже было плохо. Петр изучал много языков, много предметов, но учили его через силу, не сообразуясь с его слабыми способностями, и он мало усвоил и получил отвращение к учению. Латынь же, которая в то время была обязательна для каждого образованного человека, ему надоела до того, что он запретил помещать в свою библиотеку в Петербурге латинские книги. Когда он явился в Россию и Елизавета познакомилась с ним, она удивилась скудости его познаний. Его принялись снова учить, уже на православный русский лад. Но науке помешали болезни Петра (в 1743-1745 гг. он три раза был серьезно болен), а затем женитьба. Выучив православный катехизис наскоро, Петр остался с воззрениями немца-протестанта.

Знакомясь с Россией из уроков академика Штелина, Петр не интересовался ею, скучал уроками и оставался весьма невежественным и неразвитым человеком с немецкими взглядами и привычками. Россию он не любил и думал суеверно, что ему в России несдобровать. Его интересовали одни «увеселения»: он любил танцевать, по-детски шалить и играть в солдаты. Военное дело его интересовало в высшей степени, но он не изучал его, а забавлялся им и, как немец, благоговел перед королем Фридрихом, которому хотел подражать всегда и во всем и не умел никогда ни в чем. Зуев М.Н. История России: учебное пособие / М.Н. Зуев. - М.: Юрайт, 2013. - 655 c. Зуев, М.Н. История России: учебное пособие / М.Н. Зуев. - М.: Юрайт, 2013. С. 355 c.

Женитьба не образумила его и не могла образумить потому, что он не чувствовал своих странностей и был очень хорошего мнения о самом себе. На жену, которая была неизмеримо выше его, он смотрел свысока. Так как учить его перестали, то он считал себя взрослым человеком и, разумеется, не хотел поучиться у жены ни ее такту, ни ее сдержанности, ни, наконец, её деловитости. Дел он не хотел знать, напротив, расширил репертуар забав и странных выходок: то по целым часам хлопал по комнатам кучерским кнутом, то безуспешно упражнялся на скрипке, то собирал дворцовых лакеев и играл с ними в солдаты, то производил смотры игрушечным солдатикам, устраивал игрушечные крепости, разводил караулы и проделывал игрушечные военные упражнения; а раз, на восьмом году своей женитьбы, судил по военным законам и повесил крысу, съевшую его крахмального солдатика.

Все это проделывалось с серьезным интересом, и по всему было видно, что эти игры в солдатики чрезвычайно его занимали. Жену свою он будил по ночам для того, чтобы она ела с ним устрицы или становилась на часы у его кабинета. Ей он подробно описывал красоту увлекшей его женщины и требовал внимания к такой оскорбительной для нее беседе. Бестактно относясь к Екатерине и оскорбляя ее, он не имел такта и в отношении посторонних лиц и позволял себе разные пошлости: например, в церкви во время службы, за спиной тетки, он передразнивал священников, а когда на него смотрели фрейлины, он показывал им язык, но так, чтобы тетка этого не видела: своей тетки он все-таки очень боялся. Сидя за столом, он издевался над прислугой, обливал ей платья, подталкивал блюда на соседей и старался поскорее напиться. Так вел себя наследник престола, взрослый человек и отец семейства (в 1754 г. у него родился сын Павел). Императрица Елизавета понимала свойства Петра и часто плакала, беспокоясь за будущее, но изменить порядок престолонаследия не решалась, потому что Петр III был прямым потомком Петра Великого.

Не теряли, однако, надежды приохотить и приучить Петра к делам. Штелин продолжал его знакомить с государственными делами теоретически, а в 1756 г. Петра назначили членом Конференции, учрежденной для особо важных дел. В то же время в качестве герцога голштинского Петр каждую неделю «в понедельник и пятницу со своими голштинскими министрами совет держал, и дела своего герцогства управлял». Все эти заботы имели кое-какой результат.

Петр заинтересовался делами, но не России, а Голштинии. Вряд ли он хорошо их узнал, но он усвоил голштинские взгляды, желая отвоевать у Дании голштинские земли и очень возился с голштинскими солдатами и офицерами, которых ему дозволено было с 1755 г. привезти в Россию. С ними летом он жил в лагерях в Ораниенбауме, усвоил себе их солдатские манеры и фатовство, у них выучился курить, пить по-солдатски и мечтать о голштинских завоеваниях. Иванов А.А. История российского туризма (IX-XX вв.) - М., 2011, 202 с.

Совсем иного рода человек была жена Петра, великая княгиня Екатерина Алексеевна. Выросши в скромной семье незначительного принца, строгого протестанта и отца, Екатерина получила некоторое образование, увеличенное собственной ее наблюдательностью и восприимчивостью. В детстве она много путешествовала по Германии, много видела и слышала. Когда Екатерину с матерью вызвали в Россию, для нее не была секретом цель поездки, и бойкая девочка сумела с большим тактом сделать свои первые шаги при русском дворе. Отец её написал ей в руководство ряд правил благоразумной сдержанности и скромности. Екатерина к этим правилам присоединила свой собственный такт и замечательное практическое чутье и обворожила Елизавету, завоевала симпатии двора, а затем и народа. Не старше 15-ти лет, она вела себя лучше и умнее, чем ее руководительница мать. Когда мать ссорилась и сплетничала, дочь старалась приобрести общее расположение.

Она усердно занялась русским языком и православным вероучением. Блестящие способности позволили ей оказать в короткое время большие успехи, и при церемонии крещения она так твердо прочла символ веры, что всех этим удивила. Но сохранились известия, что перемена религии для Екатерины была, не так легка и радостна, как она показывала императрице и двору. В благочестивом смущении перед этим шагом Екатерина много плакала и, говорят, искала утешения у лютеранского пастора. Однако уроки православного законоучителя от этого не прекращались. «Честолюбие берет свое», - замечал по этому поводу один дипломат. И сама Екатерина признавалась, что она была честолюбива.

Не любя ни мужа, ни Елизаветы, Екатерина, тем не менее, держала себя в отношении их очень хорошо. Она старалась исправлять и покрывать все выходки мужа и не жаловалась на него никому. К Елизавете же она относилась почтительно и как бы искала ее одобрения. В придворной среде она искала популярности, находя для каждого ласковое слово, стараясь примениться к нравам двора, стараясь казаться чисто русской набожной женщиной. В то время, когда ее муж оставался голштинцем и презирал русских, Екатерина желала перестать быть немкой и отказалась после смерти родителей от всяких прав на свой Ангальт-Цербст. Ее ум и практическая осмотрительность заставляли окружающих видеть в ней большую силу, предугадывать за ней большое придворное влияние. И действительно, с годами Екатерина заняла при дворе видное положение; ее знали с хорошей стороны даже в народной массе. Для всех она стала виднее и симпатичнее своего мужа. Исаев М.А. История российского государства и права: Учебник / М.А. Исаев. - М.: Статут, 2012. С.222.

Но личная жизнь Екатерины была незавидна. Поставленная далеко от дел и оставляемая на целые дни мужем, Екатерина не знала, что делать, потому что совсем не имела общества: она не могла сближаться с придворными дамами, потому что «смела видеть перед собою только горничных», по ее собственным словам; она не могла сближаться с кругом придворных мужчин, потому что это было неудобно. Оставалось читать, и «чтение» Екатерины продолжалось восемь первых лет ее супружеской жизни.

Сперва она читала романы: случайный разговор с знакомым ей еще в Германии шведским графом Гилленборгом направил ее внимание на серьезные книги. Она перечитала много исторических сочинений, путешествий, классиков и, наконец, замечательных писателей французской философии и публицистической литературы XVIII в. В эти годы она и получила ту массу сведений, которой удивляла современников, тот философский либеральный образ мыслей, который принесла с собой на престол. Она считала себя ученицей Вольтера, поклонялась Монтескье, изучала Энциклопедию и благодаря постоянному напряжению мысли стала исключительным человеком в русском обществе своего времени. Степень ее теоретического развития и образования напоминает нам силу практического развития Петра Великого. И оба они были самоучками. Андреев И.Л. История России с древнейших времен до 1861 года: учебник / Н.И. Павленко, И.Л. Андреев, В.А. Федоров; Под ред. Н.И. Павленко. - М.: Юрайт, 2012. С.212.

Во второй половине царствования Елизаветы великая княгиня Екатерина уже была вполне сложившимся и очень заметным человеком при дворе. На нее обращено было большое внимание дипломатов, потому что, как они находят, «ни у кого нет столько твердости и решительности» - качеств, которые ей дают много возможностей в будущем. Екатерина независимее держится, явно не в ладах со своим мужем, навлекает на себя недовольство Елизаветы. Но самые видные «припадочные» люди Елизаветы, Бестужев, Шувалов, Разумовский, теперь не обходят великой княгини вниманием, а стараются, напротив, установить с нею добрые, но осторожные отношения. Сама Екатерина входит в сношения с дипломатами и русскими государственными людьми, следит за ходом дел и даже желает на них влиять.

Причиной этого была болезненность Елизаветы: можно было ждать скорой перемены на престоле. Все понимали, что Петр не может быть нормальным правителем и что его жена должна играть при нем большую роль. Понимала это и Елизавета: опасаясь со стороны Екатерины какого-либо шага в свою пользу против Петра, она стала к ней относиться дурно и даже прямо враждебно; с течением времени так же относится к жене сам Петр. Окруженная подозрительностью и враждой и побуждаемая честолюбием, Екатерина понимала опасность своего положения и возможность громадного политического успеха. Об этой возможности говорили ей и другие: один из посланников (прусский) ручался ей, что она будет императрицей; Шуваловы и Разумовские считали Екатерину претенденткой на престол; Бестужев вместе с ней строил планы о перемене престолонаследия.

Екатерина сама должна была готовиться действовать и для своей личной защиты, и для достижения власти после смерти Елизаветы. Она знала, что муж привязан к другой женщине (Елизавете Романовне Воронцовой) и желал заменить ею свою жену, в которой видел опасного для себя человека. И вот, чтобы смерть Елизаветы не застала ее врасплох, не отдала в руки Петра беззащитной, Екатерина стремится приобрести себе политических друзей, образовать свою партию. Она тайно вмешивается в политические и придворные дела, ведет переписку с очень многими видными лицами.

Дело Бестужева и Апраксина (1757-1758 гг.) показало Елизавете, как велико было при дворе значение великой княгини Екатерины. Бестужева обвиняли в излишнем почтении перед Екатериной. Апраксин был постоянно под влиянием ее писем. Падение Бестужева было обусловлено его близостью к Екатерине, и самое Екатерину постигла в ту минуту опала императрицы. Она боялась, что ее вышлют из России, и с замечательной ловкостью достигла примирения с Елизаветой. Она стала просить у Елизаветы аудиенции, чтобы выяснить ей дело. И Екатерине была дана эта аудиенция ночью.

Во время беседы Екатерины с Елизаветой за ширмами в той же комнате тайно были муж Екатерины Петр и Иван Шувалов, и Екатерина догадалась об этом. Беседа имела для нее решающее значение. При Елизавете Екатерина стала утверждать, что она ни в чем не виновата, и, чтобы доказать, что ничего не хочет, просила императрицу, чтобы ее отпустили в Германию. Она просила об этом, будучи уверена, что поступят как раз наоборот. Результатом аудиенции было то, что Екатерина осталась в России, хотя была окружена надзором. Теперь ей приходилось вести игру уже без союзников и помощников, но она продолжала ее вести еще с большей энергией. Если бы Елизавета не умерла так неожиданно скоро, то, вероятно, Петру III не пришлось бы вступить на престол, ибо заговор уже существовал, и за Екатериной стояла уже очень сильная партия.

Так, в последние годы Елизаветы обнаружилась полная неспособность её наследника и большое значение, и ум его жены. Вопрос о судьбе престола очень занимал Елизавету; по словам Екатерины, государыня «с трепетом смотрела на смертный час и на то, что после этого происходить может». Но она не решалась отстранить племянника прямо. Придворная среда также понимала, что Петр не может быть правителем государства. Многие задумывались, как устранить Петра, и приходили к различным комбинациям. Устранить было можно, передав права малолетнему Павлу Петровичу, причем мать его Екатерина получила бы большую роль. Можно было бы поставить у власти и прямо Екатерину. Без нее же данный вопрос, не мог быть решен ни в каком случае (о бывшем императоре Иоанне тогда никто и не думал). Вовина-Лебедева В.Г История России. XVI-XVII вв. - М., 2012, 326 с.

Поэтому Екатерина и помимо своих личных качеств и стремлений получила большое значение и являлась центром политических комбинаций и знаменем движения против Петра. Можно сказать, что еще до смерти Елизаветы Екатерина стала соперницей своему мужу, и между ними начался спор о русской короне.

петр екатерина кунсткамера ораниенбаум

Глава 2. Ораниенбаум как территория противостояния Екатерины II и Петра III, «Большого» и «Малого» дворов

2.1 Ораниенбаум: архитектура «Малого Двора» как отражение личностей Екатерины II и Петра III

Почти сразу же по прибытии в столицу тогда еще Карла Петера его тетка озаботилась подбором придворного штата будущего наследника престола. Уже 1 (12) марта 1742 года английский дипломат К. Вейч сообщал в Лондон: «Новая императрица составила двор для юного герцога Гольштейнского, назначила его гвардии поручиком». Сборник Русского исторического общества. СПб, 1867-1911., 448 с.

В следующем году она подарила - теперь уже Петру Федоровичу - Ораниенбаум, расположенный на побережье Финского залива, чуть западнее Петергофа, своего излюбленного летнего местопребывания. После его вступления в брак с Екатериной Ораниенбаум, естественно, превратился в летнее местопребывание «молодого», или «малого», двора. Именно этот сравнительно непродолжительный период оказался временем бурного расцвета резиденции. И хотя архитектурные замыслы и их воплощение осуществлялись с одобрения и при финансовой поддержке Елизаветы Петровны, они ярко отразили художественные вкусы и пристрастия заказчика - Петра Федоровича.

С 1746 года и до начала следующего десятилетия работы проводились по проектам и под общим руководством великого Франческо Бартоломео Растрелли (1700-1771), мастера русского барокко, автора таких шедевров, как Смольный монастырь и Зимний дворец в столице, Петергофский и Царскосельский дворцы в ее пригородах. По-видимому, основным исполнителем замыслов Растрелли в Ораниенбауме являлся каменных дел мастер Мартин Людвиг Гофман. К середине 1750-х годов имя Растрелли в документах по строительству Ораниенбаумского дворца постепенно исчезает -- оно заменяется с 1756 года именем Антонио Ринальди (ок. 1710-1794), итальянского архитектора, прибывшего в Россию в 1751 году. Теперь он стал архитектором «малого» двора.

В 1730-е годы завершилось архитектурное оформление пространства к югу от дворца. В 1753 году началось сооружение восточного флигеля, симметричного западному. По его завершении оба флигеля, расположенные перпендикулярно к центральному корпусу, были объединены оградой, образовав замкнутое пространство парадного двора. В духе барочной куртуазности западный флигель, примыкавший к «мужской» части, был предназначен для фрейлин, а восточный, примыкавший к «женской» части,-- для кавалеров. В нем помимо комнат придворных устроили квартиру управляющего ораниенбаумской домовой конторы С. Карновича. Несколько лет спустя здесь пристроили кухню. Южный фасад с обоими флигелями смотрел на декоративный Утиный пруд, за которым виднелись деревья бескрайнего леса.

Продолжались строительные работы и на территории, входившей в дворцовый комплекс. На месте обветшавшей оранжереи с восточной стороны Нижнего сада было сооружено новое оранжерейное здание уже в 1747-1748 годах. Вскоре, в 1752-1755 годах, симметрично ему в западной части сада вырос Оперный, или Картинный, дом. Тогда же, в 1755 году, начались работы по расчистке морского канала.

Перестройка Большого дворца затронула не только внешний вид ансамбля, придав ему логическую завершенность. В еще большей мере преобразования коснулись внутренней отделки помещений. Растрелли широко и с большой фантазией применил при оформлении интерьеров золоченую резьбу и художественную лепку в сочетании с использованием тканей, живописи, пластики. И нет сомнений в том, что, поднимаясь из вестибюля («передних сеней») по деревянной двухмаршевой лестнице на второй этаж, Петр Федорович мог с удовлетворением отмечать, как год за годом его дворец обретает вид, достойный резиденции будущего (тогда он был еще великим князем) российского самодержца.

Особенно занимал его Большой зал - центральное звено в планировке не только второго этажа, но и всего дворца. Здесь должны были проводиться парадные приемы, музыкальные празднества, торжественные встречи. И вид этого зала, работа в котором завершилась в 1757 году, отвечал требованиям заказчика. Автор одного из путеводителей писал: «Зеркала в золоченых резных рамах заменили живописные панно стен, золотой орнамент украсил падугу, паркет набрали «звездами» из белого и черного дуба и бука. Живописные десюдепорты (наддверные украшения) и плафон «Аполлон и музы» исполнили Д. Валериани, И. Гроот, Н. Панфилов, Е. Поспелов, П. Семенов, Н. Григорьев и И. Канатчиков» Мыльников А.С. Петр III: Повествование в документах и версиях - М., 2002, 97 с..

Многие черты внутренней перепланировки, произведенной при Петре Федоровиче, запечатлели некоторые обстоятельства его жизни и взаимоотношений с супругой. На половине, которую она занимала, существовала потайная лестница. Та самая, по которой на ночные свидания с возлюбленной проникал молодой Понятовский. И если вспомнить его рассказ об ужинах «вчетвером», то отсюда, ернически пожелав не скучать, хозяин дворца уводил свою фаворитку «Романовну» - на мужскую половину. Поскольку любовную связь с ней великий князь не только не скрывал, но очень скоро стал даже демонстративно подчеркивать, в конце 1750-х годов для Елизаветы Воронцовой в крайней западной части центрального корпуса Большого дворца были устроены апартаменты. Они располагались на первом этаже, как раз под покоями Петра Федоровича. Доминантой этих апартаментов была опочивальня, в углу которой, неподалеку от входной двери с восточной стороны, находилась потайная лестница, шедшая от подвала до чердака. В опочивальне были три внутренние двери. Одна вела в кабинет с камином, выходивший на южную сторону дворца, другая, ориентированная на запад, открывала вход в Золотой кабинет (будуар), а третья дверь - в так называемый кабинет Дианы, окнами, выходивший на залив.

Наряду с парадной лестницей и так называемой «гостиной графини Карловой» кабинет Дианы относится к тем помещениям Ораниенбаумского дворца, в которых чудом уцелела лепка XVIII столетия, возможно принадлежащая Ринальди. Это позволяет с наибольшей достоверностью представить художественный уровень декора, создававшегося под руководством Растрелли, что, конечно, само по себе очень важно. Но лепка кабинета Дианы создает возможность «прочитать» символику, с помощью которой ее создатели хотели выявить и характер Елизаветы Воронцовой, и отношение к ней Петра Федоровича.

В центре карнизов западной и восточной сторон помещены изображения двух амуров с растениями и животными (собака, кролик, дичь). Напротив входа, с северной стороны,- Диана с копьем и охотничьими трофеями - оленьими рогами, а над входом - также Диана, но с луком. В каждом из четырех углов - с северной стороны амуры с птицей, с южной стороны - амуры с ланью и снова с птицами. На потолке - лепной плафон с цветами. Мыльников А.С. Петр III: Повествование в документах и версиях - М., 2002, 100 с.

Древнеримская богиня Диана, как и ее древнегреческий аналог Артемида, чаще всего воспринималась тогда как богиня охоты. Но не только. Диана еще и покровительница растительного и животного плодородия. Все элементы того и другого, наряду с символами охоты, были в лепнине отражены. Может быть, есть еще один, так сказать, третий закодированный в декоре смысл: Диана-Артемида толковалась как символ луны, тогда как Аполлон, брат Артемиды,-- как символ солнца. Не означало ли это, что Диана-Елизавета должна сиять отраженным светом Петра-Аполлона -- своего возлюбленного и, как она могла надеяться, будущего супруга? Так, благодаря зашифрованной в ней символике лепнина кабинета Дианы приобретает значимость не только памятника искусства, но и исторического документа.

На флюгере Японского павильона до сих пор читается дата «1753». Но ни тогда, ни позже, вплоть до Петрова дня 1762 года, работы, начавшиеся под руководством Растрелли в Ораниенбаумском дворце и вокруг него, не прерывались. Многое, выполненное в это время, несло на себе, как мы видели, отпечаток обстоятельств жизни, пожеланий и вкусов великого князя. И все же ни игнорировать, ни преуменьшать, ни, наоборот, преувеличивать этого не надо. При всем гении Растрелли возможности, как строителей, так и заказчика были в значительной мере предопределены, ограничены самим фактом предшествующего существования дворца. Новое строительство в Ораниенбауме развернулось начиная с 1746 года. Горбатенко С. Б. Новое об ансамбле Большого дворца в Ораниенбауме // Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник-1985 - М., 1987, 464 с. И оно заслуживает того, чтобы остановиться на нем, пусть в общих чертах, в поисках ответа на вопросы: какова была личность Петра Федоровича, каков был круг его интересов и пристрастий в повседневной жизни? Ибо зачастую то, что условно следовало бы назвать бытовым интерьером любого человека, говорит о нем несравненно больше, раскрывает нюансы его души точнее и полнее, нежели его собственные заявления и действия, а тем более свидетельства современников, не обязательно объективные и не всегда справедливые.

Сознавал ли сам Петр Федорович, что многим его поступкам присущи были некие символические подтексты? Просматриваются они и в сооружении двух небольших потешных крепостей. Одна из них носила название Екатеринбург, другая - имя Святого Петра. Первая появилась на южной стороне Ораниенбаумского дворца, неподалеку от ворот Парадного двора, за Утиным прудом,- на лугу. Вторая - на возвышенности, огибаемой по глубокому оврагу речкой Каростой. А запруженная чуть ниже по течению еще во времена Меншикова, она образует Нижний пруд, как бы разделяющий водной преградой обе крепости. Впрочем, как сказано,- потешные. Потешным был и пруд, на котором разыгрывались морские батальные сцены. В них участвовали 12-пушечный корабль «Ораниенбаум», фрегат «Святой Андрей», галеры «Святая Екатерина» и «Елизавета». Сфера их деятельности ограничивалась Нижним прудом: выйти в Финский залив они, разумеется, никак не могли.

Не забудем, однако, что обе крепости разделяло не только потешное море, но и время: Екатеринбург был сооружен в 1746 году, а крепость Святого Петра - спустя десять лет, в 1756-м. Екатеринбург, по данным С.Б. Горбатенко и В.А. Коренцвита, представлял собой небольшое крепостное укрепление с земляными валами, частоколом, четырьмя бастионами и тремя подъемными мостами над окружавшим крепость рвом. Горбатенко С.Б. Формирование ансамбля Большого дворца в Ораниенбауме в первой четверти XVIII века // Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник. - М., 1994. С. 126 Внутри находились здания коменданта и двух караулен - для офицеров и матросов (это происходило еще до прибытия гольштейнского отряда).

Крепость Святого Петра во многом повторяла облик Екатеринбурга. Ее строительством занимался уже известный нам Гофман, для чего ораниенбаумская контора 23 мая 1756 года заключила с ямщиком Новогорецкого уезда, Сампсоном Бобылевым, договор - соорудить согласно чертежу «своими работными людьми и инструментами» в долине Фриденталь крепость «о пяти бастионах». Земляные работы подрядчик выполнил в короткий срок -- за два с половиной месяца. В крепость вели главные въездные каменные ворота, сохранившиеся до сих пор. На установленном наверху ворот металлическом флажке выбита дата: «1757». Предполагается (С. Б. Горбатенко), что Екатеринбург и, возможно, крепость Святого Петра строились по плану, составленному самим Петром Федоровичем. Горбатенко С.Б. Формирование ансамбля Большого дворца в Ораниенбауме в первой четверти XVIII века // Памятники культуры. Новые открытия. Ежегодник. - М., 1994. С. 128 Это вполне вероятно, если вспомнить, что он с юных лет увлекался фортификационным делом.

Между тем во взаимоотношениях его с Екатериной с 1746 по 1756 год произошли огромные изменения: от попреков жены в невнимании и неверности до открытого бравирования любовными победами. И эти изменения нашли предметное закрепление. Ведь первая крепость, Екатеринбург, была построена, когда о второй крепости и речи не было. И названа была она Петром Федоровичем, тогда восемнадцатилетним, в честь своей жены. Это потом, десятилетием позже, во время военных игр и учений Екатеринбург становится условным противником, над которым гарнизон второй крепости одерживал «победы». И тем вольно или невольно высвечивался трагический смысл двухполюсного сосуществования великокняжеской четы. История обеих крепостей может восприниматься одной из иллюстраций признания самой Екатерины. По ее словам, даже и в конце 1750-х годов великий князь «еще имел ко мне невольное доверие, которое необъяснимым образом почти всегда сохранялось в нем, хотя он сам не замечал и не подозревал того» Екатерина II. Записки. СПб., 1906. С. 138. Читая это, по-видимому вполне искреннее, признание, поражаешься то ли ханжеству, то ли нравственной глухоте будущей самодержицы, считавшей «невольное доверие» к ней мужа «необъяснимым».

На самом деле здесь проявлялась отмечавшаяся нами противоречивость чувств Петра Федоровича, в конце концов его и погубивших: любви, рождавшей ненависть в душе отторгнутого мужа, и веры в возможное примирение, питавшей растущее недоверие. Баланс того и другого был хрупок, неустойчив. И дальнейшая судьба потешных сооружений в долине Фриденталь, что у речки Кароста, показала, в какую сторону он постепенно склонялся.

Взаимное отчуждение супругов можно проиллюстрировать еще более впечатляющим и мало кому известным примером. В самом конце 1750-х годов верстах в пяти-шести западнее Ораниенбаума дворцовая контора Петра Федоровича приобрела участки земли, где началось строительство двух небольших загородных ансамблей. Один, получивший название Нескучное или, на французский лад, Санс-Эннуи,- для фаворитки великого князя, Е.Р. Воронцовой; другой - для его супруги, великой княгини Екатерины Алексеевны: охотничий домик с уютным регулярным садиком, построенный по проекту известного архитектора А. Ф. Кокоринова (1726-1772).

Став императором, Петр III устраивал в Санс-Эннуи приемы. Так, 17 апреля 1762 года Штелин записывает: «Охота за оленем и обед в Sans Ennui, на даче графини Воронцовой, в пяти верстах от Ораниенбаума. Оттуда прогулка верхом и в линейках на дачу императрицы. Вечером маневры двух корпусов -- Цеймерна и Форстера, к великому удовольствию его имп. величества. Большой ужин в Японской зале» Бартенев П. Дневник статского советника Мизере о службе при Петре Третьем // Русский архив. 1911.Кн. 2. Вып. 5. С. 15. Запись поразительная: странное и непрекращающееся сопряжение трех людей и двух судеб, подобное параллельным линиям, которые вскоре пересекутся. И Санс-Эннуи в связке Ораниенбаум -- Петергоф. Именно в Санс-Эннуи в утренние часы начавшегося 28 июня в столице переворота должен был доставить незадачливый поручик Преображенского полка Бернгорст фейерверк.

В наши дни мало кто, кроме разве специалистов, подозревает о наличии кроме Ораниенбаума еще одного места, тесно связанного с именами Петра III и Екатерины II. Хотя ее охотничий домик не сохранился, а гора, на котором он стоял, срыта, следы Санс-Эннуи еще видны. Здесь все небольшое, интимно-миниатюрное, судя по всему отражавшее вкусы скорее великого князя, нежели его фаворитки: небольшой двухэтажный дворец, за истекшие два века претерпевший значительные изменения; небольшой ландшафтный сад с двумя родниковыми прудами посередине, украшенный скульптурами, от которых сохранилась лишь одна; каскад, по которому вода из прудов текла к заливу, образуя небольшой водопадик. Перед домом - смотровая площадка, с которой открывается чудесный вид на залив и совсем близкий Кронштадт. Дворец Е.Р. Воронцовой в том виде, в каком он существует ныне, давно уже является военно-морским госпиталем.

Собственная история крепости Святого Петра была скоротечной, отразив импульсивный, нетерпеливый характер своего хозяина. Вскоре она оказалась основой другой крепости, получившей название Петерштадт. Точную дату, когда приступили к ее сооружению, назвать трудно, поскольку строительные работы, скорее всего, постепенно переходили от одной стадии к другой. Судя по документам, переход завершился не позднее 1759 года. Территория Петерштадта к этому времени была расширена и в плане приобрела форму двенадцатиконечной звезды. Крепость была окружена земляными валами с четырьмя бастионами.

После расширения территории Петерштадта былая крепость Святого Петра оказалась в его середине, образовав Арсенальный двор, который сохранил форму пятигранника. В середине крепости оказались и каменные ворота. Судя по описи 1762 года, они выглядели так: «В крепость ворота каменные, под оными в проезде створные решетчатые железные полотна, и наверху оных ворот осмиграной шпиц со светлыми дверями и окончиками, верх покрыт листовым белым железом, наверху спица медное вызолоченное яблоко». Каменский А.Б. Российская империя в ХVIII веке: традиции и модернизация / А.Б. Каменский. - М.: Новое лит.обозрение, 1999. С. 203

Сохранившиеся документы свидетельствуют, что Петр Федорович, сменив титул великого князя на титул императора, продолжал заботиться о благоустройстве своей летней резиденции, вникая при том в мельчайшие детали производившихся работ. Так, 20 апреля 1762 года он распорядился галерею в Эрмитажном павильоне на берегу Каросты «обить холстом», а также исправить ораниенбаумские фонтаны. Последнее, очевидно, было вызвано сообщением фонтанных дел мастера Кейзера, что «имеющиеся в Ранембоме два фонтана… в ветхости». Это сообщение датировано 17 апреля, а уже 24 апреля Петр III «соизволил опробовать поданной его императорскому величеству чертеж и по оному повелел в Ораниембоме каскад исправить и убрать раковинами», дополнив спустя пять дней это повелением восстановить около Китайского павильона действие фонтана с указанием - «ко оному надлежит положить чугунные шестидюймовые трубы длиною на двацети саженя…». Мыльников А.С. Петр III: Повествование в документах и версиях / А.С. Мыльников. - М.: Мол. гвардия, 2002. С. 105

Не меньшую заботливость проявил Петр Федорович и относительно устройства Зверинца. Ведавший этим Яков Берх напоминал, что еще в 1760-1761 годах наследник потребовал «во Араниебоме построить вновь зверинец в квадрат, каждую сторону по две версты по чертежу, учиненному инженер-порутчиком Савелием Соколовым» Там же, с. 105. Обращает на себя внимание, с которым Петр Федорович отнесся к содержанию здесь оленей. Намечалось, как далее сообщал Берх, «построить для кормления аленей в зимнее время сарай, а в летнее -- денник с покрышкой, для поения оных аленей вырыть пруд и привести из оного канал, да для питья ему, обер-егеру, особливые покои з двориком» Там же. С. 106. Вскоре по вступлении на трон Петр III повелел «Зверинец приумножить». Все эти работы проводились буквально до последних дней пребывания императора у власти: донесение Берха, о котором шла речь, было подписано 3 июня 1762 года. На протяжении всего этого месяца в Ораниенбаум доставляли необходимые строительные материалы, раковины для украшения каскада, утрамбовывали грунт и так далее. Задуманный Петром Федоровичем садово-парковый ансамбль все более обретал черты законченности.


Подобные документы

  • Основные причины нестабильности власти и дворцовых переворотов после смерти Петра I. История жизни и правления Екатерины I, Петра II, Анны Иоанновны. Внутренняя и внешняя политика России во времена правления Елизаветы Петровны. Воцарение Екатерины II.

    курсовая работа [57,8 K], добавлен 18.05.2011

  • Биография императрицы Елизаветы Петровны. Внутренняя политика Елизаветы. Внешняя политика Елизаветы. Эпоха "просвещенного абсолютизма" как один из этапов российской государственности. Влияние на развитие русской культуры и науки.

    реферат [28,4 K], добавлен 06.09.2007

  • Приоритеты российских правителей периода "дворцовых переворотов" в отношении внутренней политики России: Екатерины I, Петра II, Анны Иоанновны, Ивана Антоновича, Елизаветы Петровны, Петра III. Особенности правления и политики императрицы Екатерины II.

    реферат [63,4 K], добавлен 23.05.2008

  • Закономерности появления и развития дворцовых переворотов в политической истории России XVIII ст. Исторические события времени царствований Ивана VI, Елизаветы Петровны и Петра III. Роль российской гвардии в переворотах. Стабилизация развития страны.

    реферат [28,3 K], добавлен 13.06.2011

  • Анализ вопросов, касающихся борьбы Елизаветы Петровны за власть. Исследование внутренней политики первых лет царствования императрицы. Характеристика значения её личностных качеств в организации переворота. Особенности права во время правления Елизаветы.

    контрольная работа [35,4 K], добавлен 14.02.2014

  • Влияние реформ Петра I на социально-экономическое развитие страны. Вступление на престол Анны Иоанновны. Бироновщина. Переворот в пользу дочери Петра I Елизаветы. Царствование Екатерины II. Крестьянский бунт Пугачева. Век "просвещенного абсолютизма".

    реферат [16,0 K], добавлен 09.10.2008

  • Детские годы Елизаветы Петровны. Тайный брак с Разумовским, претензии на трон. Вступление на престол. Оценка периода царствования Елизаветы, фавориты, преобразования, осуществленные ею. Особенности внешней политики России в период царствования Елизаветы.

    презентация [3,9 M], добавлен 19.05.2011

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.