Московские меценаты конца XIX - начала XX вв.

История становления российского предпринимательства. Отмирание сословной системы купечества. Эволюция отношения к образованию, религии и образу жизни. Благотворительная деятельность московских меценатов, их литературные пристрастия и увлечение театром.

Рубрика История и исторические личности
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 10.12.2017
Размер файла 115,2 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://allbest.ru

Московские меценаты конца XIX - начала XX вв.

ОГЛАВЛЕНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ЭВОЛЮЦИЯ СОЦИАЛЬНОГО ОБЛИКА МОСКОВСКОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ

1.1 Становление российского предпринимательства

1.2 Предприниматели в пореформенный период

ГЛАВА 2. МОСКОВСКИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ-МЕЦЕНАТЫ: ТИП ЛИЧНОСТИ, ДУХОВНЫЙ ОБЛИК, ОБРАЗ ЖИЗНИ

2.1 Эволюция отношения к образованию

2.2 Эволюция отношения к религии

2.3 Отношение к деньгам и работе

2.4 Литературные пристрастия. Увлечение театром

2.5 Одежда и внешний облик

2.6 Приобретение сельских имений и устройство усадебного хозяйства и быта

ГЛАВА 3. ВИДНЕЙШИЕ ПРЕДСТАВИТЕЛИ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ-МЕЦЕНАТОВ МОСКВЫ И ИХ БЛАГОТВОРИТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы исследования. Проводимые в современной России преобразования требуют решения целого комплекса проблем, в том числе и социально- культурного характера. Переход страны к рыночным отношениям активизирует потребность в новом типе предпринимателя.

Однако, формируемый тип нового предпринимателя не принимает значительной часть общества.

Причина, заключается, видимо, в том, что складывающийся сегодня характер предпринимательской этики вступает в противоречие с традиционными ценностями, нормами, представлениям российских этносов, которые вырабатывались в течение многих веков.

Следовательно, встает проблема поиска национальной и культурной идеологии развития общества, совместимости традиционных ценностей российского купечества и этики рыночных отношений.

Определенную роль в этом может сыграть изучение московских предпринимателей-меценатов в конце XIX - начала XX века, так как именно в этот период шло бурное культурное, социальное и политическое развитие страны.

Историография. Проблемы формирования в России нового класса предпринимателей, его идеологии, способствовавшей развитию новых политических институтов, социальных структур, культуры, интересовали ряд дореволюционных, советских, а теперь и современных историков.

Первые работы, фрагментарно затрагивающие социально- экономическую историю российского предпринимательства в конце XIX - начале XX, появились еще до революции См., например, Пажитнов К. Очерк развития буржуазии в России // Образование . 1907. № 2 Ерманский А. Крупная буржуазия до 1905 года // Общественное движение в России в начале ХХ века. Т. 1. СПб., 1909. Котлецов А.А. Русская буржуазия. М., 1912. Сивков А. Городская буржуазия 10 лет тому назад // Голос минувщего.1915. № 12 и др.. Они, в большинстве своем, были посвящены генеалогии московских торгово-промышленных династий, истории различных московских предприятий и фирм.

Позже, появились разного рода записки и воспоминания, иллюстрированные издания, посвященные жизни и деятельности московского купеческого общества.

Появились сборники документов и публикации архивных материалов по истории предпринимательского класса. Издания подобного рода стали выходить в основном в пореформенное десятилетие, и были во многом обязаны своим появлением растущему интересу, который стали проявлять предприниматели к своему прошлому.

Из трудов дореволюционных исследователей, в которых была сделана попытка дать, в той или иной мере обобщенные характеристики состава, источников формирования российской, в частности московской буржуазии, следует отметить работу М. Туган-Барановского См., Туган-Барановский М. Русская фабрика в прошлом и настоящем. СПб., 1907. Он рассматривал изменения, происходившие в составе промышленной буржуазии России, в пореформенный период.

Дореволюционные исследования, представляют собой очерки экономической и общественно-политической деятельности тех или иных групп буржуазии, но необходимо заметить, что в них не выделен ментальный аспект предпринимательского класса.

В 50-60 гг. XX века наметился переход к более конкретному изучению процесса формирования буржуазии, в том числе и московской, на базе статистических данных, предпринимались попытки дать примерные оценки численности, отраслевого и социального состава московской буржуазии этого периода, показать развитие и особенности русского предпринимательства после 1861 г.

Так, И.Ф. Гиндину принадлежит один из первых опытов разработки в отечественной историографии общей концепции социально-экономического развития крупной российской буржуазии. См., Нифонтов А.С. Москва во II половине XIX столетия. М. 1947. История Москвы. Т. IV. М., 1954. Гиндин И.Ф. Русская буржуазия в период капитализма, ее развитие и особенности//История СССР.1963. № 2-3

В работах См., Дякин В.С. Самодержавие, буржуазия и дворянство в 1907-1911 гг. Л.1978. Дьяконова И.А. Нобелевская корпорация в России. М., 1980. Шацилло К.М. Источники по социальной структуре российской буржуазии начала XX века. АКД. М., 1986., написанных в 70-80-е гг. 20 в. впервые были проведены подсчеты численности крупной буржуазии; дана характеристика нобелевской корпорации; проанализированы некоторые комплексы источников по социальной истории буржуазии.

Комплексный анализ экономических и социальных сторон истории буржуазии в пореформенный период содержат монографии В.Я. Лаверычева Лаверычев В.Я. Монополистический капитал в текстильной промышленности России (1900-1917 годы). М., 1963; Он же. Крупная буржуазия в пореформенной России, 1861-1900 годы. М., 1974; Он же. Государство и монополия в дореволюционной России. М., 1982.. В них определены основные черты промышленной и торговой деятельности, формы участия предпринимателей в общественной жизни, взаимодействие их с государственными институтами, рассмотрены вопросы структуры и численности крупной буржуазии

Крупным исследователем, рассматривающим место российской буржуазии в сословно-иерархической системе общества, является А.Н. Боханов См., Боханов А.Н. Крупная буржуазия России. Конец XIX века - 1914 г. М., 1992. Он же Коллекционеры и меценаты в России. М.. 1989. Он же российское купечество в конце XIX - начале XX века// История СССР. 1985. № 4. Он утверждает, что, несмотря на свою малочисленность, крупная буржуазия имела мощную поддержку в лице предпринимательских организаций, а в начале XX в. и либеральных партий, имела сильное влияние в государственном аппарате и Думе.

Следует отметить, что современная отечественная наука уделяет проблеме развития российского предпринимательства заметное внимание. Исследователи обращаются не только к изучению социально-политических, но и социокультурных, ментальных аспектов российских предпринимателей-меценатов начала века См., Брянцев М.В. «Третье сословие» в российском законодательстве конца XVIII - первой половины XX веков//Право: история, теория, практика. Брянск, 1997. Он же. Культура русского купечества: (Воспитание и образование). Брянск, 1999..

В последние годы вышел ряд работ, в которых предпринимается попытка изучить предпринимательскую среду на протяжении длительного периода российской истории См.,1000 лет русского предпринимательства: из истории купеческих родов. М., 1995. Предпринимательство и предприниматели России от истоков до начала XX века. М., 1997 . .

Эти сборники, посвященные истории купеческих родов России, в которых собраны сведения, очерки и воспоминания «столпов» российской экономики. Авторы этих исследований пытаются связать национальную ментальность с практикой предпринимательства, изучают национальный тип российского предпринимательства, меру его способности реагировать на социальные и духовные запросы общества.

Появились историко-библиографические справочники, так М.Н. Бурышников написал работу «Деловой мир России», куда включил всех наиболее весомых предпринимателей того времени См., Бурышников М.Н. Деловой мир России (историко-библиографический справочник) СПб., 1998..

В 90-е годы появились работы, поднимающие еще один мало изученный пласт в исследовании московского купечества - это благотворительная и меценатская деятельность См., Аронова А.А. Золотой век русского меценатства. М., 1995; Ульянова Г.Н. Благотворительность московских купцов в дореформенный период //Москва: События, люди, проблемы. М., 1997; Думова Н. Московские меценаты. М., 1992., Меценатство в России. Научно-аналитический обзор. М., 1994.. В них осуществлена, попытка выявить некоторые базовые черты как московской, так и российской благотворительности в целом.

Например: А.А. Аронов считает меценатство и благотворительность серьезным явлением с определенной формой мироощущения и бытия, когда сама благотворительность становится объективно способом его существования, его дыханием. Г.Н. Ульянова рассматривает динамику развития московской благотворительности.

В начале XXI века в связи с возникшим интересом к социальной истории появились работы, в которых жизнь предпринимательства рассматривается во всех социокультурных аспектах, большое внимание уделяется их менталитету и быту См., История предпринимательства в России. Вторая половина 19 - начало 20 века. Книга 2, М., 2010.; Сурмина И.О., Усова Ю.В. Самые знаменитые династии России. М., 2001; Благотворительность и милосердие в России. М., 2011.. Так, вышла работа «Дворянская и купеческая усадьбы XVI-XX века», часть которой посвящена устройству и быту купеческой усадьбы, возникшей после 1861 года См., Дворянская и купеческая усадьба XVI-XX вв. М.,2012..

Несмотря на множество работ, посвященных российским предпринимателям-меценатам конца XIX - начала XX вв., социологические, социокультурные, ментальные аспекты ее истории остаются мало исследованными.

Целью исследования - является изучение социальной эволюции, особенности быта и менталитета московских предпринимателей-меценатов в конце XIX - начала XX века.

Из поставленной цели можно сформулировать следующие задачи:

· показать изменение социального положения московских предпринимателей-меценатов на рубеже веков;

· проанализировать изменения образа жизни московских предпринимателей-меценатов;

· рассмотреть процессы изменения быта московских предпринимателей-меценатов и влияние их на формирование самосознания;

· показать роль московских предпринимателей в благотворительной деятельности.

Объектом исследования данной работы являются предприниматели-меценаты Москвы в конце XIX - начала XX вв. как особая социальная группа. Предметом исследования являются их профессиональные занятия, бытовые и общественные традиции, культурная, политическая ориентация и роль в общественной жизни.

Хронологические рамки работы охватывают период с конца XIX века до первой мировой войны, периода бурного развития отечественного предпринимательства и одновременно с этим меценатства.

Теоретико-методологической основой и методами исследования работы являются совокупность принципов объективности научного исследования и историзма, системного и комплексного анализа явлений, на которых строится изучение темы, а также принципа всесторонности, который предполагает исследование всех сторон интересующей проблемы. В ходе работы автор учитывал совокупность концепций и выводов по истории отечественного предпринимательства, содержащихся в научных публикациях разных лет, авторами которых были отечественные ученые.

Источниковая база. Для выяснения социальных процессов особое значение имеют источники личного происхождения. Они наиболее последовательно раскрывают процесс самопознания личности и становление межличностных отношений. К источникам личного происхождения относятся мемуары. Характерной чертой рассматриваемого периода является резкое увеличение их числа и расширение социального круга мемуаристов, которые пишут не только для потомков, но и для современников.

Среди опубликованных произведений мемуаристики, отражающих жизнь и деятельность торгово-промышленного сословия в конце XIX-начале XX века, количество воспоминаний и записок, оставленных видными отечественными предпринимателями и их детьми, не велико. Их можно разделить на 2 группы: 1 группу составляют мемуары, написанные самими предпринимателями.

Это следующие воспоминания: П.А. Бурышкин (1887-1953) - московский купец. С 1918 г. жил в эмиграции. Автор книги «Москва купеческая», во многом носящей характер мемуаров.

Ю.А. Бахрушин. (1896-1973) - историк театра, балетовед. Сын А.А. Бахрушина - богатого купца и создателя Театрального музея в Москве. Автор интересных воспоминаний об отце и его собирательской деятельности.

Необходимо упомянуть не столь известные воспоминания, написанные за границей, Н.А. Варенцова, близкого соратника Н.А Найденова. Работа над ними была начата в эмиграции в 1930 году, и получили название «Слышанное. Виденное. Передуманное. Пережитое».

А.И. Гучков - представитель известной московской купеческой семьи и лидер партии октябристов.

В.П. Зилоти - дочь известного купца и мецената П. Третьякова. Автор интересных воспоминаний об отце и его собирательской деятельности.

В.А. Кокорев - сын купца средней руки, ставшим одним из самых богатых предпринимателей России 20 в.

М.К. Морозова (урожденная Боткина) (1873-1958) - общественная деятельница. Жена богатого московского купца и коллекционера М.А. Морозова. После революции жила в иммиграции. Автор записок «Мои воспоминания».

Н.А. Найденов - представитель купеческого сословия. Автор воспоминаний, посвященных своей семье «Найденовы».

П.И. Щукин (1875-1962) - московский купец, коллекционер. Собрал богатейшую коллекцию предметов русской старины, которую подарил Историческому музею. Автор книги «Воспоминания». Морозова М К. Мои воспоминания. » // Наше наследие № 6 1991г; Бахрушин Ю.А. «Воспоминания» М., 1994 г; Гиляровский. Вл. Москва и москвичи. М., 1983; Щукин П.И. Воспоминания П.И. Щукина. М., 1912.Рябушинский В.П. Купечество московское. М., 1994; Найденов Н. А. Воспоминания о виденном, слышанном и испытанном. М., 1905; Зилоти В.П. В доме Третьякова. М., 1992.

К 2-ой группе относятся воспоминания, написанные другими социальными слоями, прежде всего интеллигенции, в которых нашла отражение социальная история предпринимательства:

В.А. Гиляровский (1853-1935) - русский журналист, бытописатель Москвы. Автор книги «Москва и москвичи».

С. Гвоздев - фабричный инспектор. Автор воспоминаний «Записки фабричного инспектора».

К.С. Станиславский (настоящая фамилия - Алексеев) - русский, советский режиссер, педагог, реформатор театра. Автор нескольких книг воспоминаний.

И.Е. Репин - русский художник. Автор воспоминаний «Далекое и близкое».

Ф.И. Шаляпин (1873-1938) - русский оперный певец. С 1922 г. Жил в эмиграции. Автор воспоминаний «Душа и маска». Шаляпин Ф.И. Маска и душа.//Новый мир. М.1988, № 5. Гвоздев С. Записки фабричного инспектора. М. 1992. Репин И.Е. Далекое и близкое. М., 1960; Станиславский К.С. Мое гражданское служение России. Воспоминания. Статьи. Очерки. Речи. Беседы. Из записных книжек. М., 1990.

Таким образом, используемая в работе источниковая база позволяет решить поставленные задачи.

ГЛАВА 1. ЭВОЛЮЦИЯ СОЦИАЛЬНОГО ОБЛИКА МОСКОВСКОГО ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ

1.1 Становление российского предпринимательства

В период нового времени основы сословного деления городского населения Российской империи были сформированы преобразованиями петровского времени и реформами Екатерины II См., Аксенов А. И. Генеалогия московского купечества XVIII в., М., 1988 г. В результате их осуществления разрушилась старая, относительно замкнутая система, выделявшая среди жителей посада торгово-промышленную элиту - «гостей» и членов «гостиной и суконной сотен» - и были введены новые сословия, формировавшиеся с учетом их реального экономического положения сугубо в фискальных целях. Городская верхушка с 1723 г. XVIII в. была записана в «гильдии», Для записи в «торговое сословие» крестьян и разночинцев устанавливался ценз в 500 рублей. По указу 13 февраля 1747 г. крестьяне дворцовые, архиерейские, монастырские и помещичьи, занимавшиеся торговлей и промыслами и имевшие от 300 до 500 рублей капитал, могли переходить в купечество, но с января 1762 г. запись в «торговое сословие» названных категорий крестьян была запрещена без указных отпускных и увольнительных писем от властей и помещиков См., Елпатьевский А. В. Законодательные источники по истории документирования сословной принадлежности в царской России (XVIII - начало XX) // Источниковедение отечественной истории. 1984 М., 1986. С. 45..

В окончательном виде принципы сословного деления городского населения были определены манифестом 17 марта 1775 г. и просуществовали без радикальных изменений вплоть до 1917 г.

Купцы были сословными предшественниками предпринимателей XIX-XX веков, поэтому необходимо несколько слов сказать об образовании и устройстве их сословия.

Выделяя внутри городского общества верхушку - купечество, Манифест 1775 г. разделял его на три гильдии, принадлежность к которым определялась величиной «объявленного по совести капитала» (в начале XIX в. в первую гильдию записывались владельцы капитала свыше 10 тыс. рублей, во вторую - от 5 до 10, в третью - свыше 1 тыс. рублей). Купцы всех трех гильдий освобождались от подушной подати, (вместо нее они платили промысловый налог), натуральной, рекрутской повинности, а первой и второй - от телесного наказания. Принадлежность к первым двум гильдиям повышала социально-экономический статус купцов - они имели право на внутренний и оптовый розничный торг, устройство заводов и фабрик, освобождались от казенных служб (при этом купцам первой гильдии разрешалось торговать не только в Империи, но и за ее пределами, для чего можно было иметь морские суда; членам же второй гильдии - только речные). Деятельность купцов третьей гильдии допускалась лишь на уровне уезда и ограничивалась мелочным торгом, содержанием небольших фабрик, трактиров, бань, постоялых дворов.

Характерной чертой нового купечества было то, что принадлежность к сословию была не только не наследственной, но и даже не пожизненной. Она оформлялась ежегодно путем уплаты так называемого гильдейского сбора, составлявшего около 1% от объявленного капитала. Ухудшение экономической обстановки и невозможность выплаты гильдейского сбора вынуждала предпринимателей покидать купеческое сословие и приписываться к мещанству.

Пример подобной эволюции приводится в дореволюционном издании, посвященном юбилею торгово- промышленной династии Рябушинских. Михаил Яковлевич, основатель семейного дела, в 1802 г. записался в третью гильдию московского купечества и начал самостоятельную торговую деятельность. Когда грянула война 1812 года, он понес большие убытки и вынужден был вместе с женой перебраться в известный центр сапожного ремесла - село Кимры Тверской губернии. Там М.Я. Рябушинский безуспешно пытался заняться скупкой обуви и, возвратившись в Москву, подал в дом Московского градского общества прошение, в котором заявлял Торговое и промышленное дело Рябушинских. М. , 1913, С: 7-8: «…по претерпленному мною от нашествия в Москву неприятельских войск разорению… покорнейше прошу по неимению мною купеческого капитала перечислить в здешнее мещанство». С 1814 по 1823 г. семья М. Я. Рябушинского состояла в мещанском сословии и лишь в 1824 г. она вновь была приписана к купечеству.

Другой отличительной чертой российского купечества было то, что для него в XVIII в. оказалась прерванной историческая преемственность в развитии. Русские купцы, в отличие от западноевропейских, не имели никаких атрибутов замкнутой корпорации - освященного традицией уставного документа, института поручительства при приеме в члены гильдии, обязательного испытательного срока, корпоративных обрядовых церемоний и т д. Сословие стало полностью открытым для приема в него новых членов, процедура приема в него была упрошена до придела - необходимой предпосылкой была лишь уплата налога («гильдейского налога»).

Закрепленная реформами конца XVIII в. открытость купеческих корпораций облегчила приток в нее новых членов, а отсутствие сословной преемственности не способствовало складыванию купеческого «патрициата» и снижало возможности внутреннего воспроизводства сословия. Несмотря на то, что появлявшиеся в среде купечества династии в экономическом отношении были весьма могущественными, они не всегда отличались устойчивостью: как правило, продолжительность рода составляла 2-3 поколения. Отечественные историки давно подметили, что ни одна известная торгово-промышленная династия петровского времени не сохранила свое значение до конца XIX- начала XX в. См, например: Чулков Н. П. Московское купечество 18 и 19 веков // Русский архив .1907 г.№ 12

Упадок большинства купеческих семей объяснялся экономическими причинами - разорившиеся торговцы и промышленники опускались вниз по социальной лестнице и записывались в мещане. Однако и самые удачливые предприниматели не задерживались в «торгово-промышленном» сословии: «Табель о рангах» открывала разбогатевшим предпринимателям путь во дворянство. Новые дворяне, как правило, оставляли активные занятия предпринимательской деятельностью, их дети поступали на военную или гражданскую службу. Характерно, что даже те купцы, которым не удавалось повысить свой статус, в XVIII в. через браки своих дочерей стремились породниться с привилегированным сословием.

В этих условиях основными источниками пополнения и воспроизводства купеческого сословия стали представители городского посада, а главным образом - дельцы из числа крестьян, основавшие самые известные торгово-промышленные династии нового времени. Как убедительно доказал М.И. Туган-Барановский, ядро крупной промышленной буржуазии сложилось именно из представителей крестьянства, в основном, в период первой трети XIX века, который он называл «золотым веком в истории фабрикантского класса» Туган-Барановский М. И. Крупная московская буржуазия в период революционной ситуации// Революционная ситуация в России в 18959-1861 гг. М., С. 331..

В русской художественной литературе и мемуаристике отложилось немало указаний на то, что основатели купеческих фамилий напоминали крестьян и внешне - одеждой, бытовым укладом, речью. Для их более просвещенных детей крестьянское происхождение предков стало сильным фактором самоидентификации, влиявшим на формирование специфической коллективной психологии.

В.А. Кокорев История предпринимательства в России. С. 212., сын купца средней руки, ставший одним из самых богатых предпринимателей России XIX века, в известной речи на одном банкетов 1857 г. обратился к московскому купечеству с идеей об особой ответственности своего сословия в деле отмены крепостного права «Ведь нам будет стыдно смотреть на крестьян, - заявлял он, - потому что многие из нас сами недавно вышли из крестьян и я, говорящий эти слова, имею родных в крестьянском сословии» История предпринимательства в России С. 212..

Даже позднее, уже в XX веке, осознание своей генетической принадлежности к народной массе служило предметом гордости выходцев из числа предпринимателей. А.И. Гучков, представитель известной московской купеческой семьи и лидер партии октябристов, в ответ на обвинения в «купеческом патриотизме» заявлял своим оппонентам с трибуны Государственной Думы: «Я не только сын купца, но и внук крестьянина, крестьянина, который из крепостных выбился в люди своим трудолюбием и упорством» А.Н. Гучков // Исторические силуэты. М., 1991. С. 63.

1.2 Предприниматели в пореформенный период

Отмена крепостного права и последующие реформы, несмотря на их непоследовательность и незавершенность, послужили сильнейшим импульсом для развития отечественного предпринимательства. Сословные начала сохранились, однако применительно к торгово-промышленной жизни они оказались в наибольшей степени приспособлены к новым капиталистическим порядкам.

В 1863 г. было утверждено новое «Положение о пошлинах за право торговли и промыслов», которое декларировало полную свободу на занятия предпринимательской деятельностью.

Были ликвидированы остатки сословных стеснений, характерные для крепостного права и отменены «крестьянские свидетельства» - документы, аналогичные «гильдейским» (купеческим), но выдававшиеся лично несвободным крепостным крестьянам. Сословная принадлежность теперь сала зависеть исключительно от масштаба предпринимательства - все владельцы крупных предприятий, уплативших соответствующий налог, автоматически становились купцами, мелкие дельцы оставались в прежнем сословии.

По законам, принятых в 1863 г., в первую гильдию причислялись собственники торговых заведений первого разряда (оптовая торговля), промышленники - 1-3 разрядов или пароходных предприятий, за содержание которых уплачено свыше 500 рублей основного и промыслового налога; во вторую - соответственно владельцы торговых заведений второго разряда (крупная розничная торговля), промышленных - 4-5 разрядов или пароходных, за которые было уплачено от 50 до 500 рублей налога. Гензель П. Промысловое обложение в России. СПб., 1900 С. 197-199. Третья гильдия в качестве укрепления купечества отменялась.

На вступавших в состав купечества по-прежнему распространялся ряд льгот. Для лиц с ограниченными социальными правами (крестьяне, мещане, лица иудейского вероисповедания) существенной являлась такая привилегия, как право на свободу перемещения, так называемая паспортная льгота.

Представители купеческого сословия не нуждались в обязательном получении увольнительных свидетельств сельского или мещанского обществ, а пользовались бессрочными паспортными книжками. На лиц иудейского вероисповедания, обладавших купеческим статусом, не распространялось действие дискриминационных мер - запрет выезда за «черту оседлости», квоты на получение образования для иудеев и пр.

Менее существенными, но традиционно почетными, были те льготы, которые решительно выделяли купцов от других сословий - освобождение от рекрутской повинности и подушной подати.

Однако эти преимущества потеряли свой смысл с отменой в 1874 г. рекрутчины и в 1887 г. подушного налога. И, наконец, действующее законодательство выделяло для купцов ряд привилегий, подчеркивающих их особое положение.

Так, купцы первой гильдии пользовались правами визита к императорскому двору, ношения шпаги или сабли и губернского мундира. Закон декламировал, что первогильдейское купечество «составляет особый класс почетных людей в государстве». Лица, выбиравшие сословные свидетельства высокого разряда не менее 12 лет, могли получать «по уважению особых заслуг в распространении торговли» звания коммерции-советников, а за отличия в мануфактурной промышленности - мануфактур-советников. Обладатели этих званий, равно как и купцы, награжденные за свои заслуги орденом или находившиеся в первой гильдии не менее 20 лет, имели право на получение высшего городского сословного звания почетного потомственного гражданина. Подробнее см.: Боханов А. Н. Деловая элита России. 1914. М., 1991. С. 38-41

В пореформенное время в составе буржуазии появились, и число их постоянно возрастало, предприниматели, которые не приписывались к купеческим сословным обществам, хотя имели для этого все формальные основания. Это, во-первых, представители торгово-промышленных семей в результате деловой активности их основателей получили престижные звания почетных потомственных граждан, что означало принадлежность к высшему городскому сословию, передавалось по наследству и давало право на общий гражданский титул «Ваше Благородие».

Во-вторых, группу составляли, в основном, те предприниматели, которые делали свои первые шаги и не успели, или не смогли порвать со своими сословными обществами. И, наконец, существовала группа преуспевающих промышленников и торговцев из числа крестьян, которая демонстрировала свои связи с ними. Как отмечал В. Рябушинский, в Москве «про некоторых говорили, что они очень гордились своим крестьянством, принципиально из него не выходили, писали: «крестьянин такого-то села или деревни, такой-то, временно московской первой гильдии купец» Рябушинский В. Купечество московское / / Былое. № 3. 1991 С. 12.

В трудах отечественных историков, посвященных проблеме социального состава столичного предпринимательства Нифонтов А. С. Формирование классов буржуазного общества в русском городе второй половины 19 в. / / исторические записки. Т. 54, М., 1955 г. Гаврилин М. Л. Социальный состав крупной московской буржуазии во второй половине 19 в. / / Проблемы отечественной истории. М., 1973 г., содержатся многочисленные свидетельства того, что в пореформенный период число лиц, имевших право вступления в гильдии, но не воспользовавшихся им, постоянно возрастает. Купечество по-прежнему оставалось самым многочисленным слоем предпринимательства, владевшим, как правило, крупными торгово- промышленными предприятиями. Рядом с ними соседствовали представители крестьянства и мещанства, масштаб деятельности которых ограничивался чаще всего уровнем второгильдейских заведений.

Участвовавшие в предпринимательстве выходцы из привилегированного сословия - дворянства, хотя были далеко не самым крупным отрядом отечественной буржуазии, сумели занять в торгово-промышленном мире специфическую нишу. Так, дворянин- промышленник - это собственник небольшого завода, занятого обработкой питательных и вкусовых веществ. Нельзя не отметить другую особенность: почти все дворянское производство сосредоточено в трех отраслях народного хозяйства - обработке питательных и вкусовых, минеральных веществ и обработке дерева. В исследовательской литературе не встречаются данные о сословных купеческих обществах, их деятельности, объеме капиталов размере недвижимости.

Между тем подобная информация содержится в архивном фонде Хозяйственного управления Министерства Внутренних дел История предпринимательства в России. С. 214. Обстоятельства ее появления вызваны подготовкой этим министерством проекта об упразднении отдельного ремесленного сословия, идея о котором была предложена Государственным Советом при выработке Городового Положения 1870 г. Для сбора информации о ремесленных, а заодно и других городских сословных обществах - мещанских и купеческих, Министерство Внутренних дел разослало всем губернаторам Циркуляр от 10 сентября 1896 года, в котором предлагалось доставить сведения и цифровые данные по следующим вопросам: количество сословных обществ, их численный состав, размер повинностей и сборов, масштаб благотворительности, особенности функционирования.

Отзывы губернаторов о возможности ликвидации сословных городских обществ оказались на редкость единодушными - о целесообразности их сохранения однозначно заявили лишь главы Костромской и ряда Западных губерний (Витебской, Волынской, Гродненской, Киевской) Определить функций обществ, объемы и пределы их полномочий на основании законодательных актов представлялось делом трудоёмким.

Какова же была организация торгово-промышленного сословия в России конца XIX века? Так называемое «полное купеческое самоуправление», подразумевающее наличие главы сословного общества, его рабочего органа в виде управы из пяти членов и института выборных, проводящих регулярные собрания, существовало только в трех городах - Москве, Петербурге и Одессе. В нескольких десятках городов действовало упрощенное купеческое управление, по которому все сословные дела решал избираемый староста. В подавляющем большинстве городов империи купеческого самоуправления не было вовсе. Формально интересы сословия представляли органы городского самоуправления.

Однако и там, где органы сословного управления существовали, их деятельность по существу являлось фикцией.

Ярчайшим показателем того, что купеческие учреждения к концу XIX века изжили себя и по всей империи существовали по сути дела на бумаге, явились доставленные губернаторами статистические данные о величине капиталов и стоимости недвижимости сословных обществ. Своим имущественным положением выделялось два сословных общества - московское и петербургское, деятельность которых, в основном, в сфере благотворительности, получала общероссийскую огласку. В ведении московского купеческого общества состояло 6 учебных заведений, 5 домов призрения, 1 больница, содержалось свыше 400 стипендиатов в различных учреждениях; всего свыше 9 млн. руб., недвижимых имуществ свыше 7,5 млн. руб. Купечество Петербурга содержало Коммерческое училище, 2 дома призрения, богадельню со школой, около 300 стипендиатов, владея 7 млн. руб. «специального капитала» и недвижимыми имуществами на сумму свыше 3,5 млн. руб. Следом за этими, можно назвать одесское и киевское купеческие управления. История предпринимательства в России. С.222.

Собранные Министерством внутренних дел сведения убедительно свидетельствовали о том, что городские сословия, в том числе и купечество, к концу XIX века превратились в фикцию. Это было совершенно очевидно для современников, о чем свидетельствует, в частности, статья А. Самойлова Там же. С. 223 опубликованная в 1899 году в газете «Русские ведомости» и посвященная просочившимся в прессу слухам о возможности реорганизации городских сословий.

Как писал автор, «современная экономическая жизнь, как известно, нивелировала сословные различия, выдвинув взамен последние различия классовые, и если прежде государство было сословно-классовым, то теперь оно является классовым по преимуществу, вопросы же сословные отодвигаются на второй план. Принадлежность к тому или иному сословию не служит уже, как прежде, мерилом культурности, богатства и других социальных качеств: сословие не представляет строго определённого социального типа людей, - положение человека в обществе определяется скорее большим или меньшем достатком и образованием, чем сословием». Своеобразным подтверждением было то, что в живой лексике, начиная с конца XIX в., слово «купец» означало не владельца сословного свидетельства, а всякого предпринимателя XIX.

Отмирание сословной системы купеческого самоуправления являлось лишним доказательством того, что кардинальным образом менялись социальная роль предпринимательства, его самооценка, иным становилось отношение общества.

Как отмечалось в исследовательской литературе, еще в дореформенное время в среде купечества появлялись люди нового склада, которые отказывались от патриархального образа жизни, во многом определявшего традиционными крестьянскими представлениями, и ориентировались на поведенческие стереотипы социальной верхушки История предпринимательства в России. С. 223. Это явление, получившее в философии и социологии название «интерференция» (от латинского - взаимодействие) образов и поведенческих стереотипов было характерно и для буржуазии Западной Европы: разбогатевшие буржуа воспринимали манеры дворянства, равно как и дворяне избавлялись от сословного чванства и усваивали прагматические установки.

Однако, без всякого сомнения, тенденция социальной значимости предпринимательства в дореформенный период только намечалась: европеизированные купцы, вроде известного литератора и публициста В. И. Боткина, были явлением нечастым, большинство же пытавшихся приобщиться к новой культуре, скорее всего, испытывали трудности. Лишь отмена крепостного право и бурный рост торгово-промышленной деятельности во второй половине XIX века, позволили предпринимателям по- настоящему почувствовать свою значимость. Уже через пятнадцать лет после 1861 года Ф. М. Достоевский записал в своем дневнике:

«Современному купцу уже не надо заполучать к себе на обед «особу» и давать ей балы; он уже роднится и братается с особой на бирже, акционерном собрании, в устроенном вместе особом банке; он уже сам лицо, сам особа». Достоевский Ф. М. Дневник писателя за 1876. СПб., 1883. С.332

Изменения в самосознании не только верхушки предпринимательства, но и достаточно широких его слоев, бросались в глаза даже в повседневной жизни. В начале XX века купечество значительно отличалось своим укладом от купцов - героев Островского. Так, например, это отразилось в одежде: долгополые сюртуки, сапоги бутылками, косоворотки уступили место фракам и визиткам, модным костюмам, часто сшитым за границей. Во второй главе своей работы, я более подробно рассмотрю вопрос, касающийся купеческого быта.

Российское общество вплоть до 1917 года оставалось сословным, но жесткая структурированность была характерна, прежде всего, для двух основных социальных групп, составлявших каркас иерархической системы, - дворянства и крестьянства. Городские сословия как бы находились на периферии интересов самодержавия, исходившего при регламентации их устройства исключительно из фискальных соображений. Открытые для притока новых членов, они вбирали самые активные элементы. Отсутствие традиционной для феодальных сословий корпоративной замкнутости способствовало тому, что в ходе буржуазных преобразований купеческие институты не только не служили существенным препятствием для складывания торгово- промышленного предпринимательства, но первыми подверглись воздействию социальной эрозии. На потрясениях XX века в аграрной стране, каковой оставалось Россия, в конечном итоге сказалась не столько слабость отечественного предпринимательства, сколько разрыв между отсталым сельским хозяйством и динамично развивавшейся промышленностью.

московский меценат предпринимательство купечество

ГЛАВА 2. МОСКОВСКИЕ ПРЕДПРИНИМАТЕЛИ-МЕЦЕНАТЫ: ТИП ЛИЧНОСТИ, ДУХОВНЫЙ ОБЛИК, ОБРАЗ ЖИЗНИ

«У купеческого сословия как такового, есть своя культура и своя культурность; этот элемент исторических судеб русского купеческого сословия не только не изучен, но, в сущности, и не начат изучением с точки зрения социологической» См.: История Московского купеческого общества. Т. V, Вып. 1 М., 1913. С. 21, - писал В. Сторожев в «Истории Московского купеческого общества», изданной в 1910-х гг.

В пореформенное время предприниматели стремились уже к образованности, видело приметы благородства в интеллигентском стиле жизни.

Нет сомнения, что предпринимательский слой был многолик и неоднороден, он находился в постоянном движении. Наряду с династиями, насчитывавшими от четырех до семи поколений, в эту среду стремительно врывались удачные новички - вчерашние крестьяне. Начиная с конца XIX в., этот процесс стал интенсивней за счет того, что торгово-промышленное дело перестало быть уделом купечеств, им стали заниматься представители, прежде всего дворянства и чиновничества, а также интеллигенция.

О предпринимательстве и в связи с его культурной миссией в конце XIX- начале XX вв. издано немало книг Например: Куйбышев К. С. Крупная московская буржуазия в период революционной ситуации в 1859-1861 гг.// Революционная ситуация в России в 1859 - 1861 гг. М., 1965 С.314-341; Боханов А. Н. Коллекционеры и меценаты в России. М.. 1989; он же. Крупная буржуазия России Конец XIX- 1914 г. М., 1992; Думова Н. Г. Московские меценаты. М., 1992 и т. д.. В том числе, мемуарной и жизнеописательной литературы.

Само появление в начале XX в. целого ряда воспоминаний, вышедших из-под пера представителей предпринимательского слоя (Н.К. Крестовникова, Н.П. Вишнякова, Н.А. Найденова; а в 1950-х - П.А. Бурышкина и др.) говорило о появлении интереса к истории своего сословия среди просвещенных коммерсантов.

Проблема эволюции духовного мира предпринимателей осознавалось уже современниками. Весьма точную датировку периода культурной трансформации купеческого слоя в 1880-х гг. дал блестящий знаток Москвы романист П.Д. Боборыкин в «Письмах о Москве»: «до шестидесятых годов нашего века Москва была исключительно господская, барская… в последние двадцать лет, с начала шестидесятых годов, бытовой мир Замоскворечья и Рогожской тронулся: детей стали учить; молодые купцы попадали не только в коммерческую академию, но и в университет, дочери заговорили по-английски и заиграли ноктюрны Шопена. Тяжелые, тупые самодуры переродились в дельцов, осознававших свою материальную силу уже на другой манер...» История предпринимательства в России. С. 218.

Для более глубокого выявления духовного облика предпринимателя следует обратить свое внимание на эволюцию отношения к образованию, отношение к религии, богатству, деньгам.

2.1 Эволюция отношения к образованию

По отношению к образованию все семьи можно разделить на два типа. В одних семьях детей воспитывали по старинке - мальчикам давали такое образование, чтобы они могли вести дела фирмы, а девочек готовили к замужеству. В семьях, принадлежавших к элитному строю, осознавалась самоценность образования.

Воспитание детей в предпринимательских семьях преследовало одну единственную цель - подготовить достойную смену отцу в торговом или промышленном деле. Генеалогическая устойчивость купеческих династий была залогом благополучия торгового и промышленного дела, начатого представителями старшего поколения. Роль семейных традиций в жизненном укладе предпринимателей была очень велика. Не случайно в купеческой среде значение семьи в материальном и нравственном благополучии человека признавалось очень высоко.

Во многом это было связано с проблемой преемственности капиталов, безусловно, сопровождалась преемственностью отношения к своему торгово-промышленному делу. До 1880-х гг., когда дети предпринимателей стали получать нормальное среднее и высшее образование, приобщение происходило очень рано.

Например, Сергей Владимирович Алексеев начал работать в конторе отца в 14 лет. Н.А. Найденов работал в фамильном фабричном деле с 15 лет. В возрасте 14-16 лет начинали участвовать в семейном деле и многие другие представители бизнеса.

Поэтому все, что мешало воспитанию в ребенке деловых качеств, решительно отметалось в сторону. Мать Алексея Бахрушина вынуждена была тайком от мужа учить детей игре на рояле. Павел Рябушинский, обладавший редким музыкальным слухом, будучи ребенком, нашел себе учителя музыки и стал тайком от отца брать уроки игры на скрипке. Однажды отец услышал доносившиеся звуки музыки, поднялся на чердак, вырвал из рук сына скрипку и разбил ее о стропила крыши.

У многих мемуаристов совершенно отчетливо звучит мысль, что старшее поколение предпринимателей, не являясь людьми с образованием, чувствовали необходимость обучения детей. Например, С.И. Четвериков писал о своей теще Е.М. Алексеевой:

«Вся так сказать физическая жизнь детей находилась под ее строгим контролем, но духовная их жизнь была ей совершенно чужда. Нужно отдать ей, однако справедливость, что она всегда старалась обставлять дело их обучения лучшими научными силами» История предпринимательства в России. С. 443.

Начальное образование в купеческих семьях получали дома. Для этой цели у Щукиных, например, содержался целый штат учителей. Пройдя дома начальное обучение, и мальчики, и девочки выдерживали экзамены в престижные городские школы, где продолжалось их обучение. Мальчики «из детей крупного родовитого московского купечества» традиционно посещали частную гимназию Креймана на Петровке в доме Самарина. Но при этом, до начала 1890-х гг. поступление девочек в гимназию было редким событием. Богатые купцы считали ниже своего достоинства отдавать своих дочерей в казенные учебные заведения. Купцы по примеру дворянства стали отдавать своих чад в престижные частные пансионы и гимназии. Многие затем продолжали образование в университетах, коммерческих училищах, нередко за границей.

Показательно, что крайним выражением стремления лиц купеческой среды к образованию становился фактический разрыв с образом жизни занятиями своей социальной группы. В целом ряде источников сохранились свидетельства о том, что молодежь в ряде предпринимательских семей отличало неприятие того слоя, к которому они принадлежали. Купеческие потомки уходили в науку, искусство, дипломатию и другие сферы деятельности.

Очень показательна в этом отношении знаменитая фамилия Рябушинских. Эта семья дала - промышленников, банкиров, политиков, писателей, журналистов, художников, актеров.

Один из братьев Рябушинских Дмитрий целиком посвятил себя науке. Он создал в подмосковном имении Кучино первую в России аэродинамическую лабораторию, а после Октябрьской революции, оказавшись в эмиграции, преподавал физику в Сорбоне и удостоился чести быть избранным членом-корреспондентом Французской академии наук. Его рано умерший брат Федор Рябушинский потратил 200 тысяч рублей личных денег на организацию научно-исследовательской экспедиции на Камчатку.

Самым необыкновенным из всех братьев Рябушинских был, наверное, Николай. Он полностью порвал с предпринимательством. Пытался заниматься литературой: издал книжечку лирических стихов под псевдонимом Шинский.

Публиковал статьи и рецензии по вопросам искусства, сочинял музыку. Рябушинский серьезно занимался живописью и даже участвовал в выставках художественного объединения "Голубая роза", а также руководил изданием известного в свое время литературно-художественного журнала «Золотое руно» Думова Н.Г. Московские меценаты. М., 1992. С. 254.

Из купеческой среды вышло немало выдающихся представителей русской культуры: живописец Алексей Венецианов, писатель и историк Николай Полевой, известные юристы Анатолий Кони и Федор Плевако, композиторы Николай и Антон Рубинштейны, поэт Валерий Брюсов, великий реформатор театра Станиславский (Алексеев), писатель Иван Шмелев. Николай Михайлович Красильщиков, сын крупного фабриканта, обладал редким по красоте и силе тенором, который совершенствовал в Италии. Знаменитые импресарио предлагали ему выгодные контракты для гастролей по всему миру. Но из-за болезни он не мог выступать публично, зато охотно давал уроки вокала будущими звездам русской сцены Неждановой и Собинову.

Методы воспитания детей в купеческих семьях были традиционно народные. Савва Морозов вспоминал: «Воспитывали нас по уставу древнего благочиния и за плохие успехи в английском языке драли старообрядческой лестовкой Кожаные четки, лестовкой-то больнее, чем простым ремнем: она с рубчиками. После порки нянька мазала задницу елеем и заставляла молиться Пантелеймону-целителю, чтоб скорее заживало...». Морозова М К. Мои воспоминания. // Наше наследие № 6 1991г. С. 54

Савва Тимофеевич Морозов учился на химическом факультете Московского университета вместе с сыном Льва Николаевича Толстого Сергеем. Уехав по велению отца в Англию для работы на текстильной фабрике, он продолжал там заниматься химией, знание которой считалось необходимым в красильном деле, и даже собирался защищать диссертацию в Кембриджском университете.

Один из крупнейших русских фабрикантов А. И. Коновалов, чей прадед был неграмотным крепостным крестьянином, окончил Московский университет и продолжил образование в Германии, а его сын Сергей уже в период эмиграции стал профессором одного из британских университетов. Михаил Абрамович Морозов закончил историко-филологический факультет Московского университета с дипломом первой степени. Кстати, Михаила до достижения совершеннолетия держала, его мать держала сына в строгости, выделяя ему всего по 75 рублей в месяц, пока он учился. Его брат Иван после окончания московской гимназии учился в Швейцарии в Цюрихском университете.

Образование, которое было не в чести у первых поколений купеческих фамилий, постепенно начинает приобретать все более важное значение среди молодого купечества. Владелец знаменитой московской Трехгорной мануфактуры Тимофей Васильевич Прохоров, совершив путешествие по Европе, отмечал в своих записках: «Не учась, нам, русским, в состязание с иностранными купцами входить невозможно».

Вернувшись на родину, Прохоров составил проект создания в Москве технологического института. Алексей Бахрушин, бросивший учебу в 7-м классе гимназии и ушедший работать на отцовскую фабрику, потом всю жизнь жалел об этом. «Дурак был, - впоследствии признавался он, - надо было меня выпороть, а не брать из гимназии!». Бахрушин Ю.А. «Воспоминания» М., 1994 г.

Ведя торговые дела за границей, важно было знание иностранных языков. Валентин Крестовников, один из четырех братьев, русских «химических королей», прекрасно владел английским и немецким, а его брат Николай даже перевел с немецкого языка книгу «Теория вексельных курсов».

Образ жизни московских предпринимателей-меценатов, прежде всего, характеризуется религиозностью и стремлению к образованию. Начиная с 1880-х гг., получения детьми хорошего образования осознается купцами как важный компонент жизненного успеха.

В конце XIX- начале XX образование играет огромную роль в жизни предпринимателей, они понимают всю необходимость его и стараются дать своим детям лучшее образование.

2.2 Эволюция отношения к религии

Известно, что представители купечества, становление которых пришлось еще на дореформенное время, отличались большой религиозностью. Здесь можно назвать Прохоровых, один из представителей которых, Тимофей Васильевич, являлся автором двух написанных в духе евангельских истин трактатов «О бедности» и «О богатении». Следуя словами отца, произнесенными им на смертном одре: «Живите не для богатства, а для Бога, не в пышности, а в смирении» Материалы к истории Прохоровской Трехгорной Мануфактуры и торгово-промышленной деятельности семьи Прохоровых. Годы 1799-1915. М. 1915. С. 108-109., братья Прохоровы и их потомки в пореформенное время делали для рабочих своих предприятий много больше того, что предписывалось законодательством. Представители младших поколений Прохоровых, которые в быту были совершенными европейцами, прекрасно образованными, - регулярно ездили на богомолье в знаменитые монастыри.

Интересные свидетельства насчет благочестивости, бытовавшей в купеческой среде, содержит также история семьи Вишняковых. Сын П.М. Вишнякова писал, что его отец не ходил в театр, разгул и пьянство презирал, а весь отдых заключался в церкви, Петр Михайлович Вишняков изредка ездил в Нижегородский Крестовоздвиженский монастырь История предпринимательства в России. С. 449..

Благочестие как семейная традиция поддерживалась благодаря религиозному настрою женщин в купеческих семьях. Портрет такой хранительницы религиозного начала дан биографом семьи Рукавишниковых, писавшей о жене известного миллионера- золотопромышленника В.Н. Рукавишникова: «Женщина глубоко религиозная, она поддерживала свято сохранившиеся в семье … патриархальные предания, большей частью, утраченные между нами, В великолепном доме Василия Никитича стоят образницы с богатыми иконами, пред которыми теплятся неугасимые лампады; стоят аналои, на которых лежат Евангелие или святцы. Никто не принимается за утренний чай, не вкусив предварительно просфоры; от соблюдения строгого поста избавляет лишь болезнь; … прогул обедни в праздники немыслим» Толычева Т. Николай Васильевич Рукавишников (биографический очерк) С. 6..


Подобные документы

  • Ознакомление с представителями старообрядческих династий в роли меценатов конца XIX – начала XX века. Рассмотрение отношения к истории старообрядческой благотворительности в дореволюционный период. Анализ формирования династий купцов-старообрядцев.

    дипломная работа [114,9 K], добавлен 03.06.2017

  • Жизнь и судьба города в середине XIX – начале XX века. Влияние купечества на развитие образования в Каинске. История возникновения и развития меценатства (купечества) нашего края и его влияние на жизнь людей. Династия Ерофеевых, Шкроевых, купцов Волковых.

    реферат [613,3 K], добавлен 17.11.2014

  • История развития образования в городе. Купеческое сословие в системе начального и среднего образования Томска. Светский бал в жизни томского купечества. Место народной культуры в жизни купцов. Система среднего образования Томска. Первые гимназисты города.

    курсовая работа [68,1 K], добавлен 12.04.2015

  • Идеологи российского предпринимательства. Взаимоотношения купечества и российского дворянства. Участие торгового сословия в представительных, совещательных, общественных организациях и учреждениях. Становление коммерческого образования в России.

    реферат [25,5 K], добавлен 13.11.2008

  • Деятельность купечества в системе городского самоуправления. Роль купеческого капитала в системе здравоохранения и градостроительства. Меценатская деятельность столичного купечества. Сферы благотворительной деятельности провинциального купечества.

    курсовая работа [81,5 K], добавлен 10.03.2011

  • Характеристика предпринимательства на Руси в работе Н.М. Карамзина "История государства российского". Влияние царствования Петра I, как основателя финансовой системы, на экономику России. Политическая и экономическая стабильность страны при Екатерине II.

    доклад [2,4 M], добавлен 07.12.2009

  • Анализ деятельности сибирских меценатов-благотворителей в культурно-духовной сфере и в сфере призрения детей и взрослых. Помощь здравоохранению: создание бесплатных лечебниц, детских приютов и яслей, пожертвования на борьбу с опасными заболеваниями.

    контрольная работа [42,0 K], добавлен 06.11.2013

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.