Михаил Васильевич Алексеев: военачальник и политик (август 1914 г. – сентябрь 1918 г.)

Формирование мировоззренческих позиций, нравственных ценностей М.В. Алексеева. Военно-профессиональные, морально-боевые и психологические качества генерала. Годы Первой мировой войны. Политическая и военная деятельность генерала в революционном 1917 г.

Рубрика История и исторические личности
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 13.12.2013
Размер файла 4,1 M

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Поволжская государственная социально-гуманитарная академия»

Факультет исторический

Кафедра отечественной истории и археологии

Дипломная работа

Михаил Васильевич Алексеев: военачальник и политик (август 1914 г. - сентябрь 1918 г.)

Самара 2012

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ГЕНЕРАЛ М.В. АЛЕКСЕЕВ КАК ИСТОРИЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ

1.1 Формирование мировоззренческих позиций, нравственных ценностей генерала М.В. Алексеева

1.2 Военно-профессиональные, морально-боевые и психологические качества М.В. Алексеева

ГЛАВА 2. ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГЕНЕРАЛА М.В. АЛЕКСЕЕВА В ИССЛЕДУЕМЫЙ ПЕРИОД

2.1 Генерал М.В. Алексеев - военачальник в годы Первой мировой войны

2.2 Политическая и военная деятельность генерала М.В. Алексеева в революционном 1917 г.

2.3 М.В. Алексеев - один из основателей Белого движения

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

ПРИЛОЖЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы дипломной работы. История как наука всегда стремилась ответить на те или иные вопросы, интересующие общество в данный момент времени. Сегодня Россия переживает такой период, когда вопросов становится всё больше, и самое время обратиться к опыту прошлого, вспомнить, как Россия выходила из кризисных ситуаций раньше, какие использовались методы и каковы были последствия.

В данной работе мы обращаемся к военному и политическому опыту одной из интереснейших личностей истории России ХХ века - генерала Михаила Васильевича Алексеева (1857 - 1918), который вошел в историю России противоречивой, значимой фигурой. Он являлся представителем той плеяды военно-политических деятелей, которая вершила судьбу страны в период Первой мировой войны, революции и Гражданской войны.

Изучение личности Михаила Васильевича и его деятельности позволит несколько расширить понимание событий истории России в годы общенационального кризиса:

во-первых, генерал М.В. Алексеев являлся непосредственным, активным участником Первой мировой войны;

во-вторых, он был одним из приближенных Николая II в трагичном 1917 году и сыграл одну из главных ролей в исходе Февральской революции;

в-третьих, Михаил Васильевич стал вождем Белого движения и его фигура крайне значима в изучении белой борьбы в России.

Изложенное выше позволяет считать тему, выбранную для выполнения выпускной квалификационной работы, актуальной, причем, эта актуальность усиливается тем обстоятельством, что в отечественной историографии деятельность генерала М.В. Алексеева освещена недостаточно подробно. Изучение рассматриваемой проблемы позволит более полно восстановить картину судьбоносных событий, а так же внесет ясность в вопрос о роли этой личности в истории.

Объект данного исследования - личность генерала Михаила Васильевича Алексеева.

Предметом настоящего исследования является военная и политическая деятельность генерала М.В. Алексеева в 1914 - 1918 гг.

Хронологические рамки исследования охватывают период российской истории с августа 1914 г. по сентябрь 1918 г. Нижняя грань обуславливается началом Первой мировой войны - крупнейшей военной кампании в деятельности генерала М.В. Алексеева и истоков его активного карьерного роста. Верхняя грань обусловлена окончанием жизненного пути генерала.

Целью исследования является комплексное изучение военно-политической деятельности генерала М.В. Алексеева на указанном отрезке времени в контексте русской истории начала ХХ века. В соответствии с этим определены следующие задачи:

1. Освещение процесса формирования мировоззренческих позиций, нравственных ценностей генерала М.В. Алексеева

2. Выявление военно-профессиональных, морально-боевых и психологических качеств М.В. Алексеева.

3. Анализ деятельности генерала М.В. Алексеева в качестве военачальника в годы Первой мировой войны.

4. Изучение политической и военной деятельности генерала М.В. Алексеева в революционном 1917 г.

5. Установление роли и места Михаила Васильевича Алексеева в процессе генезиса Белого движения на Юге России.

Методологические основы исследования. При написании дипломной работы автор придерживался диалектического метода, который предусмат-ривает рассмот-рение военной и политической деятельности М.В. Алексеева в единстве возни-кающих глубинных связей и явлений. В выпускной квалификационной работе сделан акцент на таких общенаучных принципах исторических исследований, как объ-ективность и ис-торизм в изучении явлений, связей, отношений.

Используя методологию, в том числе и как систему методов и опреде-ленных подхо-дов к изучению данной научной проблемы, исследователь вы-делил приори-тетные среди них:

общенаучные методы: исторический и логический, классификационный, контент-анализ, факторный анализ и др.;

специально-исторические методы: системный и сопоставительный, синхронный и диахронный метод, метод экстраполяции, компаративный метод и некоторые другие, изложенные и обоснованные в трудах отечественных и зарубежных ученых по теории методологии, историографии и библиографии.

В исследовании наблюдается соединение проблемного и хронологического подходов. Проблемный подход является ведущим. Он представляется наиболее оптимальным, так как позволяет относительно полно охватить во времени и пространстве многоаспектность конкретно-исторической обстановки, в которой протекала военная и политическая деятельность М.В. Алексеева в августе 1914 - августе 1918 гг.

Данная работа, однако, отличается от биографических трудов, в первую очередь, общим подходом к раскрытию исторической личности. В биографии соблюдается строгая хронологическая последовательность событий в соответствии с занимаемыми постами или периодами деятельности исторической персоналии. Подобное подразумевает большую описательность событий и явлений, что значительно усложняет анализ.

Говоря о степени изученности темы, следует выделить несколько особенностей:

1. Исследований, посвященных непосредственно личности генерала М.В. Алексеева, проводилось крайне мало, несмотря на относительно достаточное количество опубликованных источников.

2. Большинство литературы, выпущенной в период 1917-1950е гг. является для данного исследования источниками, так как носят личный характер, а авторы являются участниками описываемых событий, поэтому анализ основной массы трудов данного периода по изучаемой проблеме будет проведен в рамках источникового обзора.

3. Во всех периодах изучения личности генерала М.В. Алексеева основной упор делается на его деятельность в период революции и походов Добровольческой армии. О дореволюционной военной и политической деятельности Михаила Васильевича на сегодняшний день написано недостаточно.

При анализе историографических источников исследователь использовал этапно-хронологический подход. Историографию проблемы можно условно разделить на три раздела:

Советская историография (1920-е - конец 1980-х гг.). В рамках советской историографии возможно выделение историографических этапов. Но поскольку на всем протяжении названного периода научный поиск осуществлялся в системе координат марксистско-ленинской методологии, ради-кальных изменений концептуальной направленности в исследованиях не появи-лось. Поэтому количество и границы историографических этапов для характе-ристики данной проблемы принципиального значения не имеют.

Особенностью советского периода является тот факт, что исследований исторической персоналии М.В. Алексеева не проводилось вовсе. О нем писали как о враге народа.

Из фундаментальных трудов о гражданской войне необходимо отметить «Историю Гражданской войны в СССР», где Михаил Васильевич представляется как вождь контрреволюции.

В фундаментальном научном исследовании Н.Какурина, выполненном на базе анализа большого количества документов, впервые введенных в научный оборот, имеется относительно подробное освещение I Кубанского (“Ледяного”) похода Добровольческой армии. Предпринята попытка показать, хоть и довольно фрагментарно, политический облик деникинского правительства. Кратко затронул отношения лидеров белого движения: генералов М.В.Алексеева, Л.Г.Корнилова, А.И.Деникина. Но так как информация о генерале Алексееве рассредоточена по всему двухтомнику, она носит скорее констатирующий, а не аналитический характер.

В рамках периода можно так же выделить статью И.М. Разгона в «Военно-историческом журнале» «Разгром Корнилова на Кубани», в которой упоминался генерал М.В. Алексеев, и опубликованную в том же журнале работу В.М. Ковтюха «Гражданская война на Кубани», в которой Михаил Васильевич также рассматривается как активный участник контрреволюции.

В 1923 году был издан фундаментальный труд А.М. Зайончковского «Мировая война», который охватывает все аспекты темы, в том числе интересующую нас роль личности М.В. Алексеева в Первой мировой войне, его взаимоотношения с властью. Но это относительно краткие фрагменты.

2. Историография русского зарубежья сформировалась из трудов историков-белоэмигрантов, на творчество которых наложили отпечаток боль потери Отечества и ненависть к советской власти, а также историков более позднего периода, осевших на чужбине. Поскольку авторами работ данного блока являются непосредственные участники событий, их оценки и анализ событий следует пропускать через призму объективности.

Основной темой этих работ была попытка найти и осмыслить причины поражения белого движения в Гражданской войне. Например, одной из таких попыток является труд Ю.Н. Данилова «Россия в мировой войне 1914-1915 гг.». В ней генерал пытается осмыслить причины и последствия Гражданской войны, но этот труд, как и другие работы, периода носит яркую эмоциональную окраску. В данной работе Юрий Николаевич раскрывает роль генерала Алексеева в тяжелые годы мировой войны, описывает Великое отступление русской армии, в котором Михаил Васильевич принимал непосредственное участие.

Тут следует отметить работу полковника А.А. Зайцова «1918: очерки истории русской гражданской войны» - образец действительно научной, аналитической работы. Ее достоинствами является историзм, изучение побудительных мотивов различных сторон конфликта в 1918 году, учет теснейшей связи российской Гражданской войны с Первой мировой войной, в значительной мере обуславливавшей действия держав Согласия и Германского блока. Для данной темы информативной является глава вторая «Сопротивление окраин октябрьскому перевороту и зарождение Добровольческой армии». В ней Зайцов рассказывает о деятельности генерала М.В. Алексеева по созданию Добровольческой армии.

Основная масса работ этого периода носит антисоветский характер, а значит, объективность этих работ стоит под вопросом. Например, работа Зинкевича «Основание и путь Добровольческой армии», изданная в 1930 г. в Болгарии в честь годовщины создания Добровольческой армии, в которой автор всё еще скорбит о поражении Белого движения и описывает процесс формирования Добровольческой армии со всеми её трудностями и тяготами которые генерал М.В. Алексеев преодолевал. Особенно ярко представляется начальный период образования белого движения до приезда Л.Г. Корнилова.

Следует отметить работу русского журналиста и писателя Б.А. Суворина «За Родиной: героическая эпоха Добровольческой армии 1917-1918 гг.: впечатления журналиста», в которой автор уделяет большое внимание анализу личности Михаила Васильевича Алексеева, записывает беседы с генералом, его высказывания, оценки происходящего. Наличие этого материала делает работу Суворина уникальной для данного исследования.

Множество работ белоэмигрантских историков посвящено I Кубанскому («Ледяному») походу Добровольческой армии. Наиболее интересными из них для изучения личности и деятельности генерала М.В. Алексеева являются работы Л.В. Половцова «Рыцари тернового венца» и воспоминания Р.Б. Гуля «Ледяной поход с Корниловым», в которых анализируется первая масштабная кампания Добровольческой армии: причины неудачи похода, взаимоотношения Михаила Васильевича с генералом Корниловым, а также его вклад в успех и поражение 1го Кубанского похода. В эту группу можно отнести и работу проф. В. Даватца, изданную в 1921 г. в Париже. В своих записках автор дает собственную оценку событиям 1918 г., в т.ч. и личности генерала М.В. Алексеева. Нельзя не отметить работу, опубликованную в Праге в 1922 г. «Корнилов и его дело», в которой затрагивается вопрос сложных взаимоотношений двух генералов, причины их скрытых конфликтов.

Книга Леонтовича «Первые бои на Кубани» , изданная в Мюнхене в 1923 г., интересна для данного исследования подробным описанием боёв с участием Михаила Васильевича Алексеева. Работа носит преимущественно описательный характер, автор воздерживается от оценок и глубокого анализа.

Неоспоримую ценность для изучения поставленных в работе вопросов имеет сборник под редакцией Б.Н. Казановича, изданный в Белграде в 1926 году в память 1-го Кубанского похода. Сборник состоит из ценнейших воспоминаний и работ белоэмигрантов, как военных, так и общественных деятелей.

Из более поздней литературы, изданной за рубежом, следует отметить работу Н.Н. Рутыча «Генерал Алексеев - основатель Добровольческой армии», в которой уделяется большое внимание личности Михаила Васильевича в контексте революции и Гражданской войны. Собственно говоря, Н. Рутыч опубликовал биографический труд, посвященный крупной исторической персоналии.

В 1990 г. в Монреале издали труд В. Матасова «Белое движение на Юге России», в котором автор освещает как события предшествующие революции, так и зарождение белого движения. Автор дает достаточно объективную оценку событиям и проводит глубокий анализ причин революции и Гражданской войны. Правда, в оценках личности генерала М.В. Алексеева он допустил компилятивное изложение из трудов, увидевших свет в русском Зарубежье еще до Второй мировой войны.

М.В. Катков в своем исследовании «Дело Корнилова» тоже детально анализирует взаимоотношения Л.Г. Корнилова с М.В. Алексеевым, а так же участие Михаила Васильевича в судьбе Л.Г. Корнилова. А взаимоотношения Михаила Васильевича с генералом А.И. Деникиным подробно описал Д. Лехович в своей монографии «Деникин. Жизнь русского офицера».

В это время начинает издавать работы дочь генерала - Вера Михайловна Алексеева-Борель. В 1990 г. Вера Михайловна публикует статью «Как зарождалась Белая Армия», куда привлекает источники из личного архива семьи.

В 1992 г. она публикует Аргентинский архив генерала М.В. Алексеева, который содержит письма Михаила Васильевича времен Русско-японской и Первой мировой войн, а также ценные комментарии автора.

В 2000 г. выходит главный труд жизни Веры Михайловны - «Сорок лет в рядах русской императорской армии. Генерал М. В. Алексеев». На протяжении долгих лет эмиграции она работала над манускриптом, который содержит ее личные воспоминания, мемуары и свидетельства участников описываемых событий, документы знаменитого Аргентинского архива семьи Алексеевых. Работа являет собой повествование о жизни и судьбе Михаила Васильевича Алексеева, о драматических событиях русской истории, о трудном выборе, который сделали наши соотечественники в трагические годы гражданского противостояния. Вклад В.М. Алексеевой-Борель в изучении данной темы огромен, ведь благодаря проделанной ей работе были опубликованы ценнейшие источники, недоступные ранее в России, так как семья М.В. Алексеева эмигрировала в Аргентину.

3. Современная историография. С распадом СССР, формированием и утверждением новой российской государственности в отечественной исторической науке произошли качественно новые изменения. К началу XXI в. был в основном преодолен методологический кризис, появились новые исследовательские приоритеты. В частности, возрос интерес к истории армии дореволюционной России, особенно Белого движения. При этом ученым открылся доступ к ранее засекреченным архивным документам, которые они могли анализировать в бесцензурных условиях.

В 1989 г. был издан труд Иоффе Г.З. «Белое дело. Генерал Корнилов», в котором описывается важный для исследования «Ледяной» или 1 Кубанский поход, в котором М.В. Алексеев принимал непосредственное участие. А позднее, в 2004 г., выходит его статья «Последнее дело генерала Алексеева», автор рассказывает о зарождении Добровольческой армии, а также о роли Михаила Васильевича в Гражданской войне.

Начало XXI века стало своеобразным рубежом для историографии по данному исследованию в частности и по теме Белого движения вообще. К этому времени уже были опубликованы многие источники, и улучшение условий для творческой работы, способствовали достижению определенных успехов в изучении темы. Начинают выходить масштабные труды, биографические справочники. По-прежнему в литературе рассматривается преимущественно период жизни М.В. Алексеева времен революции и гражданской войны.

Наиболее интересны сборники биографий, составленные Кручининым А.С. «Исторические портреты», Митюриным Д.В. «Гражданская война. Белые и красные». В них опубликовано краткое жизнеописание Михаила Васильевича, особенно подробно рассматривается период революции и гражданской войны. Наиболее полный биографический сборник выпустил Р.Г. Шмаглит «Белое движение. 900 крупнейших биографий представителей русского военного зарубежья».

Деятельность генерала Алексеева и отчасти его личность освещается в фундаментальных трудах Г. М. Ипполитова, посвященных исследованию исторической персоналии А.И. Деникина. Разумеется, тема раскрыта не в качестве приоритетной. В таком же ключе освещена деятельность М.В. Алексеева и в других работах Г.М. Ипполитова, написанных как единолично, так и в соавторстве. Имеются отдельные фрагменты и сюжеты об М.В. Алексееве в монографиях А.Ф. Медвецкого, О.В. Войнаровского. Подобная оценка относится и к ряду диссертационных исследований, посвященных проблемам Белого движения.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

1. Деятельность генерала М.В.Алексеева нашла отражение в отечественной историографии и в литературе русского зарубежья, однако крупные фундаментальные работы отсутствуют. Тема личности генерала Алексеева не была рассмотрена достаточно подробно, и уж тем более, нет комплексных исследований, посвященных исторической персоналии.

2. В историографических источниках подробно не рассматривается период деятельности генерала М.В.Алексеева периода Русско-японской и Первой мировой войны.

3. Многим работам недостает объективности, в частности, потому что их авторы являлись непосредственными участниками описываемых событий.

Источниковая база исследования, необходимая для решения поставленных в работе задач, представлена материалами личного характера: воспоминаниями, мемуарами, дневниками, написанными преимущественно авторами русского зарубежья. Кроме того, использована научно-справочная литература.

Для изучения общего фона исторической обстановки, в которой протекала деятельность М.В. Алексеева, анализировались некоторые документы, помещенные в сборники. Особенно следует отметить сборник «Из истории гражданской войны в СССР», изданный в 1960 - 1963 гг., где опубликовано 2172 документа. Отдельные из них имеют непосредственное отношение к исследуемой проблеме. По мнению составителей характеризуемого сборника, в нем впервые собраны документы, охватывающие все главные события страны в годы Гражданской войны. Вслед за этим сборником вышел в свет еще один - «Гражданская война на Украине». Методология составления обоих вышеуказанных трудов - одинаковая.

Необходимо особо подчеркнуть, что после Второй мировой войны в русском зарубежье продолжалась публикация документов Белого движения. Именно из них можно почерпнуть значительное количество информации. Например, в журнале «Мосты» (Мюнхен) в 1970 г. некоторые из напечатанных документов из архива П.Б.Струве имеют отношение к рассматриваемой теме (преимущественно опосредованного характера).

Источники личного происхождения, наиболее полно представленные в контексте данного периода, можно разделить на условные группы::

Написанные непосредственно генералом М.В. Алексеевым. В эту группу входит опубликованный в 1993 г. Аргентинский архив генерала, а так же письма генерала Алексеева от весны и лета 1915 года. Данные источники увидели свет благодаря дочери генерала Вере Михайловне Алексеевой-Борель, и составляют основу для написания первой главы.

2. Воспоминания и мемуары белых генералов и офицеров. Это самая многочисленная группа источников. Они дают нам представление, как о событиях исследуемого периода, так и о личности генерала М.В. Алексеева. Говоря о репрезентативности данной группы источников, следует иметь в виду личное отношение автора к объекту исследования и пропускать информацию через призму объективности. В начале 2000х гг. историк С.В. Волков публикует солидную по объему массу источников личного происхождения, имеющих отношение к Белому движению, снабдив их добротным научным комментарием: «Офицеры российской гвардии в Белой борьбе», «Первые бои Добровольческой армии» и др. Сергей Владимирович сумел собрать и систематизировать огромный пласт источников личного происхождения, выпустил библиографический очерк по истории Белого Движения, который был также использован при написании данной работы.

Одним из ярчайших источников в рамках данной группы является труд генерала А.И. Деникина «Очерки русской смуты», где много страниц посвящено М.В. Алексееву, к которому Антон Иванович относился с большим уважением. Так же в работе повсеместно используются труды генерала Ю.Н. Данилова, в которых он красочно описывает и анализирует как события Первой мировой войны, так и революционные годы Российской империи.

3. К третьей группе источников можно отнести дневники и воспоминания царской семьи, в частности, дневники Николая II и Александра Михайловича Великого князя. Данная группа источников помогает понять отношение самого императора к произошедшим событиям, в частности к участию генерала М.В. Алексеева в отречении Николая от престола.

Воспоминания политических и общественных деятелей. В данную группу входят воспоминания таких личностей, как Александр Фёдорович Керенский, Н.Н. Львов, духовные деятели. Данные труды помогли проанализировать как политическую деятельность генерала, так и его личные качества.

Из периодической литературы были использованы альманахи «Белая гвардия», «Белая армия. Белое дело», «Русский исторический архив».

Справочная литература и энциклопедии так же использовались в исследовании. Среди них особенно следует отметить работу Н. Рутыча - видного специалиста русского зарубежья по истории российской Гражданской войны - «Биографический справочник высших чинов Добровольческой армии и вооруженных сил юга России: Материалы к истории белого движения». В данном справочнике представлена наиболее полная и достоверная биография Михаила Васильевича Алексеева.

Таким образом, источниковая база выпускной квалификационной работы репрезентативна.

ГЛАВА 1. ГЕНЕРАЛ М.В. АЛЕКСЕЕВ КАК ИСТОРИЧЕСКАЯ ЛИЧНОСТЬ.

1.1 Формирование мировоззренческих позиций, нравственных ценностей генерала М.В. Алексеева

Для того, чтобы ответить на главный вопрос нашего исследования - «кто же такой генерал М.В. Алексеев?», сначала следует изучить условия, в которых формировалась личность Михаила Алексеевича, мировоззренческие позиции которого были порой так же противоречивы, как и вся история России конца XIX - начала XX века. Для этого обратимся к воспоминаниям семьи генерала, его сослуживцев, а так же к моментам его биографии.

Про детство и юность Михаила Васильевича нам известно немного. В основном это биографические сводки. В вехах истории мы видим генерала уже сформировавшейся личностью, создающей будущее своей страны. Это объясняется отчасти незнатным происхождением М.В. Алексеева. Детство сына простого солдата мало интересовало кого-то в ту пору. Никто не мог подумать, что из обычного мальчишки вырастет военачальник, Главнокомандующий, создатель Белого Движения.

Но, несмотря на это, будет уместно выделить три главных фактора, сыгравших роль в формировании мировоззренческих позиций Михаила Васильевича. Во-первых, это происхождение. Во-вторых, религиозное воспитание, которым славился генерал М.В. Алексеев. И, в-третьих, его образование и начало военной карьеры.

Происхождение генерала Алексеева во многом обусловило его дальнейший жизненный путь. Михаил Васильевич родился в семье рядового солдата Василия Алексеевича Алексеева, который к концу своей жизни выслужился до звания штабс-капитана 64-го пехотного Казанского полка из фельдфебелей и был участником Севастопольской обороны. Мать же Михаила происходила из весьма образованного рода Галаховых.

Разнообразный социальный состав царской армии уже тогда был особенностью данного исторического периода. Таким образом, Михаил Васильевич, хоть и был сыном офицера, но вершин в военной карьере добивался самостоятельно, не имея никакой прочной социальной базы для этого. Михаил Константинович Лемке, журналист времен революции, в своих воспоминаниях пишет про М.В.Алексеева следующее: «Алексеев - человек рабочий, сурово воспитанный трудной жизнью бедняка, мягкий по выражению чувств своих, но твердый в основании своих корней… Человек, которого нельзя представить ни в какой другой обстановке, практик военного дела, которое знает от юнкерского ранца до руководства крупными строевыми частями; очень доступный каждому… товарищ всех подчиненных, неспособный к интригам…

Алексеев глубоко религиозен. Он всегда истово крестится перед едой и после.… Отсюда же у него неспособность предвидеть чужую подлость. Он готов в каждом видеть хорошее. »

Так же в беседе с М.К. Лемке Михаил Васильевич сам говорит о своём происхождении: «Я человек простой, знаю жизнь низов гораздо больше, чем генеральских верхов, к которым меня причисляют по положению». Религиозное воспитание Михаила Васильевича Алексеева бесспорно оказало огромное влияние на формирование его как политика и военного. Не только М.К. Лемке отмечает эту черту характера генерала. Всё окружение Михаила Васильевича знало, что тот обладает огромной, сильной верой.

Последний протопресвитер русской армии и флота Г.И. Шавельский вспоминает: «В штабной церкви, за передней правой колонной у стены, в уютном, незаметном для богомольцев уголку был поставлен аналой с иконой, а перед ним положен ковер, на котором всё время на коленях, отбивая поклоны, отстаивал церковные службы, являясь к началу их, генерал Алексеев. Он незаметно приходил и уходил из церкви, незаметно и простаивал в ней. Молитва церковная была потребностью и пищей для этого редкого труженика, поддерживавшей его в его сверхчеловеческой работе»

М.К. Лемке однажды записал беседу с генералом М.В. Алексеевым, где тот сам рассказывал о своей вере: «А я вот счастлив, что верю, и глубоко верю в Бога и именно в Бога, а не в какую-то слепую и безличную судьбу. Вот вижу, знаю, что война кончится нашим поражением, что мы не можем кончить её чем-нибудь другим, но вы думаете, меня это охлаждает хоть на минуту в исполнении своего долга? Нисколько, потому что страна должна испытать всю горечь своего падения и подняться из него рукой Божьей помощи, чтобы потом встать во всем блеске своего богатейшего народного нутра».

Таким образом, можно увидеть, что вся деятельность генерала М.В. Алексеева была пронизана православными идеями, даже в отношении к войне. Возможно, такая вера в предопределенность всего порой мешала принимать Михаилу Васильевичу твердые решения, но и нередко именно она спасала генерала от полного отчаяния и смятения в столь трудные для него времена.

Будущий генерал Алексеев окончил Тверскую классическую гимназию, а потом Московское пехотное юнкерское училище. Выпустили его в 1876 году во 2-ой Ростовский Гренадерский полк. Чтобы попасть на фронт приближающейся Русско-турецкой войны, прапорщик М.Алексеев подает прошение о переводе его в Казанский пехотный полк, в котором служил его отец. В нем июле 1877 года молодой офицер вступил в бои против Турции.

64-й Казанский пехотный полк входил в отряд легендарного генерала Н.Д.Скобелева и дрался во всех сражениях за Плевну, в которых Алексеев одно время был скобелевским ординарцем. Под Плевной ранили Алексеева в ногу, здесь он получил свои первые три боевые награды, среди которых ордена Святого Станислава и Святой Анны за храбрость.

После турецкой войны, прокомандовав на разных строевых должностях десять лет, в 1887 году штабс-капитан Алексеев поступил в Петербурге в Николаевскую академию Генерального штаба. Судя по его тогдашним письмам невесте, 31-летнему выходцу из низших армейских кругов напряженный академический курс давался непросто. Но в 1890 году Алексеев с блеском подытожил усилия: по своему выпуску окончил Академию первым, был удостоен Милютинской премии.

Мы видим, что Михаил Васильевич уже в ранней молодости получил боевое крещение и начал свой путь офицера, начальника, воина. Блестяще закончил академию, и позже был там преподавателем. По воспоминаниям Ю.Н. Данилова, Михаил Васильевич был добр к студентам, но требователен.

Благодаря этим трем факторам мы получили того генерала Михаила Васильевича Алексеева, какого мы знаем: простого человека, смелого военачальника, истинно верующего человека.

1.2 Военно-профессиональные, морально-боевые и психологические качества М.В. Алексеева

Помимо определенного набора личных качеств, своеобразной и противоречивой порой мировоззренческой картины, генерал Михаил Васильевич Алексеев обладал первоклассными профессиональными качествами. Трудно отрицать тот факт, что М.В.Алексеев был военным профессионалом высшего класса. Такие воспоминания о нем оставили и его сослуживцы, и люди, учившиеся у него в академии генерального штаба Российской империи, где он некоторое время вел преподавательскую деятельность.

Одна из первых серьезных военных кампаний с участием Михаила Васильевича - Русско-японская война 1904-1905 гг. Эти события в жизни генерала мы изучаем в рамках нашего исследования по письмам Михаила Васильевича семье, которые в настоящее время опубликованы его дочерью. В них генерал высказывал все переживания и мысли, занимавшие его. Письма полны сетований на бытовые условия, плохую подготовку кадров, но больше всего на отношения внутри командования, а конкретно на действия главнокомандующего А.Н. Куропаткина. «Выпустить из своих рук Главнокомандующий ничего не хочет. Душит все стремлением руководить, даже дивизиями, не желая сознавать крайнего вреда такого управления» , а в 28-ом письме и вовсе говорит, что Куропаткин «кочан капусты, нерешительный, боязливый, гадкий». В том же 28 письме Михаил Васильевич описывает черты идеального, на его взгляд полководца. «Полководцу нужны: талант, счастье, решимость. Не говорю про знание, без которого нельзя браться за дело». При этом генерал отмечает, что оценивать талант Куропаткина еще рано, намекая на то, что он молод для должности Главнокомандующего. Из этой части письма можно условно определить, как Михаил Васильевич оценивает себя сам, считая себя более достойным такой высокой должности. Этот вывод подтверждается тем, что ни в одном опубликованном письме не было самокритики со стороны М.В.Алексеева.

Интересны сетования генерала и на простых солдат. В письме№32 Михаил Васильевич пишет «наш солдат не может, оставляя какое-либо место, не поджечь того жилища, которое его только что укрывало от непогоды». Но при этом Вера Михайловна Алексеева-Борель подчеркивает отеческое отношение генерала к простым солдатам и вспоминает: «Придет, бывало, с какими-нибудь бумагами солдат, отец дает распоряжение: «Накормить его, пусть идет на кухню». Эту черту характера подтверждают и сослуживцы М.В. Алексеева времен Добровольческой армии.

В письмах времен мукденской катастрофы Михаил Васильевич с горечью пишет о том, что его идеалы, вера в мощь армии потерпели крушение. Возможно, это оказало некоторое влияние на деятельность генерала М.В. Алексеева во время революции и гражданской войны.

Нельзя не уделить внимание Михаилу Васильевичу как преподавателю Академии Генерального штаба Российской империи. Именно там он преподавал у будущих талантливых военных профессионалов и генералов.

Одним из них был Африкан Петрович Богаевский, атаман Донского Казачьего войска, один из военачальников Добровольческой армии, в 1920 г. эмигрировавший из России. Африкан Петрович вспоминает об академических годах: «Уже пожилой капитан генерального штаба с суровым взглядом близоруких глаз, прикрытых очками, с резким голосом, он вначале на нас, юнкеров, навел страх своей требовательностью и порядочную скуку своим предметом, нагонявшим тоску. Но вскоре под его суровой внешностью мы нашли простое и отзывчивое сердце. Он искренне хотел и умел научить нас своей скучной, но необходимой для военного человека науке. Он часто ворчал на нас, а иногда и покрикивал, но отметки ставил хорошо, и я не помню случая, чтобы он хоть кого-нибудь «провалил» на репетиции или на экзамене. Злейший враг лени и верхоглядства, он заставлял и нас тщательно исполнять заданные работы, не оставляя без замечания ни одной ошибки или пропуска. Наши работы, как по администрации, так и по съемкам, он возвращал сверху донизу исписанными красными чернилами мелким бисерным почерком. И, действительно, ни одно его замечание не было пустой фразой: постоянно была ссылка на параграф устава или дельный практический совет».

Как мы видим, генерал М.В. Алексеев слыл преподавателем строгим, но справедливым.

Еще одна крупная военная кампания, в которой участвовал генерал М.В. Алексеев - Первая мировая война 1914-1918. До 1915 г. Михаил Васильевич находился в штабе Юго-Западного фронта в должности начальника штаба, затем занял должность Главнокомандующего Северо-Западным фронтом. Мы также имеем опубликованные письма об этом периоде жизни генерала. Казалось бы, сбылось заветное желание Михаила Васильевича - руководить фронтом, но и тут он пишет о различных препятствиях и «тяжелом и трудном наследстве», принятом от предшественников. Конечно, в этих словах есть огромная доля правды. На сегодняшний день нам хорошо известно об ужасном состоянии русских войск, в частности снабжения и кадрового состава. Но такой подход генерала выдает в нем человека сомневающегося и не до конца уверенного в победе.

Кроме военной карьеры генерал М.В. Алексеев вел и политическую деятельность, пик которой начался с назначения его начальником штаба Ставки Верховного главнокомандующего в 1915 г. И тут он проявил себя профессионалом высокого класса.

Это подтверждается воспоминаниями современников, сослуживцев. Например, Дубенский Дмитрий Николаевич, генерал-майор, писатель вспоминает об Михаиле Васильевиче как о человеке деятельном, честном. Признает, что в Ставке М.В. Алексеев пользовался огромной популярностью и уважением. «Он был надеждой России в наших предстоящих военных операциях на фронте. Ему глубоко верил государь. Высшее командование относилось к нему с большим вниманием. На таком высоком посту редко можно было увидать человека, как генерал Алексеев, к которому люди самых разнообразных партии и направлений относились бы с таким доверием. Уже одно то, что его называли по преимуществу Михаил Васильевич, когда о нем упоминали, говорит о всеобщем доброжелательном отношении к нему».

С теплотой вспоминал о Михаиле Васильевиче как о руководителе В. Борисов: «Алексеев был крупный военный талант, а всякий талант и даже гений, по словам великого полководца маршала Тюреня, отличается от обыкновенных людей тем лишь, что делает менее ошибок, чем они».

Очень красочно описывает личность М.В. Алексеева генерал от инфантерии Юрий Никифорович Данилов, прозванный в русской армии Даниловым-черным.

Он описывает генерала Алексеева «человеком больших знаний и огромной личной трудоспособности», не сомневался в том, что именно Алексеев должен был занять пост начальника Генерального штаба, признает высокую репутацию Михаила Васильевича и в «верхах», и среди простых солдат. Говоря о недостатках М.В. Алексеева, Данилов отмечает «слабое развитие волевых качеств», излишняя нетерпимость и воинское честолюбие. Кстати, последнюю особенность характера отмечали многие сослуживцы М.В.Алексеева

Юрий Никифорович подробно описывает внешность старого генерала, отмечая при этом, что она не совсем соответствует занимаемой им должности. «Сутуловатый, с косым взглядом из-под очков, вправленных в простую металлическую оправу, с несколько нервной речью, в которой нередко слышны были повторяющиеся слова, он производил впечатление скорее профессора, чем крупного военного деятеля». Из-за своего «воинского честолюбия» Алексеев часто окружал себя людьми, по словам Данилова, «слепыми исполнителями», так как хотел участвовать во всех делах самостоятельно и не терпел у себя в помощниках опытных самостоятельных генералов. В.Борисов полностью соответствовал требованиям Михаила Васильевича.

Довольно любопытное описание характера Михаила Васильевича дает флигель-адъютант, полковник лейб-гвардии Кирасирского Императрицы Марии Федоровны полка Мордвинов Анатолий Александрович. Он вспоминает о нем как о человеке застенчивом, далеком от карьеризма и сплетен. Так же отмечает, что основными чертами характера они были схожи с государем, и этим обуславливается необычайная привязанность царя к генералу, хотя отмечал, что привязанность эта была не совсем взаимная, «вероятно, недостаточно крепко, хотя бы до забвения сплетен».

«Он и через 26 лет остался тем же скромным, застенчивым человеком, далеким от карьеризма и, как мне казалось, сплетен, к которому я чувствовал, поэтому невольную симпатию». Но в то же время замечает: «Все же нельзя сказать, чтобы к генералу Алексееву в те тяжелые и смутные дни, свита, находившаяся в Ставке, относилась с безусловным доверием и надеждой.

Что-то очень неопределенное, хотя и совершенно неподозрительное, заставляло большинство из нас желать постоянной, а не временной лишь в виду болезни генерала Алексеева, замены его генералом Гурко, обладавшим, по нашему разумению, более решительными качествами характера и более прочно сложившимися традициями, чем генерал Алексеев, нуждавшийся к тому же в продолжительном отдыхе».

Генерал-лейтенант Половцов Пётр Александрович, главнокомандующий войсками Петроградского военного округа, военный востоковед, в своих воспоминаниях говорит об Михаиле Васильевиче Алексеева как о большом работнике, «хотя и не великом полководце для действия на психику масс». Такую характеристику он дал генералу Алексееву на правительственном собрании по вопросу о назначении Верховного главнокомандующего.

Среди сослуживцев генерала М.В. Алексеева были и люди, относившиеся к нему с неприязнью, чем охотно делились в своих воспоминаниях. Ярким примером такого отношения может служить генерал-майор Борис Владимирович Геруа. «В наружности у него ничего не было от Марса. Косой, в очках, небольшого роста. В лице что-то монгольское, почему его иногда звали «японцем». Он тоже провел всю свою службу Генерального штаба в кабинете, занимая ответственные должности в Главном Управлении

Генерального штаба, а в Академии работая по кафедре русского военного искусства. Таким образом, Алексеев был коллегой Мышлаевского и читал курс, относившийся к эпохам Елизаветы и Екатерины II. Лектор он был плохой, привести в законченный вид и напечатать свой курс не имел времени, но практическими занятиями руководил превосходно, а на войне показал себя недюжинным стратегом. Алексеев занимал должность начальника штаба сначала - Юго-Западного фронта и потом - Верховного Главнокомандующего, когда, в 1915 г., таковым стал сам Государь. К сожалению, руководя высшей стратегией, он проявил отсутствие настойчивости в проведении хорошо задуманных операций, вследствие чего, например, Галицийская победа 1914 года принесла не такие решительные результаты, какие эта победа обещала. Строевой стаж Алексеева относился к его молодым годам. Он пошел в академию поздно, на десятом году службы, и был участником войны 1877-78 гг. в составе Казанского пехотного полка. Перед самой войной 1914 года он короткое время командовал 13-м армейским корпусом. Во время революции в Алексееве взяли верх его скромное демократическое происхождение (его отец был из крестьян) и либеральный, близорукий уклон его политических мыслей и он не сделал того, что мог по своему положению для спасения Государя и монархии. Напротив, он дал ей рухнуть. Формирование им затем, в 1918 году, Добровольческой Армии и почин Белого Похода (с генералом Корниловым) против большевиков не искупают этой его исторической вины перед Россией».

Нельзя обойти вниманием и воспоминания Антона Ивановича Деникина, соратника М.В. Алексеева в белой борьбе. «Алексеев выбивался из сил, взывал к глухим, будил спящих, писал, требовал, отдавая всю свою энергию и силы своему «последнему делу на земле», как любил говорить старый вождь». Деникин писал так же, что армия относилась к Алексееву «с искренним уважением, доверием и любовью», помня его прежние заслуги, зная его доброту, доступность и трогательное внимание к её нуждам.

Многие современники отмечали так же религиозность старого генерала, о которой говорилось выше. Об этом говорили в первую очередь люди, связанные с духовной деятельностью, например протопресвитер русской армии и флота Г.И. Шавельский. Он отмечал, что «молитва церковная была потребностью и пищей для этого редкого труженика, поддерживающей его в сверхчеловеческой работе». Митрополит Вениамин (в миру - Федченков Иван Афанасьевич) также говорит о генерале как о человеке большой веры, честном труженике. Стоит отметить, что в воспоминаниях духовных деятелей имеет место некая идеализация личности Михаила Васильевича. Возможно, религиозность генерала сильно подкупало служителей церкви, заставляя их закрывать глаза на некоторые промахи в деятельности М.В. Алексеева.

Наиболее художественно, даже с оттенком романтичности отзывается о Михаиле Васильевиче Алексееве Николай Николаевич Львов, политический деятель, дворянин.

«Сколько раз мне приходилось видеть в степи генерала Алексеева. То он шел в сопровождении ротмистра Шапрона, своего адъютанта, то один, опираясь на палку. Я вглядывался в знакомое мне лицо, всегда такое спокойное и здесь тоже спокойствие в выражении его лица, в его голосе, в его походке. Он шел стороною вдали от других. Он не мог командовать армией, не мог нести на себе тяжелое бремя боевых распоряжении на поле сражения. Физические, уже слабеющие, силы не позволяли ему ехать верхом. Он ехал в коляске, в обозе. Как будто он был лишний в походе. А между тем попробуйте вычеркнуть генерала Алексеева из кубанского похода, и исчезнет все значение его. Это уже не будет кубанский поход. Одним своим присутствием среди нас этот больной старик, как бы уже отошедший от земли, придавал всему тот глубокий нравственный смысл, в котором и заключается вся ценность того, что совершается людьми. Судьба нам послала в лице Алексеева самый возвышенный образ русского военного и русского человека. Не кипение крови, не честолюбие руководило им, а нравственный долг. Он все отдал. Последние дни своей жизни он шел вместе с нами и освещал наш путь. Он понимал, когда уходя из Ростова, он сказал: «Нужно зажечь светоч, чтобы была хоть одна светлая точка, среди, охватившей Россию, тьмы». Никогда в тяжелые минуты, когда одинокий, как бы выброшенный из жизни, он шел в кубанской степи, он не терял веры. Я помню. Обоз спускался медленно по покатости холма на мост через речку. Алексеев стоял на откосе и глядел на далекую равнину, расстилавшуюся на том берегу. О чем он думал? О том, чем была русская армия и чем стала в виде этих нескольких сот повозок, спускавшихся к переправе. О том ли, что ждет нас впереди в туманной дали. Я подошел к нему. На душе было тяжело. Наше положение и неизвестность удручали. Ом угадал то, о чем я думал, и ответил мне на мои мысли: «Господь не оставит нас своею милостью». Для Алексеева в этом было все. В молитве находил он укрепление своих слабых сил. Те три тысячи, которые он вел, это была армия, составом менее пехотного полка, но это была русская армия, невидимо хранимая Провидением для своего высшего предназначения».

В заключение необходимо обобщить вышесказанное и попытаться составить психологический портрет генерала Михаила Васильевича Алексеева.

Генерал М.В. Алексеев отличался необыкновенным трудолюбием, имел привычку делать работу не только за себя, но и за подчиненных. Был требователен, но не деспотичен, с учениками и подчиненными, старался налаживать хорошие отношения в коллективе, хоть это не всегда удавалось. В военно-полевых условиях Михаил Васильевич тепло относился к простым солдатам и заботился о бытовых вопросах, чем заслужил высокую репутацию в «низах» армии. Трудно отрицать и патриотизм генерала, возведенный в высшую степень, когда Россия для него стала дороже даже самого царя. Так же генерала отличала некая щепетильность и педантичность, об этом можно судить по его финансовой деятельности во времена Добровольческой армии, когда каждая копейка была потрачена с умом.

Так же следует отметить профессиональную тщеславность генерала, которую отмечали многие современники, склонность к критике сослуживцев при отсутствии должного уровня самокритики. В отношении военной деятельности стоит сказать о нерешительности и медлительности принятия решений, что, судя по всему, является следствием вышеописанной педантичности.

ГЛАВА 2. ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ГЕНЕРАЛА М.В. АЛЕКСЕЕВА В ИССЛЕДУЕМЫЙ ПЕРИОД

2.1 Генерал М.В. Алексеев - военачальник в годы Первой мировой войны

Деятельность генерала М.В. Алексеева в период Первой мировой войны можно разделить на следующие периоды:

19 июля 1914 - 17 марта 1915 - деятельность в должности начальника штаба армий Юго-Западного фронта.

17 марта 1915 - 4 августа 1915 - деятельность в должности главнокомандующего армиями Северо-Западного фронта.

4 августа 1915 - 18 августа 1915 - главнокомандование армиями Западного фронта

18 августа 1915 - февраль 1917 - начальник штаба Ставки Верховного Главнокомандующего.

Военная деятельность генерала М.В. Алексеева на Юго-Западном фронте.

Как было сказано выше, в начале Первой мировой войны генерал М.В.Алексеев занимал должность начальника штаба на Юго-Западном фронте. Главнокомандующим в то время был великий князь Николай Николаевич.

По приезде в штаб Юго-Западного фронта Михаил Васильевич выбрал себе квартирмейстера из представленных кандидатур. Им стал генерал-майор М.С. Пустовойтенко, человек скромный, исполнительный, как и большинство подчиненных генерала. Это отчасти характеризует М.В. Алексеева как человека, привыкшего делать работу самостоятельно. В то же время к Михаилу Васильевичу приблизился и генерал-майор Борисов, личность неоднозначная, но весьма преданная М.В. Алексееву.

Вера Михайловна Борель называет его «тяжким, ненужным балластом для отца все годы войны». Прекрасные отношения сложились и с генералом Ивановым.

Уже в начале войны Юго-Западный фронт столкнулся с некоторыми проблемами.

Во-первых, повторялась ошибка русско-японской войны - неорганизованная работа тылов и штабов. Во-вторых, отклоненное предложение Михаила Васильевича о создании сильного кулака на правом фланге. Впоследствии, правый фланг был, наоборот, ослаблен, что способствовало выполнению плана Конрада. В-третьих, нельзя не отметить общее состояние кадрового состава на момент начала военных действий. Численность Императорской армии по окончанию мобилизации составляла 5,338 млн. чел., из них 1,423 млн. чел. - армия мирного времени, которая по оценкам современников отличалась достаточной высотой в плане воспитания и обучения, чего нельзя сказать о мобилизованном контингенте. Как выразился генерал Данилов, они представляли из себя «сырой материал», что, конечно же, затрудняло маневрирование и несколько понижало боевой уровень нашей армии.

К концу октября 1914 г., после осеннего наступления немцев на Варшаву, возникли новые, не менее серьезные проблемы: вся Польша оказалась в развалинах, так как немцы, отступая, разрушали всё. Это привело к тому, что русским войскам стало крайне затруднительно передвигаться в таком бездорожье. 21 октября генерал М.В. Алексеев доложил свои соображения в Ставку, в которых была описана обстановка на Юго-Западном фронте, а также наметил некоторые задачи:

1) Вторжение в Германию.

2) Поражение австрийской армии.

3) Обеспечение справа 1й армии.

Задачи, поставленные генералом М.В. Алексеевым, были вполне обоснованны, но генерал Якушевич отметил на документе «Не могу разделить этих соображений».

Стоит сказать несколько слов о взаимоотношениях Михаила Васильевича с командующим 8-ой армией Юго-Западного фронта генералом Алексеем Алексеевичем Брусиловым. Не стал неожиданностью факт, что отношения М.В. Алексеева к А.А. Брусилову было не слишком одобрительным, как и ко многим командующим, в том числе и в русско-японской войне. Михаил Васильевич писал в своём письме от 10 июня 1917 из Смоленска, когда А.А. Брусилов был уже Главнокомандующим Юго-западного фронта: «Брусилов не изменился с тех пор, когда судьба близко заставила узнать его внутреннее содержание по обязанностям начальника штаба Юго-Западного фронта. Тогда Брусилов командовал 8-й армией. Пока счастье на нашей стороне, пока оно дарит своей улыбкой, Брусилов смел, а больше самонадеян. Он рвется вперед, не задумываясь над общим положением дел. Он не прочь, в особенности в присутствии постороннего слушателя, пустить пыль в глаза и бросить своему начальству, что его, Брусилова, удерживают, что он готов наступать, побеждать, а начальник не дает разрешения и средств. И себе имя составляется, и начальник взят под подозрение, в смысле способностей, характера, порыва вперед. Однажды Николай Иудович Иванов получил такое сведение и запросом поставил Брусилова в довольно неловкое положение, пришлось отречься от того, что такой разговор был.

Но не всегда военное счастье дарит нас своей улыбкой. Нередко оно оборачивается к нам спиной, и неудача становится нашим уделом. Вот пробный камень для полководца: сохранить этом положении ясный ум, спокойствие духа, способность оценки положения, уменье найти средство и выход- вот качества, без наличия которых нет полководца.

Этими качествами в минуты несчастья и неудач щедрая природа не наградила Брусилова. Невольно вспоминается разговор в декабре (кажется) 1914 года, когда австрийцы, перейдя в наступление из-за Карпат против 3-й, а особенно против растянутых корпусов 8-й армии, сильно потрепали некоторые части этой последней армии. Положение было не из легких, но не безнадежное. Брусилов вызвал меня к телеграфному аппарату и поставил вопрос, где ему собирать армию и как действовать... Пришлось успокаивать, указывать, что положение не совсем безнадежно, что я готов беседовать с ним несколько раз в день, но взять на себя решение всех принадлежащих ему вопросов я стеснялся бы в силу того, что нельзя безнаказанно вторгаться в область чуждых обязанностей.


Подобные документы

  • Связь истории Франции с именем политического и государственного деятеля генерала Шарля де Голля. Военная карьера и формирование политических убеждений. Политическая деятельность накануне и в годы Второй мировой войны. Де Голль - президент V Республики.

    дипломная работа [147,6 K], добавлен 07.05.2012

  • Югославянские земли в начальный период Первой мировой войны (1914-1915 гг.), в период преобладания Центральных держав (1916-1917 гг.). Революционное, антивоенное и национально-освободительное движение в югославянских землях на заключительном этапе войны.

    реферат [31,0 K], добавлен 24.01.2011

  • Военно-политические союзы накануне войны. Причины начала Первой мировой войны. Цели воюющих держав, основные боевые действия и события. Результаты и последствия Первой мировой войны. Компьенское перемирие, Брестский мир, Версальский мирный договор.

    презентация [583,3 K], добавлен 08.10.2014

  • Изучение жизни и военной биографии и наиболее известных полководцев Первой мировой войны, таких как: Алексеев Михаил Васильевич, Брусилов Алексей Алексеевич, Деникин Антон Иванович, Фош Фердинанд, Жоффр Жозеф Жак, Людендорф Эрих, Гинденбург Пауль.

    презентация [299,9 K], добавлен 07.11.2013

  • Формирование Белого движения. Консервативная "национальная диктатура" генерала Деникина, "средняя линия" между либерализмом и консерватизмом адмирала Колчака и "левая политика правыми руками" генерала Врангеля. Завершающий этап гражданской войны.

    контрольная работа [1,4 M], добавлен 14.11.2014

  • Экономическое состояние Российского государства до начала мировой войны: развитие отраслей народного хозяйства и повышение уровня жизни населения. Начало всемирного конфликта, военные планы и действия 1914-1917 гг. Окончание и итоги Первой мировой войны.

    контрольная работа [31,5 K], добавлен 13.09.2013

  • Концепции внешнеполитической деятельности США и Великобритании и традиции американо-английских отношений накануне Первой мировой войны. Американо-английские отношения (август 1914-1916 гг.): проблемы истории и историографии. Вступление Америки в войну.

    дипломная работа [106,7 K], добавлен 18.03.2012

  • Империалистический характер Первой мировой войны. Развязывание войны. Военные действия в 1914-16 гг. 1917 год. Нарастание революционной активности и "мирные" манёвры воюющих стран. Выход России из Первой мировой войны, ее завершение.

    контрольная работа [43,0 K], добавлен 26.03.2003

  • Генерал от инфантерии Ермолов Алексей Петрович - один из популярных русских военачальников своего времени. Исследования по проблематике А.П. Ермолова. Жизненный путь генерала. Ссылка в Кострому. Репутация одного из первых артиллеристов русской армии.

    курсовая работа [51,1 K], добавлен 25.12.2013

  • Положение Нижегородской губернии в годы Первой мировой войны 1914-1918 гг. и оценка вклада губернии в победу над Германией. Цели и задачи политики, которую проводило руководство губернии в отношении беженцев. Темпы развития промышленности в период войны.

    научная работа [28,0 K], добавлен 11.12.2015

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.