Археология стран Ближнего Востока

Методы археологии библейских стран. Телль и руины, региональные исследования. Регистрация и публикация обнаруженных фактов. Период развития археологии библейских стран в 1890-1892 гг. и с 1946 года по настоящее время. Школы зарубежной археологии.

Рубрика История и исторические личности
Вид контрольная работа
Язык русский
Дата добавления 18.06.2014
Размер файла 51,9 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru

Размещено на http://www.allbest.ru

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Камчатский государственный университет имени Витуса Беринга»

Контрольная работа

по дисциплине «Археология»

Археология стран Ближнего Востока

Выполнила студентка

социально-экономического факультета

1 курса, гр. Изб-12

Маценко

Елена Геннадьевна

Проверил преподаватель:

Пташинский Андрей Валентинович

Петропавловск - Камчатский

2013

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

1. Методы археологии библейских стран

1.2 Методы раскопок

1.1 Телль и руины

1.2 Региональные исследования

1.3 Регистрация и публикация обнаруженных фактов

1.4 Хронология

2. История библейско-археологических исследований

2.1 Период развития археологии библейских стран в 1890-1892 гг.

2.2 Период развития археологии библейских стран с 1946 года по настоящее время

2.3 Новая археология

2.4 Школы зарубежной археологии

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ

ВВЕДЕНИЕ

археология библейский раскопка телль

Археология - наука, изучающая историю общества по материальным остаткам жизни и деятельности людей - вещественным (археологическим) памятникам. (1)

Археология библейских стран - археология, которая распространяется на так называемые «библейские страны», в первую очередь Палестину, но также и на Египет, не только в связи с библейским сказанием, трактуемом как описание пребывания израильтян в египетском плену, а и потому, что как считается, что на эту страну особенно быстро распространилось раннее христианство. Объектом изучения библейской археологии являются кроме того Ассирия и Вавилон, составляющие древнюю Месопотамию, так называемое «древнеперсидское царство» (на территории современного Ирана), и Малая Азия, так как считается, что здесь существовало государство хеттов, о которых неоднократно упоминает Ветхий Завет [4, 27]. Но было бы неправильно считать, что археологические работы в странах Ближнего Востока сосредоточены только вокруг библейской проблематики; однако в очень многих трудах крупных зарубежных специалистов наблюдается тенденция к отождествлению библейской археологии и археологии Ближнего Востока.

Библия - собрание священных текстов христиан, состоящее из Ветхого и Нового Завета. Ветхий Завет также является священным текстом иудеев (Танах) [4,29].

От общей археологии археологию библейских стран, или библейскую археологию, отличает то, что библейская археология учитывает письменные источники, прежде всего - текст Священного Писания Ветхого и Нового Завета, а также интерпретирует найденные артефакты как подтверждение или опровержение библейских сказаний. Это и позволяет рассматривать археологию библейских стран, или библейскую археологию, как отдельную отрасль археологии.

Цель данного исследования заключается в раскрытии особенностей археологии библейских стран и истории возникновения данной отрасли общей археологии.

Эти цели конкретизируются следующими задачами:

Показать методы библейской археологии, раскрыть понятия «телль», руины» и пр.

Определить проблематику археологических исследований библейских стран.

Показать историю развития археологии библейских стран.

Рассмотреть существующие школы библейской археологии.

1. Методы археологии библейских стран

1.2 Методы раскопок

Методы археологических исследований многообразны и сложны. Под археологическими методами подразумеваются разведки археологических памятников; раскопки могильников, поселений и других объектов; полевая фиксация и документация; полевая консервация, анализ, реконструкции; описание и обработка археологических материалов; датировка и синхронизация; статистика; состав и технология древних материалов и некоторые другие.

Работа археолога делится на три этапа:

1. полевой: разведка, а затем раскопки археологических памятников. Основная задача -- сбор научного материала;

2. камерально-лабораторный: обработка и исследование собранных материалов различными лабораторными методами. Особенно важными методами являются типологический и физический методы исследования. Типологический метод используется для хронологического определения и систематизации археологических памятников и, в конечном счете, для выявления археологической культуры: выделения культурно-разнородных или однородных и функциональных групп предметов. Физический метод включает в себя исследования по определению материала, структуры, хронологии предмета, его функций и назначения. Эти исследования направлены на получение более полной информации о самом археологическом предмете;

3. кабинетный: подготовка собранных материалов для публикаций, написание монографий, использование археологических данных для исторических выводов [6].

Со второй половины XX века развиваются два противоположных подхода к методологии полевых исследований.

Традиционный метод ближневосточной археологии, называемый «архитектурный метод», предусматривает по возможности полное раскрытие целых архитектурных единиц. По сути, он заключается в полной расчистке древних сооружений не только от нанесенной земли, но и от культурных слоев, которые достаточно много могли рассказать о жизни древних. Однако расчистка сама по себе, без фиксации культурного слоя (слой со следами деятельности человека [1,61]), существенно сокращает объем получаемой при раскопках информации.

В 1890 году сэр Уильям Флиндерс Петри, один из основоположников библейской археологии, начал раскопки в Тель эль-Хесси, вблизи Газы в Южной Палестине. Он обратил внимание на то, что на разных глубинах попадаются разные предметы. Это особенно заметно по остаткам керамических изделий. Рассортировав найденные осколки по уровням, на которых они залегали, У. Петри выявил несколько различных стилей изготовления керамики. Затем он датировал каждый стиль, соотнеся его с египетскими вещами, найденными на тех же уровнях. Возраст египетских предметов был уже известен, поскольку в Египте находили аналогичные образцы с клеймами известных науке царей.

В первой половине XX века стратиграфия анализировалась преимущественно на основе соотношений между различными архитектурными компонентами, например, стенами и уровнем пола. Керамические комплексы и другие находки, обнаруженные на полу, определяли последнюю фазу обитания данного места, а находки в захоронениях давали представление о продолжительности периода обитания. Большинство израильских, французских и других археологов продолжало работать таким образом до конца шестидесятых годов. Британская археология внесла значительный вклад в развитие «стратиграфии». В 1931-1935 гг.

Кетлин Кеньон, работавшая в Самарии, первой применила этот метод. С 1952 г. она с большим успехом использовала стратиграфию в таких трудных для раскопок местах, как Иерихон и Иерусалим. В ее методологии при анализе слоев и находок особое значение придавалось вертикальным отметкам. Предполагалось, что каждый слой имел важное значение в истории поселения. Сетка из квадратов 5 х 5 м делит все рабочее пространство раскопа. Между квадратами оставляются бровки, что позволяет прослеживать уровни в процессе раскопок и вести строгие стратиграфические наблюдения. К. Кеньон считала, что с помощью трассирования всех этих уровней археолог сумеет обнаружить много стратиграфических особенностей, которые не могут быть выявлены посредством широкомасштабного метода исследования, используемого «архитектурной» школой. Этот метод, известный под названием «метод Уиллера Кеньон» (WheelerKenyon), был призван осуществить последовательную проверку слоев земли и их содержимого. Он был быстро воспринят Дж. Э. Райтом в Сихеме, а впоследствии применялся в большинстве археологических раскопок, которые вели американские специалисты: в Ае, Таанахе, Гезере, Тель-Джемме и в Тель-эль-Хеси.

Однако многим израильским специалистам подход К. Кеньон показался чересчур ограниченным; главным его недостатком они называли раскрытие слоев на слишком малой площади. Большинству израильских археологов узкие и глубокие шурфы, пусть даже весьма тщательно раскопанные, представлялись недостаточным средством для правильного понимания сложных процессов заселения древних ближневосточных городищ. Такие квадраты-колодцы, считали они, могут привести к ошибочным выводам. Показательным в этом отношении примером является Иерусалим, где несколько израильских экспедиций продемонстрировали, что интерпретации основных черт истории города, которые предложила К. Кеньон, были ошибочны из-за ее приверженности к трудоемкой технике раскопок в узких траншеях. Поскольку обживание разных частей древних городищ далеко не всегда и не везде было однородным, сторонники израильского «архитектурного» подхода считают, что только раскопки большими площадями и сравнение результатов, полученных на различных участках, могут дать правдивую картину истории конкретного памятника.

Современные археологические полевые исследования в Израиле и в Иордании основаны на сочетании «архитектурного» подхода и анализа слоев. При этом раскрывается как можно больший участок с тем, чтобы достаточно полно выявить целые архитектурные единицы и их окружение.

Перекрестное изучение истории жизни в поселении обеспечивается размещением раскопок в нескольких разных участках телля. Не забывается и анализ горизонтальных слоев: разрезы последовательно фотографируются и зачерчиваются. Интеграция этих двух подходов ведет к сбалансированной методике раскопок; именно такой комбинированный метод используется ныне большинством полевых археологов.

Полевая работа, однако, и поныне в значительной степени остается сочетанием искусства с профессиональной подготовкой и мастерством. Никакая жесткая методология не может гарантировать успеха. От руководителей экспедиций требуется гибкость и изрядная доля творческого мышления.

Личный характер, талант и просто здравый смысл археолога не менее важны, нежели его профессиональное образование и средства, имеющиеся в его распоряжении [5].

1.1 Телль и руины

Основополагающим явлением для археологии Ближнего Востока можно назвать телль - искусственный холм, содержащий культурные слои, который вырастает на месте поселения [7] . Телль возможен в месте, где в течение продолжительного периода жили разные поколения людей. Столь долгий период пребывания поселений в одних и тех же местах объясняется тем, что древние поселения могли быть основаны только там, где было наличие достаточного количества земли, доступность водных источников и возможность обороны. Но лишь в немногих местах Палестины можно было найти сочетание всех этих трех условий - преимущественно на берегу реки, ручья или у естественного источника, поэтому поселения находились в одном месте много столетий [5].

Остатки поселков наслаивались один на другой иногда последовательно, что отражало гомогенность развития, иногда с краткими или длительными разрывами, знаменовавшими природные или исторические катаклизмы: сейсмические и климатические сдвиги, войны, миграции, перегруппировку или значительную смену населения. Остатки каждого поселка составляли слой, группа отмеченных гомогенным развитием слоев - исторический период, сумма таких групп отражала уже эпоху и в определенных случаях позволяла судить о ключевых моментах истории памятника. Поэтому информативность теллей исключительно велика: они являются решающими эталонами и для установления относительной хронологии памятников и для исторической интерпретации их материалов [2,6].

Большая часть доэллинистических городов в Палестине была найдена в теллях. В среднем их площадь от семи до двадцати акров, самый маленький телль - всего в половину акра, а самый большой (Тель Хацор) простирается на двести акров. Высота теллей в отдельных случаях превышает 20 м, площадь колеблется в среднем от 2,8 до 8 га, хотя известны как совсем небольшие холмы (0,8 га), так и телли-гиганты, подобные Телль Асору (80 га). Они включают до 20 слоев. Средние хронологические рамки существования теллей определены А. Мазаром от 1 тыс. до 2 тыс. лет (Mazar, 1990, р. 9), но есть среди них и подлинные "долгожители": так Телль эс-Султан, увенчанный по сей день существующим Иерихоном, был впервые заселен более 11 тыс. лет назад [5].

Но лишь немногие области ойкумены обладают указанной выше суммой условий образования теллей. Прежде всего здесь должен быть назван Ближний Восток. А внутри него одни из наиболее значительных их концентраций локализуются в прибрежных, межгорных и речных долинах Палестины [2,7].

Выявление и описание стратиграфии (науки, занимающейся изучением последовательности и взаимоотношением слоев (культурных или геологических) [2,125]) многослойных теллей является весьма непростой задачей. Деятельность жителей древних городищ всегда включала в себя разного рода земляные работы - например, такие, как выравнивание склонов или возведение подпорных стен, где в качестве наполнителей использовали остатки мусора и развалины более ранних жилых горизонтов. Копание траншей и котлованов для новых стен, мусорных и хозяйственных ям, могил, цистерн для воды или дренажных каналов - все это вызывало нарушения горизонтальности в плавном накоплении археологических слоев. Грабительские траншеи, выкопанные в позднейшие периоды для извлечения из земли строительных материалов, также нанесли памятникам немалый урон. Это приводит к тому, что поздний материал встречается в одних горизонтах с более ранним.

Другая проблема, с которой сталкиваются археологи, - это несоответствия в истории обживания различных участков одного поселения. Городские стены, ворота, храм могли стоять на протяжении жизни многих поколений, тогда как построенные в то же время жилые дома, должны были подвергаться перестройкам и изменениям. Мостовые регулярно настилались заново, или просто уровень земли на улицах и во дворах постоянно рос. Кроме того, если какое-либо городище в определенные периоды времени было заселено лишь частично, то это также вносило немалые различия в количество жилых слоев в разных частях одного и того же поселения. Установление тщательной внутренней стратиграфии каждого поселения является первым шагом на пути к составлению сравнительной картины расположения слоев какого-либо региона или всей страны в целом. Хотя такая проблема встает перед археологами во всем мире, здесь, на Ближнем Востоке, при исследовании древних теллей это намного более существенно. Поэтому используемые методы раскопок непременно должны учитывать всевозможные сложные случаи [5].

Кроме теллей существуют тысячи поселений других типов. Ряд из них можно назвать развалинами или руинами. Это открыто сохраняющиеся (в отличие от теллей) остатки архитектурных сооружений древности [7]; они были населены лишь в течение нескольких периодов или даже одного краткого отрезка времени.

Руины представляют собой ценный материал для изучения истории заселения Палестины, особенно в первобытную эпоху (4 тысячи лет до н.э.). Начало заселения большинства теллей соответствует началу эры городов (3 тысячи лет до н.э.). Впрочем, и в позднейшие периоды небольшие селения вне укрепленных городов составили важную особенность при расселения жителей страны, причем в засушливых областях они представляют собой едва ли не единственный тип обнаруженных до сих пор поселений [5].

Они крайне важны для определения специфики заселения региона в конкретные исторические периоды и в различных экологических условиях, отмеченных выше, - от земледельческих поселков, прибрежной и речных долин с сырцовыми наземными домами до карстовых пещер и базальтовых домов горных областей, наконец, подземных жилищ и шахт древних рудокопов. Если телли крайне важны для разработки проблемы формирования городов, появившихся в Палестине во второй половине III тыс. до Р. X., то однослойные поселки, часто в сочетании с теллями, позволяют исследовать общую структуру заселения региона с определением поселенческих систем и иерархии поселений, что крайне важно для социально-экономических характеристик конкретных периодов истории Палестины [2,7].

Особую группу памятников составляют медные рудники - одни из древнейших в Старом Свете и документирующие особую роль Святой земли в возникновении металлургии - еще одном важнейшем феномене человеческого развития. В этом аспекте Палестина обладает уникальными памятниками, характеризующими как последовательные этапы добычи и обработки руды, так и быт самих рудокопов.

Следующим важнейшим видом археологических источников, особенно для суждения об идеологии, мировосприятии и духовной культуре, являются погребальные памятники. Они также известны ныне во все периоды древнейшей истории Палестины начиная со среднего каменного века и отличаются поразительным многообразием и чрезвычайно высокой информативностью. В последующие же периоды фиксируются самые различные формы и обряда и ритуала - от обычных трупоположений в вытянутых ямах до резко скорченных скелетов или вторичных захоронений расчлененных костей в наземных (дольмены, каменные ящики и кольца (кромлехи), купольные гробницы) и подземных (катакомбы) сооружениях или же в глиняных вместилищах - оссуариях в виде домов или кувшинов, гладких или покрытых росписью. Часть погребений безынвентарна, другая же сопровождается заупокойными дарами, иногда достаточно богатыми и информативными.

Наряду с отмеченными основными видами археологических памятников в отдельных районах Палестины встречены и памятники глубоко специфические. Примером их могут служить найденные в пустынных районах, где основной отраслью хозяйства долгое время оставалась охота, специальные устройства для ее загонной формы. Они представляют собой воронкообразные ловушки с каменными стенами. Узкий участок "воронки" был предназначен для отстрела загнанных в ловушки животных, прежде всего газелей.

К числу экстраординарных объектов должны быть причислены и отдельно стоящие святилища и единичные каменные зооморфные изображения - своеобразные свидетельства пустынного искусства.

Наконец, важнейшим, но, к сожалению, предельно редким видом находок в неиссякаемой археологической целине Святой земли являются древнейшие надписи по камню и глине, начиная со знаменитого Гезерского календаря (X в. до н.э.) и стелы Меши (IX в. до н.э.). Но этот вид в равной мере может быть отнесен как к археологическим, так и к письменным свидетельствам [2,7].

1.2 Региональные исследования

Лишь всесторонний региональный подход может дать археологам широкую картину расселения и культурных изменений, происходивших в той или иной части страны. Этот принцип лежит в основе нескольких больших археологических проектов в Израиле и в Иордании. Пример: раскопки Й. Хиршфельда.

Йицхар Хиршфельд (Yizhar Hirschfeld) проводил аэрофотосъемку Кумрана при финансовой поддержке израильского центра по изучению рукописей Мертвого моря «Орион». В качестве задачи перед ученым стояло сравнить развалины Кумрана с похожими развалинами, дошедшими из Хасмонейского и Иродового периода истории Иудеи. Оказалось, что «Кумран не является уникальным местом по сравнению с поселениями того же размера, предназначения и времени. Недавние исследования сопоставимых мест Иудее позднеэлленистического и раннеримского периодов в Иудее показывают, что Кумран был частью модели поселения, характерного для Иудеи в I в. до н.э. и до I в н. э.».

С точки зрения исследователя, Кумран не мог быть местом поселения общины иудейских отшельников, поскольку он был феодальным (земельным) поместьем в большом сельскохозяйственном угодье. «Кумран - это не уникальное место, это - черта типового поселения в Иудее с I в. до н.э. по I в. н.э. ... Он был часть феномена, имевшего место по всей стране». Й. Хиршфельд тщательно изучил около 20 феодальных поместий по всей Иудее, чтобы понять назначение Кумрана. Они были за селены во времена непосредственного управления Иудеи Римом, когда члены местного правящего класса были в немалой степени независимы. Они были зажиточными помещиками, и их обширные земельные угодья использовались ими в сельскохозяйственных целях. В центре такого угодья всегда находилось феодальное поместье или дом в виде комплекса строений.

Эти недавно исследованные феодальные поместья Иродова периода имеют несколько ярко выраженных общих характерных черт. Все они расположены в возвышенных местах, что дает им возможность стратегического обзора и контроля над ближайшими дорогами. Каждое из них представляет собой комплекс зданий, расположенный на площади порядка нескольких сотен квадратных метров. Многие из них имеют квадратную планировку (например, Эль-Мурак, Каср э-Лея, Ароэр). В углу центрального комплекса жилых помещений находится защищенная башня (с таким же, как и в Кумране, наклонным каменным передним скатом бруствера, придающим дополнительную прочность и предохраняющим от подкопа). Набеги разбойников и грабителей были в то время в Иудее нередки (это видно из различных литературных источников) и в случае атаки поселенцы могли укрыться в башне. В спокойное время она, вероятно, использовалась как хранилище сельскохозяйственных продуктов.

Однако у башни было еще одно важное предназначение: символизировать власть хозяина над его участком земель. Несколько исследованных поместий имеют сложную систему водоснабжения и сельскохозяйственные приспособления, показывающие, что основным занятием насельников было сельское хозяйство.

Наконец, общей чертой для всех исследованных мест является свидетельство их разрушения и опустошения, относящееся примерно к 70 г. по Р. Х.

Кумран полностью соответствует вышеуказанным чертам феодального поместья. Он расположен на возвышенном плато высотой 60 м, и с его позиции легко можно контролировать все северное побережье Мертвого моря (рядом с Кумраном проходят две дороги: одна соединяет его с Иерусалимом, другая - с Иерихоном на севере и Эйн Геди на юге). Кумран совпадает с домами феодала как по размеру (его площадь 51700 кв. футов является вполне сравнимой, хотя и немного большей, величиной), так и по плану: в его центре находится строение, которое о. Р. де Во назвал «центральным зданием» - оно имеет толстые стены, с башней в одном углу и квадратное пространство внутри. Й. Хиршфельд считает, что на втором, не сохранившемся, этаже этого здания (о том, что он был, можно судить только по остаткам лестницы) находились жилые помещения. Это основное здание ученый рассматривает жилые помещения, а прилегающие строения - производственную зону.

Кумранская система водоснабжения способна собрать до 1127 кубометров воды - значительный объем, впрочем, не необычный для того количества, которое собиралось в других пустынных защищенных поселениях. Наконец, наличие некоторого числа резервуаров, идентифицированных вначале как ритуальные бассейны, не является исключением по сравнению с другими исследованными в Иудее поселениями [5].

1.3 Регистрация и публикация обнаруженных фактов

Археологические раскопки по природе своей имеют разрушающий характер: будучи однажды раскопанным, данный участок становится практически бесполезным для дальнейших исследований. Соответственно, жизненно важными оказываются документация, регистрация и публикация всех данных и отдельных находок.

Существует несколько способов регистрации.

В большей части экспедиций принято ежедневно графически фиксировать каждый участок раскопок. Керамика и прочие находки последовательно нумеруются в соответствии с «номером корзины» (списка). Каждой единице раскопа дается «номер локуса». Ежедневный «перечень корзин» включает в себя все «корзины», полученные за день, с обозначением раскопа, точным указанием, откуда они взяты («номер места»), описанием их содержимого и характеристикой слоя. В других формах описания фиксируется ежедневный дневник раскопок с перечислением всех нумерованных точек (локусов). В последнее время для облегчения регистрации и обработки данных используется компьютерная техника.

Одной из самых существенных проблем, с которой сталкиваются археологи всего мира, является долгий период времени между завершением работы в поле и опубликованием ее результатов. Кропотливый труд, необходимый для подготовки издания, иногда растягивается более чем на десятилетие. Многочисленные результаты раскопок остаются неопубликованными, а новейшие находки полевого сезона недоступными для научного мира. Эта «профессиональная болезнь» признана ныне едва ли не главным препятствием для быстрого развития археологии, и большинство организаций, связанных с археологией Палестины, предпринимает ныне специальные усилия, стремясь изменить это положение.

Периодические издания, серии монографий, различные сборники статей и докладов образуют систему научной печати для публикации как предварительных, так и окончательных отчетов. В последнее время положение несколько улучшается, хотя, похоже, что разрыв приблизительно в десять лет между раскопками и публикацией их результатов по-прежнему неизбежен. Результаты весьма многих археологических проектов все еще остаются вне поля зрения публики и специалистов [5].

1.4 Хронология

Хронология (датировка) - определение возраста археологических находок [1,25].

Археологическая периодизация, основанная на технологическом критерии в простейшем виде она была предложена уже в 1 в. до н. э. Лукрецием Каром, различавшим каменный, медный и железный века, а еще раньше--древнекитай-скими философами, подметившими ту же последовательность. В 19 в. теория трех веков была научно обоснована датскими археологами К. Ю. Томсеном и И. Я. Ворсо. В нынешнем виде она представляет собой вычленение в первобытной истории каменного, бронзового и раннего железного веков, которые в свою очередь разделены на-эпохи и стадии - различные применительно к разным материкам и регионам, а также и у разных исследователей. Археологическая периодизация позволяет судить об орудиях труда, а тем самым в известной мере и о развитии социальных отношений и открывает возможности для относительной и абсолютной датировки выделенных периодов. Однако она не универсальна: из-за различий в экологии однотипные по уровню развития общества могут пользоваться или не пользоваться железом, бронзой, а в отдельных (впрочем, редких) случаях и камнем. В настоящее время археологическая П. п. и. является не столько глобальной, сколько совокупностью региональных, но и в таком вида она имеет немалое значение [3].

Различают относительную и абсолютную хронологию.

Относительная хронология выводится из сопоставления типологически сходных предметов, особенно керамики. Она основана на сравнительном изучении групп находок из четко фиксированных слоев, различных городищ какого-то одного региона. Сравнение таких групп (археологи называют их комплексами) в рамках отдельных регионов позволяет нам определить относительную их последовательность в каждой области и установить хронологический порядок для всей страны в целом.

После того, как выведена относительная последовательность во времени, пытаются установить абсолютную хронологию.

Абсолютная Д. производится с помощью методов естественных наук (дендрохронология, радиоуглеродный,термолюминесцентный, археомагнитный, обсидиановый, спорово-пыльцевой и др.).

Методов абсолютной Д. археологических находок много. Самый распространенный - радиоуглеродный [1,25-26].

Для самых древних периодов основой для датировки служит анализ по радиоактивному углероду С14. Однако использование результатов такого анализа связано с серьезными сложностями. Прежде всего возникает вопрос о надежности калибровки углерода С14, основанной на дендрохронологии; калиброванные даты, относящиеся к четвертому и третьему тысячелетиям до н.э., оказываются слишком ранними по сравнению с датами из египетской истории. Начиная приблизительно с 3000 года до н. э., абсолютная хронология Палестины в значительной степени основана на хронологии Египта. Предметы египетского происхождения, найденные в Палестине, включая надписи фараонов, печати-скарабеоиды и др., а также изделия, вывозившиеся из Палестины в Египет и найденные археологами в датированных контекстах, создают основу для временных границ. Зависимость от египетской хронологии столь значительна, что любые изменения в последней влекут за собой соответствующие перемены в палестинских датировках. Однако египетские находки могут также приводить к заблуждениям, поскольку скарабеи, статуи и прочие египетские художественные изделия считались драгоценными или священными объектами и могли бережно храниться многими поколениями.

Если сопоставление Палестины с Египтом основано на непосредственном ввозе и вывозе товаров, то месопотамская хронология здесь менее важна, ибо на протяжении большинства эпох, контакты Палестины с Месопотамией осуществлялись не прямо, а через Сирию.

Керамика и прочие предметы материальной культуры, привезенные с Кипра и из Греции, также играют важную роль в установлении хронологии, но иногда забывается, что абсолютные датировки в этих странах в значительной мере основаны на таковых в Египте и Леванте, и это обстоятельство создает изрядную опасность замкнутой самой на себя аргументации.

Для периода израильской монархии особо важное значение имеет сопоставление археологических феноменов с историческими данными, известными из Библии или из ассирийских и вавилонских источников. Однако такие сопоставления следует проводить с сугубой осторожностью.

Мы видим, что археология библейских стран пользуется методами общей археологии, но ее можно назвать особой отраслью общей археологии, т.к. она имеет свои особенности и следует их учитывать при изучении территорий Ближнего Востока, территорий библейских стран [5].

2. История библейско-археологических исследований

2.1 Период развития археологии библейских стран в 1890-1892 гг.

Период развития археологии в Палестине начинается с 1890-1892 г., когда английский ученый Вильям Флиндерс Петри (William Flinders Petrie, 1853-1942) -произвел раскопки в Телль эль-Хези (Tell-el-Hesi) в Южной Палестине.

Главное открытие, которое было сделано им во время раскопок и которое навсегда определило основной археологический метод, состояло в том, что он разгадал загадку древних теллей, а также обнаружил первостепенную важность керамики для установления относительной археологической датировки.

“Керамическими часами” археологи пользуются и поныне, так же как и открытыми Петри археологическими методами: стратиграфией и типологией.

Тем самым Петри задал целое направление археологическим исследованиям на последующие десятилетия.

Ученые ринулись раскапывать и изучать Библейские холмы - телли, - руководствуясь открытыми методами. Это были раскопки в Гезере, Беф-Шемеше, Самарии, Мегиддо, Таанахе, Иерихоне, а также в городе Давида в Иерусалиме.

Тридцать три года спустя после своих знаменитых раскопок в Телль эл-Хези Петри вновь вернулся в Палестину и начал серию работ на равнине южного побережья, которые можно рассматривать как первую попытку регионального изучения.

Петри был человеком, горячо преданным своему делу. Кирпичи, слепленные из грязи и обожженные на солнце, служившие строительным материалом, с трудом поддаются раскапыванию даже по современным технологиям, и, тем не менее, Петри это удавалось.

Вторая половина рассматриваемого периода ознаменована трудами Вильяма Фоксвелла Олбрайта (William Foxwell Albright, 1891-1971).

Олбрайт раскапывал Телль Эль-Фул(1922-1923, 1933), который он сам идентифицировал как Гиву, столицу царства Саула, Вефиль (1927), Телль Бейт-Мирсим (1926-1932), на основании которого он написал классический труд по датировке периодов средней и поздней бронзы и железа, и многие другие места. Тем самым он начал археологические исследования мелких поселений, продвинув сравнительное изучение керамики и стратиграфические наблюдения. Тем не менее, его основной вклад состоял в том, что он интегрировал полевые работы в библейские исследования, историческую географию и общие исследования по Ближнему Востоку. Таким образом, Олбрайт создал свою концепцию Библейской археологии, которая имела огромное влияние на последующие поколения американских и израильских ученых.

Концепция Олбрайта состояла в том, чтобы как можно более комплексно изучать археологию Палестины полевыми методами, но при этом обязательно соотнося открытия с Библией.

Одним из важнейших трудов Олбрайта стала книга “От каменного века к христианству. Монотеизм и исторический процесс”. В данном труде сочетается научно-критический подход, основанный на богатой археологической полевой практике ученого, с желанием увидеть в далекой истории древних людей, живших на территории Палестины, направленный путь к цели - познанию единого истинного Бога. Именно такой представляет нам историю человечества Библия, и это видение Олбрайт старался сохранять и в своей научной деятельности, почему он часто вызывал на себя обвинения с противоположных сторон: как в фундаментализме со стороны т. н. либералов, так и, напротив, со стороны фундаменталистов, в либерализме.

Разделы и главы своей книги Олбрайт даже назвал цитатами из Св. Писания, соотнося тот или иной историко-археологический этап с той или иной страницей Священной истории.

Олбрайт создал целую библейско-археологическую школу, пережившую его самого: Эрнест Райт (Ernest Wright), Нельсон Глюк (Nelson Glueck) и др. Продолжая говорить о втором периоде археологических исследований в Палестине, отметим проекты, осуществленные как самим Олбрайтом, так и его учениками: раскопки в Tell en-Nasbeh, по руководством F. Bade в 1927-1935, в Beth-Shemesh под руководством E. Grant в 1928-1933, и в Shiloh под руководством Danes A. Schmidt и H. Kjaer в 1922-1932. Раскопки в Tell el-Kheleifeh около Aqaba, произведенные Нельсоном Глюком (1938-1940) - пример первого опыта раскопок, произведенных членом школы Олбрайта. Руководствуясь текстом Библии, как компасом, Н. Глюк открыл более 1000 объектов в Прииорданье и еще 500 - в пустыне Негев [5].

2.2 Период развития археологии библейских стран с 1946 года по настоящее время

Накануне второй мировой войны, библейско-археологических исследований появляется и начинает все сильнее обостряться главная коллизия, приведшая впоследствии к серьезным попыткам пересмотра самих задач библейской археологии, ее сути и даже названия.

С одной стороны, археология в библейской стране, репутацию которой Палестина прочно удерживала за собой, продолжала руководствоваться принципом соотнесения главных направлений своих поисков и исследований с Библией. Но с другой стороны, становилось очевидным и другое: количество археологических данных, обнаруживаемых археологами в святой земле, начало заметно превышать чисто библейские интересы, которыми были мотивированы первые исследования, причем, как вглубь веков, так и вширь территорий.

Библейско-археологические исследования выходят за те хронологические рамки, которыми очерчена библейская история.

В рассматриваемые годы археологические исследования в Палестине начинают углубляться вплоть до каменного века и протоисторических периодов. В качестве одного из многих примеров можно упомянуть раскопки в Телейлат Гхассуле, проводившиеся иезуитами А. Маллоном (A. Mallon) и Р. Коппелем (R. Koppel), что открыло путь к изучению меднокаменного (энеолитического) века.

Археологические исследования XIX- первой половины XX веков не только осветили древнейшую историю Палестины и поселившегося в ней народа Израилева, но и принесли огромный массив знаний относительно тех народов древности, которые упоминаются в Священном Писании или эпизодически, или только в связи с народом Божиим. Для многих культур древности были расшифрованы их языки и переведены сохранившиеся тексты. Развились как самостоятельные науки египтология, хеттология, шумерология. В лингвистике появились разделы, связанные с изучением новооткрытых древних языков: аккадского, шумерского, угаритского и т. д., с собственным рядом языковых и исторических проблем. Все это дало возможность составить целостное впечатление о жизни этих почти неизвестных прежде народов.

При такой стремительно увеличивающейся широте горизонта исследований библейские археологи должны были решить, что имеет прямое отношение к их науке, а что косвенное, и сосредоточиться лишь на главных темах, связанных с библейской археологией. Например, меньше уделять внимания изучению хурритов или египтян, но проводить исследования относительно хананеев, с которыми древние израильтяне находились в гораздо более тесном контакте.

В середине XX века был вынужденный перерыв, вызванный второй мировой войной. Раскопки возобновились лишь после 1948 г. Святая земля оказалась уже в новых политических условиях, будучи разделена между государствами Иордании и Израиля. Археологические исследования в этих двух странах стали развиваться своими путями. Если израильские ученые в тесном контакте с иностранцами начали быстро наращивать свой собственный археологический потенциал, то в Иордании большая часть работ вначале проводилась только иностранными экспедициями.

Однако качественные изменения произошли не столько в чисто политическом и статистическом отношениях, сколько к научной сути археологии Палестины.

Во-первых, существенно усовершенствовались технологии раскопок. Заслуга принадлежит таким археологам, как, например, Кетлин Кеньон (Kathleen M. Kenyon), в частности, подведшая итог драматичной истории раскопок в Иерихоне. Прежде всего, был выработан метод Уиллер-Кеньон (Wheeler-Kenyon), позволяющий более подробно и точно оценивать слои.

Во-вторых, археологи стали решать менее глобальные, частные задач и, подробно заполняя отдельные пробелы в знаниях о прошлом. Уже не ведутся широкомасштабные раскопки больших теллей; тщательно изучаются отдельные слои.

Однако наряду с этими техническим моментами существует ряд новых методологических принципов, которые говорят об отходе от классической позиции библейской археологии. Возникает то, что стали называть «новой археологией» [5].

2.3 Новая археология

Основные дебаты разворачивались в США. До второй мировой войны главной целью европейской библейской археологии было доказательство возможности библейских событий и их непротиворечивости тому историческому контексту, который мы можем восстановить на основании археологических данных. Рационализм американского протестантизма требовал точного подтверждения библейских данных. Такое отношение провалило дело традиционной олбрайтовской школы библейской археологии в США. В 1960-е годы, когда речь пошла о «смерти библейского богословия», молодые ученые называли В. Олбрайта и его учеников «неисправимыми позитивистами». Началась дискуссия, нужна ли вообще библейская археология.

Возникает «новая библейская археология», резко отличающаяся от классической. Ее отличительные черты таковы:

1. Междисциплинарные исследования при археологических раскопках. Это дает возможность «восстановить» древнюю цивилизацию во всех ее особенностях. Американские археологические экспедиции начиная с 1970-х годов включают специалистов по стратиграфии, географии, геологии, климатологии, палеоботанике, палеозоологии, антропологии, истории техники и по компьютерной технике, без которой невозможно обработать огромное количество собираемых данных. В Палестине подобная экспедиция впервые работала в Газере; ее результаты были столь ошеломляющими, что с тех пор Американскими школами восточных исследований раскопки проводятся только по такой, чрезвычайно результативной, но крайне дорогой методике.

В этом заключается опасность для библейской археологии, которая была уделом любителей и финансировалась большей частью религиозными организациями. В новой ситуации, когда исследование даже одного памятника, давая массу важнейших сведений, требует астрономических расходов, прежние методы американской школы просто не срабатывали. Сторонники междисциплинарных исследований также постоянно обвиняли библейскую археологию в том, что ее идеологическая направленность привела к уничтожению массы памятников, не вписывающихся в фундаменталистское понимание библейской истории.

2. Природоведческая ориентация. Она базируется на убеждении, что основным фактором в формировании особенностей цивилизации является окружающая среда, а не влияние человеческих или религиозных факторов. Подтверждая свое мнение существованием в различных частях земли схожих цивилизаций, возникших в схожих же природных условиях, сторонники данной школы утверждают, что любая культура есть адаптация человеческого общества к таким факторам, как географическое положение, климат, близость к природным ресурсам и естественным путям сообщения. Отвергая таким образом всякие претензии цивилизации ветхозаветного Израиля на уникальность, сторонники данной школы были одними из основных критиков библейской археологии.

С подобных же позиций критиковали библейскую археологию и сторонники эволюционной модели, видящие во всех изменениях цивилизации различные стадии эволюции общества и отвергающие и мысль о сверхъестественном влиянии на человеческую историю.

3. Отношение к цивилизации как к комплексу социальных систем. В свете данной теории религия - лишь одна из систем общества, слабо влияющая на остальные системы и потому не являющаяся необходимой целью археологического исследования. Подобная теория, возрождающая понятия о базисе общества и его надстройке, также плачевно повлияла на американскую школу библейской археологии, «выбивая» у ее сторонников из-под ног почву протестантского позитивизма.

4. Антропологический подход в исследованиях (вместо классического исторического): интерес смещается с политической истории древних времен к истории общинных отношений между людьми и их отношений с окружающей средой.

Наложение всех вышеупомянутых факторов привело к тому, что в 1960-1970 годы в США стали раздаваться призывы сменить библейскую археологию профессиональной дисциплиной «сиропалестинской археологией», принимающей все постулаты «новой археологии» и лишь ограничивающей свои изыскания соответствующим географическим регионом. Бурные первоначальные возражения библеистов и археологов-библеистов старой школы были отвергнуты новым поколением ученых.

Сложившаяся ситуация позволила некоторым говорить о «крахе» и «смерти» библейской археологии.

Но в середине 1980-х годов возникает «новая классическая» библейская археологии. Она представляет собой аналитическую дисциплину, прибегающую к результатам, добытым общей или региональной археологией. Но новая библейская археология интерпретирует эти артефакты в связи с библейской историей и - при возможности - в свете ее [5].

2.4 Школы зарубежной археологии

Уже в период между первой и второй мировой войной формируются основные направления или школы библейско-археологических исследований, которые достаточно ярко проявляются во второй половине XX века.

1. Европейская школа

В отличие от немецкой и французской школы, у которых в это время наблюдается некоторый упадок, сохранила свое значение английская школа библейско-археологических исследований. С 1937 года ею издается журнал «Библейский археолог» («Biblical Archaeologist»), отдельные ученые проводят раскопки Иерусалима. Представительницей именно этого научного направления была Кетлин Кеньон, проводившая раскопки Иерихона и Иерусалима с использованием нового метода, названного ее именем. Кеньон вела раскопки в Иерусалиме на холме Офел с 1961 по 1967 г. и достигла значительных результатов. Она проложила глубокую траншею вдоль восточного склона города Давида, на основании чего сделала первое общее описание всех культурных слоев Иерусалима. Она определила местоположение Иевуса и нашла городскую стену времени Давида (внизу холма, ближе к источнику Тихон, чем считалось ранее).

В 1960-1980 годы возвращается интерес к вопросам библейской археологии в Германии, но уже на уровне размежевания между светскими исследователями древнего Востока и представителями библейской археологии.

2. Американская школа

Сформировалась в начале XX века под сильным влиянием американского протестантизма и вначале ставила цель собирать археологические сведения, подтверждающие Библию. Американская библейская археология существовала параллельно со светской археологией.

Созданные в 1900 г. Американские школы восточных исследований (ASOR) проводили свою деятельность в русле библеистики. Этому немало способствовало то, что школы много лет возглавлял упомянутый В. Олбрайт. При нем журнал («Bulletin of the ASOR») и ежегодник («Annual of the ASOR») школ (издающиеся с 1921 г.) стали важнейшими периодическими изданиями по библейской археологии. Кроме школы в Филадельфии, были основаны еще три школы: в Иерусалиме - для исследования Палестины, в Багдаде - для исследования Междуречья (была закрыта в 1991 г. в связи с войной в Кувейте), и на Кипре - для исследования Малой Азии и прилегающих территорий.

Археологическими исследованиями на Ближнем Востоке занимаются также ученые Американского университета в Бейруте. Они действуют, исходя из принципа региональной археологии и изучают все памятники Ливана от каменного века до периода арабского завоевания.

Особое внимание американские библейские археологи уделяли теме, долго разрабатывавшейся В. Олбрайтом - археологическому подтверждению завоевания Палестины израильтянами во времена Иисуса Навина и в период Судей, как палестинскими, так и другими ближневосточными памятниками.

Американская школа библейской археологии обладала еще двумя особенностями. Первая - разработка новозаветной археологии, продолжающей традиции католического аббата Ф. Вигуру, но базирующейся при этом на протестантском понимании истории Нового Завета. Вторая - популяризация своих достижений.

Одним из первых американских археологов, не побрезговавшим популяризацией своих трудов, был Самуил Крамер. Он был гебраистом, египтологом, ассириологом и шумерологом, написал более двухсот работ, в том числе двадцать семь монографий. В 1956 г. он опубликовал книгу «История начинается в Шумере», изданную позже во многих странах, в том числе и в СССР, в которой на хорошем научном уровне, но при этом доступным языком изложил историю Шумера.

Подобно С. Крамеру, многие американские ученые издавали популярные книги, в которых обобщали и анализировали результаты археологических исследований древних народов, подогревая тем самым общественный интерес к своим исследованиям.

Следствием подобной целенаправленной политики американских археологов-библеистов стало открытие в 1930-1950 гг. во многих университетах США кафедр археологии Ближнего Востока.

3. Израильская школа

Израильская археология как таковая стала формироваться в 20-30-е гг. XX в., когда на Святую Землю стали приезжать из разных стран Европы исследователи-евреи, желавшие не просто собрать материал о далеком прошлом своего народа, но и обосновать его права на эту землю. Так, вспоминая о раскопках 1936 г. в Бет-Шериме, Б. Мазар говорил: «Каждый был глубоко заинтересован в раскопках, поскольку обнаружение еврейских памятников древности усиливало значение сионизма и подкрепляло основания для создания еврейского государства. Мы были заинтересованы в создании своей родины, а еврейские памятники древности явились частью ее основы». Подобный подход к целям археологического исследования свойственен и современным израильским ученым.

Одним из первых археологов-израильтян был Н. Авигад (N. Avigad). В 1960-1970 годах он проводил раскопки в центре еврейского квартала старого города в Иерусалиме. Он обнаружил немало артефактов Хасмонейского периода и еще больше - времени Ирода Великого, свидетельствовавших, что в то время знать Иерусалима жила в необычайной роскоши. Он также открыл, что ко времени вавилонского завоевания Иерусалим в четыре раза превышал по своим размерам город времен Соломона и, следовательно, его жители в VIII-VII вв. до н.э. составляли подавляющее большинство городских жителей Иудеи.

Современник Авигада, Еммануил Сукеник (E. L. Sukenik), до второй мировой войны занимался раскопками разных объектов в Палестине, в том числе и в Иерусалиме. После войны он стал известен как первый исследователь рукописей Мертвого моря. По сути, им не только основана школа израильского кумрановедения; его взгляды оказывали влияние на всех ученых-кумрановедов вплоть до конца XX века.

Среди исследователей Иерусалима следует особо отметить Й. Шило (Y. Shiloh). В Иерусалиме он продолжил раскопки К. Кеньон в городе Давида и установил, что поселение в этом месте существует, начиная с IV тысячелетия до н.э. - т. е., Иерусалим является одним из древнейших городов мира. Й. Шило также исследовал три сложных системы водоснабжения древнего Иерусалима, которые, как оказалось, были связаны с источником Гион.

Археология библейских стран на протяжении всего времени изучения данной науки вызывает множество споров, дебаты ведутся до сих пор. Множество направлений, своих школ, - яркий тому пример [5].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Сейчас предмет археология библейских стран - реконструирование исторических обществ древности, имевших непосредственное отношение к культуре, среди которой появились книги Священного Писания Ветхого и Нового Заветов. В основном это культура Палестины эпохи Библии. Но ввиду несомненных культурных связей Палестины с великими цивилизациями - Египтом, Месопотамией, Ханааном (Финикией), - а также вследствие того, что повествование Библии включает элементы Египтологии, Ассириологии, Семитологии и других близких наук, т.е. археология библейских стран охватывает весь древний Ближний Восток, как цельный единый культурный мир, современный Библии.

Так же эта та отрасль науки, которая больше остальных граничит с религией. Археология библейских стран позволяет нам реконструировать эпохи. Историку необходимо при изучении Древнего Востока обращаться к археологии библейских стран, к находкам, ведь археология - одна из главных источников информации в изучении истории.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ

Матюшин Г. Н. Археологический словарь.- М.: "Просвещение", 1996.- 304 с.

Мерперт Н. Я. Очерки археологии библейских стран.- М.: ББИ, 2000.- 148 с.

Першиц А. И. Периодизация первобытной истории, 2010 [Электронный ресурс]. URL: http://www.sati.archaeology.nsc.ru/encyc_p/term.html?act=list&term=703 (дата обращения 16.05.2013)

Постников М.М. Критическое исследование хронологии древнего мира. Том 2. Библия.- М.: Крафт+, Леан, 2000.- 400 с.

Священник Димитрий Юревич. Конспект лекций, читанных студентам I курса библейского отделения СПбДА в 2005?2006 уч. Году. Версия 0.2. -[Электронный ресурс]. URL: http://referat.znate.ru/text/index-5077.html (дата обращения 16.05.2013)

Сообщество авторов. Археология. Детали. Металл и все, что из него делают, 2011 [Электронный ресурс]. URL: http://fragmet.ru/blog/14 (дата обращения 16.05.2013)


Подобные документы

  • Внедрение норм шариата в политику стран Ближнего и Среднего Востока. Влияние ислама на военно-политические силы. Эволюция общественно-политической мысли стран под воздействием современности. Место Арабского Востока в системе международных отношений.

    контрольная работа [41,3 K], добавлен 16.11.2009

  • Зарождение археологических исследований, археология как наука. Характеристика периодов развития русской археологии. Разработка археологической периодизации. Советская археология в послереволюционные годы. Масштабы полевых археологических исследований.

    реферат [35,2 K], добавлен 04.03.2013

  • Методы экспериментальной археологии, история ее развития. Принципы, методы исследования и междисциплинарные связи, которые используются в ходе археологического эксперимента, характеристика его возможностей на конкретном примере на современном этапе.

    дипломная работа [152,6 K], добавлен 28.03.2017

  • Установление достоверной даты археологических объектов и археологические методы. Новые возможности геохронологических и естественнонаучных методов: дендрохронология, датировка по термолюминисценции, калий-аргоновый и радиоуглеродный способы датировки.

    реферат [21,1 K], добавлен 11.04.2009

  • Политическое положение и социально-экономическое развитие стран и народов, формирование территорий государств Центральной и Восточной Европы после окончания I Мировой войны, проблема границ. Общие тенденции развития стран в межвоенный период.

    реферат [15,0 K], добавлен 14.02.2011

  • Богатства форм искусства стран Юго-Восточной Азии, влияние буддизма, индуизма и ислама на их развитие. Самобытные художественные облики Индии, Китая и Японии, первоистоки возникновения культуры и искусства, архитектурные стили и жанры живописи.

    реферат [28,5 K], добавлен 01.07.2009

  • Особенности борьбы за независимость в колониях Тропической Африки и социальная структура стран после приобретения независимости. Специфика классовости: крестьяне, рабочий класс, интеллигенция, традиционная и новая элита стран Тропической Африки.

    дипломная работа [89,4 K], добавлен 27.04.2013

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.