Казачество как феномен культуры

Раскрытие основных этапов и особенностей формирования казачества. Выявление причин, побудивших царское правительство создать специальные казачьи войска; рассмотрение их социально-экономического положения. Сибирские казаки как особая субкультура.

Рубрика История и исторические личности
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 26.06.2015
Размер файла 63,1 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Костанайский социально-технический университет

имени академика Зулкарнай Алдамжар

Педагогический факультет

Кафедра гуманитарных наук

Курсовая работа

Казачество как феномен культуры

Айтуарова Асель Бралыевна

Научный руководитель:

старший преподаватель

Кужахметова Н.Г.

Костанай

2010

Содержание

Введение

1. Этносоциальный и культурный феномен казачества: исторические корни, эволюция

1.1 Казачество и внешняя политика российского государства

2. История политической позиции казачества

2.1 Казачество: между прошлым и будущим. Исторический аспект

2.2 Исторические этапы формирования казачества на примере казачества Сибири

2.3 Процесс возрождения Сибирского казачества на современном этапе

Заключение

Список использованных источников

Введение

Актуальность курсовой работы. Человеку всегда присуще стремление постичь прошлое ради будущего. Его всегда волновали судьбы своей страны, своего народа, своё собственное будущее. В особенности обострялся интерес к нему в моменты крупных исторических событий: социальных потрясений, революций, переворотов или радикальных реформ, непосредственно затрагивающих интересы государств и народов, отдельных людей.

Сейчас наиболее актуальными и требующими пристального изучения вопросами представляются следующие: о происхождении казачества, о взаимоотношениях российского самодержавия и казаков, о роли последних в расширении границ Российского государства, их участие в войнах. Особенно нуждается в исследовании эволюция казачества, в ходе которой оно обретало не только этнические, но и социально выраженные сословные и даже национальные черты.

Спорные моменты или "белые пятна" истории создают необходимость специального научного исследования истории российского казачества, его политической истории, места и роли. Изучение данного вопроса позволит углубленнее понять военный аспект казачьих войск, роль в системе вооружённых сил империи, составной частью которых были казачьи войска.

Таким образом, необходимость дальнейшей разработки теоретических вопросов данной проблематики определяют актуальность выбранной темы исследования.

Степень разработанности темы. Фундаментальной работой по политической истории казачества является труд полковника Генерального Штаба М.П. Хорошхина "Казачьи войска: Опыт военно-статистического описания". Автор изучил огромный разнообразный материал о почти 300 летней истории российского казачества, изложил все стороны жизни казачьих войск России - возникновение, формирование, территорию, хозяйство, имущество, состояние образования и духовно-нравственные качества [1; 49].

В работах советских ученых В.В. Мавродина, Н.М. Волынкина, А.И. Попова, Б.Д. Грекова, А.Ю. Якубовского доказывалось, что предшественниками казачества являлись бродники, тесно связанные своими корнями со славяно-русским населением [3; 34].

Другой обобщающей работой по истории российского казачества является исследование В.Х. Казина "Казачьи войска", где собран громадный объем фактического материала по истории и хронологии казачества. В книге история российского казачества рассматривается как целая часть линейных казачьих войск [4; 10].

Единственной в своем виде источников до сегодняшнего времени книгой по истории казачества является исследование войскового старшины Н.В. Леденева "История казачьих войск". Разумеется, нельзя отнести данный труд к научным изданиям, он носит описательно-повествовательный характер, содержит изложение этапов и главных событий из полувековой истории казачьего войска, идеализирует казачью старину, героическую историю казаков [5; 25].

О казачестве как особой нации, отличавшейся от русской и других, писали в XVII веке Г. Катошихин, позднее В.Ф. Соловьев и А.Филимонов. Эти мотивы получили развитие и в современной исторической литературе. Так, по мнению этнографов Л.Н. Гумилева и Ю.В. Бромлея, казачество следует рассматривать как субэтнос, который сложился из аборигенов южных степей и части населения, выделившейся из великоросского этноса в XIV-XV веках и сформировавшейся в сословие.

Изучением казачества также занимались сибирские казачьи историки- исследователи Г.Е. Катанаев, Ф.Н. Усов, И.Ф. Бабков. Выдающийся казахский ученый Ч.Ч. Валиханов, начинавший военную службу корнетом 6-го Сибирского казачьего полка, оставил в своих трудах много любопытных наблюдений, замечаний и высказываний о быте, нравах, мировоззрении сибирских казаков [6; 22].

С обретением Республикой Казахстан в декабре 1991 года государственной независимости казачья проблематика стала одной из приоритетных и актуальных проблем отечественной историографии. Появились первые научно-публицистические издания по истории российского казачества в Казахстане.

Значительный клад в исследование проблем российского казачества в Казахстане вносят труды профессора М.Ж. Абдирова. В них на большом архивном материале на новой концептуально-теоретической базе в самом общем плане изучена история казачества.

Таким образом, история казачества, в разные историческое периоды привлекала внимание исследователей, в работах которых рассматривались отдельные стороны, аспекты, этапы истории казачества

Цель и основные задачи курсовой работы. Цель работы состоит в создании объективного научного труда по истории казачества, свободного от идеализации и апологетики дореволюционных авторов, стереотипов советского времени и конъюнктуры современного периода.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1. изучить источники и литературу по теме курсовой работы;

2. раскрыть основные этапы и особенности формирования казачества;

3. выявить основные причины, побудившие царское правительство создать специальные казачьи войска;

4. рассмотреть социально-экономическое положение казаков их взаимоотношение с местным населением на завоеванных территориях; казаки как особая субкультура;

5. проанализировать позиции казачества в условиях общенационального кризиса в России 1917 г. и гражданской войны 1918-1920 гг.;

6. раскрыть в полной мере вопрос о казачестве как этносоциальном феномене; исследовать исторические корни, эволюция развития казачества,

7. показать процесс возрождения Сибирского казачества на современном этапе.

Объектом курсовой работы является российское казачество и его региональные воинские структуры в виде отдельных казачьих войск. Местные казачьи войска были важным и незаменимым видом российской армии, а казаки являлись лучшими колониальными войсками в мире XVII-XIX вв.

Предметом курсовой работы служат проблемы пространственного, временного и этнического происхождения казачества, его первоначальных корнях, создание казачьих войск в новое время по инициативе российского самодержавия.

Методологическую основу исследования составляет совокупность следующих научных методов познания: диалектический, историко-логический, институциональный, системно-структурный, сравнительный метод, метод описания, позволяющие совместить различные способы анализа и синтеза. При освещении основных вопросов дипломной работы применялись также общепринятые диалектические методы научного исследования: проблемно-хронологический, аналитический методы.

Научная новизна работы заключается в том, что в ней впервые в рамках дипломной работы комплексно исследована история становления казачества. В работе выявлены причины, цели, задачи, и основные этапы формирования российского казачества, установлено место казачьих войск в структуре вооруженных сил России, меры правительства по укреплению, пополнению, вооружению, совершенствованию воинской службы казаков. Исследованы социально-экономическое положение казаков, проанализированы вопросы казачьего землевладения и землепользования. При этом основное внимание концентрируется на малоизученных либо дискуссионных вопросах.

Практическая значимость работы видится в том, что решения поставленных задач позволит в определенной степени раскрыть политическую историю казачества. Теоретические обобщения и материалы могут применяться в процессе преподавания курса "История России", "Всемирная история".

Структура и объем курсовой работы. Структура курсовой работы обусловлена целями и характером исследования для оптимального изложения полученных результатов. Дипломная работа включает в себя введение, 2 главы, объединяющие 6 подразделов, заключение и список использованных источников.

1. Этносоциальный и культурный феномен казачества: исторические корни, эволюция

1.1 Казачество и внешняя политика российского государства

История казачества неразрывно связана со становлением и развитием Российского государства, его превращением в крупную военную державу. Возникшее на южных окраинах Московского царства в первой половине XVI века, казачество более трех столетий играло активную роль во внешней политике России, заставляло говорить о себе в столицах Европы, Ближнего Востока и Азии.

Формирование и превращение казачества в служилое сословие Российского государства прошло длительный исторический путь, оно пережило "золотой век", поднялось к вершинам боевой славы, познало страшные годы разорения. Во второй половине XVI века возникла официальная версия происхождения казачества, у истоков которой стояло самодержавие. В 1549 году в отписке царя Ивана IV ногайскому князю Юсуфу отмечалось, что на Дону "те разбойники казаки живут без нашего ведома и от нас бегают" [9; 6].

Не только на Дону, но и в верховьях Терека, при впадении реки Аргуни в реку Сунжу, появились в XVI веке первые казачьи городки. Предками терских и гребенских казаков считались переселившиеся в конце XV века на Кавказ сторожевые казаки и крестьяне Рязанского княжества, а также донские казаки с рек Белой и Черной Калитвы [10; 8].

Эти и другие факты послужили основой концепции миграционного происхождения казачества, которая развивалась в трудах Н.М. Карамзина, С.М. Соловьева, В.О.Ключевского и других дореволюционных ученых [11; 46]. В советской исторической литературе эта точка зрения опирается на теорию классовой борьбы, согласно которой казачество сложилось из вольнолюбивых элементов русского общества, бежавших за пределы Московского государства от феодально-крепостнического гнета. Правительство, заинтересованное в укреплении казачества, мирилось с бегством зависимого населения, допуская тем самым существенные отклонения от крепостнического курса своей внутренней политики.

В изучении истории казачества наметились и другие подходы, в частности сложилась теория автохтонного происхождения казачества, которая использовалась учеными для отрицания его "подлого" происхождения, противоречий между царизмом я казачеством в XVII-XVIII веках, а внутри последнего - для пропаганды верноподданнических идей. А.Г. Попов, В. Мулдавов, Е.П. Савельев начинали историю казачества от скифов, русских людей, находившихся у татар в услужении и перенявших "военный дух" кочевников южных степей [12; 48].

В работах советских ученых В.В. Мавродина, Н.М. Волынкина, А.И. Попова, Б.Д. Грекова, А.Ю. Якубовского доказывалось, что предшественниками казачества являлись бродники, тесно связанные своими корнями со славяно-русским населением. Эту же точку зрения, но с широким привлечением археологического и этнографического материала поддержала С.А. Плетнева [13; 7]. По ее мнению, южнорусское казачество образовалось из общин, предками которых были племена салтово-маяцкой культуры, проживавшие на Северном Кавказе и просторах Дикого поля до монголо-татарского нашествия.

В состав данной этнокультурной группы входили аланские племена, вытесненные арабами с предгорий Кавказа на север, болгары, остатки греческого населения бывших городов-колоний и полисов Северного Причерноморья и Приазовья, славяно-русские племена, постоянно вступавшие в контакт с кочевниками. Славяно-русские земледельческие народы под воздействием кочевников выталкивали из своей среды часть населения, которая переходила на полукочевой образ жизни. На Руси это были бродники, в России - казаки.

О казачестве как особой нации, отличавшейся от русской и других, писали в XVII веке Г. Катошихин, позднее В.Ф. Соловьев и А. Филимонов. Эти мотивы получили развитие и в современной исторической литературе. Так, по мнению этнографов Л.Н. Гумилева и Ю.В. Бромлея, казачество следует рассматривать как субэтнос, который сложился из аборигенов южных степей и части населения, выделившейся из великоросского этноса в XIV-XV веках и сформировавшейся в сословие [14; 29].

Казачество -- исторически возникший тип организации, особая форма коллективного существования людей. Одним из главных и непременных условий возникновения казачества, считают ученые, являлась достаточно обширная и целостная территория. В совокупности с природно-климатическими факторами она служила основой воспроизводства и сохранения субэтноса, накладывала отпечаток на внутрихозяйственную организацию общности.

Правительство старалось возложить на них несение различных повинностей, в том числе казачьей службы. В свою очередь, из среды казачества выделялись самостоятельные субэтнические общности, в основе которых лежали различия в отправлении религиозных обрядов и культов, например в ХVII - первой половине XIX веков старообрядцы. Таким образом, с самого начала своей истории казачество не представляло собой единой и целостной организации, объединяющими элементами выступали природно-климатические и географические факторы, условия воспроизводства жизни общины.

Русское правительство быстро оценило роль казачества на южных границах государства и стремилось привлечь его на свою сторону. При царе Иване IV казаки стали получать из Москвы свинец, порох, зелье, взамен на "разные службы" - сопровождение послов в Азов, Крым и Константинополь, сбор сведений о турках, крымских татарах, ногайцах и калмыках, поддержка внешнеполитических и военных акций, правительства. Казаки принимали помощь, так как Походы "за зипунами" и захват "ясыря" пленных не были стабильным источником существования, а охота, рыболовство и бортничество не могли удовлетворить потребности растущего населения края. Заниматься же земледелием казачество не имело возможности из-за постоянных набегов кочевников [15; 24].

Как этническая группа казачество могло сохраниться и реализовать свои интересы в Российском государстве только через сословный принцип организации общины, имея перед собой альтернативы: во-первых, стать одним из разрядов российского крестьянства; во-вторых, распавшись на обособленные социальные группы, пополнить ряды господствовавшего класса и податного населения; в-третьих, перейти в состав служилых сословий. Логика исторического движения не исключала и варианта привлечения казачества на службу Османской империи или Речи Посполитой, использования его в военно-стратегических и политических целях [16; 9].

В этот период царизм считал казачество силой, противостоявшей государству, поэтому отношения между ними строились преимущественно на принципах выполнения взаимных обязательств и услуг. Наиболее устойчивые и жизнеспособные закреплялись в обычаях и законах, оформлялись правами и привилегиями. Признание казачества в середине XVI века самостоятельной военной и политической силой явилось первым шагом на пути превращения в сословие. Этот факт имел далеко идущие последствия. Противоборствующие стороны - Московское государство и Османская империя, а также различные группы внутри них стали учитывать роль казачества в Северном Причерноморье, Приазовье и степном Предкавказье.

До начала XVII века интересы казачества как особой социальной организации, тем более сословия, четко не выражались. В значительной степени его обеспечивали походы "за зипунами" и материальная поддержка московского правительства. Резкий рост численности населения, изменения внутренней и внешнеполитической обстановки в регионе способствовали сокращению источников пропитания и доходов от военных мероприятий, содействовали переходу казачества к постоянным и гарантированным источникам существования [17; 44].

Необходимым условием материального обеспечения и важным шагом в приобретении сословных прав явилось признание в 1615 году царем Михаилом Романовым за казачеством освобождения "от тягла, права внешних сношений, имущественных прав, а также источников доходов - беспошлинной торговли "в окраинных городах Российского государства", рыболовства, охоты, добычи соли в пределах казачьих земель.

Такое развитие событий удовлетворяло, на наш взгляд, и Московское государство, и казачество. Уже первые приобретенные казачеством права и привилегии изменили его статус, превратили в участника и соучастника государственной власти, допустили в политическую сферу.

Казаки проводили активную разведку, захватывали "ясырь", наблюдали за передвижением крымских татар, ногайцев, калмыков, турок, персов, народами Северного Кавказа, держали московское правительство в курсе событий, происходивших в Крыму, Приазовье, и степном Предкавказье, предупреждали его о возможных нападениях на южные земли Русского государства. Отношения с царем и правительством казаки поддерживали через Посольский приказ, тем самым, подчеркивая самостоятельность и независимость своего положения, что с середины XVII века во многом уже не соответствовало действительности.

Однако в силу своего экономического положения казаки не могли отказаться от походов "за зипунами" и "ясырем" на Азовское, Черное и Каспийское моря, неоднократно нарушали присягу, подрывали отношения между московским правительством, с одной стороны, Османской империей и ее вассалами - с другой.

После успешных Азовских походов 1695-1696 годов царю Петру I удалось установить контроль за устьем Дона и практически закрыть выход донским казакам в Азовское и Черное моря. В сложившихся благоприятных условиях правительство запретило в 1703 году войску Донскому, а в 1713 году другим казачьим войскам отправлять послов к соседним народам без разрешения Азовского губернатора или Сената. Ограничение дипломатического суверенитета казачества завершилось передачей его делопроизводства из ведения Посольского приказа в подчинение Сената, а в 1721 году - Военной коллегии.

Выживание казачества в жестких природно-климатических условиях, при сложном социально-политическом и религиозном окружении было невозможно без корпоративной замкнутости, опиравшейся на строгие принципы построения и управления. Практически все этносы, расселявшиеся в контактных зонах, вели полукочевой, полувоенный образ жизни. Типичной для них чертой являлось разделение общества на относительно быстро и легко управляемые структуры - сотни. Сотенная организация, во-видимому, восходит к временам военной демократии и имела распространение на обширной территории Руси, у южных славян, кочевников евроазиатских степей.

Возникновение войсковой организации у вольного казачества можно отнести к концу XVI века, а завершение - к 30-40-м годам XVII века. Жизнь казачества, находившегося в XVI-XVII веках за пределами досягаемости царской администрации, регламентировалась решениями и приговорами войсковых кругов. До 1723 года они оставались высшей административной, военной и судебной инстанцией, где рассматривались вопросы войны и мира, избирались войсковые и походные атаманы, направлялись станицы и посольства в Москву и к соседним народам, там же принимали в казаки, обсуждали церковные дела и т.д. По такому же принципу строилось местное самоуправление, но с кругом более узких вопросов - имущественных прав и прав личности, семейно-брачных отношений, землевладения и землепользования казаков, проживавших в юрте станицы.

В начале XVII века Московское государство встало на путь ограничения казачьего самоуправления, избрав инструментом давления посылаемое жалованье. Награждая лучших атаманов и казаков, которых "Войско слушает", правительство требовало угодных для себя решений - отказа казаков от "воровства" на Азовском, Черном и Каспийском морях, участия в походах против Крымского ханства и Ногайской орды, сыска беглых и т.д. В течение века самодержавию удалось, задабривая верхушку казачества, принизить значение войскового круга, но одновременно поднять авторитет исполнительной власти - войсковых атаманов и войсковой канцелярии [21; 4].

В конечном счете, в 1723 году император Петр I отменил выборы войсковых атаманов в Области войска Донского, с этого времени они назначались из среды войсковых старшин, а с середины XIX века - генералов регулярной русской армии, смещались с должности высочайшим именным указом. Во второй четверти XVIII века практика назначения войсковых атаманов высочайшей властью распространилась на все казачьи войска Юга России.

Таким образом, первоначально экономически зависимое от московского правительства казачество в начале XVIII века потеряло политическую и военную самостоятельность. С 1703 года военная служба для казачества в составе вооруженных сил Российской империи превращается в обязательную повинность, неотъемлемую часть жизни, хозяйства, быта и общественного сознания.

2. История политической позиции казачества

2.1 Казачество: между прошлым и будущим. Исторический аспект

Казачество было уникальным социальным образованием, воплотившим в своем облике и быте черты живого носителя государственности, основанной на свободе и порядке. Так писали публицисты прошлого века, эта мысль нередко звучит и в публикациях последних лет. Судьба казачества как проблема социально-политическая вновь в центре внимания общества, и это добрый признак, есть, стало быть, надежда на то, что справедливость восторжествует, полноправные права одной из первых жертв большевистского геноцида будут восстановлены.

Современные публицисты смотрят на перспективы казачества в принципе оптимистически. "Большевизм принес казакам неисчислимые беды - подавляющее большинство казаков было истреблено, отступило за рубежи России, было выслано на Север, умерло от голода, рассеялось по всей стране. Режим вынудил многих казаков забыть свое происхождение, но не сумел уничтожить казачество", - читаем в статье Ю. Аверьянова, этнолога, члена консультативного совета по проблемам возрождения российского казачества при РАН и, кстати, потомственного казака. Он убежден, что современная и тем более будущая Россия "нуждается в возрождении казачества, многовекового опыта казачьего управления и народовластия, традиций богатых казачьих хуторских хозяйств. В этом смысле можно говорить о желательности оказачивания всей России... А как обойдутся без казаков и традиция их воинской службы российская армия и российская гвардия?" Рассуждения Ю. Аверьянова, как нетрудно заметать, достаточно пристрастны, хотя такой приподнятый тон и положительный пафос присущ немалой части современных публикаций о казачестве. Это представляет разительный контраст с тем отношением, которое господствовало в нашем обществе в не столь давнем прошлом, когда искоренялась самая память о казаках, их жизненном укладе, традициях, общественной роли, когда казачество считалось феодальным пережитком, социальным анахронизмом [45, с. 104].

История казачества, насчитывающая не одно столетие, формировалась и развивалась параллельно с развитием государства Российского. В силу этого все крупные исследователи отечественной истории, так или иначе, должны были касаться и сути такого явления, как казачество и его истоки. Подтверждение этим словам можно найти в работах С.М. Соловьева, В.О. Ключевского. Однако представляется более привлекательным обратиться к именам не столь популярным и к работам, интересным именно в разрезе нашей темы.

Историк Костомаров в своем исследовании "Южная Русь и казачество" считает самобытную Запорожскую сечь гнездом вольных казаков. Их сводила дружная жажда воли, мести, битвы, добычи, и всякий выходец, кто бы он ни был, мог быть их братом, товарищем, только бы принес с собой боевую отвагу, принял их веру и язык.

Казаки селились вдоль всех границ государства. Эту особенность отметил еще Л.Н. Толстой: "Граница породила казачество, а казаки создали Россию". От Дона, Кубани и Нижней Волги до Сибири, Средней Азии и Дальнего Востока они пахали землю, растили хлеб, сажали сады, разводили скот и - воевали.

К началу XX в. насчитывалось уже одиннадцать казачьих войск, которые по численности можно расположить в следующем порядке: Донское, Кубанское, Оренбургское, Забайкальское, Сибирское, Уральское, Астраханское, Семиреченское, Амурское и Уссурийсское. Общая численность казачьего войска к 1893 г. достигла почти 5,5 млн. человек [46, с. 350].

Среди авторов, еще в XIX в. предпринимавших попытку в научных категориях осмыслить историю казачества, выявить истоки этого уникального явления, следует упомянуть и К. Маркса. Его работы "Обзор истории России до 1613 года" и "Стенька Разин" любопытны и тенденциозностью подхода к предмету исследования, и ходом рассуждений, которые сегодня, когда нет надобности, испытывать священный восторг от каждого слова автора "Капитала", кажутся по-своему убедительными.

В целом прошлый век отличался обилием публикаций, связанных так или иначе с казачеством. Среди них научные монографии исторического и этнографического плана, статистические сборники, литература военно-исторического и военно-прикладного характера. Без обстоятельного знакомства если не со всеми, то хотя бы с наиболее характерными образцами разных типов изданий, будь то исторический очерк, сборник строевых песен или памятка, невозможно представить себе процессов, происходящих в казачьей среде, понять ассоциации, которые в течение столетий вызывало в российском обществе слово "казак".

В XVIII в. история развития казачества складывалась достаточно противоречиво. С одной стороны, она характеризуется попытками правительства обуздать казачью вольницу, с другой - восстаниями казаков, перераставшими затем в крестьянскую войну. Степан Разин, Емельян Пугачев - донские казаки и предводители самых мощных и кровопролитных, во всяком случае для данного периода времени, российских мятежей. Но в целом правительственный курс был ориентирован на то, чтобы привлечь казачество на свою сторону. С таким расчетом и принимались определенные документы. Так, Екатерина II в "Высочайшей грамоте, жалованной Черноморскому казачьему войску 30 июня 1792 года" предложила им "нести бдение и стражу пограничную от народов закубанских", выдала им из казны жалованье по 20 000 рублей в год и передала в вечные владения земли, лежащие на правой стороне реки Кубани [47, с. 164].

2 октября 1827 г. во главе всех казаков России ставится наследник престола с присвоением ему звания атамана всех казачьих войск. Великая семья российского казачества выставляла в военное время на защиту престола и Отечества до 15000 конных всадников. Благодаря хорошей военной подготовке и военным традициям казачьи части играли значительную роль в войнах России XVIII-XIX веков, особенно в Семилетней войне 1756-1763 гг., Отечественной войне 1812 г., кавказской войне 1817-1864 гг., Крымской войне 1853-1856 гг., русско-турецкой войне 1877-1878 гг. Об этом свидетельствуют медальонные грамоты, выданные им за выдающиеся боевые свершения: Бородинскую битву (1812), Лейпцигское сражение (1813) и целый ряд других.

О боевой доблести и роли казаков в Отечественной войне 1812 года фельдмаршал М.И.Кутузов писал: "Казаки делают чудеса; истребляют не только пехотные колонны, но нападают быстро и на артиллерию" [47, с. 166]. Имя казака в рядах французов вызывало ужас, смешанный с восторгом. "Дайте мне лишь одних казаков - и я пройду с ними всю Европу!" - говорил Наполеон [47, С. 168]. "В казаках сидит сам черт", - добавлял он. Примечательно свидетельство еще одного иностранца. Английский полковник Роберт Вильсон писал: "Казаков и лошадей, по крепости сложения, можно назвать железными: никакой труд, никакая погода, никакая неудача не останавливают их деятельность, не ослабляют их службу. Между простыми казаками часто встречаются люди рыцарского духа и исполненные чувства чести. Многие из них могли бы быть украшением даже рыцарского века и были бы достойны памяти в потомстве по их знаменитым подвигам, верности и мужеству"

Император Александр III (1845-1894) при вступлении на престол 13 ноября 1881 г. сказал: "Я привык с малолетства любить и уважать казачество. Я уверен, что в казачестве останется тот же дух молодечества, которым оно всегда отличалось в службе России. Я буду стараться поддерживать казачество в его настоящем виде, как войско испытанной доблести, столь полезное Отечеству" [48, с. 131].

Этими словами можно было бы подвести итог развития казачества в XIX в. однако они отражают только один официальный взгляд на казачество. Представители власти и представители общества, в особенности либерально-демократической его части, были противоположны в оценках всего существующего, в том числе и казачества. Последнее так или иначе выступало в роли охранителя государственных устоев, которые российским либералам во что бы то ни стало хотелось расшатать.

С двусмысленным положением казачества и двойственным отношением к нему общества и связаны осложнения в судьбе казачества в предреволюционные и революционные годы.

Непросто складывалась судьба казачества в революционные периоды 1905 и 1917 гг. Их нередко называли "душителями революции", "нагаечниками", "реакционерами", "патриархальщинами"... Казачий вопрос рассматривался в Государственной думе в июне 1905 г., по этому поводу выступили 13 депутатов. Была создана специальная комиссия (из 33 депутатов) для рассмотрения запроса о незаконной мобилизации казачьих полков для привлечения их к внутренней полицейской службе. Многие депутаты Государственной думы были возмущены тем, что казаков двинули против массовых выступлений и сделали их ненавистными для народа [48, с.133].

Во время февральской революции 1917 г. многие казачьи части перешли на сторону восставшего народа. На Дону, Кубани, Тереке, в Сибири возникли Советы казачьих депутатов. В марте - мае 1918 г. были образованы Донская, Кубано-Черноморская и Терская советские республики, которые входили в состав РСФСР. В рядах Красной Армии сражались казачьи части и соединения под командованием П.В. Бахтурова, М.Ф. Блинова, С.М. Буденного, Ф.Л. Миронова.

Однако вскоре в судьбе казачества как этноса наступили перемены. Российская коммунистическая партия большевиков 24 января 1919 г. приняла циркулярное письмо, в котором говорилось: провести массовый террор против богатых казаков, истребив их поголовно; провести беспощадный массовый террор по отношению ко всем вообще казакам, принимавшим какое-либо прямое или косвенное участие в борьбе с Советской властью... И началось "расказачивание", расстрелы, выселения и разграбления казацких семей... Уцелевшие казаки уезжали в Турцию, Болгарию, Францию, Канаду, Австралию, Латинскую Америку...

В Париже в 1927 г. находилось много эмигрантов из России, в том числе и представители царской армии и казачества... Их решено было опросить: какова будет судьба казачества в будущей России?

А.И. Куприн ответил так: "Пусть мои глаза не увидят чаемого счастья Родины, но так же, как непоколебимо верую я в грядущее оздоровление и обновление Великой России, верю я и в будущую неразрывную связь казачества с нею. За это говорят века общей истории, общих войн, общей религии, общих интересов, общего языка... Казак - драгоценный союзник в охране государства... Со времен седой древности он стоял на рубежах земли Русской, на передовых ее постах... Казак-земледелец, казак-фермер, если хотите - помещик. Его ни за что не соблазнят ни бред коммунизма, ни блажь интернационализма, особенно когда после горького долгого опыта жизнь войдет в нормальную колею" [49, с. 303].

Митрополит Антоний написал: "Я знаю, что в глазах простого народа воин идеальный, воин по преимуществу мыслим всегда как казак... Желание некоторых казацких частей выделиться из православной России, которую они спасли в 1613 году, указав на излюбленного царя Михаила, есть образчик морального и политического помешательства...".

Барон П.Н. Врангель утверждал: "История казачества - часть истории величия России... Вся прошлая история казачества и те неисчислимые жертвы, которые принесли казаки во имя любви к матушке-России, обеспечивают казачеству почетное место в грядущей судьбе нашего Отечества..." [49, с. 305].

Профессор П.П. Гронский отметил: "Традиция казачества, его, так сказать, стихия - вольная община... Таким оно возникло на Диком Поле, таким прожило четыре века, несмотря на попытки центра наложить тяжелую руку на казачьи вольности... Так и в состав будущей свободной России казачество войдет в качестве вольной общины со всеми особенностями казачьего общественного строя..." [49, с. 306].

Секретарь Парижского епископа аббат Шарль Кенэ писал: "Когда глубже постигаешь казачью жизнь, то открываешь в ней сильную любовь к свободе и те два добродетельных чувства, которые обычно - как у отдельных личностей, так и у целого народа -неразделимы с чувством свободы: чистосердечие и преданность... Когда его запугивают, он становится лишь более решительным и стойким. Когда ему угрожают, он способен на безумную отвагу и самоотверженность..." [12, с. 21].

А.И. Деникин говорил: "Казачество несло честно, не зная дезертирства, поголовную военную службу, участвуя во всех войнах, веденных Россией... Советская власть занесла руку на самое бытие казачества, лишая его земли, отымая всякие вольности, вводя такую беспощадную централизацию, какой никогда не видели от Москвы; грабя и обездоливая... и казаки восстали... они боролись за свои уклад, за земли свои и добро, за края свои и Россию, за мир и порядок... они в жертву борьбе принесли и свое достояние, и несчетное число жизней... Но и в эти смутные годы казачья масса никогда и нигде не проявляла стремления к отрыву от России... она сознавала себя по крови и до костей русской... Без сомнения, если будут определены пределы автономий в государстве для казачества, то оно вольно будет сохранять те формы власти, управления, хозяйства и быта, которые освящены исторической традицией и ему любы" [13, с. 230].

А.П. Кутепов, бывший командир корпуса Добровольческой армии, написал: "Судьбы казачества неразрывно связаны с судьбами всего народа... Грядущие судьбы казачества не могут быть разрешены здесь, на чужбине... Я уверен, что казачество, свято храня память и заветы своего славного прошлого, снова начнет жить и крепнуть под сенью нашей общей матери - Великой России" [16, с. 56].

Материалы данного опроса спустя без малого семь десятилетий стали, наконец, известны и доступны отечественному читателю (Кубань. 1990. №1). Как, впрочем, и многие другие, заслуживающие серьезного внимания публикации русского зарубежья. Например, книга Л.М Яснова "Гибель Уральского казачьего войска". Это, повторюсь еще раз, добрый знак, свидетельство того, что наше отношение к исторической памяти в корне изменилось. А также того, что история казачества не окончена, она продолжается.

2.2 Исторические этапы формирования казачества на примере казачества Сибири

6 декабря 1992 года в Тюмени прошел Большой круг Сибирского казачьего войска, посвященный 410-летию служения сибирского казачества Отечеству, на котором собрались представители большинства отделов войска: Тюменского, Томского союзов казаков. Алтайского, Омского, Кемеровского отделов СКВ и Курганского землячества казаков СКВ [22, с. 55]. Прибыли гости из ряда казачьих войск: донцы, кубанцы, терцы, оренбуржцы, черноморцы, представители Союза казаков Дальней России.

Обсуждались вопросы экономической деятельности сибирского казачества, взаимодействия Тюменского торгового дома с отделами и коммерческими структурами других казачеств, заключались договоры и соглашения о взаимных поставках. Особо стоял вопрос о культуре казачества (в Омске создан Центр культуры СКВ). Серьезно обсуждались на Круге проблемы активизации издательской деятельности по подготовке материалов и литературы по истории казачества Сибири, преподавания истории казачества в школах региона Сибири, финансирования творческих коллективов казаков и фольклорных ансамблей, пошива традиционной формы одежды, изготовления казачьей атрибутики и геральдики.

Все большее понимание в Министерстве обороны России находит стремление казачества Сибири посвятить себя службе Отечеству. Как заявил Кругу генерал-полковник Г.Г. Кондратьев, в ходе проведения военной реформы в российской армии будут возрождены казачьи воинские формирования, в которых сохранятся традиционные казачьи чины и форма одежды. В Тюмени будет дислоцироваться казачий полк, а в столице Сибирского казачьего войска Омске -- казачья бригада. Призыв в них будет осуществляться из казачьей молодежи Сибири по согласованию с атаманскими правлениями войска и отделов. Принимаются меры по созданию кадетских корпусов в Новосибирске, Иркутске, как это уже сделано в столице Донского казачьего войска -- Новочеркасске [24, с. 86].

Новая история Сибири неразрывно связана с русским казачеством и, в частности, с именем Ермака.

Ермак Тимофеевич -- донской казак. 1579 год застает его в станице (тогда -- "городке") Качалинской, в которой он был атаманом и где, по изысканиям историка Броневского, он родился в 1540 году. Утверждение это подтверждается и тем, что станичными атаманами выбирались обыкновенно "рожаки" -- местные уроженцы. Род Ермака Тимофеевича принадлежал к тем казакам, которым в конце XIV века пришлось покинуть Средний и Нижний Дон и разойтись по южным, восточным и северным рубежам славянского мира. После того как станица Качалинская вновь обосновалась на Дону, станичники Ермака Тимофеевича перестали считаться с волей государя московского и присоединились к тем вольным казакам, которые уже давно хозяйничали на Волге. В 1577 году казаки во главе с податаманами Иваном Кольцо, Никитой Паном и Богданом Барбошем разгромили на Волге ногайское посольство, которое сопровождал царский представитель Василий Перепелицын, и тогда Иван Грозный послал против казаков стольника Муршкина с крупными силами. Ермаку пришлось оставить свои стоянки, к тому же их призывали к себе на Каму богатые владетели Строгановы. Собрав Круг, казаки избрали своим предводителем Ермака Тимофеевича, объединив казаков Н. Пана, И. Кольцо, М. Мещеряка, Я. Михайлова в количество 540 человек, по выражению Сибирской летописи, "единомысленных и предобрых" [27, с. 84].

Прибыв во владения Строгановых, Ермак держал свою дружину в полной боевой готовности, для защиты от врага в лице племянника Кучума. выдающегося предводителя Маметкула, который периодически громил Пермскую землю, владения московских государей.

1 сентября 1580 года, отслужив молебен, отряд Ермака Тимофеевича в составе 840 человек. 540 казаков и 300 других ратных людей, с провожатыми, при 3 пушках и 300 пищалях из района Соль-Камской на лодках двинулся в глубь Сибири.

Первые бои пришлось выдержать в улусах князя Епанчи, появились и первые потери. Серьезные столкновения начались с конницей Маметкула в районе Березового Яра и у Караульского Яра. Но наиболее крупное сражение произошло в урочище Бабасан на берегу Тобола. Эти битвы решили участь Кучума и обеспечили Ермаку господство от "Каменного хребта" до Оби и Тобола. Когда Ермак, продвигаясь дальше, овладел городком Атыка-Мурзы. Кучум в спешном порядке покинул свою столицу и скрылся в Ишимских степях: "бежал из града своего Кашлыка, еже Сибирь зовома" [32, с. 24].

26 октября 1581 года Ермак Тимофеевич со своей дружиною торжественно вступил в столицу Искер (Кашлык -- Сибирь), расположенную на высоком берегу Иртыша, окруженную тройным валом и рвом. Остяцкий князь Бояр явился к Ермаку, заявив о своем подчинении, принес дорогие дары и много съестных припасов. Увидев ласковое обращение Ермака с князем Бояром, многие татары вернулись в свои жилища в Кашлыке. В течение ноября 1581 года Ермак и его дружина отдыхали. 5 декабря Мамекул, оправившийся от ран, появился вновь, внезапно напал на 20 казаков, ловивших рыбу, и всех их перебил. Ермак, бросившись в погоню, настиг войско Маметкула и нанес его отряду большие потери, но Маметкул снова спасся. Ермак с почестями похоронил тела соратников на Сасуанском мысе.

В течение зимы, прошедшей спокойно, к Ермаку явились два влиятельных князя вогулов и принесли шерть -- присягу на верность.

С февраля военные действия возобновились; получив сообщение, что на Вагае, в сотне верст от Искера, стоит Маметкул, Ермак отправил туда отряд, который в ночном бою разгромил татар. Учитывая влияние Маметкула, Ермак окружил его большим вниманием, отдавая дань уважения храброму противнику.

После короткого отдыха Ермак спустился вниз по Иртышу и, ломая сильнейшее сопротивление, покорил вогулов Коды и остяков князя Самары. Население было приведено Ермаком к "шерти" московскому царю и обложено данью. Поднявшись без всяких уже препятствий по реке Оби, Ермак без боя взял Назым, столицу Самары, и назначил остяцкого князя Алачу верховным вождем всех остяков. Взявши еще несколько крепостей, Ермак закончил покорение громадного района на берегах Оби. Похоронив здесь с почестями павших в боях своего сподвижника Никиту Пана и нескольких казаков, Ермак поставил на берегу реки Оби пограничный столб Российского государства и повернул с дружиною обратно в Искер. Только после этого, закончив подчинение России всех племен, бывших под властью сибирского хана Кучума, Ермак Тимофеевич решает послать "первого по себе атамана" Ивана Кольцо, приговоренного ранее Иваном Грозным к смертной казни, в Москву "бить челом царю Московскому царством Сибирским", извещая царя в своей "отписке", что казаки его дружины присоединили к России "знаменитую державу Сибирскую во имя Христа и Великого Государя на веки веков, доколе Всевышний благоволит стоять миру". Вместе с "отпиской" легкая станица везла в Москву драгоценные подарки -- соболя, чернобурые лисицы, бобры, драгоценные камни, золото и алмазы [32, с. 26].

Унылая Москва была потрясена таким богатством, упавшим с неба царством Сибирским, в Москве звонили колокола, служили благодарственные молебны, в Кремле и на Красной площади с радостью повторяли: "Новое царство послал Бог России". Атаман и казаки были ласково приняты царем, награждены сукнами, камками, деньгами и подарками. А сам атаман Ермак Тимофеевич был назван князем Сибирским, ему были посланы шуба с царского плеча, две брони и панагия на золотой цепи, серебряный кубок. В Сибирь отправлялся воевода Болховитинов с отрядом стрельцов, он вез грамоту Ермаку Тимофеевичу с пожалованием княжеского титула. А Ермак тем временем продолжал неутомимо свою деятельность по устройству быта казаков, по защите населения, расширяя их взаимосвязи, налаживая торговлю с Бухарой и другими ближними соседями, терпя холод, голод и болезни, продолжал сражаться с неуловимым Кучумом. Вскоре погибли в боях ближайшие сподвижники Ермака Иван Кольцо и Яков Михайлов. Ермак бросил в бой все силы во главе со своим верным сподвижником Матвеем Мещеряком, казаки в ночном бою разгромили превосходящие силы Кучума. Но утром, видя малочисленность дружины М. Мещеряка, противник окружил его. Сосредоточенным ружейным огнем М. Мещеряк отбил нападение, перепуганный князь Карача снял осаду и бежал. М. Мещеряк возвратился в Искер. Ермак лично встал во главе дружины и пошел по следам Карачи вверх по Иртышу, разбил отряд князя Бегиша, взял его городок и покорил все улусы до самого Ишима [32, с. 27].

Вскоре Ермак получил известие, что неутомимый Кучум снова появился в Вагайских степях с намерением перехватить караван, идущий к Ермаку в Искер с товарами из Бухары. Ермак с 50 казаками немедленно выступил в поход. Причалив струги при впадении Вагая в Иртыш, Ермак сухим путем отправился на розыски Кучума. Не обнаружив его следов, уставший отряд расположился на отдых в палатках на холме, окруженном рукавом Иртыша. Ночью Кучум прокрался тайной тропой и внезапно напал на спящих казаков. Погибли все, спасся лишь один казак, принесший в Искер весть: Ермак погиб. Это случилось в ночь на 5 августа 1584 года. Ему установлены памятники в городах Новочеркасске, Тобольске и в городе Ермаке Павлодарской области.

После гибели атамана Ермака Тимофеевича, ермаковскую дружину возглавил последний из его сподвижников-атаманов Матвей Мещеряк. Ермаковцы отступили на Туру, где получили подкрепление. Объединившись, отряд выступил на Искер, где Кучум был низложен князем бухарской земли Сейдяком, племянником убитого Кучумом хана Едигера. В бою под Искером, в котором потерпел поражение и был разбит Сейдяк, ермаковцы понесли тяжелую утрату: в том же бою погиб доблестный атаман Матвей Мещеряк [32, с. 31].

После низложения Кучума, а затем и Сейдяка по всей Сибири не осталось ни одного организованного царства или ханства, никакой организованной силы, и преемники Ермака могли беспрепятственно продолжать поступательное движение на восток. К московскому государству была присоединена вся остальная колоссальная территория Сибири. Закрепляя каждый шаг постройкою опорных пунктов -- небольших деревянных крепостей -- "острогов", -- менее чем за столетие казаки победоносно дошли до Тихого океана.

В 1586 году возник первый в Сибири городок Тюмень, в появлении которого "виновны" казаки. А сами казаки стали называться тюменскими. Как указывает официальный историк Сибирского казачьего войска Георгий Ефремович Катанаев, казаки Сибири ведут свое летоисчисление от знаменитого похода Ермака Тимофеевича в Сибирь [6, с. 79].

После возникновения в 1587 году города Тобольска начинается заселение Сибири русскими, а казаки продолжают поступательное движение вперед. В 1593 году возводятся казацкие слободы при Березовском, Сургутском и Пелымском острожках, в 1594 году -- при Тарском городе, в 1596 году -- при Нарымском и Кетском острогах. А в 1604 году Сургутским казацким головой Гавриилом Писемским закладывается город Томск. По именам возводимых и занимаемых казаками острожков стали именоваться и сами казаки -- тобольские, березовские, тарские, сургутские, томские.

В 1608 году основан Туринск, в 1616 году -- Кузнецк, в 1618 году -- Енисейск, в 1626 году -- Красноярск. В 1627 году казаки Чулков и Сукин достигли Ангары, в 1632 году возник Якутск, в 1636 году казак Елисей Буза спустился по реке Лене к Ледовитому океану. В 1643 году казаки отрыли озеро Байкал, в 1648 году основали Баргузинск, в 1649 году -- Верхнеудинск, в том же году Ерофей Хабаров присоединил огромную территорию Амура и построил крепость Албазин. В 1652-67 годах основаны Иркутск, Киренск, Нерчинск, Селенгинск, Кутайск. В 1699 году покорена Камчатка, а начал ее покорение атаман Атласов с 60 казаками. Нельзя не вспомнить беспримерный маршрут в 1648 году С.И. Дежнёва с казаками с Колымы морем: он обходит азиатский материк и, пройдя Берингов пролив, находит самую дальнюю сибирскую реку Анадырь. Обдорск -- опорный пункт на Оби -- строится в 1593 году, через 9 лет после смерти Ермака, и всего лишь через 55 лет на реке Анадырь, на другом конце Азии, на расстоянии девяти тысяч верст от Обдорска, вырастает Анадырский острог С.И. Дежнёва. Казаки занимали, как пишет Г.Е. Катанаев, "огромную территорию более 2400 верст длиной и шириной от 10 до 30 верст". Заложение Томского и Кетского острогов приблизило русских к казахским пределам. Новый период в истории Сибири связан с правлением Петра I. С 1637 года по 1710 год делами Сибири занимался Сибирский приказ как центральное государственное учреждение. Петром же управителем Сибирским краем был назначен князь Гагарин. По его предложению Петр I решил выдвинуть оборонительную линию с реки Оби на Иртыш, здесь был основан в 1716 году Омск, который положил начало Иртышской казачьей линии [15, с. 65-66].

К началу XIX века казаки проявили себя настолько хорошо, что правительство решает вывести из Сибири все регулярные войска, и охрана сибирской пограничной линии полностью ложится на Сибирское линейное казачье войско.

В XIX веке с целью защиты Сибири от воинственных соседей -- кочевников стала создаваться Сибирская пограничная линия, проходившая через крепости Звериноголовая -- Петропавловск -- Омск -- Павлодар -- Семипалатинск -- Усть-Каменогорск -- Бийск -- Кузнецк-Сибирский. Службу несли казаки, которые вместе с крестьянами были объединены в Сибирское казачье войско, созданное высочайшим повелением в 1808 году, в составе 10 конных полков, 2 артиллерийских рот и других подразделений. Войско обороняло 124 крепостных укрепления. Носили казаки красные лампасы, околыши и погоны. Последним атаманом Сибирского казачьего войска был Иванов.

Сибирское казачье войско располагалось на значительной территории современных областей: Алтайского края, Омской, Новосибирской, Томской, Тюменской, Кемеровской, Курганской, Кустанайской, Акмолинской, Восточно-Казахстанской, Северо-Казахстанской, Павлодарской и Семипалатинской областей. Центр располагался в городе Омске, там же находились генерал-губернатор, он же наказный атаман Сибирского казачьего войска, управление войском. В Омске в 1813 году открывается казачье училище Сибирского казачьего войска, впоследствии Первый сибирский имени Александра I кадетский корпус, из стен которого вышли знаменитый путешественник Г.Н. Потанин, официальный историк Сибирского казачьего войска Г.Е. Катанаев, сибирский казак -- генерал Л.Г. Корнилов [6, с. 78].

В XX веке Сибирское казачье войско выставляло в мирное время 3 конных полка и лейб-гвардейскую полусотню. В военное время -- 9 конных полков и 7 отдельных сотен.

К началу первой мировой войны сибирских казаков с семьями насчитывалась 161 тысяча человек. Войску принадлежало 4,9 млн. десятин земли, земельный надел на казака в канун войны составлял в среднем 36,6 десятины, из них удобной земли -- 26 десятин.

Сибирские казаки участвовали в походах в Среднюю Азию, в русско-японской войне (1904-1905 годов), в первой мировой и гражданской войнах.

В 1887 году из Сибирского казачьего войска выделили два полка для образования Семиреченского казачьего войска.

Как мы уже отметили, казаки сыграли значительную роль в освоении просторов Восточной Сибири и Дальней России (Забайкалья, Приморья и Амура). В Восточной Сибири в 1851 году было образовано Забайкальское казачье войско, которое к 1916 году имело 265 тысяч казачьего населения, на службе из которого находилось 18 тысяч человек.

В 1858 году образовано Амурское казачье войско, которое имело 49 тысяч казачьего населения, 3,5 тысячи находилось на службе. Из него в 1889 году выделилось Уссурийское казачье войско, в котором числилось 34,1 тысячи человек, службу несло 2,5 тысячи казаков.

В 1917 году из енисейских казаков образовались Иркутское и Енисейское казачьи войска, где на 1916 год насчитывалось более 10 тысяч казачьего населения, а на службе находилось более 600 человек.

В Якутском казачьем полку числилось около 3 тысяч казачьего населения, на военной службе одновременно находилось от 300 до 500 человек.


Подобные документы

  • Казачество как особое воинское сословие, имеющее привилегии за несение обязательной службы. Происхождение казачества. Роль казачества в истории России. Казачьи поверья и предания. Серьги и кони, казачья семья. Восстания Разина, Булавина и Пугачева.

    презентация [1,7 M], добавлен 14.12.2013

  • Происхождение донского казачества. Удар по политическим правам Войска Донского Петром І, подчинение казаков Военной коллегии. Вольное и служилое казачество. Политика "кнута и пряника", социально-экономические привилегии, дарованные казачеству Екатериной.

    реферат [51,0 K], добавлен 23.11.2009

  • Возникновение и развитие украинского казачества и его правовое положение. Самобытные черты культуры Запорожской Сечи. Военное искусство казаков в освободительной войне украинского народа 1648–1654 гг. Запорожские казаки и их способы ведения войны и боя.

    курсовая работа [64,0 K], добавлен 22.03.2015

  • Отношение основной массы казачества к революционным событиям в России. Казачество Дона и революция 1905-1907 гг., его роль в Февральской революции. Казаки и политические кризисы весны-лета 1917 г., события Октябрьской революции. Борьба атамана Каледина.

    реферат [21,8 K], добавлен 20.12.2010

  • Начало русско-японской войны в 1904 году. Роль всего казачества в русско-японской войне. Боевые действия конницы русской армии. Донские казаки на фронте. Конец русско-японской войны в 1905 году и характеристика основных причин поражения России в ней.

    реферат [24,9 K], добавлен 04.06.2010

  • Исследование истории зарождения Донского казачества. Казаки в историографии: сравнение подходов. Культура и образ жизни казачества. Начало Великой Отечественной войны и нравственный выбор казаков. Предательство Родины частью казаков и служба Вермахту.

    реферат [53,5 K], добавлен 17.12.2014

  • Ознакомление с причинами возникновения новой государственно-образовательной силы - казачества и его ролью в истории Украины. Рассмотрение казачества как главной движущей и руководящей силы в борьбе народа за национальное и социальное освобождение.

    реферат [27,5 K], добавлен 29.10.2014

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.