Функционально-прагматические особенности языковых средств в текстах газеты

Особенности публицистического стиля. Специфика газетной речи. Публицистический стиль в процессе изменения. Функционально-прагматическая роль заголовков в газете. Функциональная характеристика языковых средств. Изучение публицистического стиля в школе.

Рубрика Журналистика, издательское дело и СМИ
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 18.08.2011
Размер файла 119,9 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Газета рождает и культивирует и свою фразеологию, устойчивые обороты речи: как нейтральные или с оттенком официальности -- в информативных жанрах (в информированных кругах; как сообщает агентство РИА; как стало известно; договаривающиеся стороны (Известия); были достигнуты договоренности; новая страница в отношениях между странами (Комсомольская правда)), так и оценочные (политический капитал; деструктивные силы; оплот тоталитаризма; развал государственности; утечка мозгов (Правда); эскалация войны; отмывание (перекачка) партийных денег (Известия)). Устойчивые сочетания являются готовым арсеналом газетных стандартов и нередко переходят в штамп. Примеры: эстафета поколений, шагать в ногу с веком, пустить утку, желтая пресса, политическое банкротство, процессы обновления, политическая диверсия, девальвация доверия, пакет предложений (Буфф-сад) и др. Это могут быть и общеязыковые фразеологизмы, но наполненные новым (обычно острополитическим) содержанием, включающие социальную оценку и опять-таки высокочастотные в газете:

а) с негативной оценкой: загребать жар чужими руками, петь с чужого голоса, лить воду на (чью-то) мельницу, погреть руки (Наша жизнь);

б) с положительной оценкой: работать с огоньком, трудиться не покладая рук, золотые руки (Комсомольская правда) и др.

Сюда же можно отнести газетные клише книжного происхождения: приумножать боевые традиции, внести огромный вклад, свято чтить, с чувством гордости, выйти на проектную мощность, с глубоким удовлетворением, имеется в виду, культурное достояние, с чувством ответственности, созидательный потенциал, общечеловеческие ценности и др. (Солганик Г.Я., 1981, с. 64).

Особенности газетного стиля проявляются и в области словообразования. Здесь можно отметить, по-видимому, большую, чем в других стилях, активность некоторых суффиксов иноязычного происхождения (-ия, -ция, -ация, -изация: индустрия, энергия, декларация, организация, инвестиция, радикализация). При этом особенно активным оказывается суффикс -изм: социализм, сталинизм, плюрализм, популизм и др. Очевидно, специфически публицистическими являются образования оценочных существительных с суффиксом -щина: штурмовщина, групповщина, военщина, дедовщина, вкусовщина, обломовщина. Кроме того, употребительны в публицистике образования на -щина от собственных имен: Брянщина, Рязанщина, Полтавщина и др.

Активизируется в газете, по наблюдению А.Н. Васильевой, и суффикс -нича(ть) в оценочных глаголах: благодушничать, кляузничать, хозяйничать, деликатничать (Васильева А.Н., 1982, с. 82). Характерны для газеты наречные префиксально-суффиксальные образования: по-хозяйски, по-рабочему, по-государственному, по-деловому. Стоит отметить также и активность словосложения: общественно-политический, либерально-демократический, военно-стратегический (паритет), административно-командная и т. д.

Можно указать специфические особенности газетной речи и в области морфологии, в частности особое, характерное для газеты значение настоящего времени, которое называют настоящим репортажа. Своеобразие этого значения заключается в том, что оно выражает отрезок времени «вокруг» момента речи, т. е. шире момента речи, но уже настоящего расширенного и с акцентом на актуальности сегодняшнего процесса, состояния. Оно передает действие как бы совершающимся «на глазах» у воспринимающего это действие автора речи и определяет не столько само действие, сколько его признак, качество. Пример из газетного репортажа: Над полигоном клубится низкий предрассветный туман; ...Вибраторы стройными аллеями уходят в голубую даль; Издали кажется, будто они вращаются... (Солганик Г.Я., 1970, с. 38).

Характерны для газеты, по свидетельству А.Н. Васильевой, и такие оттенки настоящего времени, как ближайшее прошедшее (Симутенков забивает решающий гол) и ближайшее будущее (Открывается концертный сезон); ср.: Симутенков забил решающий гол; Скоро откроется концертный сезон (Васильева А.Н., 1982., с. 78).

Таким образом, при всей незамкнутости газетного стиля все-таки можно говорить о существовании определенного круга языковых газетизмов.

Если же обратиться к собственно функционально-стилистической стороне газетной речи, то ее специфика обнаружится еще более ярко и определенно. Рассмотрим, как реализуются две основные взаимосвязанные функции газетной речи: воздействующая и информационная.

Воздействующая функция при использовании лексики проявляется прежде всего в новизне значений, возникающей благодаря расширению лексической сочетаемости слов. Это весьма типичная для публицистического стиля черта непосредственно связана со стремлением выразить мысль броско, экспрессивно. Например, слово рубеж выходит за пределы значения «граница». Ср.: проектный рубеж взят; на рубеж созидания. Еще примеры: митинговый задор, ситуация взорвалась, дефицит доверия, логика политического торга, всплески национального экстремизма, на гребне напряженности.

Для газеты характерны поиски хлестких и метких оценок, требующих необычных лексических сочетаний, особенно при полемике: гигантский трест обмана; заподозрили в любви к свободе (Солганик Г.Я., 1970, с. 48); колпак принудительного единомыслия, сказочный консенсус.

Свойственно публицистике и образное употребление слов: метафоры, метонимии, особенно олицетворения. Вот примеры метафор (в том числе обновленных, «освеженных»): И вдруг грохот орудий расколол тишину; Забушевала палата лордов; консервативное ожерелье. Олицетворения: Ужасающая бедность крепко вцепилась в огромную страну; Недаром клевета и лицемерие всю жизнь ходят в обнимку; Новости спешат, набегая друг на друга (Горбунов А.П., 1969, с. 52). Еще примеры: Телега нашего хозяйства едва скрипела; вершина мафиозных пирамид; Волна перекати-поля ищет социальные... блага.

В собирательном значении с долей олицетворенности выступают в публицистике следующие часто употребляемые слова: общество, коллектив, республика, съезд, завод, район, печать, Москва и т. п. Ср.: Польская печать широко освещает...; Сессия уделила большое внимание...; Лужники встречают чемпионов; Москва принимает гостей; Лондон дал согласие; Внешняя политика Парижа (имеются в виду люди района, города, страны и т. д.).

Для публицистической речи характерно метафорическое использование терминологии: атмосфера, климат, пульс (времени), ритм (времени, труда), диалог, фронт, дистанция, сигнал и т. д.

Экспрессивность выражения достигается широким использованием, с одной стороны, высокой книжной лексики, получившей специализацию газетной (дерзание, долг, отчизна, Отечество, претворение, чаяния, миссия, зиждется, возвестить, священный, вдохновенный, ратный), особенно употребительной в газетах прошлых лет, с другой -- разговорной и просторечной (шумиха, грызня, молодчик, отщепенцы, крикливый, оголтелый и т. д.), иногда и столкновением приведенных лексических пластов.

Созданию экспрессивности способствует и высокочастотная оценочная лексика (разных частей речи), в том числе своеобразные постоянные эпитеты: важный, первоочередной, судьбоносный (момент, этап, вопрос, задача); застойный (период); тоталитарный (режим); центристская (позиция); определяющее (значение); решающий (момент, участок); достойный (вклад); исторические, -ое (достижения, время); перестроенный (процесс); всестороннее (развитие); небывалый (урожай); целые ряды экспрессивных определений-синонимов: огромный, громадный, гигантский, грандиозный и т.д.

Стремлением к достижению выразительности речи продиктованы широкоупотребительные в газете метафорические парафразы, которые, правда, нередко быстро переходят в стандарт: служба погоды (метеорологическое бюро), служба добрых дел, или бытовых услуг (дом быта), служба здоровья, орбита занятости и т.п.

Достижению речевой выразительности способствуют высокочастотные в газете (по сравнению с другими функциональными стилями -- официально-деловым, научным) случаи необычного употребления и обновления фразеологизмов, афоризмов, пословиц и поговорок. Примеры: Знать не знаем, но ведать ведаем; Мал Люксембург, да дорог; Тревога за судьбу реформ стала нарастать, когда из всех орудий начали палить академики-рыночники. Ср. также употребление лермонтовской строки И звезда с звездою говорит в качестве заголовка репортажа о полете космического корабля. Интересно использование выражений из художественных произведений: проверка на дорогах кинематографа; гласность развеялась как дым, как утренний туман.

Из словообразовательных средств, помимо отмеченных оценочных существительных на -щина и глаголов на -ничать, высокую частотность в газетной речи имеет адъективация причастий с приставкой не-: неуклонный, неугасимый, неиссякаемый (источник света), несгибаемый (человек).

Экспрессивная функция средств морфологии в газете осуществляется главным образом через категорию собирательности (в частности, формы числа имен существительных). Например, употребление форм единственного числа существительных: Как помочь конструктору?; Для нас, художников, зритель всегда друг. Формы множественного числа существительных приобретают значение обобщенной совокупности: наши отцы, деды, ветераны, матери; народы, миллионы (воля миллионов).

Экспрессия высшей оценки выражается формами превосходной степени в элятивном значении: самые решительные (меры), жесточайший (кризис), острейшие (схватки); отличнейше, строжайше, наивыгоднейше.

В оценочной функции в газете нередко выступают прилагательные-колоративы (белый, красный, черный, желтый и др.), используемые не для цветообозначения, а для выражения отношения, позиции автора (печатного органа). Некоторые при этом терминологизируются и приобретают значение собирательности (зеленые) (Вовчок Д.П., 1979, с. 72).

Функцию выразительности в газете выполняет и особое значение формы настоящего времени глагола -- уже упоминавшееся настоящее репортажа. Экспрессивно и изменение временной перспективы, в частности переключение из одного временного плана (например, из прошедшего времени) в другой (в настоящее). Это особенно свойственно художественно-публицистическим жанрам.

Кроме указанных средств и способов, экспрессивности и эмоциональности публицистической речи способствует субстантивация и оценочное использование числительных, прилагательных и причастий: Претворить в жизнь задуманное; В спортивном строю миллионы.

Воздействующая функция в области синтаксиса реализуется известными средствами так называемого поэтического синтаксиса -- антитезы, инверсии, единоначатия, параллелизма конструкций. Пример антитезы: Берлин -- тогда и ныне; Есть два противоположных суждения... одни говорят -- распад. Другие -- обновление. Инверсия: Краем мощной индустрии является Татарстан; Завершая год трудовой; Суровые и мужественные люди -- шахтеры.

Разнообразны особенности использования в стилистических целях однородных членов предложения (употребление их парами, повторение, градация; использование их с усилительными местоимениями, наречиями, частицами); обособлении; расчленения главных членов в именных предложениях (Нынешний период -- особенный); вопросительных предложений, содержащих проблемные вопросы (На что сделать упор?); восклицательных предложений; именительного представления в зачинах (Россия!.. Это слово произносится с особым чувством); цепей номинативных предложений в целях изобразительности; парцелляции (Уралмаш: будни ускорения; Перестройка: проверка делом); введения в авторский текст прямой речи, а также вообще разговорных конструкций. Богатый и интересный материал относительно стилистической значимости композиции и конструктивно-текстовых приемов в газетных жанрах представлен В.В. Одинцовым (Кожин А.Н., Крылова О.А., 1982, с. 82).

Стихия разговорной речи особенно свойственна современным газетам (в их различных жанрах). Это выражается не только в использовании разговорной лексики, обычно оценочного характера, некоторых средств морфологии, но и оборотов речи и конструкций разговорного синтаксиса, интонаций обиходно-непринужденного общения. Причем нередко эти средства используются в контексте с книжными, в том числе терминологическими, чем достигается особый стилистический эффект (впрочем, это традиционный стилистический прием публицистики). Лишь два примера из статей (с значительными купюрами): Кажется, полжизни тратим на поиски необходимого. А уж в очередях за ним проводим оставшуюся половину... Жить, в общем-то, и некогда. Одна маета. Так было, так есть. А как будет?.. Но куда хуже-то? Кажется, уже некуда... Одни говорят, что-то в государственной машине разломали зря... Другие отстаивают иное: мол, что-то в ней, напротив, недоломали... А где истина? Может, ни в том, ни в другом?.. Наши государственные мужи с грехом пополам овладели искусством уничтожения, но так и не обрели навыки созидания. Вот и на сей раз весь «пар», похоже, ушел в свисток... нередко можно услышать такой аргумент: мол, задним умом все сильны... (Комсомольская правда. 1990. 12 апр.).

Некоторое время мы все же путались -- ведь за тот же плюрализм раньше запросто семидесятую... можно было схлопотать... это как раз тот случай: век учись -- и дураком помрешь... Мы, было, подумали, что слова будут означать именно то, что написано в толковом словаре, тем более что слова-то пошли из нашего лексикона... Ну, и накололись, конечно... Вот открываешь какое-нибудь издание... и читаешь: [цитата]. Вроде бы правильно... Читаешь дальше... Тут уж призадумаешься: как тогда с Иудой быть? Если по понятиям того времени -- совершил товарищ Искариот патриотический поступок... Ужасно надоело делать умное лицо, смахивая с ушей лапшу, да и не получается уже (Московские новости).

Как видим, в этих примерах (отнюдь не фельетонных) наряду с разговорными средствами, приемами «смешения стилей» и другими средствами экспрессивной публицистической речи налицо и иронически-оценочное отношение к сообщаемому -- черта, весьма распространенная в наших газетах. Еще иллюстрации: Вот возьмите, к примеру, некоего С. Ф. Между прочим, разностороннейший человек! Что ни предложат, за все берется... За что ни возьмется -- все развалит... (Известия); Ну до чего же мы все хорошие! До чего красивые и приятные! И вот тот, который старушку локотком отодвинул, а сам вместо нее в автобус сел! И вон тот... (Там же).

1.5 Функционально-прагматическая роль заголовков в газете

Особенной экспрессией и специфичностью в газете обладают заголовки, а также зачины текстов. Они выполняют, кроме прочих, рекламную функцию. Во многом от заголовка и зачина зависит то, прочтет ли читатель данную публикацию или не обратит на нее внимания. В них активизируется новизна выражения, в частности используются те разновидности словосочетаний и синтаксических конструкций, которые не являются широкоупотребительными в других сферах общения.

Вот некоторые примеры броских заголовков и зачинов. Заголовки: Хватит разговоров!; Врач? Рядом; Хлеб -- Родине; Мир тебе, планета!; Ученик: какой он?; Срочно требуются свежие мозги; Гарик плюс Толик --магнаты шахматных полей (Жизнь); Захотелось... в Стокгольм; Биржа: забытое возвращается; Два гола, три гола... кто больше?; Пятеро в лодке, не считая собаки на Сене; Первый тайм уже отшумели; Слышали? Читали?; Спохватились; Помогли... моллюски (Комсомольская правда); Вы - нам, мы - вам. Зачины: Кавказ! Кто, заслышав это слово, не пытался... представить...; Можно ли планировать прошлое?; Начну высокопарно: миром сегодня правят новости (Известия).

Своеобразными путеводителями для читателей газеты являются названия рубрик, заголовки статей, заметок, подзаголовки, врезки. Они привлекают внимание читателя, информируют его о теме публикаций. В современной газете выработалась четкая система рубрикации материалов, сложились модели заголовочных конструкций, их размещения. И каждая газета решает эти проблемы по-своему, в зависимости от ее типа, с учетом адресата, интересов определенного читателя (Житенева Л.И., 1984, № 3, с. 71).

Для лучшей ориентации в газетном номере публикации группируются в тематические подборки. Газеты имеют свои постоянные и сменные рубрики, которые определяют главные направления издания.

Рубрики должны привлекать внимание читателя, они не должны иметь стандартных или нечетких формулировок. Если рубрика сигнализирует об общем направлении помещенных под ней публикаций, то заголовок называет тему конкретного материала, а с помощью подзаголовков можно подчеркнуть наиболее важные моменты. Под заголовком или под рубрикой может помещаться врезка обычно сжато информирующая о поводе для публикации.

Заголовок должен не просто назвать, обозначить тему, он должен сообщить о факте, событии, формировать отношение к нему, передавать авторскую позицию. В настоящее время газеты располагают большим количеством структурных моделей заголовков и приемами их лексико-фразеологического выражения; среди них явно преобладают безглагольные конструкции. Очень редко в качество заголовка используются многословные построения и сложные предложения. И дело, очевидно, не только в том, что они занимают много места на газетной полосе и требуют больше усилий при чтении, а в том, что они более расплывчаты, менее экспрессивны, в них трудно подчеркнуть главное. Поэтому среди заголовков-предложений чаще всего встречаются двусоставные: «Формируется комплекс», «Рождается отрасль», «Уходят в море суда». Такие названия кратки, выразительны, легко воспринимаются читателями (Житенева Л.И., 1984, № 3, с. 72).

Из сложных предложений используются те, которые имеют четкое деление на две части: «Там, где течет Свирь», «Там, где остановилось время». Однако их структурная четкость, свободное употребление при описании различных явлений приводит к частому использованию, превращению в стереотипные, штампованные заглавия. Стали штампами, например, заголовки типа Цехком. Каким ему быть? Нередко в функции газетных заголовков используются и парцеллированные части предложений, получающие самостоятельное значение: «Когда настала полярная ночь», «Хотя завод и небольшой», «Когда „молния" молчит...».

Вместе с тем однословные конструкции для газетных заголовков - явление тоже не характерное, так как они не обладают необходимой информационной насыщенностью: Участливость; Зрелость; Трасса; Волжане; Спайка. Но соединенные союзом двухсловные конструкции, имея в своей основе сопоставление, соединение или противопоставление, могут сказать читателю уже значительно больше: «Человек и экономика», «Писатель и время», «Финансисты и стройка» (Житенева Л.И., 1984, № 3, с. 73).

Чаще всего в качестве заголовков выступают различные типы словосочетаний, которые приобрели в газете самостоятельное значение: Острые разногласия; Опасная директива; Резкое осуждение; По закону совести; Ритм созидания; С уверенностью в будущем; При зимних звездах.

Привлекают внимание читателя распространенные в современных газетах заглавия: «Индия: шаги энергетики», «Ирак: напряженность сохраняется», «Динамо: только победы!». Здесь к первой части после паузы, обозначенной двоеточием, присоединяется главная в смысловом отношении часть. Такие заголовки четки, информативны, обладают деловой тональностью. Немаловажно и то, что они дают возможность полнее использовать графическое оформление названия: первая и вторая части набираются разным шрифтом, иногда имеют разное расположение и т. д. Сами по себе достаточно выразительные, они становятся точнее, дополняют рубрику. Так, под рубрикой «Америка без грима» в газете «Московский комсомолец» дан заголовок «Насилие: с экрана в жизнь», вносящий дополнительную информацию (Стилистика газетных жанров, 1981, с. 165).

Конечно, невозможно рассмотреть и даже перечислить все многообразие типов газетных заголовков, тем более, что для одних читателей привлекающей внимание оказывается форма, для других -- ее лексико-фразеологическое выражение, для третьих -- и то, и другое. Стилистически значимы, например, восклицательные и вопросительные предложения, особенно с обращениями: «Кто за лидером?», «Как трехмерен этот мир!», «До встречи, футболенок!», «Браво, „Спартак"!», «Вот так-то, Вирджиния!», «Какую позицию занимаешь?». Большой заряд экспрессии несут широко распространенные инфинитивные конструкции, побудительные предложения, рассчитанные на воздействие, на соучастие. Вот примеры из газеты «Известия»: «Давайте сверим часы», «Ядерную войну -- вне закона!», «Ядерному оружию - решительное «нет!».

Для читателя важны, естественно, не только структура названия, но и его содержание. В заголовках широко используются переносное употребление слов, особенно терминов, оценочная лексика, необычное словообразование, смысловые контрасты и т. д.: «Эстафета деловитости», «Спрос и... рассуждения», «„Капли" каменного дождя», «Не любой ценой», «Эффект “холодного" тепла», «Огурец в разрезе» (Солганик Г.Я., 1981, с. 89).

Такие заголовки заинтересовывают читателя. Но экспрессивные элементы не должны противоречить содержанию материала, его жанру. Иногда попытки обновить заголовок, привлечь к нему внимание, оборачиваются ошибками, неудачами. Необычное использование слов, даже взятых в кавычки, не освобождает журналиста от решения вопроса об их уместности, о соответствии контексту тех ассоциаций, которые они вызывают. Так, не соответствует содержанию заголовок «На блины... к ЭВМ» (Комсомольская правда, 1994, 6 февр.), предпосланный заметке о всесоюзном семинаре студентов-радиолюбителей. Не реализует ни смыслового, ни экспрессивного содержания известный афоризм, использованный для материала о свойствах женьшеня: «Зри в корень» (Комсомольская правда, 1992, 11 сент.).

Не совсем отвечает теме, многозначен заголовок репортажей «Потери у газетного стенда» (Советская Россия, 1990, 20 февр., 1 марта), в которых речь идет о том, что в некоторых городах мало газетных стендов, особенно шестиполосных, поэтому две полосы просто выбрасывают. Двусмысленно звучит заголовок «Поиск новатора» (Российская газета, 1995, 7 апр.), который может означать: новатор ведет поиск или ищут самого новатора. Не однозначен и заголовок «Испытывают трубы» (Известия, 1993, 7 апр.).

Попытка оживить заголовок, придать ему некоторую рекламность, необходимую в пропаганде, приводит к использованию индивидуальных метафор, включению разговорных слов, созданию необычных словосочетаний. Но не всегда такие заголовки сохраняют информативность, ясность, смысловую точность, стилевую специфику.

При анализе газетных заголовков, рубрик, других названий бросается в глаза встречающаяся иногда их лексическая, синтаксическая (структурная) и оформительская однотипность. Бывает, например, повтор слов: Всегда в поиске; Идет поиск сырья; Поиски, находки... И все это в одном номере газеты. Назойливым бывает такой графический прием, как кавычки (причем не всегда обоснованные). Например: «Джинсовое» дело; Из Москвы с «пятеркой»; «Спутник» приглашает; Сольются «картонные» реки (речь идет именно о производстве картона, поэтому закавычивание этого слова совсем непонятно) (Житенева Л.И., 1984, № 3, с. 74).

В газете должны преобладать заголовки, привлекающие внимание читателя информативностью, точностью содержания. Соотношение в каждой газете разных моделей заголовков, очевидно, должно решаться по-разному, с учетом типа газеты и интересов ее читателей. Рубрики, заголовки, подзаголовки, врезки помогают читателю выбирать материалы, наиболее заслуживающие его внимания. И они должны быть настоящими ориентирами, своеобразными сигналами на газетной полосе.

Глава 2. Функционально-прагматическая характеристика языковых средств в газете «Буфф-сад»

2.1 Функциональная характеристика языковых средств

Основные функции языка приводятся в книге «Русский язык. Энциклопедия» Ю.Н. Карауловым (Русский язык. Энциклопедия, 1998, с. 610 - 611). Он выделяет следующие две фундаментальные функции языка:

1. Коммуникативная функция. Она обусловливает основную характеристику языка - наличие материальной (звуковой) формы и системы правил кодирования и декодирования. Эти свойства обеспечивают и поддерживают единство выражения и восприятия смысла. Коммуникативная функция формирует прагматический компонент языковой структуры, адаптирующий речь к участникам и ситуации общения: дейктические (указательные) средства, систему местоимений, обращения, формулы этикета, повелительные формы глагола, систему времён, темпоральные слова и др.

2. Служить орудием выражения мысли - вторая фундаментальная функция языка. Структура языка органически связана с категориями мышления. Основные единицы языка представляют собой аналоги логических категорий: слово соответствует понятию, предложение - суждению, подлежащее - субъекту суждения, сказуемое - предикату. Механизмы референции служат целям квалификации - выражения логического количества, т.е. определяют, относится ли имя к индивидуальному объекту, классу объектов, определённой или неопределённой части класса, неопределённому члену класса и т.д.

Австрийский психолог К. Бюлер выделил три функции языка:

1. Репрезентативная функция обозначения внеязыковой действительности.

2. Экспрессивная функция выражения внутреннего состояния говорящего.

3. Апеллятивная функция воздействия на адресата речи (там же, с. 610).

Осуществление коммуникации определяется тем, что говорящие пользуются понятным им языком (кодом) и существуют условия, обеспечивающие передачу сообщения. Р.О. Якобсон выделяет с учётом этих компонентов шесть неравноценных функций языка: референциальную, эмотивную, конативную, фатическую, металингвистическую и поэтическую. Ведущей является референциальная (в иной терминологии - номинативная, денотативная, по Бюлеру - репрезентативная) функция языка - обозначение внеязыковых категории. За ней следует эмотивная функция языка - выражение отношения автора речи к её содержанию. Она реализуется в формах субъективной модальности, пропозициональных установках, средствах оценки, эмфазе, восклицаниях, интонации, междометиях и т.д. Ориентация на адресата, т.е. конативная (от лат. conatus - попытка) функция языка, является определяющей для таких форм, как обращение, императив, апелляция к сопереживанию. На базе конативной возникает магическая функция языка. В религиозном и мифологическом сознании она играет большую роль. Магическая сила слова ассоциируется с проявлением высшей воли. Выступая в магической функции, речь призвана воздействовать на ход событий, психику аудитории. В свободном общении людей реализуется фатическая (от лат. for, fatus sum, fari - говорить) функция языка. Фатическая функция языка обслуживается высказываниями, целью которых является завязывание, продолжение и прекращение коммуникации. Высказывания о языке (коде) отвечают металингвистической функции языка, реализуемой в языковедческих текстах, в процессе освоения ребёнком родного языка, при обучении иностранным языкам, в рефлексии над языком его носителей. Установка на то, чтобы сообщение своей формой в единстве с содержанием удовлетворяло эстетическое чувство адресата, создаёт поэтическую функцию языка, которая, будучи основной для художественного текста, присутствует и в повседневной речи, проявляясь в её ритмичности, образности и др. Все элементы и уровни языковой структуры допускают эстетизацию, хотя и предрасположены к ней в разной степени: менее всего используется в поэтике морфология, более всего - лексика и фонетика (там же, с. 610).

Среди функций СМИ обычно выделяют следующие:

- информационную (сообщение о положении дел, разного рода фактах и событиях);

- комментарийно-оценочную (часто изложение фактов сопровождается комментарием к ним, их анализом и оценкой);

- познавательно-просветительную (передавая многообразную культурную, историческую, научную информацию, СМИ способствуют пополнению фонда знаний своих читателей, слушателей, зрителей);

- функцию воздействия (СМИ не случайно называют четвертой властью: их влияние на взгляды и поведение людей достаточно очевидно, особенно в периоды так называемых инверсионных изменений общества или во время проведения массовых социально-политических акций, например в ходе всеобщих выборов главы государства);

- гедонистическую (речь здесь идет не просто о развлекательной информации, но и о том, что любая информация воспринимается с большим положительным эффектом, когда сам способ ее передачи вызывает чувство удовольствия, отвечает эстетическим потребностям адресата) (Былинский К.И., 1997, с. 21).

Кроме того, в некоторых работах, посвященных массовой коммуникации, вводится понятие так называемой генеральной функции, «которая представляет собой процесс создания и сохранения «единства некоторой человеческой общности, связанной определенным видом деятельности» (Кривенко Б.В., 1993, с. 49).

Реализацию всех этих функций можно проследить на материалах газеты «Буфф-сад». Так, например, в статье «Через неделю будет форум» (Буфф-сад, 2004, № 45) дается информация о предстоящем открытии второго всероссийского форума студентов, в статье «Сплав с Эвереста уже не за горами» (Буфф-сад, 2004, № 28) дается информация о прохождении экспедиции «Сибирь - Гималаи: на плотах с Эвереста». В этих статьях реализуется информационная функция СМИ.

Следующая функция, комментарийно-оценочная, реализуется во многих статьях «Буфф-сада». Например, в статье «Революция по-томски» (Буфф-сад, 2004, № 32), где дается информация об упразднении администраций округов и открытии префектуры, далее идет анализ этого явления, рассматриваются его последствия. В другой статье «Квартиры дают за детей» (Буфф-сад, 2004, № 8) дается информация о новой программе по улучшению жилищных условий молодых семей в Томске, приводятся различные комментарии к этому факту.

Широко реализована в газете «Буфф-сад» и познавательно-просветительная функция. Так в статье «Расцвели тюльпаны в ноябре» (Буфф-сад, 2004, № 28) дается информация о международной конференции «Лечение ВИЧ/СПИДа: медицинские и психологические аспекты».

Практически во всех статья газеты «Буфф-сад» присутствует воздействующая функция. Наиболее сильно она проявляется в материалах рекламного характера, например, в статье «Здоровые зубы - новое качество жизни» (Буфф-сад, 2004, № 19), в которой дается рекламная информация о стоматологической клинике «Тверстом».

Гедонистическая функция СМИ реализуется в «Буфф-саде» на обширном материале статей различного развлекательного характера. Это статьи о музыке, литературе, живописи и т. п. Среди подобных статей можно назвать такие, как «Радуйся с «чайфами» жизни!» (Буфф-сад, 2004, № 11), «Звезды-трудоголики» (Буфф-сад, 2004, № 14), «Who is Мисс?» (Буфф-сад, 2004, № 45), «Луна и ветер Натальи Нелюбовой» (Буфф-сад, 2004, № 23), «Мурлыкающие Баксы» (Буфф-сад, 2004, № 28), «Гауди, великий и ужасный» (Буфф-сад, 2004, № 48), «Панки как стадо» (Буфф-сад, 2004, № 11) и многих других. Надо отметить, что наиболее широко в газете «Буфф-сад» представлена информационная и гедонистическая функция, что связано с тем, что сама газета является информационно-развлекательной.

2.2 Эмоционально-экспрессивные языковые средства

В настоящее время вопрос соотношения понятий стилистическое, экспрессивное, эмоциональное, оценочное остается нерешенным. Некоторые исследователи (например, Е.Ф. Петрищева) относят к стилистически окрашенным языковые средства, имеющие оценку, экспрессию или эмоциональность (Матвеева Т.В., 1990, с. 19).

Говоря о трех разновидностях стилистических коннотаций, М.Н. Кожина выделяет в их числе собственно "эмоционально-экспрессивные" (Кожина М.Н., 1993, с. 37). "Здесь как бы опредмечивается и именуется само отношение к называемому предмету (в широком смысле слова) и само значение по природе своей коннотативно" (там же). Далее исследователь пишет о том, что языковые средства этой разновидности отличаются высокой степенью окраски, то есть эмоционально-экспрессивная окраска как бы "присуща" языковой единице (там же); "те или иные экспрессивные окраски и соответствующие языковые единицы имеют тенденцию употребляться в определенной, конкретной сфере общения" (там же).

Крижановская Е.М. в своей работе "Стилистически окрашенная лексика" к эмоционально-оценочной лексике причисляет слова, "содержащие отрицательную или положительную эмоциональную оценку предмета речи (например, верзила, вытворять, гнусный, миндальничать, ... и слова, которые эмоционально возвышают или принижают предмет речи). Кроме того, … слова, выражающие фамильярное, ироничное, шутливое, ласковое или снисходительное отношение к предмету речи. Разновидностью эмоционально-оценочной лексики является и бранная лексика" (Крижановская Е.М., 2003, с. 455).

Цели субъекта, акты его взаимодействия с адресатом в средствах массовой коммуникации часто реализуются в оценке (ее прагматический смысл заключается в том, что субъект, выражая свое отношение к какому-либо явлению, осознанно или неосознанно пытается вызвать адекватное отношение у адресата) (Былинский К.И., 1997, с. 79).

Одна из главных особенностей изобразительно-выразительных средств публицистики заключается в их оценочности, репертуар оценочных средств публицистики исключительно богат и разнообразен. Помимо собственно оценочной лексики в газетно-публицистической речи в функции оценки используются разнообразные лексические разряды: разговорно-просторечная лексика, книжные, высокие слова, архаизмы, специальная лексика в переносном значении и другие разряды (Васильева А.Н., 1982, с. 100). Активно используются в газетно-публицистической речи и разнообразные словообразовательные и грамматические средства экспрессивно-оценочной окраски: разговорные конструкции, присоединительные, различные эмоционально-оценочные предложения, многообразные средства эмоционального (риторического) синтаксиса и др. (Вакуров В.И., Кохтев Н.Н., Солганик Г.Я., 1978, с. 72). Газета, публицистика остро нуждаются в экспрессивных средствах. Однако экспрессия в газетно-публицистической речи носит подчеркнуто социальный характер. Это, прежде всего, экспрессия целенаправленная, избирательная, оценочная. Например, тропы в публицистике имеют ценность не сами по себе, как украшение слога, средство оживления материала, а, прежде всего, с точки зрения оценочного эффекта, который они производят (Кожина М.Н., 1989, с. 142).

В книге «Русский язык на газетной полосе» В. Г. Костомаров выделил основную черту языка газеты: стремление к стандартизованности и одновременно к экспрессивности (Костомаров В.Г., 1971, с. 28). В газетно-публицистической речи указанный процесс раскрывается «как обязательное и прямолинейно-постоянное соотнесение стандартизованных и экспрессивных сегментов речевой цепи, их чередование и контрастирование, характер которого в деталях материализации зависит уже от частных особенностей моделируемой газетной действительности» (там же).

Широкие возможности для реализации этой тенденции представляют фигуры речи -- отступления от нейтрального способа изложения с целью эмоционального и эстетического воздействия. Стандартизованность обеспечивается воспроизводимостью фигур: в их основе лежат определенные схемы, которые в речи могут наполняться каждый раз новыми словами. Эти схемы закреплены многовековой культурной деятельностью человечества и обеспечивают «классичность», отточенность формы. Экспрессия возникает либо в результате ментальных операций сближения-противопоставления, либо вследствие разрушения привычных речевых формул и стереотипов, либо благодаря умелым изменениям речевой тактики. В газете встречаются практически все фигуры речи, однако значительно преобладают четыре группы: вопросы различных типов, повторы, создаваемые средствами разных языковых уровней, аппликации и структурно-графические выделения.

Действие в средствах массовой информации двух тенденций -- к стандартизованности и экспрессивности, -- разумеется, не ограничивается использованием тропов и фигур речи. Например, стремление к речевой выразительности нередко проявляется в создании новых наименований, отсутствующих в словаре, -- окказионализмов. Вот несколько примеров из газет последних лет: путчелюб, кинороддом, гайдарономика, съезданутый, восъмидерасты, коржаковизм, демократ-расстрига (Былинский К.И., 1997, с. 30). На следующий день после произошедшего несколько лет назад катастрофического падения курса рубля газеты выходили с заголовками типа: Рублепад; Отрублилисъ (там же).

В проанализированных номерах газеты «Буфф-сад» были замечены следующие окказионализмы: пивоман (Буфф-сад, 2004, № 23), кексодром (Буфф-сад, 2004, № 15), потеряшки (Буфф-сад, 2004, № 32), ТЭЙЛ-ХАРД-РОК-РУ-С-ЭЛЕМЕНТАМИ-РАЗДОЛБАЙСТВА (Буфф-сад, 2004, № 48), макароведение (Буфф-сад, 2004, № 19), динотопия (Буфф-сад, 2004, № 45), многомужцы (Буфф-сад, 2004, № 20), сперматозавры (Буфф-сад, 2004, № 8).

Стремление к экспрессии порой приводит к противоположному результату -- к созданию штампа, одному из воплощений стандарта. Штампы были очень широко распространены в печати советского периода. Штамп представляет собой изначально образное, но в силу своего постоянного употребления утратившее свою экспрессию выражение (Культура русской речи, 1987, с. 205). Наиболее яркий пример штампа -- это не так давно часто встречавшиеся на страницах газет метафоры и перифразы (описательные обороты, заменяющие прямые наименования), наподобие следующих: черное золото (нефть) зеленый часовой (лес), флагман индустрии, эстафета поколений, правофланговые пятилетки, труженики полей, работники прилавка (там же, с. 206). Штамп -- это «окаменелая фразеология», в которой неправомерно продолжают «усматривать стилистическое назначение воздействия» (Винокур Г.О., 1979, с. 158).

Наряду с действием тенденций к стандарту и экспрессии одной из характерных черт дискурса периодической печати является полистилизм -- возможность использования языковых средств, различных по стилевой принадлежности и нормативному статусу: книжных и разговорных, относящихся к основному фонду словаря и его периферии, пафосных и сниженных, терминов и жаргонизмов. Важно, чтобы их употребление диктовалось критериями «уместности и сообразности», а не языковым вкусом лингвистически невзыскательного читателя и тем более не стремлением к подражанию языку улицы». Средства массовой информации в значительной степени определяют нормы языка и общения, и тем более велика их ответственность за то, чтобы эти нормы отвечали лучшим культурным традициям (Былинский К.И., 1997, с. 50).

Очень большое количество разговорных слов можно выделить в газете «Буфф-сад». Это следующие слова: дескать (Буфф-сад, 2004, № 11), ломанулось (Буфф-сад, 2004, № 14), переплюнуло (Буфф-сад, 2004, № 28), мамики и папики (Буфф-сад, 2004, № 28), попсовый (Буфф-сад, 2004, № 43), ковылять (Буфф-сад, 2004, № 19), тырить (Буфф-сад, 2004, № 23), паджгать (Буфф-сад, 2004, № 14), халявщики (Буфф-сад, 2004, № 48) и многие другие. Присутствуют в газете «Буфф-сад» и жаргонизмы: драйв, рубились (Буфф-сад, 2004, № 45), рейверы (Буфф-сад, 2004, № 20). И разговорные слова и жаргонизмы используются авторами для придания тексту определенной экспрессии.

Довольно значительную группу среди газетной лексики эмоционально-экспрессивной окраски составляют историзмы, восходящие в своем значении к понятиям и явлениям европейского средневековья (наиболее влиятельный в количественном отношении лексический разряд), русской дореволюционной действительности и т. д., а также разнообразные архаизмы (русского и иностранного происхождения). В функциональном отношении рассматриваемая группа представляет собой тесное единство; все слова этой группы имеют постоянно закрепленную эмоционально-экспрессивную окраску (Солганик Г.Я., 1981, с. 35).

В газете «Буфф-сад» нами были выделены следующие историзмы: предвыборные баталии (Буфф-сад, 2004, № 8), глашатаи новой экономической реформы (Буфф-сад, 2004, № 20), крестовый поход против порубщиков (Буфф-сад, 2004, № 45), рыцари бизнеса (Буфф-сад, 2004, № 48).

Кроме устойчиво и регулярно употребляемых газетных слов эмоционально-экспрессивной окраски в газете для создания эмоциональной оценки широко используются устаревшие слова, не закрепленные за газетной речью. Их употребление носит функционально-стилевой характер (Солганик Г.Я., 1981, с. 37).

В газете «Буфф-сад» можно выделить следующие: восхвалять (Буфф-сад, 2004, № 15), витийствовать (Буфф-сад, 2004, № 8), мужи, обуять, поведать, громогласный (Буфф-сад, 2004, № 45), именоваться, источать, сладкозвучный, благой (Буфф-сад, 2004, № 48) и др.

Особую, довольно большую группу газетных негативно-оценочных слов составляет лексика, связанная с образом жизни животных (чаще хищников), их борьбой за существование, а также с охотничьим, рыболовным промыслами и т. д. Слова этой группы объединяет сходное функциональное использование их в газетно-публицистической речи в качестве резко пейоративных средств. Введение многих слов этой группы в газетно-публицистическую речь носит образно-символический характер; причем самой общей мотивировкой переносного употребления их служит параллель между жестокостью «законов», царящих в животном мире, и порядками, нравами общества (Былинский К.И., 1997, с. 69).

В газете «Буфф-сад» нами были выделены следующие слова из этой группы: акулы шоу-бизнеса (Буфф-сад, 2004, № 45), стервятники лесного хозяйства (Буфф-сад, 2004, № 12), хищническое поведение (Буфф-сад, 2004, № 30), волчий закон (Буфф-сад, 2004, № 48).

2.3 Фигуры речи как способ реализации экспрессивности

В науке нет устойчивой, непротиворечивой классификации фигур речи. В современной стилистике можно найти лишь более или менее упорядоченные по какому-нибудь формальному признаку списки: фигуры «добавления» (разновидности повтора) - фигуры «сокращения»; «асемантические» (например повтор) - «семантические» (метафора, метонимия, гипербола); «синтаксические» - «лексические» фигуры и т.д. (Кожина М.Н., 1989, с. 142). Есть и другие классификации, но они редко используются.

По мнению В.П. Москвина «Общая классификация фигур представляется возможной по их отношению к таким параметрам (в античной традиции «качествам») речи, как её разнообразие/однообразие, правдоподобие, уместность/неуместность, однозначность/двусмысленность, и д.р.» (Москвин В.П., 2002, № 2, с. 87). Далее автор приводит примеры применения фигур в разных видах речи: «К примеру, чтобы сделать речь разнообразной, используется различные приёмы ухода от тавтологии (фигура перифрастического варьирования, синонимическая замена, местоименная замена и т.д.). Фигурами нарочито однообразной речи являются различного рода повторы (аллитерация, ассонанс парономазия и др.). Гиперболу и литоту можно трактовать как приемы нарочитого неправдоподобия, эвфемистическая замена служит реализации требования уместности речи и т.д.» (Москвин В.П., 2002, № 2, с. 87).

В классификации фигур речи мы опирались на книгу «Культура русской речи: учебник для вузов» под редакцией Л.К. Граудиной и Е.Н. Ширяева (Культура русской речи, 1987).

В газете встречаются все виды фигур речи, но преобладающими можно назвать вопросы различных типов, аппликации, структурно-графические выделения.

На первой же странице газеты мы встречаем дубитацию и объективизацию - разновидности вопросов. (Дубитация - ряд вопросов к воображаемому собеседнику, служащих для постановки проблемы и обоснования формы рассуждения. Это и своего рода план дальнейшего изложения, и способ установить с читателем контакт. Объективизация - это вопрос на который автор отвечает сам; это языковое средство, служащее для высвечивания отдельных сторон основного вопроса по мере развертывания текста. Фигуры такого образа располагаются главным образом в начале абзацев (Культура русской речи, 1987, с. 264)).

Дубитация служит своеобразным планом дальнейшего изложения, например: «Но наверняка всем интересно - какова оборотная сторона «музыкальной медали»? Кто везёт сюда «звезд», чего это стоит, как, в конце концов, они живут вне сцены, что едят, пьют и пьют ли вообще?» (Буфф-сад, 2004, № 45); «Кто, зачем и как рассказывает томичам о преступности?» (Буфф-сад, 2004, № 48); «Но как о нём рассказывать и, главное, - как показывать?» (Буфф-сад, 2004, № 48); «Рынок недвижимости в Томске явление парадоксальное. Иначе чем объяснить факт: цены на квартиры за последний год выросли почти на 40 процентов, а их стали покупать чаще?... И почему, собственно, происходит удорожание жилья?» (Буфф-сад, 2004, № 48).

Эти примеры находятся чаще всего в начале текста. Вопросы звучат таким образом, будто автор статьи задаёт их от имени читателей. Одновременно происходит обсуждение тех или иных сторон вопроса как бы при участии читателя. Убедительность выводов намного возрастает. Доверительность таких фигур речи обусловлена ещё и тем, что автор чаще использует разговорные средства (в конце концов, чего это стоит, всем интересно и др.). Благодаря интонации дубитация придаёт живость вступлению (там же, с. 265).

Объективизация - это вопросы, на которые автор отвечает сам (там же, с. 265), например: «Что же нас ждет с 1 января наступающего года? Штраф 300 рублей за распитие пива на улице, стадионах, в скверах, парках, транспорте и других общественных местах. Вам этого мало? Так ведь в пригородных электричках тоже нельзя!» (Буфф-сад, 2004, № 48); «Откуда столько? Из лесу, вестимо» (Буфф-сад, 2004, № 48); «Ну, было такое? Было» (Буфф-сад, 2004, № 45); «А хвалить будем? Ну, если учесть, что 7 ноября - праздник пролетариата (ну, там доходы низкие, образование начальное или неполное среднее), то догадайтесь сами, чего хвалить будем» (Буфф-сад, 2004, № 45).

Такие вопросы могут находиться в любом месте текста, чаще - в начале абзаца. Автор как бы опирается на эти вопросы при построении рассуждения, при этом происходит контакт с читателем путём смены вопросительного предложения утвердительным. Вопросно-ответная форма изложения привлекает внимание читателя. Таким образом, реализуется контактоустанавливающая функция. Возникает иллюзия диалога, причём статья строится так, будто автор выражает не только точку зрения читателя, но и его оценку происходящего - негативную или положительную. Этому способствует и употребление множественного числа глаголов второго лица (будем), местоимений мы, нас.

В газетных статьях встречаются и риторические вопросы - экспрессивные утверждения или отрицания. Например: «Неужели не понимает, что его вокальные данные далеки от, например, кипеловских?», (Буфф-сад, 2004, № 48). Экспрессии способствует и усилительная частица неужели. Риторические вопросы помогают поддерживать контакт с читателем, втягивают его в своеобразный диалог.

Другими речевыми средствами поддержания контакта с читателем являются риторические восклицания, умолчание, коммуникация, парантеза (Культура русской речи, 1987, с. 266).

Коммуникацию как фигуру речи можно узнать в тексте по формулам «судите сами», «решайте сами» «думайте сами» и др. Например: «Ну, если учесть, что 7 ноября - праздник пролетариата (ну, там доходы низкие, образование начальное или неполное среднее), то догадайтесь сами, чего хвалить будем». (Буфф-сад, 2004, № 45). Автор статьи приглашает читателя поучаствовать в рассуждении и согласиться с его выводами, с негативной оценкой происходящего. Поскольку читатель сам участвует в рассуждении, то убедительность тоже возрастает.

Парантеза - интонационно и графически выделенное высказывание (Культура русской речи, 1987, с. 266). При помощи парантезы автор добавляет какое-то сообщение к главному или высказывает свою оценку. Чаще всего эта фигура речи имеет ироничную оценку. Например: «Неделю назад в агентстве лесного хозяйства Томской области прошло совещание (немножко расширенное, как выразился начальник агентства лесного хозяйства по Томской области Александр Монин) по вопросам реализации новогодних елок». (Буфф-сад, 2004, № 48); «Такая простая и вместе с тем мудрая (хотя так обычно и бывает) мысль пришла в голову московскому художнику Константину Сутягину» (там же); «Понятно, что когда всеми способами разыскиваются новые, неизведанные пути для пополнения бюджета города на будущий год (а его секвестировали на 850 миллионов рублей!), то этим самым физическим лицам, отягощенным имуществом, сие рассмотрение не обещает ничего хорошего» (Буфф-сад, 2004, № 45). В этих примерах ироничность оценки достигается необычным сочетанием слов: немножко расширенное, отягощенным имуществом; сочетанием книжных и разговорных слов: сие рассмотрение, этим самым физическим лицам, секвестировали и т. д.

Риторическое восклицание - выражение эмоции автора. Оно выделяется графически (Культура русской речи, 1987, с. 267). Эмоции могут быть самые разные, например: «Почти мостик. Это при каблуках-то!»; «Молодец» (Буфф-сад, 2004, № 45); «Помните об этом, граждане, и не покупайте зеленые деревья неизвестного происхождения!» (Буфф-сад, 2004, № 48); «Хотя какая разница - музыка рубит!» (там же.).

Автор риторическими восклицаниями побуждает читателя разделить свои эмоции (которые чаще всего выглядят наигранными): восхищение, изумление, праведный гнев и т. п.

Умолчание - это указание многоточием на невысказанность части мысли (Культура русской речи, 1987, с. 267). Подразумевается, что читатель сам знает продолжение фразы. Например: «Ну а там, кто в баню, кто в лес, кто по… В общем, за прошедшую неделю случилось много всего» (Буфф-сад, 2004, № 48); «А то жизнь покажется мёдом, маршрутки - сыром в масле, а ложка с дёгтем так и останется недонесённой до бочки с…хм…получается, с жизнью» (Буфф-сад, 2004, № 45); «Да, самое забавное: безалкогольное пиво тоже того…Нельзя!» (Буфф-сад, 2004, № 48). При этом у читателя возникает ощущение, что автор переглядывается с ним, хитро улыбаясь.


Подобные документы

  • История формирования публицистического стиля как функциональной разновидности литературного языка. Характеристика специфических черт газетной речи. Функции публицистики и требования культуры речи, вытекающие из них. Общественная роль газеты и журнала.

    реферат [29,4 K], добавлен 14.01.2016

  • Стилистическая характеристика газетных заголовков. Основные признаки публицистического стиля. Вопрос о выделении газетного стиля. Роль и значение заголовков периодических изданий, их функции, виды и способы формирования. Трансформация газетных заголовков.

    курсовая работа [85,3 K], добавлен 09.01.2014

  • Газетно-публицистический стиль как наиболее популярный из всех функциональных стилей, факторы, влияющие на него. Лингвостилистические особенности газетно-публицистического стиля: лексические и грамматические. Использование выразительных средств.

    реферат [14,9 K], добавлен 20.03.2011

  • Функции текстов публицистического стиля, принцип отбора языковых средств. Роль модуса в диалогической речи и в газетном тексте, его квалификативные категории (авторизация, персуазивность, оценочность). Использование оценочных средств в журналистике.

    доклад [11,6 K], добавлен 18.02.2011

  • Специфика газеты как одной из форм массовой информации. Отличительные черты и особенности газетного стиля. Особенности развития прессы в США и Англии. Языковые приемы в публицистике. Анализ языковых особенностей заголовков английских и американских газет.

    курсовая работа [51,8 K], добавлен 24.03.2016

  • Определение понятия и характеристика основных видов жанра "заметка". Выделение основных особенностей публицистического стиля "заметка". Анализ языковых стилистических особенностей жанра на примере материалов газеты "Северная правда" за 2007 год издания.

    курсовая работа [56,7 K], добавлен 07.03.2011

  • Развитие стилистических средства языка и приемов их использования. Исследований по языку и стилям массовой коммуникации - газетных жанров, языка радио, телевидения и кино. Выразительность газетной речи, экспрессивность высказывания и речевые стандарты.

    контрольная работа [29,6 K], добавлен 01.11.2010

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.