Структурно-семантический анализ пословиц французского и русского языков

Пословица: сущность, основные функции, место в фразеологии и источники происхождения. Внутренняя организация пословиц французского и русского языков. Семантика фразеологизмов-пословиц. Лексические противопоставления. Употребление параллельных конструкций.

Рубрика Иностранные языки и языкознание
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 21.01.2013
Размер файла 128,4 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное агентство по образованию

ГОУ ВПО Татарский государственный гуманитарно-педагогический университет

Кафедра французского языка и методики преподавания

ВКР

на тему: Структурно-семантический анализ пословиц французского и русского языков

Казань, 2011

Введение

Актуальность исследования. Социальная актуальность. Пословицы отражают опыт народа, накопленный веками, сохраняющий и воспроизводящий его менталитет, а значит, и его культуру. Тематика их безгранична. Они реагируют на все явления действительности, отражают жизнь и мировоззрение народа во всем его многообразии, передают бытовые, социальные, религиозные, эстетические народные взгляды, в них запечатлелись особенности обычаев, нравов, поведенческие концепции и моральные установки. Пословицы и поговорки языка, являясь результатом длительного развития, передавая от одного поколения к другому сведения об общественном опыте, важны не только как средство коммуникации, но и как источник различной общественно значимой информации. Пословицы прочно вошли в язык, в жизнь любого народа, и являются неотъемлемой частью повседневного общения. Они как бы напоминают человеческий опыт, накопленный веками, и говорящий становится причастен к этому опыту. Таким образом, они являют собой как бы мост между поколениями, связующее звено, которое объединяет живущих и живших на земле.

В свете всего вышеизложенного изучение пословиц представляется крайне важным, особенно необходимым является изучение пословиц народа, чей иностранный язык изучает человек. Это разнообразит его речь, показывает определенный уровень владения языком и позволяет приобщиться к огромному социальному опыту, накопленному народом, позволяет лучше изучить менталитет этого народа, т.к. в пословицах, как нигде, проявляется менталитет, душа народа.

Педагогическая актуальность данного исследования заключается в том, что, на наш взгляд, существующие учебные пособия по французскому языку уделяют изучению пословиц недостаточное внимание. Наше исследование предоставляет возможность всем изучающим французский язык пополнить лексический запас, расширив его за счет изучения новых пословиц, а также изучить структурные особенности французского языка по сравнению с русским. Эти особенности относятся не только к пословицам, но и к языку как таковому, т.к. пословицы, в большинстве своем, придерживаются общих правил языка. А созданная нами классификация пословиц, объединенных одной тематикой, облегчит их запоминание, т.к. пословицы структурированы в соответствии с определенными критериями, что также позволит сравнить образную основу пословиц в русском и французском языках, а значит, и сравнить особенности менталитета двух народов.

Научная актуальность изучения пословиц определяется тем, что статус пословицы как семиотической единицы до сих пор остается неясным в современной лингвистике. Мнения ученых о разграничении пословиц и поговорок рознятся. Не могут прийти к единому мнению ученые и в вопросе о вхождении пословиц в состав фразеологии. Ввиду чего в данной работе проводится углубленное изучение существующей по данному вопросу информации с последующим обобщением. Также недостает сведений о сравнении семантического и структурного аспектов пословиц французского и русского языков.

Практически не изученным остается вопрос о сравнении элементов паремиологии различных языков. Из этого складывается объективное противоречие, заключающееся в том, что проблема внутренней организации и семантики пословиц французского и русского языков имеет важную теоретическую и практическую значимость, однако остается недостаточно разработанной в современном языкознании.

Объектом нашего исследования являются пословицы французского и русского языков.

Предмет исследования - структурно-семантический анализ пословиц французского и русского языков.

Цель исследования - определить и сравнить структурно-семантические характеристики пословиц французского и русского языков. Для этого необходимо было решить следующие задачи:

1. Проанализировать и обобщить теоретический материал по проблеме определения языкового статуса пословицы в современном языкознании.

2. Определить критерии сравнения семантики и структуры построения пословиц французского и русского языков.

3. Выявить сходство и различие пословиц французского и русского языков в плане их семантики и структурных особенностей.

Методическую базу исследования составили следующие труды:

· Пермяков Г. Л. «Основы структурной паремиологии», где автор подробно рассматривает пословицы и поговорки, предлагая свою собственную, логико-семиотическую классификацию пословиц и поговорок

· Жуков В.П. «Словарь русских пословиц и поговорок», где автор анализирует выводы других исследователей, а также приводит свое мнение по поводу пословицы как языковой единицы, к тому же приводится словарь пословиц и поговорок

· Снегирев И.М. «Словарь русских пословиц и поговорок: русские в своих пословицах», где автор рассматривает языковой статус пословицы, проводит анализ формы пословицы, выделяет значимые характеристики и формально-семантичесеи особенности пословиц

· Потебня А.А. «Из лекций по теории словесности. Басня. Пословица. Поговорка», где автор рассматривает различные виды пословиц и приводит свою собственную классификацию

· Шафранская Э.Ф. «Устное народное творчество», где автор рассматривает художественные особенности пословиц, а также источники их возникновения

· Понятина Т.П. «На языке Вольтера. Libertй, Йgalitй, Fraternitй. Французские изречения», где автор приводит широкий круг французских пословиц с их буквальным переводом и русскими эквивалентами

· Туган-Барановская Б.В. «Русские и французские пословицы и поговорки», где автор приводит русские пословицы и соответствующие им французские эквиваленты

· Dournon J.-Y. «Dictionnaire des proverbes et dictons de France», где автор приводит французские пословицы и их толкования на французском языке

В процессе работы были использованы следующие методы исследования:

1. критический анализ научно-методической литературы по проблеме исследования;

2. метод сплошной выборки в целях отбора материала исследования;

3. сравнительно-сопоставительный метод, а именно - сравнение языковых реалий двух культур;

4. методы анализа и синтеза в целях изучения структурно-семантического строя пословиц;

Этапы исследования:

1) изучение теоретического материала по проблеме исследования, постановка цели и задач исследования;

2) обобщение необходимого материала;

3) сравнительный анализ семантики и структуры французских и русских пословиц, описание исследуемой проблемы;

4) выводы по исследованию и техническое оформление работы.

Теоретическая значимость данного исследования заключается в обобщении научного знания по проблеме исследования, в анализе и синтезе изученного теоретического материала.

Практическая значимость исследования заключается в возможности использования выводов по структурно-семантическому анализу пословиц французского и русского языков в теоретическом изучении и практике преподавания французского языка, а также в возможности использования разработанной нами классификации пословиц, построенной на основе сходства и различий образной основы русских и французских эквивалентов.

Научная новизна данного исследования заключается в углубленном изучении некоторых аспектов паремиологии и в сравнительной классификации структурно-семантической организации пословиц французского и русского языков.

Цели и задачи обусловили структуру данной работы, которая включает в себя введение, две главы, заключение и библиографию.

В главе I представлен обобщенный теоретический материал по проблеме исследования, определяется место пословиц в фразеологии, рассматриваются источники происхождения пословиц.

В главе II рассматривается внутренняя организация пословиц во французском и русском языках и дается сравнительный анализ семантики и структуры.

В заключительной части подводятся общие итоги по проблеме исследования в соответствии с поставленными задачами.

Глава I. Пословица как объект фразеологии

1.1 Пословица как понятие и ее основные функции

Беспрерывно промываются временем и шлифуются рассыпанные в пословицах золотые крупицы народной жизни, борьбы традиций бесчисленных поколений.

М. Шолохов

В языке важна его национально-культурная семантика, отражающая особенности природы, характер экономики и общественного устройства страны, особенности быта, нравов, обычаев, опыт своих предков и историю народа, мировоззрение, нравственные нормы и эстетические идеалы. Национально-культурная семантика присутствует на всех уровнях языка, но наиболее ярко проявляется в пословицах и поговорках, которые непосредственно и прямо отражают внеязыковую действительность, называют предметы явления и ситуации окружающего нас мира. По словам фольклориста-паремиолога Г.Л. Пермякова [28, c.19], в пословицах и поговорках как и в любом другом жанре фольклора, находит свое отражение всё, чем живет и с чем сталкивается тот или иной народ на протяжении веков. Здесь и полный набор этнографических реалий: начиная от орудий труда и кончая нарядами, и всестороння характеристика географической среды с её ландшафтом, климатом, животным и растительным миром; здесь и воспоминания о давно минувших событиях и выдающихся исторических личностях, отзвуки древнейших религиозных верований, истории народа и подробная картина современной организации общества.

Вместе с народом и его языком рождается и пословица, народ живет ею, в ней -- его переживания, житейский опыт, его философия. Пословицы -- это веками формировавшийся язык обыденной культуры, в котором в краткой форме отражены категории и установки жизненной философии народа носителя языка [4, с.152].

Восточные народы называют пословицу «цветом языка», «ненанизанными жемчужинами», греки и римляне -- «господствующими мнениями», итальянцы -- «училищем народа», испанцы -- «врачевством души», немцы -- «уличной мудростью» [41, с.37].

Пословицы заключают в себе законченное суждение, основанное на обобщении конкретных ситуаций, в них отражены народные убеждения, они являются логической моделью для оценочного рассуждения по различным житейским поводам, в них заключены неписаные правила поведения, живые и утраченные реалии национальной культуры. Можно утверждать, что национально-культурная семантика языка -- это продукт истории, включающий в себя прошлое культуры. И чем богаче история народа, тем ярче и содержательнее его пословицы и поговорки [43, с.113].

Как говорит В.П. Аникин [1, с.3], пословица не простое изречение. Она выражает мнение народа. В ней заключается народная оценка жизни, наблюдения народного ума. Не всякое изречение становилось пословицей, а только такое, которое согласовывалось с образом жизни, мыслями множества людей - такое изречение могло существовать тысячелетиями, переходя из века в век. За каждой пословицей стоит авторитет поколений, их создавших. Поэтому пословицы не спорят, не доказывают - они просто утверждают или отрицают что-либо в уверенности, что все ими сказанное - твердая истина.

Задача пословицы не в сообщении истины, а в напоминании человеческого опыта. Исследователь Т.М. Николаева утверждает [17, с.288], что в речевой ситуации говорящему для преодоления комплекса социального одиночества «… важно создать иллюзию стоящего за ним плотного и гомогенного социального пространства», и для этого ему необходимо ввести в речь пословицу, подчеркнув тем то, что его мнение основывается на опыте предков, таким образом, он как бы «защищается» авторитетом социума: «Я думаю, как все» -- что означает: «Все думают, как я».

Пословицы прочно ложатся в память. Их запоминание облегчается разными созвучиями, рифмами, ритмикой, порой весьма искусной. Люди, создававшие пословицы, не знали грамоты, и не было у просто народа иного способа хранить свой жизненный опыт и свои наблюдения.

Очень трудно определить, с каких времен пословицы стали употребляться в речи народа. Неизвестно и время возникновения первых поговорок, но неоспоримо одно: пословицы и поговорки возникли в отдаленной древности и с той поры сопутствуют народу на всем протяжении его истории. Особые свойства сделали и пословицы, и поговорки столь стойкими и необходимыми в быту и речи.

Тем не менее, ученые-лингвисты до сих пор не пришли к единому мнению в вопросе разграничения понятий “пословица” и “поговорка”. Основная трудность определения понятия пословицы заключена в общеупотребительности и - одновременно - исторической многозначности этого слова в русском языке. Другая состоит в том, что в настоящее время пословица является объектом изучения в разных науках - фольклористике, поэтике, лингвистике, которые обращают внимание на различные аспекты ее сущности и в соответствии с этим дают определения с нетождественными наборами признаков. Проблема лингвистического определения пословицы осложнена тем, что в ряду образований, иногда отождествляемых с пословицами, не найдены пока признаки, четко разграничивающие смежные единицы.

Сложилась даже отдельная наука, изучающая эти единицы языка - паремиология (от древнегреч. “paroimia” -- притча, пословица и “logos” -- слово, учение) -- подраздел фразеологии, раздел филологии, посвящённый изучению и классификации паремий -- пословиц, пословичных выражений, антипословиц, поговорок, велеризмов, девизов, слоганов, афоризмов, максим, загадок, примет и других изречений, основным назначением которых является краткое образное вербальное выражение традиционных ценностей и взглядов, основанных на жизненном опыте группы, народа и т. п. Паремиология привлекает внимание как фольклористов, так и языковедов, а по сути своей является областью филологии, совмещающей, подобно стилистике, литературоведческие и лингвистические методы исследования. Языковеды-паремиологи изучают пословицы, при этом следует иметь в виду, что объект внимания некоторых языковедов часто определяется ими как «пословицы и поговорки» [29, с.33].

Вопрос о разграничении пословиц и поговорок - одна из наиболее острых теоретических проблем, складывающихся в настоящее время в лингвистической паремиологии.

Разные исследователи дают разные толкования этих явлений.

В.И. Даль так определяет пословицу: «Пословица - это коротенькая притча, суждение, приговор, поучение, высказанное обиняком и пущенное в оборот, под чеканом народности. Пословица - обиняк, с приложением к делу, понятый и принятый всеми [13, с.10].

Поговорка же, в его представлении, - «окольно выражение, переносная речь, простое иносказание, обиняк, способ выражения - но без притчи, без суждения, заключения, применения; это одна первая половина пословицы» [13, с.11].

Кроме того В.И. Даль считал, что поговорка в принципе может быть сведена к образному словосочетанию, пословице же присущи иные отличительные свойства: краткость, иносказательность, прагматичный характер значения. В более поздних определениях обращено внимание на ритмическую организацию, поучительный характер и законченность суждения в пословице, отсутствие характера обобщения у поговорки; прямой, а не иносказательный смысл лексических компонентов поговорки в противоположность словам, употребленным в пословице, оформленность пословицы в виде завершенного предложения и совпадение синтаксической формы поговорки со словосочетанием.

Толковый словарь русского языка С.И. Ожегова дает следующие определения:

«Пословица - краткое народное изречение с назидательным смыслом, народный афоризм» [27, с.568].

«Поговорка - краткое устойчивое выражение, преимущественно образное, не составляющее, в отличие от пословицы, законченного высказывания» [27, с. 530].

В.П. Жуков под пословицами понимает «краткие народные изречения, имеющие одновременно буквальный и переносный план или только переносный план и составляющие в грамматическом отношении законченные предложения».

Под поговорками он понимает «краткие народные изречения (нередко назидательного характера), имеющие только буквальный план и в грамматическом отношении представляющие собой законченное предложение: Деньги - дело наживное, Коса - девичья краса [15, с. 11].

Таким образом, В.П. Жуков видит отличительную особенность пословиц в том, что они сохраняют два плана - буквальный и переносный. Так, например, пословицы Кашу маслом не испортишь и Чем бы дитя не тешилось, лишь бы не вешалось могут быть употреблены в прямом и в переносном смысле. Пословицы, употребляющиеся в иносказательном смысле, синтаксически нечленимы.

По мнению В.П. Жукова, между пословицами и поговорками размещается обширный тип пословично-поговорочных выражений, которые сочетают в себе признаки пословиц и поговорок. Эти выражения характеризуются тем, что часть слов в их составе сближается или совпадает со словами свободного употребления, а другая часть (нередко реальные или потенциальные фразеологизмы) имеет фигуральное, переносное значение.

В отдельных работах по фразеологии главное отличие пословиц от поговорок усматривается в том, что пословица выражает общее суждение, а поговорка - суждение частного характера. По мнению ученых, стоящих на такой позиции, не только пословицы, но и поговорки могут иметь форму законченного предложения [3, с.17].

В противовес им Г.Л. Пермяков склонен придерживаться мнения, что признак грамматической завершенности всегда считался решающим или, по крайней мере, очень существенным для классификации пословичных изречений, и в первую очередь, для отделения собственно пословиц от поговорок. И хотя разные исследователи по-разному отвечают на вопрос о сущности этих изречений, все они, по его мнению, сходятся на том, что пословицы имеют вид предложения (т.е. отличаются грамматической завершенностью), а поговорки - лишь его части (т.е. грамматически незавершенны). При этом все отмечают близость пословиц и поговорок друг к другу и зыбкость границ между ними [28, с.16].

По мнению А.И. Молоткова, пословица в обобщенном виде констатирует свойства людей и явлений, дает им оценку или предписывает образ действий. Обязательное наличие обобщения и весьма частое оценочно-предписывающее содержание образуют характерный для пословиц назидательный смысл [22, с.18].

Характеристики, которые дает И.М. Снегирев [34, с.151-153] русским пословицам, могут быть сведены к следующим признакам:

1) способность обозначать модели ситуаций в конкретных образах: они излагают «частный опыт в общности»;

2) логико-семантическая общность с пословицами других народов как отражение общих законов человеческого бытия;

3) способность отражать особенности народной психологии и культуры этноса;

4) оценочность;

5) дидактичность;

6) воспроизводимость.

И.М. Снегирев обращается и к анализу формы пословиц. Сопоставляя их с другими видами устойчивых словесных комплексов, исследователь называет такие особенности формы данного вида изречений, как краткость и выразительность, приобретаемые за счет использования при их создании стилистических фигур, в частности «сравнений или противоположностей» (т.е. антитез).

К числу формально-семантических особенностей пословицы И.М. Снегирев относит иносказательность: «…пословица оформляется, по большей части, в двуличной одежде иносказания, которая часто не относится ни к лицу, ни к обстоятельству, подчиняясь только своим взаимным условиям - месту и времени: Пустая бочка гремит громче [34, с.205].

Мы полагаем, что среди основных функций пословиц следует выделить следующие:

1. Коммуникативная. Эта функция является основной для языка вообще и проявляется в любом типе информации.

2. Познавательная. Основной аспект познавательной функции можно соотнести с поучительной функцией паремий. Пословицы в таких контекстах как раз являются инструментом, отражающим в сознании смысл ситуации, преобразующим ее в определенный урок. Например: Утро вечера мудренее.

3. Регулятивная. Одна из основных функций пословиц, заключающаяся в регулировании поведенческих норм. Например: В чужом глазу соломинку видишь, в своем бревна не замечаешь. Регулятивную функцию, в свою очередь, можно подразделить еще на две: моделирующую и прогностическую. Паремии, выполняющие моделирующую функцию, дают словесную модель (схему) той или иной жизненной ситуации. Например: С волками жить - по-волчьи выть. А основная суть прогностической функции - в предсказании будущего. Часто само пословичное изречение строится на модели прогноза. Например: Поспешишь - людей насмешишь; С кем поведешься - от того и наберешься.

4. Эмоционально-экспрессивная. Она проявляется в том случае, если в высказывании прямо выражено отношение человека к тому, о чем он говорит, или к ситуации, когда паремия дает образную характеристику ситуации/ субъекта/ объекта/ состояния. Например: Старая любовь не ржавеет.

5. Эстетическая. В речи пословица, выполняющая данную функцию, является не столько способом оценки, сколько самоцелью. Пословица дается как обобщенный вывод, констатирующий надвременную закономерность. Например: Конец - делу венец.

6. Развлекательная. Данная функция свойственна паремиям всех типов, основной целью которых является привнесение в ситуацию комического смысла. Например: Муж и жена - одна сатана.

7. Орнаментальная. Цель данной функции - украшение речи, придание ей особого народного колорита, что часто встречается в передачах средств массовой информации, для разговорной речи она характерна в меньшей степени. Например: Платон мне друг, но истина дороже.

1.2 Место пословиц во фразеологии

Проблема лингвистического исследования пословиц связана с вопросом их статуса как семиотической единицы. Спорным остается вопрос об их сущности, месте среди смежных явлений, вхождении в состав фразеологии. В целом суждения, высказанные в этом плане, можно сгруппировать следующим образом:

1. Пословицы - это разновидность фразеологических единиц, устойчивых сочетаний, характеризующихся воспроизводимостью в речи.

2. Пословицы не имеют отношения к фразеологии, поскольку они не поддаются идентификации при помощи слов-синонимов в отличие от лексических идиоматизмов.

3. Часть пословиц, употребляющихся в речи применительно к какой-нибудь ситуации в качестве различного рода назиданий, напоминаний о добытых в жизни наблюдениях, не относится к фразеологии; часть пословиц, утративших связь с ситуацией, их породившей, имеет непосредственное отношение к фразеологическим к единицам.

4. Пословицы со времени формирования синтаксиса как самостоятельной лингвистической отрасли широко привлекаются в качестве иллюстративного материала к тем или иным синтаксическим явлениям без определения их жанровой природы.

Некоторые ученые, называющие основными признаками фразеологических единиц их устойчивость в языке и воспроизводимость в речи, считают допустимым употребление термина фразеологическая единица (фразеологический оборот, фразеологизм) по отношению к пословицам и поговоркам в качестве родового.

Получающая все большее распространение концепция предложения как особой номинативной единицы, называющей ситуацию, точно так же как и указание на нелексичность фразеологизмов (например, «как с гуся вода» нельзя заменить одним словом) показывают, что кажущаяся очевидность разделения объектов фразеологии и паремиологии может быть поставлена под сомнение. Отсюда широкое понимание фразеологичности, при котором паремии могут рассматриваться как один из объектов фразеологии. В качестве релевантных признаков, позволяющих отнести пословицы к фразеологии, можно назвать следующие:

1) устойчивость состава, структуры и значения;

2) воспроизводимость в речи в готовом виде;

3) семантическое преобразование компонентов или семантический сдвиг.

Так или иначе, по одному из этих признаков пословицы и фразеологизмы сближали многие исследователи (А.И. Смирницкий, Н.М. Шанский, А.В. Кунин, Л.И. Ройзензон, И.И. Чернышева, В.Г. Гак, А.Г. Назарян). В качестве базового признака пословицы, общего для пословицы с фразеологизмом, следует признать семантическое преобразование компонентного состава [20, с.9-10].

Н. М. Шанский полагает, что и устойчивые словосочетания, и пословицы объединяет в один класс наличие двух основных признаков - воспроизводимости и сверхсловности [42, с.307].

В. Л. Архангельский, анализируя работы В. В. Виноградова по фразеологии, обнаруживает в них указания на то, что основоположник русской фразеологии включал пословицы в круг фразеологических единств, подчеркивая расплывчатость данного разряда [3, с.72].

С. Г. Гаврин мотивирует включение пословиц во фразеологию наличием у них пяти признаков, обнаруживаемых и у фразеологических единиц со структурой словосочетания: 1) воспроизводимости в речи, 2) семантической целостности, 3) общеупотребительности, 4) постоянства компонентного состава, 5) постоянства грамматической формы [10, с.156].

Другая позиция заключается в отрицании возможности относить паремии к кругу фразеологических единиц. В современной науке этого взгляда придерживаются Ю. А. Гвоздарев, А. И. Молотков, С. И. Ожегов, В.П. Жуков, В.П. Фелицына, В. Н. Телия, М.Т. Тагиев, Н.Н. Амосов, А.М. Бабкин. По их мнению, объединение семантически и логически разнородных языковых явлений на основе признака воспроизводимости приведет к размыванию границ фразеологии как науки и нечеткости представления о круге ее объектов. К числу наиболее ясных критериев различения собственно фразеологизмов и паремий относится формальный - синтаксический статус отрезка речи, функционирующего как клишированный. Согласно Г.Л. Пермякову, если клишированный отрезок речи представляет собой типичное словосочетание, то он подлежит рассмотрению в рамках фразеологии. Если этот клишированный отрезок речи представляет собой типичное завершенное предложение или два и более таких предложений - то его следует отнести к паремиологии. Пограничными единицами, по синтаксическому критерию, оказываются неполные предложения, которым присваивается статус поговорок [28, с. 15].

Большинство исследователей, которые занимались клишированными единицами, выдвигали следующие возражения против включения пословиц и поговорок в состав фразеологии: пословицы отличаются от фразеологических единиц логически (пословицы выражают законченное суждение, умозаключение или побуждение, в то время как фразеологические единицы - понятие); синтаксически (пословицы имеют форму предложения, а фразеологические единицы - словосочетания); прагматически (пословицы могут служить дидактическим целям, т.к. имеют назидательный смысл, что для фразеологических единиц не характерно). В.П. Жуков добавляет к имеющимся различиям еще одно: некоторые пословицы имеют два плана: буквальный и переносный. Фразеологизмы же лишены такой особенности [15, с.8].

Стоит отметить, что, отрицая вхождение паремий в подсистему фразеологии, вышеуказанные ученые по-разному определяют их статус. Так, В.Н. Телия считает пословицы произведениями народного творчества, т. е. художественными текстами, и полагает сомнительным отнесение их к числу элементов языковой системы. Она подчеркивает: двуплановость пословиц и поговорок - «следствие не внутриязыковых закономерностей, а условий жанра - его притчевого характера. Воспроизводимость же обеспечивается “цитацией” этих выражений как народного мнения о ценности» [39, с. 102].

1.3 Источники происхождения пословиц

Прежде чем перейти к рассмотрению источников происхождения русских и французских пословиц, попытаемся ответить на вопрос: почему пословицы разных народов так схожи? Паремиологи по-разному отвечают на этот вопрос [17, с.289]. Одни видят в таком сходстве влияние этнического и языкового родства народов; другие - влияние хозяйственных и культурных контактов; третьи - результат схожей истории и идеологии. Однако одинаковые по смыслу пословицы есть у народов, не состоящих ни в родстве, ни в контактах, имеющих разную историю.

Так что превалирует в половицах и поговорках - универсальное или национальное? Это распространенный паремиологический парадокс.

Стало общим местом, что пословицы - отражение национального характера. С другой стороны, пословицы универсальны: любая из них имеет эквивалент у других народов. Различия касаются лишь предметно-образной сферы. Примирить эти в общем-то противоречащие истины Ю.И. Левин предлагает следующим образом [21, с.283]:

1) в фольклоре каждого народа есть пословицы-эндемики, которые формируют национально-характерную специфику народа. К ним можно отнести такие пословицы: От сумы да от тюрьмы не зарекайся; Что русскому хорошо, то немцу смерть; В тесноте, да не в обиде. Иначе звучит, например, пословица народов Средней Азии - Лучше плохое на просторе, чем нечто хорошее в тесноте;

2) в фольклоре одного народа живут пословицы, говорящие об одном, но утверждающие противоположное: Чужой ломоть лаком - Чужой мед горек. Та пословица отражает национальный характер, частота употребления которой больше.

3) представлять национальную аксиологию в полиэтническом пословичном фонде полномочны те пословицы, частотность которых преобладает, например: сто разных пословиц со значением Моя хата с краю против пяти Дружно не грузно.

В свете вышеизложенного рассмотрим источники происхождения русских и французских пословиц, выделив из них общие и различные для этих двух народов.

В свете вышеизложенного рассмотрим источники происхождения русских и французских пословиц, выделив из них общие и различные для этих двух народов.

В отличие от других жанров фольклора, происхождение которых гипотетически представимо и научно аргументируемо (например, сказки, былины, исторические песни), происхождение пословиц и поговорок всеми существующими исследованиями сводимо к общей формуле - к древности.

Что-то донесла до наших времен устная память (половицы присутствуют вкраплениями в устных повествовательных и лирических текстах), что-то письменная (летописные своды). Сохраненные таким образом пословицы и поговорки свидетельствуют о разных мировоззренческих системах человека: анимистической, мифологической, языческой, христианской. В пословицах и поговорках спроецированы различные социальные отношения: крепостная зависимость, разрушение оной, революционные события в российской жизни XX в. и проч.

Однажды возникнув, пословица и поговорка не живут вечно - их существование определено востребованностью и степенью инвариантности. Далеко не все записанные русскими фольклористами XIX в. пословицы и поговорки можно назвать «живыми», востребованными. Однако они представляют интерес для историков, искусствоведов, фольклористов.

Кто конкретно стоит у истоков пословиц и поговорок? «Народ» - это классический ответ, ставший общим местом. Такой ответ мотивирован общефольклорной спецификой, а именно коллективностью устного творчества. Если мы можем представить, как рождались старые пословицы и поговорки лишь гипотетически (когда-то какой-то острослов произносил суждение, замечание или умозаключение, его подхватывали, пересказывали - рождалась пословица, поговорка), то в новое время, начиная с XIX в., когда получили осмысление в обыденном сознании понятия «фольклор» и «фольклористика», мы воочию можем наблюдать рождение пословиц и поговорок, особенно в XX и XXI вв. Современное появление пословиц возможно фиксировать, так как каждый носитель языка «присутствует» в общем «виртуальном» пространстве, создаваемом теле- и радиоэфиром, а также другими нишами медийного пространства. Но прежде чем удачно и образно оформленное высказывание станет пословицей, должно пройти время: пока это высказывание не «наберет» тот рейтинг, который позволит ему называться пословицей или поговоркой. По словам В.И. Даля, «высказывание же тогда только становится пословицею, когда пошла в ход, принята и усвоена всеми» [13, с.11].

Превратившись в пословицу, оно становится частью общественного сознания; произносящему пословицу неважно, кто её придумал. Можно безошибочно предположить, что любая пословица была создана определенным человеком в определенных обстоятельствах, однако для очень многих старых пословиц источник их происхождения полностью утрачен. Поэтому правильнее будет сказать, что пословицы и поговорки имеют народное происхождение, что их первоисточник находится в коллективном разуме народа. Во множестве высказываний, суммирующих повседневных опыт, значение слов, по-видимому, перестало в форму пословицы постепенно, без какого-либо явного объявления.

С другой стороны, так же очевидно, что многие пословицы были созданы вполне определенными умными людьми. И.М. Снегирев утверждает: пословицы -- «изречения людей, среди народа превосходных умом и долговременною опытностью» [34, с.151]. Если это случалось с умными людьми в устном варианте, то, конечно, не оставалось никаких свидетельских записей, но если это происходило с умным человеком, имевшим привычку записывать свои мысли, то в некоторых случаях можно доискаться до первоисточника пословицы.

Но кто может сказать, что эти пословицы не стали частью устной традиции еще задолго до того, как они обрели свою письменную форму.

Благодаря распространению печатного слова высказывания умных людей все чаще стали попадать к простым людям, которые, если эти мысли приходились им по вкусу, обращали их в пословицы.

Давайте рассмотрим общие и различные источники происхождения французских и русских пословиц.

Общие источники происхождения французских и русских пословиц:

1. Пословицы библейского происхождения. Библия - самая читаемая книга в мире, вобрала в себя мудрость веков. Сейчас многие и не задумываются, что пословицы, употребляемые в повседневной жизни, заимствованы из Библии.

Например, расхожее Око за око, зуб за зуб - Њil pour њil, dent pour dent взято из Ветхого Завета. Это называлось Закон Талиона, когда мера наказания измерялась ущербом, причиненным виновным другому человеку.

Есть также заимствования и из Нового Завета, в основном из речи Иисуса Христа, например:

Кто ищет, тот найдет - Qui cherche, trouve. Более древняя форма: Ищите да обрящите - Cherchez et vous trouverez. Евангелие от Матфея, 7, 7 (от Луки, 11, 9).

Не судите, да не судимы будете - Ne jugez point afin que vous ne soyez point jugйs. Евангелие от Матфея, 7, 1 (от Луки, 6, 37).

Возлюби ближнего как самого себя - Tu aimeras ton prochain comme toi-mкme.

Имеющий уши да услышит - A bon entendeur, salut. Евангелие от Матфея, 13, 43.

Блажен, кто верует - Croyez cela et buvez de l'eau claire.

Блаженны нищие духом - Heureux les pauvres en esprit. Евангелие от Матфея, 5, 3.

Не мечите бисер перед свиньями - Ne jetez point vos perles devant les pourceaux. Евангелие от Матфея, 7, 6.

В чужом глазу видим сучок, в своем бревна не замечаем - On voit une paille dans l'њil du voisin, on ne sent pas une poutre dans le sien. Евангелие от Матфея, 7, 3 (от Луки, 6, 42).

Нет пророка в своем отечестве - Nul n'est prophиte en son pays. Евангелие от Иоанна, 4, 44.

Кто с мечом придет, от меча и умрет - Qui de glaive vit, de glaive pйrit. Евангелие от Матфея, 26, 52.

Я умываю руки - Je m'en lave les mains. Слова Понтия Пилата перед вынесением приговора Иисусу Христу. Евангелие от Матфея, 27, 24.

Дух крепок, а плоть слаба - L'Esprit est prompt, mais la chair est faible.

Тайное всегда становится явным - Il n'y a rien de cachй qui ne doive venir en йvidence.

2. Высказывания, связанные с верой в Бога. Религия оказывает огромное влияние на становление народа, его поведенческие концепции, нравственные и моральные установки, что не может не найти своего отражения в языке. Помимо цитат из Библии, народ сам стал автором многих изречений на религиозную тематику, которые вошли позднее в основной фонд языка и стали общеупотребительными. Особенно ярко проявился в таких пословицах концепт «Бог» («Dieu»). Рассмотрим некоторые из них:

L'homme propose et Dieu dispose - Человек предполагает, а Бог располагает.

A qui se lиve matin, Dieu prкte sa main - Кто рано встает, тому Бог подает.

Qui donne aux pauvres, prкte а Dieu - Кто сирых напитает, того Бог знает.

Chacun pour soi et Dieu pour tous - Всяк про себя, а Господь по всех.

Dieu ne veut pas la mort du pкcheur - Бог милостив к грешникам.

Dieu chвtie celui qu'il aime, comme un pиre chвtie l'enfant qu'il chйrit - Бог наказывает того, кого любит, как отец наказывает ребенка, которым дорожит.

Quand Dieu quelqu'un veut chвtier, de bon sens le fait varier - Кого Бог хочет наказать, у того отнимает разум.

Dieu est toujours pour les gros bataillons - К удалому и Бог пристает.

Dieu nous a pйtris du mкme limon - Все мы одним миром мазаны.

3. Античное наследие. Заимствования из латинского языка. Многие выражения существовали еще в Древней Греции и в Древнем Риме, и являются калькой с латинского языка. Переведенные на множество языков, они прочно вошли в языковой фонд европейских народов:

Finis corфnat opus - La fin couronne l'oeuvre - Конец - делу венец.

Clavo clavo pellitur - Кол колом выбивают. Un clou chasse l'autre - Клин клином вышибают. «Иные думают, что старую любовь надо выбивать новой любовью, как кол колом». Цицерон, «Тускуланские беседы». IV, 35.

Paupertas non est vitium - La pauvretй n'est pas vice - Бедность не порок.

Dum spiro, spero - Tant que je respire, j'espиre - Пока живу, надеюсь. Эта мысль встречается у многих античных авторов, например, таких, как Цицерон («Письма к Аттику», IX, 10, 3), Сенека («Письма» LXX).

Consuetыdoest altмra natыra - L'habitude est une seconde nature - Привычка -вторая натура. Источник выражения - Цицерон, «О высшем благе и высшем зле», V, 25, 74 (в изложении взглядов философов эпикурейской школы): «Привычкой создается как бы некая вторая природа». Та же мысль встречается у Аристотеля.

Amicus certus in re incrta cernitur - Верный друг познается в неверном деле. Au besoin on connaоt l'ami - Друзья познаются в беде.

Quisque fortыnae suae faber - Chacun est l'artisan de sa propre fortune - Каждый сам кузнец своего счастья.

Nullum malum sine aliquo bono - Il n'est mal dont bien ne vienne, A quelque chose malheur est bon - Нет худа без добра. Плиний Старший, «Естественная история», XXVII, 2.

De gustibus non est disputandum - Des goыts et des couleurs, il ne faut pas disputer (on ne dispute point) - О вкусах не спорят, На вкус и цвет товарища нет. Плиний Младший «Письма», VI, 27, 4.

Equi donвti dentes non sunt inspiciendi - A cheval donnй on ne regarde pas а la dent - Дареному коню в зубы не смотрят. В старину при покупке лошади для определения ее возраста в первую очередь смотрели ее зубы, так как у старой лошади они всегда стерты.

Homo sum, humвni nihil a me aliзnum puto - Je sui homme et rien de ce qui est humain ne m'est etranger - Я - человек, и ничто человеческое мне не чуждо. Теренций.

Non est fumus absque igne - Il n'y a pas de fumйe sans feu - Нет дыма без огня. “Flamma fumo est proxima” - Где дым, тут же рядом и огонь. Плавт, «Курулион», 53.

Nulla calamitas sola - Никакая печаль не бывает одна. Un malheur ne vient jamais seul - Беда не приходит одна.

Sзro venientibus ossa - Кто поздно приходит - тому кости. Aux absents les os - Кто поздно пришел, тому и масол.

Procul ex oculis, procul ex corde - Loin des yeux, loin du cњur - С глаз долой, из сердца вон.

Corvus oculum corvi non cruet - Corbeaux contre corbeaux ne se crиvent jamais les yeux - Ворон ворону глаз не выклюет. Lupus non mordet lupum - Les loups ne se mangent pas entre eux - Волк волка не укусит. Плиний младший.

Festоnв lente - Hвtez-vous lentement - Торопись медленно, Тише едешь, дальше будешь. Латиснкий перевод поговорки, которую Светоний приводит в греческой форме как одну из обычных поговорок Августа («Божественный Август», 255): «Ничего не считал он в большей мере неподобающим для полководца, чем поспешность и опрометчивость. Поэтому его любимой пословицей было: торопись медленно».

Bis dat, qui cito dat - Qui tфt donne, deux fois donne - Кто скоро помог, то дважды помог. Публилий Сир, 245: «Вдвойне оказывает бедному благодеяние тот, кто оказывает его быстро».

In cauda venenum - Le venin est а la queue - соотв. русскому Не бойся начала, а бойся конца. Выражение связано с существовавшем в старину поверьем, будто у некоторых змей яд находится на конце хвоста.

Si fueris Romae Romano vivito more - Il faut vivre а Rome comme а Rome - соотв. русскому С волками жить - по-волчьи выть. Досл. перевод: «Если находишься в Риме, то живи, как римляне».

Amоcus (mihi) Plato, sed magis amоca veritas - Ami de Platon, mais plus encore de la vйritй - Платон мне друг, но истина дороже. Выражение восходит к Платону и Аристотелю, которые, будучи друзьями, все же не разделяли философские взгляды друг друга. Аристотель, критикуя в «Никомаховой этике» учение об идеях, говорит, что это для него тягостная обязанность, так как это учение создано его друзьями.

Timeo Danaos et dona ferentes - Je crains les Grecs, mкme quand ils font des offrandes - Боюсь данайцев, даже дары приносящих. Виргилий, «Энеида», II, 45-49.

Quod licet Jovi, non licet bovi - Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку.

Jupiter, tu te fвches, donc tu as tort - Юпитер, ты сердишься стало быть, ты не прав. Калька с латинского.

Некоторые латинские изречения заимствованы французским языком без перевода: Verba volant, scripta manent - Что написано пером, то не вырубишь топором.

Dura lex, sed lex - Суров закон, но таков закон.

4. Басни. Многие пословицы, вошедшие в речь, были придуманы великими баснописцами своего времени - Эзопом, И.А. Крыловым, Ла Фонтеном. Сойдя из-под пера мастером слова, они полюбились народу и вошли в языковой фонд:

Эзоп: Пригрели змейку, а она тебя за шейку. (Из басни «Крестянин и змейка»).

И.А. Крылов: Ай, Моська! знать, она сильна, что лает на слона; А Васька кушает да есть; А воз и ныне там; А ларчик просто открывался.

La Fontaine: Un tiens vaut mieux deux que tu l'auras.

При этом есть совершенно одинаковые изречения, принадлежащие перу и Крылова, и Лафонтена: La raison du plus fort est toujours la meilleure - У сильного всегда бессильный виноват;

Mieux vaut un sage ennemi qu'un sot ami - Услужливый дурак опаснее врага.

Vous chantiez? J'en suis fort aise:

Eh bien! Dansez maintenant.

Ты все пела? Это дело!

Так поди же попляши! (басня «Муравей и Стрекоза»).

5. Классическая литература. Сегодня многие пословицы стали такими расхожими, что невольно забывается, что взяты они были взяты из произведений классических авторов:

Из комедии А.С. Грибоедова «Горе от ума»: И дым отчества нам сладок и приятен; Счастливые часов не наблюдают; Служить бы рад, прислуживатсья тошно; Подписано, так с плеч долой; А судьи кто?

Из произведений А.С. Пушкина: Любви все возрасты покорны; Мы все глядим в Наполеоны.

Из комедии Н.В. Гоголя «Ревизор», реплика Городничего: «Оно, конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?»

Некоторые меткие изречения, заимствованные из произведений французских авторов, распространились не только во Франции, но и далеко за ее пределами, войдя в общеупотребительный фонд русского языка, как например, выражения, взятые из 4-томного произведения «Гаргантюа и Пантагрюэль», написанного выдающимся писателем эпохи Возрождения Франсуа Рабле:

L'appйtit vient en mangeant - Аппетит приходит во время еды. (L'appйtit vient en mangeant, disait Angeston; mais la soif s'en va en buvant).

Il faut battre le fer pendant qu'il est chaud - Куй железо, пока горячо. (Pantagruel, tout le sйnat assemblй, dit: Messieurs, ce pendant que le fer est chaud, qu'ilfaut le battre).

Avec les loups on apprend а hurler - С волками жить - по-волчьи выть. Racine “Les Plaideurs”.

Tout est pour le mieux dans le meilleur des mondes possibles - Всё к лучшему в этом прекраснейшем из миров. Фраза, принадлежащая одному из героев произведения Вольтера «Кандид, или оптимизм».


Подобные документы

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.