Проблемы квалификации и расследования мошенничества в сфере компьютерной информации

Квалифицированные составы мошенничества в сфере компьютерной информации. Особенности производства первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий при расследовании преступлений. Использование специальных познаний при следствии.

Рубрика Государство и право
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 30.09.2017
Размер файла 86,2 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Оглавление

Введение

Глава 1. Характеристика состава и проблемы квалификации преступления, предусмотренного статьей 159.6 УК РФ

1.1 Объект и объективная сторона ст. 159.6 УК РФ. Субъективные признаки ст. 159.6 УК РФ

1.2 Квалифицированные составы мошенничества в сфере компьютерной информации

Глава 2. Отграничение состава преступления, предусмотренного статьей 159.6 УК РФ от смежных составов

2.1 Отличие статьи 159 УК РФ от статьи 159.6 УК РФ

2.2 Отличие ст. 159.6 УК РФ от статей 272 -274 УК РФ

Глава 3. Правовые и криминалистические проблемы расследования мошенничества в сфере компьютерной информации

3.1 Особенности производства первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий при расследовании преступления, предусмотренного ст. 159.6 УК РФ

3.2 Обстоятельства, подлежащие установлению при расследовании мошенничества в сфере компьютерной информации

Заключение

Список литературы

Введение

В настоящее время высокие технологии являются неотъемлемой частью практически всех сфер жизнедеятельности человека. Стремительное развитие компьютерных технологий и всеобщая глобальная информатизация общества, с одной стороны, безусловно, имеют положительное значение для общества, но, с другой стороны, порождают ряд негативных последствий, одним из которых выступает криминализация компьютерных и информационно-телекоммуникационных сетей связи. Внедрение современных информационных технологий в различные сферы человеческой деятельности приводит к тому, что при помощи информационно-телекоммуникационных сетей связи совершаются не только преступления в сфере компьютерной информации, предусмотренные главой 28 Уголовного кодекса РФ (далее по тексту - УК РФ), но и «традиционные» преступления - кража, присвоение, мошенничество и другие. Использование компьютерных технологий выступает здесь с отрицательной преступной целью: хищение денежных средств путем перечисления их на фиктивные счета; совершение различных действий с применением фальсифицированных либо похищенных электронных средств платежа; распространение вредоносных программ; мошеннические действия, совершаемые с использованием информационно-телекоммуникационных сетей, включая Интернет и другие действия.

Совершение мошенничества с использованием компьютерной техники набирает обороты ввиду того, что использование компьютерных программ в корыстных целях позволяет обернуть криминальную деятельность к сверхдоходности при наименее безопасной обстановке для преступника. Существующие в настоящее время правила использования киберпространства позволяют злоумышленникам обеспечить себе свободный доступ к многочисленным материальным ресурсам при наличии наиболее скрытой формы преступных действий. Так стремительное развитие информационно-телекоммуникационной сферы не только открыло новые возможности развития человечества, но и вместе с тем породило ряд качественно новых угроз, включая угрозы глобального значения.

В числе первых нормативно-правовых актов, касающихся сферы мошенничества с применением компьютерных технологий, является Конвенция о киберпреступности. Предполагалось, что данный нормативно-правовой акт послужит эталоном для национальных законодателей, выйдя на глобальный уровень ввиду того, что данный документ является первым международным документом, относящимся к данной сфере. Тем не менее, указанный нормативно-правовой акт, объединивший в себе усилия противодействия и борьбы с киберпреступностью, не явился, как предполагалось, универсальным решением существующих и множащихся проблем в данной сфере, а лишь привел к разобщению подходов в гармонизации законодательства. В настоящее время Российская Федерация не ратифицировала данную конвенцию [Распоряжение Президента РФ от 22.03.2008 № 144-рп].

Безусловно, мошенничество является одним из наиболее распространенных преступных посягательств на собственность в различных сферах экономической деятельности. Закрепление в УК РФ ряда статей, устанавливающих уголовную ответственность за совершение преступлений в сфере компьютерной информации - необходимое действие, продиктованное стремительным развитием компьютерных и информационно-телекоммуникационных технологий, которые в свою очередь порождают новые способы хищений чужого имущества или приобретения права на чужое имущество. Об этом, в частности относительно введения новой статьи 159.6 УК РФ, предусматривающей уголовную ответственность за совершение мошенничества в сфере компьютерной информации, говорится в содержании пояснительной записки к проекту федерального закона «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и иные законодательные акты Российской Федерации». Из содержания пояснительной записки следует, что совершение мошенничества в сфере компьютерной информации требует определенных уголовно-правовых мер воздействия со стороны государства. Ранее закрепленный в Уголовном кодексе Российской Федерации состав мошенничества («классическое мошенничество», предусмотренное статьей 159 УК РФ) в полной мере не отображал особенности различных экономических отношений, и не мог обеспечить на высоком уровне защиту потерпевших от мошеннических действий.

Эффективное противостояние преступлениям в сфере компьютерной информации возможно при существовании соответствующего правового механизма. Для того чтобы установить тот или иной состав преступления необходимо присутствие в уголовном законодательстве предусмотренной ответственности за такое деяние. В российском уголовном законодательстве уголовная ответственность за преступления в сфере компьютерной информации установлена, прежде всего, в главе 28 УК РФ «Преступления в сфере компьютерной информации». Федеральным законом от 29.11.2012 «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации» глава 21 УК РФ, устанавливающая ответственность за преступления против собственности, была дополнена шестью новыми составами мошенничества. В числе таких составов - статья 159.6 УК РФ, предусматривающая уголовную ответственность за совершение мошенничества в сфере компьютерной информации, введенная, прежде всего, в связи с необходимостью установить уголовную ответственность в случаях, когда хищение или приобретение права на чужое имущество непосредственно сопряжено с вмешательством в компьютерные системы.

Безусловно, не вызывает сомнений тот факт, что преступления, которые совершены с помощью компьютерных технологий, имеют свою особую специфику. Применение компьютерных технологий лицами, совершающими подобные преступления, подчеркивает высокую степень общественной опасности данной категории преступлений, как в сфере экономической деятельности, так и в сфере общественных интересов. Распространение преступлений в сфере высоких технологий ставит сотрудников правоохранительных органов перед необходимостью детального изучения сферы компьютерных технологий и их последующего использования в борьбе с преступлениями данной категории дел.

Изменения, внесенные в уголовное законодательство, бесспорно, имеют целью усиление борьбы с новыми видами проявления мошенничества. Введение статьи 159.6 УК РФ обусловлено необходимостью обеспечить защиту интересов собственности (имущественные интересы) лиц, охрану компьютерной информации, а также безопасность информационно-телекоммуникационных сетей. Тем не менее, в настоящее время остается ряд спорных моментов и нерешенных вопросов, касающихся произведенных нововведений. Это порождает ряд проблем при квалификации преступления, предусмотренного статьей 159.6 УК РФ, осложняющих расследование хищений чужого имущества или приобретения права на чужое имущество с использованием компьютерной информации.

Цель исследования - выявление существующих проблем квалификации и расследования мошенничества в сфере компьютерной информации, а также всестороннее исследование теоретических и практических вопросов, связанных с применением действующего законодательства в области применения статьи 159.6 УК РФ.

Исходя из цели исследования и для всестороннего ее достижения, были поставлены следующие задачи:

- проанализировать состав преступления, предусмотренного статьей 159.6 УК РФ;

- провести сравнительный анализ составов статей 159 УК РФ и 159.6 УК РФ с целью определения причин, послуживших основанием для дополнения главы 21 УК РФ самостоятельным составом, предусматривающим наступление уголовной ответственности за совершение мошенничества в сфере компьютерной информации, а также установить, имеется ли в действительности конкуренция общей и специальной нормы;

- проанализировать и дать общую характеристику составам преступлений в сфере компьютерной информации, предусмотренным главой 28 УК РФ и выявить критерии отграничения данной категории дел от мошенничества в сфере компьютерной информации;

- выявить имеющиеся проблемные вопросы законодательной регламентации мошенничества в сфере компьютерной информации;

- показать проблематику в области правоприменения статьи 159.6 УК РФ;

- рассмотреть основы методики и особенности тактики следственных действий при расследовании мошенничества в сфере компьютерной информации;

- выявить особенности проведения следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий, вызывающих затруднения для субъектов расследования мошенничества в сфере компьютерной информации;

- изучить способы взаимодействия следователей с лицами, обладающими специальными познаниями, при расследовании мошенничества в сфере компьютерной информации;

Объектом исследования выступают общественные отношения, складывающиеся в процессе квалификации мошенничества в сфере компьютерной информации, а также криминалистическая характеристика данной категории дел.

Предметом исследования выступают актуальные вопросы уголовно-правовой характеристики мошенничества в сфере компьютерной информации, правовые и криминалистические проблемы расследования мошенничества в сфере компьютерной информации, а также использование специальных познаний в сфере компьютерных технологий данной категории дел.

Степень разработанности темы. Несмотря на имеющиеся в настоящее время научные разработки, касающиеся квалификации и расследования мошенничества в сфере компьютерной информации, за гранью широкого и глубоко научного анализа остаются еще многие вопросы данной сферы. Исследование проблематики квалификации и расследования данной категории дел носят значимый теоретический и практический характер для практики борьбы с мошенничеством с использованием компьютерных технологий.

Разрешение существующих проблем требуют всестороннего и компетентного обсуждения с привлечением широкого круга лиц. В данном случае нельзя обойтись без привлечения специалистов в области права, высоких технологий, чтобы как можно более точно переложить общие принципы и подходы борьбы с мошенничеством в сфере компьютерной информации на язык уголовного закона, при этом сохраняя его целостность, системность и фундаментальные положения. Если в полном объеме не продумывать законодательные шаги, то в таком случае они будут способствовать, как в настоящее время способствуют, появлению в уголовном законодательстве еще целого ряда так называемых «мертвых» норм, которые способны не исправить существующую ситуацию, но и усугубить ее. Всё это нашло своё отражение в работах Базарбаева Э.М. «Перспективы развития криминалистики с использованием современных информационных технологий при раскрытии и расследовании преступлений» (2015), Демина К.Е., Васильева А.А. «Криминалистические аспекты получения доказательственной информации с электронных носителей данных» (2011), Дворецкого М.Ю. «Уголовная ответственность за мошенничество в сфере компьютерной информации: проблемы теории и правоприменительной практики» (2013), Згадзай О.Э., Казанцева С.Я., Мазурова И.Е. «Актуальные вопросы борьбы с киберпреступностью» (2013), Комарова И.М. «Правовые и криминалистические проблемы расследования мошенничества в сфере компьютерной информации» (2015), Матвейчук Н.С., Бадикова Д.А. «Некоторые аспекты проведения следственных действий при расследовании мошенничеств в сфере компьютерной информации» (2015), Смирновой И.Г., Сачкова Д.И. «Сложности доказывания по делам о преступлениях в сфере компьютерной информации» (2015), Чекунова И.Г. «Компьютерная преступность: законодательная и правоприменительная проблемы компьютерного мошенничества» (2015), Шумихина В.Г. «Седьмая форма хищения чужого имущества» (2014), Южина А.А. «Дискуссионные вопросы мошенничества в сфере компьютерной информации» (2014) и др.

Следует отметить, что в настоящее время существует объективная необходимость разработки рекомендаций, носящих комплексный характер, позволяющих повысить эффективность работы участников предварительного расследования при выявлении и расследовании мошенничества в сфере компьютерной информации. Высокая практическая значимость и недостаточная научная разработанность вопросов темы диссертационного исследования также определяют и обуславливают актуальность исследования.

Научная новизна исследования определена тем, что в работе изучены существующие пробелы действующего законодательства, рассмотрены вытекающие из них проблемы в правоприменении, а также предложены пути их разрешения.

Структура работы обусловлена целью и задачами исследования и состоит из введения, трех глав, включающих семь параграфов, заключения и списка использованной литературы.

Глава 1. Характеристика состава и проблемы квалификации преступления, предусмотренного статьей 159.6 УК РФ

1.1 Объект и объективная сторона ст. 159.6 УК РФ. Субъективные признаки ст. 159.6 УК РФ

Согласно ст. 159.6 УК РФ под мошенничеством в сфере компьютерной информации понимается «хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество путем ввода, удаления, блокирования, модификации компьютерной информации либо иного вмешательства в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей» [Уголовный кодекс Российской Федерации, ст. 159.6].

Как верно отмечает Кауфман Ю.С. «включение мошенничества в сфере компьютерной информации в состав главы 21 УК РФ предусматривает в качестве видового объекта отношения собственности, непосредственным объектом выступает чужое имущество или права на него» [Кауфман, 2014, с. 131]. Также следует отметить, что информация с 1 января 2008 года исключена из перечня объектов гражданских правоотношений. Информация, с присущими ей определенными свойствами, не имеет собственника, что находит свое подтверждение и в законах информационной отрасли права. При применении понятия информационного объекта необходимо учитывать, что информация, имея стоимость, не представляет собой имущество (совокупность вещей). Таким образом, в настоящее время не может быть однозначно решен вопрос возможности рассмотрения информационного объекта в качестве предмета мошенничества, что требует дальнейшего изучения и разработки.

Для квалификации преступлений важное значение имеет специфика признаков объективной стороны состава мошенничества, а именно - способ его совершения.

При проведении анализа объективной стороны мошенничества в сфере компьютерной информации было выявлено, что в диспозиции статьи 159.6 УК РФ нет указания на такой способ совершения преступления, как обман и злоупотребление доверием (такой способ совершения преступления предусмотрен ст. 159 УК РФ). Способами совершения преступления, предусмотренными ст. 159.6 УК РФ являются - ввод, блокирование, модификация и удаление компьютерной информации, либо иное вмешательство. Фактически можно говорить о том, что здесь употребляется терминология составов преступлений, предусмотренных статьями 272-274 УК РФ. Верно отмечает Шебанов Д.В. «как видим, ни о каком обмане либо злоупотреблении доверием в диспозиции рассматриваемой статьи речи не идет. И это логично - ведь обмануть машину, то есть бездушную вещь, лишенную психики, невозможно. Чем, прежде всего, отличалось традиционное мошенничество - прямым или виртуальным, но обязательно контактом с живым лицом. В предложенной законодателем норме это становится неактуальным» [Шебанов и др., 2014, с. 199].

Рассмотрим, что понимается под указанными понятиями. Следует отметить, что, к сожалению, в законодательстве в большинстве своем не раскрывается либо раскрывается недостаточно точно их содержание.

Многие авторы предлагают свои варианты, помогающие раскрыть суть данных понятий. Так, под вводом компьютерной информации предлагается понимать размещение сведений в устройствах ЭВМ для их последующей обработки и (или) хранения. Под удалением компьютерной информации понимается «совершение действий, в результате которых становится невозможным восстановить содержание компьютерной информации и (или) в результате которых уничтожаются носители компьютерной информации» [Гладких, 2014, с. 29].

Рассмотрим подробнее, существует ли объективная необходимость отграничения способа хищения чужого имущества или приобретения права на чужое имущество путем ввода компьютерной информации от иных способов совершения мошенничества в сфере компьютерной информации (выделение как самостоятельного способа) либо стоит рассматривать его как составную часть других способов.

На законодательном уровне в настоящий момент отсутствует разъяснение таких понятий как ввод и иное вмешательство в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей.

При проведении анализа и обобщения материалов судебной практики относительно данного вопроса было установлено, что в ряде случаев для описания судами такого способа совершения мошенничества в сфере компьютерной информации как «ввод» используется формулировка «сформировал сообщение специального формата, представленное в форме электрических сигналов для перевода денежных средств» [Приговор по делу №1-157/2015 Серовского районного суда; приговор по делу № 1-31/2015 Талицкого районного суда]. Следует отметить, что ввод тех или иных данных (в целях блокирования, удаления и т.д.) лицом, совершающим преступное деяние, используется практически для любого из способов, предусмотренных ст. 159.6 УК РФ. В связи с этим возникает вопрос: требуется ли в данном случае указание на использование нескольких способов совершения преступления?

В большинстве случаев в судебной практике не применяется совокупность способов, ввод информации отграничивается как самостоятельный способ совершения мошенничества и ввод, представляющий составную часть иных способов (например, модификации, блокирования и т.д.). Рассмотрим данное положение на примере характерного уголовного дела.

М., находясь в офисе продаж Воронежского филиала ОАО «ВымпелКом», путем обмана получил доступ к рабочему компьютеру ОАО «ВымпелКом», на котором была предустановлена программа «Customer Care Back Office» («CCBO»). Данные, относящиеся к программе «CCBO» стали известны ему после ввода заведомо известных ему персональных учетных данных (логина и пароля) действующего сотрудника ОАО «ВымпелКом» - А. М. произвел действия по внесению 12 корректировок (изменений) в программу, в результате чего перечислил 7080 руб. на баланс находящейся в его распоряжении СИМ-карты. Так М. был осужден за то, что, при наличии прямого умысла, направленного на хищение чужого имущества, путем модификации компьютерной информации, при осознании им общественной опасности совершаемых действий, предвидя высокую вероятность и неизбежность наступления общественно опасных последствий и желая их наступления, с целью незаконного завладения денежными средствами совершил указанные преступные действия [Приговор Кировского районного суда по делу № 1-296/2015]. В представленном примере ввод информации полностью охватывается понятием модификации (осужденный вводил информацию для внесения изменений в программу) и самостоятельного значения не имеет. Но, как отмечалось ранее, в ряде случаев судебная практика идет по пути применения совокупности способов совершения рассматриваемого преступления: «Г. осужден за совершение мошенничества в сфере компьютерной информации, то есть хищение чужого имущества путем ввода компьютерной информации и иного вмешательства в функционирование средств хранения, обработки и передачи компьютерной информации, совершенное с использованием своего служебного положения (44 преступления); за совершение мошенничества в сфере компьютерной информации, то есть хищение чужого имущества путем ввода компьютерной информации и иного вмешательства в функционирование средств хранения, обработки и передачи компьютерной информации, совершенное с использованием своего служебного положения, в крупном размере (3 преступления); за совершение мошенничества в сфере компьютерной информации, то есть хищение чужого имущества путем ввода, модификации компьютерной информации и иного вмешательства в функционирование средств хранения, обработки и передачи компьютерной информации, совершенное с использованием своего служебного положения (26 преступлений) <…>» [Постановление Московского городского суда от 28.01.2015 № 4у/7-195/15].

Таким образом, исходя из изложенного, считаем, что ввод информации следует разграничивать: как самостоятельный способ совершения мошенничества в сфере компьютерной информации и как составную часть других способов совершения данного преступления. В таком случае в качестве отграничительного признака будут выступать наступившие в результате ввода информации последствия. В случае если для совершения рассматриваемого преступления вводится информация, которая приводит к полному либо частичному прекращению ее существования, то содеянное следует считать удалением информации. В случае если ввод информации послужил для пользователя временной приостановкой доступа к ней - имеет место блокирование компьютерной информации. В этих двух случаях вменение виновному лицу признака ввода информации представляется излишним. Однако, в случае, если для изъятия имущества было применено введение информации, которое впоследствии не повлекло рассмотренных выше последствий, то содеянное должно квалифицироваться по признаку «ввод информации». Из судебной практики приведем пример использования ввода компьютерной информации как самостоятельного способа совершения рассматриваемого преступления: «М. признан виновным в совершении мошенничества в сфере компьютерной информации, то есть в хищении чужого имущества путем ввода компьютерной информации, с причинением значительного ущерба гражданину» [Апелляционное постановление Московского городского суда от 15.02.2016 по делу № 10-2087/2016].

Блокирование информации «предполагает совершение действий, которые приводят к ограничению или закрытию доступа к компьютерной системе и предоставляемым ею информационным ресурсам, вызывают искусственно созданное затруднение доступа законных пользователей к компьютерной информации, которые не связаны с ее уничтожением. Блокирование и уничтожение компьютерной информации отличается от вывода из строя компьютерной программы. При выводе из строя компьютерной программы программа для ЭВМ может быть доступна как организованная в виде файла информация, а не как объект взаимодействия с пользователем» [Карамнов, 2010, с. 205.].

Под модификацией компьютерной информации следует понимать внесение изменений в компьютерную информацию (или ее параметры) [Методические рекомендации, п. 1]. Проиллюстрируем применение судами понятия «модификация компьютерной информации» на примере уголовного дела № 44у-142/2014: «обвинение М. в хищении чужого имущества путем модификации компьютерной информации (ч. 1 ст. 159.6 УК РФ по двум эпизодам), хищении чужого имущества путем модификации компьютерной информации, совершенном в особо крупном размере (ч. 4 ст. 159.6 УК РФ), совершении сделки с денежными средствами, приобретенными лицом в результате совершения им преступления, в целях придания правомерного вида владению, пользованию и распоряжению указанными денежными средствами или иным имуществом, в крупном размере (ч. 1 ст. 174.1 УК РФ), с которым последний согласился, обоснованно, подтверждается доказательствами, собранными по уголовному делу» [Постановление Президиума Новосибирского областного суда от 12.09.2014 по делу № 44у-142/2014].

Действующим законодательством «разрешены некоторые виды легальной модификации программ, баз данных (следовательно, информации) лицами, правомерно владеющими этой информацией. К таким модификациям относятся модификации:

1) в виде исправления явных ошибок;

2) совершенные путем внесения изменений в программу, базу данных для их функционирования, осуществленные на технических средствах пользователя;

3) в виде частичного преобразования (декомпиляции) программы для установления способности к взаимодействию с другими программами» [Карамнов, 2010, с. 206.].

По своей сути, вмешательство в функционирование средств хранения, обработки, информационно-телекоммуникационные сети, а также в средства передачи компьютерной информации - это ряд неправомерных действий, направленных на нарушение поставленного процесса обработки, хранения, использования, а также передачи и иного обращения с компьютерной информацией.

Одно из решений данного вопроса было предложено В.В. Хилютой. Хилюта В.В. считает, что в закон целесообразно будет ввести специальную норму, которая предусматривала бы ответственность за хищение, не связанное с мошенничеством, при использовании особого способа совершения преступления - путем модификации результатов, предусмотренных для автоматической обработки данных компьютерных систем [Хилюта, 2013, с. 64.]. Обратим внимание на позицию зарубежных законодателей относительно данного вопроса на примере Соединенного Королевства Великобритании. Закон «О мошенничестве» от 2006 года предусматривает следующее: «введение в заблуждение (или любое другое действие, подразумеваемое под ним) может осуществляться в любой форме в отношении любой системы или устройства, сконструированного для приема, обработки и реагирования на любые взаимодействия (даже без непосредственного человеческого участия)» [Ladenburg G. Blackstone's Guide to Fraud Act 2006. Oxford press, NY, 2007. P. 21].

Произведенный анализ судебной практики выявил наличие определенных трудностей, возникающих у правоприменительных органов в связи с установлением и отражением в обвинении способа совершения мошенничества в сфере компьютерной информации.

Как было обозначено ранее, в диспозиции статьи 159.6 УК РФ отображены способы совершения мошенничества в сфере компьютерной информации, которые выступают в качестве обязательного признака способа совершения преступления. Так, в одних случаях суды, рассматривая уголовные дела данной категории, ограничиваются цитированием диспозиции ст. 159.6 УК РФ, перечисляя полный перечень предложенных законодателем способов. Например, «было возбуждено уголовное дело в отношении неустановленного лица по признакам преступления, предусмотренного ст. 159.6 ч. 4 УК РФ, в связи с хищением денежных средств с расчетного счета ЗАО «<...>» в размере 29 186 186 рублей, открытого в ОАО АКБ «<...>», посредством ввода, удаления, блокирования и модификации компьютерной информации [Постановление Президиума Верховного Суда РФ от 15.07.2015 № 48П15]. В других случаях - одни и те же обстоятельства совершения преступления квалифицируются судами по разным признакам объективной стороны данного деяния.

В качестве иллюстрации обозначенной проблемы приведем в пример несколько характерных уголовных дел. Нередко хищение совершается путем введения набора цифр на номер «900». В одних уголовных делах этот способ описывается как ввод компьютерной информации [Решение по делу 1-363/2014 Октябрьского районного суда], в других - как ввод и иное вмешательство в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей [Приговор Дзержинского районного суда по делу № 1-108/2014]. В третьих случаях суды обходят стороной описание способа совершения преступления. В приговоре указано, что «И. с целью хищения чужого имущества, находясь у себя дома, при применении персонального компьютера, имеющего подключение к сети Интернет, с принадлежащего Р. электронного счета в системе «Единый кошелек» путем перечисления на счет платежной системы «Киви-кошелек» похитил денежные средства в сумме 5000 рублей, после чего перечислил данную сумму на свой банковский счет в ОАО «Экспресс-банк» и обналичил посредством снятия через банкомат» [Решение по делу № 1-260/2014 Златоустовского городского суда]. В обозначенном примере отсутствует описание используемого способа получения доступа к чужому расчетному счету. Эту информацию можно установить, ознакомившись с показаниями потерпевшего Р., в которых отражено, что его электронный счет был взломан, а персональные данные изменены.

Также следует обозначить важное замечание, что речь в случае установления ответственности за хищение, не связанное с мошенничеством, при использовании особого способа совершения преступления, идет о новой форме хищения. Завладение имуществом (и/или приобретение права на имущество) здесь сопряжено с внедрением в информационную среду, посредством которой реализовываются различного рода информационные операции, юридическое значение (последствия) которых состоит в получении участниками имущества в виде наличных денег, безналичных денежных средств, иных имущественных прав [Яни, 2015, с. 39]. Так, например, «переквалифицированы действия неустановленного лица с п. «б» ч. 4 ст. 158 УК РФ на ч. 4 ст. 159.6 УК РФ как мошенничество в сфере компьютерной информации, то есть хищение чужого имущества путем ввода компьютерной информации в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации, совершенного в особо крупном размере», способ совершения преступления неустановленным лицом - хищение из установленного в указанном ТРЦ банковского терминала ОАО АКБ «Национальный Резервный Банк» денежных средств на сумму 3 758 100 рублей» [Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22.07.2015 № 09АП-23934/2015]. Также проиллюстрировать завладение имуществом посредством проведения различного рода информационных операций способен следующий пример рассмотрения Свердловским областным судом уголовного дела № 33-7416/2014: «возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного, ч. 2 ст. 159.6 УК РФ, хищение денежных средств с банковского счета путем вмешательства в обработку и передачу компьютерной информации» [Апелляционное определение Свердловского областного суда от 30.05.2014 по делу № 33-7416/2014].

В диспозиции статьи 159.6 УК РФ законодателем в качестве способа совершения преступления не указан такой способ, как обман или злоупотребление доверием. Это говорит о том, что «состав совершения мошенничества в сфере компьютерной информации не находится в соотношении с составом «классического» мошенничества, а представляет собой самостоятельную форму хищения с присущим ему специфичным, особым способом, отличным и от иных форм хищения чужого имущества» [Шумихин, 2014, с. 231.] . Таким образом, можно говорить о том, что мошенничество в сфере компьютерной информации имеет свой специфический способ совершения преступления, характерными особенностями которого являются:

- «воздействие осуществляется непосредственно на компьютерную информацию, а не на сознание потерпевшего;

- отсутствует обман, обязательным признаком которого является введение другого лица в заблуждение путем воздействия на сознание (психику) другого человека;

- отсутствует передача имущества или приобретение права на имущество с помощью потерпевшего;

- орудием преступления признаются информация, средства хранения, передачи и обработки компьютерной информации, а не ложные сведения, передаваемые человеком» [Третьяк, 2015. с. 96].

Нельзя оставить без внимания вопрос: что порождает установленная законодателем формулировка названия ст. 159.6 УК РФ «Мошенничество в сфере компьютерной информации»? Определение мошенничества закреплено в ст. 159 УК РФ, но проведенное исследование позволило прийти к выводу, что мошенничество в сфере компьютерной информации имеет отличный от «классического» мошенничества способ совершения хищения. Дословное восприятие формулировки диспозиции ст. 159.6 УК РФ в совокупности с обозначением данного преступления как «мошенничество…» позволяет увидеть, что подобная формулировка словно отображает два способа совершения преступления. Таким образом, можно говорить о том, что в одной главе закреплены два разных определения преступления мошенничество. Исходя из изложенного, предлагаем оптимизировать терминологию ст. 159.6 УК РФ, озаглавив ее «Хищения в сфере компьютерной информации» или, как было ранее верно предложено Шумихиным В.Г.: «Хищение чужого имущества с использованием компьютерной техники или Компьютерное хищение чужого имущества» [Шумихин, 2014, с. 231.].

Отметим также, что некоторые авторы указывают на отсутствие законодательного регулирования такого способа совершения мошенничества с использованием компьютерной информации, как копирование компьютерной информации. Так, Бегишев И.Р. говорит о том, что «путем копирования компьютерной информации с последующим изменением скопированной информации и перенаправлением её в нужном векторе также может быть совершено хищение чужого имущества или приобретение права на чужое имущество. Данный вопрос остается открытым и не решенным законодателем» [Бегишев, 2016, с. 114].

Пределы действия статьи 159.6 УК РФ устанавливаются, в том числе, посредством толкования специальных терминов, с помощью которых описана объективная сторона деяния. К ним относятся - компьютерная информация, средства ее хранения, обработки или передачи, информационно-телекоммуникационные сети и их функционирование, ввод, удаление, блокирование, модификация компьютерной информации, иное вмешательство в функционирование указанных средств или сетей. К сожалению, указанные дефиниции в законодательстве в большинстве своем не раскрываются либо содержание их неточно. Так, например, понятие «компьютерная информация» содержится в примечании 1 к ст. 272 УК. Под этим понятием, согласно указанной норме, понимаются «сведения (сообщения, данные), представленные в форме электрических сигналов, независимо от средств их хранения, обработки и передачи» [Уголовный кодекс Российской Федерации, прим. 1 к ст. 272 УК РФ].

Также следует отметить, что в статье 159.6 УК РФ используется такая формулировка, как «иное вмешательство в функционирование средства хранения...». Конкретизирующего толкования данного понятия нигде не приводится. Это может породить возможность неправильного, узкого или, наоборот, расширенного ее толкования. Данный пробел обращает на себя внимание во многих работах специалистов в области права. Степанов М.В., созвучно с другими авторами, отмечает, что «использование в диспозиции обобщающего термина «иное вмешательство в функционирования средства хранения, обработки или передачи компьютерной информации» позволяет сделать вывод о том, что способы совершения преступления могут быть любыми, самыми различными. Данная формулировка неконкретна, что может породить возможность чрезмерно широкого и неправильного применения термина» [Степанов, 2016, с. 176].

На примере судебной практики рассмотрим, насколько широко и неоднозначно может трактоваться понятие «иное вмешательство в функционирование средства хранения».

Вероятность ограниченного понимания и трактовки термина «иное вмешательство в функционирование средства хранения» рассмотрим на примере приговора Грачевского районного суда Ставропольского края от 13 июня 2013 г. по уголовному делу № 1-82/2013. В соответствии с материалами дела, «Нофенко Л.С. было совершено хищение чужого имущества путем ввода компьютерной информации посредством информационно-телекоммуникационных сетей. Нофенко Л.С., с использованием услуги «Мобильный банк» на мобильный телефон было получено сообщение о доступном лимите денежных средств в *** сумме на банковском счете, который ей фактически не принадлежал (банковский счет был открыт на имя другого лица). Имея умысел на хищение указанной суммы и реализуя его, Нофенко Л.С. использовала принадлежащий ей мобильный телефон, а также сим-карту с абонентским номером, зарегистрированным на имя Д. Как видно из материалов дела, Д. была ошибочно подключена услуга «Мобильный банк» Сбербанка России, тем не менее, это давало право распоряжаться денежными средствами, находящимися на расчетном счете на имя Ш. путем ввода компьютерной информации в форме электронных сигналов - «смс-сообщений» на номер «900» (с использованием телекоммуникационной сети оператора сотовой связи). НофенкоЛ.С. в несколько приемов перечислила (совершила хищение) денежных средств в *** сумме, которые находились расчетном счете Ш. и принадлежали ей, на счет используемой для этих целей сим-карты, причинив Ш. имущественный ущерб на общую сумму *** рублей» [Приговор Грачевского районного суда Ставропольского края от 13 июня 2013 г. по уголовному делу № 1-82/2013].

Рассмотрим также иную точку зрения на данное понятие, которая приводится в приводится Апелляционном определении Московского городского суда от 6 мая 2013 г. № 10-2076.

Д. «был признан виновным в совершении девяти мошенничеств в сфере компьютерной информации, то есть хищении чужого имущества путем иного вмешательства в функционирование средств хранения, обработки передачи компьютерной информации и информативно-телекоммуникационных сетей, группой лиц по предварительному сговору, с причинением значительного ущерба гражданину. А именно в том, что вступил в сговор с лицами, дело в отношении которых выделено в отдельное производство на хищение денежных средств со счетов граждан. Получив информацию о счетах граждан и действуя с учетом договоренности Д. изготавливал поддельные доверенности и получал дубликаты сим-карт и пароли. Далее в период времени с 24.10.2011 по 10.12.2011, Д., используя сим-карты и пароли через электронную систему «*-Онлайн» путем перечисления на счета и банковские карты различных лиц завладел денежными средствами» [Апелляционное определение Московского городского суда от 6 мая 2013 г. № 10-2076].

Обозначим еще одну проблему, связанную с использованием терминологии, в частности термина «удаление» информации. По сути любую «удаленную» информацию можно восстановить, поэтому «следует предпочесть, скорее, формулировку, установленную статьей 272 УК РФ, где используется более определенный и корректный термин «уничтожение» [Южин, 2014, с. 16].

Необходимо отметить также, что Президиум Верховного Суда РФ дал разъяснение, что новые уголовно-правовые составы (статьи 159.1 - 159.6 УК РФ) необходимо понимать «как специальные разновидности общего состава мошенничества, закрепленного в статье 159 УК РФ» [Обзор судебной практики Верховного Суда РФ…]. Тем самым, Президиум Верховного Суда РФ «предоставил подтверждение позиции, согласно которой «юридическая модель статьи 159 УК РФ является матрицей для производных от нее новых юридических конструкций, что в совокупности с ними образует правовую структуру для борьбы с мошенничеством, совершаемым в различных сферах деятельности» [Александрова, 2014, с. 33].

Тем не менее, как было установлено при рассмотрении вышеизложенного материала, нормы статьи 159 УК РФ и 159.6 УК РФ не конкурируют как общая и специальная, поскольку имеются существенные различия в способе совершения преступления и предмета преступлений.

Рассмотрим субъект и субъективную сторону мошенничества в сфере компьютерной информации.

Субъект преступления, предусмотренный статьей 159.6 УК РФ - общий - дееспособное лицо, достигшее возраста шестнадцати лет. Тем не менее, следует специально отметить, что ч. 3 ст. 159.6 УК РФ, ч. 4 ст. 159.6 УК РФ (деяния, предусмотренные ч. 1, ч.2 или ч. 3 ст. 159.6 УК РФ, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере) - для особо квалифицированных составов данного преступления - предусмотрен также и специальный субъект. В качестве специального субъекта выступает лицо, обладающее определенным служебным положением. Так, например, «приговором суда Т.В., К. и К. были признаны виновными в совершении мошенничества в сфере компьютерной информации, <…>, организованной группой, в особо крупном размере, а Т.В. также с использованием своего служебного положения. Т.В., ранее не судимый, осужден по ст. 159.6 ч. 4 УК РФ к 6 годам лишения свободы в исправительной колонии общего режима» [Постановление Московского городского суда от 02.09.2016 № 4у-4286/2016].

Сложности с установлением наличия в совершенных лицом деяниях всех признаков состава преступления, предусмотренного статьей 159.6 УК РФ возникают в отношении субъекта преступления ввиду его анонимности. Большое количество уголовных дел приостанавливается ввиду невозможности установления лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Приведем примеры: «руководитель ООО «Космаковка» в тот же день обратился в правоохранительные органы с заявлением о несанкционированном доступе к расчетному счету истца и денежным средствам в сумме 2237800,00 рублей, по результатам проверки которого было возбуждено уголовное дело № 146420 по признакам преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159.6 Уголовного кодекса Российской Федерации, расследование по которому в настоящее время приостановлено за неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого» [Постановление Девятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 27.12.2016 № 19АП-7070/2016]; «27.09.2015 уголовное дело приостановлено в связи с не установлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого» [Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 07.12.2016 № 18АП-14973/2016].

Субъективная сторона мошенничества в сфере компьютерной информации «выражается форме прямого умысла. Виновное лицо осознает, что завладение чужим имуществом или правами на него производится путем ввода, удаления, блокирования, модификации компьютерной информации либо иным вмешательством в функционирование средств хранения, обработки или передачи компьютерной информации или информационно-телекоммуникационных сетей» [Елин, 2013, с. 74]. Тем не менее, указанные выше обстоятельства не обязательно могут означать наличие признаков состава мошенничества в сфере компьютерной информации. Каждый конкретный случай должен быть объективно устанавливать, что лицо, совершившее определенные в диспозиции статьи 159.6 УК РФ действия, заведомо намеревалось использовать полученную информацию в корыстных целях.

При рассмотрении вопроса касательно существующих в настоящее время проблем в сфере законодательной регламентации мошенничества в сфере компьютерной информации было установлено, что внесенные нововведения стали объектом не только критики, но и насмешек со стороны некоторых авторов. Ю.В. Голик и А.И. Коробеев достаточно резко высказали свою позицию по проведенному реформированию: «Как видим, речь идет о конкретизации объекта и предмета мошенничества путем простого наименования сфер деятельности. Однако не очень понятно, почему выделены именно эти сферы активности мошенников. Почему, например, нет сферы ЖКХ, здравоохранения, образования? Ведь именно они вызывают наибольшее беспокойство у наших граждан и в определенном смысле раздражают власть - деньги вкладываются, а отдачи нет! Специалисты утверждают, что таким образом можно расписать от трехсот до шестисот отраслей. Вот кодекс-то «посолиднеет»!» [Голик, Коробеев, 2013, с. 16 - 17]. Подобного мнения придерживается также Минская В.С., говоря о том, что «законодатель дополнил главу 21 УК РФ шестью новыми специальными по отношению к составу, предусмотренному статьей 159 УК РФ, составами преступлений, предусматривающими, как правило, более мягкую уголовную ответственность за мошенничество, совершенное в разных сферах жизни общества. Такое решение законодателя с точки зрения объектов охраны, конструкции составов преступления, новой терминологии представляется необоснованным» [Минская, 2013, с. 36]. Схожей позиции придерживается Шепелов М.А., считая, что «если следовать логике наших законодателей, то в скором будущем мы сможем увидеть новую статью в тексте УК РФ под названием, например, «Мошенничество в оборонной промышленности» [Шепелов, 2015, с. 155]. Ввиду изложенного справедливым будет отметить, что большинство специалистов обозначает различные существующие проблемы, возникшие и имеющиеся в связи с принятыми нововведениями в главе 21 УК РФ. Так, например, Энгельгардт А.А. отмечает, что «любые попытки дать ответ на вопрос, стала ли уголовно-правовая защита имущественных отношений более совершенной с введением ответственности за мошенничество в сфере компьютерной информации, уже по определению являются спорными» [Энгельгардт, 2016, с. 92].

1.2 Квалифицированные составы мошенничества в сфере компьютерной информации

Статья 159.6 УК РФ содержит четыре части. Первая часть статьи 159.6 УК РФ в диспозиции раскрывает понятие мошенничества в сфере компьютерной информации. Вторая, третья и четвертая части указанной статьи содержат: квалифицированный состав - часть 2 ст. 159.6 УК РФ предусматривает ответственность за преступление, совершенное группой лиц по предварительному сговору, а равно с причинением значительного ущерба потерпевшему; особо квалифицированные составы - ч. 3 ст. 159.6 УК РФ устанавливает ответственность за преступления, совершенные виновным лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере, ч. 4 ст. 159.6 УК РФ - устанавливает ответственность за преступления, совершенные организованной группой либо в особо крупном размере.

Таким образом, систематизировав изложенное, выделим следующие признаки квалифицированных составов мошенничества в сфере компьютерной информации:

- деяние, «совершенное группой лиц по предварительному сговору (ч.2 ст. 159.6 УК РФ);

- с причинением значительного ущерба гражданину (ч.2 ст. 159.6 УК РФ);

- совершение преступления лицом с использованием своего служебного положения (ч.3 ст. 159.6 УК РФ);

- совершение в крупном размере (ч.3 ст. 159.6 УК РФ);

- совершение преступления организованной группой (ч.4 ст. 159.6 УК РФ);

- совершение в особо крупном размере (ч.4 ст. 159.6 УК РФ)» [Елин В.М., 2013, с. 76].

В рамках данного исследования рассмотрим подробнее особенности квалифицированных составов мошенничества в сфере компьютерной информации.

Применительно к статье 159 УК РФ крупным размером следует считать стоимость имущества, превышающую двести пятьдесят тысяч рублей, а особо крупным - один миллион рублей. В примечании к статье 159.1 УК установлено, что крупным размером для статьи 159.6 УК РФ признается стоимость похищенного имущества, превышающая один миллион пятьсот тысяч рублей, особо крупным размером шесть миллионов рублей [Колоколов Н.А., 2013, с. 10]. Важным здесь является то, что в обоих случаях крупный и особо крупный размер, установленный для преступлений, предусмотренных статьей 159.6 УК РФ в шесть раз больше, чем тот же размер, предусмотренный для статьи 159 УК РФ.

В качестве еще одной особенности квалицированных составов мошенничества в сфере компьютерной информации рассмотрим размеры санкций, установленных для данных составов в соотношении с «классическим» мошенничеством.

Санкции частей 2 и 3 ст. 159.6 УК РФ предусматривают наказание в виде лишения свободы - наказание может быть назначено на срок до четырех и до пяти лет соответственно, против пяти и шести лет лишения свободы, предусмотренных в санкциях частей 2 и 3 статьи 159.6 УК РФ. Как отмечает Ефремова, в связи с этим можно заключить, что «исходя из анализа санкций данных статей, мошенничество в сфере компьютерной информации является менее общественно опасным ввиду установления менее строгих санкций за его совершение» [Ефремова, 2013, с. 20].

Таким образом, открытым остается вопрос - следует ли из изложенного выше, что законодатель относит преступление в сфере компьютерной информации к менее опасным и менее строго наказуемым деяниям, устанавливая границы размеров похищенного имущества и размер санкций для квалифицированных составов мошенничества в сфере компьютерной информации меньше, чем они установлены для «классического» мошенничества и насколько такое установление является объективным в соответствии со сложившимися жизненными реалиями? Считаем верным выказанное Лопашенко Н.А. по данному вопросу мнение: «скорее, законодатель заботился о мошенниках определенных групп, обеспечивая им более льготные условия привлечения к уголовной ответственности» [Лопашенко, 2015, с. 510], нежели о потерпевшей стороне. Проиллюстрируем вышеизложенное на примере характерного уголовного дела: «Согласно примечанию к ст. 159.1 УК РФ крупным размером в статье 159.6 УК РФ признается стоимость имущества, превышающая 1 500 000 рублей. В ходе судебного разбирательства установлено, что размер ущерба при совершении Г. преступных действий 30 марта 2012 года составил 1 287 536 руб. 21 коп., (преступление № 84), а преступных действий от 6 апреля 2012 года размер ущерба составил 315 159 руб. 65 коп. (преступление № 85). Вместе с тем, в описательно-мотивировочной части приговора, при описании преступлений от 30 марта 2012 года и 6 апреля 2012 года, судом указано на совершение данных преступлений в крупном размере, что не соответствует примечанию к ст. 159.1 УК РФ. Таким образом, судебная коллегия приходит к выводу о необходимости изменения приговора в отношении Г. на основании п. 3 ч. 1 ст. 389.15 и п. 2 ч. 1 ст. 389.18 УПК РФ, и снижения наказания за совершение преступлений от 30 марта 2012 года и 6 апреля 2012 года» [Апелляционное определение Московского городского суда от 01.09.2014 по делу № 10-11485]. Судебная коллегия исключила из описательно-мотивировочной части приговора указание на совершение преступлений в крупном размере и снизила Г. наказание за совершение преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 159.6 УК РФ.

Нельзя не согласиться с позицией Кленовой Т.В. в том, что «решение о введении специальных составов преступлений, если оно мотивируется возросшей опасностью деяний, а санкции предлагаются более мягкие, чем санкция общей нормы, является ошибочным» [Кленова, 2014, с. 27].

Резюмируя изложенное, обозначим наиболее общие выводы по вопросам, рассмотренным в рамках Главы 1 настоящего исследования:

1) Способами совершения преступления, предусмотренными ст. 159.6 УК РФ являются - ввод, блокирование, модификация и удаление компьютерной информации, либо иное вмешательство. Фактически это говорит о том, что здесь употребляется терминология составов преступлений, предусмотренных статьями 272-274 УК РФ.


Подобные документы

  • Мошенническое завладение имуществом. Особенности первоначальных следственных действий и оперативно-розыскных мероприятий при расследовании хулиганства. Осмотр места происшествия, задержание и личный обыск. Допросы потерпевших и свидетелей, экспертиза.

    реферат [29,0 K], добавлен 29.01.2010

  • Родовая криминалистическая характеристика преступлений в сфере компьютерной информации. Особенности тактики следственных действий при расследовании преступлений. Судебные экспертизы при расследовании криминала. Наказание за несанкционированный доступ.

    презентация [130,8 K], добавлен 19.01.2017

  • Признаки состава мошенничества и его квалифицированные виды. Отграничение мошеннического посягательства от хищения, кражи, грабежа или разбоя. Способы совершения мошенничества. Первоначальный этап расследования. Особенности тактики следственных действий.

    дипломная работа [83,4 K], добавлен 20.01.2011

  • Особенности и общественная опасность мошенничества, его криминалистическая характеристика. Предмет и субъекты мошенничества и круг обстоятельств, подлежащих доказыванию. Особенности тактики и первоначальных следственных действий при расследовании.

    курсовая работа [44,1 K], добавлен 23.05.2014

  • Правовое регулирование отношений в области компьютерной информации. Общая характеристика преступлений в сфере компьютерной информации. Расследование преступления. Фабула и предварительный план расследования.

    курсовая работа [33,3 K], добавлен 24.10.2004

  • Правовое регулирование отношений в области "компьютерной информации", классификация и методы преступлений в данной сфере. Особенности расследования этого вида преступлений. Следственные действия по делам рассматриваемой категории, порядок ведения допроса.

    дипломная работа [80,4 K], добавлен 01.02.2014

  • Виды преступлений в сфере компьютерной информации, их криминалистические особенности, суть конфиденциальности. Типичные орудия подготовки, совершения и сокрытия преступлений, организация расследования, назначение компьютерно-технической экспертизы.

    реферат [39,7 K], добавлен 22.05.2010

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.