Актуальные вопросы надзорного производства по гражданским делам в Республике Казахстан

Сущность и значение пересмотра судебных актов в порядке надзора. Реализация принципов гражданского процесса в суде надзорной инстанции Республики Казахстан. Субъекты права принесения надзорной жалобы, порядок ее подачи и рассмотрения; полномочия суда.

Рубрика Государство и право
Вид магистерская работа
Язык русский
Дата добавления 15.10.2015
Размер файла 110,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Представляется, что нельзя говорить об обычном характере той стадии гражданского судопроизводства, которая не является доступным средством судебной защиты.

Одно из самых распространенных утверждений об исключительном характере предусмотренной ГПК РК стадии пересмотра судебных постановлений в порядке надзора, поскольку на данной стадии подлежат проверке только вступившие в законную силу судебные акты заслуживает внимания, однако при этом следует учитывать следующее.

Таким образом, критерием исключительности стадии пересмотра судебных постановлений служит не факт вступления судебного постановления в законную силу, а степень ее доступности для лица, заинтересованного в проверке судебного постановления в порядке надзора.

1.3 Вопросы надзорного производства в гражданском процессе в практике Верховного Суда РК

Вопросы, связанные с проверкой конституционности норм гражданского процессуального законодательства, регламентирующих производство в надзорной инстанции, неоднократно возникали в практике Конституционного Совета РК. Были приняты важные с точки зрения защиты основных прав и свобод граждан, совершенствования судебной системы и приведения норм процессуального законодательства в соответствие с Конституцией РК и принципами международного права постановления и определения Конституционного Совета РК.

Правовое значение судебных актов, принятых Конституционным Советом РК, - высшим органом конституционного контроля за законностью нормативных актов в государстве, трудно переоценить. Эти постановления и определения подлежат незамедлительному опубликованию в официальных изданиях органов государственной власти РК, которых касается принятое решение, их содержание неоднократно комментировалось учеными-юристами.

Между тем поступающие в Конституционный Совет РК обращения граждан и организаций о проверке конституционности тех или иных процессуальных норм далеко не всегда приводят к их оценке непосредственно судьями Конституционного Совета РК с вынесением соответствующего постановления или определения Суда, в котором оспариваемая норма признается соответствующей или не соответствующей Конституции РК или выявляется ее конституционно-правовой смысл.

По мнению автора, полезно проанализировать практику Конституционного Совета РК, сформировавшуюся при предварительном рассмотрении жалоб граждан и юридических лиц на нарушение их конституционных прав и свобод вследствие применения должностными лицами и органами государственной власти норм законодательства, регулирующих производство в надзорной инстанции, при разрешении гражданских дел с участием заявителей. Затронутые в них "болезненные" вопросы, связанные и толкованием и применением судами общей юрисдикции процессуальных норм, позволяют быть в курсе основных тенденций формирования правоприменительной практики судов надзорной инстанции.

Несмотря на то, что бывшие предметом рассмотрения Конституционного Совета РК процессуальные нормы утратили силу в связи с принятием новых ГПК РК, в которых вопросы пересмотра судебных актов в порядке надзора решены по-иному, проанализированные ниже правовые позиции Конституционного Совета РК не потеряли своей актуальности и в условиях нового законодательного регулирования.

Одним из самых распространенных поводов для обращения граждан и организаций с жалобами в Конституционный Совет РК о проверке конституционности как норм ГПК РК, так и статей нового процессуального законодательства, касающихся надзорного производства, служил отказ должностных лиц суда и прокуратуры в принесении протеста, а сейчас -- определения судьи (коллегиального состава судей) об отказе в истребовании дела или об отказе в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции за отсутствием оснований. При этом заявители в своих жалобах говорят о нарушении своих конституционных прав на равенство всех перед законом и судом (статья 19), на судебную защиту (статья 46), на рассмотрение их дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом (статья 47) и др.

Конституционный Совет РК, принимая определения об отказе в принятии к рассмотрению таких жалоб, указывал, что согласно статье 13 Конституции РК каждому гарантируется судебная защита прав и свобод, которая реализуется через совокупность определяемых законодателем в развитие указанной конституционной нормы различных процессуальных средств и процедур; законодатель, установив рассмотрение дел судами первой и кассационной инстанций как обязательные стадии судебного разбирательства, предусмотрел в качестве дополнительной гарантии данного конституционного права производство в надзорной инстанции; пересмотр вступившего в законную силу судебного акта в порядке надзора может быть осуществлен лишь при наличии оснований для такого пересмотра.

Некоторые заявители оспаривали нормы главы 36 ГПК в части неустановления ими конкретных оснований и, соответственно, четких критериев для решения должностным лицом вопроса об истребовании дела и принесении протеста в порядке надзора. Вопрос об установлении оснований и критериев для истребования дела судьей при рассмотрении надзорной жалобы или представления прокурора актуален и в настоящее время, поскольку установленный в пункте 1 части 2 статьи 381 ГПК РК критерий -- "...судья выносит определение об истребовании дела, если имеются сомнения в законности судебного постановления" -- носит слишком общий и неконкретный характер.

Поскольку заинтересованные лица подают надзорные жалобы или представления в вышестоящие инстанции после рассмотрения их дела в судах первой и, в большинстве случаев, апелляционной или кассационной инстанции, Конституционный Совет РК в своих определениях об отказе в принятии жалоб граждан к рассмотрению также подчеркивал, что право на судебную защиту заявителями было реализовано при рассмотрении дела нижестоящими судами и сам по себе отказ в пересмотре судебных решений в порядке надзора нельзя рассматривать как нарушение данного конституционного права, т.к. какое-либо иное решение, по-новому определяющее права и обязанности заявителя, при разрешении вопроса о возможности пересмотра судебного акта в порядке надзора не выносится.

Таким образом, позиция Конституционного Совета РК состоит в том, что пересмотр вступивших в законную силу судебных решений в порядке надзора не является обязательной стадией судопроизводства, надзорное производство -- установленная законодателем дополнительная гарантия осуществления права на судебную защиту.

В практике Конституционного Совета РК также возникал вопрос, связанный с беспристрастностью и объективностью состава суда при рассмотрении гражданского дела в порядке надзора. В своей жалобе граждане К-вы настаивали на не конституционности статей 19, 321 и 328 ГПК, статьи 20 конституционного закона "О судебной системе" в связи с тем, что при новом рассмотрении их дела в порядке надзора постановлением президиума областного суда им было отказано в удовлетворении ходатайства об отводе судей, ранее принимавших участие в рассмотрении этого дела в порядке надзора.

Таким образом, в судебной практике произошел редкий случай, когда новый надзорный протест рассматривается составом президиума, большая часть членов которого уже участвовала в рассмотрении надзорного протеста по тому же делу. В такой ситуации, естественно, встает вопрос об отводе судьи, поскольку он не может быть полностью объективен и беспристрастен. Однако, статья 19 ГПК КазССР запрещала судье, принимавшему участие в рассмотрении дела в порядке судебного надзора, участвовать в рассмотрении того же дела только в судах первой и кассационной инстанций и не препятствовала его участию в повторном рассмотрении этого же дела в порядке надзора.

Стоит отметить, что статья 17 ГПК РК содержит такие же положения, как и названная норма утратившего силу ГПК КазССР.

По нашему мнению, данная норма не вполне отвечает установленному статьей 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод праву каждого при определении его гражданских прав и обязанностей на справедливое разбирательство дела беспристрастным судом. Представляется, что в ее содержание следует внести изменения, исключающие участие одного и того же судьи в повторном рассмотрении дела в суде той же инстанции, где оно рассматривалось ранее; привести статью 17 ГПК РК в соответствии с требованиями Конституции РК и актов международного права.

А как же решил эту проблему Конституционный Совет РК, не уполномоченный на внесение изменений в законодательство? В определении от 16 октября 2001 г. №221-0 об отказе в принятии к рассмотрению указанной выше жалобы было указано, что реализация права на судебную защиту в гражданском судопроизводстве обеспечивается совокупностью закрепленных в законодательстве процессуальных средств. В частности, статья 18 ГПК 1964 г. (статья 16 ГПК РК) предусматривает основания для отвода судьи, в том числе его личную, прямую или косвенную заинтересованность в исходе дела либо наличие иных обстоятельств, вызывающих сомнения в его беспристрастности; статья 19 ГПК 1964 г. (статья 17 ГПК РК) содержит запрет судье, принимавшему участие в рассмотрении гражданского дела в суде одной инстанции (первой, кассационной или в порядке судебного надзора), принимать участие в рассмотрении этого же дела в любой другой судебной инстанции.

Вместе с тем законодатель не установил запрет для судьи, принимавшего участие в надзорном пересмотре дела, на участие в новом рассмотрении того же дела по надзорному протесту на решения нижестоящих судов, вынесенные после отмены предыдущих, поскольку в стадии надзорного пересмотра не определяются по-новому права и обязанности, не выносится какое-либо новое решение, кроме случая исправления ошибки в применении и толковании норм материального права (пункт 5 статьи 329 ГПК 1964 г. - пункт 5 части 1 статьи 390 ГПК РК); в случае же необходимости по-новому определить права и обязанности участников процесса дело направляется в нижестоящую судебную инстанцию. Кроме того, для обеспечения объективного и справедливого разбирательства дело может быть передано в другой суд. Таким образом, решение вопросов о надлежащем составе суда для рассмотрения конкретного дела, об отводах судей, о возможности передачи дела в другой суд связано с установлением фактических обстоятельств и находится в компетенции судов общей юрисдикции, разрешающих спор.

Однако сам Конституционный Совет РК в определении №133-0 по жалобе ОАО "Телекомпания ТВ" указал, что суд надзорной инстанции может определять права и обязанности сторон иначе, чем это сделано нижестоящими судами, -- когда суд, не передавая дело на новое рассмотрение, прекращает производство по делу, выносит новое решение и т.д.

Таким образом, вопрос об объективности и беспристрастности состава суда надзорной инстанции носит принципиальный характер, поскольку непосредственно может повлиять на объем прав и обязанностей сторон и иных лиц, участвующих в деле.

Нельзя исключить ситуации, когда податели надзорной жалобы, получив необоснованный, по их убеждению, отказ в истребовании дела или в передаче дела на рассмотрение по существу в суд надзорной инстанции (ранее -- отказ должностного лица в принесении протеста в порядке надзора), обращаются в квалификационные коллегии судей с заявлениями о неправомерности действий судьи и о вынесении ему предупреждения; о приостановлении или прекращении его полномочий. После того как такие жалобы возвращались из коллегии без рассмотрения со ссылкой на положения статей 10 и 16 Закона РК "О судебной системе и статусе судей в РК", заявители нередко направляли обращения в Конституционный Совет РК с просьбой проверить конституционность соответствующих статей указанного выше Закона. По мнению заявителей, практика, сложившаяся по применению этих статей, согласно которой судья не может быть привлечен к ответственности, если вступившим в законную силу приговором суда не будет установлена его виновность в преступном злоупотреблении, не соответствует Конституции РК.

Отказывая в принятии таких жалоб к рассмотрению, и основываясь на правовой позиции, выработанной в постановлении от 25 января 2001 г. по делу о проверке конституционности положения пункта 2 статьи 1070 ГК РК, в определении от 16 октября 2001 г. №214-0 Конституционный Совет РК указал, что оспариваемые заявителем нормы закона не исключают закрепленного статьей 53 Конституции РК права на возмещение вреда, причиненного незаконными действиями (бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц, в том числе судей, и тем самым не нарушают гарантированное статьей 46 (часть 1) Конституции РК право каждого на судебную защиту его прав и свобод [16].

После принятия новых процессуальных законов и формирования практики их применения судами в Конституционный Совет РК начали поступать жалобы граждан и организаций на нарушение их конституционных прав вследствие применения норм новых ГПК РК в конкретных делах с их участием. Среди обращений, поступающих в Конституционный Совет РК, и касающихся вопросов гражданского процесса, жалоб на статьи, регулирующие производство в суде надзорной инстанции - подавляющее большинство.

Какие же именно вопросы ставятся заявителями? Много жалоб касается установленных в статьях 376 ГПК РК сроков на подачу жалобы (заявления) или представления прокурора о пересмотре судебного акта в порядке надзора. При этом в них указывается, что данные нормы, препятствуя им осуществить свое право на судебную защиту за пределами установленных ими сроков (иногда пропущенных по уважительной причине), нарушают статью 46 Конституции РК. Соответствие Конституции РК данных статей оспаривается заявителями также в той мере, в какой они не предусматривают возможность восстановления пропущенных по уважительной причине сроков на подачу надзорной жалобы (заявления) или представления, а правоприменительная практика пошла по пути толкования природы этих сроков как пресекательных.

Отказывая в передаче данных обращений на рассмотрение Конституционного Совета РК, Секретариат обращает внимание заявителей на то, что вопрос о возможности рассмотрения в порядке конституционного судопроизводства жалоб, касающихся установленных законодательством сроков реализации права на судебную защиту, неоднократно исследовался Конституционным Советом РК, который указал, что рассмотрение данного вопроса сводится к изменению или отмене сроков для обращения в суд и относится к компетенции законодателя; установление в законе сроков для обжалования решений судов нижестоящих инстанций обусловлено необходимостью обеспечить стабильность гражданского оборота и не может рассматриваться как нарушение права на судебную защиту. Данные выводы Конституционного Совета РК корреспондируют правовой позиции Европейского суда по правам человека, который в своих решениях " указал, что судебная система, устанавливающая возможность отмены в любое время любого окончательного решения, как таковая несовместима с принципом обеспечения судебной деятельности, который является одним из основополагающих элементов верховенства права по смыслу пункта 1 статьи 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод [17].

Интересно отметить, что в период действия прежних процессуальных кодексов, не устанавливавших, как известно, срока на пересмотр судебных постановлений в порядке надзора, в Конституционный Суд РК поступало довольно много жалоб, в которых оспаривалась конституционность глав ГПК 1964 г., посвященных надзорному производству. Отказывая во всех случаях в их принятии к рассмотрению, Конституционный Совет РК в своих определениях указывал, в том числе и на то, что решение вопроса об отсутствии в оспариваемых нормах закона тех или иных положений (в данном случае - указания на сроки подачи надзорной жалобы, заявления, представления) относится к компетенции законодателя.

В жалобах в Конституционный Совет РК также оспаривается конституционность статей 377 и 381 ГПК РК, поскольку Верховный Суд РК возвращает без рассмотрения надзорные жалобы граждан, если в их удовлетворении было отказано судом надзорной инстанции областного уровня и заявители не обращались к председателю суда с просьбой проверить правильность определения судьи об отказе в истребовании дела или в передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции. При этом Верховным Судом РК как основание для отказа указывается нарушение правил подсудности, установленных статьей 377 ГПК РК.

По мнению заявителей, рассмотрение председателем областного и приравненного к нему суда заявления или жалобы о проверке правильности определения судьи и о вынесении своего определения об истребовании дела или о передаче дела для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции, не является обязательной стадией производства по пересмотру судебных постановлений в порядке надзора и не может служить основанием для возвращения их надзорных жалоб Верховным Судом РК; такой возврат нарушает их право на судебную защиту.

Отказывая в принятии таких жалоб к рассмотрению, Конституционный Совет РК указывает, что из содержания статьи 46 (часть 1) Конституции РК не следует возможность выбора гражданином по своему усмотрению любых способов и процедур судебной защиты, особенности которых в отношении отдельных видов судопроизводства и категорий дел определяются, исходя из Конституции РК, законами. Такого рода требования применительно к надзорной жалобе, подаваемой в суды общей юрисдикции, закреплены в статье 377 ГПК РК, которая не направлена на ограничение права на обращение за судебной защитой в суд общей юрисдикции, а лишь устанавливает в соответствии со статьями 46, 47 и 118 Конституции РК процедуру реализации этого права.

Много поступает в Конституционный Совет РК жалоб, в которых в той или иной мере оспаривается конституционность статьи 304 ГПК РК. Их податели полагают, что содержащиеся в них основания для изменения или отмены в порядке надзора вступивших в законную силу судебных актов, вследствие их неопределенности, расплывчатости и неконкретности не соответствуют Конституции РК. Конституционный Совет РК по результатам рассмотрения данных жалоб отказывает в принятии их к рассмотрению и указывает, что статья 304 ГПК РК сама по себе не исключает возможности исправления судебной ошибки, допущенной нижестоящими инстанциями, поскольку ошибочное судебное решение нарушает единообразие судебной практики и в этом смысле оспариваемая норма, предусматривающая, что судебные акты судов, вступившие в законную силу, подлежат изменению или отмене, если оспариваемый судебный акт нарушает единообразие в толковании и применении судами норм права, направлена на исправление подобных решений. Отказ в пересмотре в порядке надзора вступивших в законную силу судебных решений сам по себе нельзя рассматривать как нарушение предусмотренного статьей 13 Конституции РК права на судебную защиту. Реализация полномочий по принятию заявления о пересмотре судебного акта в порядке надзора не носит произвольный характер: при наличии предусмотренных законом оснований это право должностных лиц суда становится их обязанностью.

На основе изучения гражданско-процессуального кодекса можно прийти к выводу о том, что законодатель при его подготовке и принятии учел содержащиеся в решениях Конституционного Совета РК правовые позиции о необходимости во всех случаях извещать лиц, участвующих в деле, о времени и месте судебного заседания, о праве лиц, не участвовавших в рассмотрении дела, но чьи права затрагиваются принятым по делу судебным решением, обращаться в Верховный Суд РК с заявлением в порядке надзора и т.д.

2. Условия и порядок обращения в надзорную инстанцию

2.1 Субъекты права принесения надзорной жалобы (заявления) или представления

В соответствии со статьей 384 ГПК РК вступившие в законную силу судебные постановления могут быть обжалованы в суд надзорной инстанции лицами, участвующими в деле, и другими лицами, если их права и законные интересы нарушены данными постановлениями.

В течение продолжительного времени среди советских ученых- процессуалистов велся спор о том, имеет ли право представитель (адвокат) подписывать надзорную жалобу, составленную им в интересах представляемого. П.Я. Трубников полагал, что закон не содержит ограничений в отношении права адвоката в интересах доверенного лица поставить перед надлежащим должностным лицом вопрос о пересмотре решения в порядке надзора, тем более, что право на подачу надзорной жалобы имеет любой гражданин, считающий вынесенное судом решение ошибочным [18].

В связи с расширением действия принципа диспозитивности, который предполагает, что участвующие в деле лица распоряжаются своими правами в ходе рассмотрения дела самостоятельно, в том числе правом на обжалование незаконного, по их мнению, судебного решения в порядке надзора, данная точка зрения потеряла свою актуальность. Исходя из указанного принципа, представитель не может обжаловать состоявшееся судебное решение в надзорном порядке помимо воли представляемого лица. Если заинтересованное лицо по каким-либо причинам не имеет возможности подписать надзорную жалобу самостоятельно, оно должно специально оговорить такое право в доверенности (статья 54 ГПК РК).

Лица, участвующие в деле, имеют процессуальные права, в том числе, одно из основных прав -- обжаловать принятые судом постановления в порядке надзора.

Как показывает судебная практика, в подавляющем большинстве случаев жалоба на вступившее в законную судебное постановление подается в суд надзорной инстанции сторонами -- истцом или ответчиком как основными действующими лицами гражданского судопроизводства, которые указывают в ней на такие существенные нарушения норм материального или процессуального права, которые привели, по их мнению, к вынесению неправильного судебного акта, затрагивающего их права и законные интересы.

Согласно статьям 42 и 43 ГПК РК третьи лица, заявляющие и не заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора, поскольку они являются лицами, участвующими в деле, имеют право обжаловать принятое по делу с их участием судебное постановление в порядке надзора наравне с истцом и ответчиком.

Сказанное выше относится и к органам государственной власти, органам местного самоуправления, организациям и гражданам, обращающимся в суд с заявлением в защиту прав, свобод и законных интересов других лиц по их просьбе либо в защиту прав, свобод и законных интересов неопределенного круга лиц, которые в соответствии со статьей 46 ГПК РК пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности истца, за некоторыми исключениями, не касающимися права на обжалование судебных постановлений в порядке надзора.

Одна из сторон может по тем или иным причинам выбыть из материального правоотношения, являющегося предметом рассмотрения в суде. В случае, если данное правоотношение не связано с личностью стороны и допускает правопреемство, суд допускает замену стороны ее правопреемником, который заменяет правопредшественника, обладает его правами, несет обязанности, в том числе, на подачу жалобы в суд надзорной инстанции.

Статья 385 ГПК РК, говоря о праве на обращение в суд надзорной инстанции, предоставляет его не только сторонам и лицам, участвующим в деле, но и лицам, не привлеченным к участию в деле, права и законные интересы которых оказались нарушенными судебными постановлениями.

Как следует из статей 320 и 336 ГПК РК, апелляционные или кассационные жалобы на неправильное судебное решение могут быть поданы только сторонами и другими лицами, участвующими в деле. Вместе с тем такое нарушение норм процессуального права судом как разрешение вопроса о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, во всех случаях признается существенным и ведет к отмене обжалованного судебного постановления независимо от доводов жалобы (статья 364 ГПК РК, пункт 24 постановления Пленума Верховного Суда РК от 20 января 2003 г.).

Таким образом, у лица, не привлеченного к участию в деле, права и законные интересы которого нарушены судебным постановлением, существует только одна процессуальная возможность защитить или восстановить свои права - обратиться с жалобой на это постановление в суд надзорной инстанции и суд должен с особым вниманием относиться к таким жалобам и рассматривать с особой тщательностью.

ГПК РК посвящает правам лиц, не участвовавших в деле, о правах и об обязанностях которых суд принял судебный акт, отдельную норму - статью 42, которая предоставляет таким лицам право обжаловать этот акт в апелляционном и кассационном порядке, а также оспорить в порядке надзора.

Однако на стадии производства по пересмотру судебных постановлений в порядке надзора у этих лиц больше возможностей добиться отмены или изменения судебного постановления, нарушившего их права и интересы именно в гражданском процессе -- ГПК РК устанавливает больший срок на подачу надзорной жалобы, а также предоставляет возможность его восстановления в случае пропуска по уважительной причине [19].

В связи с не смолкавшими во время проведения судебной реформы спорами среди ученых и практиков о степени участия органов прокуратуры в гражданском судопроизводстве, интересным представляется проанализировать особенности участия, процессуального положения, прав прокурора в гражданском процессе и, прежде всего, на стадии производства в суде надзорной инстанции.

В юридической науке продолжительное время велись споры по вопросу о сущности участия и процессуального положения прокурора, обратившегося в суд, в гражданском процессе.

По мнению Н. Полянского прокурор, предъявивший иск, занимал положение стороны (истца), поскольку иск прокурора всегда предполагает наличие ответчика, являющегося стороной по делу, а если есть ответчик, должен быть и истец. М. Шакарян считали прокурора, предъявившего иск, истцом только в процессуальном смысле, поскольку в его пользу суд ничего не присуждает, его распорядительные права имеют лишь процессуальный характер. Н. Чечина полагали, что прокурор никогда не является стороной в процессе и всегда занимает положение представителя государства, осуществляющего надзор за законностью [20].

Более верной представляется позиция, соединяющая в себе две последних точки зрения, поскольку подача прокурором иска в суд является конечной стадией надзорной деятельности прокурора за исполнением законов в государстве. Участвуя в рассмотрении дела, прокурор, несмотря на то, что обращается с иском в суд от своего имени, остается представителем государства, который наделяется всеми процессуальными правами и обязанностями истца. Права же, закрепленные материальными нормами, принадлежат лицу, в интересах которого подано заявление. Таким образом, прокурор, как представитель государства, является истцом только в процессуальном смысле слова.

Действительно, в последние 10-15 лет происходит глобальная перестройка политического, экономического и социального устройства государства и общества, переход к экономике, функционирующей на основе свободного рынка и инициативы участников гражданского оборота. Однако, на этом трудном пути возникли и до сих пор не решены крупные проблемы, важнейшие из которых -- обнищание широких слоев населения, сведение к нулю былой достаточно мощной функции государства по обеспечению законности и правопорядка, а также защите прав и законных интересов лиц, которые особенно в этом нуждаются (несовершеннолетние, пенсионеры, инвалиды, малоимущие граждане и т.д.). Зачастую этим людям затруднительно, а то и невозможно самостоятельно реализовать свое конституционное право на судебную защиту в силу правовой некомпетентности, невозможности уплатить государственную пошлину (а суды на практике достаточно редко удовлетворяют ходатайства истцов об освобождении, отсрочке или рассрочке уплаты госпошлины) и т.д. Как известно, услуги юридических консультаций и адвокатских бюро стоят дорого и по карману лишь обеспеченным гражданам. Малоимущие и социально незащищенные участники процесса оказываются один на один с квалифицированными и опытными адвокатами противоположной стороны; ни о каком равноправии и состязательности не может быть и речи. В такой ситуации прокуратура выступает единственным органом, способным реально обеспечить соблюдение прав указанных лиц в судебном разбирательстве. Упразднение или сильное ограничение прав прокурора в судопроизводстве кажется по меньшей мере преждевременным.

В ходе дальнейшей работы по совершенствованию ГПК РК, в его текст были все-таки включены положения о вступлении прокурора в процесс и даче заключения по таким категориям гражданских дел, последствия неправильного разрешения которых могут быть особенно значительными для субъектов спорных правоотношений (о выселении, о восстановлении на работе, об усыновлении ребенка и т.д.), которые впоследствии вошли в текст нового ГПК РК.

Согласно статье 45 данного Кодекса прокурор имеет право на обращение в суд с заявлением в защиту прав и законных интересов граждан, неопределенного круга лиц, интересов РК. Теперь прокурор вправе направить заявление в суд в защиту прав и интересов гражданина только в том случае, если он по состоянию здоровья, возрасту, психическому состоянию и иным причинам не в состоянии самостоятельно обратиться в суд. Возможность участия прокурора в процессе помимо самого ГПК РК может быть установлена только федеральным законом. Также исключается судебное усмотрение на привлечение прокурора к рассмотрению дела.

В указанной статье предусмотрено право прокурора на вступление в процесс и дачу заключения по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью, и в других предусмотренных ГПК РК и законом случаях. Такое полномочие прокурора возможно на любой стадии судебного рассмотрения указанных дел, в том числе, в надзорном производстве. При этом не имеет значения, участвовал ли прокурор в рассмотрении дела в нижестоящих судах.

Следует отметить, что ГПК РК, помимо общего снижения роли органов прокуратуры в гражданском процессе, значительно урезал их права и при рассмотрении дел в порядке надзора, фактически уравняв в процессуальном статусе и правах прокурора, лиц, участвующих в деле, и лиц, права и законные интересы которых нарушены состоявшимся судебным решением. С момента вступления ГПК РК прокурор не вправе истребовать дела из судов, приостанавливать исполнение судебных решений и приносить протесты в порядке надзора; должностные лица прокуратуры могут обратиться в суд надзорной инстанции с представлением о пересмотре только того дела, в котором участвовал прокурор. Пленум Верховного Суда РК в своем Постановлении от 20 января 2003 г. №2 (пункт 19) разъяснил, что правом на подачу указанных представлений в вышестоящие суды обладает прокурор, являющийся лицом, участвующим в деле, с точки зрения положений статей 34, 35, 45 ГПК РК, независимо от того, явился ли он в заседание суда первой инстанции [21].

Статья 390ГПК РК предъявляет одинаковые требования к оформлению надзорной жалобы и представления прокурора. Это свидетельствует о том, что их правовая суть идентична. К жалобе или представлению, подаваемому в суд, должны быть приложены заверенные соответствующим судом копии принятых по делу судебных постановлений. Поскольку должностные лица прокуратуры, управомоченные законом на подачу представления в порядке надзора, не наделены правом истребовать дело из суда для решения вопроса о правильности вынесенных по нему судебных постановлений, то возникает неясность: на основании каких документов соответствующий прокурор будет решать данный вопрос? Представляется необходимым ориентировать прокуроров формировать по каждому делу, в котором они принимают участие, особое надзорное производство, в котором должны быть собраны копии всех важных процессуальных документов - исковое заявление, отзыв на него, ходатайства, промежуточные определения суда, копия протокола, апелляционные, кассационные, надзорные жалобы, представления прокурора и т.д. Впоследствии прокурор, имеющий право на подачу представления в порядке надзора, сможет истребовать из соответствующей прокуратуры данные материалы для решения вопроса о наличии оснований для пересмотра принятого по делу судебного акта в порядке надзора.

На основании изложенного представляется, что, несмотря на возможность различного толкования содержащихся в Информационном письме Генеральной прокуратуры РК от 27 января 2003 г. разъяснений, органы прокуратуры не должны рассматривать жалобы, поступившие к ним после 1 февраля 2003 г. от лиц, участвовавших в деле, в котором также принимал участие прокурор. Представления в порядке надзора прокурор должен направлять в соответствующий суд на основании своего личного убеждения о незаконности вступившего в законную силу судебного акта, основанном на изучении материалов дела с участием прокурора, а не вследствие изучения надзорных жалоб заинтересованных лиц.

Изучение сформировавшейся после введения в действие ГПК РК практики по рассмотрению органами прокуратуры надзорных жалоб по делам, в которых прокурор не принимал участия, показывает, что в их удовлетворении заявителям отказывается со ссылкой на положения ГПК РК и Постановления Пленума Верховного Суда РК от 20 января 2003 г. и разъясняется их право на самостоятельное обращение в суд надзорной инстанции с соответствующей жалобой.

Как и в прежнем ГПК КазССР, новый закон разграничивает полномочия прокуроров на подачу представления в зависимости от их должностного положения. Согласно статье 391 ГПК РК, Генеральный прокурор РК и его заместители вправе обратиться в любой суд надзорной инстанции. В случаях, когда законность и обоснованность судебного акта вызывает сомнения, прокурор направляет материалы дела (особое производство, которое должно вестись по каждому делу с участием прокурора) прокурору, уполномоченному на подачу представления - Генеральному прокурору РК, его заместителям, с мотивированным предложением обратиться в суд надзорной инстанции с соответствующим представлением. Если прокурор, уполномоченный на подачу представления, согласится с данными мотивами, то он подает представление в суд надзорной инстанции.

При этом прокурору следует учитывать установленную названной статьей подсудность дел судам надзорной инстанции, согласно которой представления прокурора на вступившие в законную силу судебные решения и определения могут быть поданы только в ту надзорную инстанцию, которая указана в законе. ГПК РК следует принципу "чем выше инстанция суда, рассматривающего дело, тем выше должностное положение прокурора, участвующего в его заседании" -- высшая надзорная инстанция рассматривает более сложные дела, которые требуют участия квалифицированного и опытного прокурора.

Согласно положениям статьи 328 ГПК КазССР, прокурор принимал участие в каждом заседании суда надзорной инстанции, независимо от того, кем был принесен протест: прокурором или должностным лицом суда общей юрисдикции. В первом случае он поддерживал принесенный им или вышестоящим прокурором протест, во втором - давал заключение по делу.

Некоторые ученые в своих трудах высказывали предложения о том, что рассмотрение гражданского дела судом надзорной инстанции без участия прокурора следует рассматривать как грубое нарушение процессуального закона, которое должно входить в число безусловных оснований к отмене определений, постановлений суда надзорной инстанции. По ГПК РК должностное лицо прокуратуры участвует в рассмотрении дела в суде надзорной инстанции по существу только в том случае, если прокурор являлся лицом, участвующим в деле. Отсутствие прокурора в заседании суда надзорной инстанции повлечет за собой безусловную отмену принятого этим судом определения лишь тогда, когда прокурор не будет надлежащим образом извещен о времени и месте рассмотрения дела в соответствии со статьей 385 ГПК РК [22].

Глава 41 ГПК РК прямо не предусматривает право прокурора давать заключение по делу в суде надзорной инстанции, однако согласно части 3 статьи 45 ГПК РК прокурор вступает в процесс и дает заключение по делам о выселении, о восстановлении на работе, о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью, в иных предусмотренном законом случаях, в целях осуществления возложенных на него полномочий. Из текста приведенной нормы следует, что прокурор может выступать с заключением по перечисленным в указанной статье делам, в случае обжалования принятого по ним судебного решения в порядке надзора.

Стоит отметить, что в научных кругах не существовало единого мнения в вопросе о даче прокурором заключения по делу в суде надзорной инстанции. Процессуальное законодательство предусматривало две формы участия прокурора по делу (подача заявления и вступление в процесс), но не уточняло, дает ли прокурор заключение по делу в каждой форме участия или в какой-то одной. В теории и на практике считалось, что прокурор в любом случае дает заключение по существу дела. Некоторыми учеными были озвучены предложения (не воспринятые, однако, законодателем до принятия ГПК РК) о целесообразности введения правила, согласно которому прокурор, возбудивший дело, выступал бы в процессе один раз, давая заключение по существу дела в целом. Эти предложения были мотивированы тем, что между заключением прокурора и выступлением в прениях нет существенной разницы, поскольку не по каждому делу прокурором дается политическая оценка спора, а оценка выступлений участников процесса сводится, в основном, к оценке выступлений сторон; выступление прокурора с правовым заключением по иску, предъявленному им же самим, делает гражданский процесс менее демократичным, поскольку лишает ответчика права выступить в судебном заседании последним, дать объяснения по каждому высказанному против него доводу и доказать его несостоятельность, нарушая тем самым принцип процессуального равенства сторон [24].

По мнению некоторых авторов, такое ограничение представляется целесообразным, поскольку гражданский процесс и так предусматривает две обычные инстанции для обжалования судебных постановлений: апелляционную и кассационную; надзорное производство отныне выступает в качестве исключительной стадии гражданского процесса [25].

Несмотря на то, что новое гражданское процессуальное законодательство ограничило права органов прокуратуры на участие в судопроизводстве по гражданским делам, у прокурора существует достаточно правовых средств и возможностей для защиты интересов общества, государства, прав и свобод неопределенного круга лиц, граждан, не имеющих возможности самостоятельно обратиться в суд; для осуществления основной своей функции - надзора за соблюдением законностью в РК.

Проанализированные выше изменения, касающиеся правового положения прокурора на стадии надзорного производства, направлены прежде всего на реализацию принципов диспозитивности процесса, равноправия и состязательности сторон при осуществлении судопроизводства.

2.2 Судебные постановления, являющиеся предметом судебного пересмотра в порядке надзора

Какие же именно судебные акты могут быть пересмотрены судом надзорной инстанции?

Несмотря на некоторые позитивные изменения в сфере рассмотрения и разрешения гражданских дел в судах общей юрисдикции (проведение судебной реформы, обновление процессуального законодательства, повышение уровня квалификации и знаний судей и т.д.), еще выносится значительное количество незаконных и необоснованных судебных актов. Эти акты могут стать предметом рассмотрения апелляционной или кассационной инстанции, однако по разным причинам лица, участвующие в деле, могут не обжаловать ошибочный судебный акт в суд второй инстанции, или вышестоящий суд может не исправить все ошибки, допущенные судом первой или второй инстанции. Кроме того, судебным решением может быть решен вопрос о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле, которые лишены будут права обжаловать такое решение в апелляционном или кассационном порядке, поскольку не являются лицами, участвующими в деле. Не все определения суда первой инстанции могут быть обжалованы в суд второй инстанции отдельно от решения по делу (статьи 392 ГПК РК).

В таких случаях, в целях реализации установленного статьей 13 Конституции РК права каждого на судебную защиту, неправильные решения и определения судов первой и второй инстанции могут быть пересмотрены в порядке надзора. Вместе с тем возможна ситуация, когда и суд надзорной инстанции не исправляет всех ошибок, допущенных при рассмотрении дела. По правилам главы 43 ГПК РК определение суда надзорной инстанции также может быть предметом надзорного рассмотрения вышестоящего суда.

В порядке надзора могут быть обжалованы только судебные акты, вступившие в законную силу. Решения судов первой инстанции вступают в законную силу по истечении срока на апелляционное или кассационное обжалование, если они не были обжалованы. В случае подачи апелляционной или кассационной жалобы, решение вступает в силу после рассмотрения соответствующим судом, если оно не было отменено. Апелляционные и кассационные определения вступают в силу с момента принятия.

ГПК РК допускает подачу надзорной жалобы или представления прокурора и на определения суда, вынесенные им в ходе рассмотрения гражданского дела и не разрешающие его по существу, которые, однако, не всегда могут быть обжалованы в апелляционном или кассационном порядке отдельно от судебного решения. Согласно положениям ГПК РК, отдельно от итогового решения определения суда первой инстанции могут быть обжалованы в случаях, предусмотренных Кодексом, и в случаях, когда определение суда преграждает возможность дальнейшего движения дела; в остальных случаях возражения на них могут быть включены в апелляционную или кассационную жалобу. Если эти определения не были обжалованы в установленный законом срок в суд второй инстанции, или же они были оставлены без изменения, они вступают в законную силу и могут быть пересмотрены в порядке надзора. Судебная практика показывает, что чаще всего подлежат обжалованию пресекательные и заключительные определения, то есть, преграждающие дальнейшее движение дела.

В советской юридической литературе высказывались различные точки зрения о том, могут ли быть пересмотрены в порядке надзора названные выше определения суда первой инстанции.

По мнению С.Ю. Каца, подготовительные определения, определения по управлению процессом, например, о вызове свидетелей, приобщении документов, об отложении разбирательства, о назначении экспертизы и др. самостоятельно в законную силу не вступают, а воплощаются в законной силе судебного решения, и не могут быть предметом надзорного опротестования [26].

Поскольку названные определения принимаются судом в процессе разрешения гражданского дела по существу, они могут затрагивать права и законные интересы сторон и других лиц, участвующих в деле (например, суд может отказать в ходатайстве стороны о вызове свидетелей или приобщить к делу документы, в подлинности которых сомневается какая-либо из сторон). Такие действия суда могут существенно повлиять на законность и обоснованность выносимого решения и могут быть обжалованы в суд надзорной инстанции вместе с итоговым решением по делу.

Судебный приказ также может быть обжалован в порядке надзора, поскольку представляет собой постановление судьи, вынесенное на основании заявления о взыскании денежных сумм или об истребовании движимого имущества от должника по требованиям, предусмотренным законом (статья 121 ГПК РК). Судебный приказ вступает в законную силу немедленно после вынесения, после чего на него заинтересованным лицом может быть подана надзорная жалоба или представление прокурора.

В судебной практике иногда происходят случаи, когда вышестоящий суд, проверяя правильность обжалованного решения, сам допускает ошибки, которые могут выразиться в оставлении без изменения неправильного судебного акта, неправомерной отмене законного и обоснованного решения суда первой или второй инстанции, нарушении единства судебной практики и т.д. В такой ситуации определения судов второй или надзорной инстанций могут быть пересмотрены в порядке надзора на основании жалобы или представления лица, участвующего в деле, или лица, не привлеченного к участию в деле, права которого оказались затронутыми судебным актом.

В литературе отмечалось, что протест в порядке надзора мог быть принесен по ГПК только на кассационное определение, которым решение суда первой инстанции оставлено без изменения, но и на определение, которым отменено решение с передачей дела на новое рассмотрение. Это объяснялось тем, что указания кассационной инстанции обязательны для нижестоящего суда, поэтому, обнаружив неправильные указания кассационной инстанции, отменившей решение суда первой инстанции и передавшей дело на новое рассмотрение, необходимо принести на такое определение протест в порядке надзора [27].

Представляется, что указанное мнение сохраняет актуальность в условиях нового правового регулирования гражданского судопроизводства, так как положения статьи 393 ГПК РК, говорящие об обязательности указаний суда кассационной инстанции, принципиально не изменились по сравнению с аналогичными положениями ГПК КазССР - внесено лишь изменение, уточняющее, что указания суда кассационной инстанции могут касаться лишь необходимости совершения процессуальных действий судом при новом рассмотрении дела. Нельзя исключить возможности, что данное судом в кассационном определении указание суду первой инстанции может оказаться неправильным - например, о необходимости истребовать доказательства, установить те или иные обстоятельства дела, назначить проведение экспертизы и т.д.

Согласно статье 390 ГПК РК указания вышестоящего суда о толковании закона являются обязательными для суда, вновь рассматривающего дело. Однако суд надзорной инстанции также может неправильно истолковать закон. В этом случае постановление, содержащее такое указание о толковании, может быть оспорено в вышестоящий суд надзорной инстанции (кроме определений Президиума Верховного Суда РК) в связи с допущенным существенным нарушением норм материального права.

Таким образом, по правилам, установленным главой 43 ГПК РК, могут быть пересмотрены все судебные акты всех судов общей юрисдикции, кроме постановлений Президиума Верховного Суда РК - высшей надзорной инстанции по рассмотрению гражданских дел в РК. Следует отметить, что вопрос о невозможности пересмотра постановлений высшей надзорной инстанции в связи с обнаружившейся судебной ошибкой был предметом рассмотрения Конституционного Совета РК. В названых актах Конституционным Советом РК была сформулирована обязательная к применению всеми судами правовая позиция, в соответствии с которой право на судебную защиту, гарантированное статьей 46 [28].

Конституции РК, может считаться обеспеченным только в том случае, если по делу вынесено правильное решение, которым восстановлены нарушенные права и защищены законные интересы граждан и организаций. При этом ошибочное решение не может считаться правосудным и государство обязано гарантировать защиту прав и свобод человека и гражданина от судебной ошибки в независимости от того, какой инстанцией допущена ошибка. Такая ошибка должна быть исправлена на стадии пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам даже в случае, если отраслевое законодательство не указывает на судебную ошибку как на основание такого пересмотра.

Между тем такая позиция Конституционного Совета РК наводит на определенные размышления относительно правомерности отнесения судебной ошибки к вновь открывшимся обстоятельствам. Как известно из науки гражданского процессуального права, а также положений статьи 392 ГПК РК, вновь открывшимися считаются только такие существенные для дела обстоятельства, которые не были и не могли быть известны как заявителю, так и суду. При этом обстоятельство может считаться вновь открывшимся исключительно в том случае, если оно существовало на момент рассмотрения дела в суде. Новые обстоятельства, возникшие после рассмотрения дела и вынесения решения, а также те обстоятельства, которые были положены в основу решения, но впоследствии изменились, могут служить основанием для предъявления нового иска, но никак не для пересмотра судебного решения по вновь открывшимся обстоятельствам. Характерной особенностью этого способа пересмотра вступивших в законную силу судебных постановлений является именно отсутствие судебной ошибки как основания для такого пересмотра. Исключение составляют только преступные деяния судей, совершенные ими при рассмотрении дела. Допущенная же при рассмотрении дела ошибка служит основанием для возбуждения производства в порядке надзора.

Таким образом, установление судебной ошибки в качестве основания для пересмотра постановлений высшей надзорной инстанции в государстве по вновь открывшимся обстоятельствам противоречило бы самой сути этого процессуального института.

Определенным шагом к решению данной проблемы можно считать введение в состав ГПК РК статьи 389, предусматривающей право Председателя Верховного Суда РК или его заместителя внести в Президиум Верховного Суда РК мотивированное представление о пересмотре судебных актов в порядке надзора в целях обеспечения единства судебной практики и законности. Несмотря на то, что статьей 376 ГПК РК установлен общий запрет на пересмотр в порядке надзора постановлений Президиума Верховного Суда РК, в исключительных случаях можно было бы использовать данную процедуру (при условии внесения изменений в указанную норму) для пересмотра названных постановлений, содержащих судебную ошибку.

Конечно, предложенное решение может показаться спорным, однако, представляется, что оно больше отвечает задаче исправления судебной ошибки, допущенной в постановлении Президиума Верховного Суда РК, чем в путь, предложенный Конституционным Советом РК.

Оппоненты предложенного решения могут возразить - Президиум, повторно рассматривая в порядке надзора одно и то же дело, проверяя правильность своего же постановления, не будет до конца объективен и беспристрастен, как этого требует от него закон. Но ведь, осуществляя пересмотр собственного постановления по вновь открывшимся обстоятельствам в связи с обнаружившейся судебной ошибкой, Президиум также не сможет быть полностью объективным, поскольку ему придется фактически заниматься проверкой его законности.

В период действия ГПК КазССР в гражданском судопроизводстве существовала практика принесения протеста в порядке надзора только на мотивы судебного акта, которые представляют собой логические выводы суда, основанные на сознании судей и объективно существующих фактических обстоятельствах дела, и составляют основу любого судебного постановления.


Подобные документы

  • Объекты надзорного производства. Порядок подачи и рассмотрения надзорной жалобы, представления. Сроки на обжалование в суде надзорной инстанции. Восстановление пропущенного срока. Рассмотрение дела по существу. Полномочия суда надзорной инстанции.

    курсовая работа [125,3 K], добавлен 16.01.2014

  • Право надзорного обжалования, порядок его реализации. Действия суда надзорной инстанции после поступления надзорной жалобы или представления. Полномочия суда надзорной инстанции, основания для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора.

    курсовая работа [38,8 K], добавлен 29.12.2014

  • Производство в суде надзорной инстанции. Право надзорного обжалования и порядок его реализации. Действия суда надзорной инстанции после поступления надзорной жалобы или представления. Теоретические и практические проблемы надзорного производства.

    курсовая работа [46,3 K], добавлен 11.10.2011

  • Право надзорного обжалования и порядок его реализации. Полномочия суда надзорной инстанции и основания для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора. Рассмотрение основных теоретических и практических проблем надзорного производства.

    курсовая работа [38,7 K], добавлен 28.12.2014

  • Сущность и значение пересмотра судебных актов в порядке надзора, а также тенденции развития соответствующего производства. Порядок рассмотрения гражданских дел в суде надзорной инстанции с учетом последних изменений Кодекса. Полномочия суда инстанции.

    курсовая работа [39,5 K], добавлен 19.10.2014

  • Сущность института пересмотра судебных постановлений в порядке надзора в гражданском судопроизводстве. Право надзорного обжалования и порядок его реализации. Действия суда надзорной инстанции после поступления надзорной жалобы или представления.

    дипломная работа [90,3 K], добавлен 16.07.2010

  • Понятие и значение надзорной инстанции. Принесение протеста и порядок рассмотрения дела в порядке надзора. Приостановление исполнения приговора или иного решения суда. Полномочия суда надзорной инстанции по опротестованному делу.

    реферат [14,3 K], добавлен 26.06.2002

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.