Место постановлений Конституционного Суда в системе источников права

Общая характеристика и правовая сущность актов специализированных органов конституционного контроля. Понятие и виды решений Конституционного Суда, их юридическая сила. Проблемы исполнения и возможность пересмотра постановлений Конституционного Суда.

Рубрика Государство и право
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 16.12.2014
Размер файла 60,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru

Размещено на http://www.allbest.ru

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего профессионального образования

«Нижегородский государственный университет им. Н.И. Лобачевского»

Юридический факультет

Кафедра конституционного и административного права

Курсовая работа

Работу выполнил:

Волков Максим Андреевич

Научный руководитель:

Домнина Анастасия Валерьевна

Нижний Новгород

2014

Введение

Конституционный Суд Российской Федерации функционирует уже более 20 лет, но не смотря на внушительный срок, сохраняет свою актуальность ряд нерешенных вопросов относительно природы его решений и места в системе государственных органов вообще. Согласно ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»: Конституционный Суд Российской Федерации - судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства. Кроме судебных функций Конституционному Суду зачастую приписывают и правотворческую. Решения этого органа повсеместно стали входить в правоприменительную практику, нерешенным остается вопрос об их юридической силе и сфере действия.

Целью моего исследования является изучение точек зрения на природу постановлений Конституционного Суда РФ, других связанных с этим вопросом факторов и выявление путей разрешения споров и коллизий.

Актуальность этой темы так же обуславливается тем, что до сих пор не найден баланс между принципом разделения властей и такими решениями судов, которые претендуют на существование в качестве источников права. По-другому этот вопрос можно назвать как прецедентость решений судов. В законодательстве нет закрепления прецедента в качестве источника права, однако их влияние на правовую систему РФ врятли будет кем-то оспариваться. Этот вопрос стоит в частности с учетом функций Конституционного Суда и юридической силы, которой обладают его решения на практике приходится сталкиваться с применением его решений в качестве источников права. Следовательно, подход к сущности этого органа в целом требует корректировки.

Для выполнения цели мне необходимо выполнить ряд поставленных задач: ознакомиться с природой конституционного контроля, рассмотреть различные точки зрения относительно природы постановлений КС РФ, разъяснить их юридическую силу и уяснить механизм исполнения решений Суда.

Помимо рассмотрения теоретических вопросов, практическое значение исследования имеет в проблеме юридической значимости и места решений Конституционного Суда в системе права в целом. Поскольку неопределенность в вопросе места этого органа понижает авторитет не только его решений, но и всего суда в целом.

Объектом исследования являются юридическая природа актов, издаваемых Конституционным Судом РФ.

В отечественной науке отсутствует целостная концепция исследования места и роли постановлений Конституционного Суда в правовой системе Российской Федерации, по этому поводу встречаются лишь отдельные высказывания, не сопровождающиеся развернутой системой аргументации. Довольно долгое время ведутся споры о том, чем же являются постановления Конституционного Суда: нормативными актами, правовыми преюдициями, судебными прецедентами, конституционной доктриной, правоприменительными актами или особым источником права. Сочетают ли они свойства нескольких источников права? Единой и обоснованной позиции по данной проблеме до сих пор не существует, что объясняется относительной новизной института конституционного правосудия в России, противоречивостью и пробельностью законодательства, а также отмечаемыми многими учеными различиями в правовой природе разных видов решений Суда.

Предметом исследования являются нормы Конституции РФ, ФКЗ «О КС РФ», диссертационные, исследовательские и научные работы правоведов по данному вопросу

В своей работе я использовал следующие нормативные акты: Конституцию РФ, ФКЗ «О Конституционном Суде РФ». В структуру были положены диссертации Захарова В.В. и Свечниковой Н.В. Для достижения целей данной работы я использовал актуальные статьи, раскрывающие разные точки зрения правоведов, таких авторов как Захаров В.В., Кокотов А.Н., Курова Н.Н., Беляева О.М. Частично были отображены точки зрения таких авторов, как Лазарев Л.В., Митюков М.А., Богданова Н.А., Зорькин В., Овсепян Ж.И., Гаджиев Г.А, Нерсесянц В.С., Марченко М.Н., Карапетян С.А., Мещеряков П.Н., Богдановская И.Ю. и др. Для выяснения общих, смежных с основной темой работы использовались словари, комментарии, сборники и другие учебные пособия.

Для достижения цели, поставленной в курсовой работе, и решения названных выше задач использовались современные методы исследования явлений и процессов правовой действительности. В процессе работы использовались как общенаучные (диалектический, системный), так и частные (, формально- юридический, сравнительно-правовой) методы исследования.

Общая характеристика актов специализированных органов конституционного контроля. Правовая сущность конституционного контроля

Одним из основных условия существования законов и правового государства в целом является система механизмов, предотвращающая неисполнение этих актов. Так, гарантом Конституции является конституционный контроль. В ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 года N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» не дается определения этому понятию, а лишь говорится, что Конституционный Суд- орган конституционного контроля. Определение дается в энциклопедииКонституционное право России: энциклопедический словарь/ Иванец Г.И., Калинский И.В., Червонюк В.И. / Под общей ред. В.И. Червонюка. -- М.: Юрид. лит., 2002. -- 432 с.: конституционный контроль -- одна из форм правосудия, заключающаяся в проверке конституционности законодательства и правоприменительной практики. Так же говорится о двух формах конституционного контроля:

Предварительная- это контроль за конституционностью законов, осуществляемый на стадии их принятия. В РФ федеральный Конституционный Суд правом осуществления предварительного конституционного контроля не наделен;

Превентивная- мера слежения за конституционностью предотвращает возникновение ситуаций, требующих применения жестких мер, связанных, к примеру, с приостановлением действия нормативных актов, осуществляется в отношении уже принятого и вступившего в силу закона.

Кроме того, принято различать:

конкретный конституционный контроль -- определение конституционности закона при рассмотрении конкретного судебного дела;

абстрактный конституционный контроль -- определение конституционности закона вне зависимости от наличия конкретного судебного дела.

Существует различие между понятиями «конституционный контроль» и «конституционный надзор», скажем лишь то, что надзор сводится лишь к обнаружению неконституционных актов и осуществляется прокуратурой.

Понятие и виды решений Конституционного Суда РФ

Главным результатом работы Конституционного Суда являются принимаемые им акты или решения. В ФКЗ «О Конституционном Суде РФ» Федеральный Конституционный Закон от 21 июля 1994 года N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» не дается определения понятию «решение», но оно есть в комментарии Комментарий к Федеральному конституционному закону "О Конституционном Суде Российской Федерации"/ под ред. Г.А. Гаджиева/ "Норма", "Инфра-М", 2012 к этому закону: решения КС РФ представляют собой правовые акты судебной власти, посредством которых Суд осуществляет свои государственно-властные полномочия по обеспечению защиты основ конституционного строя нашей страны, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции РФ на всей ее территории.

Выделяют 4 вида решений Конституционного Суда РФ:

Постановления;

Заключения;

Определения;

Относительно организационной деятельности Конституционного Суда РФ.

Постановления- Важнейшая категория итоговых решений КС РФ. Указанные правовые акты, выражающие государственную волю нашей страны и содержащие исходящие от ее лица государственно-властные предписания, выносятся именем Российской Федерации. Согласно действующей редакции ст. 3 комментируемого Закона постановления Суда принимаются по существу вопросов о разрешении дел о соответствии Конституции РФ федеральных законов и иных нормативных правовых актов, внутригосударственных и международных договоров, а также по делам о разрешении споров о компетенции, о проверке конституционности примененного в конкретном деле закона по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан, о проверке по запросам судов конституционности закона, подлежащего применению соответствующим судом в конкретном деле, о толковании Конституции РФ.

Постановления выносятся именем Российской Федерации.

Заключение- итоговое решение Конституционного Суда Российской Федерации по существу запроса о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления.

Определения- все иные решения Конституционного Суда Российской Федерации, принимаемые в ходе осуществления конституционного судопроизводства.

В комментарии Комментарий к Федеральному конституционному закону "О Конституционном Суде Российской Федерации"/ под ред. Г.А. Гаджиева/ "Норма", "Инфра-М", 2012 к ФКЗ поясняется, что к решениям КС РФ, принимаемым по вопросам организации его деятельности, относятся многочисленные решения по вопросам организационного, информационного, кадрового, материально-технического и иного обеспечения деятельности Суда, осуществления Судом международных связей, формирования и функционирования комиссий Суда и иным подобным вопросам, в первую очередь решение об утверждении ныне действующей редакции Регламента КС РФ, а также предусмотренные им решения, касающиеся осуществления Судом права законодательной инициативы по вопросам своего ведения, решения о направлении посланий Суда, решения, касающиеся гарантий неприкосновенности судей, приостановления и прекращения полномочий судей, неприкосновенности судей, награждения судей государственными наградами и иными знаками отличия.

Наиболее важным для меня представляется рассмотрение именно постановлений Конституционного Суда как источника права отдельно, поскольку это позволит более детально рассмотреть различные аспекты этого вопроса, тем более именно этот вид актов заключает в себе большую часть полномочий органа.

Место постановлений Конституционного Суда в системе источников права

Довольно долгое время ведутся споры о природе решений, устанавливающих неконституционность норм права: являются ли они нормативными актами, судебными прецедентами, правовыми преюдициями, правоприменительными актами, правовыми констатациями или новым источником права? Сочетают ли они свойства нескольких источников права? Единой, четкой позиции по данному вопросу не сложилось, что, по-видимому, объясняется относительной новизной института конституционного правосудия в нашей стране, противоречивостью и "пробельностью" законодательства, а также отмечаемыми многими учеными отличиями в правовой природе разных видов решений КС РФ.

Для целей исследования я использую определение источника права как внешних (объективированных) форм выражения права, целью введения которых является установление, изменение или прекращение действия права определенного содержания, в результате чего возникает новое регулирование общественных отношений. Лишение качества источников права тех актов, которые вносят изменения в правовую систему, изменяют содержание права, но не несут в себе "позитивных" норм регулятивного характера, по мнению Захарова В.В. Статья: Решения Конституционного Суда РФ в системе источников российского права/ Захаров В.В./ "Журнал российского права", 2006, N 11, не вполне оправданно.

Высказывая мнение, что Конституция придает решениям КС РФ свойства нормативного акта. Л.В. Лазарев ссылается на ст. 2 проекта федерального закона "О нормативных актах Российской Федерации" Принят Государственной Думой в первом чтении 11 ноября 1996 г., снят с рассмотрения 12 мая 2004 г., где в перечне таких актов были указаны и нормативные постановления Суда. Одновременно он отмечает наличие у решений Суда и свойств прецедента, поскольку выраженной правовой позицией обязаны руководствоваться все государственные органы и должностные лица применительно к аналогичным нормам в силу ст. 87 ФКЗ «О КС РФ» Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 года N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации». Л.В. Лазарев определяет эти акты как нормативно-интерпретационные, посредством которых КС РФ осуществляет правокорректирующую функцию. По его мнению, решение оказывает праворегулирующее воздействие на общественные отношения, и, отмечая отличия указанных решений от нормативных актов, автор приходит к выводу о том, что самостоятельным источником права выступают решения Суда как нормативно-интерпретационные акты, а правовые позиции являются выраженным в них правом Лазарев Л.В. Конституционный Суд России и развитие конституционного права // Журнал российского права. 1997. N 11. С. 6 - 8; Он же. Правовые позиции Конституционного Суда России. М., 2003. С. 10, 53, 57, 59.. К тому же, итоговые решения Конституционного Суда России имеют такую же сферу действия во времени, пространстве и по кругу лиц, как решения нормотворческого органа, и, следовательно, такое же общее значение, они, так же как и нормативные акты, рассчитаны на многократность применения. Особые полномочия по проверке конституционности нормативных актов и толкованию Конституции РФ и иных нормативных актов позволяют говорить о том, что Суд способен своими решениями создавать правовые норм, к тому же так же, как и нормотворческий орган, Суд через свои решения оказывает воздействие на правовую систему в целом.

Тем не менее совокупность указанных признаков не позволяет с однозначностью отнести постановления Конституционного Суда к нормативным актам как официальным документам, содержащим нормы права. Ссылка на общеобязательность решений Суда еще не доказывает, что они нормативны, так как любой правовой акт является общеобязательным в том смысле, что он порождает определенные правовые последствия, признание которых является обязанностью субъектов права. Это же объяснение относится и к многократности применения решений Конституционного Суда. Гораздо более значимы те доводы, что в процессе конституционного производства Суд порой вынужден осуществлять правотворческую функцию в роли как "негативного", так и "позитивного законодателя". Однако такая деятельность Конституционного Суда не предназначена для регулирования общественных отношений и носит исключительно охранительный характер "с целью контроля за конституционно-правовым качеством действующего права, защиты Конституции" Лазарев Л.В. Указ. соч. С. 50, 51. <8>. Суд не вправе принимать решения по собственной инициативе, что не характерно для органов, издающих нормативные акты. Кроме того, постановления Конституционного Суда носят производный характер непосредственно от Конституции РФ и общих принципов права, они принимаются в процедуре не законотворчества, а конституционного судопроизводства, и в форме судебных решений, отличной от формы нормативного акта с его главами, статьями, частями и проч. И наконец, нормативное содержание присуще не всему решению Суда, а только содержащимся в нем правовым позициям и основанным на них итоговым выводам. Что касается возможности изменения правовой системы под воздействием решений Конституционного Суда, то она признается практически всеми авторами, так как положения постановлений Конституционного Суда РФ легли в основу формирования содержания многих федеральных законов и законов субъектов Федерации.

Некоторые авторы считают, что сама практика органов власти фактически придает итоговым решениям и определениям "с позитивным содержанием" характер нормативных актов Митюков М.А. Акты Конституционного Суда РФ и конституционных (уставных) судов субъек-тов Федерации // Журнал российского права. 2001. N 6. С. 16.. В.А. Рыжов указывает вообще на наличие особого вида нормативных актов - нормативные акты органов конституционного контроля Конституционное (государственное) право зарубежных стран: В 4-х т. Т. 1 - 2. Часть общая / Отв. ред. Б.А. Страшун. 3-е изд., обнов. и дораб. М., 2000. С. 16..

Некоторые авторы определяют решения Конституционного Суда как форму выражения официальной конституционной доктрины Богданова Н.А. Конституционный Суд Российской Федерации в системе конституционного права // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации. 1997. N 3. С. 64, 65; Пряхина Т.М. Конституционная доктрина Российской Федерации. М., 2006. С. 186 - 189.. Правовая доктрина, в том числе конституционная, понятие многогранное применительно к анализу правовой системы. Это и правовые теории, и авторитетное мнение ученых-юристов по правовым вопросам, и признанные научные труды в области права и государства, и комментарии законодательства Лазарев Л.В. Указ. соч. С. 52.. Однако конституционная доктрина формируется лишь совокупностью решений Конституционного Суда, а точнее, их правовых позиций, поэтому признавать доктрину официальным источником отечественного права пока преждевременно, в рассматриваемом случае она является чем-то внешним при ее восприятии законодателями, судьями и правоприменителями.

В.Д. Зорькин выражает мнение, что решения Конституционного Суда по делам о проверке конституционности нормативных актов имеют нормативный характер и одновременно приобретают прецедентное значение Зорькин В.Д. Прецедентный характер решений Конституционного Суда Российской Федера-ции // Журнал российского права. 2004. N 12. С. 4.

Чаще всего в научной литературе решения Конституционного Суда РФ и содержащиеся в них правовые позиции рассматриваются как судебные прецеденты (Ж.И. Овсепян Овсепян Ж.И. Правовая защита конституций. Судебный конституционный контроль в зару-бежных странах. Ростов н/Д, 1992. С. 27 - 28., Г.А. Гаджиев Гаджиев Г.А. Феномен судебного прецедента в России // Судебная практика как источник права. М., 2000. С. 100.,Н.Л. Гранат и В.В. Лазарев Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. 2-е изд. М.: БЕК, 1996. С. 131., Б.С. Эбзеев Эбзеев Б.С. Конституционный Суд РФ - судебный орган конституционного контроля // ВКС РФ. 1995. N 2 - 3. С. 91.., С.В. Поленина, Л.В. Смирнов, А.Б. Дорохова, Б.Н. Топорнин, В.А. Туманов, В.М. Жуйков и др.).

Понятие прецедента, равно как и любого другого источника права, весьма сложное и многостороннее. Оно отражает исторические, социальные, политические и иные традиции и специфические условия существования той правовой среды, в пределах которой прецедент возникает и функционирует, и в то же время в значительной степени зависит от них. В каждой национальной правовой системе и правовой семье имеют место свои особенности судейского права и, соответственно, судебного прецедента, а нередко - свое собственное представление о том, что собой представляет судебный прецедент. Поэтому говорить о том, что российский прецедент должен быть точной копией, скажем, английского "классического" прецедента, безусловно, ошибочно, и опыт применения прецедента в разных странах убедительно доказывает это Марченко М.Н. Судебный прецедент: разнообразие понятий и многообразие форм проявления // Журнал российского права. 2006. N 6. С. 106. <23>.

В силу вышеизложенного и исходя из опыта разных стран, М.Н. Марченко выделяет следующие атрибуты рассматриваемого правового феномена - судебного прецедента:

порождение судебных прецедентов только высшими судебными инстанциями;

их нормативный характер, проявляющийся в содержании прецедента как общих норм, так и зарождающихся правовых принципов;

общеобязательный характер прецедента как для нижестоящих судов, так и для всех иных государственных органов и должностных лиц;

определенная связанность высших судебных инстанций своими собственными решениями;

обнародование судебных решений прецедентного характера в бюллетенях или других официальных изданиях и в этом смысле - писаный характер прецедента;

формирование и функционирование прецедента на основе действующего законодательства и в этом смысле его вторичный характер по сравнению с законом;

выступление прецедента в качестве источника права;

направленность прецедентов не только на более эффективное и квалифицированное рассмотрение судами конкретных дел, но и на устранение пробелов в праве и двусмысленностей в законах и других нормативных правовых актах.

Все перечисленные признаки и черты в равной степени применимы к постановлениям Конституционного Суда РФ, что свидетельствует о тождественности рассматриваемых правовых явлений.

Более того, если обратиться к английской доктрине судебного прецедента, можно выявить схожие черты между прецедентами английского судопроизводства и постановлениями Конституционного Суда РФ. Так, признак общеобязательности решений Конституционного Суда отвечает своими требованиями принципу прецедента в английском праве Гаджиев Г.А. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации как источник конституционного права // Конституционное правосудие в посткоммунистических странах: Сборник докладов. М.: Центр конституционных исследований МОНФ, 1999. С. 109 - 111.. Механизм и приемы формирования правовых позиций Конституционного Суда во многом схожи с формированием английского судебного прецедента. Совершенно справедливо Г.А. Гаджиев рассматривает правовую позицию Суда как аналог того, что в английской доктрине принято называть ratio decidenti, т.е. сущность, основание решения, собственно правовую норму, носящую обязательный характер, все остальное в мотивировке судебного решения, не имеющее принципиального значения для окончательного вывода - obiter dictum ("попутно сказанное"). Традиционно английские юристы уделяют много внимания технике различения ratio decidenti и obiter dictum, так как четкой границы между ними установить невозможно. Применительно к правовым позициям Конституционного Суда РФ это тоже весьма актуально, так как в постановлениях Суда содержатся и нормы права, и доводы, имеющие убеждающий характер, которые порой сложно отделить друг от друга.

Все это свидетельствует о том, что постановления Конституционного Суда при детальном их изучении совпадают с общей характеристикой судебного прецедента, за небольшим лишь исключением, связанным с общеобязательной силой решений, которые должны исполняться всеми государственными и иными органами, а не только адресатами конкретного спора.

Однако с данным выводом согласны не все авторы, исследующие рассматриваемую проблему. Анализируя аргументы в пользу непризнания за постановлениями Суда характера судебного прецедента, по мнению Захарова В.В. Статья: Решения Конституционного Суда РФ в системе источников российского права/ Захаров В.В./ "Журнал российского права", 2006, N 11, решения КС РФ, устанавливающие неконституционность действующих норм права, не могут расцениваться в качестве судебных прецедентов. Под прецедентом в праве понимают поведение в определенной ситуации, которое рассматривается как образец при аналогичных обстоятельствах. Судебный прецедент - решение по конкретному делу, являющееся обязательным для судов той же или нижестоящей инстанции при решении аналогичных дел Юридический энциклопедический словарь / Гл. ред. А.Я. Сухарев. 2-е изд., доп. М., 1987. С. 380.. Та часть судебного решения, которая излагает норму, получила наименование "ratio decidendi" ("основание решения"), в отличие от "obiter dictum" ("попутно сказанного"), хотя и отмечается условность данных понятий и возможность их перетекания друг в друга Богдановская И.Ю. Прецедентное право. М., 1993. С. 23, 26.. Следует оговориться, что прецедент является все-таки элементом особой правовой системы, его основные характеристики достаточно жестко к ней привязаны. Кроме того, существует определенный механизм создания прецедента, это возможно и в результате принятия нескольких судебных решений. "Формирование прецедента чаще всего не единичный, кратковременный акт, а длительный творческий процесс"Марченко М.Н. Основные источники англосаксонского права: понятие, прецедент // Вестник Московского университета. Сер. "Право". 1999. N 4. С. 38. . Сфера же обязательности прецедента зависит от положения в судебной системе как суда, разрешающего аналогичное дело, так и суда, чье решение берется за образец.

Решение Конституционного Суда от судебного прецедента отличают следующие признаки:

отсутствие тождественности в процессе последующего применения рассматриваемого вида решений Конституционного Суда, нет ни аналогичного применения права, ни аналогичного дела, поскольку КС РФ обладает исключительной компетенцией лишения норм силы. Иные правоприменители могут оценивать не конституционность нормы, а лишь ее "аналогичность" уже признанной неконституционной, данная норма в результате такой оценки правоприменителя силу не утрачивает, поскольку она уже утратила силу и уже неконституционна;

решение Конституционного Суда касается не только судов, но и всех правоприменителей;

при вынесении одного из видов "отказных" определений Конституционный Суд не применяет свое первоначальное решение как прецедент, в определении он указывает на то, что данный вопрос уже был рассмотрен, по нему было принято решение, достаточное для того, чтобы вновь оспариваемая норма считалась утратившей силу;

судебный прецедент, как правило, возникает в связи с рассмотрением конкретного дела.

Решения же Конституционного Суда о неконституционности изначально направлены на изменение совокупности правовых норм, регулирующих общественные отношения. Хотя КС РФ и принимает жалобу (запрос) от конкретного лица, в данном случае не происходит ни установления фактических обстоятельств, ни разрешения спора об индивидуальных правах. Необходимо оговориться, что КС РФ, в принципе, может заниматься установлением фактических обстоятельств, однако ст. 3 Федерального закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Статья: Решения Конституционного Суда РФ в системе источников российского права/ Захаров В.В./ "Журнал российского права", 2006, N 11 содержит положение, согласно которому Суд воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.

Е.И. Козлова указывает на то, что решения Конституционного Суда нельзя считать судебными прецедентами, они не могут заменять закон при решении конкретных дел, исключительно ими не могут обосновываться решения судов, как это имеет место при существовании института прецедента Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России. М., 2002. С. 30.. И это, верно, поскольку для правоприменения приоритетными являются регулятивные нормы, каковых решения КС РФ не должны содержать.

По мнению Куровой Н.Н. Статья: Постановления Конституционного Суда РФ в системе источников права/ Курова Н.Н./ "Адвокат", 2009, N 9, все эти отличительные признаки обусловлены особым правовым статусом Конституционного Суда РФ как органа конституционного контроля, их можно отнести к национальной специфике российской правовой системы, ведь только постановления Конституционного Суда обладают свойствами общеобязательности, окончательности и непреодолимости. Отсутствие же в "отказных" определениях указания на прецедентность ранее вынесенного решения по аналогичному спору фактически не лишает это решение сущности судебного прецедента, являющегося образцом для всех правоприменителей при разрешении схожих по содержанию дел.

Совокупность признаков рассматриваемого вида решений Конституционного Суда не позволяет с однозначностью отнести их и к нормативным актам. Для такого акта наиболее существенны два момента:

он выступает в качестве правотворческого акта, источника права, направленного на установление, отмену или изменение юридических норм;

он является формой бытия, существования правовых норм Проблемы теории государства и права / Под ред. С.С. Алексеева. М., 1979. С. 301. <18>. Ряд исследователей в этой связи выражают мнение, что постановление КС РФ о признании правового положения неконституционным влечет отмену соответствующей нормы.

Таким образом, решения Суда вполне подпадают под определение нормативного правового акта Сивицкий В.А. Юридическая сила решений Конституционного Суда РФ // Юридический мир. 2000. N 9. С. 47..

Как представляется, решение КС РФ, устанавливающее неконституционность нормы права, хотя и соответствует трем основным критериям нормативного акта (неопределенность адресата; возможность неоднократного применения; действие вне зависимости от изменения или прекращения индивидуальных правоотношений), не может быть отнесено к нормативным актам, поскольку:

решение Суда не предназначено для регулирования общественных отношений во всех случаях, носит охранительный характер, цель деятельности Суда - способствовать лишению силы исключительно неконституционной нормы, решение не создает взамен новых "положительных" регулятивных норм права, в случае пробела в законодательстве непосредственным регулятором выступает Конституция;

Суд не вправе принимать решение по собственной инициативе, что вообще не характерно для органов, издающих нормативные акты;

деятельность Суда носит производный характер, необходимо наличие предмета проверки;

цель существования нормативного акта - возможность применения его к конкретным обстоятельствам, фактической ситуации. Для разрешения конкретной ситуации решения Суда недостаточно, оно для этого и не предназначено, необходимы нормы регулятивного характера. Решения, устанавливающие неконституционность норм, носят своеобразный производный характер, однако рассматривать их как вторичный источник права, применяемый при неясности или недостаточности первичного, нет никаких оснований. Решение КС РФ подлежит непосредственному применению, вне зависимости от того, поспешил ли законодатель привести неконституционную норму в соответствие с Конституцией. Можно вести речь лишь о дополнительном, но обязательном, а не факультативном характере такого источника права;

отмены акта решением Суда в формально-юридическом смысле не происходит (поскольку законодательство различает понятия "лишение силы" и "отмена"), решение Суда способствует лишению силы не только конкретной нормы закона, а нормы с определенным содержанием. Таким образом, сфера действия решения здесь иная, чем у нормативного акта, отменяющего конкретную норму;

признание за решениями Суда характера нормативных актов напрямую противоречит принципу разделения властей;

решение Суда принимается на основании индивидуального обращения, которое имеет мало общего с правотворческой инициативой;

решение принимается судебным органом и только в юрисдикционной процедуре;

вступление решения в силу не связано с моментом опубликования;

в результате решения Суда возможно лишение силы нормативных актов различного уровня (что, однако, не является достаточным основанием для вывода об изменении юридической силы решения в каждом конкретном случае).

Для системы нормативных актов характерно иерархическое построение. Включение же в данную систему актов Суда нарушает ее необходимые целостность и единство. Нельзя говорить и о прямом превосходстве юридической силы только решения над силой акта. Лишение акта силы, хотя оно и связывается, в конечном счете, с решением Суда (это исключительная компетенция Суда), имеет две причины:

противоречие его Конституции, обладающей высшей юридической силой; 2) установление данного обстоятельства решением Суда.

Т.Г. Морщакова придерживается точки зрения, согласно которой правовая позиция Конституционного Суда является особым видом преюдиции. Под "преюдициальностью" понимают "обязательность для всех судов, рассматривающих дело, принять без проверки и доказательств факты, ранее установленные вступившим в законную силу судебным решением или приговором по какому-либо другому делу" Юридический энциклопедический словарь / Гл. ред. А.Я. Сухарев. 2-е изд., доп. М., 1987. С. 380.. Решение Конституционного Суда, на взгляд Захарова В.В. Статья: Решения Конституционного Суда РФ в системе источников российского права/ Захаров В.В./ "Журнал российского права", 2006, N 11, правовой преюдицией не является, поскольку преюдиция касается вопроса факта, решение же Суда, как уже отмечалось, нормативно (общеобязательно) по своей сути. Предполагается, что другой суд, который принимает без исследования установленные факты, сам имеет необходимое полномочие на их установление (даже в том случае, когда эти суды осуществляют разные формы судопроизводства). Однако существует принципиальная разница между последствиями такого "установления". Никакой другой суд, кроме Конституционного, не вправе, даже установив несоответствие нормативного акта Конституции, заявить о лишении его на этом основании юридической силы. Значение же решения Конституционного Суда состоит не только в простой констатации такого "несоответствия", но и в лишении оспариваемого акта силы; само знание о неконституционности в данной ситуации имеет второстепенное значение. Любой суд, рассматривая аналогичную уже признанной неконституционной норму, не вправе признать ее неконституционной, данная норма уже лишена силы. Также следует отметить, что в отечественном процессуальном законодательстве возможность использования судебной преюдиции тесно связана с субъектным составом участников дел (он должен совпадать), в отношении же использования преюдициального значения решений Конституционного Суда такое ограничение явно не применимо, встает вопрос о пределах такой "преюдиции". Непонятно, как быть тогда с правилом обязательности установления данного "факта" для самого Конституционного Суда, поскольку предусмотрена возможность пересмотра его правовых позиций. По мнению Н.Н. Куровой Статья: Постановления Конституционного Суда РФ в системе источников права/ Курова Н.Н./ "Адвокат", 2009, N 9 Постановление Конституционного Суда правовой преюдицией не может являться, так как преюдиция касается вопроса факта, а решение суда нормативно, общеобязательно по своей сути. Кроме того, в российском процессуальном законодательстве возможность использования судебной преюдиции тесно связана с субъектным составом участников дел, который должен совпадать. Таким образом, сведение значения решений Конституционного Суда только к преюдициальности обедняет их характеристику как решений нормативно-интерпретационного характера и роль Конституционного Суда как "позитивного законодателя".

Встречаются мнения, что решения Суда по своей природе являются одной из разновидностей правоприменительных актов Нерсесянц В.С. У российских судов нет правотворческих полномочий // Судебная практика как источник права. М., 2000. С. 110.. "Правоприменительный акт - это государственно-властный индивидуально-определенный акт, совершаемый компетентным субъектом по конкретному делу с целью определения наличия или отсутствия субъективных прав и юридических обязанностей и определения их меры на основе соответствующих правовых норм..." Общая теория права и государства / Под ред. В.В. Лазарева. 2-е изд. М., 1996. С. 213.. Не отрицая правоприменительного начала в деятельности каждого суда, мы не можем считать, что в приведенном определении исчерпывающим образом изложены вышеперечисленные свойства решений Конституционного Суда РФ. В.С. Нерсесянц утверждает Нерсесянц В.С. Суд не законодательствует и не управляет, а применяет право (о правоприменительной природе судебных актов) // Торопнин Б.Н., Серверэн Э., Гюнтер К. и др. Судебная практика как источник права: Сборник статей. М.: РАН. Институт государства и права, 1997. С. 38 - 40, что по смыслу конституционного разделения властей акты всех звеньев судебной системы - судов общей, арбитражной и конституционной юрисдикции, несмотря на их внешние различия, - являются именно правоприменительными актами и только в этом качестве обязательны. Решение суда является лишь основанием (юридическим фактом), с которым законодатель (и действующее право) связывает определенные последствия (утраты силы акта, его неприменение судами и т.д.), но данные последствия - это уже заранее установленные законодателем нормы, а не нормы права, создаваемые самим судом. Тем не менее данное утверждение верно применительно к решениям судов других, нежели конституционной, юрисдикций, так как иные правовые последствия влечет за собой признание Конституционным Судом нормативного правового акта противоречащим Конституции - он утрачивает силу, перестает быть составной частью правовой системы, считается отмененным. Следовательно, неверно постановления Суда расценивать как исключительно правоприменительные акты.

Можно согласиться, что в качестве источников права могут выступать не правовые позиции Суда, как составные части решений, а именно сами эти решения Марченко М.Н. Источники права. М., 2005. С. 407.. Под правовыми позициями Суда, следует понимать смысл закона в трактовке, придаваемой ему Судом, который послужил основанием для итогового вывода по делу. Для рассматриваемого вида решений это вывод о конституционности нормы с определенным содержанием. Правовая позиция и решение, устанавливающее неконституционность нормы, не могут применяться изолированно. Как представляется, следует исходить из смыслового и юридического единства решения, в связи с чем отсутствуют основания для признания самостоятельной общеобязательности правовых позиций, ведь если единое целое общеобязательно, то его составляющие могут и не обладать таким свойством. Правовая позиция приобретает значение лишь с изданием Судом официального акта, а не сама по себе. Довольно трудно или даже невозможно определить, в чем состоит "форма" правовой позиции как "убедительного прецедента толкования". Данное обстоятельство также делает правовые позиции неприменимыми в отрыве от формального правового акта.

Немаловажным для определения природы актов Суда является решение вопроса о возможности их пересмотра, которую ныне действующее законодательство отрицает. Несколько иначе данный вопрос урегулирован в других странах: так, по законодательству Беларуси пересмотр решения Суда допускается в двух случаях: 1) открылись новые обстоятельства, не известные на момент принятия решения и которые могут серьезно повлиять на его существо; 2) изменилась конституционная норма, на основе которой принято решение. Существовала такая возможность и по старому Закону о Конституционном Суде РСФСР. Ж.И. Овсепян указывает, что наличие чрезвычайных случаев возможного пересмотра решений конституционных судов не колеблет в целом тезиса о жесткости процедуры такого пересмотра и исключительном праве судов пересматривать свои решения Овсепян Ж.И. Судебный конституционный контроль в зарубежных странах: Дис... д-ра юрид. наук. Ростов н/Д, 1994. С. 415..

Ряд исследователей предлагают ввести несколько оснований для пересмотра Судом своих решений:

вновь открывшиеся обстоятельства;

изменение конституционных норм;

существенные процессуальные нарушения.

Возможность такого пересмотра, по их мнению, в правовом государстве должна существовать <31>. Данная точка зрения не совсем безосновательна, поскольку многие решения Суда далеко не безупречны. Другие считают, что предлагать возможность пересмотра решений Суда по вновь открывшимся обстоятельствам - значит не понимать сути конституционного судопроизводства. Сам Суд в Определении от 13 января 2000 г. N 6-О отметил, что статус Суда не предполагает обжалование принимаемых им решений. Однако в соответствии с ч. 3 ст. 46 Конституции РФ это не препятствует обращению в межгосударственные органы по защите прав человека СЗ РФ. 2000. N 11. Ст. 1244.. Таким образом, нужно отметить наличие правила о своеобразном подчинении конституционного судопроизводства контролю через органы международного правосудия.

Захаров В.В. Статья: Решения Конституционного Суда РФ в системе источников российского права/ Захаров В.В./ "Журнал российского права", 2006, N 11 в своей статье делает вывод, что в решениях Конституционного Суда РФ можно проследить некоторые признаки других источников права, однако данных отдельных признаков явно недостаточно, чтобы отнести решения Суда к какому-либо одному из "классических" источников права. Существование особых последствий принятия, юридической силы и сферы действия таких решений придает данному правовому явлению относительно самостоятельное, новое и уникальное качество. Вышеизложенное позволяет констатировать наличие в отечественном праве источника права особого рода (sui generis), который представляет собой решения Конституционного Суда РФ, устанавливающие неконституционность действующих норм права, что ведет к лишению их силы.

Таким образом, являясь судебным органом конституционного контроля, Конституционный Суд РФ обладает государственно-властными полномочиями особого рода, имеющими общеобязательный характер, в том числе для законодателя. Постановления Конституционного Суда уточняют нормативное содержание проверяемых нормативных актов, преодолевают коллизии между нормами права, выявляют системные связи между ними, чем существенно влияют на совершенствование правового регулирования. Вместе с тем решения Суда в формальном смысле не являются нормативными актами, ведь данные явления нельзя рассматривать как однопорядковые, поскольку для системы нормативных актов характерно строгое иерархичное построение, следовательно, включение в данную систему актов Суда нарушит ее необходимые целостность и единство.

Следовательно, не относясь в полной мере ни к одному из существующих источников права (официально признанных и формально не признанных), постановления Конституционного Суда РФ вбирают в себя те или иные их черты (признаки), становясь самостоятельным источником права. С.А. Карапетян в своей работе указывает на то, что решения Конституционного Суда выступают как особенный национальный источник конституционного права Карапетян С.А. Источники конституционного права Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. Ростов-на-Дону, 1998. С. 50.. Такое же мнение имеет В.В. Захаров, который считает, что отдельных признаков явно недостаточно, чтобы отнести решения Суда к какому-либо одному из классических источников конституционного права, и констатирует наличие в отечественном праве источника особого рода (sui generis), который представляют собой решения Конституционного Суда РФ Захаров В.В. Указ. соч. С. 39..

Таким образом, Конституционный Суд способствует развитию общих представлений о праве, в том числе об источниках права. Если признавать постановления Конституционного Суда РФ источниками права, то следует обратиться к вопросу о месте этих решений в общей системе источников права России. Существование особых последствий принятия, юридической силы и сферы действия постановлений Конституционного Суда придает данному правовому явлению относительно самостоятельное, новое и уникальное качество.

Поскольку формой данного источника права выступает судебное решение, это, несомненно, сближает его с судебным прецедентом, что позволяет использовать положения доктрины судебного прецедента по отношению к постановлениям Конституционного Суда РФ. При этом специфика деятельности органа конституционной юстиции проявляется в том, что содержащиеся в таком решении правоположения, по сути, всегда направлены на истолкование смысла конституционных положений. Таким образом, можно констатировать появление особого источника права, который называется "конституционный прецедент".

Следовательно, конституционный прецедент можно определить, как особый источник права, представляющий собой такие решения Конституционного Суда России, которые обладают признаками общеобязательности, окончательности, непреодолимости, непосредственного действия и незамедлительного опубликования в официальных изданиях, содержащие нормативные положения и характеризующиеся неоднократностью применения, направленные на разрешение конституционно-правовых споров. Формирование конституционного прецедента в России является правовой реальностью и требует не только теоретического признания, но и официального придания ему государством статуса легального источника права. Ведь такой новый и эффективный источник права, несомненно, будет способствовать обогащению как теории источников, так и самого российского права Линская Ю.В. Судебный прецедент как источник конституционного права // Конституционное и муниципальное право. 2006. N 5. С. 16..

Особенности постановлений Конституционного Суда РФ

конституционный суд постановление

Проблема исполнения решений Конституционного Суда РФ

Анализируется механизм исполнения решений Конституционного Суда РФ. В его рамках выделяются правотворческие и правоприменительные способы непосредственного исполнения конституционно-судебных решений, а также меры по обеспечению такого исполнения. Среди обеспечительных мер выделены меры, направленные на исполнение конкретных решений, и меры, связанные с поддержанием в надлежащем состоянии механизма исполнения конституционно-судебных решений. В числе последних названы правотворческие, правоприменительные и контрольные меры.

Основы исполнения решений КС отмечены в ФКЗ «О КС РФ» Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 года N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации»:

Обязанность государственных органов и должностных лиц по приведению законов и иных нормативных актов в соответствие с Конституцией Российской Федерации в связи с решением Конституционного Суда Российской Федерации

В случае, если решением Конституционного Суда Российской Федерации нормативный акт признан не соответствующим Конституции Российской Федерации полностью или частично либо из решения Конституционного Суда Российской Федерации вытекает необходимость устранения пробела в правовом регулировании

Неисполнение, ненадлежащее исполнение либо воспрепятствование исполнению решения Конституционного Суда Российской Федерации влечет ответственность, установленную федеральным законом.

В Российской Федерации механизм исполнения решений КС РФ к настоящему времени сформировался. В то же время и здесь существуют проблемы, что подтверждается, в частности, длительным неисполнением ряда решений КС РФ, число которых, согласно данным Минюста России, составляет более 50 Деятельность Конституционного Суда РФ. Решения, проблемы и перспективы: интервью с пред-седателем Конституционного Суда РФ В.Д. Зорькиным // URL: http://www.consultant.ru/law/interview/zorkin3.html.. Следовательно, актуальной остается задача дальнейшего совершенствования названного механизма, его правового закрепления(<3>. О причинах неисполнения решений Конституционного Суда РФ см.: Лазарев Л.В. Правовые позиции Конституционного Суда России. М., 2003. С. 87; Митюков М.А. Как исполняются решения Конституционного Суда Российской Федерации и конституционных (уставных) судов субъектов Федерации // Журнал российского права. 2001. N 7. С. 8.)

Механизм исполнения решений конституционных судов в его функциональной составляющей включает действия по непосредственному исполнению судебных решений, а также по обеспечению их надлежащего исполнения. Его организационный срез представлен органами, организациями, отвечающими за осуществление вышеперечисленных действий, и формами их деятельности в данной области. КС РФ, не обладая полномочиями в области непосредственного исполнения решений, принятых им при отправлении конституционного правосудия, включается в пределах собственной компетенции в работу по обеспечению их исполнения.

Законодательной основой названного механизма являются положения Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" (ст. 79 - 81, 87 и др.) Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 года N 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», дополняемые нормами иных актов. По мнению одних авторов, необходимо принятие отдельного закона об исполнении решений КС РФ Чепурнова Н. Решения Конституционного Суда РФ как образец юридической гармонии // Россий-ская юстиция. 2001. N 10. С. 29.. С точки зрения других, эти вопросы должны детально регулироваться Законом о Конституционном Суде РФ Захаров В.В. Решения Конституционного Суда Российской Федерации как источник конституци-онного права. М., 2005. С. 191.. Представляется, что вопросы исполнения решений КС РФ требуют комплексного регулирования в Законе о Конституционном Суде РФ, ряде иных законов федерального уровня. Данные вопросы могли бы быть урегулированы и в федеральном законе о нормативных правовых актах в Российской Федерации в случае его принятия.

Непосредственное исполнение конституционно-судебных решений заключается в осуществлении обязанными субъектами предписаний названных решений посредством совершения правотворческих, правоприменительных действий, в том числе принятия правотворческих, правоприменительных решений, либо отказа от их совершения (принятия). Способы исполнения определяются многими обстоятельствами, в частности видом конституционного судопроизводства, содержанием оспоренной нормы, нормативно заданными последствиями принятия конституционно-судебных решений, содержащимися в них указаниями на особенности исполнения Кальяк А.М. Исполнение решений конституционных судов: вопросы теории и практики (на ма-териалах постсоциалистических государств): Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Томск, 2006. С. 10.. Законодательство исходит из достаточности добровольного исполнения решений КС РФ, вводя лишь меры принуждения, призванные побудить обязанных субъектов к самостоятельному исполнению ими решений КС РФ. К таким мерам, в частности, относятся меры ответственности за неисполнение, ненадлежащее исполнение, воспрепятствование исполнению решений КС РФ.

В число основных правотворческих способов исполнения конституционно-судебных решений входят Статья: Исполнение решений Конституционного Суда Российской Федерации/ Кокотов А.Н./ "Журнал российского права", 2013, N5:

принятие актов, отменяющих (признающих утратившими силу) неконституционные акты (нормы);

принятие новых актов, а также актов, вносящих новые положения в действующие акты, в том числе в целях устранения выявленного КС РФ пробела в правовом регулировании;

выявление воспроизводящих неконституционные нормы актов (норм) и их изменение (отмена);

выявление актов (норм), основанных на актах (нормах), признанных неконституционными, и при необходимости их изменение (отмена);


Подобные документы

  • Система специальных юридических гарантий верховенства Конституции в системе источников права. Функции конституционного надзора. Юридическая сила постановлений Конституционного суда Приднестровской Молдавской Республики и пределы его компетенции.

    реферат [11,7 K], добавлен 13.06.2011

  • Юридическая сила актов Конституционного Суда, вынесение решений, посланий и заключений. Понятие и виды полномочий Конституционного Суда в области предварительного и последующего (репрессивного) контроля. Правовое регулирование деятельности суда.

    курсовая работа [24,3 K], добавлен 14.06.2014

  • Общее представление, понятие, виды и сущность решений Конституционного Суда Российской Федерации. Определение юридической силы данных правовых актов. Выделение места решений Конституционного Суда в общей системе нормативных источников данной страны.

    курсовая работа [30,0 K], добавлен 17.01.2015

  • Роль решений Конституционного Суда Российской Федерации в осуществлении правосудия. Механизм принятия и юридическая сила решения Конституционного Суда. Проблемы разъяснения решений Конституционного Суда Российской Федерации как формы правотворчества.

    курсовая работа [36,4 K], добавлен 27.02.2011

  • Понятие и виды решений КС, его правовые позиции и их значение для осуществления конституционного контроля. Роль Конституционного Суда в проверке соответствия нормативно-правовых актов Основному закону. Проблемы исполнения решений КС Российской Федерации.

    курсовая работа [44,5 K], добавлен 27.01.2011

  • Состав, структура, организационно-правовые формы, полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда РФ. Понятие, виды, юридическая сила решений Конституционного Суда РФ. Основные требования, предъявляемые к судьям Конституционного Суда.

    контрольная работа [30,4 K], добавлен 26.02.2010

  • История законодательства о конституционном правосудии в России. Полномочия Конституционного Суда Российской Федерации. Решения Конституционного Суда как особый юридический феномен. Трансформация правовых позиций суда, проблемы исполнения ее решений.

    дипломная работа [145,9 K], добавлен 20.01.2012

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.