Правовая природа договора лизинга

Правовая природа лизинговых отношений и виды договора финансовой аренды (лизинга). Стороны договора лизинга, его существенные условия и основные элементы. Проблемы заключения, исполнения и расторжения договора лизинга, вопрос ответственности сторон.

Рубрика Государство и право
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 25.06.2010
Размер файла 103,1 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Однако суд занял сторону лизингодателя, указав, что вышеприведенное обстоятельство не может повлечь признание оспоренной сделки лизинга недействительной (ничтожной). В силу ст.421 ГК РФ стороны могут заключить договор как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. Согласно ст.665 ГК РФ по договору финансовой аренды (договору лизинга) арендодатель (лизингодатель) обязуется приобрести в собственность указанное арендатором имущество у определенного им продавца и представить арендатору это имущество за плату во временное владение и пользование для предпринимательских целей. Исходя из данной нормы ГК РФ, положений ст.15 ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)", основная особенность лизинга состоит в том, что в аренду сдается имущество, приобретенное арендодателем исключительно с целью передачи его в аренду. Заключение договора комиссии было осуществлено лизинговой компанией с целью приобретения лизингового имущества с согласия лизингополучателя и во исполнение договора лизинга, в связи с чем подписание сторонами указанных договора комиссии и договора лизинга не влечет признание договора лизинга, как несоответствующего требованиям ст.665 ГК РФ и нормам ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)" Постановление ФАС Поволжского округа от 13.03.2009 г. по делу № Ф55-791/2008// Вестник ВАС РФ.- 2009.- № 2.-С.44..

В другом случае аргументы лизингополучателя в пользу признания договора лизинга ничтожной сделкой были следующими. Во-первых, лизинговая компания передала лизингополучателю транспортные средства, в которых впоследствии было выявлено несанкционированное изменение номеров агрегатов, что привело, по мнению лизингополучателя, к тому, что предмет лизинга стал имуществом, запрещенным для свободного оборота, что в свою очередь повлекло за собой нарушение ст.3 ФЗ "О финансовой аренде (лизинге)". Во-вторых, лизинговая компания передала в лизинг имущество, находившееся в ее собственности в момент заключения договора лизинга, что противоречит ст.665 ГК РФ.

И в указанной ситуации суд поддержал лизинговую компанию. По первому аргументу лизингополучателя суды отметили, что ст.129 ГК РФ предусматривается, что виды объектов гражданских прав, нахождение которых в обороте не допускается (объекты, изъятые из оборота), должны быть прямо указаны в законе, а виды объектов гражданских прав, которые могут принадлежать лишь определенным участникам оборота либо нахождение которых в обороте допускается по специальному разрешению (объекты, ограниченно оборотоспособные), определяются в порядке, установленном законом. Перечень объектов гражданских прав, изъятых из оборота, установлен Указом Президента РФ от 22.02.1992 г. № 179 "О видах продукции (работ, услуг) и отходов производства, свободная реализация которых запрещена". Ссылка лизингополучателя на Указ Президента РФ от 15.07.1998 г. № 711 "О дополнительных мерах по обеспечению безопасности дорожного движения" судом не была принята, так как данным правовым актом запрещается эксплуатация транспортных средств с измененными номерами, но не предусматривается изъятие из оборота либо ограничение оборотоспособности таких транспортных средств.

Суд отверг и второй довод лизингополучателя, указав, на то, что тот факт, что предметы лизинга были оформлены в собственность лизингодателя ранее даты заключения договоров лизинга, не имеет правового значения, поскольку в соответствии с пунктом спорных договоров лизинга продавец объектов лизинга был выбран лизингополучателем самостоятельно Постановление ФАС Поволжского округа от 31.03.2009 г. по делу № А55-1805/2009(3327-А03-11)//Вестник ВАС РФ.- 2009.- № 6.-С.14..

Из приведенных решений можно сделать два вывода. Во-первых, необходимо повторить тезис о повышении качества юридического обоснования своей позиции лизингополучателями при оспаривании договоров лизинга. Во-вторых, что не может не радовать лизинговое сообщество, суды зачастую не ограничиваются формальным анализом спорных договоров и, несмотря на наличие юридических нарушений в их оформлении со стороны лизингодателей, отказывают лизингополучателям в признании таких договоров ничтожными в связи с их реальным исполнением сторонами в течение определенного периода времени.

Одной из основных обязанностей лизингополучателя в рамках лизингового соглашения является уплата им лизинговых платежей. Рассмотрим экономические аспекты, связанные с оплатой лизинговых услуг, а остановимся только на одном юридическом моменте - пересмотре лизинговых платежей в течение действия договора. Поскольку любой предприниматель заинтересован в стабильности своей деятельности и должен иметь возможность прогнозировать свои расходы, законодатель установил правило, что размер арендной платы (в том числе и лизинговых платежей) может пересматриваться только по соглашению сторон. Причем частота возможного пересмотра лизинговых платежей не может быть превышать одного раза в год. Данное правило закреплено в пункте 3 статьи 614 ГК РФ и не может быть изменено соглашением сторон Харитонова Ю.С. Законодательство о лизинге в странах Западной Европы и США [Текст] // Законодательство. - 2008. - № 1. - С. 23..

Лизинговые компании, стремясь избежать вышеизложенных проблем, практикуют установку размера лизинговых платежей в долларовом выражении (или иной свободно конвертируемой валюте), что не противоречит действующему российскому законодательству. Однако хотелось бы предостеречь от этого лизингополучателей. Негативные последствия такой практики наглядно продемонстрировал августовский кризис 1998 года. Причем арбитражная практика показывает, что суды не считают последствия августовского кризиса существенным изменением обстоятельств в части увеличения курса валюты в несколько раз. Так, Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа отмечает, что, заключая договор до кризиса, стороны, действующие разумно, не могли не предвидеть инфляцию. Таким образом, установив платежи в долларовом выражении, стороны добровольно берут на себя коммерческий риск от валютных потерь в связи с изменением курса доллара США. Поэтому при отсутствии добровольного согласия лизингодателя на изменение размера платежей, установленных в валютном эквиваленте, у лизингополучателя фактически отсутствует возможность их пересмотра в ином порядке - путем рассмотрения спора в суде. В качестве возможного решения этой проблемы можно посоветовать включать в договор условие об обязательности пересмотра лизинговых платежей в определенных случаях. Например, в случае значительного изменения курса валюты, в эквиваленте которой установлены периодические платежи Шаталов С. Основные и организационные отношения в лизинге [Текст] // Налоги (газета). - 2006. - № 48. - С. 7..

Также на практике достаточно часто встречаются договоры лизинга, в которых лизинговые платежи устанавливаются не в твердой сумме, а путем внесения в договор формулы расчета лизинговых платежей. Как установление формулы расчета лизинговых платежей можно рассматривать и условия договора об одностороннем изменении размера лизинговых платежей в случае наступления какого-либо события (например, изменения ставки рефинансирования ЦБ РФ или размера процентов, взимаемых по кредитному договору на привлечение денежных средств для приобретения предмета лизинга). Если при заключении договора лизинга лизинговая компания предлагает именно такой порядок, то лизингополучателям следует помнить о следующих моментах:

привязка размера лизинговых платежей к ставке рефинансирования ЦБ РФ или процентам, уплачиваемым по кредитному договору, влечет изменение размера лизинговых платежей не только в случае увеличения указанных процентов, но и при их снижении. В связи с тем, что в последнее время существует тенденция к снижению названных показателей, в регулярности пересмотра лизинговых платежей в первую очередь заинтересован лизингополучатель;

устанавливая зависимость размера лизинговых платежей от одной из их составляющих, необходимо в договоре закрепить однозначный ответ относительно формулы пересчета. Зачастую на практике встречаются в договорах условия об увеличении лизингового платежа пропорционально увеличению какой-либо его составляющей. Но в данном случае пропорциональность увеличения можно рассматривать как относительно части лизингового платежа, направляемого на возмещение данной составляющей (например, на уплату процентов по кредиту), так и в целом лизингового платежа;

не менее внимательно надо относиться и к формулировке оснований пересмотра размера лизинговых платежей. Так, положение о пересмотре лизинговых платежей в связи с изменением экономической ситуации в стране носит весьма расплывчатый характер и не дает ответа ни относительно того, что понимается под таким изменением, ни о том, как изменится цифровой показатель лизингового платежа.

Лизинговая компания, являясь кредитором лизингополучателя и будучи заинтересована в его платежеспособности, хотела бы иметь постоянно информацию о финансовом состоянии своего должника. Именно этим обстоятельством объясняется желание лизингодателя осуществлять контроль за имуществом и деятельностью лизингополучателя. Поэтому практически в каждом договоре можно встретить положения, регламентирующие указанные вопросы.

Однако, как правило, данные положения или являются декларативными, или вступают в противоречие с корпоративным законодательством. Не в последнюю очередь это обусловлено противоречивыми нормами ФЗ РФ "О лизинге".

Вопросам контроля в названном законе посвящены две статьи - 37 и 38. Указанные статьи далеки от совершенства, особенно в части предоставления лизинговой компании права назначать аудиторские проверки финансового состояния лизингополучателя и присутствовать на общих собраниях его учредителей и органов управления (пункт 4 статьи 38). Данная норма закона вступает в прямое противоречие с корпоративным законодательством. Любое коммерческое предприятие имеет информацию, разглашение которой может повлечь для него неблагоприятные последствия. Именно исходя из этого законодательные акты, регулирующие деятельность коммерческих предприятий, детально регламентируют вопросы, связанные с органами управления и порядком осуществления контроля за их финансово-хозяйственной деятельностью. Например, законом "Об акционерных обществах" строго регламентирован вопрос о том, кто имеет право на участие в общем собрании акционеров (ст.51) и кто может назначать аудитора для осуществления финансового контроля (ст.86). В связи с этим предусмотренное законом о лизинге право лизингодателя назначать аудиторскую проверку и присутствовать на общих собраниях учредителей и органов управления, на наш взгляд, является недопустимым вмешательством во внутренние дела лизингополучателя.

Поэтому при обсуждении с лизингодателем соответствующих положений договора лизинга необходимо учитывать, что выполнение положений пункта 4 статьи 38 ФЗ РФ "О лизинге" на практике обусловлено сугубо доброй волей лизингополучателя. Кроме того, хотелось бы обратить внимание также на тот факт, что возникновение у лизингодателя права на назначение аудиторских проверок и присутствие на общих собраниях учредителей и органов управления лизингополучателя связано с нарушением последним своих обязательств по лизинговым платежам. Однако стоит отметить, что согласие лизингополучателя на включение указанных условий в договор и их выполнение будет свидетельствовать о его открытости и намерении добросовестно выполнять все свои обязательства по договору.

Если же вернуться в практическую плоскость данного вопроса, то можно дать лизингополучателям следующие рекомендации:

с учетом того факта, что далеко не всегда режим работы лизингополучателя является круглосуточным, желательно в договоре ограничивать право лизингодателя на осмотр предмета лизинга рабочим временем лизингополучателя;

включать в договор четкий перечень финансовых и иных документов, которые вправе запросить лизинговая компания, и указать, при каких обстоятельствах у нее возникает это право, а также предусмотреть реальное количество времени, необходимого вам на их подготовку и предоставление;

ограничить договором круг вопросов, при рассмотрении которых лизингодатель вправе присутствовать на общем собрании и заседаниях органов управления.

2.3 Проблемы расторжения договора лизинга

Как и всякий иной участник предпринимательской деятельности лизингодатель, не застрахован от риска не исполнения лизингополучателем принятых на себя обязательств. Сохранение права собственности на предмет лизинга за лизингодателем на весь срок действия договора лизинга делает положение лизинговой компании более предпочтительным по сравнению с кредиторами большинства иных коммерческих сделок. Однако, противоречивость законодательства о лизинге и отсутствие реальных механизмов изъятия имущества, значительно снижает возможности лизинговой компании по защите своих прав и законных интересов в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения лизингополучателем принятых на себя обязательств.

Защита прав собственника, так и прав владельца имущества гарантирована отечественным законодательством в одинаковом объеме. При этом право владения защищено как от претензий третьих лиц, так и от претензий собственника. Кажущийся прогрессивным характер, делал их фактически неприменимыми т.к по указанной статье, одностороннее расторжение договора лизинга допускается по основаниям, аналогичным основаниям судебного расторжения договора, перечисленным в ст.619 ГК РФ.

Нормы ГК РФ, регламентируют вопросы расторжения гражданско-правовых договоров, в том числе и договора лизинга.

Положения ГК РФ, регулирующие вопросы досрочного расторжения гражданско-правовых договоров, в том числе и договора лизинга, можно разделить на две группы: нормы, регламентирующие расторжение договора в судебном порядке и внесудебное расторжение договора (отказ от исполнения договора в одностороннем порядке).

Согласно п.2 ст.450 ГК РФ по требованию одной из сторон договор может быть изменен или расторгнут по решению суда только:

в случаях существенного нарушении договора другой стороной;

в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором.

Основаниями для досрочного расторжения договора в судебном порядке по ГК РФ, по инициативе лизингодателя являются:

пользование имуществом с существенным нарушением условий договора или назначения имущества либо с неоднократными нарушениями;

существенное ухудшение имущества;

не внесение более двух раз подряд по истечении установленного договором срока платежа лизингового платежа;

не произведение капитального ремонта имущества в установленные договором лизинга сроки, а при отсутствии их в договоре в разумные сроки в тех случаях, когда в соответствии с законом, иными правовыми актами или договором производство капитального ремонта является обязанностью лизингополучателя.

Существенное нарушение его условий лизингополучателем в качестве основания для досрочного расторжения договора лизинга указаны в ст.450 ГК РФ и ст.619 ГК РФ.

На основании ст.450 ГК РФ, под существенным нарушением договора понимается нарушение договора одной из сторон, которое влечет для другой стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишается того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора.

В ГК РФ невнесение (несвоевременное внесение) лизинговых платежей выделено как самостоятельное основание расторжения договора. На основании этого будут рассматриваться иные возможные основания расторжения договора лизинга в случае существенного нарушения лизингополучателем принятых на себя обязательств.

Арбитражная практика показывает, что в большинстве случаев, стороны договора лизинга, не доводят до суда споры, связанные с нарушением договора лизинга. Относительно частым основанием расторжения договора лизинга можно признать передачу лизингополучателем прав по договору, совершённую в нарушение условий договора лизинга. К таким действиям можно отнести передачу имущества в сублизинг, безвозмездное пользование, внесение лизинговых прав в залог или в качестве вклада в уставный капитал организаций и т.д. Однако ст.615 ГК РФ допускает совершение указанных действий, но только с согласия лизингодателя Шишлянникова О. Договор страхования в рамках лизинговой сделки. [Текст] // Лизинг-ревью. - 2008. - № 2. - С. 27-28..

Когда, рассматривая вопрос о расторжении договора на основании существенного ухудшения имущества лизингополучателем, необходимо акцентировать то, что ухудшение имущества носит существенный характер. А существенное ухудшение имущества представляет собой действие или бездействие лизингополучателя, в результате которого изменились те или иные потребительские качества имущества, не позволяющие использовать его эффективно в течение всего срока полезного использования имущества или как минимум в течение действия договора лизинга.

Часто расторжение договора в судебном порядке происходит в случае невнесения лизингополучателем предусмотренных договором лизинговых платежей. Законодательство дает право лизинговой компании требовать расторжения договора в судебном порядке в случае невнесения лизингополучателем лизинговых платежей более 2-х раз подряд по истечении установленного договором срока платежа. Безусловно, внесение лизингового платежа не в полном объёме, при условии систематичности нарушения (более 2-х раз подряд), является основанием для расторжения договора. Эта позиция основывается на общих положениях об обязательственном праве. При заключении договора лизинга, лизингополучатель принимает на себя обязательство надлежащим образом исполнить обязательство, которое заключается в своевременном и полном внесении лизинговых платежей. Но по ст.408 ГК РФ только надлежащее исполнение прекращает обязательство. Таким образом, в случае невнесения полной суммы лизингового платежа или ненадлежащего исполнения обязательства, обязательство лизингополучателя не может быть признано исполненным надлежащим образом, а следовательно, лизинговая компания имеет все основания требовать расторжения договора лизинга. Аналогичная позиция нашла свое отражение и в Информационном письме Президиума ВАС от 11.01.2002 г. "Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой". На основании п.28 указанного документа, договор лизинга, может быть, расторгнут в связи с внесением арендной платы не в полном объеме, если данное нарушение суд признает существенным. Следует обратить внимание на то, что право на расторжение договора возникает в случае не внесения лизинговых платежей последовательно, в течение более 2-х сроков подряд. То есть нерегулярное внесение лизинговых платежей формально может стать основанием для отказа суда в расторжении договора лизинга по рассматриваемому основанию. В связи с этим можно сделать вывод, что законодательство устанавливает достаточно жёсткие ограничения на расторжение договора лизинга в судебном порядке по основаниям, установленным ст.619 ГК РФ.

Ввиду перечисленных причин значительно возрастает роль договорных оснований расторжения договора. Включение в договор пунктов о досрочном расторжении договора в случае невнесения лизинговых платежей не последовательно более двух раз, или не в полном объёме, в течение определенного периода могло бы упростить процедуру судебного рассмотрения спора. Возможность предоставлена теми же ст.450 и ст.619 ГК РФ. Законодательством предъявляется единственное требование, к основаниям расторжения договора, это существенный характер нарушения, допущенного лизингополучателем. Коррективы в рассматриваемый вопрос внесло Информационное письмо Президиума ВАС РФ №66 от 11.01.2002 г. "Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой" (прежде всего, это касается подтверждения Высшим арбитражным судом возможности одностороннего отказа от исполнения договора лизинга в случае однократного невнесения лизингового платежа при наличии соответствующего основания в тексте договора лизинга). В соответствии с п.26 указанного документа, основанием для расторжения договора в судебном порядке признается однократное невнесение лизингополучателем лизинговых платежей, при условии, что соответствующее положение включено в договор лизинга. Как уже отмечалось, нарушение лизингополучателем принятых на себя обязательств должно носить существенный характер. Вполне вероятно, что при рассмотрении спора суд, в первую очередь, будет обращать внимание именно на указанный фактор. Однако, учитывая, что в большинстве случаев финансирование лизинговой сделки осуществляется за счет привлеченных кредитных ресурсов доказать, что нарушение договора лизингополучателем является существенным, вполне реально.

Необходимо так же учитывать, что в случае расторжения договора в судебном порядке право требовать расторжения договора возникает у лизингодателя только после направления лизингополучателю письменного предупреждения о необходимости исполнения им обязательства в разумный срок. При отсутствии соответствующего уведомления у лизингодателя не возникает право требовать расторжения договора. Более того, устранение лизингополучателем допущенных нарушений договора на момент рассмотрения спора является основанием для отказа лизингодателю в расторжении договора Юханаева А.В. Договор страхования объекта лизинга: субъекты и объекты договора страхования; существенные условия договора страхования [Текст] // Юридический мир. - 2007. - № 5. - С. 22..

Судебное расторжения договора может занять достаточно большой промежуток времени, в течение которого имущество, находящееся во владении и пользовании лизингополучателя, может быть им отчуждено, повреждено или уничтожено. Даже простое использование предмета лизинга может привести к значительному ухудшению имущества и уменьшению его рыночной стоимости. Выходом из такой ситуации может являться принятие лизингодателем мер по обеспечению иска. Вопросы обеспечения иска регулируются гл.7 Арбитражного процессуального кодекса РФ (АПК РФ). Обеспечение иска допустимо на любой стадии арбитражного процесса, если непринятие таких мер может затруднить или сделать невозможным исполнение судебного акта.

Мерой по обеспечению иска лизингодатель может использовать наложение ареста на имущество или денежные средства, принадлежащие лизингополучателю.

Значительный практический интерес представляют и случаи одностороннего отказа лизингодателя от исполнения договора лизинга. При очевидном сходстве одностороннего отказа от исполнения обязательства и требования лизингодателя о досрочном расторжении договора необходимо выделить и принципиальные отличия этих двух способов расторжения договора. Односторонний отказ от исполнения договора осуществляется лизингодателем без обращения в суд, а досрочное расторжение договора, которое им инициируется, напротив, производится только в судебном порядке. Различает эти две ситуации так же момент, с которого договор считается расторгнутым.

Когда договор расторгается судом, он считается расторгнутым с момента вступления в законную силу решения суда о расторжении договора, а при одностороннем отказе от исполнения договора таковым является момент получения лизингополучателем уведомления о намерении лизингодателя расторгнуть соглашение. Законодательство не определяет требований к форме такого уведомления, но целесообразно делать его в письменной форме. На основании ст.310 ГК односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, допускается в случаях, предусмотренных законом и договором. Правила ст.310 ГК получают развитие в п.3 ст.450 ГК, согласно которому в случае одностороннего отказа от исполнения договора, когда такой отказ допускается законом или соглашением сторон, договор считается расторгнутым. Возможность одностороннего отказа от исполнения договора лизинга предусмотрена в п.6 ст.15 закона, указывающем, что в договоре лизинга могут быть оговорены обстоятельства, которые стороны считают бесспорным и очевидным нарушением обязательств и которые ведут к прекращению действия договора лизинга и возврату имущества лизингодателю.

Целесообразно отметить, что основания одностороннего отказа далеко не исчерпываются случаями нарушения сторонами своих договорных обязательств. Односторонний отказ может быть обусловлен и иными причинами, предусмотренными договором лизинга или законом. Это подтверждается в п.27 "Обзора практики разрешения споров", связанных с арендой, в котором прямо определено, что в договоре могут быть предусмотрены основания отказа стороны от исполнения договора и его расторжения во внесудебном порядке, как связанные, так и не связанные с нарушением контрагентами условий договора.

Основаниями одностороннего отказа лизингодателя от исполнения договора могут стать:

однократное невнесение лизингополучателем лизинговых платежей в установленный договором срок;

выступление лизингополучателя в качестве ответчика в суде при рассмотрении имущественного спора;

наличие у лизингополучателя просроченной задолженности по обязательным платежам в бюджет и во внебюджетные фонды;

нахождение лизингополучателя в процессе реорганизации или ликвидации;

наложение на имущество лизингополучателя ареста;

приостановление экономической деятельности лизингополучателя и т.д.

Все перечисленные и/или иные основания одностороннего отказа должны быть прописаны в договоре лизинга. Договором лизинга в качестве оснований одностороннего отказа лизингодателя от его исполнения могут быть названы обстоятельства, предусмотренные законом как основания досрочного расторжения договора по требованию лизингодателя в судебном порядке, а также любые другие обстоятельства, в том числе устанавливающие более жесткие меры, нежели определенные в законе (как, в частности, однократное невнесение лизингополучателем лизинговых платежей).

Действующее законодательство содержит также комплекс мер, направленных на обеспечение прав лизингополучателя, которые находят свое отражение в ст.620 ГК.

В ст.620 предусматривает следующие основания досрочного расторжения договора лизинга по инициативе лизингополучателя:

Неисполнение лизингодателем обязанности по производству капитального ремонта в установленные договором лизинга сроки, а при отсутствии их в договоре в разумные сроки. На основании п.3 ст.17 Закона "О финансовой аренде (лизинге)", обязанности по осуществлению как текущего, так и капитального ремонта несет лизингополучатель, если иное не предусмотрено договором лизинга. Таким образом, использование соответствующего основания расторжения договора лизинга может иметь место лишь в случаях, когда его стороны посчитают возможным отступить от предусмотренного в п.3 ст.17 правила.

Когда переданное лизингополучателю имущество имеет препятствующие его использованию недостатки. Эта норма упоминает недостатки, которые не были оговорены лизингодателем при заключении договора, не были заранее известны лизингополучателю и не должны были быть обнаружены им во время осмотра имущества или проверки его исправности (так называемые скрытые недостатки). Применение этого положения ст.620 ГК поставлено в зависимость от того, кто из сторон договора лизинга осуществлял выбор продавца предмета договора лизинга, поскольку по смыслу п.2 ст.22 закона риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи (в том числе в отношении качества товара) несет сторона договора лизинга, которая выбрала продавца. Следовательно, в ситуации, когда выбор продавца осуществлялся лизингодателем (что бывает крайне редко), лизингополучатель, заявляя требование о расторжении договора лизинга, вправе потребовать от лизингодателя возмещения причиненных ему убытков. В случае же, когда выбор продавца был сделан лизингополучателем, осуществляя свое право на расторжение договора лизинга, лизингополучатель обязан возместить лизингодателю причиненные ему убытки. В качестве альтернативы расторжению договора лизинга лизингополучатель может использовать правомочия, закрепленные в ст.670 ГК и связанные с предъявлением им требований в отношении качества имущества непосредственно продавцу.

Лизинговая компания не предоставляет имущество в пользование лизингополучателю либо создает препятствия пользованию имуществом в соответствии с условиями договора или назначением имущества. Данная норма уточняется применительно к лизингу в ст.668 ГК. Согласно п.2 ст.668 в случае, когда имущество, являющееся предметом договора лизинга, не передано лизингополучателю в указанный в этом договоре срок, а если в договоре такой срок не указан, в разумный срок, лизингополучатель вправе потребовать расторжения договора и возмещения убытков. Но данное право возникает у лизингополучателя лишь тогда, когда просрочка допущена по обстоятельствам, за которые отвечает лизингодатель. Речь идет о случаях, когда выбор продавца предмета договора лизинга осуществлялся лизингодателем. Кроме того, это могут быть и допущенные лизингодателем нарушения договора купли-продажи, в частности, просрочка оплаты стоимости имущества, несообщение или несвоевременное сообщение продавцу сведений, необходимых для исполнения обязанности по передаче имущества лизингополучателю и т.д.

Имущество в силу обстоятельств, за которые лизингополучатель не отвечает, оказалось в состоянии, не пригодном для использования. Применительно к лизинговым отношениям требует уточнения вопрос о том, за какие обстоятельства лизингополучатель не отвечает. В соответствии со ст.669 ГК риски случайной гибели или случайной порчи имущества переходят к лизингополучателю в момент передачи ему имущества. П.1 ст.22 Закона "О финансовой аренде (лизинге)" добавляет к этому ответственность лизингополучателя за ущерб, причиненный действиями третьих лиц. Следовательно, закон существенно расширяет спектр рисков, возлагаемых на лизингополучателя, и, соответственно, значительно сокращает число случаев применения рассматриваемого основания расторжения договора из ст.620 ГК.

Нельзя не учесть, что стороны договора лизинга сохраняют возможность изменения этих положений в ходе формирования условий заключаемого ими договора. Помимо рассмотренных договором лизинга могут быть установлены и другие основания досрочного расторжения договора по требованию лизингополучателя в соответствии с п.2 ст.450 ГК. Стороны договора лизинга вправе оговорить любое основание досрочного расторжения договора лизинга в судебном порядке по требованию одной стороны, как связанное, так и не связанное с фактом неисполнения (ненадлежащего исполнения) договорных обязательств другой стороной. Это основывается на нормах ст.619, 620 и п.2 ст.450 ГК и получает обоснование в п.25 Информационного письма Президиума ВАС РФ №66. Требование о расторжении договора может быть заявлено стороной в суд только после получения отказа другой стороны на предложение расторгнуть договор либо неполучения ответа в срок, указанный в предложении или установленный законом или договором, а при его отсутствии в тридцатидневный срок (п.2 ст.452 ГК). Соответствующий момент нуждается в уточнении, поскольку норма п.2 ст.452 ГК закрепляет обязательность досудебного порядка урегулирования спора, несоблюдение которого является основанием оставления иска без рассмотрения (ст.87 АПК РФ).

Договором лизинга могут быть установлены следующие основания одностороннего отказа лизингополучателя от исполнения договора:

переход права собственности на предмет договора лизинга к другому лицу;

неисполнение лизингодателем обязанности по предупреждению лизингополучателя о правах третьих лиц на имущество (например, о праве залога);

случаи, когда имущество в силу обстоятельств, за которые лизингополучатель не отвечает, окажется в состоянии, непригодном для использования,

иные обстоятельства, которые определены в соглашении как основания одностороннего отказа лизингополучателя от договора.

Учитывая при этом возможность одностороннего отказа лизингополучателя от договора в случаях, когда некоторая часть лизинговых платежей уже внесена, а договор лизинга предусматривает право выкупа имущества лизингополучателем, обратим внимание на правовые последствия таких его действий. Поскольку лизинговые платежи являются платой за временное владение и пользование, их внесение лизингополучателем не влечет возникновения у него права собственности на имущество. Таким образом, если лизингополучатель в одностороннем порядке отказывается от исполнения договора даже в условиях, когда значительная или большая часть лизинговых платежей им уплачена, у лизингодателя не возникает обязанности по возврату полученных сумм лизинговых платежей или передаче права собственности на имущество лизингополучателю.

Законодательство также содержит примеры признания права на односторонний отказ. Так, право на односторонний отказ от договора предоставлено обеим сторонам договора лизинга, заключенного на неопределенный срок, при соблюдении ими установленных законом сроков предупреждения контрагентов о соответствующих намерениях (п.2 ст.610 ГК). Но, учитывая важное значение срока в договоре лизинга, случаи применения п.2 ст.610 ГК его сторонами должны составлять скорее исключение из правила.

Существенное изменение обстоятельств занимает особенное место среди других оснований расторжения договора лизинга, из которых стороны исходили при заключении договора. На основании ст.451 ГК изменение обстоятельств должно быть существенным. В абз.2 п.1 ст.451 подчеркивается, что изменение обстоятельств признается существенным, когда они изменились настолько, что если бы стороны могли это разумно предвидеть, договор вообще не был бы ими заключен или был бы заключен на значительно отличающихся условиях. Когда существенное изменение обстоятельств порождает сложности в ходе исполнения договора, его стороны должны провести между собой переговоры о последующей судьбе договора - о приведении его в соответствие с существенно изменившимися обстоятельствами или о его расторжении. В случае, когда такое соглашение не достигнуто, вопрос о расторжении (в исключительных случаях об изменении) договора решается судом.

Законодательством установлены следующие обязательные условия, наличие которых необходимо для применения судом ст.451 ГК:

в момент заключения договора стороны исходили из того, что такого изменения обстоятельств не произойдет;

изменение обстоятельств вызвано причинами, которые заинтересованная сторона не могла преодолеть после их возникновения при той степени заботливости и осмотрительности, какая от нее требовалась по характеру договора и условиям оборота;

исполнение договора без изменения его условий настолько нарушило бы соответствующее договору соотношение имущественных интересов сторон и повлекло бы для заинтересованной стороны такой ущерб, что она в значительной степени лишилась бы того, на что была вправе рассчитывать при заключении договора;

из обычаев делового оборота или существа договора не вытекает, что риск изменения обстоятельств несет заинтересованная сторона.

В связи с включением в договоры лизинга валютных оговорок и возможным резким изменением курса соответствующей валюты, ст.451 ГК приобретает актуальность прежде всего. Однако, на сегодня практики применения данной статьи, а также четкой трактовки понятия "существенное изменение обстоятельств" в отечественной судебной практике не сложилось. На сей счет отсутствую даже конкретные предписания в актах высших судебных инстанций, отдельные акты окружных федеральных арбитражных судов. Интерес представляет Постановление ФАС Северо-Западного округа от 23.12.1999 г. (дело №А 26-2391/99-01-06/130), в котором суд не придал правового значения изменению в период действия договора аренды курса доллара США и на этом основании не освободил арендатора от его обязательств по внесению арендной платы. В подобной ситуации участникам лизинговых отношений следует рекомендовать максимально подробно определять в соглашении механизм пересмотра его содержания при возникновении определенных сторонами договора обстоятельств, затрудняющих его исполнение.

Согласно п.1 ст.393 ГК основанием для предъявления требования о возмещении убытков является неисполнение или ненадлежащее исполнение контрагентом своих договорных обязательств.

Сторона договора лизинга, права которой нарушены, вправе потребовать от недобросовестного контрагента полного возмещения причиненных ей убытков.

В п.2 ст.15 ГК выделено в составе убытков две части:

1. Реальный ущерб. К реальному ущербу отнесены не только фактически понесенные лицом расходы, но и расходы, которые это лицо должно будет понести для восстановления нарушенного права; утрата или повреждение его имущества. Относительно расходов, которые сторона должна будет произвести, подчеркнем, что как их необходимость, так и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами (п.10 Постановления Пленумов ВС РФ и ВАС РФ от 01.07.1996 г. №6/8). К примеру, в качестве доказательства лизингодателем может быть представлена смета затрат на осуществление действий по последующей реализации имущества (поиск покупателя, организация продажи) или калькуляция затрат лизингодателя на устранение недостатков имущества, возникших в результате существенного ухудшения лизингополучателем имущества и т.д. В случаях, когда на момент предъявления иска фактические затраты лизингодателем еще не произведены, расчет соответствующих затрат производится с учетом цен, существовавших в том месте, где обязательство должно было быть исполнено в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование лизингодателя о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения (п.3 ст.393 ГК). Реальный ущерб лизингодателя составят суммы невнесенных лизингополучателем лизинговых платежей, затраты, связанные с возвратом лизингодателем кредита, привлеченного им для финансирования лизинговой операции, или с уплатой средств в возмещение ущерба, причиненного банку ввиду несвоевременного возврата кредита, расходы, связанные с возвратом имущества, а также иные суммы, состав которых в каждом конкретном случае должен уточняться в зависимости от условий договора лизинга и вида допущенного лизингополучателем нарушения. Причем в случаях, когда после расторжения договора лизингодателю удается продать имущество, его убытки не могут быть определены как разница между общей суммой договора лизинга (включающей выкупную цену имущества) и суммой внесенных лизинговых платежей, поскольку при этом допускается неосновательное обогащение лизингодателя за счет лизингополучателя, цель же возмещения убытков состоит в восстановлении положения существовавшего до нарушения права.

2. Упущенная выгода. Она определяется в п.2 ст.15 ГК как неполученные доходы, которые лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.

Доказывание в суде аргументов связанных с возмещения убытков достаточно сложно. Судебная практика разрешения соответствующих вопросов указывает, что для взыскания убытков, причиненных нарушением обязательства, лицо, требующее их возмещения, должно:

доказать факт нарушения контрагентом договорного обязательства,

доказать факт наличия причинной связи между допущенным нарушением и возникшими убытками,

доказать размер убытков,

представить доказательства предпринятых мер для получения упущенной выгоды и сделанных с этой целью приготовлений,

доказательства реальной возможности получения таких доходов.

Таким образом, требование лизингодателя о возмещении неполученных доходов, основанное на том, что суммы неуплаченных лизинговых платежей могли быть предоставлены лизингодателем по договору займа третьему лицу, должно сопровождаться ссылкой на определенные доказательства (подписанный лизингодателем и третьим лицом договор займа и т.п.)

Предъявляя требование о возмещении причиненных нарушением договора лизинга убытков, его стороны должны учитывать соотношение убытков с неустойкой, если она установлена в соглашении за конкретные нарушения. В подобных случаях по общему правилу п.1 ст.394 ГК убытки возмещаются в части, не покрытой неустойкой. Вместе с тем как законом, так и самим договором лизинга могут быть предусмотрены иные правила: когда допускается взыскание только неустойки, но не убытков; когда по выбору кредитора могут быть взысканы либо неустойка, либо убытки; когда убытки могут быть взысканы в полной сумме сверх неустойки. Взыскание убытков в полной сумме сверх неустойки допускается на основании п.6 ст.17 закона "О финансовой аренде (лизинге) в случае несвоевременного возврата предмета лизинга лизингодателю при прекращении договора.

2.4 Ответственность сторон

Трехсторонний характер лизинговых отношений обусловливает необходимость выделения нескольких аспектов вопроса об ответственности за нарушение обязательств. Данный вопрос не получил всестороннего освещения в нормах параграфа 6 главы 34 ГК РФ, регламентирующего лизинговые отношения. Не решил проблему обеспечения детального регулирования вопросов ответственности и Закон "О финансовой аренде (лизинге)" (далее - Закон). Вместе с тем сохраняется возможность дополнять указанные правила соответствующими нормами параграфа 1 главы 34 ГК РФ, содержащего общие положения об аренде.

Необходимо при этом уточнить, что поскольку сторонами договора лизинга являются предприниматели, их ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих договорных обязательств основывается на диспозитивных положениях п. З ст.401 ГК РФ, то есть они отвечают не только при наличии вины, но и во всех иных случаях, кроме нарушения, вызванного действием непреодолимой силыАвдеев В.В. Аренда - лизинг: безвозмездное пользование (ссуда) [Текст]//Налоги (газета).- 2009.- № 12.- С.5..

Затрагивая особенности гражданско-правовой ответственности за нарушение договора лизинга, прежде всего, подвергнем анализу специальные нормы кодифицированного гражданского закона. Если лизингодатель приобретает в собственность с целью последующего предоставления во временное владение и пользование указанное лизингополучателем имущество у определенного им же продавца, то в соответствии со ст.665 ГК ответственность лизингодателя за выбор предмета договора лизинга и продавца исключается. Кроме того, если ответственность за выбор продавца лежит на лизингополучателе, то диспозитивная норма п.2 ст.670 ГК освобождает лизингодателя от ответственности перед последним за выполнение продавцом требований, вытекающих из договора купли-продажи Семенихин В.В. Аренда - лизинг: договор аренды [Текст]//Налоги (газета).- 2009.- № 18.- С.3..

В подобных случаях в отношениях с продавцом лизингодатель и лизингополучатель выступают как солидарные кредиторы (п.1 ст.670 ГК). Ст.326 ГК, предусматривающая особенности предъявления солидарных требований, устанавливает, что любой из солидарных кредиторов вправе предъявить должнику, которым является продавец объекта лизинга, требование в полном объеме. При этом должник, исполнивший обязательство полностью одному из солидарных кредиторов, освобождается от исполнения остальным. Сегодня в ходе практического применения п.1 ст.670 ГК возникают вопросы, касающиеся процедурных и содержательных аспектов предъявления таких требований. Учитывая, что размер убытков, причиненных лизингодателю и лизингополучателю в связи с нарушением продавцом своих обязательств, может отличаться, целесообразно детально прописывать в соглашении механизм реализации сторонами договора лизинга закрепленных в п.1 ст.670 ГК прав, уточняя порядок предъявления требования и согласования его объема Осипов А.В. Внутренний финансовый контроль за операциями по лизингу в кредитных организациях в целях финансового мониторинга [Текст] //Адвокатская практика.- 2008.- № 5.-С.12..

Ситуация сложится иначе, если за выбор продавца ответственен лизингодатель. В этом случае, как следует из п.2 ст.670 ГК, лизингополучатель может по своему выбору предъявлять требования, вытекающие из договора купли-продажи, как непосредственно продавцу имущества, так и лизингодателю. При этом последние выступают как солидарные должники. Их солидарная ответственность в соответствии со ст.323 ГК выражается в том, что лизингополучатель вправе требовать исполнения как от продавца и лизингодателя совместно, так и от любого из них в отдельности, притом как полностью, так и в части долга. Солидарная обязанность должников сохраняется до полного исполнения обязательства Семенихин В.В. Аренда - лизинг: улучшения в арендованное имущество у арендодателя [Текст] //Налоги (газета).- 2009.- № 21.-С.11. .

Примечательно, что важнейшие концептуальные положения, касающиеся лизинга, выработаны российским законодателем на основе зарубежного опыта и норм международных конвенций. В частности, правило ст.10 Конвенции о международном финансовом лизинге получило развитие и в нашем национальном законодательстве - п.1 ст.670 ГК и п.2 ст. Закона устанавливают ответственность продавца перед лизингополучателем за качество, комплектность, сроки поставки имущества и другие случаи ненадлежащего исполнения договора купли-продажи, заключенного между продавцом и лизингодателем. В этой связи подчеркнем еще одну позитивную деталь регулирования - законодательство России идет по пути установления прямой юридической связи между продавцом имущества и лизингополучателем. Не случайно п.1ст.670 ГК и п.2 ст.10 Закона указывают на то, что лизингополучатель может предъявлять требования, вытекающие из договора купли-продажи, непосредственно продавцу имущества. В отношениях с продавцом лизингополучатель вправе действовать так, как если бы он был стороной договора купли-продажи объекта лизинга. Однако положение лизингополучателя отличается от статуса покупателя, во-первых, отсутствием обязанности оплатить приобретенное имущество, а также, во-вторых, невозможностью расторгнуть договор купли-продажи с продавцом без согласия лизингодателя (п.1 ст.670 ГК) Борисов А.Н. Комментарий к Федеральному закону Российской Федерации "О финансовой аренде (лизинге)" (постатейный) [Текст] - М., ЗАО Юстицинформ. 2008. - С.123..

Ответственность продавца за нарушение условий договора купли-продажи о качестве, количестве, ассортименте, комплектности имущества и т.п. основывается на нормах главы 30 ГК.

Таким образом, в целом принципиальная схема ответственности, конкретизированная в ст.670 ГК, наглядно демонстрирует значимость максимально четкого отражения в договоре лизинга вопроса о выборе продавца и имущества, решение которого непосредственно влияет на возложение ответственности и распределение рисков между сторонами настоящего договора (ст.670 ГК, ст.22 Закона). В последнее время актуальность приобретает вопрос об оценке правовых последствий ситуации, в которой неисполнение избранным лизингополучателем продавцом обязанности по поставке имущества влечет причинение лизингодателю убытков (как правило, при объективной невозможности взыскания таковых непосредственно с продавца). На основе упоминавшихся ст.665 ГК и ст.670 ГК, а также руководствуясь диспозитивной нормой п.2 ст.22 Закона, возложившей риск невыполнения продавцом обязанностей по договору купли-продажи и связанные с этим убытки на сторону договора лизинга, осуществившую выбор продавца, следует отметить, что лизингодатель вправе требовать возмещения лизингополучателем соответствующих убытков.

В отношении такого нарушения как просрочка поставки имущества лизингополучателю параграф 6 главы 34 ГК содержит специальную норму. Так, п.2 ст.668 ГК устанавливает, что в случае, когда предмет договора лизинга не передан лизингополучателю в указанный в этом договоре срок, а если в договоре такой срок не указан, в разумный срок, лизингополучатель вправе потребовать расторжения договора и возмещения убытков. Но это право возникает у лизингополучателя лишь тогда, когда просрочка допущена по обстоятельствам, за которые отвечает лизингодатель. Представляется, что речь идет о случаях, когда выбор продавца предмета договора лизинга осуществлялся лизингодателем. Кроме того, это могут быть и допущенные лизингодателем нарушения договора купли-продажи, например, просрочка оплаты стоимости имущества, несообщение или несвоевременное сообщение продавцу сведений, необходимых для исполнения обязанности по передаче имущества лизингополучателю, и т.д. Следовательно, норма п.2 ст.668 ГК помимо возможности применения к нарушителю мер гражданско-правовой ответственности предусматривает также специальное основание расторжения договора по требованию лизингополучателя Блинков О.Е. Правовое регулирование финансовой аренды (лизинга) не движимости. Автореф. дис.... канд. юрид. наук. [Текст] - Рязань., 2000. - С12.. В этой связи уточним, что имея своим основанием нарушение соглашения (неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства) понятия гражданско-правовой ответственности и расторжения договора, безусловно, тождественными не являются. Расторжение договора не может быть квалифицировано как санкция, влекущая для нарушителя определенного рода лишения (имущественного или неимущественного свойства). Но именно эта черта раскрывает сущность гражданско-правовой ответственности. Не стоит упускать из виду и тот факт, что перечень возможных оснований расторжения договора лизинга, как, впрочем, и любого другого договора, не ограничен случаями нарушения договорного обязательства сторонами Семенихин В.В. Аренда - лизинг: аренда зданий и помещений [Текст]//Налоги (газета).-2009.- № 20.- С.5..

Рассмотрим правовое регулирование вопросов ответственности за нарушение других имеющих принципиальное значение обязанностей сторон договора лизинга в ракурсе общих положений об аренде.

Как следует из содержания ст.613 ГК, последствием неисполнения лизингодателем обязанности предупредить лизингополучателя о всех правах третьих лиц на предоставляемое имущество является право лизингополучателя требовать уменьшения лизинговых платежей либо расторжения договора и возмещения убытков. При лизинге практическая значимость настоящих положений возрастает в связи с широко реализуемой возможностью лизингодателя использовать имущество, которое будет приобретено в будущем по условиям договора лизинга, в качестве предмета залога. Указанное право лизингодателя специально отмечается в п.2 ст.18 Закона.

Немаловажное значение в лизинговых отношениях придается исполнению обязанности лизингополучателя пользоваться имуществом в соответствии с условиями договора, а если в соглашении такие условия не определены, в соответствии с назначением ему нормы п.1 ст.616 ГК будет иметь место в тех довольно редких случаях, когда соглашением сторон обязанность по осуществлению капитального ремонта будет возложена на лизингодателя.


Подобные документы

  • Возникновение и развитие лизинговых отношений. Понятие и юридическая природа договора лизинга. Виды лизинга. Стороны, предмет и другие существенные условия договора лизинга, его форма. Права, обязанности и ответственность сторон договора лизинга.

    курсовая работа [40,4 K], добавлен 08.12.2011

  • Правовая природа договора финансовой аренды, система законодательства. Сущность и квалифицирующие признаки договора финансовой аренды (лизинга). Права и обязанности сторон по договору лизинга. Разновидности договоров лизинга, экономическая классификация.

    курсовая работа [62,1 K], добавлен 22.01.2011

  • Понятие договора финансовой аренды, его юридическая природа и признаки. Существенные условия договора лизинга. Совокупность прав и обязанностей сторон по договору лизинга. Основные формы и виды лизинга в соответствии с Законом Российской Федерации.

    курсовая работа [29,1 K], добавлен 03.11.2011

  • История возникновения и понятие лизинга. Сущность, структура и правовые основы договора финансовой аренды (лизинга). Стороны договора лизинга, их права и обязанности. Особенности заключения, изменения и расторжения договора финансовой аренды (лизинга).

    дипломная работа [117,1 K], добавлен 29.07.2011

  • Правоотношения, возникающие в процессе заключения и действия договора лизинга. Понятие, форма и содержание лизинга, его виды. Существенные условия договора лизинга, права и обязанности сторон. Судебная практика антимонопольного регулирования лизинга.

    курсовая работа [52,7 K], добавлен 25.06.2013

  • Возникновение и значение договора лизинга. Виды договора лизинга. Субъекты лизинга. Права и обязанности сторон по договору лизинга. Правовая природа договора лизинга. Этапы развития лизинговой деятельности в России. Правовые основы лизинга в РФ.

    дипломная работа [81,7 K], добавлен 09.12.2002

  • Историко-правовые аспекты лизинговых отношений в предпринимательской деятельности в России и некоторых зарубежных странах. Правовая конструкция договора финансовой аренды (лизинга) в предпринимательской деятельности. Прекращение договора лизинга.

    дипломная работа [103,4 K], добавлен 19.07.2010

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.