Институт компенсации морального вреда: состояние и тенденции развития

Становление категории морального вреда в России. Современное состояние института компенсации морального вреда и тенденции его развития в гражданском праве России. Дискуссионные вопросы определения размера морального вреда, подлежащего компенсации.

Рубрика Государство и право
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 08.04.2014
Размер файла 81,3 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

МИНИСТЕРСТВО ВНУТРЕННИХ ДЕЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

АКАДЕМИЯ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ МВД РОССИИ

Институт экономической безопасности и финансовых расследований

(на правах факультета)

Кафедра гражданского права и процесса

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ (ДИПЛОМНАЯ) РАБОТА

на тему:

"Институт компенсации морального вреда: состояние и тенденции развития"

Выполнил Орлов Александр Иванович

Научный руководитель Колоколов Дмитрий Евгеньевич

Москва 2009 г.

Оглавление

  • Введение
  • Глава 1. Становление категории морального вреда в России
  • § 1. Развитие теории компенсации морального вреда в отечественном праве
  • § 2. Анализ понятия - моральный вред и основания его компенсации
  • Глава 2. Современное состояние института компенсации морального вреда и тенденции его развития в гражданском праве России
  • § 1. Дискуссионные вопросы определения размера морального вреда, подлежащего компенсации
  • § 2. Компенсация морального вреда при нарушении личных неимущественных и имущественных прав
  • Заключение
  • Список использованной литературы
  • Приложение

Введение

Долгое время слова "моральный вред" были для нашего общества чем-то пришедшим из манящей зарубежной жизни. В советское время для всех - от продавщицы до сантехника, от ЖЭКа до милиции - возможность восстановить справедливость, защитить свое достоинство и примерно наказать нарушителя казалась, безусловно, привлекательной. Однако законодательство советского времени не предоставляло гражданам возможности как-то защитить свое достоинство - это противоречило коммунистической идеологии, не разменивавшейся на такие "мелочи" как нравственные страдания одного отдельно взятого человека и оперировавшей более масштабными понятиями, такими как "народные массы" и "правящие классы".

В современном российском обществе понятие морального вреда стало одним из ориентиров при формировании нового корпуса гражданского права. И, как и все новое, законодательство о моральном вреде во многом - хорошо забытое старое.

В последние годы юридическая теория и практика уделяют все более существенное внимание проблеме компенсации морального вреда при нарушении личных неимущественных прав, посягательствах на принадлежавшие гражданину иные нематериальные блага, а также в иных случаях, предусмотренных законом.

В первую очередь это можно связать с тем, что институт морального вреда в гражданском праве послереволюционной России и СССР много лет не существовал, соответственно, не имел должного теоретического и, тем более, практического осмысления.

Первое упоминание о возможности компенсации морального вреда появилось лишь в 1990 г. в ст.39 Закона СССР "О печати и других средствах массовой информации" (введен в действие с 1 августа 1990 г.).

компенсация моральный вред право

В связи с противоречивой практикой и явным недостатком теоретических работ по данной теме уже 18 августа 1992 г. Пленум Верховного Суда Российской Федерации вынужден был принять постановление № 11 "О некоторых вопросах, возникающих при рассмотрении судами споров о защите чести и достоинства граждан и организаций", Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации 1961-93 гг. М., 1994. в котором, в частности, разъяснил ряд вопросов, касающихся компенсации морального вреда.

Естественно, названное постановление не дало ответов на все вопросы. Поэтому 20 декабря 1994 г. Пленум Верховного Суда Российской Федерации принимает постановление № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда". К сожалению, и это постановление не решило всех проблем, связанных с компенсацией морального вреда. Тем не менее, анализ материалов судебной и арбитражной практики за 1996-2006 гг. свидетельствует о росте числа дел, в которых заявлялось требование компенсация морального вреда.

Более того, выяснилось, что, несмотря на ратификацию Российской Федерацией ряда международных конвенций, судами далеко не всегда применяются нормы международного права о защите личных нематериальных благ. Поэтому высшие судебные инстанции продолжают уделять особое внимание исследуемой проблеме. Свидетельство тому - постановление Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 г. № 3 "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц".

Конституция Российской Федерации 1993 года (далее - Конституция) относит право на жизнь, здоровье, честь и достоинство к числу естественных и неотчуждаемых прав личности, что предполагает, в частности, эффективную охрану и защиту этих прав. Важнейшей задачей правового государства должно быть обеспечение наиболее справедливого, быстрого и эффективного восстановления нарушенного права и возмещение причиненного вреда.

Одним из видов вреда, который может быть причинен личности, в законодательстве назван моральный вред, т.е. физические и нравственные страдания, вызванные различными неправомерными действиями. Российское законодательство предусматривает возможность взыскания денежной компенсации за причиненный моральный вред.

Общеизвестно, что в основе правового государства лежит принцип равенства государственной власти и отдельного человека перед законом. Человек в таком государстве чувствует себя полностью защищенным, реально обладает правами и свободами, которые, в соответствии со ст.2 Конституции, являются высшей ценностью.

Одним из главных признаков действительно правового государства является защищенное законом достоинство личности. Ничто не может быть основанием для его умаления, декларирует ч.1 ст.21 Конституции, а ч.1 ст.23 Конституции гарантирует защиту чести и доброго имени каждого человека и гражданина. Это естественные, основные права и свободы, которые принадлежат каждому от рождения (ч.2 ст.17 Конституции).

Однако эти конституционные положения в правоприменительной практике зачастую нивелируются или даже игнорируются. Порой складывается представление, что достоинство, честь доброе имя, деловая репутация простого человека - лишь декларации.

Тем не менее, конституционные гарантии, восстановление института частной собственности, ряд других правовых новелл, появившихся в 90-х гг., стали основой для формирования новой концепции гражданско-правового статуса человека, которая опирается на дореволюционную доктрину отечественного гражданского права.

В эту концепцию органично вписался институт денежной компенсации морального вреда (ст.151 "Компенсация морального вреда" Гражданского кодекса Российской Федерации, далее - ГК), а также институт защиты чести, достоинства и деловой репутации (ст.152 "Защита чести, достоинства и деловой репутации" ГК).

Не смотря на то, что институт компенсации морального вреда в некоторой степени уже устоялся и в России к концу ХХ в. сложилась определенная судебная практика по рассмотрению подобных дел, до сегодняшнего дня правоведы так и не пришли к единому мнению по многим актуальным вопросам применения института морального вреда.

Судебная практика не достаточно однообразна, а имеющееся законодательство вызывает критику. Обнаруживается немало проблем в ходе применении норм о компенсации морального вреда.

Проблемы касаются определения размера причиненного вреда, критериев его оценки, оснований компенсации вреда, особенностей компенсации морального вреда при нарушении личных неимущественных благ, имущественных прав и др.

Возрастающее число рассматриваемых судами дел о компенсации морального вреда свидетельствует об актуальности данного направления, его проблематичности, что, несомненно, находит свое отражение в осмыслении и решении обозначенных проблем.

Цель данной работы - рассмотреть понятие "моральный вред", развитие и современное состояние института компенсации морального вреда, а также тенденции его развития.

Объектом исследования является - институт компенсации морального вреда в отечественном гражданском праве.

Предметом исследования являются - правоотношения, связанные с применением института компенсации морального вреда в гражданском праве современной России.

Для достижения цели данного исследования, в работе применяются такие методы, как: метод системного анализа, исторический метод, сравнительный и формально-логический методы.

Структурно работа состоит из двух глав.

Первая глава раскрывает период становления категории морального вреда и в отечественном праве. Показаны тенденции развития норм отечественного гражданского права, относящихся к моральному вреду - от Русской правды до последних постановлений Верховного Суда Российской Федерации.

Вторая глава посвящена современному состоянию, актуальным аспектам и тенденциям развития института компенсации морального вреда на современном этапе развития гражданского права России. В ней рассматриваются такие актуальные проблемы, как основание и определение размера компенсации морального вреда, исследуются особенности компенсации морального вреда при нарушении личных неимущественных прав и нематериальных благ, а также компенсации морального вреда при нарушении имущественных прав.

Кроме того, в работе сформулированы общие критерии оценки степени причиненного морального вреда применительно к отдельным сферам общественных отношений. Приведены предложения по внедрению дополнительных критериев оценки степени морального вреда в случае, когда нарушение имущественных прав может причинить ущемление личных неимущественных благ, также рассмотрен ряд иных вопросов, имеющих практическое значение.

Глава 1. Становление категории морального вреда в России

§ 1. Развитие теории компенсации морального вреда в отечественном праве

Несмотря на отсутствие института возмещения морального вреда, как такового в русском законодательстве, в памятниках права была юридически закреплена возможность защиты личных неимущественных благ.

Один из древнейших памятников - Русская Правда. В разных ее редакциях содержатся правовые нормы с элементами защиты и ответственности за причинение вреда, возникающего при посягательстве на нематериальные блага граждан. В ней не проводилось различий между уголовным и гражданско-правовым правонарушением.

Всякое правонарушение рассматривалось Русской Правдой не как нарушение закона или княжеской воли, а как частная обида, т.е. причинение морального или материального ущерба лицу или группе лиц Исаев И.А. История государства и права России. М., 1994. С. 17. . При этом за обиду следовало не наказание, а месть, отместка Числов П.И. Курс истории русского права. СПб., 1914. С. 8. .

Важно отметить, что объектами правонарушений по Русской Правде признавалось не только имущество, но и личность. Все деяния против личности могли совершаться только посредством действия, называемого "бесчестием", которое рассматривалось как причинение физического вреда, оскорбление чести "словом" или действием. "Бесчестье" определялось и как требование денежного возмещение в пользу оскорбленного за совершенные действия Русская правда // Хрестоматия по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период / Под. ред. Ю.П. Титова, О.И. Чистякова. М., 1990. С. 20. .

Само понятие морального или неимущественного вреда в нормах Русской Правды, как и в других, более поздних источниках права, не встречается. Однако при исследовании системы наказаний того времени можно обнаружить элементы ответственности и защиты с компенсацией неимущественного вреда. Выражалось это в том, что одним из видов ответственности за действия, причинившие вред человеку или его близким родственникам, был штраф, подразделяющийся на два вида.

Одним из видов штрафов была вира - штраф, назначаемый только за убийство. Он поступал в княжескую казну. Родственникам потерпевшего уплачивалось так называемое головничество, равное штрафу. За остальные преступления против личности, в зависимости от их тяжести, виновные наказывались штрафом - "продажей", поступавшей в казну, а потерпевшему уплачивался "урок" - денежное возмещение за причиненный ущерб.

Двинская уставная грамота 1397 г., как писалось в "Российском законодательстве X-XX веков", установила денежный штраф ("продажу"), уплачиваемый в пользу потерпевшего или его родственников, в качестве одного из основных видов наказаний Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 2. С. 181-182. М., 1985. . Денежные взыскания предусматривались в качестве ответственности за противоправное лишение жизни и согласно Белозерской уставной грамоте 1488 г. (исключение: убийство разбойничьими шайками) Там же. С. 194. Рогов В.А. История уголовного права, террора и репрессий в Русском государстве XV-XVII вв. М., 1995. С. 100. .

Со второй половины XV в. в зависимости от тяжести причиненного вреда и положения потерпевшего в обществе к виновному лицу применялись различные виды уголовного наказания: битье кнутом, арест на различные сроки, денежное возмещение в пользу оскорбленного.

Взыскание денежной суммы как один из видов наказания применялось и самостоятельно, и в совокупности с другими.

Так в параграфе 91 Соборного уложения царя Алексея Михайловича 1649 г., в главе X (О суде), изложенном в Хрестоматии по истории государства и права СССР, указывалось: "…а будет боярина или окольничего или думного человека обесчестить стольник, или стряпчий, или дворянин Московский, или гость, или дьяк, или лжец, или дворянин, или сын боярский городовой, или иноземец, или дворовой человек, и на них боярам и окольничим и думным людям по суду или сыску править бесчестье же. А будет кому из тех чинов боярину или окольничему или думному человеку за бесчестье платить нечем, и их бить кнутом" См.: Хрестоматия по истории государства и права СССР. С. 132. . В данном случае за "бесчестье" из причинения вреда нематериальному благу чести, закон предусмотрел ответственность, хотя и примитивную.

Тем не менее, наличие Соборного уложения "оказывало постоянное воздействие на практику российского законодательства и, в особенности на правосознание, как носителей верховной власти, так и подданных" Раскин Д.И. Истоки и источники права в традициях Российской имперской государственности // Истоки и источники права / Под ред.Р.А. Романова и Н.С. Нижник. СПб., 2006. С. 307.

Считается, что дальнейшее развитие права ничего не изменило в возмещении вреда в целом и морального в частности, однако привело к появлению гражданского права, и одного из важнейших его институтов - обязательств из причинения вреда.

По мнению отечественных цивилистов, начиная с первой половины XIX в., обязательства по возмещению вреда могли возникать только в силу правонарушения, т.е. причинения вреда неправомерными действиями другого лица, причем только виновными. Лицо, которому причинялся вред, имело право на возмещение. В некоторых случаях возмещение могло соединиться с уголовным наказанием, в других случаях оно могло наступить и отдельно: виновное лицо обязано было возместить вред и убытки, последовавшие от совершенных им действий, которые закон не считал преступлением Вольман И.С., Марков Н.Э., Могилевский М.О., Никольский Д.П. Гражданское право. СПб., 1993. С. 103.

В отечественном праве ко второй половине XIX в. сформировалось несколько правовых норм, которые могли служить основанием для требования о возмещении морального или нравственного (в дореволюционной правовой традиции) вреда. Положения о возмещении убытков за причиненный вред содержались в ст.574 главы 6 "О праве вознаграждения за понесенный вред и убытки" части первой тома X Свода законов Российской империи (Законов гражданских). Они были сформулированы следующим образом: "Как по общему закону никто не может быть без суда лишен прав, ему принадлежащих, то всякий ущерб в имуществе и причиненные кому-либо вред или убытки с одной стороны налагают обязанность доставлять, а с другой - производят право требовать вознаграждения". Вред, возмещаемый на основании ст.574, толковался в судебной практике исключительно как имущественный.

Специальными нормами ст.644-683 Свода законов гражданских, устанавливались условия и порядок "вознаграждения за вред и убытки, причиненные преступлением и проступком". В ст.667 указывалось: "Виновный в нанесении кому-либо личной обиды или оскорбления может по требованию обиженного быть присужден к платежу в пользу его бесчестья, смотря по состоянию или званию обиженного и по особым отношениям обидчика к обиженному, от одного до пятидесяти рублей". Плата за "бесчестье" взыскивалась по принципу вины, присуждалась в пользу потерпевшего, а ее размер, подобно размеру штрафа, определялся в законе путем указания нижнего и верхнего пределов. По каждому конкретному делу размер суммы в этих границах устанавливал суд в зависимости от обстоятельств, называемых законом. По выбору потерпевшего допускалось либо уголовное преследование обидчика, либо выплата вознаграждения в пользу пострадавшего в гражданско-правовом порядке (ст.668-669).

Особо следует выделить ст.670 части первой тома X Свода законов гражданских. В ней подчеркивалось, что "ежели, вследствие личной обиды или оскорбления, обиженный понес ущерб в кредите или в имуществе, то обидевший или оскорбивший его обязан вознаградить за сии потери убытки по усмотрению и определению суда". На основании этого правила в случае ущерба "в кредите" вследствие личной обиды или оскорбления допускалось вознаграждение за нравственный вред. Других способов защиты чести, кроме возмещения имущественного и нравственного вреда, российское гражданское законодательство XIX - начала XX вв. не предусматривало.

Здесь следует отметить, что нормы о компенсации морального вреда были включены в проект Гражданского уложения, но его подготовка не увенчалась успехом. Тем не менее теории защиты нематериальных благ и компенсации морального вреда стали одной из наиболее актуальных и обсуждаемых проблем гражданского права конца XIX - начала XX в. В дореволюционной отечественной цивилистике были обозначены основные проблемные аспекты компенсации морального вреда, имеющие значение как для современной цивилистической теории, так и для практики.

Вопросы возмещения морального (нравственного) вреда встают в России и перед судебной практикой, которая до 1864 г. "не могла стать источником права, так как судебная власть не была отделена от законодательной и исполнительной" Краковский К.П. Осязаемая реальность права (историко-правовой аспект) // Истоки и источники права / Под ред.Р.А. Романова и Н.С. Нижник. СПб., 2006. С. 357. . Так, в 1913 г. было опубликовано решение Сената № 46 по делу Дамбы за 1909 г. В нем Сенат развивает теорию возмещения нематериального вреда. По указанию Сената в этом решении закон, устанавливая ответственность за причиненный вред, не ограничивает понятие о вреде одним только материальным ущербом потерпевшего: наоборот, под понятием вреда, в отличие от убытков, надо разуметь всякий вред, всякое зло, причиненные потерпевшему. Далее, отмечает Сенат, хотя деньги в подобных случаях далеко не совершенный способ вознаграждения, но, тем не менее, они могут до известной степени компенсировать для лица зло, причинено ему. Лишение же его всякого права на такую компенсацию не оправдывалось бы ни законом, ни справедливостью.

Рассмотренные положения законодательства и имевшие место судебные прецеденты вызвали широкие дискуссии относительно самой возможности, а также нормативного закрепления возмещения морального вреда. Например, К.П. Победоносцев в работе "Судебное руководство" отмечал, что "судебная практика сама не может вносить в закон чего в нем нет, и если закон страдает отсутствием идей, то практика не может их выработать собственными силами" Победоносцев К.П. Судебное руководство. СПб., 1872. С. 349-351. .

Анализируя опубликованные работы дореволюционных отечественных ученых-юристов, можно выделить несколько основных позиций по рассматриваемому вопросу:

категорические отрицание возможности компенсации, возмещения морального (нравственного) вреда и необходимости законодательного закрепления соответствующих конструкций (П.Н. Гусаковский, Л.И. Петражицкий, Г.Ф. Шершеневич и др.);

признание возмещения морального (нравственного) вреда в качестве актуальной проблемы цивилистики и юридической практики и осознание необходимости ее разрешения, в том числе и на законодательном уровне (Е.В. Пасек, И.А. Покровский);

категорическое признание необходимости возмещения морального (нравственного) вреда и закрепление соответствующих механизмов гражданско-правового характера (С.А. Беляцкин).

Л.И. Петражицкий писал, что цивилизованное государство не может возлагать обязанность возместить моральный вред, так как нет случаев точно определенных деяний, совершение которых без какой-либо определенной потери имущество может влечь "лишение имущества". Но гражданское право должно считаться с каждым нарушителем "какого-либо из обширнейшей категории гражданских прав" Петражицкий Л.И. Возмещение нематериального вреда с точки зрения социальной политики // Право. 1900. № 16. . Им обосновывался и "антисоциальный характер" института возмещения морального вреда, в связи с чем указывалось, что "если бы постановления проекта обязательственного права о вознаграждении за нематериальный вред были введены в закон, то это была бы серьезная реформа в пользу экономически сильных во вред слабым" Там же. .

Достаточно категоричны и выводы по рассматриваемому вопросу Г.Ф. Шершеневича, пытавшегося доказать невозможность и нецелесообразность компенсации морального вреда. Так, он писал, что нравственный вред, причиненный нарушением чужого права, не поддающийся оценке на деньги, не может быть возмещен юридическими средствами: например, в случае личного оскорбления, так как между нравственным вредом и материальным вознаграждением нет общего мерила. Потому такие недозволенные нарушения субъективного права, которые не соединены с имущественным вредом, не походят под понятие гражданского правонарушения: например, случай с чужой женой, хотя практика английских судов служит примером противоположного взгляда, допускающего искать убытки с любовника жены в пользу мужа Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. М., 1911. С. 303. .

Теоретические проблемы возмещения морального вреда поднимаются Г.Ф. Шершеневичем и в связи с рассмотрением понятия убытков в гражданском праве. Ученый отмечает, что вред, понесенный имуществом и состоящий в уменьшении его ценности, называется убытками, под которыми никак нельзя понимать нравственный вред уже потому, что такое представление, несомненно, противоречит общему смыслу статей о вознаграждении. Вознаграждение со стороны виновника вреда должно равняться величине убытков, понесенных потерпевшим. Определение соответствия между этими величинами представляет значительные трудности, стоящие в зависимости от установления причинной связи между правонарушением и убытками. Необходимо поэтому принять во внимание различие убытков Там же. С. 315. .

Г.Ф. Шершеневич не обходит стороной и проблемы возмещения ущерба (по Г.Ф. Шершеневичу - "способа вознаграждения") за личную обиду. По его мнению, личное оскорбление не допускает никакой имущественной оценки, потому что оно причиняет нравственный, а не имущественный вред, если только не отражается косвенно на материальных интересах, например на кредите "оскорбленного". Помимо последнего случая, личное оскорбление можно преследовать лишь в уголовном порядке, требуя наказания виновного. Но закон наш, полагает Г.Ф. Шершеневич, "рядом с уголовным удовлетворением" (Устав о наказаниях, ст.130-135), предоставляет на выбор потерпевшему право требовать в свою пользу платежа пени, являющейся остатком того времени, когда все наказания носили частный характер. Размер пени, или так называемого бесчестия, смотря по состоянию или званию обиженного и по особым отношениям обидчика к обиженному, не превышает 50 рублей. Преследование в гражданском порядке несовместимо с преследованием в уголовном. По мнению Г.Ф. Шершеневича, именно здесь с наглядностью выступает нецелесообразность принципа возмещения так называемого нравственного вреда материальными средствами Там же. С. 320. .

Рассматривая проблемы общей теории права, Г.Ф. Шершеневич также обращает внимание на нравственный вред См.: Шершеневич Г.Ф. Общая теория права. Т. 3-4. М., 1910. С. 279. . Он ставит методологически важные, на наш взгляд, вопросы о том можно ли говорить о нравственном вреде как элементе гражданского правонарушения, можно ли признать допустимым денежное возмещение нравственного вреда?

По мнению Г.Ф. Шершеневича, выраженному в работе "Общая теория права", сопоставление нравственного вреда и денежного вознаграждения полно внутреннего противоречия. Нравственный вред - это именно тот, который не поддается денежной оценке. Если он ей поддается, то это уже не нравственный вред, а только имущественный. Что же подразумевает в этом случае денежное вознаграждение? Наказать ли виновного, дабы другим неповадно было, или удовлетворить потерпевшего? Если первое, то этой цели служит наказание, выполняемое в интересах государства, а не в интересе потерпевшего, по общественному масштабу, а не по частному. Если второе, то удовлетворение нравственного вреда, соединенного с душевными страданиями от потери невознаградимого невозможно Там же. С. 280. .

Учеными также отмечается, как писал Г.Ф. Шершеневич в этой же работе, что вознаграждение за нравственный вред открывает широкий простор судейскому произволу. По существу гражданского правонарушения суд при оценке имущественного вреда ставит своей задачей взять из имущества виновного эквивалент для покрытия изъяна в имуществе потерпевшего. Но во что может суд оценить на деньги нравственные страдания, испытанные от терзаний ревности, от потери любимого человека, от оскорбления личного достоинства? Оценит ли он переписку жены с любовником в 100 рублей или в 100 000 рублей? Может ли суд величину денежного вознаграждения ставить в зависимость от материального положения потерпевшего, поднимая вознаграждение для адвоката, ученого, помещика и понижая ее для рабочего, крестьянина? По самому существу вознаграждение за нравственный вред приобретает карательный характер с худшими его свойствами, потому что благо, отнимаемое от виновного в наказание, поступает в частную пользу потерпевшего Там же. С. 321. .

Обобщая позиции противников внедрения института возмещения морального (нравственного) вреда в отечественное гражданское право, можно выделить следующие их основные аргументы:

аморальность или безнравственность законодательно установленной возможности денежного возмещения морального вреда;

невозможность возмещения морального вреда юридическими средствами в результате совершенно различной природы морального вреда и юридических норм;

невозможность определения размера компенсации;

опасность чрезмерного расширения судейского усмотрения и произвола судей.

Несмотря на сравнительно меньшее число правоведов, придерживавшихся противоположной точки зрения, их позиция - позиция сторонников развития института возмещения морального (нравственного) вреда не только доказала свой прогрессивный характер, но уже на тот период времени была подкреплена реалиями развития гражданского законодательства и опытом правоприменительной практики.

К умеренным сторонникам теории возмещения морального (нравственного) вреда можно отнести, например, Е.В. Пассека. Он отмечал, что в "доказательство ничтожности таких обязательств в большинстве случаев указывают на невозможность оценить в деньгах действие, стоящее вне всякой связи с имуществом. Однако это имеет только практические препятствия по осуществлению. Нет никаких оснований признавать недействительными обязательства, лишенные имущественного интереса" Пасек Е. Неимущественный интерес в обязательстве: Диссертация. Юрьев, 1893. С. 130. .

Самым ярким сторонником теории защиты неимущественных интересов личности в начале ХХ в. был С.А. Беляцкин. Выступая в 1910 г. на заседании Петербургского юридического общества с докладом по рассматриваемой проблеме, он отмечал, что "общегуманное чувство диктует необходимость приватной компенсации со стороны виновного для униженного и оскорбленного … постоянное упорное игнорирование морального вреда и моральных интересов, равнодушное отношение к ним со стороны суда подрывает в людях уверенность в личном праве и личном благе" Беляцкин С.А. Возмещение морального (неимущественного) вреда. 1913. М., 1996. С. 53. .

Разрешение проблемы возмещения морального вреда С.А. Беляцкин считал прерогативой "культурных стран", поскольку идея возмещения морального вреда предполагает известное развитие правового чувства и среду, в которой личность и личные права пользуются достаточным уважением.

Прогрессивное развитие отечественного гражданского права привело к последовательной реализации принципа возмещения морального вреда. Особенно ярко это отразилось в проекте Гражданского уложения, внесенном в Государственную Думу в 1905 г., но так и не принятом. Одна из статей проекта предусматривала, что в случаях причинения обезображивания или иного телесного повреждения, равно как и в случае лишения свободы, суд может назначить потерпевшему денежную сумму по справедливому усмотрению, принимая во внимание, была ли со стороны виновного обнаружена злонамеренность и другие обстоятельства дела, хотя бы потерпевший не понес никаких убытков (нравственный вред).

Согласно ст.2627 проекта этого Уложения женщина, потерпевшая от прелюбодеяния (что наказывалось в соответствии со ст.517, 520, 522 Уголовного уложения), или девушка, обольщенная обещаниями на ней жениться, если виновный не исполнит своего обещания, имели право обратиться в суд с иском о возмещении нравственного вреда.

Предлагалось введение дополнения к ч.2 ст.1655, согласно которому должник умышленно или по грубой неосторожности не исполнивший своих обязательств, кроме имущественных убытков может быть присужден к возмещению нравственного вреда (убытков, не подлежащих точной денежной оценке).

В качестве основных контраргументов сторонников внедрения института возмещения морального (нравственного) вреда можно выделить следующие:

1) юридически закрепленная возможность возмещения морального вреда никоим образом не характеризует уровень "культурности" государства. Напротив, "начало возмещения морального вреда проникает в официальные кодексы", а среди цивилистов принимать этот правовой институт стало почти нормой Беляцкин С.А. Основные проблемы гражданского права. Пг., 1917. С. 198. ,

2) обращение за взысканием морального (нравственного) вреда является не обязанностью, а правом потерпевшего, от которого он может и отказаться. Таким образом, умаления достоинства потерпевшего не должно происходить. Иными словами он может и не согласиться на "размен неимущественных благ, ценностей на деньги";

3) даже при возмещении имущественного ущерба далеко не всегда можно точно произвести "математическое исчисление убытков". Поэтому С.А. Беляцкин характеризовал возмещение нематериального ущерба как "удовлетворение" того, что не подлежит даже приблизительной оценке. Это "удовлетворение" должен определить суд, "сообразуясь со степенью и силой вреда, наличностью поводов, искренностью страдания, имущественной сферой тяжущихся, местными условиями и нравами и т.д. ";

4) даже при несовершенстве гражданско-правовой защиты, она будет лучше, чем ничто. "Даже несовершенная защита содержит напоминание о необходимости бережного отношения к нематериальным интересам людей; даже такая защита будет иметь огромное воспитательное и предупредительной значение" - отмечал И.А. Покровский Покровский И.А. Основные проблемы гражданского права. Пг., 1917. С. 329. .

Все это подтверждает тезис о том, что основы проблематики института возмещения морального (нравственного) вреда были заложены еще в дореволюционной отечественной цивилистике.

Учитывая дореволюционные цивилистические исследования, а также, принимая во внимание позиции советских юристов по рассматриваемым вопросам, можно сделать вывод о том, что в современном гражданском праве произошло фактическое восстановление института компенсации морального вреда.

Дело в том, что в советской юриспруденции юридически закрепленная возможность возмещения морального вреда в денежном эквиваленте практически полностью отвергалась, по крайней мере, до 60-х гг. ХХ в. (принятие Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г.).

По мнению А.М. Зейца, получившему в те годы широкое признание, охрана личных неимущественных прав и нематериальных благ может осуществляться только нормами уголовного права, но не гражданского законодательства. Иная позиция не может иметь места в советском праве как чуждая социалистическому правосознанию. Допущение исков о возмещении морального вреда создаст у потерпевших соблазн использовать факт причинения морального вреда в качестве некоего источника дохода Зейц А. Возмещение морального вреда // Еженедельник советской юстиции. 1927. № 47. С. 1465-1466. .

С сожалением приходится признать, что в данной части суть мнения А.М. Зейца в настоящее время часто подтверждается См., напр.: Ратинов А.Р., Ефремова Г.Х. Масс-медиа в России. Законы. Конфликты. Правонарушения. 1996-1997. М., 1998. С. 154-157. .

Обобщая позиции противников юридического закрепления института возмещения морального вреда, можно сформулировать два их принципиальных аргумента:

идеологический (возмещение морального вреда чуждо социалистическому правосознанию);

оценочный (моральный вред не может быть оценен и поэтому не может быть возмещен в деньгах).

В противовес официальной доктринальной линии высказывались предложения о восстановлении некоторых элементов института возмещения морального вреда.

Так, еще в 20-х гг.Б. Лапицкий высказывал мнение о том, что деньги в случае возмещения морального вреда выполняют функцию не эквивалента душевных страданий, а удовлетворения, позволяющего их облегчить Лапицкий Б. Вознаграждение за неимущественный вред // Сб. Ярославского университета. Ярославль, 1920. Вып. 1. С. 34. .

Б.С. Утевский в статье "Возмещение неимущественного вреда как мера социальной защиты" в качестве формального основания для юридического признания морального вреда рассматривал нормы уголовного права (ст.44 УК РСФСР 1926 г.), в которых на осужденного возлагалась обязанность "загладить вред", а также нормы гражданского права (ст.403 ГК РСФСР 1922 г.), в соответствии, с которыми подлежал возмещению вред, причиненной личности. Б.С. Утевский считал, само понятие "личность" обладает нематериальными свойствами и связано не только с физической оболочкой, но и с духовной сферой человека. Поэтому он полагал, что должен возмещаться не только имущественный, но и моральный вред, причиненный личности, так как этот вред часто более чувствителен и заставляет потерпевшего страдать сильнее, чем вред имущественный Утевский Б. Возмещение неимущественного вреда как мера социальной защиты // Еженедельник советской юстиции. 1927 № 35. С. 1084. .

Новые дискуссии по проблемам возмещения морального вреда начались после принятия Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 1961 г.

Среди сторонников закрепления института возмещения морального вреда преобладали две основные позиции.

Представители первой допускали возмещение морального вреда в самом широком объеме, независимо от того, был ли причинен потерпевшему имущественный ущерб.

Придерживавшиеся второй позиции считали возможным возмещение неимущественного вреда только наряду с имущественным и лишь в случаях повреждения здоровья, повлекшего длительные страдания или лишения.

Один из сторонников первого подхода, С.Н. Братусь, высказывал мнение, что человек имеет право на денежное возмещение в случаях умаления его нематериальных благ, в частности, "томительной потери часов на бесплодное ожидание представителя стороны, обязанной произвести работы"; "оглушающих производственных шумов и вибраций, доносящихся из мастерских, организованных вопреки требованиям санитарного контроля в подвалах жилых домов, в магазинах, находящихся на 1 этажах"; "паров, поступающих в квартиры по причине неисправности изоляционных устройств", и т.п.

С.Н. Братусь в целях укрепления законности и усиления охраны прав граждан предлагал признать за ними право на оплату потерянного ими времени. При этом он отмечал, что если нет возможности в принудительном порядке пресечь действия, нарушающие покой граждан или влекущие пустую трату их времени, "следует воздействовать на нарушителя рублем, не столько, может, для компенсации морального ущерба, сколько для специальной и общей превенции" Братусь С.Н. Юридическая ответственность и законность. М., 1976. С. 202. .

Характерным представителем второго подхода был М.М. Агарков.

Он допускал возмещение неимущественного вреда только наряду с имущественным и лишь в случаях повреждения здоровья, повлекшего длительные страдания или лишения.

По мнению М.М. Агаркова, дополнительное возмещение, а также его размер должен определять суд, а само возмещение может выплачиваться в виде прибавок к периодическим платежам при возмещении утраты трудоспособности Агарков М.М. Обязательства из причинения вреда // Проблемы социалистического права. 1939. № 1. .

Таким образом, в поддержку целесообразности и необходимости возмещения морального вреда приводились следующие доводы:

а) признавая в качестве предмета гражданско-правового регулирования личные неимущественные права, связанные и не связанные с имущественными отношениями, необходимо допускать и ответственность за причинение морального вреда (Ю.Х. Калмыков, М.Я. Шиминова) См.: Калмыков Ю.Х. Возмещение вреда, причиненного имуществу. Саратов, 1965. С. 22; Шиминова М.Я. Имущественная ответственность за моральный вред // Советское государство и право. 1970. С. 118. ;

б) возмещение морального вреда справедливо и находилось бы в полном соответствии с общей гуманистической направленностью советского законодательство (А.М. Белякова, М.Я. Шиминова) Там же. ;

в) действующее гражданское законодательство в ряде случаев связывает имущественные последствия с моральными факторами (Ю.Х. Калмыков, Н.С. Малеин) См.: Малеин Н.С. Возмещение вреда, причиненного личности. М., 1965. С. 18. .

Следует отметить, что советское гражданское законодательство до 1990 г. не содержало норм о компенсации морального вреда. Но и при этом, не смотря на отсутствие в законодательстве этого института, предпринимались попытки в некоторых специальных случаях установить штрафы при его причинении.

Так, за оскорбление Президента СССР был предусмотрен штраф до 3 тыс. рублей; за оскорбление судьи или народного заседателя в связи с их деятельностью по отправлению правосудия - штраф 300 рублей. Однако эти штрафы являлись административным наказанием за нравственный вред, но не его компенсацией, поскольку денежные суммы подлежали взысканию в бюджет, а не в пользу потерпевшего лица.

Первым реальным шагом на пути восстановления института компенсации морального вреда стало принятие Закона СССР от 12 июня 1990 г. "О печати и других средствах массовой информации" Ведомости Верховного Совета СССР. 1990. № 26. Ст. 492. .

В ст.39 Закона было установлено, что "моральный (неимущественный) вред, причиненный в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина, либо причинивших ему неимущественный вред, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами". В соответствии с этой же статьей Закона "размер возмещения морального (неимущественного) вреда в денежном выражении определяется судом".

Значительным шагом на пути развития института возмещения морального вреда следует признать и принятие Основ гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик 31 мая 1991 г. Ведомости Верховного Совета СССР. 1990. № 26. Ст. 733. (Действие Основ было распространено на территории Российской Федерации с 3 августа 1992 г.) Статья 7 Основ имела наименование "Защита чести, достоинства и деловой репутации". В соответствии с п.6 этой статьи "гражданин или юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения порочащие его честь, достоинство или деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением".

В соответствии со ст.131 Основ ("Возмещение морального вреда") моральный вред (физические или нравственные страдания), причиненный гражданину неправомерными действиями, возмещался причинителем при наличии его вины. Моральный вред возмещался в денежной или иной материальной форме и в размере, определяемый судом, независимо от подлежащего возмещению имущественного вреда. Правда, данная норма тоже представляется не вполне совершенной: в ней речь идет исключительно о возмещении морального вреда в связи с совершением определенных виновных действий. Однако несложно смоделировать ситуацию, при которой страдания у конкретного лица могут возникнуть или усугубиться именно из-за бездействия, например, в случае безучастного наблюдения постового милиционера за избиением гражданина.

Последующую динамику развития института возмещения морального вреда можно проследить по принятию отдельных нормативных правовых актов, в основном законов.

Среди актов, имеющих общее значение, назовем Гражданский кодекс РСФСР (в ред. от 21 марта 1991 г.). Статья 7 Кодекса в соответствующей редакции ("Защита чести и достоинства") среди прочих вопросов защиты чести и достоинства предусматривала, что "моральный (неимущественный) вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный вред, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами в размере, определяемом судом" В ред. Закона РСФСР от 21 марта 1991 г. «О внесении изменений и дополнений в Уголовный, Гражданский, Уголовно-процессуальный, Гражданский процессуальный кодексы РСФСР И Кодекс РСФСР об административных нарушениях» // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1991. № 15. Ст. 494 Закона Российской Федерации от 24 июня 1992 г. «О внесении изменений и дополнений в Гражданский кодекс РСФСР" № 3119/1-1 // Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. № 29. Ст. 1689. .

Нормативные акты специального, по отношению к ГК, характера также устанавливали нормы о возмещении морального вреда. Так, ст.62 Закона РФ "О средствах массовой информации" от 27 декабря 1991 г. (введен в действие с 8 февраля 1992 г.) Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. 13 февраля. № 7. Ст. 300. определила, что "моральный (неимущественный) вред, причиненный гражданину в результате распространения средством массовой информации не соответствующих действительности сведений, порочащих честь и достоинство гражданина либо причинивших ему иной неимущественный вред, возмещается по решению суда средством массовой информации, а также виновными должностными лицами и гражданами в размере, определяемом судом".

Закон РСФСР "Об охране окружающей природной среды" от 19 декабря 1991 г. (введен в действие с 3 марта 1992 г.) Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. 5 марта. № 10. Ст. 457. предусматривал нормы о возмещении вреда, причиненного здоровью граждан неблагоприятным воздействием окружающей природной среды. В частности, в ст.89 устанавливалось, что "вред, причиненный здоровью граждан в результате неблагоприятного воздействия окружающей природной среды, вызванного деятельностью предприятий, учреждений, организаций или отдельных граждан, подлежит возмещению в полном объеме".

Особо следует отметить попытки установления законодательных критериев определения размера компенсации за причиненный моральный вред. Так, в п.2 ст.89 названного Закона предусматривалось, что "при определении величины вреда здоровью граждан учитываются: степень утраты трудоспособности потерпевшего…иные расходы, в том числе упущенные профессиональные возможности… а также потери, связанные с моральными травмами, невозможностью иметь детей или с риском рождения детей с врожденной патологией".

Закон Российской Федерации "О защите прав потребителей" от 7 февраля 1992 г. (введен в действие с 7 апреля 1992 г.) Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1992. 9 апреля. № 15. Ст. 766. закрепил институт компенсации морального вреда, причиненного потребителю вследствие нарушения прав потребителя. В ст.13 (ст.15 того же Закона, действующей с 16 января 1996 г.) устанавливалось, что "моральный вред, причиненный потребителю вследствие нарушения…прав потребителя…подлежит компенсации причинителем вреда при наличии его вины. Размер компенсации морального вреда определяется судом и не зависит от размера возмещения имущественного вреда". При этом в Законе подчеркивалось, что компенсация морального вреда осуществляется независимо от возмещения имущественного вреда и понесенных потребителем убытков.

В законе Российской Федерации "О статусе военнослужащих" от 22 января 1993 г. (введен в действие с 1 января 1993 г.) Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. 1993. 11 февраля. № 6. Ст. 188. было закреплено, что "государство гарантирует военнослужащим возмещение морального и материального ущерба, причиненного противоправными действиями должностных лиц…, а также других лиц в результате: незаконного привлечения к уголовной или иной ответственности; незаконного применения в качестве меры пресечения заключения под стражу; незаконного осуждения; незаконного снижения в должности или воинском звании; несоблюдения условий контракта; незаконного лишения прав и льгот" (п.5 ст.18 "Страховые гарантии военнослужащим. Право на возмещение ущерба").

Большое значение для юридической практики приобрели Правила возмещения работодателями вреда, причиненного работникам увечьем, профессиональным заболеванием либо иным повреждением здоровья, связанным с исполнением ими трудовых обязанностей, принятые 24 декабря 1992 г. Российская газета. 1993. 26 января. (утв. постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 24 декабря 1992 г. № 4214-1). В ст.25 Правил закреплялась обязанность работодателя возместить семье, потерявшей кормильца, моральный вред.

Системный анализ этих источников права показывает, что нормы института возмещения морального вреда оказались разбросаны по актам самой различной отраслевой принадлежности. Причем далеко не все из них соответствовали общим нормам ГК.

В 1992 г. появляются первые результаты обобщения судебной практики по делам о защите личных неимущественных благ, рассмотренных с учетом новых взглядов на институт возмещения морального вреда.

18 августа 1992 г. принято постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 11 "О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан и организаций, а также деловой репутации граждан и юридических лиц" Первоначально: Сборник Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации 1961-93. М., 1994. Впоследствии постановлениями Пленума № 11 и № 6 (21. 12.1993 и 25. 04.1995) внесен ряд изменений. Наименование постановления было также изменено: «О некоторых вопросах, возникших при рассмотрении судами дел о защите чести и достоинства граждан и организаций, а также деловой репутации граждан и юридических лиц». Далее анализируется последняя редакция. .

В этом постановлении Верховный Суд обратил внимание на то, что "право граждан на защиту чести, достоинства, деловой репутации является их конституционным правом, а деловая репутация юридических лиц - одним из условий их успешной деятельности. Это обязывает суды при рассмотрении споров о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц глубоко анализировать все обстоятельства каждого дела данной категории" (п.1 постановления).

Верховный Суд разъяснил, что в силу п.5, 7 ст.152 ГК гражданин, в отношении которого распространены сведения, порочащие честь и достоинство или деловую репутацию, а также юридическое лицо, в отношении которого распространены сведения, порочащие его деловую репутацию, вправе наряду с опровержением таких сведений требовать возмещения убытков и морального вреда, причиненных их распространением. Компенсация морального вреда виновным должностным лицом или гражданином либо средством массовой информации определяется судом при вынесении решения в денежном выражении. При определении размера такой компенсации суд принимает во внимание обстоятельства, указанные в ч.2 ст.151 первой части ГК.

Если не соответствующие действительности, порочащие сведения были распространены в средствах массовой информации, - отмечалось в постановлении, - суд, определяя размер компенсации морального вреда, вправе также учесть характер и содержание публикации, степень распространения недостоверных сведений и другие заслуживающие внимания обстоятельства.

Позднее в названное постановление был внесен ряд изменений, и оно утратило силу лишь в связи с принятием нового постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации "О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации юридических лиц" № 3 от 24 февраля 2005 г Российская газета. 2005. 15 марта. № 50 (3719). С. 10. .

20 декабря 1994 г. Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял постановление № 10 "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" Российская газета. 1995. 7 февраля. С. 5. . В постановлении констатировалось наличие серьезных проблем с применением названного законодательства, связанных, в первую очередь, с несовершенством системы правового регулирования соответствующих отношений. Так, Пленум признал, что многообразие законодательных актов, регулирующих отношения, связанные с причинением морального вреда, различные сроки введения их в действие, а также принятие первой части Гражданского кодекса Российской Федерации, которая вводилась в действие с 1 января 1995 г., породили множество вопросов, требующих разрешения. К сожалению, следует признать, что ни данное постановление, ни последующие не дали ответов на все актуальные вопросы, на что обращалось внимание в ряде публикаций См. напр.: Воробьев А.В. претензии и иски о защите чести, достоинства и деловой репутации к средствам массовой информации; вопросы возмещения морального вреда // Правовые и социально-экономические аспекты деятельности средств массовой информации. СПб., 1996. С. 209; Воробьев А.В. Есть ли достоинство и у трупа? // «Кодекс-info». 2006. Июль-август. С. 11. .


Подобные документы

  • История развития, становление и современное состояние института компенсации морального вреда в гражданском праве России. Условия ответственности за причинение морального вреда. Проблемы определения размера компенсации. Защита репутации юридического лица.

    дипломная работа [84,0 K], добавлен 06.06.2012

  • Становление института компенсации морального вреда в Российской Федерации. Условия, порядок и способы компенсации морального вреда. Особенности компенсации морального вреда в различных отраслях российского права. Критерии определения размера компенсации.

    курсовая работа [67,3 K], добавлен 06.08.2013

  • Понятие компенсации морального вреда, его сущность и особенности, история становления и развития в России, законодательная база. Основания, порядок и способы компенсации морального вреда. Проблема определения размера компенсации морального вреда.

    дипломная работа [72,6 K], добавлен 17.02.2009

  • Изучение истории возникновения и развития института компенсации морального вреда в российском праве. Понятие морального вреда, определение оснований, размера и способа его компенсации. Возмещение морального вреда по Закону "О защите прав потребителей".

    курсовая работа [36,9 K], добавлен 31.01.2014

  • Общая характеристика компенсации морального вреда как института гражданского права. Правовая природа морального вреда и его соотношение с другими видами вреда по российскому законодательству. Критерии определения размера компенсации морального вреда.

    курсовая работа [78,2 K], добавлен 02.12.2014

  • Изучение понятия и признаков морального вреда. Право на компенсацию морального вреда. Условия наступления ответственности за причинение морального вреда и определение размера компенсации. Обзор исков о компенсации морального вреда в судебной практике.

    курсовая работа [47,0 K], добавлен 08.10.2013

  • Официальные документы в области прав человека в РФ. Понятие и характерные черты института компенсации морального вреда, обязательства, возникающие из причинения вреда. Порядок определения размера компенсации. Проблемы компенсации морального вреда.

    дипломная работа [84,1 K], добавлен 29.06.2012

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.