Гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный актом терроризма

Сущность, основания и условия возникновения обязательства вследствие причинения вреда террористическим актом. Формы и способы возмещения вреда лицам, признанным потерпевшими в результате террористического акта, в рамках российского законодательства.

Рубрика Государство и право
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 17.07.2015
Размер файла 158,3 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru

Размещено на http://www.allbest.ru

  • Содержание
    • Введение
      • Глава 1. Гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный актом терроризма, как актуальная проблема современной теории гражданского права
        • 1.1 Становление института гражданско-правовой ответственности за причинение вреда в российском праве
        • 1.2 Обязательство вследствие причинения вреда террористическим актом: правовая природа и понятие

1.3 Сущность, основания и условия возникновения обязательства вследствие причинения вреда террористическим актом

  • Глава 2. Субъектный состав правоотношений, возникающих в силу возмещения вреда, причиненного террористическим актом. Способы, объем и размер возмещения
    • 2.1 Круг лиц, имеющих право на возмещение вреда, причиненного террористическим актом, и особенности субъектного состава лиц, привлекаемых к гражданско-правовой ответственности

2.2 Формы и способы возмещения вреда лицам, признанным потерпевшими в результате террористического акта

2.3 Объем и размер возмещения вреда лицам, признанным потерпевшими в результате террористического акта

  • Заключение

Список литературы

Введение

Актуальность предпринятого нами исследования, осуществляемого в рамках подготовки выпускной квалификационной работы, детерминируется осознанием того, что среди сложнейших социальных проблем ХХ! века терроризм характеризуется наибольшей остротой, поскольку для некоторых государств он стал частью внешней политики и антигуманным инструментом реализации геополитических задач.

В последнее десятилетие Российской Федерации, как и ряду других стран, не удавалось разрешить проблему терроризма кардинальным образом. Свидетельством тому являются террористические акты, количество которых по данным 2013-2014 гг. с 1992 г. превысило показатель равный 576 случаям.

Без всякого сомнения, акты терроризма широко обсуждаются и осуждаются общественностью, однако, как правило, судьбы лиц, непосредственно пострадавших в результате взрывов, поджогов и захватов гражданских объектов, остаются в поле внимания государства, его правоохранительных органов и органов социальной защиты населения весьма непродолжительное время.

На сегодняшний день в качестве основного средства защиты пострадавших от террористической деятельности граждан выступает адекватная законная компенсация нанесенного им морального вреда и материального ущерба. Юридические аспекты данных процедур отражены во многих международных нормативных актах и достаточно тщательно регламентированы национальным законодательством. Однако в правоприменительной гражданской практике нередко возникают коллизии, создающие дополнительные трудности и в без того чрезвычайно неоднозначном процессе восполнения потерь, принесенных террористическим актом.

Вопросы возмещения вреда, причиненного в результате совершенного террористического акта, в рамках гражданско-правовой ответственности в полной мере не решены. В частности, не созданы правовые условия для реализации предусмотренного ст. 1064 ГК РФ принципа, полного возмещения вреда лицом, причинившим вред. Ситуация усугубляется тем, что в большинстве случаев непосредственные виновники причинения вреда (террористы) уничтожаются в результате предпринятых мер по пресечению террористической акции. В итоге взыскать причиненный вред потерпевшим бывает просто не с кого.

Весьма неоднозначным представляется и подход законодателя к проблеме определения ответственности государства в ситуациях, когда принимаемые им в лице соответствующих органов меры не смогли предотвратить совершение террористического акта.

Осознание важности представленных выше обстоятельств детерминировало выбор темы дипломной работы: «Гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный актом терроризма», основной целью которой являлся комплексный анализ института компенсации вреда лицам, пострадавшим от террористического акта в законодательстве Российской Федерации и выявление тенденций развития законодательной базы по исследуемой проблеме на ближайшее будущее.

В качестве объекта исследования рассматривалась система правоотношений частного и публичного характера, складывающихся в результате совершения террористического акта.

Предметом исследования выступал институт гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный террористическим актом.

Информационной основой исследования послужили выпущенные в открытой печати научная и учебная литература, периодические издания, опубликованное международное и российское законодательство, данные сети Internet, а также правовых информационных систем «Консультант-Плюс» и «Гарант».

Нормативную базу исследования составили международные и российские законодательные акты: Всеобщая декларация прав человека от 10 декабря 1948 г., Международный Пакт от 16 января 1966 г. «О гражданских и политических правах», Европейская конвенция по возмещению ущерба жертвам насильственных преступлений (Страсбург, 24 ноября 1983 г.), Конституция и Гражданский кодекс Российской Федерации, Федеральный закон от 6 марта 2006 г. № 35-Ф3 «О противодействии терроризму», Постановление Правительства РФ от 12 января 2007 г. № 6 «Об утверждении Правил осуществления социальной реабилитации лиц, пострадавших в результате террористического акта, а также лиц, участвующих в борьбе с терроризмом», а также иные законодательные, ведомственные нормативные акты и законодательные акты субъектов Российской Федерации.

В качестве теоретико-методологической базы в исследовании использовались общенаучные и частнонаучные методы исследования, такие как диалектический, сравнительно-правовой и формально-логический методы, методы аналогии и обобщения, анализа и синтеза. Данные методы позволили рассматривать гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный террористическим актом, как динамическую категорию, зависящую от различных объективных и субъективных факторов.

Достижение обозначенной в работе цели осуществлялось посредством решения следующих основных задач:

- анализ института гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный террористическим актом на основе существующих теоретических концепций и законодательных подходов;

- анализ особенностей правоотношений и правового обеспечения в области возмещения вреда лицам, пострадавшим от террористических актов в Российской Федерации;

- анализ гражданско-правового механизма возмещения вреда лицам, пострадавшим от действий террористов;

- выделение оснований, субъектного состава, форм и способов обязательства, возникающего в силу привлечения к гражданско-правовой ответственности лиц, непосредственно и опосредованно виновных в совершении террористического акта;

- выработка предложений, направленных на повышение эффективности частноправового и публично-правового механизмов защиты лиц, пострадавших от террористических актов.

Теоретическая значимость исследования определяется комплексным анализом института гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный террористическим актом, в рамках последних изменений российского законодательства.

Практическая значимость исследования заключается в разработке ряда предложений, направленных на совершенствование механизма возмещения вреда (в том числе компенсации морального вреда) лицам, пострадавшим в результате совершения террористического акта.

На защиту выносятся следующие основные положения:

1. По своей правовой природе обязательство вследствие причинения вреда террористическим актом является внедоговорным обязательством гражданско-правового характера, представляющим собой реализацию деликтного варианта гражданско-правовой ответственности. Его можно рассматривать в качестве самостоятельного деликта, если интерпретировать как гражданско- правовое внедоговорное обязательство, возникающее в результате нарушения (умаления) террористическим актом имущественных и (или) личных неимущественных прав (благ) лица, носящих абсолютный характер, направленное на обеспечение наиболее полного восстановления этих прав в том виде, в котором они находились до причинения вреда, за счет причинителя вреда, либо за счет иных лиц, на которых законом возложена обязанность возмещения вреда.

2. При возмещении вреда, причиненного террористическим актом, действует ряд специальных правил, касающихся оснований возникновения гражданско-правовой ответственности за такой вред. Общим основанием возникновения гражданско-правовой ответственности является состав гражданского деликта, включающий такие элементы и условия, как вред, противоправность, причинно-следственная связь и, в большинстве случаев, вина, рассматриваемая в качестве субъективной стороны структуры правонарушения. Специальным основанием возникновения гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный террористическим актом, независимо от вины, является тот факт, что причинение вреда данного типа порождает особый характер отношений между гражданином и государством в силу положений ст. 2 и 18 Конституции РФ. Эти отношения заключаются в конституционно-правовой обязанности государства принять на себя возмещение вреда, исходя из его масштабов и числа пострадавших, обусловливающих невозможность осуществления возмещения в порядке, установленном гражданским, административным, уголовным и другим отраслевым законодательством.

3. При определении объема и размера компенсации вреда, причиненного террористическим актом, существенное значение имеет дифференциация юридических и фактических убытков, поскольку первые представляют собой денежную оценку возможных неблагоприятных последствий нарушения субъективных гражданских прав, а вторые - конкретный результат нарушенного материального блага, иначе - ущерб. В интересах устранения юридических коллизий представляется целесообразным деление вреда, причиненного террористическим актом, на пять типов: 1) вред, причиненный государству и муниципальным образованиям; 2) вред (убытки), причиненный государству в связи с необходимостью пресечения террористической деятельности; 3) вред (убытки), причиненный третьим лицам в связи с проведением контртеррористической операции в целях пресечения террористического акта; 4) вред, причиненный лицам, непосредственно участвующим в контртеррористической операции; 5) вред, как материальный, так и моральный, причиненный гражданам в результате совершенного террористического акта. К числу форм и способов возмещения вреда потерпевшим в результате совершения террористического акта следует отнести: 1) возмещение вреда в натуре; 2) возмещение причиненных убытков; 3) компенсацию морального вреда; 4) выплату страховой премии при условии обязательного страхования потерпевших от действий террористического характера.

4. Следует выделить четыре группы субъектов правоотношений, складывающихся в сфере обязательств, возникающих вследствие совершения террористического акта и причиненного им вреда: 1) причинители вреда: субъекты, связанные с подготовкой, финансированием и непосредственным осуществлением террористической деятельности, в том числе террорист, террористическая группа, террористическая организация, государство-террорист, а также государство в лице уполномоченных им структур и субъектов, имеющих право на причинение вреда при предотвращении, пресечении и ликвидации последствий террористического акта; 2) потерпевшие, имеющие право требовать возмещения вреда: лица, непосредственно пострадавшие от террористического акта, в ходе антитеррористических действий, а также лица, нарушение прав которых было вызвано смертью члена семьи, военнослужащие, принимавшие участие в ликвидации бандформирований и пресечении иной террористической деятельности; 3) лица, ответственные за возмещение вреда, причиненного вследствие совершения террористического акта, т.е. непосредственные причинители вреда: террорист, террористическая группа, террористическая организация, государство-террорист, государство; 4) лица, не являющиеся непосредственными причинителями вреда, но в силу закона несущие ответственность по обязательствам из такого причинения: близкие родственники, родственники и близкие лица террористов при наличии достаточных оснований полагать, что деньги, ценности и иное имущество получены ими в результате террористической деятельности и (или) являются доходом от такого имущества.

5. Ввиду повышенной ответственности государства за своих неблагонадежных членов (террористов) имеется необходимость, обусловленная правовой природой отношений по возмещению вреда, причиненного террористическим актом, и проблемой его неэффективного возмещения, на основании международного опыта, а также разработок в области национальной юридической доктрины предусмотреть возможность реализации механизма гражданско- правовой ответственности с участием специального субсидиарного субъекта деликтного обязательства - «Фонда возмещения вреда, причиненного террористическими актами», способствующего исполнению государством своей конституционной обязанности в сфере компенсации потерпевшим причиненного ущерба. Определение судом размера компенсации морального вреда потерпевшим должно производиться с учетом степени тяжести такого вреда - легкий, средней тяжести и тяжкий, а также его качественной характеристики как непосредственного или опосредованного. При этом способы компенсации морального вреда могут быть как обычными - в денежном выражении, так и альтернативными - примирение, опровержение, извинение, реабилитация и др. В интересах обеспечения однообразного подхода к установлению судами размера денежной компенсации морального вреда потерпевшим в результате совершения террористического акта может быть использована предложенная в работе формула:

ответственность вред террористический обязательство

где:

РКмв - размер компенсации морального вреда;

Јллс - количество лет лишения свободы, назначенное судом за совершение преступлений, указанных в ст. 205 и 205.1 УК РФ - от 8 до 20 лет;

МРОТ - минимальный размер оплаты труда;

ОПЖ - общая продолжительность жизни, определяемая нами как средний уровень продолжительности жизни в стране мужского населения, поскольку по статистике она короче, чем у женщин;

Ятвз - коэффициент тяжести вреда здоровью: 0,1 - легкий вред, 0,2 - вред средней тяжести, 0,3 - тяжкий вред.

Структура дипломной работы, ее объем и содержание обусловлены целями и задачами исследования. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, включающих, в общей сложности, шесть параграфов, заключения и библиографического списка использованной литературы. Общий объем работы составляет страниц

Глава 1. Гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный актом терроризма, как актуальная проблема современной теории гражданского права

1.1 Становление института гражданско-правовой ответственности за причинение вреда в российском праве

Анализ различных научно-литературных источников в области истории и теории права показывает, что зарождение института гражданско-правовой ответственности за причинение вреда было обусловлено необходимостью разрешения противоречия между объективной нуждаемостью классового общества в средствах обеспечения применения государственного принуждения к правонарушителям и отсутствием таковых в системе социальной ответственности первобытного общества.

Обязательства вследствие причинения вреда являются одними из старейших видов обязательств и со времен римского права они получили название деликтных (от лат. delictum - проступок, правонарушение).

К числу форм возмещения вреда, существовавших на ранних этапах развития общества, можно отнести каннибализм, талион, кровную месть, систему денежных композиций, штрафов, выкупов, а также возмещение вреда в натуральной форме. В дальнейшем на распространение процедуры возмещения вреда повлияли обычаи, магия, культура, религия, а также иные социальноэкономические факторы, способствовавшие формированию института частной собственности и, как следствие, изменению системы производственных отношений [24].

Способы возмещения вреда потерпевшей стороне, соответствующие уровню развития цивилизации в обществе, нашли закрепление в дошедших до нас древних источниках права, таких как Законник Билаламы Эшнунна (Месопотамия, XX в. до н.э.), Фрагменты шумерских законов города-царства Ларса (Ирак, XIX в. до н.э.), Законы Хеттского царства (Малая Азия - Турция, XV-

XIV в. до н.э.), Законы царя Вавилонии Хаммурапи (Ирак, XVIII в. до н.э.), Законы Ману (Древняя Индия, II в. до н.э.) и др.

Изучение института компенсации вреда в различных правовых системах показывает, что:

- в странах романо-германской правовой семьи существование прототипов института компенсации вреда (месть, поединок, вергельд, применение имущественных взысканий (композиций) вместе с телесными наказаниями) сочеталось с рецепцией норм римского права, приведшей к нормативному закреплению данного института в кодифицированных источниках права, при этом характер вреда обусловливался сословным делением общества;

- правовое регулирование возмещения вреда в странах англосаксонской правовой семьи эволюционировало от закрепленной в обычаях формы (месть) к денежной компенсации, носившей сословный характер (пени, как средства удовлетворения потерпевшего за его отказ от права мести), использованию примирения как способа заглаживания вреда либо как альтернативы денежной компенсации в соответствии с законодательной фиксацией размеров его возмещения;

- изначальными способами возмещения вреда в странах с мусульманской системой права были кровная месть, талион, системы композиций и штрафов, предусмотренные национальным законодательством, примирение с потерпевшим, предполагавшее применение компенсации, как в денежном выражении, так и в других материальных формах. При этом развитие института компенсации вреда в мусульманской правовой семье напрямую зависело от культурных традиций и религиозных мировоззрений мусульманского общества.

Как отмечают Ю.П. Титов и О.И. Чистякова в «Хрестоматии по истории государства и права СССР. Дооктябрьский период» (1990), первые отечественные пранормы, регулирующие вопросы защиты личных имущественных прав и возмещения ущерба, нанесенного собственнику имущества, встречаются уже в «Русской Правде» (XI в.), а со второй половины VI в. в древнерусском праве фигурируют базовые нормативные конструкции имущественной ответственности за причинение вреда. На последующих этапах становления и развития Древнерусского государства ответственность за причинение вреда существенно не менялась (взыскание денежной суммы применялось и как дополнительное, и как основное наказание), так как все аспекты, вытекающие из данного явления, рассматривались только в рамках уголовного права. Например, положение о применении к должнику физического наказания или лишения свободы в случае его невозможности выплатить долг кредитору содержалось в § 91 гл. X «О суде» Соборного уложения 1649 года.

Древнерусские источники права, касающиеся вопросов упорядочения компенсации вреда, испытывали на себе влияние церковного православного, византийского светского и римского права, что способствовало установлению в кодифицированных актах государственного механизма возмещения вреда, в том числе и морального. Развитие норм о компенсации вреда в русском праве было связано с развитием представлений о разграничении различных степеней тяжести проступка, необходимостью учета при определении размера компенсации сословного характера общества, формированием централизованной системы судов. Так, частное вознаграждение потерпевших от преступления являлось последствием обвинительного приговора по уголовному делу. В XVI-XVII вв. использовались различные способы частных взысканий, всецело падавшие на личность виновного (выть - вычет из имущества виновного, выдача головою; искуп - временная отдача несостоятельного ответчика с членами семьи в работу истцу; испрошение прощения обидчиком у обиженного и др.), что связано с формированием представлений о том, что цель наказания - не только реализация карательных мер, но и стремление дать полное удовлетворение пострадавшему.

В январе 1835 г. Высочайшим указом был утвержден Свод законов Российской империи. В томе X этого фолианта нашли свое отражение и нормы гражданского права, регулирующие вопросы возмещения вреда. В соответствии с ними обязательства по компенсации имущественного ущерба возникали исключительно в силу виновного причинения вреда, т.е. правонарушения. При этом в некоторых случаях имущественная компенсация могла вменяться причинителю вреда одновременно с уголовным наказанием, а в некоторых - действовать как самостоятельная санкция. Положения Свода законов сохраняли свою актуальность вплоть до 1917 года.

Реалии политического строя, складывающегося в нашей стране с октября 1917 г., внесли существенные поправки, как в структуру государственной власти, так и в правовую систему. 31 октября 1922 г. впервые в истории отечественного законодательства был принят Гражданский кодекс РСФСР, содержащий отдельную главу, регламентирующую обязательства из причинения вреда: «Обязательства, возникающие вследствие причинения другому вреда». Анализ статей этого нормативно-правового акта показывает, что законодатель рассматривал ситуацию причинения вреда только физическим лицам. В частности, ст. 403 ГК РСФСР гласила: «Причинивший вред личности или имуществу другого обязан возместить причиненный вред. Он освобождается от этой обязанности, если докажет, что не мог предотвратить вреда, либо был управомочен на причинение вреда, либо что вред возник вследствие умысла или грубой неосторожности самого потерпевшего».

Обращает на себя внимание тот факт, что вред, причиненный личности, интерпретировался законодателем исключительно как повреждение здоровья, работоспособности, подрыв служебного или общественного положения и других личных свойств и отношений, в результате которых наступило ухудшение имущественного положения - утрата заработка, расходы на лечение, переезд и т.п. Возмещение морального вреда ГК РСФСР 1922 г. не предусматривал. Как следствие, в судебной практике этого периода времени ответственность устанавливалась лишь при наличии причинно-следственной связи между наступившим вредом и действиями обязанного лица. При этом действия причинителя вреда могли быть результатом как активного (действия), так и пассивного (бездействия) поведения. Таким образом, ст. 403 ГК РСФСР основывалась на презумпции ответственности, возникающей в силу причинной связи.

По существу нормы ст. 403 ГК РСФСР, лицо, управомоченное на причинение вреда, привлечению к ответственности не подлежало. При этом управо- моченность предполагала нанесение вреда как результат правомерной деятельности и следствие предоставленного должностному лицу права. Значение того, принадлежало ли это право причиняющему вред в его личных интересах (например, право на самооборону) или было предоставлено в силу служебных обязанностей как должностное полномочие (право задержания, право обыска со взломом хранилищ и другое) никакой роли не играло.

В ст. 407 ГК РСФСР 1922 г. впервые было закреплено положение о возмещении вреда, причиненного неправомерными служебными действиями должностных лиц. Однако имущественные санкции могли быть реализованы только в случаях, специально указанных в законе. При этом неправомерность действий должностного лица подлежала признанию таковой соответствующим административным или судебным органом. Относительно учреждений (государственных и частных) имущественная ответственность не применялась в случаях, когда потерпевший пропускал установленные для обжалования неправомерных действий сроки.

На основании ст. 410 ГК РСФСР физическое лицо (гражданин) осуществляло принадлежащее ему право на возмещение вреда по своему усмотрению, но в определенных законом границах, поскольку подобное возмещение лимитировалось либо восстановлением прежнего состояния, либо, в случае невозможности достижения такового, непосредственно возмещением причиненных убытков. Примечательно, что в любой ситуации суд должен был принимать во внимание имущественное положение, как потерпевшего, так и причинителя вреда (ст. 411 ГК РФСР): автоматическое присуждение возмещения в размере действительно понесенных убытков не допускалось (размер являлся лишь максимальной границей, в пределах которой возмещение устанавливалось судом).

Отдельные положения ГК РСФСР 1922 г. были посвящены вопросам возмещения вреда лицам, застрахованным в порядке социального страхования (ст.

412-415). Наряду с этим он никоим образом не регламентировал проблемы, связанные с возмещением вреда, наступившего в состоянии необходимой обороны и крайней необходимости. Не содержал он в себе и нормы, устанавливающей ответственность за вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, что, на наш взгляд, являлось существенным пробелом правового регулирования в сфере возмещения вреда.

В дальнейшем нормы, регулирующие обязательства, возникающие вследствие причинения вреда, нашли свое отражение в Основах гражданского законодательства Союза ССР и союзных республик, принятых 8 декабря 1961 года. Их детально регламентировала гл. XII «Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда». На наш взгляд, наиболее важным шагом в направлении укрепления конституционного статуса личности, предпринятым законодателем, явилось установление ответственности за вред, причиненный незаконными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда. Так, ч. 2 ст. 89 Основ провозглашала: «За вред, причиненный неправильными служебными действиями должностных лиц органов дознания, предварительного следствия, прокуратуры и суда, соответствующие государственные органы несут имущественную ответственность в случаях и пределах, специально предусмотренных законом».

С введением в действие в 1964 г. нового Гражданского кодекса РСФСР институт обязательств, возникающих вследствие причинения вреда, был существенно расширен. Более того, помимо непосредственно ГК РСФСР 1964 г. он регулировался рядом других нормативно-правовых актов.

Впервые в российском законодательстве возмещение государством вреда, причиненного в результате террористического акта, было закреплено в ст. 17 Федерального закона от 25.07.1998 г. №130-ФЗ «О борьбе с терроризмом»: возмещение вреда, причиненного в результате террористической акции, производится за счет средств бюджета субъекта РФ. В случае совершения террористической акции на территории нескольких субъектов РФ или недостаточности средств в бюджете данного субъекта РФ возмещение вреда должно производиться за счет средств федерального бюджета. Одновременно подчеркивалась возможность последующего взыскания выплаченных сумм с причинителя вреда в порядке, установленном гражданско-процессуальным законодательством (по принципу регресса). В первоначальной редакции данного нормативноправового акта специально оговаривались случаи компенсации вреда, причиненного в результате террористической акции иностранным гражданам, а также организациям.

На сегодняшний день исследуемые нами обязательства в силу возмещения вреда детально регламентируются положениями главы 59 «Обязательства вследствие причинения вреда» части второй Гражданского кодекса РФ. Многие из них заимствованы из ГК РСФСР 1964 г. и существенно дополнены в соответствии с реалиями времени и экономической ситуации. Кардинальное отличие же состоит в детальной регламентации ГК РФ отношений, связанных с компенсацией потерпевшему не только материального, но и морального вреда (ст. 1099-1101).

Изложенное выше позволяет сделать вывод о том, что становление института гражданско-правовой ответственности за причинение вреда на территории России происходило в течение нескольких тысячелетий. Естественно, на начальном этапе пранормы, регулирующие аспекты возмещения вреда, отличались своей фрагментарностью, проявляющейся, прежде всего, в том, что они содержались в различных правовых актах, не представляя собой единого правового института [43]. Непосредственно отрасль гражданского права и один из ее важнейших компонентов - возмещение вреда - стали складываться лишь с принятием Свода законов Российской империи от 1835 года.

Пройдя достаточно длительный путь развития, гражданско-правовая ответственность за причинение вреда в период с 1922 по 1994 гг. обрела присущие ей специфические признаки, к числу которых следует отнести:

- реагирование на гражданское правонарушение;

- имущественный характер;

- компенсационный характер;

- принцип полного возмещения вреда или убытков;

- воздействие не столько на личность правонарушителя, сколько на его имущественную сферу или имущественную сферу указанных в законе третьих лиц (поскольку даже защита личных неимущественных прав предусматривает имущественно-стоимостные меры воздействия, например денежную компенсацию).

Результаты предпринятого нами анализа нормативно-правовых актов различных исторических периодов позволяют утверждать, что для гражданско- правовой ответственности преимущественное значение имеют не штрафные санкции (хотя они и не исключаются), а именно восстановление имущественного или индивидуально-правового положения личности, которое существовало до факта правонарушения. Этим определяется существование двух основных форм реализации гражданско-правовой ответственности:

1) возложение на виновного правонарушителя обязанности по передаче имущества, уплате денег и др.;

2) лишение правонарушителя принадлежащего ему права.

На наш взгляд, понятие гражданско-правовой ответственности в современной цивилистике является достаточно сложным и неоднозначным. В целом же она представляет собой форму частноправовой ответственности, которая наступает на основе норм гражданского законодательства в отношении лица, виновного (за исключением отдельных случаев) в нарушении имущественных или личных неимущественных прав субъекта гражданско-правовых отношений и выражается в возмещении причиненного ущерба.

На сегодняшний день в современной науке гражданского права нет единой концепции гражданско-правовой ответственности, что во многом объясняется отсутствием такой концепции в отношении юридической ответственности в целом. Тем не менее, это не мешает предпринятому нами далее анализу природы, форм и оснований гражданско-правовой ответственности за вред, причиненный актом терроризма, в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации.

1.2 Обязательство вследствие причинения вреда террористическим актом: правовая природа и понятие

В связи с тем, что гражданско-правовая ответственность за вред, причиненный террористическим актом, может наступить исключительно по факту его совершения (с которым коррелирует и проблема пресечения действий террористов), представляется целесообразным определить суть самого явления террористического акта.

К сожалению, на сегодняшний день единой точки зрения относительно определения понятий «терроризм», «акт терроризма» и «террористический акт» в научно-правовой доктрине не существует, хотя современное российское законодательство свободно оперирует всеми указанными словарными концептами.

На наш взгляд, терроризм и террористический акт следует рассматривать как общее и частное, иначе говоря, терроризм - это категория специфического социального явления, а террористический акт - действенное выражение данного социального явления в реальной жизни.

В соответствии с п. 1 ст. 3 ФЗ «О противодействии терроризму» терроризм определяется как идеология насилия и практика воздействия на принятие решения органами государственной власти, органами местного самоуправления или международными организациями, связанные с устрашением населения и (или) иными формами противоправных насильственных действий. На основании п. 3 этого же нормативно-правового документа террористический акт есть совершение взрыва, поджога или иных действий, устрашающих население и создающих опасность гибели человека, причинения значительного имущественного ущерба либо наступления иных тяжких последствий, в целях дестабилизации деятельности органов власти или международных организаций либо воздействия на принятие ими решений, а также угроза совершения указанных действий в тех же целях.

Анализ законодательных актов РФ и превалирующих в научной литературе доктринальных подходов позволяет выделить следующие ведущие признаки террористического акта:

1) совершение насильственных действий, как в отношении конкретного лица, так и неопределенного круга лиц: посягательство на жизнь, здоровье, похищение, незаконное лишение свободы и т.д.;

2) направленность совершаемых насильственных действий на устрашение населения (или какой-то его части), властных структур, международных и отечественных общественных организаций с целью: получения широкой огласки и социального резонанса; нагнетания атмосферы страха и недоверия; оказания влияния на принятие какого-либо противоправного решения или отказ от совершения законных действий по укреплению правопорядка.

Базовым признаком террористического акта как гражданско-правового деликта выступает причинение вреда жизни, здоровью, а также имуществу физических, юридических лиц и государства.

На основании изложенных признаков террористического акта, а также принимая во внимание его главенствующую роль как юридического факта, обусловливающего возникновение обязательства из причинения вреда в гражданском праве, можно дефинировать его понятие следующим образом: террористический акт - это общественно опасное, виновное и противоправное деяние (или бездействие), совершенное конкретным лицом или группой лиц (включающей в себя не только непосредственных исполнителей, но и лиц, способствующих подготовке и реализации противоправного деяния) в целях воздействия на решения, принимаемые органами государственной власти и мирового сообщества, повлекшее за собой причинение морального вреда, вреда жизни и здоровью людей, а также имуществу физических, юридических лиц и государства.

С целью определения подходов к установлению ответственности перед жертвами террористических актов и разрешения вопроса о том, является ли возмещение вреда потерпевшим от террористических актов по своей правовой природе гражданско-правовой ответственностью или публично-правовым механизмом предоставления минимума компенсации, нами был предпринят анализ ряда положений зарубежного и российского законодательства.Анализ показал, что в законодательстве Великобритании, Израиля, Италии, Германии и Франции компенсации, выплачиваемые потерпевшим в результате совершения террористического акта, не носят гражданско-правового характера, и, как следствие, вопрос об основаниях и условиях гражданско- правовой ответственности не поднимается. Обязанность по оказанию материальной помощи пострадавшим данные государства принимают на себя добровольно, привлекая для ее обеспечения специально учрежденные на бюджетные средства и добровольные пожертвования физических лиц фонды [21].

Так, некоторое время в практике Израиля наблюдалось стремление к признанию терроризма войной, а следовательно, к отказу государства от возмещения принесенных им убытков. По Закону «О гражданском вреде» 1952 г. (Civil Wrongs Ordinance) действия израильских сил безопасности квалифицировались как военные действия, освобождающие государство от возмещения вреда, причиненного в результате контртеррористической операции. Однако в 1998 г. Министерство юстиции Израиля выступило с принятыми впоследствии предложениями о внесении изменений в указанный закон в части отказа от возмещения вреда - теперь частичное возмещение вреда государством допускается [13].

Во Франции терроризм оценивается не как преступное деяние, а как новая форма гражданской войны. Вследствие этого пострадавшие от террористического акта приравниваются к жертвам войны и получают право на материальную помощь в зависимости от степени причиненного вреда. Источник выплаты компенсаций потерпевшим от терактов - «Г арантийный фонд» - определен в Законе № 86-1020 от 9 сентября 1986 г. «О борьбе с терроризмом и посягательствами на государственную собственность» и, в частности, положениями ст. 9-1 названного акта. Процедура работы «Гарантийного фонда», включающая также указание на юридические основания выплат компенсаций, описывается в Декрете № 86-1111.

«Гарантийный фонд» наделен по закону гражданской правосубъектностью и пополняется за счет ежемесячных процентных отчислений страховых предприятий или агентствами с суммы взносов по договорам страхования имущества (сумма, подлежащая отчислению, ежегодно пересматривается и утверждается министром экономики и финансов, например, на 1998 г. она составила 20 франков с контракта), а также за счет общественных пожертвований. После выплаты потерпевшему компенсации, фонду переходят его права на взыскание в регрессном порядке с виновного в теракте причиненных убытков.

Заявитель должен предоставить в «Гарантийный фонд» документы полностью подтверждающие ущерб, компенсацию которого он требует. В случае необходимости медицинского обследования, проводимого по ходатайству «Гарантийного фонда» с целью подтверждения телесного повреждения, потерпевший должен быть о нем извещен за две недели до даты его проведения. Примечательно, что принятие решения о компенсации ущерба не зависит от успешного расследования преступлений следственными органами или от материального положения потерпевшего - государство, по сути, полностью берет на себя возмещение ему ущерба. Заинтересованная в выплате материальной компенсации сторона имеет право, в случае отказа фондом в выплате, предъявить ему иск. Срок для подачи иска определяется положениями ст. 2270-1 ГК Франции и составляет 10 лет.

Относительно государственной помощи лицам, пострадавшим от террористических действий в Великобритании, следует отметить, что до принятия «Закона об уголовной юстиции» (1988) выплата компенсации со стороны государства жертвам любых насильственных преступлений, в том числе и жертвам террористических актов, производилась не на статутной основе, а по специальной «Программе компенсации ущерба лицам, пострадавшим от преступлений», действовавшей в Великобритании с 1964 года. Эта программа финансировалась государством и осуществлялась специальными комиссиями, в состав которых входили назначенные правительством юристы, практикующие в суде. Лицо, которому преступлением был причинен ущерб, могло получить компенсацию в том случае, если преступник не был задержан полицией или не мог быть привлечен к уголовной ответственности в силу каких-либо обстоятельств.

На сегодняшний день в Великобритании основную тяжесть расходов по устранению последствий террористических актов несет на себе государственный фонд «Pool Re», деятельность которого предусматривает выплаты компенсаций пострадавшим. Фонд был создан в 1993 г. по инициативе правительства и на сегодняшний день в его состав входят более 200 страховщиков, располагающихся по всей территории страны. В том случае, если объема фонда «Pool Re» не хватает на погашение страхового ущерба, его представители обращаются к казначейству Великобритании, несущему обязанность выплаты недостающей части средств.

Законодательство Великобритании предусматривает и иные возможности возмещения ущерба, причиненного жертвам терактов. Так, в соответствии с положениями «Закона о полномочиях уголовных судов» (2000) и при назначении наказания в дополнение к любому другому наказанию суды вправе издавать приказы, согласно которым осужденные обязаны выплатить компенсацию любому лицу, которому были причинены телесные повреждения, потери и ущерб (помимо тех, которые были вызваны его смертью) в результате преступления, или оплатить расходы, связанные с погребением лица, чья смерть наступила в результате преступления.

В ФРГ возмещение ущерба лицам, пострадавшим от террористических актов, осуществляется на основании Закона 1976 г. «О компенсации жертвам насильственных деяний», который решает эти вопросы применительно ко всем насильственным преступлениям, а не только террористическим. В силу положений § 1 указанного Закона лицо, здоровью которого причинен ущерб вследствие умышленного противоправного физического нападения на него или на другого человека, либо в ходе правомерной обороны от такого нападения, может требовать за это медицинскую и материальную компенсацию в соответствии с нормами Федерального закона «О социальном обеспечении». Причем потерпевший сохраняет данное право даже в том случае, «когда нападавший действовал с ошибочной уверенностью в наличии предпосылок, оправдывающих его действия», т.е. в ситуации юридической ошибки.

Обеспечение выплаты компенсации потерпевшим в результате теракта возлагается на власти той земли ФРГ, в которой причинен ущерб. Если же ее по какой-либо причине нельзя установить, то выплаты производятся за счет той земли, в которой потерпевший в момент совершения против него преступления имел постоянное место жительства. Если потерпевший не имеет постоянного места жительства в Германии, расходы по выплате ему указанной компенсации несет федеральная казна. Примечательно, что во всех случаях федеральная казна возвращает землям 40% из денежных расходов, понесенных ими в связи с выплатой компенсации жертвам насильственных действий. Непосредственная выплата компенсации этим лицам производится соответствующими местными или федеральными органами социального обеспечения и социального страхования. Производство по выплате компенсации эти органы начинают только по заявлению потерпевшего. Возникающие по поводу выплаты такого рода компенсаций споры разрешаются в судебном порядке - через суды по социальным делам.

На территории Европы в формате созданного Евросоюза существует шесть крупнейших страховых компаний, которые учредили фирму «Special Risk Insurance and Reinsurance» (SRIR), специализирующуюся на страховании имущества от различных повреждений вследствие террористических актов. Как ведущие сателлиты туда вошли швейцарские компании «Zurich Financial Services» и «Swiss Re», германские «Allianz» и «Hannover Re» [53].

Вопрос о материальной компенсации потерпевшим от террористических актов является объектом пристального внимания законодательства Италии. В частности, он регулируется Законом № 302/1990 «О покровительстве потерпевшим от терроризма и организованной преступности», принятым 20 октября 1990 года. На основании данного Закона размер денежной компенсации потерпевшим от террористического акта со 100 млн. лир, предусмотренных Законом № 466/1980, увеличился до 150 млн. лир. Согласно ст. 1 Закона № 302/1990, право на компенсацию имеет любое лицо, не являющееся соучастником или исполнителем преступления, получившее постоянную инвалидность и утратившее трудоспособность в размере не менее чем на четверть, вследствие совершения террористических актов на территории Италии. Степень инвалидности определяется в процентах потери общей трудоспособности, т.е. полная инвалидность соответствует 100% потери общей трудоспособности.

Компенсация предоставляется по письменному, либо устному (в случае очевидности преступления, т.е. при наличии очевидцев его совершения) заявлению потерпевшего. Гражданин Италии, получивший постоянную инвалидность с потерей трудоспособности в размере 2/3 от общей трудоспособности, имеет право выбрать вместо разовой компенсации, размер которой может составлять 150 млн. лир, пожизненное обеспечение, соразмерное с полученной степенью инвалидности, в размере до 12 тыс. лир в месяц за каждый процент потерянной трудоспособности.

Защита нарушенных прав потерпевших в результате террористического акта в Испании осуществляется на основании гл. 4 Органического закона от 26 декабря 1984 г. «О борьбе с вооруженными бандитскими формированиями и террористическими элементами», состоящей из двух частей. Ее положения существенно расширяет Королевский указ 1311/1998 «О регулировании возмещения убытков жертвам вооруженных бандитских формирований и террористических элементов» от 28 октября 1998 года. В соответствии с этими нормативными актами правительство Испании устанавливает нормативы для обеспечения надлежащих условий по возмещению убытков при получении телесных повреждений как последствий (или в связи с обстоятельствами совершения) преступных действий вооруженных бандитских формирований или террористических элементов.

Для максимальной эффективности компенсационных правоотношений определяется круг лиц, обладающих правами на возмещение полученного ими ущерба, вводится классификация вышеназванных лиц и, наконец, условия, необходимые для возбуждения соответствующих уголовных дел с целью возможной компенсации со стороны Генерального бюджета государства, берущего на себя ответственность за последствия совершенных, но оставшихся ненаказанными преступлений, а также в случаях нанесения тяжких телесных повреждений жертвам вооруженных бандитских формирований и террористических элементов. Материальная компенсация выплачивается в случае, если лицо получило травмы. Если в результате совершенных действий наступила смерть, право на материальную компенсацию принадлежит супругу, детям жертвы или любому иному лицу, состоящему в родстве с жертвой. Если у жертвы, после его смерти, остались супруг, дети и родители, то материальная компенсация делится между ними следующим образом: компенсация делится на две части, одна из которой передается супругу, другая делится между детьми и родителями жертвы. В случае отсутствия супруга, детей или родителей, компенсацию получают братья или сестры, жившие вместе с жертвой, экономически зависевшие от нее и не обладающие достаточными средствами к существованию.

Для получения материальной компенсации Указом 1311/1998 предусматриваются условия, при наличии которых у потерпевшего или его законных представителей возникает на нее право. Они должны доказать, что материальный ущерб, телесные повреждения, результатом которых явилась временная или полная нетрудоспособность, возникли в результате действий, совершенных вооруженными бандитскими формированиями или террористическими элементами, и представить данные медицинского освидетельствования, подтверждающего наличие телесного вреда. Степень тяжести полученных телесных повреждений устанавливается на основании критериев, выработанных органами социального страхования. При этом общая сумма материальной компенсации соотносится с минимальной заработной платой, а также с тяжестью полученного телесного повреждения.

В США проблема терроризма стала широко обсуждаться с 1993 г., когда в стране участились случаи террористических актов. Наиболее же мощно она актуализировалась после событий 11 сентября 2001 года. Сегодня на законодательном уровне террористический акт не признается военным действием, а дефинируется как насилие или угроза насилия над жизнью, собственностью, инфраструктурой, причинившие вред США или его гражданскому населению за пределами государства. Правительство США, исходя из деликтного права (tort law), определяет, что вред от террористического акта должен возмещаться его причинителями - террористами и их спонсорами [14]. Такая логика воплотилась в «Акте о доступе жертв терроризма к компенсации», закрепившем право потерпевших требовать возмещения вреда из заблокированных в США активов государств - спонсоров терроризма. Например, в 1989 г., когда самолет США был сбит над территорией Ливии, данная акция была квалифицирована как террористическая. Вследствие этого окружной суд округа Колумбия удовлетворил иск о возмещении вреда, где одним из ответчиков выступала Ливия, признанная государством - спонсором терроризма, а часть средств на возмещение вреда была взята из заблокированных в США активов Ливии [15].

Несмотря на законодательное регулирование, описанный выше механизм возмещения вреда признается в США малоэффективным, поскольку он связан с чрезвычайно сложной процедурой доказывания факта финансирования каким- либо государством конкретной террористической акции. Поэтому, учитывая, что террористический акт является национальным бедствием и вызовом государству, а также причиняет значительные физические и нравственные страдания жертвам, обсуждение вопроса о возмещении вреда постепенно перешло от вопроса «кто должен заплатить?» к вопросу «кто может заплатить?» [57]. В итоге, оценивая террористические акты как вызов нации, в США пришли к необходимости участия в возмещении вреда жертвам терроризма общества в целом, отойдя тем самым от частноправового механизма решения проблемы. В 2002 г. был принят «Акт о страховании рисков от терроризма», предусмотревший создание специального страхового фонда, из средств которого должно осуществляться возмещение вреда пострадавшим на основании судебного решения. Взносы в данный фонд осуществляют федерация, штаты и иные лица. В первый год его создания 90% средств было сформировано федеральным правительством (е-1-А sec. 103). Об участии федерального правительства в возмещении вреда жертвам терроризма упоминается также в «Акте о национальной безопасности» [16]. По мнению A.J. Sebok, вопрос о соотношении требований о возмещении вреда из компенсационного фонда и требований о возмещении из заблокированных активов государств - спонсоров терроризма или от авиакомпаний предстоит решать судебной практике, поскольку законодательно эти требования в США не обладают взаимоисключающим характером [57].

На сегодняшний день можно выделить три формы возмещения вреда жертвам терроризма, наиболее часто используемых в юридической и судебной практике США:

1) материальную компенсацию, подразумевающую денежные выплаты, которые должны покрыть расходы потерпевшего на медицинскую и иную оказываемую ему помощь. Данные выплаты производятся на основе специальных федеральных программ, из «Фонда помощи жертвам преступлений», образованного как структурное подразделение Министерства финансов США. Действующие в США законы не допускают использования как основания для отказа в компенсации расы, цвета кожи, вероисповедания, национальности, вида деятельности или пола. В компенсации убытков потерпевшему может быть отказано только в случае совершения им противоправного деяния;

2) принудительную реституцию, осуществляемую в пользу жертвы теракта, т.е. человека, непосредственно пострадавшего от него, на основании постановления суда. Если потерпевшему нет 18 лет, то его интересы представляет законный представитель. В случае смерти жертвы реституция осуществляется в пользу родственников погибшего. Суд может предписать виновному оплатить стоимость медицинских и иных связанных с ними услуг, касающихся физической, психиатрической, психологической помощи, а также возместить жертве доход, потерянный ею в результате преступления. Расходы, понесенные пострадавшим в ходе судебного разбирательства, возмещаются в обязательном порядке;


Подобные документы

  • Понятие обязательства, возникающего вследствие причинения вреда. Основание и условия ответственности за причиненный вред. Ответственность за вред, причиненный источником повышенной опасности. Обязательства из причинения вреда жизни и здоровью граждан.

    дипломная работа [101,3 K], добавлен 03.03.2011

  • Понятие, сущность возникновения обязательств (деликтных) вследствие причинения вреда: исторические аспекты, мировой опыт. Общие основания и условия возникновения мер ответственности и мер защиты вследствие причинения вреда источником повышенной опасности.

    дипломная работа [1,3 M], добавлен 27.04.2013

  • История возникновения обязательств вследствие причинения вреда. Обязательства, возникающие вследствие причинения вреда. Общие условия возникновения обязательств из причиненного вреда. Специальные условия. Ответственность за вред, причиненный актами власти

    дипломная работа [83,0 K], добавлен 01.06.2003

  • Краткая история становление института обязательств вследствие причинения вреда в России. Понятие и общая характеристика обязательств, возникающих вследствие причинения вреда. Основания, условия возникновения и субъекты обязательств по возмещению вреда.

    курсовая работа [45,7 K], добавлен 23.07.2010

  • Понятие и юридическая природа обязательства. Возникновение обязательства вследствие причинения вреда. Основание и условия деликтной ответственности. Субъекты, объект и содержание деликтного обязательства: понятие и виды. Способы возмещения вреда.

    курсовая работа [33,9 K], добавлен 02.11.2008

  • Общее положение о возмещение вреда. Понятие и виды субъектов обязательства. Возмещение вреда, причинённого жизни или здоровью гражданина. Объём, характер возмещения, определение дохода. Возмещение вреда лицам, понёсшим ущерб в результате потери кормильца.

    курсовая работа [30,0 K], добавлен 10.12.2010

  • Общие условия возникновения обязательств из причинения вреда. Источники правового регулирования обязательств из причинения вреда. Порядок возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью гражданина. Ответственность за вред, причиненный смертью кормильца.

    курсовая работа [55,5 K], добавлен 11.06.2012

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.