Ювенальная юстиция Российской Федерации

История становления ювенальной юстиции в России, ее основные принципы, функции и международные стандарты. Выявление проблем правосудия по делам несовершеннолетних и органов, обеспечивающих защиту их прав и интересов на примере Ростовской области.

Рубрика Государство и право
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 13.10.2010
Размер файла 133,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Содержание

Введение

Глава 1. Теоретические предпосылки создания системы ювенальной юстиции в Российской Федерации

1. Понятие ювенальной юстиции

2. Назначение и функции ювенальной юстиции

3. Международные стандарты в сфере ювенальной юстиции

4. История становления ювенальной юстиции

Глава 2. Ростовская региональная модель ювенальной юстиции

1. Опытная модель ювенальной юстиции в Ростовской области

2. Ювенальные технологии Ростовской области

Глава 3. Основные проблемы и перспективы развития ювенальной юстиции в России и предложения по их разрешению

Заключение

Список литературы

Введение

Сегодня развитие ювенальной юстиции как правовой основы социальной политики в отношении несовершеннолетних является главной точкой приложения сил законодательных, исполнительных и судебных органов, органов местного самоуправления, различных институтов гражданского общества в Российской Федерации.

Современный период социально-экономического развития России характеризуется углублением противоречий различного характера, в том числе, и в области охраны прав и законных интересов несовершеннолетних, а также обострением проблем социальной дезадаптации детей и подростков.

По мнению юристов, педагогов, психологов, политологов и других специалистов, социальное и правовое положение несовершеннолетних оценивается как критическое.

Одной из серьезных проблем российского государства становится увеличение числа безнадзорных детей, потерявших семейные и родственные связи, брошенных родителями или ушедших из семей, не обеспечивших ребенку минимально необходимых условий для жизни и полноценного развития, допускавших жестокое обращение с ними. Эти дети, как правило, занимаются бродяжничеством, попрошайничеством, мелким воровством, систематически употребляют спиртные напитки, токсические и наркотические вещества. Они зачастую становятся жертвами сексуальных преступлений, оказываются вовлеченными в противоправную деятельность. Их жизнь и здоровье постоянно находятся под угрозой.

Не меньшим бичом российского государства является ежегодный рост количества правонарушений, совершаемых детьми и подростками. Отмечается рост насильственных и корыстных преступлений, преступность несовершеннолетних постепенно приобретает организованный и групповой характер. Почти каждое третье правонарушение совершается неработающими и неучащимися подростками. Значительное число подростков совершают общественно опасные деяния до достижения возраста уголовной ответственности.

Обращает на себя внимание малоэффективная и разрозненная деятельность существующих институтов государственной системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних в России. Очень медленно развивается сеть специализированных учреждений для несовершеннолетних, нуждающихся в социальной реабилитации, отсутствуют специальные учебно-воспитательные учреждения для детей и подростков с девиантным поведением, не достаточно развита подростковая наркологическая служба.

Сложившаяся ситуация свидетельствует о неэффективности системы предупреждения правонарушений несовершеннолетних и существенных недостатках правосудия по делам несовершеннолетних, что обусловлено следующими основными причинами.

Во-первых, поскольку уголовные дела несовершеннолетних фактически рассматриваются в общем порядке, предусмотренном УПК РФ, приравнивание несовершеннолетнего к взрослому в суде приводит не только к нарушению его основных прав, установленных в международно-правовых актах, но и обусловливает неэффективность самого судебного решения.

Во-вторых, отсутствие системы межведомственного взаимодействия и системная разобщенность субъектов правоотношений, связанных с производством по делам несовершеннолетних (суд, прокуратура, ОВД, ОППН, КДН, адвокатура, общественные организации, социальные службы) обусловливает узковедомственный подход к работе с несовершеннолетними.

В-третьих, карательная направленность подхода к выбору мер уголовно-правового воздействия на несовершеннолетних приводит к тому, что по России в среднем каждый восьмой осужденный несовершеннолетний. Несмотря на то, что международные стандарты предусматривают преимущественное применение к несовершеннолетним воспитательных мер, российское законодательство предполагает назначение таких мер в некоторых (как правило, исключительных) случаях, если будет установлено, что исправление несовершеннолетнего может быть достигнуто без применения наказания. В результате в России в среднем ежегодно только одна десятая часть несовершеннолетних освобождается от уголовной ответственности и наказания с применением принудительных мер воспитательного воздействия.

Множественность указанных проблем и их многогранный характер обусловливают необходимость принципиального совершенствования правосудия в отношении несовершеннолетних. Это порождает ряд вопросов теоретического, правового и практического характера, требующих изучения и принятия соответствующих решений на законодательном уровне. Поэтому особую актуальность приобретают исследования, позволяющие проанализировать действующее российское уголовно-процессуальное законодательство с точки зрения возможностей функционирования на его базе ювенальной юстиции, основанной на международно-правовых стандартах.

Именно выше обозначенные положения определяют актуальность темы дипломного исследования.

Пробельность развития темы ювенальной юстиции в российской науке связана и во многом обусловлена особенностями исторического пути формирования правосудия по делам несовершеннолетних в России. Поскольку создание, функционирование и упразднение специального правосудия для несовершеннолетних в России было связано с первыми десятилетиями XX века, основные фундаментальные исследования в этой области совпали с этими временными рамками.

История создания и функционирования ювенальных судов в России и за рубежом была подробно изложена в дореволюционный период П.И. Люблинским, Ю.Н. Бочаровым, М.Н. Гернетом, М.М. Гродзинским, ЕЛ. Тарасовой, A.M. Рубашевой, Х.М. Чарыховым и др

В целях реформирования правосудия по делам несовершеннолетних в Российской Империи комиссия в составе И.Я. Фойницкого, П.И. Люблинского и мировых судей A.M. Белямина и М.А. Окунева разработала проект положения об учреждении особого суда по делам несовершеннолетних до 17 лет.

В советский период особое внимание уделялось выяснению причин и условий, способствующих росту преступности несовершеннолетних в СССР. Этими проблемами занимались В.В. Верин и М.А.Карманов, Н.А. Горшенева и Г.М Миньковский. Вопросы реабилитации и воспитания несовершеннолетних правонарушителей в Советском Союзе анализировали Ю.М. Антонян, К.М. Бейсебаев, Н.И. Крюкова и Л.А. Рябис, A.M. Белякова, Д.С. Карев и B.C. Орлов , К.Е. Игошев.

Изучением судоустройства и судебного рассмотрения дел несовершеннолетних в советских судах занимались Ю.М. Антонян, Д. Горвиц, В.В. Верин, М.А. Карманов, Н.А. Горшенева, А.И. Лубенский, Г.М. Миньковский.

Интерес по тематике исследования представляют работы таких авторов как: К.М. Бейсебаев, А.М. Белякова, С.А. Беличева, Г.Н. Ветрова, Д. Горвиц, Л.М. Голубева, К.Е. Игошев, Д.С. Карев, Н.И. Крюкова, А.М. Ларин, В.В. Леоненко, Ф.С. Махов, Э.Б. Мельникова, Рябис Л.А. Орлов B.C., В.М. Савицкий, Л.Е. Смирнова, Ю.И. Стародубцева, В.В. Устинова и др.

В последнее десятилетие с осознанием актуальности реформирования правосудия по делам несовершеннолетних в России, в научной литературе стал проявляться особый интерес к институту ювенальной юстиции. Примечательно, что среди авторов таких работ не только правоведы (А.С. Автономов, В.Д. Ермаков, Н.П. Мелешко, Р.С. Хисматуллин, Н.Е. Борисова), но и специалисты неюридического профиля (О.В. Зыков, P.P. Максудов, М.Г. Флямер, Н.Л. Хананашвили). Отдельные аспекты рассматриваемой проблемы затронули исследования Л.И. Беляевой, О.Н. Ведерниковой, В.В. Золотых, С.А. Луговцовой, СВ. Матвеева, М.В. Немытиной, A.M. Нечаевой, В.В. Николюка, С.А. Пашина, Д.А. Рогозина, В.Н. Ткачева, Н.К. Шилова, опубликованные в разное время в научных сборниках и юридических журналах, которые также явились составной частью рассмотренного нами материала, формирующего теоретическое представление о правосудии для несовершеннолетних. Некоторые вопросы судопроизводства по делам несовершеннолетних стали предметом обсуждения на ежегодных научных конференциях и семинарах, проведенных в различных регионах России (Москва: 26-28 ноября 1996 года; Санкт-Петербург: 24-25 октября 1998 года, 26-28 ноября 1999 года, 20-21 апреля 2000 года; Ростов-на-Дону: 16-18 апреля 2001 года, 18-19 сентября 2001 года, 14-15 января 2005 года; Саратов: 17 ноября 2004 года; Омск: 3 июня 2005 года; Красноярск: 22.09.2009 Международная конференция "Ювенальная юстиция в станах Европы и Азии: Концепции и успешные практические модели", Москва: 29 апреля 2010 года Всероссийская научно-практической конференция "Вопросы российской ювенальной юстиции в региональном компоненте"; Москва: 2-я Всероссийская Конференция "Ювенальная юстиция в Российской Федерации", 10 июня 2009 г., г. Москва, Общественная палата РФ и др.)

Вместе с тем следует отметить, что в научной литературе отсутствует единый подход к определению понятия "ювенальная юстиция", принципов и функций ювенальной юстиции. В юридической науке до сих пор не была предложена целостная концепция имплементации международных стандартов в области правосудия по делам несовершеннолетних в российское законодательство и формирования адекватной практики его применения при использовании зарубежного опыта в разработке теоретико-практической модели ювенальной системы в России.

Целью дипломной работы является комплексное, системное исследование сущности, особенностей и порядка осуществления правосудия по делам несовершеннолетних в соответствии с международно-правовыми стандартами в рамках теоретической концепции ювенальной юстиции и разработка рекомендаций по совершенствованию системы правосудия по делам несовершеннолетних в России и имплементации международных норм в российское законодательство.

Достижение указанных целей обусловило постановку и последовательное решение следующих основных задач:

1. Выделить предпосылки и основания становления ювенальной юстиции в в России, проследить динамику формирования и развития ювенальной юстиции в ретроспективном и сравнительном аспектах.

2. Определить понятие "ювенальная юстиция".

3. Выявить соотношение понятий "ювенальная юстиция" и "ювенальная система", показать место и роль ювенальной юстиции в ювенальной системе.

4. Показать сущность, специфику и назначение ювенальной юстиции, выделив основные принципы и функции ювенальной юстиции, закрепленные в международно-правовых актах и проследить их отражение в существующей на настоящий момент российской модели правосудия по делам несовершеннолетних.

5. Провести сопоставительный научный анализ основных институтов и норм законодательства РФ по вопросам осуществления правосудия по делам несовершеннолетних. Выявить тенденции их развития в соответствии с международно-правовыми стандартами.

6. Провести оценку опытной модели ювенальной юстиции в Ростовской области существующей российской модели правосудия по делам несовершеннолетних с точки зрения основных положений концепции ювенальной юстиции, представленной в международно-правовых актах; выявить проблемы и недостатки российского правосудия по делам несовершеннолетних и органов, обеспечивающих защиту их прав и интересов.

7. Проанализировать результаты эксперимента по внедрению опытной модели ювенальной юстиции в Ростовской области.

9. Используя результаты исследования, сформулировать теоретические выводы и выработать предложения по совершенствованию системы российского правосудия по делам несовершеннолетних, органов и учреждений по защите прав несовершеннолетних:

- обозначить перспективы развития ювенальной юстиции в России;

- представить рекомендации по вопросам осуществления правосудия по делам несовершеннолетних и разработке законодательства о ювенальной юстиции в России.

Объектом исследования являются общественные правоотношения, сформировавшие исторические, теоретические и организационно-правовые основы правосудия по делам несовершеннолетних в России и ювенальная юстиция России как система судебных и социальных учреждений, направленных на предупреждение преступности несовершеннолетних, защиту их прав и законных интересов, а также на реабилитацию и реинтеграцию несовершеннолетних, находящихся в трудной жизненной ситуации.

Предметом исследования выступают нормативно-правовые акты, регулирующие деятельность социальных и судебных учреждений ювенальной юстиции России и практика их применения, а также категориальный аппарат ювенальной юстиции России.

Исходным методом исследования является диалектический метод научного познания. Широко использовались социологический, формально-логический, системный, структурно-функциональный, семантический, исторический и иные методы научного познания. Особое внимание было уделено аксеологическому подходу к системе правосудия по делам несовершеннолетних.

Нормативно-правовая база исследования представлена Кконституциеё РФ, УК РФ и другими законодательными актами в области охраны прав и интересов несовершеннолетних в РФ.

Достоверность и научная аргументация результатов исследования основываются на широком использовании специальной литературы по философии, социологии и психологии, а также статей, монографических работ, теоретических и социологических исследований советских и российских ученых-правоведов, посвященные судоустройству и судопроизводству по делам несовершеннолетних, а также материалы из судебной практики Ювенального суда г. Шахты Ростовской области.

Практическая значимость работы состоит в том, что выводы и предложения, содержащиеся в ней, могут быть использованы для формирования категориального аппарата и основополагающих принципов концепции российской системы ювенальной юстиции, а также для совершенствования правовых основ правосудия по делам несовершеннолетних. Полученные результаты будут полезны преподавателям при чтении лекций, проведении семинарских занятий, студентам юридических вузов при подготовке научных докладов, выполнении курсовых и дипломных работ.

Поставленная цель и задачи определили целесообразность структуры работы, которая состоит из введения, трёх глав, разбитых на параграфы, заключения и списка библиографической литературы.

Глава 1. Теоретические предпосылки создания системы ювенальной юстиции в Российской Федерации

1. Понятие ювенальной юстиции

До настоящего времени нет четкого определения понятия ювенальной юстиции и ее элементного состава, а также не определено место этой юстиции в системе противодействия преступности несовершеннолетних. Данный вопрос практически не рассмотрен, а между тем он, на наш взгляд, имеет большое значение.

Этимологически термин "ювенальный" берет свое начало от латинского слова juvenis (junior), что означает - молодой, юный, а также - молодой человек, юноша, девушка.

Рассматривая элементы ювенальной юстиции, важно определить, что же именно следует понимать под самой ювенальной юстицией. Среди ученых и практиков до сих пор нет единого мнения о том, какое место занимает ювенальная юстиция в системе противодействия преступности несовершеннолетних. Одни авторы считают, что ювенальная юстиция - элемент системы профилактики. Другие полагают, что профилактика входит в ювенальную юстицию. Так, С.Н. Апатенко считает, что "ювенальная юстиция - это специальная система взаимодействующих институтов, занимающихся защитой прав и интересов несовершеннолетних, профилактикой детской беспризорности, безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних".

Некоторые авторы отождествляют понятие ювенальной юстиции с ювенальным судом. В частности, А.В. Лихтенштейн полагает, что "ювенальная юстиция представляет собой судебную систему, осуществляющую правосудие по делам о несовершеннолетних и имеющую задачи: судебной защиты прав и законных интересов несовершеннолетних и судебного разбирательства дел о правонарушениях и преступлениях несовершеннолетних".

Например, судья Ростовского областного суда, доцент кафедры уголовно-правовых дисциплин Российской академии правосудия (Ростовского филиала), соучредитель и член Совета общественной организации "Региональная ассоциация специалистов по поддержке судебно-правовой реформы и ювенальной юстиции в Ростовской области" ("Ювенальный центр") Е.Л. Воронова определяет ювенальную юстицию как "систему защиты прав и законных интересов несовершеннолетних, объединяющая вокруг специализированного суда по делам несовершеннолетних социальные службы (органы и учреждения государственной системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних), общественные организации".

Указанный автор, также отмечает, что "Ювенальная юстиция - это и особая система правосудия, при которой ее центральное звено - ювенальный суд (судья, специализирующийся по делам несовершеннолетних) - тесно взаимодействует с социальными службами как до рассмотрения дела судом, так и после принятия судебного решения, независимо от того, рассматривает ли суд материалы в отношении несовершеннолетнего-правонарушителя, либо осуществляется защита его прав в порядке гражданского судопроизводства".

Член Конституционного совета доктор юридических наук С.Ф. Бычкова отмечает несколько понятий ювенальной юстиции:

1) система особого судопроизводства по делам о правонарушениях несовершеннолетних, совершивших уголовно наказуемые деяния и достигших возраста уголовной ответственности;

2) система норм и институтов, связанных с ребенком как субъектом правонарушений, независимо от его возраста и категорий правонарушений;

3) система, включающая не только соответствующее законодательство, но и комплекс государственных и иных органов и организаций, имеющих своим назначением защиту прав и законных интересов несовершеннолетних; осуществляющих правосудие в отношении несовершеннолетних, реагирование на правонарушения несовершеннолетних.

По мнению С.Ф. Бычковой, оптимальным представляется последнее определение, "так как в случае принятия его в качестве базового могут быть в максимальной мере реализованы принципы ювенальной юстиции, которые обусловливают выделение ее из общей юстиции: преимущественно охранительная ориентация, воспитание, социальная насыщенность, максимальный учет при осуществлении процессуальных действий и принятии процессуальных решений в отношении несовершеннолетних их индивидуальности".

В то же время анализ вышеприведенных определений позволяет сделать вывод о том, что они рассматривают только юридическую основу, т.е. правовые акты, регламентирующие деятельность ювенальных судов и нормативные акты, направленные на правовую защиту прав несовершеннолетних. С этим можно не согласиться, поскольку ювенальной юстиции присущ и социальный аспект, в который заложены идеи, направленные на воспитание, социальную защиту несовершеннолетнего, сокращение вредного влияния на детей и подростков судебного рассмотрения дел и строгости уголовных наказаний.

Так, С. В. Яровая, преподаватель кафедры уголовного и уголовно-исполнительного права Саратовской государственной академии права, отмечает, что "приверженцами ювенальной юстиции становятся в первую очередь не юристы, а представители иных областей знания: врачи, психологи, педагоги… В этом общественном процессе есть одна особенность -- неюристы расширяют теоретическое и практическое пространство ювенальной юстиции, перенося акценты на соответствующие методико-психологические, социальные службы помощи детям и подросткам, забывая, что базовые правовые основы ее деятельности должны разрабатываться профессионалами-юристами… и основное содержание данного понятия -- это прежде всего правосудие и центральным его звеном является суд".

Однако осуществление правосудия в отношении несовершеннолетних тесно связано с деятельностью специализированных органов и вспомогательных социально-психологических служб ювенального профиля, которые способствуют эффективности функционирования ювенальных судов "как до рассмотрения дела судом, так и после принятия им судебного решения". Иначе говоря, теоретический и практический вклад неюристов, т.е. различных методико-психологических, социальных служб помощи детям и подросткам, так же значителен, как и юристов.

Правовые и социальные основы ювенальной юстиции должны находиться в постоянном взаимодействии, которое составляет механизм защиты прав ребенка. Под таким механизмом следует понимать систему социальных и правовых средств, применяемых для обеспечения реализации его прав.

Таким образом, в понятие ювенальной юстиции необходимо вкладывать как правовую, так и социальную основы, поскольку правовые нормы, касающиеся несовершеннолетних, устанавливаются исходя из особенностей личности несовершеннолетнего, которые исследуются социальными работниками. Социальный работник, по сути, является помощником судьи: он исследует социальную ситуацию и особенности личности правонарушителя, а также вырабатывает индивидуальные программы реабилитации. В связи с этим можно говорить, что социальная насыщенность ювенальной юстиции не может быть достигнута судом без привлечения к участию в процессе специалистов других служб и учреждений.

Необходимо отметить, что ювенальную юстицию отличают следующие специфические принципы, которых нет ни в одном институте права.

Преимущественно охранительная ориентация. Этот принцип специфичен, так как ювенальная юстиция создавалась и действует до настоящего времени преимущественно как уголовное правосудие, задачи которого чаще ассоциируются с уголовным преследованием, обвинением, осуждением, наказанием, а не с приоритетной защитой тех, кто совершил преступление. Однако исторически суд по делам несовершеннолетних создавался как суд, решающий двуединую задачу, -- защиты прав детей и подростков и уголовного преследования несовершеннолетних преступников.

Социальная насыщенность. Суть этого принципа -- в широком использовании в судебном процессе по делам несовершеннолетних неюридических специальных знаний, в акценте на изучении социальных условий жизни несовершеннолетних, представших перед судом, социально-психологических признаков их личности. Использование таких специальных знаний в западной правовой науке носит название "непрофессиональный элемент".

Максимальная индивидуализация судебного процесса. Индивидуализация в рамках ювенальной юстиции является ее принципом потому, что в центре судебного процесса находится личность несовершеннолетнего, и именно ей в первую очередь подчинена вся судебная процедура, включающая правила, отсутствующие в общем правосудии. Так, концепция ювенальной юстиции предусматривает, что судопроизводство по делам несовершеннолетних имеет неформальный характер, но это не совпадает с традиционными представлениями о строго регламентированной в законе процедуре. Законодательство и судебная практика тех стран, где функционируют суды для несовершеннолетних, оценивают такую правовую ситуацию как самую эффективную применительно к подросткам.

Исходя из вышеизложенного можно сделать вывод, что целью ювенальной юстиции является не наказание как таковое, а воспитание молодых людей путем сокращения вредного влияния на детей и подростков фактора вовлечения их в уголовное судопроизводство.

Итак, при характеристике ювенальной юстиции необходимо выделять несколько аспектов:

- во-первых, ювенальная юстиция -- система государственных органов, чья деятельность направлена на защиту прав и законных интересов несовершеннолетних, среди которых ведущее место занимают ювенальные суды;

- во-вторых, в ней наличествуют специфические принципы, на которых основываются судебные органы при осуществлении уголовного правосудия в отношении несовершеннолетних;

- в-третьих, присутствует определенный механизм, посредством которого государственные органы осуществляют защиту прав ребенка; в-четвертых, для нее обязательно взаимодействие судебных органов с различными социальными службами помощи детям и подросткам.

С учетом вышеизложенного представляется возможным предложить следующее определение. Ювенальная юстиция -- это основанная на специфических принципах особая система защиты прав несовершеннолетних, включающая в себя совокупность государственных органов, деятельность которых осуществляется совместно с соответствующими методико-психологическими, социальными службами помощи детям и подросткам, посредством механизма защиты прав ребенка, применяемых для обеспечения реализации его прав.

Именно такое понимание ювенальной юстиции складывается и у законодателя, который, разрабатывая проект Федерального закона "Об основах системы ювенальной юстиции", нацелил его на обеспечение взаимодействия различных государственных, муниципальных и общественных институтов, занимающихся проблемами детей. Это взаимодействие строится в соответствии с широким пониманием системы ювенальной юстиции, в которую входят не только суды, занимающиеся делами несовершеннолетних, но и несудебные органы, а также негосударственные некоммерческие организации, нацеленные на защиту прав детей и на реализацию реабилитационных программ. Вместе с тем проект закона направлен на развитие связей всех государственных и негосударственных институтов, что должно повысить эффективность использования наличных ресурсов. Причем особое место в построении взаимодействия различных государственных органов в этой системе отводится ювенальным судам.

2. Назначение и функции ювенальной юстиции

В юридической науке и практике правосудие по делам несовершеннолетних (ювенальная юстиция) традиционно оценивается с двух позиций: как инструмент борьбы с преступностью молодежи и подростков и как средство охраны прав и законных интересов несовершеннолетних, защиты их от неблагоприятных условий жизни и воспитания. Эти два подхода отражают содержание и цели ювенальной юстиции. Поскольку на практике они не разделяются между собой, это приводит в определенном смысле к стиранию грани между функциями судебной защиты и задачами борьбы с преступностью.

Содержание и цель ювенальной юстиции - сохранение или реабилитация личности ребенка при осознанной неотвратимости наказания за содеянное.

Ювенальную юстицию можно рассматривать как важную часть ювенального права, завершающую стадию защиты прав ребенка, учитывая, что ювенальное право является выражением права материального, а ювенальная юстиция - специфической процессуальной составляющей. Ювенальное право представляет собой составную часть ювенальной технологии - особого направления современной науки и человеке, имеющее прямое отношение к формированию важнейших социальных качеств будущего гражданина.

Основным назначением ювенальной юстиции является предупреждение правонарушений и воспитательное воздействие на подростка с целью возврата юного правонарушителя в общество. А методы и способы, которые использует она в реализации этой стратегии, останутся неизменными - это выявление причин преступности подростков, профилактика.

Основная задача ювенальной юстиции состоит в том, чтобы вывести несовершеннолетних из общей системы карательной юстиции. Именно на это направлены положения многочисленных международных договоров, участником которых является Россия. В соответствии с общепризнанными стандартами рассмотрение дела о преступлении, совершенном подростком, должно осуществляться после специальной предварительной подготовки с участием психологов и социальных работников. Судебное заседание также должно проходить в специально созданной обстановке, обеспечивающей подростку психологический комфорт и исключающей репрессивное давление на его психику.

Общественно значимые функции ювенальной юстиции можно подразделить на общие, то есть характерные для всего правосудия в целом, и специфические, связанные с ее особым объектом.

К общим функциям можно отнести:

- обеспечение законности и обоснованности выносимых правовых решений и их исполнения;

- восстановление социальных отношений, нарушенных в результате преступления (этому служат программы примирения, "круги правосудия", семейные конференции, направленные на возмещение ущерба, реабилитацию жертвы и преступника, вовлечение ресурсов местных сообществ в работу по выходу из криминальных ситуаций);

- воспитательное воздействие на несовершеннолетних правонарушителей.

Специфическими функциями считают:

- обеспечение в максимально возможной степени справедливости любого правового решения в отношении несовершеннолетних (правильный выбор меры воздействия в пределах санкции закона, охрана несовершеннолетних от проявления несовершенства закона);

- защита прав и законных интересов несовершеннолетних при рассмотрении дела, обусловленная тем, что государство берет на себя функцию защиты материнства и детства;

- ресоциализация несовершеннолетних, подверженных риску выпадения из позитивной социализации (применение к подростку мер правового воздействия должно не прерывать, а способствовать процессу социализации его личности, то есть приобретения знаний, трудовых навыков, опыта нормального социального общения и т.д.);

- усиление попечительского потенциала местных сообществ в профилактико-реабилитационной работе и тем самым развитие гражданского общества, ограничение поля действия карательных технологий за счет развития возможностей местных сообществ к участию в неформальном социальном контроле.

3. Международные стандарты в сфере ювенальной юстиции

В международно-правовых документах, имеющих как обязательную, так и необязательную силу, правосудие в отношении несовершеннолетних и связанные с ним области (такие, как профилактика преступности и условия содержания под стражей) регулируются положениями, всеобъемлющий и подробный характер которых не имеет аналога в сфере защиты прав детей.

Соответствующие международные нормы существуют уже не одно десятилетие. Принципы отделения "малолетних" заключенных от взрослых в местах лишения свободы и - как для взрослых, так и для несовершеннолетних - раздельного содержания подследственных и осужденных предусмотрены уже в Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными 1955г., которые, в свою очередь, основаны на нормах, утвержденных Лигой Наций в 1934г. Международный пакт о гражданских и политических правах 1966г. превратил эти принципы в "жесткий закон", кроме того, запретил вынесение смертного приговора за преступления, совершенные лицами моложе 18 лет (ст.6.5). В Пакте содержатся также многие гарантии, применимые ко всем лицам, представшим перед судом или содержащимся под стражей, и в частности говорится, что "в отношении несовершеннолетних (судебный) процесс должен быть таков, чтобы учитывались их возраст и желательность их содействия перевоспитанию" (ст.14.4).

Основные действующие нормы, относящиеся непосредственно к детям, содержатся в следующих документах:

- Конвенция о правах ребенка 1989г., которая к концу 1997г. была ратифицирована всеми странами, за исключением Соединенных Штатов Америки и Сомали (далее в тексте - "Конвенция");

- Минимальные стандартные правила Организации Объединенных Наций, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), 1985г. (далее в тексте - "Пекинские правила");

- Правила Организации Объединенных Наций, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, 1990г. (далее в тексте - "Правила");

- Руководящие принципы Организации Объединенных Наций для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Руководящие принципы, принятые в Эр-Рияде) 1990г. (далее в тексте - Эр-Риядские Руководящие принципы").

- Руководящие принципы в отношении действий в интересах детей в системе уголовного правосудия (Вена 1997г.).

Поскольку "Конвенция" готовилась почти одновременно с тремя другими вышеназванными документами, не обладающими обязательной силой, то не удивительно, что она отразила те же основные принципы и придала дополнительный вес многим нормам, содержавшимся в этих руководствах и правилах.

При ратификации международного договора или присоединении к нему государства-участники могут заявить о своих оговорках к любым его положениям, которые они не хотят признать для себя обязательными, при условии, что содержание оговорок не считается противоречащим основному духу и цели договора и что большинство других государств-участников не возражают против этих оговорок. Некоторые страны зарегистрировали свои оговорки к статьям 37 и 40 "Конвенции".

Учитывая то значение, которое придает правосудию в отношении несовершеннолетних международное сообщество, о чем свидетельствуют диапазон и обстоятельность принятых им в этой связи международных документов, представляется довольно парадоксальным, что соответствующие права, нормы и принципы систематически игнорируются и грубо нарушаются буквально во всем мире и в таком масштабе, который, вероятно, не имеет аналога в области соблюдения гражданских прав.

Этот парадокс наглядно иллюстрируется той частью резолюции Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций в связи с принятием "Пекинских правил", где говорится, что "хотя в настоящее время достижение таких стандартов может показаться трудным, учитывая существующие социальные, экономические, культурные, политические и правовые условия, тем не менее, их достижение предполагается в качестве политического минимума". В сходной резолюции о принятии Правил ООН, касающихся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы, по контрасту, открыто говорится, что Генеральная Ассамблея "встревожена условиями и обстоятельствами лишения несовершеннолетних свободы во всем мире". Далее обе резолюции, тем не менее, настоятельно призывают государства-члены выделить "необходимые средства для обеспечения успешного осуществления" каждого из документов.

Некоторые стандарты в области правосудия в отношении несовершеннолетних - в частности те, которые специально регулируют вопросы лишения свободы, - подтверждают экономические, социальные и культурные права: например, удовлетворительное обеспечение пищей и одеждой, доступ к медицинскому обслуживанию и образованию. Эти права должны соблюдаться без какой-либо дискриминации, независимо от положения того или иного ребенка. Государство, безусловно, несет за это самую прямую ответственность, когда оно действует in loco parentis, как в случае содержания под стражей детей.

Однако большинство конкретных норм, регулирующих область правосудия в отношении несовершеннолетних, основано на общих гражданских правах и, по сути, непосредственно взято из Международного пакта о гражданских и политических правах. Поэтому на них не может распространяться сделанная к статье 4 "Конвенции" оговорка относительно "экономических, социальных и культурных прав", для соблюдения которых государства-участники обязуются принимать меры лишь" в максимальных рамках имеющихся у них ресурсов".

В то же время было бы ошибкой считать, что если стандарты правосудия в отношении несовершеннолетних основаны на гражданских правах, их соблюдение - это вопрос не распределения ресурсов, а исключительно политики. Для запрещения смертной казни за преступления, совершенные лицами моложе 18 лет, очевидно, требуется всего лишь принять решение, не влекущее больших финансовых затрат. С другой стороны, для того, чтобы с нуля выстроить разитую общенациональную сеть судов по делам несовершеннолетних, потребуется привлечение не менее значительных ресурсов, чем для выполнения определенных обязательств по соблюдению экономических, социальных и культурных прав. Это, разумеется, не оправдание для несоблюдения; это заложенное в "Конвенции" требование изыскать и выделить такие ресурсы.

В международно-правовых документах не существует четкой нормы, касающейся возраста, по достижении которого имеет смысл привлекать несовершеннолетнего к уголовной ответственности. "Конвенция" просто требует, чтобы государства-участники установили "минимальный возраст, ниже которого дети считаются неспособными нарушить уголовное законодательство" (ст.40.3). "Пекинские правила" содержат дополнительный принцип: "нижний предел такого возраста не должен устанавливаться на слишком низком возрастном уровне, учитывая аспекты эмоциональной, духовной и интеллектуальной зрелости" (правило 4.1). Это по крайней мере указывает, что при установлении минимального возраста следует руководствоваться данными медицинских и социопсихологических исследований, а не обычаями или требованиями общественности.

Получить четкие данные о минимальном возрасте, установленном в разных странах, на удивление трудно. В частности, за одним таким "возрастом" иногда скрывается другой, иными словами, официальный минимальный возраст привлечения к уголовной ответственности оказывается выше возраста, по достижении которого малолетний правонарушитель может столкнуться с системой правосудия. Например, во Франции такой минимальный возраст - 13 лет, но дети в возрасте от 10 до 12 лет тоже могут предстать перед судьей по делам несовершеннолетних, хотя он вправе налагать лишь меры воспитательного характера или надзора, такие как пробация, если ребенок считается относящимся к группе риска. В других случаях понятие минимального возраста приложимо ко всем правонарушениям, кроме тяжких преступлений. В некоторых странах с низким минимальным возрастом существует "многоступенчатая" система, по которой для разных возрастных групп предусмотрены разные меры воздействия. Так. В Иордании, где минимальный возраст 7 лет, к правонарушителям до 12 лет в принципе применимы лишь меры надзора и "наблюдения за поведением".

В некотрых странах минимальный возраст вообще не установлен, что, в принципе, позволяет привлекать ребенка к уголовной ответственности с момента рождения. Там, где он установлен, между странами существует поразительные различия.

Комитет по правам ребенка в своих Заключительных замечаниях по докладам государств постоянно указывает на желательность установления минимального возраста уголовной ответственности на как можно более высоком уровне. Он, в частности, подверг критике страны, в которых такой возраст установлен на уровне 10 лет или ниже. Но при этом уровень, на котором установлен такой возраст, не является автоматическим показателем характера обращения с ребенком в случае совершения им правонарушения. Так, в например, в Шотландии, где возраст уголовной ответственности один из самых ннизких (8 лет), прогрессивная система "слушаний по делам детей" фактически позволяет детям до 16 лет - и даже многим детям в возрасте 16 и 17 лет, - совершившим правонарушения (исключая тяжкие преступления), избежать контакта с формальной системой правосудия, а также нацелена на меры, не связанные с лишением свободы. Для сравнения можно привести Румынию, где возраст уголовной ответственности установлен на уровне 14 лет, но ребенок, достигший этого возраста, за аналогичное правонарушение предстает перед судом и может быть приговорен к лишению свободы, или Гватемалу, где минимальный возраст - 18 лет, но где ребенка младше этого возраста за правонарушение могут на длительный срок поместить в "общественно-воспитательное" исправительное учреждение. В общем, возраст уголовной ответственности не всегда является аккуратным показателем того, является ли позиция властей репрессивной или воспитательной.

С другой стороны, главную озабоченность в связи с установлением возраста уголовной ответственности на "слишком высоком" уровне вызывает отсутствие гарантий надлежащей правовой процедуры. Для детей младше этого возраста это часто означает невмешательство со стороны системы правосудия, в то время как только она одна, по крайней мере теоретически, предоставляет такие гарантии. Для слушаний и решений вне этой системы, включая слушания и решения административных органов, аналогичные правовые нормы не обязательны, и существует опасение, что они легко могут принять произвольный характер.

Все большее число стран предпринимает попытки отыскать действенные и конструктивные способы избежать "ненужных" контактов ребенка или подростка с судебной системой. Это особенно касается правонарушителей, впервые обвиненных и сознавшихся в мелком правонарушении. Альтернативные санкции могут включать рассмотрение дел таких правонарушителей не судом, а каким-либо иным органом, или же использоваться на ранней стадии, предшествующей любому слушанию.

Вероятно, самая простая альтернативная мера - это предупреждение правонарушителя в полиции. В этом случае полицейские самостоятельно или после консультации с семьей и социальным работником принимают решение не предъявлять формального обвинения, а просто предостеречь ребенка о последствиях его поведения и более или менее ясно дать понять, что в следующий раз такое поведение закончится судом. Однако эффективность такой меры на практике представляется многим сомнительной.

Несколько более тонкий подход проходит испытание в судах по делам несовершеннолетних в двух французских городах. Этот подход, именуемый Rappel a la loi ("Ознакомление с законом"), предусматривает официальную беседу представителя суда с несовершеннолетним и его родителями. В ходе беседы несовершеннолетнего знакомят с текстом закона, относящегося к совершенному им правонарушению, а также с тем, какой приговор мог бы вынести ему суд. Кроме того, родителям напоминают об их обязанностях по закону. Первые результаты этого эксперимента выглядят обнадеживающе.

Наиболее развитым подходом является тщательная и всесторонняя проверка, которую проводит социальный работник перед разбором дела в суде. В этом случае социальный работник перед разбором дела в суде. В этом случае социальный работник оценивает вероятность позитивного воздействия на несовершеннолетнего организованных мер, не имеющих карательной функции. Если вероятность оценивается положительно, а несовершеннолетний признается в правонарушении и соглашается на предлагаемые меры, прокуратура, как правило, прекращает дело после того, как несовершеннолетний успешно проходит групповой курс "навыков общественного поведения" (возможно, под индивидуальным руководством или с индивидуальной психологической помощью) и/или выполняет дополнительные условия, например, приносит извинения потерпевшему. После успешного прохождения курса заведенное на несовершеннолетнего дело уничтожается, но с другой стороны, если поставленные условия не соблюдены, несовершеннолетнему обычно приходится предстать перед судом. Хорошим примером такого подхода является программа, которую осуществляет в Виндхуке, Намибия, местная общественная организация "Центр правовой помощи" в тесном сотрудничестве с общественными социальными службами и судом. Уровень успеха этой программы (отсутствие повторных правонарушений в течение двух лет) составляет около 80%.

В настоящее время существуют примеры создания ряда органов, заменяющих формальные суды и уполномоченных рассматривать дела подростков, которые совершили не слишком серьезные правонарушения и признались в их совершении.

Это, например, хорошо известная система "слушаний по делам детей" в Шотландии. На сходных мотивах основана новозеландская инициатива в отношении детей 10-13 лет - система групповых семейных консультаций, к которой прибегают в том числе в тех случаях, когда количество, характер и масштаб совершенных ребенком правонарушений вызывают серьезное беспокойство о его благополучии. В 1991 г. в Вага-Ваге, Австралия, была организована, по-видимому, довольно эффективная "Программа предупреждения несовершеннолетних", в соответствии с которой полиция направляет дела большинства малолетних правонарушителей на разбирательство с помощью посредников, при котором присутствуют пострадавшие, сам нарушитель и его родители, социальные работники и сотрудники правоохранительных органов. Координатор старается помочь всем прийти к согласию относительно решения по делу и возмещения ущерба, оформляет достигнутое соглашение и определяет дальнейшие меры по обеспечению его соблюдения.

С той же целью все большее внимание сейчас уделяется возрождению традиционных методов разрешения конфликтов между правонарушителем и потерпевшим при обеспечении соблюдения принципов правосудия в отношении несовершеннолетних.

Например, на Филиппинах существует система посредничества, направленная на дружественное урегулирование конфликта путем максимального использования системы отправления правосудия в деревенской общине. Социальный работник выступает в качестве посредника от имени несовершеннолетнего правонарушителя, который может быть передан на поруки родителям или ответственному члену общины под надзором Департамента социального обеспечения и развития. Система социального обеспечения широко задействована и в странах Латинской Америки.

В Южной Африке, где сейчас происходит фундаментальная переоценка целей и структуры правосудия в отношении несовершеннолетних, возник целый ряд новаторских программ. В Претории был начат экспериментальный проект групповых семейных советов, в основу которого положена доколониальная практика общинных советов под руководством старейшин, которые созывались в случае правонарушений для примирения сторон и урегулирования вопроса о компенсации. Один такой "совет", созванный по поводу случая, когда один подросток ударил другого ножом, дает особенно яркий пример работы данной инициативы. В этом случае семьи обоих мальчиков договорились, что семья правонарушителя оплатит лечение потерпевшего и купит ему новую рубашку взамен порванной. Эта новая рубашка будет вручена за праздничным столом в доме правонарушителя, где для общей трапезы будет приготовлен цыпленок.

Разумеется, не следует считать, что использование традиционных обычаев автоматически гарантирует позитивные результаты. Эти обычаи отнюдь не всегда соответствуют букве и духу "Конвенции", что видно на примере особенно тревожного сообщения из Бангладеш, где в мае 1994 г. деревенский совет (салиш) приговорил 13-летнюю девочку к публичному нанесению 101 удара плетью за то, что ее изнасиловали.

В Эр-Риядских "Руководящих принципах" предусмотрено несколько уровней осуществления мер по профилактике несовершеннолетней преступности:

- первый уровень профилактики, т.е. общие меры по обеспечению социальной справедливости и равенства возможностей, что, в свою очередь, содействует устранению таких глубинных причин преступности, как нищета и другие формы маргинализации;

- второй уровень профилактики, т.е. меры по оказанию помощи детям, относящимся к группам повышенного риска, например тем, чьи родители сами испытывают особые трудности или же пренебрегают родительскими обязанностями;

- третий уровень профилактики, включающий меры, позволяющие избежать ненужного контакта с формальной системой правосудия, а также меры по предупреждению повторных правонарушений.

Такая классификация свидетельствует о наличии явной связи между понятием "профилактики" и понятием "реинтеграции".

Реинтеграция является заявленной целью системы правосудия в отношении несовершеннолетних в целом. Весьма часто под этим словом (или другими подобными терминами, например, "реабилитация") понимают простое содействие возвращению правонарушителя в общество. Целесообразнее рассматривать реинтеграцию как процесс, пытающийся "начать с исходной позиции", т.е., исходя из того, что данный ребенок относится к группе повышенного риска в смысле возможных правонарушений, начать применять и к нему лично, и на уровне семьи или общины такие меры, которые способны свести этот риск к минимуму. Следовательно, если конечной целью ряда конкретных мер (более подробно изложенных в международных документах, не обладающих обязательной силой), таких как профессиональная подготовка, консультации, условное освобождение и центры промежуточной реабилитации, должна быть реинтеграция, то между этими мерами и теми, целью которых является профилактика правонарушений на всех трех уровнях, существует большое сходство.

В правиле 1.3 "Пекинских правил" отмечается необходимость "позитивных мер, предполагающих полную мобилизацию всех возможных ресурсов, включая семью, добровольцев и другие группы общества, а также школы и другие общественные институты, с целью содействия благополучию подростка с тем, чтобы сократить необходимость вмешательства со стороны закона...".

Резолюция № 1989/66 ЭКОСОС тоже непосредственно затрагивает эту сторону явления, обращаясь к Генеральному секретарю ООН с просьбой "обеспечить в системе Организации Объединенных Наций эффективную взаимоувязку программ, касающихся правосудия в отношении несовершеннолетних на основе "Пекинских правил", с программами, которые касаются ситуаций "социального риска", особенно таких, как наркомания среди молодежи, жестокое обращение с детьми, торговля детьми и их перемещение, детская проституция и безнадзорность".

Если взять конкретно европейские страны с "переходной" экономикой, то там рост преступности среди несовершеннолетних связывается не только с "прекращением социальных и политических репрессий, а также подрывом общественного порядка и ухудшением экономического положения", но и с "недостаточной социальной поддержкой несовершеннолетних в важный для них переходный период жизни между школой и работой и с семейным неблагополучием". В других странах укрепление семьи и содействие приобретению родительских навыков тоже считаются важными элементами профилактики преступности.

В Конвенции о правах ребенка нет прямого упоминания о профилактике детской преступности, однако многие считают, что осуществление этого международного договора во всей полноте является наилучшим и наиболее фундаментальным решением данной проблемы. По существу, в Эр-Риядских "Руководящих принципах", в качестве основных компонентов первого и второго уровней профилактики, а также, возможно, в меньшей степени, профилактики третьего уровня, отражены многие права, изложенные в "Конвенции". Так, например, нормальный жизненный уровень и доступ к образовательной системе, прививающей детям положительные ценности, являются одновременно и правами ребенка (в "Конвенции"), и элементами первого уровня профилактики (в "Руководящих принципах").

Что касается второго уровня профилактики, то в этом отношении оба документа основаны на концепции первоочередной обязанности семьи обеспечивать благополучие, защиту и воспитание ребенка, что подкреплено обязательствами подписавших "Конвенцию" стран помогать семье в выполнении этой роли и в то же время вмешиваться в тех случаях, когда родители явно не желают или не способны взять на себя эти обязанности. А поощряя принятие в отношении правонарушителя ответных мер, позволяющих избежать обращения к судопроизводству, и устанавливая в качестве главной цели любой такой меры социальную реинтеграцию ребенка, "Конвенция" тем самым отражает задачи третьего уровня профилактики, как они изложены в "Руководящих принципах".


Подобные документы

  • Этапы становления ювенальной юстиции в странах Запада и США – родины ювенального правосудия, анализ развития правосудия по делам несовершеннолетних. Ювенальная юстиция дореволюционной России. Профилактика преступности среди несовершеннолетних в России.

    дипломная работа [109,2 K], добавлен 06.01.2010

  • Основные этапы становления института ювенальной юстиции в России. Практика реализации восстановительного подхода в правосудии по делам несовершеннолетних. Институт примирения сторон в уголовном праве. Цели восстановительного подхода к ювенальной юстиции.

    контрольная работа [84,6 K], добавлен 13.01.2017

  • Ювенальная юстиция: понятие и происхождение. Сегодняшний день ювенальной юстиции в РФ. Основные проблемы становления и развития. Ростовская региональная модель ювенальной юстиции. Перспективы ювенальной юстиции в России.

    курсовая работа [42,4 K], добавлен 24.05.2005

  • Понятие и история ювенальной юстиции. Профилактика подростковой преступности. Специальная подготовка судей по делам несовершеннолетних. Особенности системы ювенальной юстиции в Швеции. Запрет телесных наказаний детей. Службы государственного патроната.

    контрольная работа [22,9 K], добавлен 08.12.2013

  • Модели и подходы к ювенальной юстиции в США, которые применялись в разные периоды времени. История ювенальной юстиции в Канаде. Современная ювенальная юстиция в странах романо-германской системы права (на примере стран Латинской Америки и Германии).

    контрольная работа [88,3 K], добавлен 13.01.2017

  • Особая система правосудия в отношении несовершеннолетних, вступивших в конфликт с уголовным законом. Несовершеннолетие в ювенальной юстиции. Основные подходы к определению понятия делинквентности несовершеннолетних. Парадигмы ювенальной юстиции.

    контрольная работа [46,5 K], добавлен 13.01.2017

  • Ювенальная юстиция как правовая основа системы государственных органов, осуществляющих правосудие по делам о правонарушениях, совершённых несовершеннолетними. Особенности борьбы с преступностью несовершеннолетних, защиты семьи, прав детей в Украине.

    статья [35,9 K], добавлен 14.12.2011

  • Ювенальная юстиция – правосудие в отношении несовершеннолетних, оказавшихся в конфликте с уголовным законом: история, понятие, принципы и задачи. Особенности и недостатки специализированной судебно-правовой системы защиты прав несовершеннолетних в Швеции.

    реферат [52,6 K], добавлен 09.12.2013

  • Сущность, особенности и порядок осуществления правосудия по делам несовершеннолетних в соответствии с международно-правовыми стандартами. Назначение, функции, возможная модель ювенальной юстиции в России, основные проблемы и перспективы ее развития.

    курсовая работа [167,0 K], добавлен 08.01.2016

  • "Несовершеннолетний" как термин и юридическое понятие. Основные направления и проблемы защиты прав и интересов несовершеннолетних в современной России. История становления и развития ювенальной системы правосудия в отношении несовершеннолетних в России.

    реферат [37,2 K], добавлен 23.01.2012

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.