Уголовное преследование по делам публичного обвинения

Публичное уголовное преследование: его значение, развитие в уголовном судопроизводстве. Установление вины лица в совершении преступления и назначение ему справедливого наказания. Соблюдение процессуальной формы как самостоятельной социальной ценности.

Рубрика Государство и право
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 18.12.2013
Размер файла 624,3 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

Содержание

Введение

Глава 1. Публичное уголовное преследование: его значение, возникновение, развитие в российском уголовном судопроизводстве

1.1 Историко-правовой анализ понятия «уголовное преследование» в российском уголовном судопроизводстве

1.2 Значение уголовного преследования

Глава 2. Уголовное преследование как институт российского уголовного судопроизводства

2.1 Понятие публичного уголовного преследования

2.2 Публичное уголовное преследование как институт уголовно-процессуального права

Глава 3. Публичное уголовное преследование как процессуальная деятельность

3.1 Субъекты публичного уголовного преследования

3.2 Этапы уголовного преследования по делам публичного обвинения

Заключение

Литература

Приложения

Введение

Актуальность исследования. В настоящее время тема «Уголовное преследование по делам публичного обвинения» является значимой и актуальной, так как российскому уголовному процессу свойственно публичное начало. Оно заключается в том, что большинство уголовных дел возбуждаются в силу обязанности органов, осуществляющих уголовное преследование, а не по усмотрению потерпевшей стороны и прекращению за примирением сторон, за исключением случаев, особо оговоренных в законе, не подлежат. Иначе говоря, «уголовный процесс начинается, ведется и соответствующим образом завершается не только и не столько в интересах потерпевшей стороны (хотя данное обстоятельство тоже не сбрасывается со счетов), сколько в интересах всего общества, во имя справедливости и в целях предупреждения повторения аналогичных преступлений впредь как тем же лицом, так и другими лицами». Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Б.Т. Безлепкин; под ред. Б.Т. Безлепкина. - 11-е изд., перераб. и доп. - М.: Проспект, 2012. - С. 16.

Обратившись к статье 20 УПК РФ, отметим, что уголовными делами частного обвинения являются уголовные дела о преступлениях, предусмотренных всего 3 статьями УК РФ; уголовными делами частно-публичного обвинения - уголовные дела о преступлениях, предусмотренных 8 статьями УК РФ, а также 9 статьями УК РФ только при определенных условиях; уголовными делами публичного обвинения - уголовные дела о преступлениях, предусмотренных всеми остальными статьями УК РФ. Следует также отметить, что уголовное судопроизводство по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения может производиться в порядке публичного обвинения в исключительных случаях, установленных законом. В частном и частно-публичном порядке осуществляется преследование по неквалифицированным (без отягчающих обстоятельств) составам преступлений в отличии от производства в публичном порядке. Например, производство по уголовному делу № 15043478 в отношении Горюнова А.А., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «А» ч.2 ст. 116 УК РФ (нанесение побоев, совершенное из хулиганских побуждений) производилось в порядке публичного обвинения.

Профессор И.Б. Михайловская, исследуя цели правосудия, объективно различает цели всей системы уголовной юстиции - разрешение конфликтов между государством и лицом, привлеченным к уголовной ответственности, и цели уголовного судопроизводства - защиту невиновного от уголовного преследования, достоверное установление вины лица в совершении преступления и назначение ему справедливого наказания, соблюдение процессуальной формы как самостоятельной социальной ценности. Михайловская И.Б. Социальное назначение уголовной юстиции и цели уголовного процесса /И.Б. Михайловская // Государство и право. - 2005. - № 5. - С. 113. Определяя цели уголовной юстиции и уголовного судопроизводства, видим, что в центре всего механизма уголовно-процессуальной деятельности находится его главный элемент - уголовное преследование, посредством которого весь механизм уголовного судопроизводства приводится в движение и достигаются обозначенные выше цели. Понятно, что чем эффективнее работает институт уголовного преследования на всех стадиях единого механизма уголовного судопроизводства, тем успешнее выполняются цели уголовно-правовой политики государства.

Таким образом, вышеуказанными аргументами доказываем не только актуальность данной темы, но и научную необходимость и социальную важность изучения, совершенствования такого правового института и в то же время процессуальной деятельности, как «Уголовное преследование по делам публичного обвинения».

Научная проблема в уголовном процессе отражает противоречие между фиксируемым состоянием процесса, явления и необходимым состоянием, требуемым уровнем его развития, обусловленного общественными целями, запросами практики, влиянием субъективных и объективных факторов. Существует ряд проблем, связанных с содержанием и осуществлением уголовного преследования. В качестве проблемного вопроса следует выделить осуществление уголовного преследования и обеспечения при этом прав участников уголовного судопроизводства, получение положительных результатов по раскрытию, расследованию и судебному разрешению уголовных дел и т.д. «Механизм обеспечения, реализации и защиты прав личности посредством уголовного судопроизводства - это совокупность процессуально-правовых элементов, средств и способов, обеспечивающих в определенной последовательности функционирование всего уголовного судопроизводства в соответствии с его назначением». Мельников В.Ю. Структурная характеристика механизма обеспечения и реализации защиты прав личности в уголовном судопроизводстве / В.Ю. Мельников // Российский судья. - 2012. - № 7. - С. 29. В связи с этим еще раз подчеркиваем необходимость исследования рассматриваемого института уголовно-процессуального права.

Объектом исследования данной работы являются уголовно-процессуальные отношения, возникающие в сфере уголовного преследования по делам публичного обвинения.

Предметом исследования выступают нормы УПК РФ, а также закономерности возникновения, развития, функционирования уголовного преследования как правового института и как процессуальной деятельности.

Целью исследования является изучение уголовного преследования по делам публичного обвинения в качестве института права и в качестве процессуальной деятельности, выделение проблем, существующих в данной сфере и аргументированное формулирование предложений по разрешению данных проблем. уголовный преследование преступление наказание

В качестве гипотезы целесообразно было бы выдвинуть тезис о том, что современный российский уголовный процесс должен соответствовать условиям состязательности при производстве по уголовным делам. В связи с этим обозначу позицию В.М. Лебедева, который, исследуя данный вопрос, утверждает, что «без участия государственного обвинителя в уголовном процессе судебный процесс состояться не может, что, в свою очередь, влечет обязательное участие в деле защитника». Лебедев В.М. Проблемы становления и развития судебной власти в Российской Федерации: автореф. дис. д-ра юрид. наук / В.М. Лебедев; ВНИИ МВД РФ. - М., 2000. - С. 37. Также в качестве научного утверждения, представляющего собой вероятное решение существующих проблем, следует обозначить беспрекословное обеспечение прав и свобод граждан при осуществлении уголовного преследования всеми участниками уголовного судопроизводства, защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, защиту личности от незаконного и необоснованного обвинения, осуждения, ограничения ее прав и свобод. Здесь уместно напомнить слова выдающегося русского юриста А.Ф. Кони о том, что «уголовное преследование слишком серьезная вещь, чтобы не вызывать самой тщательной обдуманности. Ни последующее оправдание судом, ни даже прекращение дела до предания суду очень часто не могут изгладить материального и нравственного вреда, причиненного человеку поспешным и неосновательным привлечением его к уголовному делу». Кони А.Ф. Приемы и задачи прокуратуры. (Из воспоминаний судебного деятеля) Дореволюционные юристы о прокуратуре: сборник статей / А.Ф. Кони. - С.-Пб.: Юрид. центр Пресс, 2001. - С. 67.

Необходимо также перечислить ряд задач:

- Изучение понятия публичного уголовного преследования, его значения, истории возникновения и развития в уголовном судопроизводстве РФ;

- Рассмотрение уголовного преследования в качестве института Российского уголовного судопроизводства;

- Определение уголовного преследования как процессуальной деятельности, а именно выделение субъектов публичного уголовного преследования, исследование этапов уголовного преследования по делам публичного обвинения, а также изучение практики разрешения проблем уголовного преследования, выявление их реального состояния;

- Обоснование предполагаемой системы мер, способов, обеспечивающих решение проблемы.

Правовую основу исследования составили нормы Конституции РФ, уголовного и уголовно-процессуального законодательства, Федеральные Конституционные законы РФ, Федеральные законы РФ, Постановления Правительства РФ, указы Президента РФ, Постановления Пленума Верховного Суда РФ, приказы и инструкции МВД РФ и Генеральной Прокуратуры РФ, относящиеся к теме исследования.

Что касается теоретической основы исследования, необходимо отметить, что проблемы осуществления уголовного преследования были предметом научного исследования плеяды выдающихся русских юристов. Среди этих ученых необходимо особо отметить В.П. Божьева, Л.А. Воскобитову, П.А. Лупинскую, И.Б. Михайловскую, А.Б. Соловьева, М.С. Строговича, А.Г. Халиулина, М.А. Чельцова, А.А. Чувилева, С.А. Шейфера, М.Л. Шифмана, В.Ф. Крюкова, Н.И. Газетдинова, Б.Т. Безлепкина и др.

Эмпирическую основу исследования составили статистические данные ГИЦ МВД РФ за 2005-2013 гг., статистические данные ОП №3 МУ МВД РФ «Красноярское», а также изучение приговоров суда, расположенных на сайте ГАС РФ «Правосудие», изучение уголовных дел, возбужденных следователями Следственного отдела Кировского района по г. Красноярску.

Методологическую основу работы составляют методы: формально-юридический, сравнительно-правовой, системный, диалектический, хронологический и диахронный (метод периодизации). Применялись и другие методы научного исследования: статистический, логический, системно-структурный, системно-функциональный, социологический, историко-правовой и т.д.

Структура работы. Выпускная квалификационная работа состоит из 3 глав, в каждой главе по 2 параграфа, а также список использованной литературы и приложения.

Глава 1. Публичное уголовное преследование: его значение, возникновение, развитие в российском уголовном судопроизводстве

1.1 Историко-правовой анализ понятия «уголовное преследование» в российском уголовном судопроизводстве

Развитие института уголовного преследования неотделимо от развития российского уголовного процесса в целом. Истоки его зарождения следует искать в первых законодательных источниках русского права, которые, проходя эволюционное развитие на последующих исторических этапах, наиболее полное правовое закрепление получили в законодательстве Российской империи 40 - 60-х гг. XIX в.

Самыми древними источниками правовых норм, связанных с регулированием вопросов привлечения к ответственности лиц за совершение преступлений, являются договоры Руси с Византией 907, 911, 945 и 971 гг., которые были упомянуты в летописях. Данные договоры регулировали основные вопросы установления стабильных торговых отношений между заключившими их государствами, а также «определяли со ссылками на «закон русский» и «уставы русские» меры ответственности руссов за совершение убийства, насилия, порабощения, кражи и других преступлений». Ключевский В.С. О русской истории: издание в 5-и ч. / В.С. Ключевский. - М.: Олма - Пресс Образование, 2004. - С. 53. Однако, о порядке признания лиц виновными в совершении преступлений и назначения наказания упоминаний в них не имелось.

В процессуальной литературе отмечается, что «обвинительный процесс в России характерен для раннего феодализма». Воскобитова Л.А. Типы (формы) уголовного судопроизводства (уголовного процесса) / Л.А. Воскобитова; под ред. Л.А. Воскобитовой. - Ставрополь.: ООО «ТК Велби», 2008. - С. 50. Как свидетельствуют памятники истории, «обладатели государственной (княжеской) власти не вмешивались в уголовные конфликты, предоставляя их урегулирование тем субъектам (а также членам рода или общины), между которыми они возникли по существовавшим в то время обычаям и традициям. На это указывает поощрение кровной мести за убийство и самовольное возвращение похищенной вещи, коня или холопа с применением силы членами рода». Уголовный процесс: Учебник для вузов / В.П. Божьев; под ред. В.П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. - М.: Юрайт, 2011. - С. 51. Хотя в это время уже существует княжеский суд, сменивший суд народа, осуществляемый непосредственно князем или по его поручению кормленщиками, наместниками и волостелями. Однако следует отметить, что любое преследование за «обиду» уголовную или гражданскую оставалось частным. Преследование преступника и обвинение его перед судом осуществлялись самим потерпевшим. Исследователи данного исторического периода указывают, что «для обвинительного процесса было характерно рассмотрение дела на основе представленных сторонами доказательств, а само судебное разбирательство было состязательным и гласным». Чельцев-Бебутов М.А. Курс уголовно-процессуального права: Очерки по истории суда и уголовного процесса в рабовладельческих, феодальных и буржуазных государствах / М.А. Чельцев-Бебутов; под ред. И.В. Иванова. - С.-Пб.: Спарк, 2005. - С. 43.

Стороны - «суперники», опиравшиеся на помощь «мира» и «околицы», - были инициаторами и двигателями дела, они собирали доказательства, и самый процесс - «пря», «тяжа» - велся с соблюдением известного процессуального ритуала - «слово противу слова». Суд только следил за состязанием сторон, которое нередко могло выражаться в поединках, ордалиях и подобных действиях, а затем выслушивал свидетелей и своим решением констатировал исход состязания. Правым согласно судебному решению признавался победитель поединка. Существовало и упрощенное производство по делам, совершенным в условиях так называемой очевидности.

В литературе указано, что «наличие институтов «послушества», «сочения», «гонения следа» и «свода», восходящих к периоду глубокой архаики, было обусловлено стремлением к дифференциации процесса в рамках существовавших способов разрешения конфликтов, таких как самосуд, самоуправство, суд общины и княжеское правосудие».Амплеева Т.Ю. История судоустройства и уголовного судопроизводства в России (IX--XIX вв.): автореф. дис канд. юрид. наук: 12.00.01. / Т.Ю. Амплеева; Юридический институт МИИТа. - М., 2005. - С. 28.

При наследниках Ярослава (1050-е гг.) независимо от заявленного иска судом стало преследоваться убийство. Однако, связано это было в большей степени с материальными интересами государства. Как свидетельствуют историки: «редкие случаи вмешательства в дело преследования, при отсутствии «истца», органов власти вызывались лишь тем обстоятельством, что эти органы получали свою «продажу» и начинали дело «своего прибытка деля»». Уголовный процесс: Учебник для вузов / В.П. Божьев; под ред. В.П. Божьева. 3-е изд., испр. и доп. - М.: Юрайт, 2011. - С. 51. В тех случаях, когда «продажа» уплачивалась кем-либо посторонним, преследование прекращалось.

Важнейший источник древнерусского права - Русская Правда, которая ограничила кровную месть, а также назвала должность вирника - лица, обязанного проводить расследование и собирать виру, а также отрока - помощника вирника, исполняющего его поручения. Нормы Русской Правды и более поздних законодательных документов (Новгородская судная грамота) свидетельствуют о формировании на Руси исторически первого вида уголовного процесса - обвинительного.

Принятие и распространение на Руси христианства повлекли создание церковных судов, к юрисдикции которых в основном относились церковные (духовные) дела, при этом судьи - церковные иерархи в этот период в своем лице объединяли и судью, и обвинителя. В светском варианте также шло совершенствование института уголовного преследования. Достаточно отметить, что по Псковской судной грамоте 1467 г. проведение расследования для обнаружения преступника осуществлялось приставами-обысчиками, представлявшими потерпевшего и его интересы. Однако в России X - XV вв. расследование и суд вплоть до конца XV в. продолжались по правилам Русской Правды.

Период феодальной раздробленности на Руси характеризуется вытеснением состязательного (обвинительного) процесса и формированием розыскного, или инквизиционного, процесса. Этому немалым образом способствовало стремление местных феодалов сосредоточить в своих руках как можно больше административной и судебной власти. Однако, розыскной процесс в течение очень длительного времени сосуществовал с обвинительным. По Соборному уложению 1649 г. в ряде случаев допускалась возможность перехода дела, начавшегося в обвинительном процессе, к производству в порядке розыскного процесса. Следует отметить, что в данный промежуток времени происходили изменения и в уголовном праве: «медленная трансформация понятия преступления от частноправового деликта к публично-правовому». Амплеева Т.Ю. История судоустройства и уголовного судопроизводства в России (IX - XIX вв.): автореф. дис. канд. юрид. наук: 12.00.01. / Т.Ю. Амплеева; Юридический институт МИИТа. - М., 2005. - С. 22.

Уголовное преследование лица за совершение преступления, его сыск, обвинение, а также и суд над ним в розыскном процессе осуществлялись судьей. Обвиняемый при этом был лишен возможности защищаться и рассматривался как объект, а не субъект процесса. Но все же, несмотря на проявление начала государственной ответственности за общественную безопасность, ответственность эта в силу реальных условий времени большей частью была возложена на население (губные старосты и губные целовальники), а не на правительственные учреждения.

Постепенно розыскной порядок укреплялся, вытесняя из области уголовного правосудия остатки обвинительного процесса. Общим правилом становится возбуждение преследования за тяжкие преступления при отсутствии истца. «А не буде на кого в смертном деле челобитчика, и по таким делам за мертвых людей истец бывает сам царь». Хрестоматия по уголовному процессу России: учебное пособие для вузов / авт.- сост. Э.Ф. Куцова; под ред. Э.Ф. Куцовой. - М.: Городец, 2005. - С. 26. Таким образом, на первый план выступает государственный элемент преследования преступлений, а личный элемент и состязательное начало постепенно отодвигаются в тень. Характерными чертами княжеского правосудия в это время следует считать преобладание обязанностей над правами и жесткий контроль со стороны общества, который обеспечивался коллегиальным составом всех судебных учреждений. Особое место среди органов, осуществлявших правосудие, принадлежало церковному суду, который с момента своего появления и на протяжении нескольких веков имел широчайшую юрисдикцию.

В процессе складывания Русского централизованного государства произошла кардинальная смена модели уголовного судопроизводства. Монгольское владычество, продолжавшееся более двух столетий, оказало заметное влияние на формирование властных, политических и правовых институтов Московской Руси. Централизация проходила в условиях жесточайшей борьбы за обретение государственного суверенитета. Поэтому единственно возможным путем создания мощного независимого государства был мобилизационный путь, требующий тотальной регламентации всех подсистем общества при помощи властно-принудительных методов. Все это не могло не повлиять на дальнейшее развитие общерусской системы правосудия, формирование уголовной политики Российского государства, характер развивающегося уголовного процесса, а главное -- на цели уголовного процесса.

В XVIII -- первой половине XIX вв. российский уголовный процесс развивается в русле значительно изменившейся уголовной политики петровского, а затем и екатерининского государства. Происходит приспособление правовых идей европейского абсолютизма к традиционной модели отечественного государственного управления. Именно в XVIII в. окончательно определился вектор развития уголовного процесса императорской России в сторону так называемой смешанной формы.

При правлении Петра I розыскное судопроизводство доводится до крайних пределов. Краткое изображение процессов говорит: «...процесс есть, когда судья ради своего чину, по должности судебной вопрос и розыск чинит, где, каким образом, как и от кого такое учинено преступление». Хрестоматия по уголовному процессу России: учебное пособие для вузов / авт.- сост. Э.Ф. Куцова; под ред. Э.Ф. Куцовой. - М.: Городец, 2005. - С. 33. Основной тенденцией развития процессуального законодательства была детальная регламентация каждого процессуального действия. Однако, все усилия Петра были сосредоточены не на упорядочении всего комплекса вопросов уголовного судопроизводства, а на модернизации отдельных его институтов. Вменяя в обязанности суда собирание, оценку, а главное - проверку всех представленных доказательств, законодатель стремился превратить суд из пассивного арбитра в наиболее активного участника процесса. Император пытался решительно пресечь распространение так называемых «процессуальных преступлений»: лжеприсяги, лжесвидетельства, подачи необоснованных исков, превратившихся, по сути, в прибыльный промысел.

Указом Высочайшего повеления 1697 г. император доводит до логического конца начатое ранее, подлежавшее применению лишь в особо важных случаях, правило о решении розыском всех дел без исключения, в том числе и гражданских. Розыскное начало проникает также в законодательство Екатерины II и Александра II, откуда переходит и в Свод законов.

В ходе губернской реформы 1775 г. значительные изменения произошли и в системе судоустройства. Судебные учреждения, организованные на принципах сословности и коллегиальности, были дополнены Совестными судами, которые могли в своей деятельности руководствоваться не только буквой закона, но и такими категориями, как разум и справедливость. Важнейшей задачей Совестного суда было обеспечение процессуальных прав личности, впервые установленных екатерининским законодательством.

Первый УПК России - результат кодификации и издания Свода законов Российской империи 1832 г., который возложил на губернских прокуроров и их товарищей «охранение благоустройства и законного порядка в губернии, содействие к пресечению злоупотреблений и лихоимства, возбуждение «безгласных» уголовных дел». Звягинцев А.Г. Тайные советники империи. Российские прокуроры XIX века / А.Г. Звягинцев, Ю.Г. Орлов. - М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 1995. - С. 150. Этот порядок находит свое подтверждение и в более ранних исторических документах. Например, в Циркулярном ордере генерал-прокурора, министра юстиции Г.Р. Державина, который направил его губернским прокурорам, указав: «всемерно имеет наблюдать не происходит ли где кому пристрастных допросов, бесчеловечных истязаний и притеснений всякого рода на обвинение невиновности, а с другой - упущения и послабления преступлениям, а также сокрытия нестерпимых злодеяний, и в том случае обязанностью вашей да будет ходатайствовать и настоять в губернском правлении, чтобы следствие приведено было в надлежащую ясность, точность и окончено с совершенным беспристрастием, дабы вышнему месту не осталось ни сомнения, ни повода требовать дополнительных по делу доследований». Сидорчук М.В. Полное Собрание законов Российской империи: История создания / М.В. Сидорчук // Правоведение. - 1991. - № 4. - С. 95.

К середине XIX в. и власть и общество с полной очевидностью осознавали общий кризис юстиции. Среди наиболее значимых причин кризиса следует назвать бессистемность государственных преобразований, о последствиях которых никто не задумывался, что порождало в обществе, несмотря на ужесточение репрессий, тотальную безответственность и социальную апатию; взаимное недоверие власти и общества. Серьезным криминогенным фактором была повсеместно распространившаяся практика подчинения граждан не закону государственному, а «закону сильного», тому, кто находится ближе к государю и облечен его доверием.

Свод законов Российской империи, регулирующий в 30 - 50-х гг. XIX в. институт уголовного преследования, предусматривал поводы к началу следствия и предписывал, что Губернский прокурор, Губернские стряпчие обязаны обнаруживать доходящие до их сведения уголовные преступления, особенно безгласные, по которым нет истца. Свод законов Российской империи / Классика Российского права. [Электронный ресурс] - электрон. дан. - Программа информационной поддержки Российской науки и образования: Консультант Плюс: Высшая школа // Справочные правовые системы. - 2013. - Режим доступа: http://civil.consultant.ru/code. - СПС «Консультант Плюс». - Загл. с экрана. Изложенное позволяет утверждать, что начиная с этого периода прокуратура стала осуществлять уголовное преследование, но в несколько усеченном виде.

С началом 60-х гг. XIX в. основную нагрузку по реализации уголовного преследования осуществляли судебные следователи, учрежденные Указом императора Александра II от 8 июня 1860 г. «Об отделении следственной части от полиции», в обязанности которым было вменено производство расследования по всем преступлениям и проступкам, подлежащим ведению судебных мест, ранее данные полномочия принадлежали полиции. А.Г. Халиулин отмечает, что «судебная деятельность еще не была отделена от следственной, хотя рассмотрение дела судебным следователем, по которому он же проводил расследование, не допускалось». Халиулин А.Г. Осуществление функции уголовного преследования прокуратурой России: учебно-методическое пособие / А. Г. Халиулин; под ред. А.Г. Халиулина. - 2-е изд., перераб. и доп. - Кемерово.: Кузбассвузиздат, 1997. - С. 57.

Судебная реформа 1864 г. не только создала в России самостоятельный и независимый суд, но и коренным образом изменила концептуальной основы судоустройства и судопроизводства. Был создан процесс смешанного типа, введена свободная оценка доказательств, создана самостоятельная и независимая судебная власть, ограничены полномочия прокуратуры и появилась независимая адвокатура. Уставы 1864 г. «заложили основу формирования новой исторической модели уголовного процесса, построенной на принципах гласности, устности, состязательности, равноправия сторон, презумпции невиновности». Амплеева Т.Ю. История судоустройства и уголовного судопроизводства в России (IX - XIX вв.): автореф. дис. канд. юрид. наук: 12.00.01. / Т.Ю. Амплеева; Юридический институт МИИТа. - М., 2005. - С. 22. Однако, существование данной модели невозможно в условиях авторитарного механизма функционирования власти, поэтому возникли противоречия между существовавшими в стране политическими условиями и созданной вопреки этим условиям судебной системой. В итоге условия оказались сильнее. Российский суд довольно быстро вернулся в свое обычное состояние - верного проводника и исполнителя самодержавной воли.

Указанный порядок сохранялся вплоть до 1917 г. Декретом СНК РСФСР от 24 ноября 1917 г. № 1 «О суде» были упразднены институты судебных следователей, прокурорского надзора, присяжной и частной адвокатуры, предварительное следствие по уголовным делам было возложено на местных судей единолично. Таким образом, можно согласиться с Е.А. Скрипилевым в том, что «идеи «революционной целесообразности» привели их авторов к возвращению, по сути, инквизиционных черт процесса». Скрипилев Е.А. К характеристике законодательства первого пятилетия Советской власти (1917-1922 гг.) / Е.А. Скрипилев, Н.А. Антонова // Теория права: новые идеи. Вып. 4. - М., 1995. - С. 10. В роли обвинителей и защитников, допускаемых также и в стадии предварительного следствия, могли выступать все «неопороченные» граждане, которые пользовались гражданскими правами. Государственное обвинение в суде было заменено обвинением общественным, непрофессиональным. Лиц, осуществлявших общественное обвинение, приглашали из коллегий правозаступников, создаваемых на основе добровольной записи всех желающих.

В дальнейшем был принят ряд нормативных правовых актов, которые регулировали вопросы создания и порядка деятельности народных судов, революционных трибуналов, революционных военных трибуналов и иных подобных органов революционной юстиции. Однако существенных изменений в принципах их организации и функционирования, а также регламентации осуществления уголовного преследования, по сравнению с положениями указанных выше декретов, произведено не было. При Революционном трибунале ВЦИКа создавались коллегии обвинителей, члены которых осуществляли надзор за соблюдением законов при расследовании преступлений, поддерживали государственное обвинение по уголовным делам, приносили кассационные протесты на незаконные и необоснованные приговоры судов. Однако, как справедливо отмечает Е.А. Скрипилев, «они по-прежнему были общественными, а не государственными органами». Басков В.И. Отечественная прокуратура в 1922 - 1996 гг. / В.И. Басков // Вестник Московского ун-та: сб. науч. трудов. Сер. 11. / Право, №1. - М., 1998. - С. 102.

25 мая 1922 г. был принят первый УПК РСФСР, который в редакции от 15 февраля 1923 г. действовал до принятия УПК РСФСР в 1960 г. Современные исследователи отмечают, что «УПК РСФСР 1922 г. регламентировал уголовный процесс смешанного типа, заимствуя ряд положений из Устава уголовного судопроизводства 1864 г». Кутафин О.Е. Судебная власть в России. История. Документы. Т. V./ О.Е. Кутафин, В.М.Лебедев; под ред. Г.Ю. Семигина. - М.: Право, 2003. - С. 45.

Существенные изменения в правовой регламентации института уголовного преследования произошли в 1955 году, когда на прокуратуру были возложены полномочия «по привлечению к уголовной ответственности лиц, виновных в совершении преступлений и надзорные полномочия». Об утверждении положения о прокурорском надзоре в СССР: указ Президиума ВС СССР от 24 мая 1955 / Законодательство. Документы СССР. [Электронный ресурс] - электрон. дан. - Программа информационной поддержки Российской науки и образования: Консультант Плюс: Высшая школа // Справочные правовые системы. - 2013.

Значимым историческим этапом развития уголовно-процессуального права в СССР было принятие в 1958 г. Основ уголовного судопроизводства СССР и союзных республик, которые несмотря на ярко выраженные элементы командно-административной системы тоталитарного политического режима Советского государства все же закрепляли важные демократические принципы уголовного процесса. Однако, сохранялись и черты розыскного процесса (отсутствие разделения функций между обвинением и разрешением судом дела по существу). Суд этого исторического периода очень точно охарактеризован И.Л. Петрухиным, который писал, что «суд в условиях проявления командно-административной системы всех элементов государственного механизма не мог быть гарантом защиты прав человека и зачастую сам суд выступал отнюдь не поборником законности, а, напротив, орудием государственного произвола». Петрухин И.Л. Правосудие и законность / И.Л. Петрухин // Советское государство и право. - 1987. - № 6. - С. 75

Существенной вехой развития института уголовного преследования по советскому законодательству является принятие 7 октября 1977 г. новой Конституции СССР, установившей демократические принципы, присущие современному уголовному судопроизводству.

Долгое время отсутствовало законодательное закрепление понятия «уголовное преследование», в частности, о нем не упоминалось в УПК РСФСР, но законодатель использовал данный термин в других законах. В.А. Горленко отметил в своей статье, что «впервые в официальных документах об уголовном преследовании было заявлено в Концепции судебной реформы в РСФСР 1991 г. как о доминирующей функции прокуратуры». Горленко В.А. Дефиниция уголовного преследования в российском законодательстве (историко-правовой аспект) / В.А. Горленко // История государства и права. - 2008. - № 18. - С. 6 Термин «уголовное преследование» постепенно стал распространяться в отечественном законодательстве, например, в Федеральном Законе «О прокуратуре РФ» от 17 января 1992 года. Также термин «уголовное преследование» периодически употреблялся в решениях высших судебных органов России, в международных договорах, подписанных и ратифицированных Россией, в том числе в договорах о правовой помощи. На первоначальном этапе реформирования современного российского законодательства новые нормы вводились путем дополнений и изменений в УПК РСФСР. Попытка возродить рассматриваемый институт в уголовно-процессуальном праве была предпринята в 1997 году в проекте, а в дальнейшем нашла свое отражение в УПК РФ от 18 декабря 2001 года. Данный кодифицированный законодательный акт дал легальное определение понятия «уголовное преследование». Институту уголовного преследования посвящена гл. 3 разд. I УПК РФ, состоящая из четырех статей, раскрывающих его общие положения. Специальные нормы об уголовном преследовании рассредоточены по различным главам Кодекса.

На основании вышеизложенного необходимо сделать следующие выводы: для Древней Руси характерно формирование уголовного процесса обвинительного (состязательного) вида, который в период феодальной раздробленности на Руси был вытеснен розыскным (инквизиционным) процессом, однако, они долгий период времени сосуществовали. На рубеже XI--XII вв. заметной тенденцией становится постоянно возрастающая регулятивная роль государственной власти. В процессе складывания Русского централизованного государства произошла кардинальная смена модели уголовного судопроизводства. Централизация проходила в условиях жесточайшей борьбы за обретение государственного суверенитета, происходила тотальная регламентация всех подсистем общества при помощи властно-принудительных методов. В XVIII -- первой половине XIX вв. российский уголовный процесс приобрел смешанную форму. Ядром правовой модернизации XIX в. стала Судебная реформа 1864 г., создавшая независимый публичный суд, состязательное судопроизводство и суд присяжных, а также необходимые условия для внедрения законности в судопроизводство. Эта реформа впервые в истории России передала отправление правосудия в руки профессиональных юристов, появилась реальная гарантия прав обвиняемых в уголовном процессе. С началом 60-х гг. XIX в. произошло отделение следственной деятельности от полицейской, основную нагрузку по реализации уголовного преследования осуществляли судебные следователи.

После 1917 г. произошли определенные изменения. Декрет СНК РСФСР от 24 ноября 1917 г. № 1 «О суде» вернул инквизиционные черты уголовного процесса, предварительное следствие по уголовным делам было возложено на местных судей единолично. Государственное обвинение в суде было заменено обвинением общественным, непрофессиональным. В дальнейшем был принят ряд законов, которые регулировали вопросы создания и порядка деятельности органов революционной юстиции, на Прокуратуру СССР были возложены функции надзора и уголовного преследования. Значимым историческим этапом развития уголовно-процессуального права в СССР было принятие в 1958 г. Основ уголовного судопроизводства СССР и союзных республик, которые закрепляли важные принципы уголовного процесса, но в данном законе имели место быть и черты розыскного процесса. Существенной вехой развития института уголовного преследования по советскому законодательству является принятие 7 октября 1977 г. новой Конституции СССР. Долгое время термин «уголовное преследование» законодательного закрепления не имел, однако, в настоящее время получил нормативно-правовое закрепление в УПК РФ от 18 декабря 2001 года.

1.2 Значение уголовного преследования

Система современного уголовного судопроизводства ориентирована на защиту гарантированных Конституцией РФ прав и свобод, законных интересов личности, общества и государства от такого негативного социального явления, как преступность. Защита конституционных прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, как общая цель уголовного судопроизводства осуществляется посредством обнаружения и уголовного преследования лиц, их совершивших. При этом уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию.

Определенное в ст. 6 УПК РФ назначение уголовного судопроизводства соответствует конституционному положению о приоритетности в нашем обществе прав и свобод человека и гражданина (ст. 2 Конституции РФ) и, безусловно, относится к важным целям уголовного судопроизводства, в числе которых следует также назвать законные интересы общества и государства.

Таким образом, значение уголовного преследования заключается в том, что оно является основным средством защиты публичного интереса в уголовном процессе. В отличие от прежнего отечественного уголовно-процессуального законодательства УПК РФ не закрепил принцип публичности уголовного судопроизводства, однако, процессуалисты отмечают, что «принцип публичности трансформировался в обязанность осуществлять уголовное преследование, а также отдельные элементы принципа публичности содержатся в различных статьях УПК РФ». Мартынчик Е.Г. Публичное и частное начала в уголовном процессе и роль адвоката в их реализации / Е.Г. Мартынчик // Адвокатская практика. - 2010. - № 6. - С. 35..

Вместе с тем следует отметить, что профессор В.А. Семенцов и О.В. Гладышева в своей статье указали на существенный недостаток, заключающийся в том, что «обеспечение публичного интереса, состоящего в защите личности, общества и государства от преступных проявлений не закреплено в законе». Семенцов В.А. О взаимосвязи публичности, законности и справедливости в системе уголовного судопроизводства / В.А. Семенцов, О.В. Гладышева // Общество и право. - 2011. - № 1. - С. 156. Свою позицию они объясняют тем, что защита интересов в публичном праве должна осуществляться по обязательному предписанию Закона должностными лицами, а само публичное право есть сфера власти и подчинения. Данные исследователи, проанализировав ст. 20 УПК РФ, отмечают, что уголовное судопроизводство осуществляется в публичном порядке по всем делам, за исключением тех, для которых установлен иной (частно-публичный или частный) порядок. Однако, элемент публичности присутствует и при уголовном судопроизводстве по уголовным делам частного и частно-публичного обвинения, когда производство по данным делам осуществляется в порядке публичного обвинения в исключительных случаях, установленных законом. Основываясь на вышеуказанном, В.А. Семенцов и О.В. Гладышева утверждают, что «данные обстоятельства придают публичности (официальности) статус принципа уголовного судопроизводства и вызывают необходимость дополнения УПК РФ новой ст. 7.1 «Публичность уголовного судопроизводства»». Там же. - С. 158. Данные процессуалисты считают, что введение этого принципа в текст УПК РФ подчеркнет государственную монополию уголовного преследования лица за совершение преступления, закрепит положение, согласно которому обвинение исходит от государства (при наличии исключений из этого правила, указанных в ст. 20 УПК РФ).

Изучив нормативно-правовую базу, следует также указать, что Конституционный Суд РФ также придерживается позиции публичного предназначения уголовного преследования. Так, п. 3 Постановления Конституционного Суда РФ от 27.06.2005 № 7-П «По делу о проверке конституционности положений ч. ч. 2 и 4 ст. 20, ч. 6 ст. 144, п. 3 ч. 1 ст. 145, ч. 3 ст. 318, ч. ч. 1 и 2 ст. 319 УПК РФ в связи с запросами Законодательного Собрания Республики Карелия и Октябрьского районного суда г. Мурманска» гласит: «Специфика уголовно-правовых отношений как особой разновидности публично-правовых отношений, возникающих в связи с совершением общественно опасных деяний, обусловливает особенности механизма осуществления судопроизводства по уголовным делам, в рамках которого уголовное преследование лица, предполагаемо виновного в совершении такого деяния, его привлечение к уголовной ответственности и возложение на него мер уголовно-правового воздействия принимает на себя государство в лице специально уполномоченных органов, потерпевший же при этом выступает лишь в качестве субсидиарного участника на стороне обвинения». Данное положение закреплено и в Определении Конституционного Суда РФ от 22.11.2012 № 2048-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Мурадян Марии Ивановны на нарушение ее конституционных прав ч. 3 ст. 14, ч. 1 ст. 21, ст. 22 и ст. 42 УПК РФ». Пункт 4 Постановления Конституционного Суда РФ от 24.04.2003 № 7-П «По делу о проверке конституционности положения п. 8 Постановления Государственной Думы от 26.05.2000 «Об объявлении амнистии в связи с 55-летием победы в ВОВ 1941-1945 годов» в связи с жалобой гражданки Л.М. Запорожец» содержит следующее положение: «Обязанность государства обеспечивать восстановление прав потерпевшего от преступления не предполагает наделение потерпевшего правом предопределять необходимость осуществления уголовного преследования в отношении того или иного лица, а также пределы возлагаемой на лицо уголовной ответственности».

Публичный характер уголовного преследования не вызывает сомнений ни у законодателя, ни у правоприменительных органов.

«Публичный интерес - это охраняемый законом интерес, за которым стоят общество и государство» Тотьев К.Ю. Публичный интерес в правовой доктрине и законодательстве / К.Ю. Тотьев // Государство и право. - 2002. - № 9. - С. 21.. И.Г. Смирнов предлагает следующее понимание публичного интереса: «Публичный интерес - это государственный интерес, а также подтвержденный государством и законодательно закрепленный общественный интерес как совокупность социально значимых частных интересов, не вступающих в противоречие с государственным интересом». Смирнов И.Г. Интерес - понятие уголовно-процессуальное / И.Г. Смирнов // Государство и право. - 2008. - № 8. - С. 17. В уголовном судопроизводстве публичный интерес выражается в создании обстановки неотвратимости наказания за совершенное преступление и привлечении к уголовной ответственности виновных. Идея публичности выражается также в обязанности государственных органов и должностных лиц в пределах своей компетенции обеспечить охрану прав и свобод человека и гражданина, интересов общества и государства. Защищая публичный интерес, уполномоченные органы и должностные лица осуществляют свои функции, как правило, независимо от воли отдельных организаций и граждан, принимают меры по установлению события преступления, изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления.

Не так давно в науке сформировался взгляд на публичность как на отдельную категорию - публичное начало. Так, в первом фундаментальном исследовании по данной проблематике, осуществленном Л.Н. Масленниковой в 2000 году «публичность рассматривается и как публичное начало, составляющее основу уголовного судопроизводства и отражающее в нем публичный интерес, и как принцип уголовного процесса». Масленникова Л.Н. Публичное и диспозитивное начала в уголовном судопроизводстве России: дис. ... д-ра юрид. наук / Л.Н. Масленникова; ВНИИ МВД РФЫ. - М., 2000. - С. 43. Однако, М.Т. Аширбекова полагает, что применительно к уголовному судопроизводству публичность следует толковать только как принцип. Именно «принцип публичности определяет процессуальный способ защиты публичного интереса, уже взятого под охрану уголовным законом». Аширбекова М.Т. О принципе публичности и публичном интересе в уголовном процессе / М.Т. Аширбекова // Вестник Воронежского института МВД России. - 2004. - № 2 (17). - С. 23.

Е.Г. Мартынчик утверждает: «публичное начало в уголовном судопроизводстве - это не только форма реализации уголовного преследования, но и одновременно защиты личности, ее жизненных ценностей и благ, рассмотрения и разрешения уголовного конфликта судом. По предмету регулирования публичное начало распространяет свое действие на весь уголовный процесс. По субъектному составу принцип публичности в первую очередь касается органов и должностных лиц, ведущих уголовное судопроизводство от имени и в интересах государства». Мартынчик Е.Г. Публичное и частное начала в уголовном процессе и роль адвоката в их реализации / Е.Г. Мартынчик // Адвокатская практика. - 2010. - № 6. - С. 35.

Таким образом, значение уголовного преследования в уголовном судопроизводстве велико. Защита конституционных прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений, как общая цель уголовного судопроизводства осуществляется посредством обнаружения и уголовного преследования лиц, их совершивших. При этом уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания в той же мере отвечают назначению уголовного судопроизводства, что и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию. Уголовное преследование заключается в том, что оно является основным средством защиты публичного интереса в уголовном процессе, позиции публичного предназначения уголовного преследования придерживаются закон, правоприменительные органы и многие ученые.

Глава 2. Уголовное преследование как институт российского уголовного судопроизводства

2.1 Понятие публичного уголовного преследования

Согласно п. 55 ст. 5 УПК РФ под уголовным преследованием подразумевается «процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления». Уголовно-процессуальный Кодекс РФ: текст с изм. и доп. на 2013 год. - М.: ООО «Проспект, КноРус», 2013. - С. 9. Под публичным уголовным преследованием же определяется процессуальная деятельность, осуществляемая органами государства и от имени государства в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления, причем не только и не столько в интересах потерпевшей стороны, сколько в интересах всего общества в целом, во имя справедливости и в целях предупреждения повторения аналогичных преступлений впредь как тем же лицом, так и другими лицами. Поэтому движение уголовного дела публичного обвинения позицией сторон не связано. Публичное уголовное преследование есть вся «правовая деятельность органов уголовного преследования, направленная на обоснование утверждения обвинительной власти о наличии материального уголовно-правового отношения между государством и обвиняемым, т.е. правовая форма борьбы с преступностью». Федотов А.В. Сущность и содержание понятия «уголовное преследование» в современном российском уголовно-процессуальном праве / А.В. Федотов // «История государства и права». - 2009. - № 2. - С. 12. Расследование и судебное рассмотрение таких дел производятся по общим правилам уголовного судопроизводства, без изъятия и особенностей. По всем уголовным делам публичного обвинения обязательно производство предварительного расследования, например, по уголовному делу №15056667, которое было возбуждено по факту убийства П.Р. Старцова. Публичное уголовное преследование осуществляется по всем уголовным делам, за исключением уголовных дел, производство по которым осуществляется в частном и частно-публичном порядке. Однако, производство по делам, которые относятся к делам частного и частно-публичного обвинения может осуществляться в порядке публичного обвинения в случае, если потерпевший находится в зависимом положении от подозреваемого (по работе (службе), в семье, в быту, в корпоративном отношении и т.д.), находится в беспомощном состоянии (одинокое малолетство или старость, болезнь, инвалидность, нищета, безграмотность), либо подвержен действию других причин, лишающих его реальной возможности нести процессуальное бремя стороны в судебном состязании и эффективно защищать свои права и интересы. В данном случае следователь или дознаватель (последний с согласия прокурора) обязаны принять функцию уголовного преследования на себя и осуществлять ее в полном объеме от имени государства, независимо от волеизъявления и позиции потерпевшего на основе принципа публичности, подчиняя свою деятельность по проверке заявления или сообщения о преступлении, возбуждение уголовного дела и его расследование, а также поддержание обвинения в суде правилам уголовного судопроизводства по делам публичного обвинения, каковыми они, по существу, и становятся, хотя в тексте закона они иногда именуются делами частного обвинения. Безлепкин Б.Т. Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (постатейный) / Б.Т. Безлепкин; под ред. Б.Т. Безлепкина. - 11-е изд., перераб. и доп. - М.: Проспект, 2012. - С. 15.

Н. Неретин в своей статье отмечает, что «понятие «уголовное преследование» в уголовно - процессуальной литературе обозначается в трех значениях:

- как процессуальная деятельность в отношении конкретного лица, состоящая из следственных и иных процессуальных действий, направленных на собирание доказательств причастности лица к совершению преступления и его виновности в совершении данного преступления;

- как наименование функции уголовного судопроизводства;

- как синоним понятия «производство по уголовному делу». Неретин Н. К вопросу о понятии уголовного преследования в уголовном судопроизводстве России / Н. Неретин // «Мировой судья». - 2009. - № 2. - С. 22.

- некоторые процессуалисты предлагают рассматривать понятие «уголовное преследование» как институт уголовно-процессуального права.

Данная классификация применима к понятию «публичное уголовное преследование».

Невозможно не отметить проблемный вопрос, касающийся разграничения «публичного уголовного преследования» и близкого ему по значению понятия «обвинение». В соответствии с УПК РФ под обвинением понимается «утверждение о совершении определенным лицом деяния, запрещенного уголовным законом, выдвинутое в порядке, установленном настоящим Кодексом». Уголовно-процессуальный Кодекс РФ: текст с изм. и доп. на 2013 год. - М. : ООО «Проспект, КноРус», 2013. - С. 6. В уголовно-процессуальной литературе сформировалось три основных подхода к вопросу соотношения категорий «публичное уголовное преследование» и «обвинение»:


Подобные документы

  • Публичное уголовное преследование: его значение, возникновение, развитие в российском уголовном судопроизводстве. Историко-правовой анализ понятия. Субъекты публичного уголовного преследования. Этапы уголовного преследования по делам публичного обвинения.

    дипломная работа [729,9 K], добавлен 12.01.2014

  • Понятия публичного уголовного преследования, история его возникновения и развития в уголовном судопроизводстве РФ. Этапы уголовного преследования по делам публичного обвинения. Публичное уголовное преследование как институт уголовно-процессуального права.

    дипломная работа [300,8 K], добавлен 30.12.2013

  • История возникновения и развития публичного уголовного преследования в уголовном судопроизводстве РФ, его значение и понятие. Основания для начала и окончания уголовного преследования по делам частного и частно-публичного обвинения, его субъекты и этапы.

    дипломная работа [1,2 M], добавлен 09.12.2013

  • Понятие, сущность и значение уголовного преследования. Виды и формы уголовного преследования. Сроки и субъекты уголовного преследования. Уголовное преследование в досудебном производстве по делам публичного обвинения в отношении подозреваемого.

    дипломная работа [70,8 K], добавлен 17.10.2006

  • Понятие и сущность уголовного преследования. Обвинительная власть. Виды обвинения, уголовного преследования. Частное и публичное обвинения. Порядок и формы реализации уголовного преследования. Частное, публичное и частно-публичное уголовные преследования.

    курсовая работа [51,0 K], добавлен 07.11.2008

  • Понятие института уголовного преследования, разграничение понятий "уголовное преследование" и "обвинение". Принципы процессуальной деятельности осуществляемой стороной обвинения. Анализ сроков уголовного преследования, начало его реализации и окончание.

    курсовая работа [61,5 K], добавлен 27.05.2015

  • Реализация защитником прав в досудебном и в судебном производствах. Соотношение прав защитника с полномочиями прокурора и государственного обвинителя. Уголовное преследование по обвинению в совершении преступления. Наделение лица статусом подозреваемого.

    контрольная работа [18,6 K], добавлен 31.05.2013

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.