Семантика творчества в романах Набокова "Дар" и "Приглашение на казнь"

Ознакомление с механизмами творческого процесса в набоковских романах. Определение особенностей аллюзии и реминисценции. Изучение влияния различных литературных течений на формирование стиля писателя. Анализ игровых элементов в произведениях Набокова.

Рубрика Литература
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 02.06.2017
Размер файла 83,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Семантика творчества в романах Набокова «Дар» и «Приглашение на казнь»

Содержание

Введение

1. Художественный мир В.В. Набокова: творчество как эстетическая проблема

1.1 Роль темы творчества в поэтике произведений В.В. Набокова

1.2 Концепция творчества и стилевые поиски Набокова

1.3 Восприятие творчества В.В. Набокова в критике

2. Особенности изображения творческого сознания в романах «Дар» и «Приглашение на казнь»

2.1 Герои и пошляки

2.2 Женские образы

2.3 Механизмы творческого процесса в набоковских романах

2.4 Мотивы игры

2.5 Аллюзии и реминисценции

Заключение

Список литературы

Приложение

Введение

Творчество Владимира Набокова уже многие годы тщательно изучают российские и западные исследователи. Ему посвящено множество работ: одни изучают его как русского писателя, другие как западного, для одних он модернист, для других - родоначальник постмодернизма.

На сегодняшний день существует большое количество книг и статей, анализирующих особенности творческой манеры Владимира Владимировича. Обширный круг исследований составляют идеи таких исследователей, как Б. Аверина, В. Александровой, С. Давыдова, А. Долинина, Б. Бойда, З.Шаховской, Л.Целковой. Их научные труды и работы других литературоведов помогают понять основные моменты творческой концепции автора, создать цельное представление о его мировоззрении.

Популярность В.В. Набокова и его произведений все растет, круг читателей расширяется, и привычных описательных терминов и теоретических понятий уже недостаточно.

Тема дипломной работы «Семантика творчества в романах «Дар» и «Приглашение на казнь» выбрана, учитывая интерес современного литературоведения к раскрытию темы творчества в произведениях Набокова, как отражения его собственной концепции художника-творца.

Большой вклад в исследование этой темы внес О.В. Дефье. Свою докторскую диссертацию он посвятил анализу изменения творческой концепции и места художника в литературе XX века, считая, что писатели этого времени, в том числе и В.В. Набоков, переосмыслили образ творца.

Л.Н. Целкова посвятила множество своих работ творчеству В.В. Набокова, не только исследуя особенности его концепции, но и адаптируя ее в своих учебных пособиях для понимания школьников.

Одно из самых полных и интересных исследований творческой системы писателя и его взглядов сделал в своих книгах Брайан Бойд. Через биографию автора, он систематизировал основные темы и мотивы творчества Владимира Владимировича, составляющие многогранный узор его произведений.

А.А. Пимкина в своей диссертации анализировала семантику творчества Набокова через игровую поэтику его произведений, считая, что она является важным и необходимым элементом для понимания замысла автора.

Объектом нашего исследования стали романы В. Набокова «Приглашение на казнь», «Дар». Эти произведения были выбраны в соответствии с темой дипломной работы. Именно в данные романы Владимир Владимирович вложил свои мысли о творческом процессе, его устройстве и необходимости. Писатель не просто рассказывает историю о жизни творческой личности, он позволяет проникнуть в его психологию и посвящает читателей в тайну создания литературных произведений, прослеживая путь от возникновения идеи к ее воплощению.

Предметом работы является творческая организация художественных произведений, как системы взглядов и модели мироощущения писателя.

Цель исследования - изучить художественный мир названных произведений Набокова, исходя из интереса к значению творческого сознания и изменения концепции художника в литературном мире.

В соответствии с целью работы были поставлены следующие задачи:

-выявить истоки мировоззрения Набокова-художника;

-проследить, как на формирование стиля писателя повлияли различные литературные течения;

-выявить особенности стиля Владимира Владимировича как представителя модернизма;

-проанализировать, как в романах «Дар» и «Приглашение на казнь» претворяется система взглядов и мыслей писателя;

-на примере героев романа создать типологию героев-художников;

-систематизировать игровые элементы в произведениях Набокова;

-проанализировать функцию интертекстуальных связей романов;

-раскрыть систему творческих принципов и задач Набокова, которые были воплощены в романах.

Актуальность дипломной работы состоит в современном изучении произведений «Приглашение на казнь» и «Дар» как разновидностей «романов о художниках», как своеобразных алгоритмов для создания художественных произведений, оригинальных и неповторимых. Набоков подробно описывает не только внутренний мир героев, но и то, как с помощью творчества можно преобразовывать окружающую действительность, переходя на новый уровень восприятия себя и реальности.

Новизна исследования заключается в изучении образной и эстетической системы романов «Дар» и «Приглашения на казнь», которое помогает выявить и систематизировать эстетические взгляды писателя на роль творчества и художника.

Основной девиз философии Набокова-художника - «это первичность сознания, которое есть «единственная реальность мира и величайшее ее таинство» писатель знает о необходимости чувствовать уникальность собственной личности, не подвластной обществу. И своих героев Владимир Владимирович наделяет не только творческим потенциалом, но и способностью видеть краски мира, все его тени и грани.

Практическая значимость работы состоит в том, что изученный материал и результаты исследования могут использоваться в школьных и вузовских курсах литературы ХХ века, литературы русского зарубежья, и на занятиях, посвященных творчеству Набокова.

1. Художественный мир В.В. Набокова: творчество как эстетическая проблема

1.1 Роль темы творчества в поэтике произведений В.В. Набокова

«Разве можно совершенно реально представить себе жизнь другого, воскресить ее в своем воображении в неприкосновенном виде, безупречно отразить на бумаге? Сомневаюсь в этом; думается, уже сама мысль, направляя свой луч на историю жизни человека, неизбежно ее искажает. Все это будет лишь правдоподобие, а не правда, которую мы чувствуем», - писал В.В. Набоков в своем эссе «Пушкин или Правда и правдоподобие», ставя под сомнение саму возможность постичь суть человека, историю его жизни. Наверно, поэтому и его биография и тексты - это всегда тайна, а истина доступна лишь проницательному читателю и исследователю.

В. Набоков известен как романист, но начинал он как поэт. Первая публикация появилась в еще школьном журнале «Юная мысль» в 1915 - это было стихотворение «Осень». А вскоре автор выпустил небольшой сборник «Стихи. В.В. Набоков», однако, критикой он замечен не был.

А ведь еще недавно из-за запрета на книги Набокова в советской России только это издание и мог увидеть читатель. Сам писатель отзывался о ней в одном интервью так: «С версификацией все в порядке, оригинальности никакой».

Мало того, учитель Набокова в те годы - Владимир Гиппиус - принес творения юного поэта в класс, с насмешкой зачитав некоторые из них. Его жена, известная поэтесса Зинаида Гиппиус при встрече с отцом Набокова, сказала, что его сыну никогда не стать писателем. Но, как показало время, она ошибалась. набоков роман литературный

Владимир Владимирович Набоков родился в 1899 году в знаменитом Царском Селе. Среди великого множества предков стоит выделить, бабушку по отцовской линии -- урожденную баронессу Корф, которая с гордостью говорила, что якобы по имени ее предков и был назван остров Корфу. Дед матери (Елены Ивановны) был сибирским золотопромышленником и миллионщиком - знаменитый Василий Рукавишников. По другой линии дедом матери был Николай Иванович Козлов ученый президент Императорской Военно-медицинской Академии Н.И. Козлова. Отец, Владимир Дмитриевич, был принципиальный англоман. При этом он отказался от блестящей карьеры чиновника, став знаменитым общественным деятелем, адвокатом и одним из основателей партии «народной свободы», более известной в наши дни как партия кадетов. Вместе с другими лидерами кадетов он отстаивал необходимость конституционных свобод. Он был признанным наследником русской либеральной интеллигенции, сочетающей в себе бытовое русское барство, привычку к зажиточности и комфорту с искренним народолюбием. Также он принимал участие в первом составе Временного Правительства.

Первые тринадцать лет жизни В.В. Набоков обучался дома с помощью гувернанток и учителей. Интересно, что его обучали не только классическому для дворянства немецкому и французскому языкам, но и английскому. Его родители были настоящими англофилами, и мальчик выучился читать на английском языке даже раньше, чем на русском. Любимыми авторами и кумирами стали Конан Дойл, Честертон, Уэллс.

Очень большое внимание в семье Набокова уделялось занятиям спорта.

Мальчик увлекался теннисом, велоспортом и боксом, а также шахматами. Позже, будучи студентом, он продолжит свои занятия теннисом и боксом, а составление шахматных задач станет одним из любимейших занятий. Также в доме Набокова поощрялось его увлечение естественнонаучными исследованиями. Мальчик использовал свое время на охоту за бабочками, часто изучал английские энтомологические журналы. Увлечение энтомологией Набоков пронесет через всю свою удивительную жизнь, отразив во многих произведениях.

Когда свершилась Октябрьская революция 1917 года Набоковы переехали в Крым: отец, Владимир Дмитриевич, стал министром юстиции. Но, когда Красная Армия в 1919 году вторглась в Крым и правительство было свергнуто, семья покинула Россию навсегда.

Владимир Владимирович поступил в Кембриджский университет в Великобритании, где с интересом исследовал не только русскую, но и французскую литературу. После окончания университета он переехал к отцу в Берлин, который вскоре был трагически убит, защищая жизнь лидера партии кадетов П.Н. Милюкова.

В 1926 году публика увидела дебютный роман Набокова «Машенька»: воспоминания русского эмигранта Ганина о своей первой любви. После выходят романы «Король, дама, валет» (1928), «Соглядатай» (1930), «Камера обскура» (1933), «Приглашение на казнь (1938) «Дар» и другие.

Если проследить динамику развития героев от романа «Машенька» к роману «Дар», последнему русскому произведению, то можно увидеть, что именно в «Даре» Набоков предоставляет модель истинного художника и осмысляет особенности творческого процесса.

В 1940 году писатель эмигрирует в Америку, и под его новыми произведениями уже будет стоять не подпись «Сирин», а фамилия Набоков.

Перед современными исследователями стоит важная проблема - стоит ли разграничивать творчество Набокова периодов европейской и американской эмиграции, единая ли творческая концепция связывает писателя-Сирина и Владимира Набокова. А.Долинин, например, считал, что, когда Набоков уехал в Америку и начал издавать, используя свое имя, на английском языке переводы из русских поэтов, статьи, рассказы, романы наступила «поистине литературная смерть писателя, возродившегося в ином измерении». Все же о полном преображении Набокова как писателя говорить нельзя. Несмотря на переход на новый язык все же основные темы творчества, мотивы, художественные приемы остались прежними.

Литературный билингвизм Набокова стал объектом споров для исследователей, и до сих пор общего мнения, насколько это явление органично для творчества писателя, нет. Одни считают, что вместе с новым именем и языком Набоков утратил свой дар, отдалившись от русской литературной традиции (Э.Филд, О.Михайлов). Но, согласно мнению таких литературоведов, как З.Шаховская и А.Битов, творчество Владимира Владимировича представляет собой единую и естественную художественную систему, «нет никаких сомнений относительно целостности двуязычного набоковского феномена».3Другие исследователи хоть и признают единство концепции автора, все же считают, что русский и американский периоды творчества противоречивы, что вполне естественно, ведь «авторская индивидуальность не есть статическая система, литературная личность динамична, как литературная эпоха, с которой и в которой она движется».

Таким образом, несмотря на различные концепции, все исследователи делят творчество Владимира Владимировича на период европейской эмиграции «сиринский» (время европейской эмиграции) и «набоковский», начало которого связано с переездом в Америку.

Поселившись в Соединенных Штатах, Набоков стал преподавать в Корнельском университете, где читал лекции по русской и мировой литературе. Однако писательство он не бросил: несмотря на нелегкий переход на английский язык, следующие 20 лет выходят в свет «Истинная жизнь Себастьяна Найта» (1941), «Другие берега» (1951), «Пнин» (1957).

Именно в Америке в 1955 году выходит самый известный роман Набокова - скандальная «Лолита», которая принесла писателю славу и материальное благополучие.

Успех, который пришел к Набокову, позволил автору оставить преподавание в Соединенных Штатах и отправиться в путешествие по Европе. Путешествуя летом 1961 года по Старому Свету, Набоков с женой Верой останавливаются в Монтре, в небольшом отеле Бельмон, поближе к сестре Елене, которая жила в Женеве и сыну Дмитрию, солисту миланской «Ла Скалы». В октябре Набоков с женой снова возвращаются в Монтре во второй раз, чтобы перезимовать. Окна номера выходили на озеро и Нейские скалы -- любимое место писателя для прогулок. В Швейцарии Набоков вел уединенную и размеренную жизнь. Лишь изредка и очень избирательно давая интервью и принимая посетителей. Здесь Набоков занимался своим любимым делом -- ловил бабочек и очень много писал.

Внимание исследователей всегда привлекал вопрос о национальной принадлежности. В российском набоковедении принято считать, что Набокова нельзя назвать американским или европейским писателем, так как черты традиций национальной литературы зарубежья в его творчестве в полной мере не проявляются (Н.Анастасьев, А.Зверев). Однако, сам Набоков свою точку зрения сформулировал ясно: «Настоящий паспорт писателя - это его искусство», « моя голова разговаривает по-английски, мое сердце -- по-русски, и мое ухо -- по-французски». Таким образом, можно сказать, что для самого Владимира Владимировича вопрос национальной принадлежности не был столь важен (Л. Андреева, Н. Анастасьева).

Набокова трижды номинировали на Нобелевскую премию: в 1963, 1964, 1965 годах. Александр Исаевич Солженицын в 1972 году отправил письмо в шведский комитет с рекомендацией на получение Набоковым Нобелевской премии по литературе. Награду Набоков так и не получил, но многие издания позже писали о том, что Владимир Владимирович был незаслуженно ее лишен.

В 1975 году во время прогулки писатель получает серьезную травму, из- за чего начались серьезные боли. В начале июня 1977 года состояние Набокова резко ухудшилось, и 2 июля, писатель скончался в госпитале Лозанны.

В.В. Набоков всегда позиционировал себя как писатель аполитичный и чуждый к вопросам социальных требований: «Я никогда не испытывал интереса к так называемой литературе социального звучания... Я не дидактик и не аллегорист. Политика и экономика... и так далее оставляют меня в высшей степени безразличным». Писатель не раз неодобрительно отзывался о коллегах, которые используют литературу как средство политической борьбы за идею.

«Набоков ощутимо детонировал плюрализм нашей литературно-общественной мысли» - напишет А.Лебедев.

Для Набокова была принципиально важно понимание искусства как высшей ценности, главный компонент которого - эстетизм.

В центре его творческой концепции стоит художник, обладающий безграничной свободой. В статье «О книге, озаглавленной «Лолита» В.В. Набоков пишет, что для настоящего произведения искусства необходимо три элемента «волшебства»: слог, структура и образность. При этом все эти признаки взаимосвязаны и существуют в неразрывном единстве.

Для Набокова - модерниста важно собственное понимание жизни и ее отражение с помощью авторского «я» Творец не отражает существующую реальность, он создает сам совершенно новый мир, с его сложной структурой, познать которую может далеко не каждый читатель.

«В размышлениях о Набокове без тысячи вопросительных знаков не обойтись никак» - писал Г. Адамович. О Набокове и его творчестве написано множество книг, статей и рецензий, но единой интерпретации творческой системы Владимира Владимировича среди литературоведов все же нет.

1.2 Концепция творчества и стилевые поиски Набокова

В современном набоковедении одним из наиболее спорных и противоречивых вопросов является идентификация автора как представителя того или иного художественного течения. Яркое время Серебряного века с его вечноменяющимся и преображающимся литературным миром не могло пройти бесследно. Взгляды автора формировались в русле различных философских концепция и литературных традиций.

Первые произведения В.В. Набокова появились в 20-е годы XX века, временем, которое, по определению исследователя Е.М.Мелетинского, можно назвать эпохой «возрождения мифа». Такое направление развития философской и художественной мысли во многом определено теми исторические событиями и последовавшими преобразованиями в науке и культуре рубежа веков. Большое влияние оказало творчество Ф.Ницше, его исследования генезиса греческой трагедии.

Во многих произведениях Набокова мы модем отыскать черты мифологизации. В ранних рассказах «Нежить»(1921), «Слово» (1923) , «Гроза» (1924) мы с легкостью отыщем мифологические образы из славянского фольклора. В более поздних произведениях, например в «Приглашении на казнь» (1938) мифопоэтика Набокова претерпевает изменения, усложняясь в русле модернизма: сюжеты и образы из мифов сокрыты и только внимательный читатель увидит их тонкое присутствие.

Русскоязычная проза Набокова, по высказыванию В.М. Жирмунского, становится полигенетической и метакультурной в чем можно заметить связь с текстами символистов, в которых миф выполняет функцию тайного кода, шифра, позволяющего проникнуть в суть произведений

Действительно, нельзя отрицать, что Набоков один из приемников русского символизма. Именно в русле этого течения началось развитие молодого поэта Сирина. Даже само имя «Сирин» изначально вписано в историю русского символизма - в Петербурге существовало одноименное издательство символистов, основанное М.Терещенко, где печатались Белый, Блок, Ремизов. Одна из самых известных статей Белого, посвященная символисту В. Иванову, называлась «Сирин ученого варварства».

Однако в творчестве Набокова концепция символизма претерпела серьезные изменения. Художественная космогония Набокова, в отличие от предшественников, обожествляет человека, силу его чувств и магию воображения. В универсуме Набокова автор остается неприкосновенным: опыт творчества с его мучительной и прекрасной игрой переживает лишь сам герой произведения. Автор же находится в идеальной, созданной им сфере бытия. Интуитивное восприятие творчества писателя сближает его с импрессионистами.

Принцип изображения деталей, зримость и осязаемости вещей сближает В.В. Набокова с акмеизмом.

Пристальное внимание к слову, специфика художественной речи, структурно-лингвистическое преображение и наполнение единиц текста сближает его со школой формалистов.

Не осталось не замеченным для Набокова и теория деконструкции, разработанная французскими философами и филологами Жаком Дерридой, Мишелем Фуко и другими. Группа этих мыслителей объявила, что все истины с их претензией на неоспоримость, несостоятельны. Любое утверждение носит в себе неизбежную долю ошибки. Слишком много внешних факторов: среда, время, культурная традиция, этические нормы-все это может повлиять на формулировку, какой бы убедительной и достоверной она не казалась. Видя возможность ошибки, мы пытаемся разобрать на мелкие составляющие всю конструкцию, пытаясь разобраться в возможном искривлении. Например, сам Набоков переписывал свою автобиографию три раза, и в последующей попытке хотел перевести фокус изображения своего жизненного опыта на лирического героя, пытаясь с наибольшей объективностью и отстраненностью посмотреть на пройденный путь.

А Аппель писал, что именно автобиографические книги могут быть «идеальным введением» в подтекст произведений Набокова, позволяющим увидеть отношение автора к проблемам бытия. Произведения «Другие берега» (1954) и «Память, говори» (1966) можно рассматривать как вариант модернистского текста, выражающего отношения автора к жанру биографии. В «Даре» и «Николае Гоголе» можно проследить, как автор пытается изменить традицию биографии, обновив жанр.

Конечно, стоит отметить связь Набокова с модернизмом. Техника модернистской литературы - сложные эксперименты со словом, стилем, формой - придавала новые краски художественному миру ХХ века. Темп окружающей действительности с его пустым шумом вызывали все увеличивающееся чувство одиночества, которые модернисты, фокусировавшиеся на внешнем мире человека, подчеркивали с помощью тонкой игры. В романах Владимира Владимировича читатель сталкивается с литературной игрой, головоломками и реминисценциями, необычными языковыми приемами.

Для Набокова важнейшей эстетической категорией является стиль, единство внутренней формы и внешнего ее выражения. Стиль отражает индивидуальность художника, его манера письмо, даже личностные характеристики. Именно стиль в концепции Набокова, становится той эстетической категорией, где наиболее отчетливо проявляется единство формы и содержания, талант и мастерство художника.

Набокова часто называют предтечей постмодернизма, совершившего «не только в своем творчестве, но и в русской, как, впрочем, и в американской, литературе, волшебное превращение модернизма в постмодернизм» эстетическая концепция Набоков демонстрирует независимость художественного мира произведений от политики, событий окружающего мира, идеологических споров, нравственных требований

Набоков писал: «К писанию прозы и стихов не имеют никакого отношения добрые человеческие чувства, или турбины, или религии, или духовные запросы». Главная функция искусства - эстетическая, главная ценность - слово. На развитие русского постмодернизма оказали большое влияние романы «Приглашение на казнь», «Дар», «Другие берега», «Защита Лужина», «Aдa».Эти произведения демонстрируют понимание В.В. Набоковым мира как уникального текста, сюжет которого построен на сложной игре с сознанием читателя. Надо отметить, что исследователи видят влияние набоковских текстов и на современных прозаиков: Виктора Пелевина, Бориса Акунина, Людмилы Петрушевской.

Поиск творческой концепции Набокова невозможен без упоминания его циклов «Лекций по истории русской литературы» и «Лекция по истории зарубежной литературы». Когда писатель готовился к отплытию в Америку, он начал записывать черновики своих будущих выступлений. Сохранились лишь небольшие фрагменты тех записей. Среди исследователей нет единого мнений об этом произведении: «текучая разговорная проза» (Апдайк), «эссе о литературе» (Дюпи, Зверев, Илюшин), «мистификации Набокова» (Парамонов), «набоковизация мировой литературы» (И.Н. Толстая» - эти и еще другие многочисленные отзывы свидетельствуют о неоднозначности и полемичности литературоведческой концепции В.В. Набокова.

«Лекции о русской литературе» - это непросто исследование литературных произведений, это эстетическая концепция писателя, которую он апробировал при исследовании творчества других авторов. Ведь и выбор того или иного автора (Кафка, Достоевский, Гоголь, Чехов, Толстой и т.д.) у Набокова, конечно, неслучаен: писатель ориентировался на свое представление о значимости и актуальности этих прозаиков в контексте мировой культуры и литературной мысли.

В параграфе «О хороших читателях и хороших писателях» Набоков пишет, что настоящий писатель должен быть рассказчиком, учителем и волшебником, и именно с этих позиций и должен оцениваться каждый творец, к которым Владимир Владимирович относил Кафку, Чехова, Джойса, Пруста. Книгу нельзя читать, ее можно только перечитывать, пишет автор, а значит хороший читатель это тот, кто, обладая воображением, памятью и художественным вкусом, перечитывает книгу много раз, проникая в ее суть и открывая ее тайны. Творчество и для писателя, и для его героев становиться способом самосовершенствования, возможностью возвыситься над повседневностью будней. Набоков оказался чутким к различным течениям современного ему времени художником. Его творчество - это органичный синтез различных направлений, из которых создан сложный узор его произведений.

1.3 Восприятие творчества В.В. Набокова в критике

Документальная хроника критических статей, посвященных Набокову и его творчеству, представляет собой уникальный материал изменения восприятия Владимира Владимировича как автора и творца. Разнообразные сведения - рецензии профессиональных критиков, литературоведов, отзывы в литературных кругах эмигрантов и в Советской России - показывают, как трансформировалось восприятие писателя в зависимость от идеологических и политических условий времени.

Первые литературные пробы Набокова - сборник «Стихи В.В. Набоков» - критикой был практически незамечен. К. Чуковский, которому прислал экземпляр Владимир Дмитриевич, написал холодный вежливый отзыв с похвалой, вложив черновик с более честной и объективной оценкой. Был, конечно, еще восторженный отзыв журналиста Л., но он лишь пытался таким образом отблагодарить отца Набокова.

Следующий сборник «Два пути» (1898) также остался без внимания. Стихотворения не представляли особой художественной ценности, в чем честно признавался и сам автор.

Набоков был удивительным писателем, и конечно, поражал новизной и необычностью своих произведений. Может, поэтому эмигрантские критики сразу поспешили обвинить Набокова в «нерусскости», в копировании иностранных образов и приемов. А для советских критиков Набоков из-за политической ситуации был много лет недоступен. Интересно, что в кругу эмигрантов он воспринимался как русский писатель, а советские критики рассматривали его только в контексте американской литературы, видя в нем одного из основоположников модернизма.

Изучая отзывы и статьи о Набокове, можно проследить, как менялось восприятие его многочисленных образов, масок среди читателей и критиков.

К первым поэтическим пробам Сирина критики отнеслись прохладно, считая его одним из многих в то время поэтов, пытающихся найти место в эмиграции.

В круг литераторов Владимир Владимирович вошел в первую очередь как хороший переводчик. Его переводы «Аня в стране чудес» и «Николка Персик» не остались не замеченными. Рецензенты отмечали отличное знание языка, верно переданный стиль и самобытность произведений. Однако желание Набокова русифицировать произведения, и как следствие из этого изменение имен собственных и названий, посчитали неуместным.

Первое прозаическое произведение «Машенька»(1926) заставило увидеть Набокова в новом свете, вызвав споры критиков. Одни отмечали роман как «яркое явление нашей литературы» (Айхенвальд), считали «ценными документами об эмигрантской жизни» (Мельников-Папушков). Оригинальность, тонкий лиризм, отказ от политической тематики, светлые нотки ностальгии обратили внимание на прозаика-Набокова.

Но были и негативные отзывы. Например, Мочульский писал, что Владимир Владимирович создал «дряхлую вещь» в «благоуханном тумане».

В 1930 году в «Современных записках» выходит роман «Защита Лужина», который изумляет литературное сообщество, оценившее книгу как наиболее интересную вещь в современной прозе.

Вместе с популярностью пришли и недоброжелатели. В марте 1930 в журнале «Числа» вышла статья Г.Иванова, в которой он обвинял писателя в бездуховности, копировании западных образцов в сочетании с отсутствием таланта. Рецензия возмущала, прежде всего, своим вызывающе оскорбительным тоном, сравнением Набокова с «самозванцем-графом, втирающимся в высшее общество».13 Владимир Владимирович, честь которого была задета, даже хотел вызвать критика на дуэль, но, к счастью, его смогли отговорить от такого шага друзья. Позже сам Набоков объяснит, что дерзкая выходка Иванова лишь месть за рецензию Владимира Владимировича на роман жены Иванова «Изольда».

У Набокова было свое видение взаимодействия художников. Диалог со своим оппонентами, по мнению автора, возможен лишь в произведениях, а не критических статьях и шумных разговорах. Герой «Дара» Федор Годунов - Чердынцев, размышляя о возможной дискуссии со своими недоброжелателями, говорит: «Почему разговор с ним никак не может распуститься явью, дорваться до осуществления? Или это и есть осуществление, и лучшего не нужно, - так как подлинная беседа была бы только разочарованием, - пеньками запинок, жмыхами хмыканья, осыпью мелких слов?»

Поэтому вполне естественным стало решение Набокова не реагировать скандалами и криками на эти отзывы и последующую травлю «Чисел», а лишь насмешливо выводить Иванова и его соратников в своих произведениях. Его герои - Христофор Мортус («Дар»), Боярский и Базилевский («Смотри на арлекинов»), Жоржик Уранский из романа «Пнин» и другие-вся эта галерея образов стала ответом писателя негодующим критикам.

Однако, Иванов, по иронии судьбы, своей статьей лишь усилил интерес к творчеству Набокова.

Материал для критиков обширный: Владимир Владимирович отличался завидной работоспособностью и плодовитостью. Одни считали это даром, другие же писали о «холодном, почти механистически действующем аппарате-таланте».

И все же, несмотря на все негативные отзывы, Набоков регулярно публиковался в главном журнале русской эмиграции «Современные записки», его романы выходили отдельными книгами и быстро раскупались, а значит, талант писателя читатель видел и оценил.

Конечно, взрыв отзывов и рецензий вызвала «Лолита», при этом не только у профессиональных критиков и литературоведов, а у обычных читателей, которые были возмущены «неприличным» романом. Одна из читательниц, К. Деникина, даже прислала в журнал «Новое русское слово» письмо с возмущением по поводу романа и напечатанной рецензией М. Слонима, высоко оценившего роман, увидев его несомненные достоинства. Деникина писала: «Никакой национальной гордости не испытываю и не могу согласиться, что книга В. Набокова заняла «почетное место» в литературе». К ее мнению присоединились многие, но и несогласных было немало.

Что интересно, хоть «Лолита» была и остается самым популярным романом Набокова, все же на первом месте в оценке критиков и литературоведов русские романы Владимира Владимировича: «Приглашение на казнь», «Дар» и «Защита Лужина»

История восприятия Владимира Владимировича Набокова показывает, насколько его произведения интересны и неоднозначны. И отзывы рецензентов увлекательны своей многогранностью. Но даже самые строгие критики, пытаясь найти недостатки, не могли не отметить новаторский стиль, оригинальную манеру описания событий и увлекательные сюжеты, заставляющие возвращаться к произведениям Набокова снова и снова.

2. Особенности изображения творческого сознания в романах «Дар» и «Приглашение на казнь»

2.1 Герои и пошляки

Художественный мир Владимира Набокова - явление цельное, образующее разветвленную систему персонажей, мотивов, даже сюжетов. Наверно, каждый исследователь творчества Владимира Владимировича создает свою типологию героев: З. Шаховская среди персонажей писателя выделяла особенно «писателей и биографов», «фокусников и обманщиков». Б. Бойд и А. Зверев свою классификацию основывают на степени духовной близости самого автора со своими героями. А. Долинин же писал: «центральной для всего творчества Набокова является оппозиция глубинного (истинного) и поверхностного (ложного) восприятия мира».

Литературовед Ж. Бло считал, что персонажи-творцы Набокова - это своеобразные дневники писателя, каждый из них в некоторый степени двойник автора, неслучайно наделенный биографическими элементами. Исследователь Нора Букс утверждает, что романы вроде «Машеньки» и «Дара» связаны псевдоавтобиографичностью текста.

В произведения Набокова важной темой стала философия самого творчества как метафизического процесса, связанная с концепцией Платона о двух мира: вещей и идей. В зависимости от установок героя на сближение с тем или иным миром, возможно разделение персонажей Набокова на «творцов» и «пошляков», хотя такая классификация может показаться весьма упрощенной.

Сама тема «пошлости» привлекала особое внимание русской литературы еще в XIX. Особенно интересна эта идея была для Н.В. Гоголя, для которого пошлость стала синонимом бездуховности.

Тема пошлости не раз поднималась в произведениях Набокова, который творчески переосмыслил культурную традицию изображения героя с точки зрения писателя-модерниста. Этому же посвящена одна из лекций писателя «Пошляки и пошлость»18. Если в понимании Н.В. Гоголя пошлость - это бездуховность, стремление к материальным благам, то В.В. Набоков отождествляет пошлость с понятиями «мещанство» и «обыватель», как явление, характерное для всех стран и наций, особенно в век дешевой литературы и яркой рекламы с ее обманчивым блеском. «Пошлость -- это не только явная, неприкрытая бездарность, но главным образом ложная, поддельная значительность, поддельная красота, поддельный ум, поддельная привлекательность». Поэтому, как преподаватель и критик, Владимир Владимирович указывал в своих статьях и лекциях на мастерство таких авторов, как Гоголь и Флобер, изображающих и обличающих пошлость. Уникальность и гениальность этих авторов в том, что в своих произведениях

они создают новые миры, главные обитатели которых - пошляки, с их претензиями на исключительность; на фоне вроде бы банальных декораций разворачивается необычный и увлекательный сюжет.

Важной категорией для микрокосмоса произведений Набокова является категория таланта и его взаимодействие с окружающим миром.

Интересы обывателя строятся вокруг материального благополучия, сытого существования, а одаренная личность живет миром духовным, спасается в мире творчества, изолируя себя от окружающей действительности.

Герои-«пошляки» Набокова всегда обыватели, которые не переносят всего, что отличается от их мира. В ХХ веке с развитием телевидения, все больше развивается массовая культура, привлекавшая своей красочностью и простотой, навязывающая свои стандарты и стереотипы людям. Набоков показал целую галерею подобных образов, в различных вариациях: Герман, Гумберт, и многие другие. При этом уровни пошлости и примитивности этих героев различны.

Целый мир, населенный героями-пошляками, воссоздает В.В. Набоков в романе «Приглашение на казнь».

Роман "Приглашение на казнь» сочетает в себе поэтику модернистского театра с элементами театра абсурда: перед глазами читателя происходит установка декораций, диалоги разобщены, герои словно перепутали слова и не слышат друг друга. В произведении подчеркивается, что мир ненастоящий, это лишь декорации, иллюзия, и наши герои- пошляки, обитатели этой реальность - дешевые куклы.

Развивая мысль В. Шекспира «Весь мир - театр», автор подчеркивает абсурдность и выдуманность этого мира, которая проявляется не только в ярких образах персонажей, но и в мелких деталях, например: сторож «управляет» временем, каждые полчаса рисуя новые стрелки на часах, стирая прошлое, слуги на банкете порхают, словно райские птицы, теряют перья, перепархивая через столы и гостей. Даже сцена казни лишь фарс: афиши гласят: «Талоны циркового представления действительности», приговор объявляют обязательным шепотом, подсудимый и тюремщик танцуют вальс.

Прекрасно выражены эти мотивы в семействе Марфиньки. Цинциннат вынужден воспитывать детей, не являясь их отцом, а в ответ не получая ни заботы, ни любви - злые и больные, они продолжают традиции своего общества. Его свекор и брат жены, не стремятся поддержать родственника, их приход превращается в очередную сцену фарса: приходят вместе со своею мебелью, ругаются, призывают Цинцинната признаться в преступлениях, кричат.

Но квинтэссенцией всего абсурда и лжи становятся Пьер, Родион и начальник тюрьмы.

Нереальность образов, их иллюзорность и театральность подчеркивается постоянной сменой образов, возможностью к перевоплощению: директор тюрьмы то превращается в кучера Родьку, то, как призрак, растворяется в воздухе

Одна из особенностей, присущая подобным героям, это их бездарность. Пустоту внутри себя, герои тщетно пытаются заполнить различными способами. Чаще всего герои-пошляки любят поговорить, хотя сказать им нечего. Например, Пьер-мастер бессмысленных монологов, претендующий на звание творца. Его профессия видится ему искусством, требующим четкого соблюдения сценария, но это не так.

Зачастую такие герои, как воплощение пошлости и обыденности, становятся олицетворением враждебных сил, давящих на главных героев. М- сье Пьер и Родион предстают, как собирательные образы, воплощение окружающей толпы, массы с их бессмысленной жизнью.

В. Ерофеев писал о романе Набокова «Приглашение на казнь»: «Мир пошлости в этом романе оформился в тоталитарное измерение, приобрел орудия изощренных пыток, репрессивный аппарат Пошлость играет с героем как с игрушкой, крутит, вертит им и уничтожает» - отмечает В. Ерофеев.

Находит отражение этот тип героя и в романе "Дар". Например, герой роман «Дар» Щеголов: «Как многим бесплатным болтунам, ему казалось, что вычитанные им из газет сообщения болтунов платных складываются у него в стройную схему, следуя которой, логический и трезвый ум (его ум, в данном случае) без труда может объяснить и предвидеть множество мировых событий».21Шеголов - с его пошлыми шутками и маслянистыми глазами - воплощение мещанской психологии.

В невыгодном свете представляет в романе Набоков литературную элиту, ставшую пародией на настоящих представителей искусства. Достаточно вспомнить литературные вечера из жизни эмигрантской среды, где увлеченно слушают бездарные творения, вроде античной трагедии Германа Буша.

Мир пошлости и обыденности освещают герои-творцы, противопоставленные мещанским вкусам обывателей.

Контраст между героем-творцом и окружающих его толпой, трагическая обреченность, того, кто способен чувствовать мир во всех его красках и жить среди слепцов, жаждущих лишь материальных нужд - характерная черта романов Набокова.

Ярким примером стал Цинциннат - он осужден за гносеологическую гнусность, за то, что не похож на окружающих и не может этого скрыть, как не пытается. Герой обречен на одиночество: и в тюрьме, и на свободе, окружающие его люди не способны понять и принять его в свой мир пустых теней. Но одинок он лишь в этом мире - незримой нитью он связан со всеми творцами, жившими до него. Их судьбы Набоков соединяет надписью на стене тюрьмы «Писателей буду штрафовать. Директор тюрьмы» Цинциннат и хотел бы найти друга, собеседника, настоящего человека в этом мире: он пытается говорить с Пьером, отчаянно мечтает, чтобы Марфинька очнулась, ожила, перестала быть еще одной куклой в этот театре. Но все тщетно, эти марионетки отдалены от человека, от истины, от правды, от слова. «Нет в мире ни одного человека, говорящего на моем языке; или короче: ни одного человека, говорящего; или еще короче: ни одного человека» - приходит к выводу Цинциннат. Пожалуй, единственным исключением мог бы стать образ библиотекаря, который, работая с книгами, сохранил в себе частичку человеческого и настоящего.

Роман стал своеобразным размышление над мыслью о том, что жизнь лишь сон, и задача героя очнутся от этого тяжелого видения, чтобы вернуться к настоящей жизни, полной красоты и гармонии.

Несмотря на всю дисгармоничность мира, Цинциннат полон любви к жизни, каждый день для него наполнен смыслом, и он сам в своем воображении оживляет окружающую действительность. Когда герой совершает путешествие по коридорам тюрьмы, то замечает нарисованные пожухлые от времени Тамарины Сады, олицетворяющие его мечты, к которым он так стремится.

Еще одним персонажем из галереи «творцов» является главный герой романа «Дар» - Федор Годунов-Чердынцев, которого Набоков не зря наделяет автобиографическими чертами. Молодой талантливый писатель в чужой стране пытается реализовать себя, наблюдая за жизнью. Его окружают множество героев из разных государств и времен, с разными судьбами и мировоззрением.

Федор оценивает окружающий мир и его обитателей, видя больше и чувствуя глубже, чем остальные. Годунов-Чердынцев одинок не, потому что мир отвергает его, а потому что главный герой личность и сам предпочитают уединение.

Герои - творцы никогда не становятся героями-идеологами, ведь Набоков всегда неодобрительно относился к авторам, которые использовали литературу в политических целях.

Герои-творцы работают в уединении. Их «мысль живет в собственном доме, а не в бараке или в кабаке». Чердынцев считает, что создание шедевра требует тишины и противопоставляется членам писательского общества: Васильеву, Ширину и другим.

Федору многое неприятно и чуждо в мире. Даже сама страна и люди кажутся ему отталкивающими, ненавистные пейзажи окружают его каждый день.

Герой разлучен не только со своей страной, но и с близкими друзьями. Единственным близким ему по духу стал поэт Кончеев, его кумир. С ним он в своем воображении ведет мудрые и изысканные беседы, удовлетворяя, таким образом, потребность в собеседнике и развивая свой талант.

Федор силен, здоров и независим от общественного мнения. Вспомним сцену, где герой в парке раздевается и ныряет в воду. Это момент его очищения, обретения себя, он растворяется и сливается с миром, его энергией. Он чувствует как прекрасно и гармонично все вокруг, но после этого видит, что его одежда украдена, а вор оставил лишь насмешливую благодарственную записку да одну туфлю.

Несмотря на все проблемы, Годунов-Чердынцев все же молод и счастлив, он жаждет жить, верит в свое будущее. Сам мир подсказывает ему, что Федор будет счастлив и любим.

Ярким примером героя-творца становится и отец Федора. Книга Годунова о его отце, прекрасно задуманная, но не ненаписанная, очень важна в композиции романа. Отец Федора воплощает в себе представления автора о творческой личности, которая посвящает любимому делу жизнь. К тому же он воплощает в себе черты героя, противостоящего «пошлякам», уникальную личность «Он не терпел мешканья, неуверенности, мигающих глаз лжи, не терпел ничего приторного и притворного, - и я уверен, что уличи он меня в физической трусости, то меня бы он проклял...»

В походе Годунов-Чердынцев старший читает Горация, Пушкина, Монтэня, своих любимых автор, да и он сам в «Даре» отождествляется с Александром Сергеевичем, а его недописанную биографию некоторые исследователи, например, А. Долинин, сравнивают с книгой Ю. Тынянова, посвященной этому величайшему поэту. Иногда Набоков рисует героев, которые хоть и обладают талантом, искрой дара, но все же ближе к группе пошляков. Таким, например, неоднозначным образом стал Чернышевский, в котором автор подчеркивает нелепость, неуклюжесть, отсутствие вкуса (Жорж Санд он ценил больше Пушкина и Шекспира), слабое здоровье, беспомощность. Даже о его творческих успехах автор говорит с сарказмом: «долбящий, бубнящий звук слов, ходом коня передвигающийся смысл в мелочном толковании своих мельчайших деталей, прилипчивая нелепость этих действий». И все же, не смотря на все его недостатки судьба Чернышевского через его ссылку и страдание соединяется с судьбой каждого творческого человека, обреченного на непонимание и одиночество.

Можно сделать вывод, что главный критерий для Набокова в построении оппозиции своих героев это обладание даром, индивидуальностью, независимостью от общественного мнения и моды. А самым тяжелым преступлением является даже не столько отсутствие таланта, сколько жалкие попытки скрыть свою бездарность и внутреннею пустоту за маской благочестия, успеха, за потоком ярких, но пустых слов.

2.2 Женские образы

Анализируя произведения Набокова, исследователи, как правило, обращают внимание на мужские образы героев, считая, что женские образы являются скорее дополнением. Но с этим трудно согласиться, ведь зачастую образы героинь становятся даже более яркими и запоминающимися, чем мужские персонажи.

«Главные персонажи у Набокова всегда мужчины. В лучшем случае женщины нейтральны, они не имеют собственной ярко обозначенной личности и существуют по отношению к рассказчику, живут в его воображении» - обращает внимание З.А. Шаховская. Исследовательница подмечает, что с каждым романом женские образы становятся все более карикатурными, единственный яркий женский образ -- госпожа Лужина.

Ученый М. Голубков, анализируя галерею набоковских персонажей, отмечает, что художественное пространство Набокова строится на «активном неприятии женского начала».

Многие биографы, рассматривая творчество писателя, связывают женские образы с женщинами в жизни Набокова. Чаще всего упоминают его жену Веру Евсеевну Набокову, которая оказала большое влияние на творчество писателя и стала прототипом некоторых героинь. «Вера была не только его [В. Набокова - А.Н.] женой, но и его музой…» - пишет Б. Бойд, анализируя жизненный путь писателя. Интересно, что именно Веру Евсеевну считают прототипом Зины Мерц, героини романа «Дар».

В центр своих произведений Набоков ставил обычно мужских героев, но несмотря на это автор создал уникальную галерею героинь-женщин. Исследуя его творчество, можно найти определенные закономерности в создании женских образов, их характерах и поведениях. Так А. А. Накарякова в диссертации «Персоносфера Владимира Набокова: типологические ряды» подразделяет героинь на «девочек», «бабочек» и «подруг», в зависимости от отношения к ним героев.

Б.В. Аверин в своем труде «Романы В. Набокова в контексте русской автобиографической прозы» особенно выделяет группу «героинь, сопутствующих герою-писателю, наделенных даром восприятия и чтения», это женщины-музы, и одна Зина Мерц из романа «Дар».

Образ Зины Мерц является, пожалуй, самым совершенным. Зина для главного героя, Федора Годунова-Чердынцева, является не только женой и возлюбленной, но и музой писателя.

Федор Константинович приезжает в свое новое жилье и именно там встречается с Зиной, дочерью хозяйки. Героем овладевает глубокое и странное чувство. Федор знакомится с ней и происходит эффект узнавания: «Когда он увидел ее в первый раз, у него было ощущение, что он уже многое знает о ней, что и имя ее ему давно знакомо, и кое-какие очертания ее жизни, но до разговора с ней он не мог себе уяснить, откуда и как это знает». Они словно были предназначены друг для друга. Федор уже знает Зину, В его подсознании уже существует ее милый образ, с воплощением которого он встречается много лет спустя.

Сама она не наделена творческим даром, но все же она идеальная спутница для главного героя, так как поддерживает мужа в его творческих начинаниях. Для Зины это естественно, героиня даже чувствует некоторую сопричастность к писательскому делу возлюбленного, поэтому ей кажется, что герой книги мужа, Чернышевский, отчасти принадлежит и ей самой.

В портрете автор не случайно подчеркивает ее легкость, воздушность, создавая теплый образ наполненный любовью и светом: «Ее бледные волосы, светло и незаметно переходившие в солнечный воздух вокруг головы, голубая жилка на виске, другая - на бледной и нежной шее, тонкая кисть, острый локоть, узость боков, слабость плеч и своеобразный наклон узкого стана». Но, тем не менее, Зина не идеализированный абстрактный образ, у нее есть и свои недостатки: она горда, упряма, иногда не решительна и застенчива, не умеет готовить.

Ее описание не похоже на портреты других женских персонажей романа. Остальные героини очень реалистичны, телесны, с губами, как «сургучная печать на письме, в котором ничего не написано». Для героев-мужчин привлекательно их тело, соблазнительность, сладость, они пробуждают голод, а Зина их противоположность.

Если внимательно вглядываться в характеристики Зины то можно заметить, что ее образ зыбок, она и реальна, и недосягаема одновременно.

Неслучайно Федор посвящает ей стихотворение, в котором, обращаясь к лирической героине, пишет о полумерцанье и полувиденье, связанных с ее образом.

Ее призрачность подчеркивается даже фамилией (Мерц), в которой чувствуется потустороннее мерцание, как и в ее облике. Недаром Федор в стихотворении вспоминают Мнемозину, богиню памяти.

Героиня появляется, словно тень между двух миров, как видение: « тень легла поперек губ, странно ее меняя, он воспользовался полной свободой в этом мире теней, чтобы взять ее за призрачные локти; но она выскользнула из узора...».

Самой важной ее чертой стала способность понимать Федора и проникать в его сложный внутренний мир, «образуя одну тень» с ним. Зина его родственная душа, частичка героя. «В разговорах с ней можно было обходиться без всяких мостиков...».

Прототипом Зины можно назвать жену писателя, Веру, которая помогала Набокову в его жизни и творчестве.

Благодаря воздушном образу Зины, Набоков показывает, как одиноко было бы герою в окружающем мире без родного человека. Трагичность ситуации в том, что быть со своей любимой персонаж может лишь в другой реальности, в воображении. Таким образом, Набоков с помощью любви Зины раскрывает образ Годунова-Чердынцева.

Иной предстает нам главная героиня романа «Приглашение на казнь» Марфинька. Жена Цинцинната -- это даже не женщина, а безжалостная пародия. Она лишь глупая кукла в запутанных декорациях романа. Это подчеркивается даже в портрете героини. «Кукольный румянец, блестящий лоб с детской выпуклостью, редкие брови вверх, высоко над круглыми, карими глазами».32 Набоков, описывая сознание Марфиньки, показывает, что ее мир прост и обыден, ущербен, искривлен вещественно-телесным. Героиня постоянно изменяет мужу и, кажется, весь смысл ее пошлой жизни в удовлетворении этого желания. Но многие годы именно она становится музой главного героя, ей он посвящает свои трогательно-отчаянные письма, ради нее пытается притворяться, скрывая свою сущность и талант. Марфинька для Цинцинната цель жизни и причина смерти.

Цинцинната не столько беспокоят ее измены-хотя осознание ее неверности мучает героя- сколько неспособность пробудить ее от сна духовной смерти. Персонаж видит ограниченность возлюбленной: поцелуи ее похожи на «питание, сосредоточенное, неопрятное и шумное», взгляд «осоловелый», губы «воспалены». Герой отчаянно пытается оживить Марфиньку -куклу, но надежды его не сбылись. Все попытки встретиться с ней, поговорить, достучаться до ее души оканчиваются неудачей. В отчаянии он пишет ей пронзительные полные любви послания, умоляя ее выслушать и понять его, взывая к чувствам героини: «Марфинька, на миг вырвись и пойми, что меня убивают, что мы окружены куклами и что ты сама кукла», Цинциннат кричит своей возлюбленной: «Меня убивают!» -- еще раз: «...убивают!», но Марфинька лишь тень, пародия не способная на чувства.

Интересно построены и образы матерей в романе. С большой теплотой пишет он о Елизавете Павловне, героини романа «Дар». Она была не только хорошей женой и поддержкой для отца Годунов-Чердынцева. Рассказывая сыну о своем браке, она пишет, что понимает, как все же они были счастливы вместе, даже в те минуты, когда ей было одиноко и трудно. Елизавета Петровна как верная спутница не препятствует увлечению мужа к коллекционированию бабочек, терпеливо переносит одиночество, когда Константин Кириллович в отъезде. «Она всегда встречала его одна» - вспоминает сын. Несмотря на недостатки мужа, героиня способна быть счастливой и дарить свою любовь.


Подобные документы

  • Общая характеристика творчества В.В. Набокова. Стиль, место, краткое изложение, условия и история написания романа В. Набокова "Приглашение на казнь". Анализ образа Цинцинната, Марфиньки и других основных героев романа, особенности их внутреннего мира.

    контрольная работа [21,8 K], добавлен 11.09.2010

  • Уникальность Владимира Набокова – классика русской и американской литератур. Жизненный путь и творчество писателя, преломление в произведениях событий отрочества и юности автора. Романы Набокова: "Лолита", "Приглашение на казнь", "Защита Лужина".

    дипломная работа [267,7 K], добавлен 24.04.2009

  • Символика карточной игры в романе "Король, дама, валет". Интерпретация жизни Лужина как жизни Моцарта в работе "Защита Лужина". Роман "Приглашение на казнь", обыденность и фантастика. Краткий анализ автобиографической прозы Набокова "Другие берега".

    курсовая работа [65,8 K], добавлен 20.12.2015

  • Изучение творчества В. Набокова в литературоведческой традиции. Психолого-педагогические особенности восприятия творчества писателя. Изучение автобиографического романа В.В. Набокова "Другие берега" с опорой на фоновые историко-культурные знания учащихся.

    дипломная работа [149,3 K], добавлен 18.06.2017

  • Основные этапы жизненного пути В. Набокова, особенности его творческого стиля. Сопоставление романа Владимира Набокова "Защита Лужина" и рассказа "Большой шлем" Леонида Андреева, эмоциональное состояние главного героя на протяжении шахматной игры.

    контрольная работа [42,8 K], добавлен 23.12.2010

  • Основные вехи биографии русского писателя Владимира Набокова, его происхождение. Переезд за границу (Германия, Франция, США). Личная жизнь писателя. Основные произведения В.В. Набокова. "Дар" – роман, написанный на русском языке в берлинский период жизни.

    презентация [2,6 M], добавлен 29.01.2015

  • Классификации видов художественного образа в литературоведении. Значение темы, идеи и образа в литературных работах В. Набокова, их влияние на сознание читателя. Сравнительная характеристика поэзии и прозы В. Набокова на примере "Другие берега".

    курсовая работа [39,0 K], добавлен 03.10.2014

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.