Коллегиальное делопроизводство в XVIII в.

Особенности системы делопроизводства в XVIII в. Эволюция вотчинных документов послепетровского времени. Специальные системы документирования. Регистрация рапортов и доношений. Значение статистических источников. Челобитные как особый вид документа.

Рубрика История и исторические личности
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 03.01.2013
Размер файла 54,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

ВВЕДЕНИЕ

Проблема исторической обусловленности возникновения, дальнейшего функционирования и терминологии источников разных видов неоднократно уже поднималась в научной литературе. В ней, в частности, убедительно показана плодотворность рассмотрения источников как феноменов исторических эпох Курносов А.А. К вопросу о природе видов // Источниковедение отечественной истории. 1976. М., 1977. С. 25.. В учебной же литературе по источниковедению этот вопрос почти не рассматривался, хотя справедливо отмечалось, что «особенности социально-экономического развития, перемены в государственном и общественном устройстве острая политическая борьба - все это обусловило количественный рост разнообразных письменных источников, появление некоторых их новых видов» Источниковедение истории СССР. Учебник. М., 1981. С. 247-248.. Однако столь однозначное суждение не совсем верно, ибо в истории письменных источников можно наблюдать как эволюционные, так и переломные периоды. Даже при эволюционном развитии тех или иных источников (например, актов, летописей) их форма и содержание постепенно приобретают новые черты. В переломные же моменты истории за короткий срок происходили резкие изменения видового состава и терминологии в корпусе письменных источников.

Одним из таких периодов был конец XVII - первая четверть XVIII в., считающийся в отечественной истории переходным от "старой" к "новой" России Чекунова А.Е. О происхождении русских мемуаров // Советские архивы. 1988. № 5. С. 57.

Зарождение абсолютной монархии в России большинство историков связывает со второй половиной XVII в., когда личная власть царя в политическом, административном и военном управлении заметно усиливается.

Уложение 1649 г. было тогда основным источником права. Наряду с ним в это время функционировали и другие законодательные акты - статьи (статейные списки), наказы, указы (царя или царя совместно с Боярской думой), боярские приговоры. Количество их непрерывно возрастало, однако каких-либо четких разграничений между сферами применения этих разновидностей тогда не сложилось. Как отмечал В.Н. Латкин, к концу XVII столетия "составилось обширное законодательство, отдельные части которого сплошь и рядом противоречили друг другу и отменяли друг друга, так что разобраться во всей массе законодательного материала не было никакой возможности".

К началу XVIII в. становится очевидным и несоответствие действовавших в стране законодательных актов тем преобразованиям, к которым приступил Петр I. Поворот на новый путь сопровождался изданием новых законодательных актов. В актах первой четверти XVIII в. уже в полный голос утверждается, что "его величество есть самовластный монарх, который никому на свете о своих делах ответу дать не должен", и что "монархов власть есть самодержавная, которым повиноватися сам Бог за совесть повелевает".

Число новых актов, имевших силу закона, быстро возрастает с 1696 г., т.е. с начала единоличного правления Петра I. Используя иностранные источники, царь и его помощники впервые ввели в законодательную терминологию много западноевропейских слов.

Акты петровского времени уже одним своим названием (регламенты, артикулы, манифесты, табели и т.д.) взрывали привычный мир слов и должны были дать понять российским подданным, что они имеют дело с новой эпохой, порывающей со старыми "замерзелыми" обычаями и традициями. Н.А. Воскресенский писал, что законодательство царя было направлено прежде всего на слом старой общественной и государственной системы, которая задерживала экономическую и общественную жизнь, на установление новых законов, облегчавших развитие свежих сил в стране. Желание Петра I в исторически короткий срок превратить Россию в европейскую державу привело к тому, что его законодательство носило форсированный характер, поэтому, как отмечают исследователи, среди множества утвержденных им распоряжений было немало таких, которые не содержали в себе ничего законодательного Ключевский В.О. Сочинения. Т. IV. М.. 1959. С. 95.. Ни в первой четверти XVIII в., ни позже не существовало четкого определения закона. Названия законодательных актов не всегда соответствовали их содержанию, а нередко вопросы, составлявшие предмет и содержание одних актов (например, регламентов), получали оформление через другие (указы). Иностранные термины благополучно уживались с такими названиями законодательных актов, как "жалованные грамоты", "указы", "именные указы" и т.д.

Актуальность данной работы определяется тем, что исследование закономерностей эволюции делопроизводственной документации имеет теоретическое и практическое значение для ряда дисциплин: документоведения, архивоведения, дипломатики, источниковедения. Поскольку законодательство активно вмешивалось в регулирование делопроизводства с первой четверти XVIII в., заслуживают внимания законодательные акты, которые упорядочивали назначение существовавших видов документации и вводили новые. Особое место среди них принадлежит Генеральному регламенту, несмотря на давнее научное изучение его, разрешены еще не все вопросы, связанные с этим актом. Так, Н.А. Воскресенский в предисловии к своей публикации Генерального регламента пишет, что ему удалось установить двенадцать редакций закона. Некоторые исследователи называют другое число -- тринадцать.

Целью данной работы является рассмотрение коллегиального делопроизводства в XVIII в. Поставленная цель позволила выявить следующие задачи данного исследования:

1. Рассмотреть особенности системы делопроизводства в XVIII в.

В своей работе мы опирались на труды таких исследователей как Г.Д. Капустина М.В. Птуха, И.Ф. Петровская, А.А. Лукашевич, В.Н. Латкин, Б.Г. Литвак. Д.Н. Антонов, И.А. Антонова, М.Т. Белявский, В.Г. Бовина и др.

Условия возникновения и эволюции наиболее распространенных документов делопроизводства в светских вотчинах XVIII-XIX вв. рассмотрены в ряде работ, среди, которых прежде всего нужно выделить исследования И.Ф. Петровской и Б.Г. Литвака, пришедших к выводу, что общая реорганизация управления, начавшаяся петровскими реформами, прямо и непосредственно влияла и на реорганизацию форм и практики вотчинного делопроизводства Петровская И.Ф. Об изучении поместно-вотчинных архивов XVIII -первой половины XIX в. // Проблемы источниковедения. Т. VI. М., 1958. С. 59.. Однако основное внимание эти исследователи уделили эволюции вотчинных документов послепетровского времени. При этом они вынуждены были ограничиться изучением делопроизводства крупных светских вотчин.

Как представляется, более изучено влияние Генерального регламента на нормализацию документооборота, чем на процессы видообразования документа, отсюда возникает необходимость рассмотреть некоторые особенности развития законодательства, касающегося составления и оформления документов государственного делопроизводства XVIII в.

Глава 1. Особенности делопроизводства в XVIII в.

1.1 Делопроизводство коллегий

Первая редакция Генерального регламента, принадлежащая голштинскому камералисту на русской службе Г. Фику, датируется декабрем 1718 г., двенадцатая, последняя, исправленная и дополненная Петром I, -- 10 февраля 1720 г.; напечатанный текст был подписан им 28 февраля 1720 г.. После того, как регламент получил силу закона, 31 января 1724 г. Появилась новая редакция главы (L) о награждении и наказании чиновников Законодательные акты Петра I: Сб. документов / Сост. Н. А. Воскресенский. Л., 1945. Т. 1. С. 411..

Среди авторов регламента кроме Фика были обер-секретарь Сената (видимо А. Щукин), секретарь Поздняков, кабинет-секретарь А. В. Макаров, секретарь «чужестранной экспедиции на иностранных языках» Коллегии иностранных дел И. Веселовский. Начиная с пятой редакции, доклад о которой сделан 8 января 1719 г., появляются резолюции и исправления Петра 1. Особенно тщательно редактировались им три последних (январь--февраль 1720 г.).

Входящие документы коллегий были четырех типов-формуляров:

1. «Указ» от вышестоящих учреждений или царя;

2. «Промемория» от равнозначного данной коллегии учреждения;

3. «Доношение» от нижестоящего органа;

4. «Челобитная» от частного лица.

Генеральный регламент устанавливал, что входящий документ принимает секретарь коллегии, который делал на нем помету -- «запись». Смысл помет раскрывается просто: входящий документ получен такого-то числа, внесен в книгу учета поступлений входящих бумаг определенного типа и, согласно проставленному на нем номеру, «запущен» в делопроизводство. Помета «Выписать» означала приказ секретаря одному из подьячих начать составлять выписку из необходимых документов для подготовки дела к докладу в совете. Она часто представляла собой копию (или, как тогда говорили, «список слово в слово») входящего документа, к которой прилагались копии или краткие выжимки собранных по данному делу документов (ответы на запросы из других учреждений, справки по материалам архива коллегии копии или выписки из законодательства). Готовую выписку на заседании совета зачитывал вместе с входящим документом секретарь в соответствии с описанной выше процедурой.

В ходе обсуждения дела на заседании коллегии составлялся протокол важный, если не сказать -- самый важный, документ коллежского делопроизводства. Генеральный регламент подробно оговаривал содержание протокола. Он должен был начинаться с даты обсуждения, иметь список присутствующих и включать в себя следующие обязательные разделы: 1. Список рассматриваемых на заседании дел; 2. Запись-протокол высказанных мнений («разговоров о важных делах»); 3. Запись результатов голосования с отметкой «когда члены в голосах не согласны». Если же решение принимается единогласно, то окончательное мнение каждого в протокол не записывалось Муравьев А.В. Актовые материалы // Источниковедение истории СССР: Учебник. М., 1981. С. 87.. Протокол заканчивался подписями членов коллегии и секретаря.

Протокол, несмотря на попытки его введения в 1714 г., оставался новым видом бюрократической бумаги для центральных учреждений, и составление его считалось делом ответственным. 29 января 1723 г. Петр I потребовал от обер-прокурора Сената И. И. Бибикова, чтобы «протокол на всякой день потписывать всем в Сенате, колегиях, судах и во всех судебных местах тех дел, которые вершены или что определено». Кроме того, Петр считал необходимым иметь два протокола: один -- «что вошло дело или какие приказы, другой -- которые вершены, и чинить сие в тот же день, хотя и дела отставлять слушаньем, ежели времени для слушанья и потписания протоколоф небудет» Митяев К.Г. История и организация делопроизводства в СССР: Учебное пособие. М., 1959. С. 125. Так Петр стремился добиться оперативности работы учреждения, в котором должны были составлять протокол не только при рассмотрении дел (вне зависимости от характера решения), но и при получении дела в учреждении. По материалам Сената и коллегий можно сделать заключение, что все-таки прижилась только одна форма протокола, а именно -- протокол решения совета.

Протокол важен был потому, что являлся основой для создания исходящих документов коллегии. Сам протокол оставался в совете, но из него делалась выписка по данному делу -- «Ведение с протоколу канцеляристу…». На основании выписки--«ведения» и появлялся исходящий документ -- «приговор», который был снабжен, как и протокол, подписями членов коллегии, но, в отличие от протокола, имел и печать коллегии. Формуляр приговора был установлен Сенатом в 1721 г. По сути «приговор» -- это название исходящего документа коллегии для внутреннего пользования, а для других учреждений он имел уже другое название и измененный, в соответствии с этим, формуляр: 1. «Указ» -- в адрес подчиненной инстанции, 2. «Репорт» или «Доношение» -- в вышестоящие учреждения и, наконец, 3. «Промемория» (иногда -- по-старинному «память») -- в адрес равных с ним по статусу учреждений. В делах коллегий сохранилось огромное количество входящих и почти нет «репортов», «указов» и «доношений», которые, естественно, не сохранились потому, что рассылались по адресам. Зато в большом количестве сохранились так называемые «отпуски» исходящих документов -- черновики (реже копии), снабженные пометами:

Таким образом, типичное «дело» коллегии состояло из следующих документов: 1. Входящий документ с отметками о получении и отправлении его в делопроизводство коллегии; 2. Ведение из протокола; 3. Приговор (указ, репорт, доношение); 4. Отпуск с пометой об отправлении подлинного приговора. При составлении исходящих наиболее внимательно подходили к доношениям, шедшим царю или в Сенат. Указы требовали, чтобы доношения готовились по всем правилам, т. Е. коллегии были обязаны «все основания и обстоятельства написать и мнение свое о том деле напоследи приложить, без чего в Сенате секретарю не принимать и докладывать не дерзать». Запрещалось подавать доношения в Сенат, если на данное дело уже существовали «точные указы», по которым нужно было его решить без обращения в Сенат. И только «на что указу иметь не будут и затем решения учинить не можно, то о том доносить со мнением в Сенат» Митяев К.Г. Указ. Соч. С. 124.

23 октября 1723 г. Сенат также сделал и предупреждение о дублировании: «О всяком деле докладывать, прежде объявя прежние указы, чтоб указ на указ не зделать или б означить, зачем прежний отменить» Лукашевич А.А. Виды документов в Российском государстве первой четверти XVIII в. (на материале Генерального регламента) // Советские архивы. 1991. № 4. С 37..

Движение «дела», проходящего через бюрократическую машину коллегии и обраставшую все новыми и новыми бумагами, было лишь одной из частей делопроизводства как процесса. Кроме этого, были и другие части: разнообразный учет движения бумаг и их хранение. Различные формы учета в Генеральном регламенте назывались общим термином «регистратура», переводимым на старый приказной язык как «записка». Термин «регистратура» применялся и к регистрационной книге («юрналу»), в которой фиксировались различные документы Литвак Б.Г. Очерки источниковедения массовой документации XIX - начала XX в. М., 1979. С. 115..

При создании коллегий процедуре регистрации было уделено особое внимание, так как в этом видели надежное средство борьбы против главной бюрократической болезни -- волокиты. В январе 1720 г. Петр I добавил в Генеральный регламент главу 4-ю «О исполнении указов», которую написал целиком собственноручно. В ней предписывалось иметь в коллегиях два вида регистрационных документов:

книгу, в которую следовало записывать о делах, «которые вершены и действом исполнены», т. Е. прошли весь круг делопроизводства, а также специальную роспись, которую нужно было «держать на столе» или прибитой к стене, «дабы непрестанно в памяти было -- те дела, которые не вершены или и вершены, а действом не исполнены».

Детально оговаривалось и ведение «юрнала» -- повседневной записки, дневника, который учитывал все производимые в коллегии дела. Надлежало «по алфавиту, числу и месяцу вкратце выписать» содержание каждого дела «и имя к тому принадлежащих особ и место, к кому и куда дело послано», чтобы «по юрналу легко мочно найти в регистратуре» нужную информацию Лукашевич А.А. Указ. Соч. С. 34.. Записи в «юрнале» были однотипны -- дата, порядковый номер, краткое содержание дела. «Юрналы» состояли из нескольких частей-разделов. «Юрнал генваря месяца 1724 года» Военной коллегии имел такие разделы:

«Полученные в коллегию указы, промемории, доношений и челобитные», «Учиненные в коллегии приговоры», «Отпущенные ис коллегии доношений, репорты, промемории, указы», «Присланные репорты о получении указов» История делопроизводства в СССР. Учебн. пособие. Под ред. Лившица Я. 3., Никулина В. А. М., 1974.С. 123.. Регистрационные книги имели пагинацию и «реестры» оглавления.

Генеральный регламент не очень четко говорит об особенностях регистратуры и типах регистрационных документов. Бюрократическая практика выработала как минимум 8 типов книг, общих для всех коллегий:

1. Регистрация рапортов и доношений в вышестоящие учреждения;

2. Регистрация указов в нижестоящие учреждения;

3. Учет присланных промеморий;

4. Учет присланных от царя, Сената и Вышнего суда указов;

5. Регистрация входящих промеморий;

6. Запись присланных челобитен;

7. «Предложения прокурорские»;

8. Протокольные записи.

Во многих коллегиях существовали регистрационные книги учета документов по отраслям ведомства данной коллегии, раздельно велась и регистрация секретной и несекретной корреспонденции.

Кроме регистрационных книг разного типа, существовали сборные книги, которые сшивались из бумаг, поступивших в коллегию или возникших в ходе бюрократической работы. Их было чрезвычайно много, и их типы закон не регламентировал, хотя из Генерального регламента следует, что обязательно требовалось иметь в коллегиях книги-сборники, состоящие из подлинных указов царя, Сената, других учреждений, действующего законодательства, завершенных дел, к которым приплетались отпуски и приложенные дополнительные документы по данному делу.

Итак, перед нами -- типичное центральное учреждение, которое поддерживало обширную переписку с местными и другими подчиненными учреждениями, рапортовало в Сенат и получало из него основную массу указов, приводящих в действие весь механизм центрального управления. Обращает на себя внимание то колоссальное количество бумаг, которое прошло через канцелярию коллегии. За год их было почти 4.5 тыс. единиц. Численность служащих Коммерц-коллегии в 1723 г. Была относительно невелика -- 131 человек. В Военной коллегии числилось 353 человека, в Адмиралтейской --233, а в Камер-коллегии -- 228 человек. Если предположим, что между численностью служащих и объемом канцелярской работы существовала прямая связь, а соотношение бумаг и служащих Коммерц-коллегии признаем репрезентативным, то окажется, что 1.5 тыс. служащих всех коллегий обрабатывали как минимум 207 тыс. бумаг. Соответственно, за первые пять лет работы коллегий число входящих и исходящих должно было перевалить за 1 миллион! Если учесть, что в стране было около 10 млн. жителей, то цифра эта кажется впечатляющей.

Довольно скоро в коллегиях встала проблема хранения многочисленных бумаг и книг. В Генеральном регламенте архиву уделена целая глава (44-я). Было сделано не менее шести редакций главы -- такой важной она казалась Петру I. Устанавливалось, что все документы, кроме законодательных и справочных, имеют трехлетний срок хранения, после чего они переносятся в архив, где передаются под расписку архивариусу. Г. Фик предлагал, по шведскому обычаю, создать два архива: Государственный, который, являясь частью Канцелярии-коллегии, хранил бы все материалы по государственному управлению, и Камер-архив -- хранилище финансовой документации. В пятой редакции главы, над которой 8 января 1719 г. Много работал Петр I, идея двух архивов сохранилась, но царь решил, что Госархиву следует «быть под надсмотрением Иностранных дел коллегии», а финансовые бумаги хранить Ревизион-коллегии. В таком виде и появилась в Генеральном регламенте глава об архивах как структурном элементе управления.

1.2 Делопроизводство монастырей

Чтобы более конкретно представить себе функционирование вотчинных документов в первой четверти XVIII в., обратимся к документации Донского монастыря. Начавшиеся петровские реформы, активное вмешательство правительства в жизнь Церкви заставляют власти монастыря постепенно заимствовать опыт правительственных учреждений, больше внимания уделять делопроизводству и особенно ведению нормативно-учетных документов. В 1723-1724 гг. в монастыре составляются типовые инструкции для строителей (наместников) и приказчиков. Рассчитанные на длительный срок действия, они не содержали подробных сведений о состоянии сельского хозяйства в монастырских вотчинах, но в них скрупулезно перечислялись обязанности вотчинных управителей и крестьян. В целом они носили административно-полицейский характер Чекунова А.Е. Документы по истории вотчинного хозяйства России в конце XV11 - первой четверти XVIII века // Советские архивы. 1975. № 4. С. 63.. В отличие от нормативных документов, мало изменился видовой состав монастырских хозяйственных книг (приходо-расходных, ужинно-умолотных и др.). В конце XVII в. хозяйственные книги были хорошо известны в вотчинах Донского монастыря и являлись почти всеобъемлющими документами текущего учета статей дохода и расходов. В это время они имели уже сложившийся формуляр, который мало чем отличался от формуляра подобных книг других монастырей. Однако правительственная перепись начала XVIII в. обнаружила, что приходо-расходные книги не велись в приписном Видогожском монастыре и Введенской пустыни, а также в вологодской и подмосковной вотчинах. В приписном Жиздринском монастыре хозяйственные книги были заведены только в 1695 г. Местные монастырские власти объясняли их отсутствие скудостью своих вотчин. До начала XVIII в. в приписных монастырях денежные приходо-расходные книги заводились в разные месяцы. В результате перехода к январскому летосчислению после 1700 г. 1 января постепенно становилось отправной датой при их составлении во всех вотчинах.

В связи с секуляризацией части монастырских доходов в Донском монастыре и приписных к нему начиная с 1704 г. наблюдается появление большого количества "однопредметных книг учета" (выражение Б.Г. Литвака), в которые записывали, минуя основную приходную книгу, "кружечные", "вкладные", "пустошные" и другие денежные поступления. Видимо, боязнь потерять и эти доходы заставила монастырские власти умалчивать о некоторых поступлениях. Вследствие этого государственные учреждения стали требовать от монастырских властей присылать "ведомости" ("ведомости по пунктам") с перечислением всех денежных доходов и расходов. Так появился новый вид документации. Но и составляя "ведомости", монастырские власти указывали не все денежные поступления.

Таким образом, делопроизводственная документация Донского монастыря в конце XVII -первой четверти XVIII в. не претерпела особых изменений. И хотя наряду с традиционными названиями вотчинных документов появляются новые, их было немного, они мало изменили видовой состав документов монастыря. Монастырские власти, напуганные частичной секуляризацией церковных вотчин и общей политикой Петра I по отношению к духовенству, заимствовали прежде всего "дух" новых центральных учреждений. Архимандрит и братский совет постепенно усваивают карательную терминологию петровских указов. В сентябре 1724 г. архимандрит "приговорил" исполнять в вотчинах указы из Москвы в течение двух дней, а "по всеконечной мере в три дни, а срочныя к срокам". Невыполнение распоряжений в срок наказывалось штрафом.

Сравнивая вотчинные документы Донского и других монастырей с соответствующими документами светских имений конца XVII-первой четверти XVIII в., можно убедиться, что в их структуре и видовом составе происходили сходные явления. Петровское правительство, не создав четкой номенклатуры документов в центральном аппарате, довольно редко пыталось внести какие-либо нововведения в вотчинное делопроизводство. Ощутимые перемены в делопроизводстве, в частности в наименовании документов, начинаются с 20-х гг. XVIII в.

В условиях начавшейся Северной войны потребность абсолютистского государства в более или менее точных сведениях о подданных привела к появлению новых источников по учету населения. Указ Петра I от 14 апреля 1702 г. обязал священников приходских церквей Москвы еженедельно представлять в Патриарший приказ "ведомости о новорожденных и умерших". По мнению Д.Н. Антонова и И.А. Антоновой, этот указ свидетельствует о том, что подобные "ведомости уже составлялись на основе метрических книг" Антонов Д.Н.. Антонова И.А. Метрические книги: время собирать камни // Отечественные архивы. 1996. № 5. С. 29 - 30.. Вряд ли можно с ними согласиться, ибо для законодательной практики Петра I (особенно в начале XVIII в.) была характерна поспешность, а иногда и случайность издания того или иного нормативного акта, когда сначала заявлялось о намерении, а лишь затем издавался указ, объясняющий суть мероприятия. По всей вероятности, так было и с церковным учетом православного населения России.

В 1722 г. составление метрических книг становится обязательным повсеместно. Священникам было объявлено: "Иметь всяк у себя книги, которые обычне нарицаются метрики, то есть книги записные, в которых записывать прихода своего младенцев рождение и крещение со значением года и дня и с именованием родителей и восприемников... Да в тех же книгах записывать своего прихода лица, браком сочетаемые. Тако ж и умирающие... и погребаемые". В 1724 г. Синод, "требуя ведать о количестве всего Российского государства людей рождающихся, и в брачное супружество совокупляющихся, и умирающих", не только напомнил священникам о необходимости составления метрических книг, но и разработал их "образец". С того времени формуляр метрических книг в течение XVIII в. не претерпел существенных изменений Антонов Д.Н.. Антонова И.А. Указ. Соч. С. 32..

Однако Петр I хотел поставить жизнь людей под постоянный контроль. В 1697 г. молодой царь вместе с патриархом Адрианом поддержал инициативу новгородского митрополита Корнилия, заключавшуюся в составлении приходскими священниками росписей "о прихожанах. бывших и не бывших у исповеди и святого причастия в Великий пост" Миронов Б.Н. Исповедные ведомости - источник о численности и социальной структуре православного населения России XVIII - первой половины XIX в. // Вспомогательные исторические дисциплины. Т.ХХ.Л., 1989. С. 102. По всей вероятности, на местах приходские священники приступили к составлению ежегодных исповедных росписей, ведомостей и книг исповедовавшихся и неисповедовавшихся лишь после указов 1716 и 1718 гг. В указах не сообщалось о форме этих документов. По-видимому, первоначально ведомости представляли собой обычные списки прихожан, бывших и не бывших на исповеди.

Глава 2. Основные виды документов

2.1. Челобитные как особый вид документа

В начале XVIII в. эволюция затронула и такой массовый документ, как челобитные. В XVI-XVII вв. челобитными называли всякого рода прошения, официальные заявления, доносы, жалобы на имя царя, членов его семьи, патриарха, феодала. Если говорить о содержании челобитных, то, по-видимому, нет такой стороны русской жизни XVII в., которой бы не касался этот документ. Просили о приеме на службу, об освобождении от нее по старости или увечью, о служебном перемещении, писали челобитные с просьбой о суде по кражам и грабежам, нарушениям договоров, невыплате долгов и т.д. Широкий охват русской действительности XVII в., богатство бытовыми подробностями обеспечивают разнообразие лексического фонда челобитных Волков С.С. Лексика русских челобитных XVIII века. - Л.: Нзд-во ЛГУ, 1974. - С. 15..

Челобитные занимают промежуточное положение между актами официально-делового (государственного, правительственного) и частно делового характера. Официально-деловой характер челобитных обусловлен прежде всего тем, что по законам того времени всякое обращение в правительственные органы адресовалось на имя царя-самодержца; известную роль играло и то, что челобитные на имя царя составлялись в земских избах, где сосредотачивалось управление "посадской общиной", т.е. в органах, стоящих на грани правительственных и частных учреждений.

Челобитные относятся к официально-деловой письменности, так как они либо представляют собой документ судебной (юридической) практики (исковая челобитная, изветная челобитная, повинная челобитная, ставочная челобитная, отсрочная челобитная, мировая челобитная), либо являются документами, на основе которых верховная власть принимает определенное решение и издает соответствующий официальный акт (указ, наказ), выдает жалованную, льготную или какую-нибудь другую грамоту, дает указание "подписать" данную челобитную, т.е. сделать на ней имеющую силу указа помету о принятом по челобитной решении (собственно челобитные -- разнообразные прошения и жалобы) или же официально регистрирует чье-либо заявление о чрезвычайном событии (побеге, чьей-либо неожиданной смерти, недостойном поведении, угрозе убийством или пожаром и т.п.), тем самым снимая с заявителя вину за возможные последствия происшедшего или предупреждая возможность преступления (явочная челобитная) Волков С.С. Указ. соч. - С. 13..

Вместе с тем челобитные являются и частно-деловыми актами, так как они в подавляющем своем большинстве связаны с интересами определенного лица, касаются взаимоотношений между отдельными членами общества: это исковые челобитные, просьбы о суде, пересуде, перенесении судебного дела в другой орган, о предоставлении льгот, откупов, о приеме на службу или освобождении от нее, о пожалованиях за службу, о разрешении обмена поместьями и т.д. Социальные функции челобитных (жалоба, прошение, заявление) обусловили массовое использование этого рода актов представителями и угнетаемых, и господствующих группировок русского общества XVII в. как средства защиты своих интересов.

В соответствии со структурой челобитных в их формуляре выделяются устойчивые сочетания (формулы) начального протокола (заголовок, вводная формула акта), основной части (казусно-мотивировочная и просительная) и конечного протокола (концовка, заключительная формула акта).

В начале 1702 г. был издан именной указ, в котором предписывалось писать в челобитных «государскую честь новым изложением: в начале - "Державнейший царь, государь милостивейший", а потом писать дело, а перед прошением вместо "милосердого" - "всемилостивейший государь прошу Вашего величества", а потом прошение; а по прошении совершить "Вашего величества нижайший раб". И над тем писать челобитчикам имена свои с прозванием, и месяц, и число, и год; а по прежнему обыкновению в челобитных его царского величества именования титл не писать» Петроченкова Н.С. Челобитные помещичьих крестьян как исторический источник (70-е годы XVIII в.) // Сельское хозяйство и крестьянство Северо-Запада РСФСР в дореволюционный период. Смоленск. 1979. С. 66..

Основная часть челобитных состоит их двух разделов. Первый из них содержит изложение обстоятельств дела, мотивов, причин, которые побудили челобитчика обратиться с просьбой, жалобой, официальным заявлением о чем-нибудь или с предъявлением исковых претензий к кому-нибудь, и называется казусным. Во втором разделе излагается просьба или сообщается о тех действиях, которые были бы желательны для адресанта челобитной в связи с изложенными обстоятельствами дела (просительная часть). Такое построение челобитных является обычной нормой.

В казусном разделе челобитных, где сообщается о том или ином событии в жизни челобитчика, обстоятельствах, условиях, в которых он оказался и которые вынудили его обратиться в официальные органы или к феодалу с жалобой, просьбой, официальным заявлением (явкой), доносом (изветом) или иском, изложение сути дела ведется свободно. Тем не менее и в этом разделе используются и традиционные формулы, и устойчивые, выработанные приказно-деловой практикой приемы начала повествования.

Второй раздел основной части челобитной представляет собой особую формулу, в которую заключалось содержание просьбы.

Заключительная формула (конечный протокол) челобитных весьма единообразна как в официально, так и в частно-деловых актах. Она состоит из обращения (первые два элемента титула царя, царицы, патриарха, митрополита и т.д. -- в официальных челобитных, титула государь - в частных челобитных) и глагола смиловаться ("пожаловать") в повелительной форме.

После 1702 г. законодательных актах не прослеживается четкого различия между челобитными и поношениями. В 1723 г. Петр I именным указом потребовал, чтобы челобитные и доношения "писать пунктами так чисто, дабы что писано в одном пункте, в другом бы того не было". Далее приводилась "форма челобитным", а заканчивался указ обычной для того времени угрозой: "А ежели кто будет иным образом...челобитные принимать, то яко нарушитель государственных прав наказан будет..." Однако традиционные формы челобитных уступали место новым, составленным "по пунктам", очень медленно (особенно в провинции). Поэтому и во второй половине XVIII в. челобитные писали, придерживаясь разных формуляров, и в одном документе одновременно употреблялись старые и новые словосочетания ("...бьет челом, слезно плачется сирота ваш... и о чем мое прошение, тому следует ниже") Петроченкова Н.С. Указ. Соч. С. 74.. Термины "челобитные", "прошения", "доношения" почти до конца XVIII в. имели разнозначное употребление как в центральных учреждениях, так и на местах.

вотчинный документ послепетровский челобитный

2.2 Специальные системы документирования

XVIII век в развитии делопроизводства характеризуется непрерывным нарастанием бюрократического начала, со все усиливающимся значением чиновничества, набиравшегося из дворян. Коллежское делопроизводство в учреждениях представляло детально регламентированный обряд, сложности которого способствовала громоздкость государственного аппарата и его неповоротливость. Вместе с тем это был один из приемов, которым господствующий класс пользовался, чтобы держать эксплуатируемое большинство в своем подчинении. Законодательное регулирование всех областей делопроизводства в государственных учреждениях также является характерной чертой этого периода.

В XVIII в. продолжалось развитие простого бухгалтерского учета. Вследствие продолжавшегося роста товарно-денежных отношений и усложнения задач учета увеличилось число книг простого учета, охватывающих определенные виды хозяйственных операций.

О внимании к вопросам учета уже в начале XVIII в. свидетельствует учреждение контор при коллегиях. В конторах велись следующие книги: книга для записи всех «входящих» документов; мемориальная книга для записи всех «исходящих» документов, книга черновиков, или «концептов» («сочинений черных»); эта книга получалась путем соединения в одном переплете черновиков и относящихся к ним приложений (прошений, доказательных писем и других оправдательных документов); книга для учета дел и книг конторы; расписочная книга на выдачу документов и книг из конторы; книга «резолюций» -- уставов, регламентов, инструкций. Кроме того, в конторах могли заводиться и другие книги в зависимости от специальных потребностей. Перечисленный состав книг, конечно, не означает, что в конторах не было собственно-счетных книг, -- приходо-расходных и других. Здесь же важно подчеркнуть создание специального аппарата (контор) для документирования учета.

Простая система учета могла удовлетворять потребности учета хозяйственной деятельности лишь до определенного момента. Непрерывное расширение и усложнение хозяйственной деятельности государственных учреждений и частных предприятий потребовало применения системы двойного учета. Возникновение этой системы относится еще к XI в. и связано с деятельностью итальянских банков. В последующем эта система постепенно совершенствовалась.

Особенностью двойного учета является то, что он дает возможность иметь представление не только об отдельных видах (как при простом учете) хозяйственной деятельности, но и об общих ее результатах.

Это достигается составлением баланса -- особой таблицы, показывающей состояние хозяйственной деятельности на определенную дату.

Баланс составляется на основании записей в главной книге, которой нет при простом учете. Для контроля правильности записи в главной книге ведется журнал, в котором все операции регистрируются в хронологической последовательности.

В главной книге все операции хозяйства регистрируются в систематическом порядке на так называемых счетах, которые открываются для учета отдельных видов операций (напр., счет кассы, счет товаров, счет имущества, счет дебиторов, счет капиталов и т. д.). Каждый счет в главной книге состоит из двух частей -- «дсб;п';1» (левая сторона) и «кредита» (правая сторона).

Особенность главной книги заключается в том, что каждая операция в ней записывается дважды (двойная запись): по дебету одного счета и кредиту другого, связанного с первым («корреспондирующего») счета. При покупке, например, товаров за наличные деньги, в одной и той же сумме «дебитуется» счет товаров и «кредитуется» счет кассы, так как счет товаров в этом случае увеличивается, в счет кассы уменьшается на одну и ту же сумму.

Для составления баланса по каждому счету главной книги выводится остаток («сальдо») на день составления баланса (напр., остаток денежных средств, товаров, задолженности, имущества, капитала и т. д.).

Для получения баланса выведенные по всем счетам главной книги остатки подразделяются на две группы: актив и пассив. В актив включаются остатки по тем счетам главной книги, которые показывают средства хозяйства, т. е. в какие операции эти средства вложены (напр., денежные средства, имущество, товары, задолженность хозяйству, расходы и т. .д.). В пассиве группируются остатки по тем счетам главной книги, которые показывают источники средств, размещенных в активах, т. е. откуда последние получены (напр. капиталы, займы, кредиты, прибыль и т. д.). Понятно, что в активе может быть показано столько средств, сколько их в пассиве, и, следовательно, актив всегда равен пассиву. Отсюда и произошло название «баланс», -- т. е. «равновесие» (в данном случае актива и пассива).

К началу XVIII в. система двойного учета уже получила теоретическую разработку и распространение в западноевропейских странах.

В России первые указания о применении двойного учета имеются в законодательстве первой четверти XVIII в., когда в русском языке появляются термины «баланс», «дебет» и «кредит», «бухгалтер».

В «Уставе о банкротах» (15 декабря 1740 г.) Широкий В.Ф. Вопросы торгового учета в законодательных актах и экономической литературе России XVIII в.. Труды Ленинградского института советской торговли им. Ф. Энгельса, Л., 1940, С. 59. баланс характеризуется уже более правильно. «Всякий настоящий купец, указано в Уставе, -- по окончании года книги свои оканчивает и чинит баланс; и тако он весьма может ведать, в каком он состоянии находится, а при приключившихся ему убытках, смотря в оконченные прежде книги и учиненный баланс, ему того же часа видно быть имеет, может ли он еще долги свои заплатить или нет». В Уставе содержатся также указания об обязательности оправдательных документов.

Особенно подробно вопросы учета нашли отражение в именном указе Сенату от 8 июня 1799 г. «О именовании составившейся для промыслов и торговли по Северо-Восточному морю Российско-Американскою компаниею» .Согласно указу компания должна была вести следующие книги:

1. «Капитальную» для записи «складственного капитала», разделенного на акции, с указанием их цены, а также для записи прибыли или убытка, падающих на акции;

2. «Книгу капитальных листов и свидетельств» для записи причисляемой к «складственному капиталу» прибыли;

3. «Книгу протокольную» для записи всего, что связано с выдачами Компании;

4. «Годовую кассу» для записи прихода и расхода наличных .денежных сумм;

5. «Вексельную книгу» для учета векселей;

6. «Книгу генеральных ведомостей» для учета прихода и расхода компанейского капитала:

7. «Фактур-накладную» для записи отправки товаров;

8. «Приходную товарную» но учету прихода товаров;

9. «Отпускную товарную» для учета отпуска товаров;

10. «Алфавит работный» для записи служащих компании и расчетов с ними.

Вопросы бухгалтерского учета по двойной системе нашли свое отражение и в специальной литературе, в таких книгах как «Ключ коммерции или торговли, то есть наука бухгалтерии» (1783 г.), «Наставление, необходимо нужное для российских купцов, а более для молодых людей» (1788 г.), «Почтенный купец или наука бухгалтерии, показующая, каким образом производить собственной, по комиссиям и товарищеский торг как в государстве, так и во вне оного, водою и сухим путем» (1790 г.).

О несомненном интересе к вопросам бухгалтерского учета свидетельствует и изданный в Курске в 1795 г. перевод книги Иоанна Стиллигера «Обстоятельное руководство двойного или итальянского счетоводства купеческого» Широкий В.Ф. Вопросы торгового учета в законодательных актах и экономической литературе России XVIII в.. Труды Ленинградского института советской торговли им. Ф. Энгельса, Л., 1940, С. 63..

Значение статистических источников для XVIII в. имеют церковные метрические книги, в которых с 1702 г. записывались рождения и смерти.

Указом 26 ноября 1718 г. были введены не подворные, как в XVII в., а подушные переписи населения, названные ревизиями. По указу Сената 22 января 1719 г. «Об учинении общей переписи людей податного состояния для обложения населения подушной податью и квартирной повинностью» была проведена первая ревизия. Период ревизий обычно растягивался на ряд лет, что допускало возможность двойного счета податного населения. Другим недостатком ревизий было то, что они охватывали только податное население; из переписи исключались, напр., дворяне, казаки, нерусские народности и т. д. Так как ревизии производились в фискальных целях, то полученные данные часто были неточными.

Основным документом статистического учета при ревизиях были ревизские сказки, в которых в порядке номеров семей учитывались «души» мужского и женского пола.

На основании ревизских сказок казенные палаты составляли губернские сводки, служившие для подсчета населения по всей стране.

В XVIII в. начинается разработка многих вопросов, статистики, в которой приняли участие такие ученые как М. В. Ломоносов, Н. В. Татищев, А. Т. Болотов, П. И. Рычков и др. Большую роль в разработке отдельных вопросов сыграло Вольное экономическое общество.

Вотчинно-помещичья статистика нашла свое отражение в ряде инструкций по управлению вотчинами и имениями (Инструкция А. П. Волынского 1724 г.. Инструкция управителям дворцовых волостей 1725 г.. Инструкция В. И. Татищева 1742 г. п др.) Козлов Т. Н. и др. Курс общей теории статистики, М., 1954, С. 303..

На формы дипломатической документации XVIII в. влияли нормы не только национального, но и международного характера. Влияние национальных, норм заметнее в более ранний период развития дипломатической документации (примерно до XVIII в.). Нормы международного права определяют формы дипломатической документации в более позднее время, начиная с XVIII в.

По мере развития дипломатических отношений состав и характер дипломатической документации усложнялся. Рост и укрепление международных связей Русского государства сопровождались развитием дипломатических отношений, что привело к созданию в ряде стран постоянных дипломатических представительств. Особенно заметные изменения в составе и характере дипломатической документации относятся к началу XVIII в.

Договорные отношения с иностранными государствами находят отражение в трактатах и договорах (общих соглашениях), конвенциях (соглашениях по отдельным вопросам), инструментах (различных приложениях к договорам) и протоколах. Этим актам придавалась форма изложения, которою подчеркивались торжественный характер и высокое положение сторон, участвующих в составлении актов. Помимо подписания, международные акты скреплялись печатями. Большое значение придавалось и внешнему оформлению акта выполнявшегося с особой тщательностью.

Сношения Коллегии иностранных дел и дипломатических представителей с иностранными правительствами осуществлялись нотами, мемуарами, меморандумами, записками и письмами. Нотами назывались сообщения или запросы, направляемые иностранному правительству. Мемуары, в отличие от нот, носили более деловой характер и составлялись по отдельным вопросам. Они представлялись как главе иностранной державы, так и ее министрам. Мемуар, сформулированный в сильных выражениях и содержавший решительные требования правительства, назывался ультиматумом. Мемуар, содержавший историческую справку по вопросу или объяснение по делу при этом лишенный официального характера, назывался меморандумом Чекунова А.Е. Русское мемуарное наследие второй половины XVII-XVIII в. Опыт источниковедческого анализа. М., 1995. С. 35.. Текущие сношения дипломатических представителей с иностранными правительствами осуществлялись с помощью писем.

С русским правительством его дипломатические представители сносились реляциями, письмами, депешами. Реляции представляли собой донесения императору по важным политическим вопросам. Реляции составлялись в результате подробного, иногда длительного, изучения вопросов и отличались обстоятельностью. Письма адресовались на имя канцлера или вице-канцлера. Эта форма сношений дипломатических представителей отличалась большой свободой.

Указом 7 апреля 1733 г. была предписана форма секретнейших реляций, которые должны были не только писаться на имя императрицы, но и адресоваться в ее собственные руки. Помимо реляций и писем, дипломатические представители в сношениях со своими правительствами пользовались депешами, которые представляли срочные: донесения с места службы и посылались с курьерами или почтой.

Документами, которые дипломатические представители получали перед отправлением к месту назначения, были кредитивные грамоты, инструкции, паспорты. В кредитивных грамотах определялся ранг дипломатического представителя (полномочный министр, посол и т. п.). Кредитивные грамоты обычно изготовлялись в двух экземплярах--в виде оригинала и засвидетельствованной копии. Оригинал кредитивной грамоты вручался главе иностранной державы при представлении, а копия пересылалась" министру или статс-секретарю иностранных дел. Инструкция дипломатическому представителю определяла «образ его действий» и заменяла наказ. Она подписывалась и утверждалась императором. Экземпляр инструкции с подписью императора мог быть оставлен и Коллегии иностранных дел. и в этом случае дипломатическому представителю выдавалась инструкция за подписью канцлера. Чаше всего инструкции излагались по пунктам. Паспорт, выдаваемый дипломатическому представителю, являлся удостоверением его личности и экстерриториальности.

Текущие указания правительства дипломатические представители получали в виде рескриптов, которые касались обычно или отдельных вопросов, или лиц. Рескрипты были ординарными, секретными и секретнейшими. Для совершения секретных сношений применялись также партикулярные (частные) письма, называвшиеся иногда «цидулями», «цидулками», «особливыми письмами».

О форме грамот, отправляемых Коллегией иностранных дел к дипломатическим представителям, имеются указания в «ведении» из Коллегии иностранных дел в канцелярию Сената от 29 марта 1719 г. В начале грамот надлежало указывать сокращенный титул императора. Далее следовало обращение к дипломатическому представителю в соответствии с его рангом («сиятельный, нам любезноверный», или «высокоурожденный», или «благородный») и двор, при котором представитель состоял. В конце грамоты помечались число, месяц и год. Грамоты подписывали собственноручно император и канцлер. К грамотам прикладывалась средняя государственная печать. В целях сохранения тайны значительная часть дипломатических документов шифровалась. Для зашифровки коллегия и дипломатические представители пользовались ключами («цифирные азбуки», или «цифры»), причем для дешифровки к документу подшивался особый лист бумаги. Секретнейшие рескрипты посол должен был дешифрировать лично. Дипломатические представители должны были с особой осторожностью применять шифрованную передачу нот иностранных правительств в виду того, что наблюдались случаи, когда такие ноты особо важного значения сообщались дипломатическому представителю преднамеренно, чтобы иметь возможность перехватить ноту в зашифрованном виде при ее пересылке и с помощью известного уже текста изучить ключ к шифрам.

Состав военной документации в XVIII в. определялся как указаниями Генерального регламента, так и другими актами. В Военной коллегии велись журналы, из которых делались в виде определений и приговоров выписки по отдельным вопросам. От верховной власти коллегия получала указы, которые записывались в особую книгу. Указания высшим военачальникам выражались в форме рескриптов. Высшие военачальники доносили императору реляциями. Сношения (переписка) между начальствующими лицами осуществлялись рапортами, донесениями, записками, письмами. Последние применялись при сношениях высокопоставленных лиц.

Распоряжения подчиненным лицам оформлялись в виде приказов, ордеров, предписании. Разъяснения к выполнению приказов давались в инструкциях, наставлениях, правилах. Подчиненные докладывали своим начальникам рапортами и донесениями.

Учет численного состава воинских частей осуществлялся в штатах, табелях, списках, ведомостях. Офицеры получали патенты на чин, нижним чинам выдавались паспорта и аттестаты. Командировки военнослужащих оформлялись нарядами.

Ход военных действий отражался в журналах военных действий, в дислокациях, диспозициях, предположениях, расположениях войск и других видах документов.

Для большинства указанных видов документов постепенно складываются устойчивые формуляры. Большой выразительностью и лаконичностью отличались рапорты, донесения, реляции, наставления, инструкции великого русского полководца А. В. Суворова, умевшего в нескольких точных словах передавать большое содержание.

2.3 Повествовательные источники

К концу XVII в. существование многих повествовательных источников было уже невозможно, так как на этом этапе они потеряли свое прежнее значение. Наиболее убедительным примером этого явления могут служить летописи, которые к концу XVII в. постепенно утрачивают отличительные особенности своего содержания, стиля, языка. По наблюдениям Д.С. Лихачева, "летопись все более становилась сводом важнейших государственных документов: разрядов, статейных списков, реестров и т.д." Корецкий В.И. История русского летописания второй половины XVI - начала XVII в.. М„ 1986. С. 3-10. Как отмечают исследователи, во второй половине XVII в. старая форма летописи уже не могла вместить новое, более богатое содержание исторического знания Форма погодных записей сковывала летописцев, не позволяла им показать внутреннюю, причинную связь описываемых событий. Летописная форма не всегда также позволяла высказать авторское отношение к событиям прошлого и настоящего. В этих условиях появляются и широко распространяются краткие летописцы, летописные записи об отдельных событиях, в которых преобладает связное причинно-следственное повествование. Но многовековая традиция не могла не повлиять на вновь появляющиеся источники. Характерная для летописей форма "в лето" перешла в исторические труды, повести, воспоминания и другие произведения, создаваемые на рубеже столетий. Так, например, исторические сочинения, хотя и были по содержанию далеки от летописей, но по форме очень напоминали их Бовина В.Г. Новый летописец и спорные вопросы изучения позднего русского летописания // Отечественная история. 1992. № 4. С. 124..


Подобные документы

  • Особенность деятельности Поместного приказа, существовавшего в XVI-XVIII вв., занимавшегося делами, касающимися землевладения и прав собственности и владения на землю и крестьян. Создание приказа, состав документов и организация делопроизводства.

    реферат [23,1 K], добавлен 05.01.2013

  • Формирование государственного управления в древнерусском государстве как основы развития делопроизводства. Этапы становления делопроизводства, основные виды документов в его системе. Древнерусская берестяная грамота. Акты как первоначальный вид договоров.

    курсовая работа [69,7 K], добавлен 25.01.2012

  • История возникновения делопроизводства в учреждениях России XVI-XVII вв. Административные реформы Петра I. Реформы Александра I, единообразие в организации делопроизводства. Советское делопроизводство, первые ГОСТы по организации расположения документов.

    реферат [25,4 K], добавлен 22.01.2010

  • Обязательное образование дворянских детей. Процесс развития науки и техники в XVIII веке. Влияние западноевропейской культуры на быт России. Литература и общественная мысль петровского времени. Развитие архитектуры, скульптуры и живописи в XVIII веке.

    презентация [1,5 M], добавлен 10.10.2009

  • Война между Польшей, Россией и Турцией в XVIII в., ее причины. Ряд административных изменений в Приднестровье XVIII в., связанных с международными отношениями. Демография, социальные экономические отношения Приднестровья. Внутренняя и внешняя политика.

    дипломная работа [96,4 K], добавлен 21.08.2012

  • Изменение целей и ужесточение системы наказаний в эпоху Петра I. Противоречивость отношения к смертной казни во второй половине XVIII века. Усложнение системы наказаний по Уложению о наказаниях уголовных и исправительных и ее развитие в XIX - начале XX в.

    курсовая работа [36,5 K], добавлен 20.05.2014

  • Изменения в области архивного дела. Законодательство XVIII века в области архивного дела. Использование и хранение архивных документов. Обзор состояния дел в отдельных архивах XVIII века. Архивы высших, местных учреждений. Исторические архивы.

    реферат [43,0 K], добавлен 27.09.2008

  • Открытия в области естественных и гуманитарных наук. Маршруты экспедиций В. Беринга и А. Чирикова. Краткая биографическая справка из жизни Д.И. Виноградова, его опыты и достижения. Развитие системы образования в Росси XVIII века, особенности архитектуры.

    презентация [1,0 M], добавлен 31.10.2013

  • Форма правления. Чиновничья бюрократия во времена Петра Первого. Идея проведения реформы центральной власти. Сенат и круг его деятельности. Особенности государственного аппарата XVIII века. Характеристика бюрократической системы. Табели о рангах.

    реферат [34,9 K], добавлен 19.11.2008

  • Роль православия. Эволюция Российской империи с начала XVIII века до 1917г.. Сравнительная характеристика двух отечественных правителей и их правлений. Особенности советского строя, созданного большевиками и просуществовавшего до начала 1990-х гг..

    контрольная работа [24,6 K], добавлен 10.03.2009

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.