Славяно-русская археология: итоги и перспективы изучения

Место и роль ретроспективного метода в выявлении этнографических маркеров археологических культур. Особенности славянской полуземлянки Восточной Европы. Изучение цивилизаций позднеримского и позднелатенского периодов и начала эпохи переселения народов.

Рубрика История и исторические личности
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 10.12.2017
Размер файла 118,4 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Славяно-русская археология: итоги и перспективы изучения

Оглавление

Глава 1. Обоснование методологических подходов исследования

1.1 Современные теоретические подходы к решению проблем этногенеза

1.2 Место и роль ретроспективного метода в выявлении этнографических маркеров археологических культур

Глава 2. Этнографические черты традиционного славянского жилища

2.1 Особенности славянской полуземлянки Восточной Европы по материалам первых достоверно славянских культур VI - VII вв

2.2 Устойчивые этнографические черты славянского жилища в сравнении с германцами и кочевым населением Восточной Европы

Глава 3. Этнографические элементы славянского жилища в археологических культурах XV в. до н.э. - VI в. н.э

3.1 Культуры позднеримского периода и начала эпохи переселения народов

3.2 Культуры позднелатенского и раннеримского времени

3.3 Культуры среднего бронзового и раннего железного веков

Заключение

Список использованных источников и литературы

Введение

Научную актуальность любых этногенетических исследований определяет одна из самых дискуссионных проблем - это происхождение народов. Значительно обогатить современные научные представления о факторах, оказывающих в разный период времени большое влияние на исторический путь того или иного народа способна историческая реконструкция процессов возникновения и развития народов, привязанная к конкретному времени и территории.

Проблема происхождения славян в узком смысле подразделяется на два взаимосвязанных вопроса: первый это определение территории, на которой возник славянский язык, второй - определение хронологических рамок: где и когда? Так же очень большим является и временной разброс XV в. до н.э. - VI в. н.э. Так как письменных источников этого периода нет, то решить этот вопрос можно с помощью археологии. Эта проблема может быть решена, так как археологами проделано много работы в этом направлении. Стоит задача определить в какой культуре были славяне? Для этого нужно искать точно славянские элементы, т.е. установить этнографический признак. Чтобы это сделать необходимо понимать какие элементы культуры «несут» безусловно выраженные этнические черты, а для этого нужно понимать какой смысл вкладывается в понятие народ? Но на этот вопрос ответ дать сложно, так как по этому вопросу ведутся дискуссии. Однако, какой бы не была теория она может помочь сформировать логическую последовательность и на основе ретроспективного метода выявить устойчивые признаки славян.

На современный этап развития человеческого общества влияют этнические процессы, этим определяется общественная значимость темы. Невзирая на тенденции к стиранию этнических границ, которые выражаются в, в частности в процессах глобализации, проблема этнических конфликтов и этнических взаимоотношений по прежнему остается актуальной. Последние десятилетия убедительно показывают, что этнические различия играют значительную роль в разжигании современных военных конфликтов.

Научная новизна дипломного исследования

Научная новизна дипломного исследования заключается в необходимости обоснования новых этнографических маркеров славянства, которые могут быть использованы в дальнейших исследованиях, посвященных изучению такой многогранной проблемы как происхождение славян.

Целью исследования является выявление устойчивых этнографических признаков славян на материалах археологических культур. В раскрытии поставленной цели выделяются следующие основные задачи исследования:

· Выявление этнографических черт славянской полуземлянки в сравнении с одновременными типами жилищ Западной, Центральной и Восточной Европы.

· Определение типа славянского жилища на материалах первых достоверно славянских культур.

· Основываясь на ретроспективном методе проанализировать археологические культуры указанного периода на предмет участия славян в процессах их формирования и развития.

Таким образом, объектом исследования являются этнографические черты славян в археологических комплексах XV в. до н.э. - VI в. н.э.

Предмет исследования - закономерности отражения процессов этнического развития славян в памятниках их материальной и общественной культуры.

Хронологические рамки исследования определяются периодом, в пределах которого в специальной литературе выявляются археологические культуры в качестве предположительно славянских. Верхняя и нижняя граница этого периода составляет соответственно XV в. до н.э. - VI в. н.э.

Источниковая база исследования

Для настоящего исследования основным видом источника являются археологические источники. Археологическая литература, которая посвящена результатам раскопок славянских поселений, огромна. Необходимо упомянуть такие названия как: ««Материалы и Исследования по Археологии СССР»,

«Краткие сообщения института археологии», «Советская археология»» и другие, сотни томов они выделили под отчеты о полевых работах по изучению восточного славянства.

Нельзя не вспомнить фундаментальные труды отечественных археологов: Петра Николаевича Третьякова, Ивана Ивановича Ляпушкина, Валентина Валентиновича Седова, Бориса Александровича Рыбакова и других. Эти работы основаны на сборе, обработке и обобщении большого количества материала, порой связанного с изучением поселений и двух, трех тысяч мест погребений славян. Практически во всех зонах расселения восточных славян велись археологические раскопки ранних поселений, следует обратить особое внимание на то, что почти всегда встает вопрос об этнической принадлежности поселения и его связи с той или иной археологической культурой.

Именно археологические источники дают нам возможность с достаточной полнотой составить карту памятников, показывающую размещение различных общностей, густоту заселенности в разные периоды, выявляющую пустые пространства, наличие которых связано с действительной картиной расселения или вызвано недостатками исследований. Только на основании археологических данных можно выяснить характер общественной жизни и хозяйства населения, его культурные и торговые связи. Эти же источники дают нам возможность восстановить этническую историю народов, что также связано с рядом сложных и дискуссионных проблем источниковедческих и методических, и приводит к существованию различных, довольно часто противоположных друг другу концепций.

Известно, что этнические общности обнаруживают свои специфические особенности в элементах материальной культуры. Эти особенности наследуются и удерживаются следующими поколениями. Поэтому археология позволяет сосредоточить каждую этническую единицу на определенной территории и объяснить их историю на протяжении конкретных отрезков истории. Артамонова М.И. Этногенез восточных славян. Т. 1. №6 М.-Л., 1941. 287 с.

Определение и изучение славянских памятников V - VII вв. является одним из важных достижений археологии. «Именно этот период считается временем первых упоминаний славян под собственным именем в письменных источниках. Славянская принадлежность культур этого времени, помимо исторических свидетельств, доказывается чисто археологическими данными - постепенным развитием и перерастанием в культуру древней Руси. Для второй половины I тысячелетия н.э. хорошо изучены территория славян, их постепенное расселение, уровень развития хозяйства, общественные отношения, взаимоотношения с соседями, обычаи и верования. Неопределенность и краткость письменных свидетельств о славянах первых веков нашей эры, трудности этнического определения археологических культур, относящихся к периоду «переселения народов» вызывают большие трудности в изучении исторических судеб славян в более раннее время. В процессах сложения этнокультурных общностей периода латена и римского времени на территории Центральной и Юго-Восточной Европы принимали участие различные этнические группы. В это время происходили массовые переселения, перегруппировки и смешения, что приводило к целостности или интеграции материальной культуры. Все это усложняет работу по исторической интерпретации многих археологических культур, а также затрудняет поиски определяющих признаков, характерных для отдельных этнических общностей. Такое состояние источников привели к существованию различных и иногда противоречивых точек зрения в целом на историю славян в первой половине I тыс. н.э. и в более ранние периоды, на этническую принадлежность отдельных культур.»

Все это создает условия для использования опубликованных работ. В качестве важнейших археологических источников в этих работах содержатся данные о славянских поселениях (селищах), включающие указания на размер и особенности конструкции жилища. Рыбаков Б.А. Славяне и их соседи в конце I тысячелетия до н.э.первой половине I тысячелетия н.э.- М., 1993.

- С.337.

В античных письменных источниках самым ранним упоминанием о славянах под собственным именем относится VI в. н.э. Более ранняя информация весьма отрывочна, а в географическом и этнографическом отношении не конкретна. В связи с этим, для исследования проблемы этногенеза ранних славян она является вспомогательной.

«Своим именем славяне в античных источниках не называются. Античные авторы знают венетов. Историк VI в. Иордан свидетельствует, что «многолюдное племя венетов» в его время было известно под разными названиями: «…все же преимущественно они называются склавенами и антами» или «…ныне известны под тремя именами: венетов, антов, склавенов3.» «Однако тождество славян и венетов в современной историографии оспорено многими исследователями.»

Начиная с I в. н.э. о славянах содержится много известий у византийских авторов, которые сообщают очень важные сведения для изучения вопроса о славянском освоении Балканского полуострова. В сочинениях «Прокопия Кесарийского,» «Маврикия Стратега,» «Феофилакта Симокката,» «Иоанна Эфесского,» «Менандр Протектор» имеются данные об этногеографии племен Северного Причерноморья, в том числе об одной из славянских группировок того времени - антах.» Поэтому сопоставление письменных источников и археологических подтверждает славянское начало культур VI - VII вв.

Историография

Историография по проблеме этногенеза славян огромна. В ней принимают участие такие отрасли знания как: археология, лингвистика, этнография, антропология. Высказано множество различных мнений о локализации славянской прародины. В данной работе будут рассматриваться только те работы, которые основаны на анализе археологических данных. Эти работы можно разделить на несколько групп.

С 30-х годов XIX в. начинаются научные изыскания по проблеме славянского этногенеза. Толчком служит появление книги известного исследователя Павла Иозефа Шафарика «Славянские древности.» Он привлекал лингвистические и археологические данные, однако состояние археологии в славянских странах в его время еще не позволяло использовать материалы книги как полноценный источник. Его исторические построения основаны на анализе сведений античных авторов о венедах и этногеографических данных Иордана. По утверждениям П. И. Шафарика начало славян, следует искать в Европе. Он считал, что уже в глубокой древности славяне занимали обширные пространства Средней и Восточной

Европы. Но и после этого славянский ареал оставался весьма обширным - от Одера до Днепра и от Карпат до побережья Балтики и озера Ильмень. П.И. Шафарик пришел к выводу, что славяне являются потомками древних народов Европы и что с середины I тысячелетия н.э. они жили на тех же территориях, где живут и поныне. «Прикарпатская теория происхождения славян, сформулированная П.И. Шафариком, была очень популярна в XIX в. В литературу она вошла как карпато-дунайская теория и несмотря на критику имеет своих последователей, особенно археологов.»

«20 - 30-е гг. XX в. характеризуются развитием славистики в Польше. Многие польские исследователи этого времени утверждали, что прародина славян находилась в междуречье Вислы и Одера и отстаивали их западное происхождение.» Созданная польским археологом, академиком Польской АН Юзефом Костшевским, Висло-Одерская теория также имеет своих сторонников. По его мнению, историю славян следует начинать с лужицкой культуры. Концепцию висло-одерского происхождения славян и отождествления их с носителями лужицкой культуры развивали в своих трудах многие польские археологи, в том числе Тадеуш Сулимирский и Кшиштоф Яжджевский. Археологами делались попытки видеть славян и среди европейских племен, предшествующих населению лужицкой культуры. Польский археолог Стефан Носек утверждал, что именно племена тшинецкой культуры следует относить к славянам. Археолог и историк Владимир Бонифатьевич Антонович считал, что становление славян произошло в условиях взаимодействия носителей тшинецкой культуры с восточнолужицкими племенами и ассимиляции последними тшинецкого населения. Западной границей праславянской территории исследователь считал Вислу. Шафарик П.И. Славянские древности. - М., 1837 - Т. 1.

Ляпушкин И.И. Славяне Восточной Европы накануне образования Древнерусского государства//МИА. - 1968. - № 152.

С памятниками висло-одерского междуречья, в том числе подклешевой и пшеворской культур, связывают происхождение славянских раннесредневековых древностей пражской культуры археологи Валентин Васильевич Седови «Ирина Петровна Русанова.»

В своей книге, Седов В.В. отстаивает «концепцию западной прародины славян, охватывающий бассейн средней и отчасти верхней Вислы, достигавшей на западе верхнего течения Одера и на востоке - Припятского Полесья и Волыни. Он основывается на археологических материалах и придерживается ретроспективного метода исследования. При ретроспективном подходе к археологическим материалам самой ранней славянской культурой, он предлагает считать подклешевую V - II вв. до н.э. Пшеворская культура складывается на основе подклешевой культуры с конца II в. до н.э.»

Третья, самая большая группа исследователей размещает древнейших славян на территории между Днепром и Вислой в южном лесостепном или северном лесном регионах. В начале XX в. положения о прародине славян были высказаны чешским археологом и этнографом Любором Нидерле. Он считал, «что прародина славян находилась к северу от Карпат, была ограничена с востока - средним Днепром, включая Березину и Десну, а с запада Вислой (или Эльбой, если будет доказана славянская принадлежность полей погребений лужицкой культуры). Судя по сообщениям Геродота, Волынь и Подолия, заселенная скифами-земледельцами, ведущими совершенно иной образ жизни по сравнению с подлинными скифами-кочевниками, должны были быть, по мнению Л. Нидерле, славянскими территориями». На изучение начальной истории славян повлияло использование, впервые в европейской науке, археологических материалов для этногенетических построений немецким археологом Г. Косиной. Согласно представлениям этого исследователя, «они издревле обитали в Припятском Полесье.»

Многими советскими археологами проводилась большая работа по выделению тех археологических древностей, которые можно было бы увязать с древними славянами очерченного региона.

В 60-е гг. многие археологи отстаивали точку зрения о среднеднепровском начале славянства. Так, советский археолог Алексей Иванович Тереножкин видел праславян I тысячелетия до н.э., которые

«занимали территорию лесостепи между Днепром и Днестром, известную по памятникам белогрудовской, чернолесской и скифообразных культур» «В 80-е гг. распространилась точка зрения, возрождающая представление о сложении славян на востоке, в Поднепровье.» «Советский и российский археолог и историк Дмитрий Алексеевич Мачинский, рассматривая письменные источники о венедах, пришел к убеждению, что со II в. до н.э. до середины IV в. н.э. они обитали на территории, охватывающей Неман, среднее и верхнее течение Буга, доходящей на востоке до верховьев Псла и Оки и ограниченной на севере средним течением Западной Двины и истоками Днепра. Близкой концепции придерживается польский исследователь Казимир Годловский. По его мнению, предков славян следует искать в позденезарубинецкой и киевской культурах. По его мнению именно отсюда началось расселение славян, а их культуры - пражская и пеньковская - кристаллизовались не раньше V в. н.э. на новой территории между Карпатами и Днепром, переняли элементы местных культур римского времени, в том числе пшеворской и черняховской». Нидерле Л. Славянские древности. - М., 2000 - С. 16 - 20.

Терножкин А.И. Предскифский период на Днепровском Правобережье. - Киев, 1961.

«Археолог Марк Борисович Щукин считает, что «после гуннского нашествия и начавшего передвижения населения из венедского «котла» создаются близкие между собой раннеславянские культуры.»

Все различные мнения о путях сложения славянских раннесредневековых группировок объединил историк и археолог Владимир Данилович Баран. По его представлениям, «при возникновении славянских группировок интегрировались разные культуры римского времени - киевская и пшеворская. В зависимости от удельного веса каждой из этих культур возникли отдельные славянские группы: в сложении пражской культуры принимали участие все перечисленные культуры, но основу составляли черняховские памятники Западного Побужья и Верхнего Поднестровья; пеньковская культура складывалась при соединении киевских, отчасти черняховских и кочевнических элементов; колочинская культура в Верхнем Поднепровье возникла на основе балтского субстрата, зарубинецких и киевских древностей, в результате чего здесь «наметилась тенденция славянизации»».

Начиная с 50-х годов археологи и ученые-слависты в своих работах попытались расширить границы региона возможной локализации славян от Днепра до Одера (П.Н. Третьяков, В. Гензель, Б.А. Рыбаков).

Археолог-славист Петр Николаевич Третьяков считает, «что «в бронзовом веке массиву праславянских племен принадлежала тшинецкокомаровская культура, к которой восходят чернолесские и белогрудовские памятники.» Исследователь выделяет земли, где возникли и обитали славяне до своего расселения в I тысячелетии н.э., - это пространство между средним Днепром и верхним Днестром, охватывающее северное Прикарпатье, бассейн Вислы и, возможно, доходящее до верхнего течения Одера и Эльбы. Основную роль в истории славянских племен на территории Восточной Европы П.Н. Третьяков отводил зарубинецкой культуре. На рубеже нашей эры началось продвижение зарубинецких племен к северу и северо-востоку по Днепру и в поречье Десны и Сожа. На Десне складывается позднезарубинецкая культура.

«Черняховская культура, по мнению П.Н. Третьякова, распространилась в разноплеменной среде и не имела прямого отношения к восточнославянскому этногенезу, лишь южная часть зарубинецкого населения могла оказаться отчасти под « черняховской вуалью».»

«Археолог Ростислав Всеволодович Терпиловский, непосредственно занимающийся киевской культурой, подчеркивает ее перерастание в колочинскую культуру. Он считает возможным и существование определенных генетических связей киевских памятников Среднего Поднепровья с пражской культурой. «Киевская культура послужила основой возникновения и пеньковских памятников в Днепровском лесостепном левобережье. Этнос носителей пеньковской культуры идентифицируется со славянами-антами, наблюдается взаимопроникновение элементов пеньковской и колочинской культур, образующих широкую смешанную зону в левобережной лесостепи и Подесенье, поэтому колочинские памятники, как и пеньковские, и общую для этих культур подоснову - киевскую культуру - автор расценивает как славянские.» Таким образом, киевская культура оказывается исходным пунктом возникновения всех раннесредневековых славянских группировок.» «Интересная реконструкция истории праславян была предложена археологом Борисом Александровичем Рыбаковым. Основой его концепции является совпадение ареалов археологических культур, «охватывающее около тысячи лет, что отвечает, по его мнению, существованию определенной этнической общности29.» Он выделяет «пять этапов истории праславян: первый этап - тшинецко-комаровская кульура (XV - XII вв. до н.э.); второй этап условно может быть назван лужицко-скифским (XI - III вв. до н.э.), «поскольку славяне в это время были носителями разнохарактерных культур - лужицкой, белогрудовской, чернолесской и скифской лесостепной. Третий этап представлен пшеворской и зарубинецкой культурами (II в. до н.э. - II в. н.э.). Третьяков П.Н. Восточнославянские племена. - М., 1953. Третьяков П.Н. Финно-угры, балты и славяне на Днепре и Волге. - М.; Л. - 1966. - С. 191, 219.

Рыбаков Б.А. Славяне и их соседи в конце I тысячелетия до н.э.первой половине I тысячелетия н.э.- М., 1993. - С.4

Терпиловский Р.В. Ранние славяне Подесенья III - V вв. - Киев, 1984. - С. 73 - 85.

На этом этапе славяне под именем венедов впервые описаны римскими и греческими авторами. Четвертый этап (II - IV вв. н.э.) представлен черняховской и позднепшеворской; пятый этап (V - VII вв.) - культурой пражского типа.» Принадлежность славянам всех этих культур определяется Б.А. Рыбаковым тем, что ареалы их вписываются в одно и тоже пространство от Днепра до Одера.»

«Мнения исследователей о начале формирования славянской общности и этнической принадлежности отдельных культур противоречивы, но практически все они сходятся во мнении о том, что в первой половине I тысячелетия н.э. на территории между средним Днепром, Днестром и Бугом проживали славянскими племенами. С этими племенами отождествляют население зарубинецкой, киевской, отчасти пшеворской культур и северной лесостепной части черняховской культуры.» Все меньше становится сторонников которые относят памятники черняховской культуры к славянскому населению. На сегодняшний день распространено представление о полиэтничности черняховского населения. Одни исследователи, такие как В.Д. Баран, ищут отдельный компонент в этой культуре, другие, В.В.Седов, Б.А. Рыбаков, выделяют часть ее территории, заселенную в основном славянами.

Многие исследователи относят к славянам тшинецко-комаровскую, белогрудовскую, чернолесскую культуры. Но, каждая археологическая культура, относимая к славянам, не является признанной всеми исследователями. Поскольку пока не выявлены критерии этнографических маркеров. Следовательно, нужны поиски новой аргументации этнической принадлежности археологических культур.

Глава 1. Обоснование методологических подходов исследования

1.1 Современные теоретические подходы к решению проблем этногенеза

В историографии одной из наиболее спорных проблем является проблема славянского этногенеза. Эту проблему помогают решать различные науки - история, археология, этнография, лингвистика, антропология. У каждой дисциплины есть свой круг источников, поэтому каждая из них решает задачу присущими только ей методами. В изучение и освещение истории славян большой вклад вносит археология, которая располагает своими методами и доказательствами.

Археология обладает конкретными и хорошо датированными источниками. Археология добывает и изучает материальную культуру, созданную относительно замкнутыми группами людей, которые владеют определенными, свойственными лишь им специфическими чертами.

Немногим могут помочь археологу научные работы, посвященные проблемам теории этноса, построенные на историческом и этнографическом материале. Несмотря на попытки разработки теоретических и методологических основ археологической науки, все остановилось на попытках раскрытия самого понятия «археологическая культура» и не перешагнуло пределов дискуссий, в связи с этим, все еще нет основательных работ, дающих определение этнических признаков археологической культуры.

Очень важно определить путь подлинно научного участия археологов в изучении этнической истории. Наравне с историками археологи являются авторами самостоятельных этногенетических исследований. «Труды историков, в значительной степени, основываются на данных археологии. Но при этом ни исторической, ни археологической наукой пока не выработаны общепризнанные подходы к определению взаимосвязи между памятниками материальной культуры и населением, которое их оставило.» Изучение этнической истории человечества представляет большой интерес как с точки зрения познания прошлого, так и с точки зрения попыток установления закономерностей этого процесса, завершающим этапом которого является возникновение нации. «Проблема соотношения археологических культур и этнических общностей является центральной при определении возможностей участия археологии в решении вопросов этногенеза.»

В современных условиях методологический уровень любой общественной науки является дискуссионным. В связи с тем, что настоящее исследование связано с проблемой этногенеза, то методологическое значение для данной работы имеют подходы к определению сущности понятия этнос, и более широкая специфика такой формы социальности как этничность.

Большое количество археологов, пишущих об этногенезе, полагают, что этнос в определении не нуждается, так - как всем известно, что такое народ (русское соответствие термину «этнос»). Для поиска научного определения необходимо обратиться к трудам этнографов.

«Этническая общность есть такая общность людей, которая может быть основана на разных видах социальных связей - общности происхождения, языка, территории, государственной принадлежности, экономических связей, культурного уклада, религии. Исторически обусловленное соотношение между этими видами связи порождает этническое самосознание, посредством которого субъективно определяется этническая принадлежность того или иного лица, той или иной социальной группы» - такое определение дает этносу историк, этнограф Сергей Александрович Токарев» Очень важно даваемое разъяснение: «Нельзя определять этническую общность путем перечисления всех "видовых" признаков…ибо ни один из этих признаков не оказывается обязательным.» В с вязи с этим в качестве основного определителя указан такой совершенно неуловимый на археологическом материале признак, как этническое самосознание. Артамонов Г.А. Некоторые перспективы исследования проблем этногенеза на основе привлечения данных археологии//Московский Педагогический Государственный Университет. Сборник научных трудов. Сер.

«Социально-исторические и гуманитарные науки». - М., 2008. - С. 122.

Монгайт А.Л. Археологические культуры и этнические общности //Народы Азии и Африки. - 1967. - № 1. - С. 53

Советским этнографом, доктором исторических наук Николаем Николаевичем Чебоксаровым дано другое определение, которое звучит для археологов более обнадеживающе: «Этнической общностью можно считать всякую общность, которая складывается на определенной территории среди людей, находящихся между собой в реальных социально-экономических связях и говорящих на взаимопонятном языке, сохраняют, как правило, на протяжении всего своего существования известную специфику и сознают себя отдельной самостоятельной общественной группой.» Однако и к этому определению дается разъяснение: « Ни один из… признаков, взятый в отдельности, не может быть критерием, достаточным для выделения или обязательным для сохранения этнической общности на всем протяжении ее существования». В итоге

говорится о том, что для определения принадлежности к той или иной этнической общности фактор этнического самосознания является решающим.

Как видно оба определения близки друг-другу, но не тождественны. У Н.Н. Чебоксарова указано меньше признаков: отсутствует общность происхождения. Но он выделил три признака, без которых невозможно формирование этноса - «общность территории, социально-экономические связи и общий язык. Сохранение этих трех признаков не обязательно после оформления этноса.» На их основе складывается культурная специфика, о длительном сохранении которой говорит Н.Н. Чебоксаров.

Проблеме этноса посвящено множество работ этнологов. Например, советским историком и этнографом Юлианом Владимировичем Бромлеем в его фундаментальной книге «Очерки теории этноса» в определенной мере были подведены итоги этих исследований. Юлиан Владимирович дает определение этноса «как исторически сложившейся на определенной территории устойчивой межпоколенной совокупности людей, обладающих не только общими чертами, но и относительно стабильными особенностями культуры (включая язык) и психики, а также сознанием своего единства и отличия от всех других подобных образований (самосознанием), фиксированным в самоназвании (этнониме).» В последнее время появляются и другие варианты

термина «этнос» - «этникос», «этничность».

Количество признаков, фигурирующих в различных концепциях в качестве определяющих признаков невелико. Вопрос заключается не в поисках новых признаков, а выстраивании их иерархии и в обосновании детерминирующего признака. В обществоведческих науках отражение этих методологических споров применительно к данной теме стала дискуссия о соотношении археологической культуры и этноса.

Эта проблема исследовалась в основном европейскими учеными и на европейском материале, в дальнейшем работы археологов охватили материал и других континентов.

«С тех пор как археология стала разрабатывать свои собственные научные методы, т.е. со второй четверти XIX в., было замечено, что определенные типы вещей, жилищ, погребений встречаются на определенных территориях, и комплексы таких находок были обозначены термином «культура». Картографирование особенностей явлений культуры привело к выводу, что они не случайны, а являются выражением каких-то общих традиций, которые связывали население данной территории.»

Шведским археологом Оскаром Монтелиусом во второй половине XIX в. был поднят вопрос о связи археологической культуры с создавшим ее народом. В его рассуждениях содержатся важнейшие выводы из метода картографирования: возможность на основании непрерывного развития культуры судить о генеалогии народа, ее носителя и возможность сопоставления археологической культуры и народа. Бромлей Ю.В. Очерки теории этноса. - М., 2007. - С. 58.

Тишков В.А. Реквием по этносу. - М. 2003. - С. 96.

В последствии этот метод был применен немецким ученым Густавом Коссиной. Он исходил из принципа, сформулированного словами: «один язык - один народ» и считал, что всякая археологическая культура должна иметь этническое значение. Эта мысль нашла поддержку многих археологов. Археолог Валентин Васильевич Седов много времени посвятил комплексным исследованиям в области изучения славянского этногенеза. Он полагает, что «археологические культуры, если они выделены на основе достаточных фактов, как правило, этничны…Исследователи почти всегда могут определить, этнична или многоэтнична та или иная археологическая культура, и выявить племенные компоненты многоэтничных культур»

В 50 - 60-х гг. методы Г. Коссины подверглись серьезной критике, в том числе, в немецкой научной литературе. Отмечалось, что он не учитывал сложного взаимодействия с разноплеменным окружением и воздействием субстратного населения, а так же упрощал этническую историю древних народов. Ученый не брал во внимание, что элементы культуры могут быть зависимы также от различных обстоятельств: экономических, технических и социальных. Не учитывал он существования в древности этноязыковых групп, впоследствии бесследно исчезнувших. Ученик Г. Коссины М. Ян отмечал, что исторические процессы в древности не сводились к статическим отношениям. В ходе исследования этногенетических процессов по археологическим данным следует учитывать и контактные взаимодействия племен, смешение их, ассимиляционные процессы, наличие переходных зон между археологическими культурами и т. п.

В связи с тем, что в древней Европе имели место многочисленные перемещения племен, крупные миграции нового населения, разные этносы интенсивно взаимодействовали между собой и происходила их ассимиляция и дифференциация. Это приводило к исчезновению одних этносов и формированию других, с этим и связана сложность изучения этногенеза и этнических процессов в древней Европе. «Сделать доисторическую археологию более пригодной для исторического познания» - вот цель некоторых исследователей, критиковавших методы Г.Коссины.

Вместе с тем, распространилось и отрицательное отношение к материалам археологии как важному источнику в изучении этногенеза. Так, немецкий археолог Э. Вале утверждал, что данные археологии вообще не пригодны для изучения этногенетических проблем. По мнению английского археолога О. Кроуфорда, выяснение этнической принадлежности древнего населения лежит за пределами возможностей археологии. Подобного мнения придерживались и некоторые лингвисты, в частности Ф.П. Филин, посвятивший в своей книге о становлении восточнославянского языка несколько страниц «вопросу о взаимоотношениях этноса и материальной культуры» Многие археологи считают, что нет необходимости доказывать тождество археологической культуры и этноса, поскольку это вопрос решенный. Они произвольно сопоставляют археологические и лингвистические группы. «Большинство все же считает этнические проблемы важными и, понимая несовершенство методов сопоставления археологических культур и этнических общностей, ищут путей усовершенствования этих методов»

Дискуссия в основном концентрируется именно вокруг вопросов, связанных с сущностью самой археологической культуры и стоящей за ней объективной реальности. К числу основных понятий в археологии принадлежит понятие «археологическая культура». У археологов нет единого и четкого представления об этом понятии, под одним и тем же термином каждый исследователь понимает нечто свое. Археологические культуры разнообразны по территориальному охвату. Одни из них занимают большие пространства, включая несколько племенных групп, составляющих большие культурные и этнические общности; другие -небольшие территории, с узким кругом племен.

«В археологической практике существует направление выделять в составе культур, занимающих крупные территории, локальные варианты таких культур (не говоря уже о пограничных зонах, дающих, как правило, смешанный материал). С другой стороны, во многих археологических работах затрагивается вопрос о культурных общностях; видны попытки объединения отдельных мелких культур в родственную группу племен» Следует обратить внимание на понятия «археологическая культура» и «культура». Термин «культура» употребляется в двух значениях: 1) рассматриваемая как совокупность материальных и духовных ценностей, созданных человечеством; 2) определенная общность археологических памятников. В последнем случае термин «культура» является сокращением термина «археологическая культура». Большинство археологов применяют термин культура в отношении памятников одного времени, которые обязательно располагаются на строго определенной территории и отличаются своеобразными чертами материальной культуры.

Археологическая культура - это прежде всего культура материальная, или технологическая: орудия труда, жилища и т.п. Ее изучение позволяет характеризовать, прежде всего, взаимодействие человека с природой. Другие стороны человеческой культуры - социальная (образующаяся из отношений людей между собою) и идеологическая (идеи, верования, знания) - предстают перед археологом лишь как результат научной реконструкции. Вместе с тем именно эти стороны представляют то индивидуальное, что характеризует данную культуру, так как научные и технические открытия быстро распространяются от общества к обществу и одинаковая или близкая материальная культура встречается на огромных пространствах. Смирнов А.П. К вопросу об археологической культуре//Советская археология. - 1964. - № 4. - С. 8)

Каменецкий И.С. Археологическая культура - ее определение и интерпретация//Советская археология. - 1970. - № 2. - С.18.

Не все составные части определения культуры в развернувшейся дискуссии подвергаются обсуждению. Основные споры ведутся в основном по поводу значимости тех или иных признаков для выделения культур и о том, какую общность считать культурной.

В.А. Городцов в 1924 г. определил археологическую культуру как «некий организм, подлежащий изменению во времени и пространстве, который слагается из вещественных памятников домашнего быта, искусства, культа и знания»

В советской археологии наибольшее распространение получило определение, данное А.Я. Брюсовым, который под археологической культурой понимает «единство археологических памятников на сплошной и ограниченной территории, относящихся к определенному промежутку времени, обычно несколько сот лет, реже к тысячелетию и более. Это единство выражается в близком сходстве типов орудий труда, оружия и украшений, находимых в этих памятниках…в однообразном изменении их формы в течение времени

(преемственность типов, обусловленная передача опыта от поколения к поколению)» Нечеткость этого определения заключается, прежде всего в том, что критерий «близкого сходства» чрезвычайно субъективен. Кроме того, здесь не учитываются многие элементы культуры, наблюдаемые археологами: «погребальный ритуал, постройки и т.п»

А.Д. Удальцов полагал, что «совокупность вещественных памятников» должна обладать определенной устойчивостью и быть «исторически сложившийся на данной территории51.» На практике первое приводит к превращению отдельных этапов развития одной культуры в самостоятельные культуры, а второе - к отрицанию миграции населения. Очевидно, «что указанные требования не могут быть приняты» Близки к точке зрения А.Д. Удальцова те ученые, которые думают, что «культуру могут характеризовать лишь устойчивые («этнографические») черты» «При несомненной ценности медленно изменяющихся черт для выяснения вопросов этногенеза сводить к ним характеристику культуры нельзя»

Профессором И.С. Каменецким было предложено следующее определение: «археологическая культура - это группа памятников, занимающих сплошную территорию (или территории), границы которой могут меняться, и обладающих объективно существующим сходством материальных и нематериальных признаков, образующих сложную, внутренне связанную систему, единообразно изменяющуюся во времени и ограниченно варьирующую в пространстве, существенно отличающуюся от аналогичного типа систем, характеризующих другие культуры» Но, по его мнению, это определение тоже нельзя назвать удовлетворительным, т.к. в нем «ощущается отсутствие меры». Общеизвестно, что нет двух полностью тождественных памятников.

Из всего вышесказанного можно сделать следующий вывод, что в данном вопросе существуют различные точки зрения. Исследователи, обращаясь к этнографии, отмечали, что некоторые культурные элементы не имеют этнической нагрузки, что ряд культурных регионов, определенные по отдельным элементам, не совпадают с этническими территориями и т. п. В этой связи археологи попытались определить «этнические признаки» среди множества элементов, составляющих археологические культуры. Керамический материал (форма сосудов, орнаменты, технику выделки) и др. причисляли к числу важнейших этнических показателей. Например, советский историк и археолог А.П. Смирнов считал таковыми «формы лепной посуды и погребальную обрядность»

Понятие археологической культуры тесно связано с вопросом об ее интерпретации, т.е. связи ее с этносом. Эта связь будет определяться различно в зависимости от того, что понимать под археологической культурой. Так как и определение этноса в науке тоже не однозначно.

Таким образом, среди археологов и этнографов есть исследователи, которые, приводя примеры соответствий и несовпадений языковых и культурных ареалов, пользуясь данными этнографий различных территорий, пытаются утверждать, что археологические культуры представляют различные реальности и имеют разное содержание, в том числе некоторые из них соответствуют древним этническим общностям. «Обязательное отождествление археологической культуры с этносом при этом отрицается, вводится понятие о вероятности соответствия» Однако, дальнейшее показало, что среди множества археологических культур нет универсального признака этнической единицы.

Археологическую культуру следует рассматривать в процессе развития. Она может изменяться, приобретать новые черты и терять те или иные старые, особенно при смешении ее носителей с другими группами населения, перерастать в качественно новую культуру и расширять территорию, отображая изменение и развитие той этнической общности, которую представляет. При этом на каждом новом этапе в ней остаются элементы, связывающие ее с предыдущим. Такое понимание археологической культуры позволяет в какой- то мере проследить последовательность развития материальной культуры определенной этнической группы, в данном случае славян, определить территориальные изменения и, применяя ретроспективный метод, постепенно углубляться к ее истокам. Последнее и является одной из важных задач настоящей работы.

Можно говорить о том, что «среди большинства исследователей распространено представление об этнической сущности археологических культур, его сторонники и противники ограничиваются лишь отдельными примерами и это положение не имеет еще теоретического обоснования. Исходя из положения от том, что каждый народ создает свою материальную и духовную культуру, стойко придерживается традиционных вкусов и обычаев, вполне приемлемыми оказываются представления, что нет и не может быть двух народов с совершенно одинаковой культурой. Если народ утрачивает свою культурную специфику, тоон перестает существовать как отдельный самостоятельный этнос» «Необходимо учитывать сложность этногенетических процессов, происходивших на всем протяжении истории человечества и связанных с постепенными расселениями, переселениями и колонизацией, что приводило к ассимиляции пришлого или местного населения и иногда к возникновению нового этноса» «Из этого следует вполне закономерный вывод, что нет «чистых народов» и этносы складываются в результате смешения различных этнических групп, как пришлых, так и автохтонных» Поэтому среди археологов распространено мнение о том, что существуют этнически смешанные археологические культуры.

1.2 Место и роль ретроспективного метода в выявлении этнографических маркеров археологических культур

О том, что этот вопрос не решен фундаментальной наукой, свидетельствует дискуссионный характер обсуждения важных базовых методологических проблем. Ведущий признак этнической общности никто не может доказать. Универсального признака этической единицы нет. Об этом свидетельствует то, что приводятся конкретные примеры, когда тот или иной признак действительно может быть либо самым существенным, либо самым незначительным. Чебоксаров Н.Н., Чебоксарова И.А. Народы, расы, культура. - М., 1985. - С. 23.

Алексеев В.П., Бромлей Ю.В. К изучению роли переселений народов в формировании новых этнических общностей//Советская этнография. - 1968. - № 2 - С. 35 - 45.

Ведущая роль в этногенетических построениях по археологическим материалам «принадлежит ретроспективному методу исследования, заключающемуся в поэтапном прослеживании истоков основных элементов археологических культур и ставящий своей целью связать археологические памятники, достоверно отождествляемые историческим и этнографическим материалом, с тем или иным этносом, с предшествующими им археологическими культурами» В частности, «в изучении этногенеза славян надлежит продвигаться от культур достоверно славянских, относящихся к раннему средневековью, в глубь столетий к тем древностям, которые обнаруживают генетические связи с раннесредневековыми, а от них - еще на ступень ниже и т.д»

Существуют различные взгляды на возможности ретроспективного метода. Так, Валентин Васильевич Седов, считает, что «ретроспективный метод исследования позволяет учитывать все нюансы сложнейшего взаимоотношения этносов в древности, именно этим он и ценен. В европейской истории нет каких-то «чистых» этносов, они складывались в результате взаимодействия и смешения различных племенных этнических групп, как пришлых, так и автохтонных. Поэтому помимо более или менее спокойного развития археологических культур нередки иные формы перехода от одной культуры к другой. Среди таких форм можно выделить следующие формы взаимоотношений между археологическими культурами: 1) неравномерная эволюция, обусловленная миграционными процессами; 2) бурные изменения в культуре, вызванные вливаниями культурных элементов чуждых племен в результате контактов (в том числе и воздействия высоких цивилизаций) или инфильтраций; 3) трансформации, зависимые от хозяйственной жизни и социальной обстановки; 4) полные скачкообразные преобразования, свидетельствующие о смене этноса в регионе. По мнению Валентина Васильевича, ретроспективный метод исследования в состоянии разобраться во всех этих формах связей между археологическими культурами»

«Советский и российский археолог Рыбаков Борис Александрович предупреждает об опасности выделения устойчивых этнических признаков, которые могут иметь значение лишь на коротких хронологических дистанциях и, что одна культура может покрывать разные народы, и что у людей одного языка может быть несколько вариантов материальной культуры»

«Резкая и неоднократная смена археологических культур во второй половине I тыс. до н.э. - первой половине I тыс. н.э. на юге Восточной Европы не должна была обязательно сопровождаться такой же резкой сменой этнического состава его населения.

Необходимо учитывать, что этногенез любого народа отнюдь не является плавным эволюционным процессом. Соответственно такие его элементы, как самосознание, язык, материальная и духовная культура и т. д., формируются исторически и уже поэтому подвержены изменениям, притом не обязательно одновременно и однонаправлено. Поскольку археология фиксирует лишь отдельные компоненты этноса, то возможности ретроспекции увеличиваются в периоды плавного развития и значительно уменьшается там, где мы имеем дело с перерывами в постепенности. Ретроспективный метод позволяет убедительно связать определенные археологические находки со славянами вплоть до середины I тыс. н.э., но далее начинается область гипотез и споров»

Это обстоятельство вызвано тем, что не берется во внимание устойчивый этнографический признак, опознаваемый на протяжении многих столетий. Устойчивыми формами общественной жизни, нередко принимающими этническую окраску, являются такие первичные институты социальной организации, как семья и община. Седов В.В. Славяне в древности. - М., 1994. - С. 88.

Рыбаков Б.А. Язычество древних славян. - М. 1994. - С. 219.

Среди элементов материальной культуры, свидетельствующих о том, что данное общество представляет этническую единицу, особый интерес вызывает жилище, отражающее развитие социально-экономических, и особенно семейных отношений. «Известно, что архаичной его формой, соответствующей родовому строю, являлись большие дома, принадлежавшие общинам, ведущим нераздельное хозяйство. Большие дома разделялись на однотипные секции в ходе обособления семей. На последних этапах распада первобытных отношений, получают распространение небольшие жилища, принадлежавшие отдельным малым семьям.

Вместе с тем жилище является элементом материальной культуры, как правило, лучше, чем что-либо другое, сохранявшим этническую традицию. Его особенности передавались из поколения в поколение и мало подвергались посторонним влияниям даже в тот период, когда ремесло и торговля оказывали сильное воздействие на развитие культуры. В пределах Восточно-Европейской равнины в период раннего средневековья квадратные полуземлянки распространялись только в славянской среде. Жилища древних балтов, финно- угорских группировок, а также разноэтничного населения южных областей страны имели другие формы, тоже в большинстве устойчивые» Третьяков П.Н. Древности второй и третьей четверти I тыс. н.э. в Верхнем и Среднем Подесенье//Раннесредневековые восточнославянские древности. - Л., 1974. - С. 55.

Жилище является надежным этнографическим признаком. «Изучая генезис и эволюцию домостроительства необходимо учитывать конкретные естественные условия: климатические условия данной области, географическую среду. Однако, следует учесть, что в процессе сложения типов жилищ эти условия представляются существенными, но не первостепенными.» Жилище наряду с другими элементами (погребальная обрядность, типы женских украшений, предметы быта) принадлежит к специфике этноса и вместе с тем в процессе исторического развития изменяет свой характер. Этническая традиция на длительный срок закрепляет тот или иной тип жилища, сложившегося с учетом географических факторов.

«В специальной литературе неоднократно отмечалось, что жилище славян во всех зонах их расселения на обширных пространствах Центральной, Юго-Восточной и Восточной Европы было традиционно малым (в среднем 20 кв. м) начиная с VI в. н.э. В то же время, жилище германцев оставалось большим (100 кв. м) вплоть до X в. н.э. Поэтому хорошо известная по материалам Восточной Европы малая по размеру полуземлянка может стать надежным маркером славянства при применении ретроспективного метода к анализу археологических комплексов Древней Европы»

Жилище, являясь элементом археологической культуры, отражает устойчивую форму социальной организации как семья и традиции, переходящие от одного поколения к другому и может свидетельствовать о том, что данное общество представляет этническую единицу.

Очевидно, что дискуссия о соотношении археологической культуры и этноса не привела к конкретным результатам. Поскольку невозможно точно определить, по каким признакам выделять археологическую культуру, нет и четкого определения археологической культуры, которое признавалось бы всеми исследователями. С определением этноса дело обстоит так же, поскольку ни один признак этнической общности нельзя принять в качестве универсального. В связи с таким положением не представляется возможным дать однозначный ответ на вопрос как соотносится археологическая культура и этнос.

В VI - VII вв. на огромной территории Восточной и Юго-Восточной Европы распространились славянские археологические культуры. Такое большое население не могло появиться ниоткуда. С помощью самого доказательного и распространенного ретроспективного метода, применяемого археологами при определении этнической принадлежности древних культур, можно найти истоки славян в культурах более раннего времени. Наряду с этим нельзя не отметить того обстоятельства, что процессы поисков, описания, систематизации и разработки археологических источников опережают разработки теории этногенетических процессов вообще и этногенеза славян в частности. Последнее, в свою очередь создает определенные трудности в изучении закономерностей этнокультурного развития, а при отсутствии письменных источников порождает противоречивые мнения и дискуссии, особенно по вопросу этнической интерпретации многих памятников и археологических культур.


Подобные документы

  • Зарождение археологических исследований, археология как наука. Характеристика периодов развития русской археологии. Разработка археологической периодизации. Советская археология в послереволюционные годы. Масштабы полевых археологических исследований.

    реферат [35,2 K], добавлен 04.03.2013

  • Палеолит на территории восточной Европы. Переход к производящему хозяйству. Ранняя этническая история народов восточной Европы. Восточнославянские племена во времена великого переселения народов. Занятие земледелием, оседлый образ жизни, культ природы.

    реферат [35,5 K], добавлен 13.03.2010

  • Основные этапы археологического изучения Древнерусских городов в 60-80 гг. (на материалах Новгородской, Ростовской и Старорязанской археологических экспедиций). Перспективные направления в контексте современного развития историографии домонгольской Руси.

    дипломная работа [248,6 K], добавлен 10.12.2017

  • Ледниковый период в восточной Европе и первые следы человека. Культура палеолитической и неолитической эпохи. Трипольская культура. Металлическая культура. Железная культура. Этнографическая принадлежность доисторических культур восточной Европы.

    реферат [27,2 K], добавлен 16.10.2008

  • Археология как наука о прошлом человечества, артефактах, культуре и искусстве древнего мира. Основные виды археологических источников, их назначение. Характеристика этапов и методов работы археологов. Критерии классификации археологических находок.

    эссе [11,4 K], добавлен 14.05.2015

  • Политическое положение и социально-экономическое развитие стран и народов, формирование территорий государств Центральной и Восточной Европы после окончания I Мировой войны, проблема границ. Общие тенденции развития стран в межвоенный период.

    реферат [15,0 K], добавлен 14.02.2011

  • Историография происхождения славян. Вопрос о происхождении восточнославянских племен, обитавших в лесостепной и лесной зонах Восточной Европы. Проблема славянской прародины. Анализ праславянских культур. Различия между восточнославянскими племенами.

    контрольная работа [67,5 K], добавлен 08.06.2016

  • Итоги войны и победа над фашизмом. Внутренние и внешние условия назревания революций. Становление государств народной демократии и образование народно-демократических правительств. Страны Восточной Европы в системе послевоенных международных отношений.

    дипломная работа [93,7 K], добавлен 12.07.2009

  • День славянской письменности, просвещения и культуры. Значение обретения письменности народами Юго-Восточной Европы. Биографические сведения о Кирилле и Мефодии (до принятия сана). Просветительская деятельность братьев. Распространение славянской письменн

    реферат [29,7 K], добавлен 15.10.2005

  • Значение экономических факторов (расширения торговых сношений, индустриальной революции) для процесса перемещений народов Европы (конец Средневековья – Новое время). Влияние политических факторов на формирование народов Европы и национальных государств.

    реферат [25,0 K], добавлен 27.07.2010

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.