Лингвостилистические и экстралингвистические особенности перевода политической прессы

Анализ выбора переводческих стратегий в реализации концепта "развитие" в политической прессе США и Канады. Структура и функции газетно-информационных текстов. Способы передачи грамматических особенностей заголовков дипломатической печати на русский язык.

Рубрика Журналистика, издательское дело и СМИ
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 07.08.2017
Размер файла 135,4 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Содержание

Введение

Глава 1. Проблемы выбора переводческих стратегий в реализации концепта «развитие» в политической прессе США и Канады

1.1 Определение понятия «переводческая стратегия»

1.2 Определение концепта и подходы в дискурсивном анализе

1.3 Подходы толкования и анализ политического дискурса через когнитивную парадигму

Глава 2. Языковые стратегии в переводе политической прессы США и Канады

2.1 Структура и функции газетно-информационных текстов

2.2 Дискурсивный анализ при переводе заголовков прессы

2.3 Особенности перевода основного текста политической прессы США и Канады

Глава 3. Анализ перевода языковых единиц на материале политической прессы США и Канады

3.1 Предпереводческий и переводческий анализ политической прессы

3.2 Анализ перевода заголовков политической прессы

Заключение

Список литературы

Введение

Газетно-информационные тексты играют важную роль в общественных отношениях. Общественная жизнь изо дня в день подвержена изменениям, которые происходят вследствие экономических и политических событий. Язык реагирует на такие изменения. Язык газетного текстасодержит специфические особенности, которые влияют на процесс перевода.

Само понятие «пресса» не является лингвистическим термином. В области лингвистики принято использовать термин «газетно- информационные тексты». Газетно-информационные тексты имеют дискурсивный характер, сочетая в себе особый вид текстовой деятельности, что предполагает особый анализ периодических изданий.

Общественно-политические изменения, так или иначе, отражаются в языке, в частности, в языке СМИ. Происходит взаимодействие языка и культуры. Политическая пресса освещает как политические, так и экономические события, происходящие на международной арене, а также внутреннюю политику страны. Любое общество определяется, прежде всего, взаимодействием и отношениями между членами этого общества, включая властные отношения. Изучение политики чаще всего объясняет и сравнивает политику со средством власти. Можно выделить следующие две формы: с одной стороны политика - это основной инструмент борьбы за власть между теми, кто хочет ее удержать, и теми, кто ей сопротивляется, с другой стороны политика рассматривается в качестве кооперации, к примеру, в качестве основных практик и институтов, которые имеет общество для решения конфликтных ситуаций. Взаимодействие обусловлено социокультурными, историческими, идеологическими и институциональными факторами. В любом случае, будь то борьба или попытка к кооперации, политика не может существовать без языковых знаний. Взаимодействие между людьми начинается с языка.

Благодаря развитию международных отношений, основную роль в которых играет такая сверхдержава, как США, перевод текстов западной политической прессы приобрел чрезвычайную актуальность.При выборе стратегии перевода политической прессы переводчик руководствуется определенными правилами перевода, а также учитывает социокультурный, экономический и политический факторы, которые влияют на исходный текст перевода.

Актуальность темы магистерской диссертации определена тем, что процесс трансформации лексического пространства напрямую зависит от изменений, которые происходят в общественно-политической сфере. Газетно-информационные тексты незамедлительно реагируют на такие изменения и отражают их. Выбор стратегии перевода газетных текстов политического содержания представляет наибольшую трудность для переводчика, так как важно передать основной смысл содержания, учитывая лексические, стилистические и грамматические особенности текстов СМИ, принимая во внимание экстралингвистические факторы.

В научной литературе отмечается достаточно высокий интерес исследователей к проблеме изучения медиатекста в целом, его особенностей, а также политической прессы, как отдельной разновидности СМИ. Особое значение имеют исследования стратегий перевода англоязычной политической прессы на русский язык. При написании магистерской диссертации использовались публикации авторов в области изучения медиатекста: В. В. Богуславской (2011), Т. А. Добросклонской (2010), Н. И. Клушиной (2008), Г. Я. Солганика (2005), Н. В. Чичериной (2008), Г. С.Шалимовой (1976); в сфере исследования политической прессы: А. Н. Баранова (1971), Б. П. Паршина (1986), Е. И. Шейгал (2009), P. Chilton (1990); в области перевода и выбора переводческих стратегий: И. С. Алексеевой (2008), Л. С. Бархударова (2013), В. С. Виноградова (2001), А. Г. Витренко (2008), Т. А. Волковой (2010), В. Н. Комиссарова (2002), Р.К. Миньяр- Белоручева (1980), J. I. Catford (1965), W. Loescher (1991) и других.

Объектом исследования является изучение процесса выбора стратегий перевода при передаче текста с ИЯ на ПЯ политической прессы США и Канады.

Предмет исследования составляют лингвостилистические и экстралингвистические особенности перевода политической прессы.

Цель работы заключается в изучении особенностейпредпереводческогои переводческого анализа политического дискурса на материале политической прессы США и Канады.

Поставленная цель предполагает решения следующих задач:

1) рассмотреть функционально-прагматические особенности газетно- информационных текстов;

2) изучить лингвистические особенности политического дискурса на материале газетно-информационных текстов США и Канады;

3) определить способы перевода англоязычной политической прессы США и Канады;

4) определить взаимозависимость выбора стратегий перевода с экономическими и политическими событиями;

5) изучить и описать практическую сторону перевода политической прессы США и Канады;

6) провести предпереводческий и переводческий анализ предвыборных речей Дональда Трампа и Хилари Клинтон;

7) выполнить переводческий анализ заголовков политической прессы США и Канады.

Практическим материалом исследования является: 1) англоязычная американская пресса; 2) локальная англоязычная канадская пресса. Количество проанализированных заголовков американских и канадских статей политической прессы составляет 133 примера. Для анализа особенностей перевода текста политической прессы было отобрано 5 статей американских и канадских газетных изданий политической направленности.

Методика исследования определяется целью и задачами магистерской диссертации. Для реализации поставленных задач в работе применялись следующие методы: общенаучные методы, а именно метод сравнения текстов политической прессы США и Канады с прессой России, и метод лингвистического описания, заключающийся в планомерной инвентаризации единиц языка политической прессы и объяснении особенностей их строения и функционирования;частнонаучные методы:метод контекстологического анализа, заключающийся в изучении языковых единиц политической прессы в контексте их использования; лингвокультурологический метод, предполагающий исследования английских языковых единиц политической прессы и способов их выражения в русском языке.

Научная новизнаисследования состоит в том, что в работе были проанализированы стратегии перевода языковых единиц американской и канадской политической прессы с учетом функционально-прагматических и когнитивных факторов.

Теоретическая значимость магистерской диссертации заключается в том, что была предпринята попытка систематизировать и обосновать выбор переводческих стратегий при переводе политической прессы США и Канады. Практическая значимость магистерской диссертации заключается в возможности использования фактического материала и результатов исследования для дальнейшего изучения анализируемой темы, а также в качестве материала для учебного пособия с целью выбора способа перевода политической прессы.

Структура работы включает в себя введение, три главы, заключение, список использованной литературы.

Во введенииобусловлена актуальность выбранной темы, представлены объект и предмет исследования, определены цели и задачи, а также представлена новизна исследуемой работы и практическая значимость.

Впервой главе «Проблемы выбора переводческих стратегий в реализации концепта «развитие» в политической прессе США и Канады»основное внимание сконцентрировано на определении понятий «переводческая стратегия» и «концепт»; на выделении основных подходов дискурсивного анализа; на изучении способов реализации метафор «развитие» и «борьба» в политическом дискурсе, а также на исследовании особенностей выбора стратегии перевода с учетом концептуально- дискурсивных особенностей текста.

Во второй главе«Языковые стратегии в переводе политической прессы США и Канады» исследуется проблема структуры и функционально- прагматических особенностей газетно-информационных текстов, а также представлено особенности дискурсивного анализа при переводе заголовков американской и канадской прессы, и специфика перевода основного текста политической прессы США и Канадыс учетом функциональных особенностей анализируемых единиц перевода.

В третьей главе «Анализ перевода языковых единиц на материале политической прессы США и Канады» анализируются особенности перевода текстов политической прессы, проводится предпереводческий и переводческий анализ предвыборных речей Дональда Трампа и Хилари Клинтон, рассматривается специфика перевода заголовков политической прессы, включая их лексические, грамматические и стилистические особенности, а также способы их передачи средствами русского языка.

Заключение содержит итоги исследование и полученные выводы, а также рекомендации касательно использования полученных результатов для дальнейшего изучения данной темы.

Список использованной литературы включает в себя работы отечественных и зарубежных исследователей по данной тематике.

Глава 1. Проблемы выбора переводческих стратегий в реализации концепта «развитие» в политической прессе США и Канады

1.1 Определение понятия «переводческая стратегия»

Среди наиболее актуальных вопросов переводоведения проблема выбора стратегии перевода занимает важное место. Прежде всего, термин

«стратегия перевода» или «переводческая стратегия» сравнивают с такими понятиями как «техника перевода» [Осокин 2007: 31], «методы перевода» [Миньяр-Белоручев 1980: 142], или «методы описания процесса перевода» [Комиссаров 2002: 150]. Это означает, что единого терминосочетания для объяснения самого процесса перевода теоретически не существует. Перевод рассматривается, как некий процесс, в ходе которого переводчик выбирает основные способы перевода, делает переводческие преобразования для передачи содержания исходного текста.

Т. А. Волкова считает, что «на настоящий момент еще нет абсолютно ясного представления о том, какие стратегии и тактики имеют право называться таковыми. Исследовательская мысль направлена в основном на практическое выявление и описание отдельных стратегий и тактик, на доказательство того, что они определенным образом проявляются в процессе коммуникации и особом выборе языковых средств» [Волкова 2010: 31].

Рассматривая историю развития переводоведения, можно заметить два различных понимания в выборе стратегий перевода. Первый подход представляет собой субститутивно- трансформационнуюпарадигму [Харитонова 2006], представителями которой считаются А.В. Федоров, Я.И. Рецкер, Дж. Ферс, М.А.К. Хэллидей, В.Г. Гак, а позже эта идея развилась в трудах Ю. Найды, В.Н. Комиссарова, А.Д. Швейцера, Л.Л. Нелюбина, О. Каде, Л.С. Бархударова, Е.В. Бреуса и др. Данный подход описывает общие стратегии перевода, применяемые переводческие преобразования для передачи содержания исходного текста.

Парадигма берет свое начало с 20-х годов 20 века [Олейник 2009]. Сторонники первого, более широкого направления стараются выявить общую закономерность, универсальную стратегию перевода, которую можно применить к любому типу текста. Сам процесс перевода впервые был представлен А.В. Федоровым и Я.И. Рецкером. Ученые впервые описывали действия, которые предпринимаются во время работы с текстом перевода и выпустили свой научный труд, который получил название «Теория закономерных соответствий». Л.С. Бархударов и Е.В. Бреус рассматривают стратегию перевода в качестве модели процесса перевода, которая определяет переводческие преобразования и трансформации. Два ученых стараются сопоставить единицы языка оригинала и единицы языка перевода, и выявить общие закономерные способы перевода таких единиц. Так, например, по мнению Л.С. Бархударова «лингвистическая теория перевода ставит своей задачей построение определенной модели процесса перевода, то есть некоторой научной схемы, более или менее точно отражающей существенные стороны этого процесса» [Бархударов 2013: 6]. Следовательно, такая модель может отражать либо теоретическую сторону процесса перевода и быть универсальной, либо иметь практическое значение. Л.С. Бархударов также отметил, что «каждая из этих моделей отражает тот или иной аспект, ту или иную сторону реально существующего явления - процесса перевода как определенного вида межъязыковой трансформации» [Бархударов 2013: 8]. Кроме того, также является интересным тот факт, что каждая переводческая модель содержит в себе некий алгоритм действий, применяемый во время перевода. Любая переводческая модель предполагает определенную стратегию перевода, хотя авторы этих моделей могут не употреблять сам термин «стратегия перевода», а описывать и объяснять его иначе. Основным недостатком в данном направлении мы считаем наличие общих теоретических критериев по выбору стратегии перевода, которые не учитывают конкретный тип текста, что может привести к неполной передачи содержания исходного текста.

Важно также подчеркнуть тот факт, что изначально при разработке общих стратегий перевода, считалось, что переводчик выполняет пассивную функцию, т.е. он пользуется уже выработанными стратегиями и, следовательно, техника перевода практически не менялась, не смотря на тип текста, а также какая коммуникативная функция в нем заключена.

В 60-е годы в работах Р.К. Миньяр-Белоручева, Ю.А. Сорокина, Е.Ф. Тарасова, А.Н. Крюкова, Ю.С. Зеленова, В.А. Иовенко, Н.Д. Галеевой и др. появляется новый подход к изучению перевода, в котором основное внимание уделяется переводческим единицам [Зеленов 1987]. Важное место в данном подходе занимает основное содержание определенного типа текста. Так, например, Т. А. Казакова стремиться выявить в тексте переводческие единицы - смысловые единицы текста оригинала, исходя из которых, будет вырабатываться тактика перевода [Казакова 2001: 27-36].

Согласно Казаковой Т.А. стратегия перевода сводится к выбору способа перевода [Казакова 2001: 11]. В этом случае описываются теоретические аспекты в выборе способа перевода. Казакова Т.А. отмечает несколько этапов построения стратегии перевода, то есть «меру информационной упорядоченности для переводного текста». [Казакова 2001: 11].

Мы посчитали необходимым упомянуть работы выдающегося ученого Р. К. Миньяр-Белоручева.Профессорразличает такие понятия как прием или метод перевода и способ перевода. Он отмечает, что «прием обычно решает частную задачу, он обычно помогает преодолеть возникшую в целенаправленной деятельности переводчика трудность. Способ же есть основное правило достижения поставленной цели, которое отражает объективно существующие законы действительности» [Миньяр-Белоручев 1980: 91].Р. К.Миньяр-Белоручевотметил метод перевода как «целенаправленную систему взаимосвязанных приемов, учитывающую вид перевода и закономерно существующие способы перевода» [Миньяр- Белоручев 1980: 142]. Данным определением он фактически объединил стратегию и метод перевода. По его мнению метод перевод полностью зависит от способностей и возможностей переводчика переводить.

Несомненно, каждый из вышеперечисленных подходов имеют право на существование и более того, на наш взгляд они удачно дополняют друг друга. Очень важно для начинающего переводчика иметь общий план перевода, который является универсальным и подходит для любого типа текста, а также необходимо пользоваться уже конкретными рекомендациями, которые разрабатываютсторонники второго подхода. Стратегия перевода предполагает выработку определенных действий, некого алгоритма, что способствует созданию удачного переводческого продукта - текста на языке перевода. Кроме того, любая стратегия перевода требует более детального планирования. Это связано также с применением фоновых знаний. Под понятием «фоновой информации» подразумеваются «определенные социокультурные сведения, которые характерны только для определенной национальности или нации, и освоены массой их представителей, что нашло отражение в языке национальной общности»[Виноградов 2001: 36].

Выбор стратегий перевода также предполагает предпереводческий анализ текста. На данном этапе происходит знакомство с текстом, выявление его содержания и формы. Определяется цель перевода и задачи. Необходимо так же понять целевую аудиторию, для которой написан данный текст. Он может быть предназначен как для массового читателя, так и для читателей интересующихся конкретной областью знаний. Второй этап это непосредственный перевод текста. На данном этапе разрабатываются определенные способы перевода, выделяются определенные переводческие трансформации и преобразования.

Кроме того, очень важно отметить тот факт, что стратегию перевода можно свести к выбору некой модели перевода, то есть «некоторой научной схемы, более или менее точно отражающей существенные стороны этого процесса» [Бархударов 2013: 7].Модели перевода отражают специфику процесса перевода. Они являются частью стратегии перевода, поскольку в них описаны способы перевода, и они применяются в конкретном аспекте. Так, например ситуативная модель перевода, разработанная Джорджем Кэтфордом, сводится к определенному способу описания предметов, явлений реальной действительности. В то время как трехфазная модель перевода О.Каде описывает такой этап процесса перевода, который осуществляется в сознании переводчика. Он является промежуточным, который связывает восприятие текста и его передачу.

Алексеева И. С. предоставляет следующее определение к пониманию термина «стратегия перевода»: «стратегия перевода - это осознанно выработанный переводчиком в ходе экспертной коммуникативной деятельности алгоритм его действий, направленных на создание продукта - текста перевода, с обязательным учетом профессиональной этики переводчика» [Алексеева 2008: 148].

Представители зарубежных научных направлений в области переводоведения предпочитают использовать термин «стратегия» в случае если переводчику необходимо предпринять переводческое решение. ПомнениюВольфангаЛ?ршера«a translation strategy is a potentially conscious procedure for the solution of a problem which an individual is faced with when translating a text segment from one language to another» [Loescher 1991: 76]. В случае если переводчики сталкивается с некоторыми трудностями при переводе, он использует переводческие стратегии, то есть, как указывает Л?ршер, переводчик использует процедуры с целью решить переводческие проблемы. Аналогично считает АмпароХуртадоАлбир, рассматривая стратегии перевода в качестве методов используемых переводчиком с целью решить проблемы, возникающие при выполнении перевода с определенной целью [Hurtado2002: 508]. В этом смысле стратегии предполагают более обширную область, чем только лишь вид лингвистики текста.

Крингс определяет стратегии перевода в качестве переводческого плана, которым пользуется переводчик для решения возникающих переводческих проблем в рамках конкретного переводческого задания. [Krings 1986: 18].

Рассматривая термин «стратегия» в «текстовом» смысле, оно имеет место при описании результатов процедур, а не их самих. В этом значении понятие «стратегия» стало употребляться относительно недавно, а прежде в таких случаях лингвисты говорили о «процедурах» и «сдвигах» между исходным и переведенным текстами [Catford 1965: 73].

Ньюмарк отмечает разницу между методами перевода и переводческими процедурами. Онпишет, что «while translation methods relate to whole texts, translation procedures are used for sentences and the smaller units of language» [Newmark 1982: 81].

Венути рассматривает переводческие стратегии в качестве выбора исходного текста и разработки метода перевода. Отличительной особенностью его объяснения термина «стратегия перевода» является применение концепций доместификации и форенизации. [Venuti 1998: 240].

Проблема описания процесса преобразования текста с ИЯ на ПЯ является наиболее актуальным вопросом в переводоведении. Конечное отношение содержания между текстом оригинала и текстом перевода обозначается таким термином, как «эквивалентность», что предполагает некое совпадение содержания двух текстов, т.е текст перевода, как правило, является равнозначной заменой текста оригинала. Следовательно, выбор стратегии перевода неразрывно связан с таким понятием как «эквивалентность в переводе». Изначально определяется цель перевода, его коммуникативная интенция. Классики советского перевдоведения считали, что текст перевода должен соответствовать тексту оригинала, в первую очередь, по степени воздействия. Оба текста должны быть равноценны друг другу, вызывая одинаковые эмоции у читателя. Следовательно, появляется вопрос, действительно ли переводчик должен стремиться сохранить эту коммуникативную интенцию в своем переводе? Для ответа на этот вопрос мы рассмотрели работу А. Нойберта «Прагматические аспекты перевода» [Нойберт, 1978]. Он выделил четыре типа коммуникативной среды, которые определяют как критерии оценки адекватности перевода, а, следовательно, и переводческие стратегии. Тем не менее, по мнению А. Нойберта сохранение прагматики оригинала - это показатель адекватности перевода. Воспринимая текст, реципиент может получить из него определ?нные знания и это значит, что текст имеет лишь интеллектуальный характер. Однако, извлекая информацию из текста, у реципиента могут возникнуть определенные эмоции, текст может повлиять на сознание реципиента, оказать более глубокое воздействие. Такой тип текста имеет эмоциональное воздействие. Следовательно, эти факты неразрывно связаны с выбором переводческой стратегии. В.В. Сдобников выделяет три стратегии перевода: стратегию коммуникативно равноценного перевода (где воссоздание коммуникативной интенции автора является основной целью перевода), стратегию терциарного перевода (где воссоздание в переводе коммуникативной интенции автора изначально не предполагается) и стратегию переадресации (которая предполагает сохранение коммуникативной интенции, но уже адаптированной к другому типу адресата) [Сдобников2015: 170-188].Таким образом, не в каждом случае текст перевода будет равноценен оригиналу в плане эмоционального воздействия. Наличие трех совершенно разных стратегий предполагают разный подход к переводу, различный выбор переводческих стратегий, каждая из которых обладает своими тактиками перевода. В.В. Сдобников также указывает, что «каждая стратегия перевода реализуется путем использования набора переводческих тактик, формируемого с учетом цели перевода, типа переводимого текста и его коммуникативной направленности»[Сдобников 2015: 6]. Следовательно, цель перевода влияет как на адекватность перевода, так и на выбор переводческой стратегии. Данный подход предполагает, что один и тот же текст может переводиться по-разному в зависимости от коммуникативной задачи перевода. Кроме того, следует иметь в виду, что текст перевода не может быть абсолютно равнозначным тексту оригинала, во-первых из-за различия структур двух сопоставляемых языков, из-за различий в культурно- социальном развитии, а также в силу того, что реципиент не обладает необходимым фоновыми знаниями, извлекая информацию из текста перевода. Следовательно, такой текст может быть расширен, дополнен, что делает его более доступным в плане понимания получателем.

Кроме того, один и тот же текст будет иметь разные способы перевода, в зависимости от целевой аудитории переводчик будет использовать переводческие стратегии, выполнять переводческие операции, которые буду совершенно отличаться от иного способа перевода.Обычно при переводе общественно-политических текстов переводчик не всегда может точно определить целевую аудиторию, то есть текст не может быть нацелен на одного типа читателя, поэтому переводчик должен перевести таким образом, чтобы заинтересовать как рядовых граждан, так и политиков.А.Г. Витренко приходит к следующему выводу: «…Получается, что «переводческая стратегия» - это одновременно и всего лишь «своеобразное переводческое мышление, которое лежит в основе действий переводчика» (надо все делать творчески, т.е. хорошо), и планы, направленные на решение конкретных задач, составляющих его общую задачу» [Витренко 2008: 7].

Таким образом, термин «переводческая стратегия» используется различными лингвистами для того чтобы описать операции, которые применяет переводчик в процессе перевода текста. Предполагается, что термин «переводческая стратегия» также представляет собой техники, приемы, методы, трансформации, применяемые к тексту перевода.

1.2 Определение концепта и подходы в дискурсивном анализе

Отличительной чертой современного языкознания является особое внимание к прагматическим и динамическим характеристикам языка в их связи с явлениями сознания и культуры. Кроме того, одним из наиболее важных вопросов языкознания является рассмотрение концепта и его функционирования в дискурсивном понимании. Основное внимание в когнитивной лингвистике в вопросе изучения понятия «дискурс» сконцентрировано на понимание дискурса, как процесса, а также как продукта когнитивного изучения. Главный вопрос, который возникает в когнитивной лингвистике при изучении дискурс-анализа заключается в выявлении механизмов ментальной деятельности человека, при написании какой-либо статьи или подготовке к устному выступлению.

Активное развитие когнитивная лингвистика получила с конца 20 века [Скребцова 2011: 7]. На протяжении этого времени в данном научном направлении разрабатывались различные взгляды и подходы. Особо важная проблема заключалась в рассмотрении взаимосвязи языка и мышления. Следовательно, одни ученые утверждали, что подходы, разработанные в когнитивной лингвистики, не предоставляют новых объектов для исследования, несмотря на то, что полученные знания пополняли само языкознание.Другие же ученные рассматривали когнитивную лингвистику как неотъемлемую часть получения новых ценных знаний о языке. Как отмечает Е. С. Кубрякова, «язык представляет доступ к ненаблюдаемому когнитивному миру человека, структурам его знания» [Кубрякова 1994: 37]. Цель когнитивной лингвистики заключается в рассмотрении и изучении процессов категоризации, классификации и осмысления мира, анализе процессов накопления знаний. Язык рассматривается в качестве научного материала для изучения таких явлений, так как язык представляет естественный доступ к сознанию и мышлению.

Хомский рассматривает структуру предложения в двух ипостасях. Он различает поверхностную структуру предложения и глубинную структуру предложения. Первая структура связана непосредственно с грамматическими особенностями предложения, выявление логической структуры в построении этого предложения с точки зрения лингвистических факторов. Глубинная структура является системой категорий и носит более абстрактный характер.

глубинная структура предложения ориентирована непосредственно на смысл и значение[Хомский 1972: 38-39].

"Когда предложение реализуется, как физический сигнал, в мышлении образуется система суждений, выражающих значение предложения" [Хомский 1972: 38].

Концепт выступает в качестве ключевого понятия в когнитивной лингвистике. С одной стороны, концепт в лингвистике рассматривается в качестве утвердившегося понятия. Тем не менее, понятие концепт достаточно широкое и имеет различную трактовку в концепциях разных научных школ и отдельных ученых.

Понятие «концепт» интегрирует в себя как язык, так и культуру народа. Как единица когнитивной лингвистики термин «концепт» имеет следующие признаки: С. Г. Воркачев определяет концепт как «операционную единицу мысли» [Воркачев 2004: 43], как «единицу коллективного знания (отправляющую к высшим духовным сущностям), имеющую языковое выражение и отмеченное этнокультурной спецификой» [Воркачев 2004: 51- 52].

На основе выше сказанного выделяются три важные составляющие концепта: образно-перцептивная, понятийная и ценностная. Данные характеристики концепта проявляют себя «прагматически», что позволяет моделировать дискурс как совокупность культурно-значимых концептуальных смыслов [Карасик 2007: 27].

Е.А. Селиванова, рассматривая моделирование в качестве основы концептуального анализа в когнитивной науке, подчеркивает, что «когнитивная теория дискурса рассматривает в качестве первоочередной задачи создание ментального прообраза всего информационного пространства коммуникативной ситуации, в том числе текста как ее семиотического посредника» [Селиванова 2002: 241].

Кроме того, неотъемлемым свойством концепта является его динамичность. Динамичность концепта можно проследить в результате того, что такое понятие интегрирует одновременно сознание, текст и культуру. Действительно, если концепты рассматривать как динамические явления, обеспечивающие взаимодействие языка, сознания и культуры, как единицы, характеризуемые потенциальностью смыслов, то можно констатировать, что они реально проявляют себя только на дискурсивном уровне в условиях взаимодействия всех перечисленных феноменов. Другими словами, рассматривая динамичность как неотъемлемое свойство концепта, можно сказать, что этот процесс происходит только в дискурсивном понимании. Концепт функционирует не только как единица ментальности или культуры, но также объединяет эти два аспекта.

Концепт можно также рассмотреть в качестве свернутой модели дискурса, в которой возможны некоторые реализации. Свернутая модель концепта реализуется в процессе общения на уровне дискурса как система знаний, что предполагает необходимость его обозначения в виде коммуникативно-релевантного понятия. Такой концепт может быть выражен словом, сложной номинацией, существующей в дискурсе, или каким-либо устойчивым высказыванием социальной группы. Во время словесного описания концепт, в качестве ментальной единицы в дискурсе, предоставляет возможность участникам процесса коммуникации лучше воспринимать информацию. Кроме того, важно отметить тот факт, что определенные концептуальные системы высказываний определяют содержание темы, а также структуру порождаемого дискурса. Концептуальное поле выражается в единстве формального и смыслового уровней.

В дискурсивном понятии концепт является связывающим звеном трех элементов - сознание, языка и культуры в целом. В.3. Демьянков отмечает:

«Дискурс концентрируется вокруг некоторого опорного концепта; создает общий контекст, описывающий действующие лица, объекты, обстоятельства, времена, поступки и т. п., определяясь не столько последовательностью предложений, сколько тем общим для создающего дискурс и его интерпретатора миром, который «строится» по ходу развертывания дискурса» [Демьянков 1982: 7].

Концепт становится содержательно определенным только в дискурсе - на уровне коммуникации, следовательно, концепт изучают не только на ментально-психологическом уровне, но также на уровне функционально- коммуникативного измерения. Для правильного понимания концепта в дискурсивном процессе, следует изучить ментальную область носителя языка. Также, необходимо изучить функционирование этого концепта в тексте его семантические характеристики.

Рассматривая понятие «концепт», следует также изучить его неотъемлемые аспекты: фрейм и сценарий. По мнению М.Л. Макарова «фрейм - это организованная вокруг какого-либо концепта когнитивная структура в феноменологическом поле человека, которая основана на вероятностном знании о типических ситуациях и связанных с этим знанием ожиданиях по поводу свойств и отношений реальных или гипотетических объектов» [Макаров 2003: 153]. Фрейм как статистический аспект, а сценарий как динамический формируют коммуникативное пространство дискурса, устанавливая степень «адаптации» коммуникантов к дискурсивному пространству речевой ситуации.Фрейм можно представить как нечто типичное для конкретного менталитета, в то время как сценарий отражает последовательность действий, событий на уровне ситуативного знания.

Важно также отметить, что концепт и понятие не являются абсолютными синонимами. Несмотря на то, что оба слова имеют родственные значения, их все-таки нельзя считать взаимозаменяемыми. Концепт представляет широкое, всеобъемлющие мыслительное значение по сравнению с понятием. По выражению Степанова Ю.С. «концепт это как бы сгусток культуры в сознании человека; то в виде чего культура входит в ментальный мир человека. И, с другой стороны, концепт - это то, посредством чего человек - рядовой, обычный человек, не «творец культурных ценностей» - сам входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на нее» [Степанов 1997: 40]. Так как концепт объединяет слова под общим значением, важно понимать, что одно слово не может являться целым концептом и следует обращать внимание на его синонимы.

Концепт связан с «ментальным лексиконом, в котором центральная роль отводится слову как единице хранения знания не только об обозначенной им вещи, явлении или процессе, но и знания о том, как можно и как следует рассматривать эту единицу в системе языка, где она связана тысячью нитей с другими единицами той же системы…» [Кубрякова 1993: с. 306]

Поскольку понятие «концепт» разрабатывалось различными научными направлениями, следует выделить наиболее значимые. Во-первых, концепт рассматривался в рамках культурологического направления, представителем которого является, например, Ю.М. Степанов. Во-вторых, понятие «концепт» изучается в лингвокультурологическом аспекте. Представителями этого направления принято считать В.И. Карасик, С.Г. Воркачев, Г.Г. Слышкин, Г.В. Токарев. Следует также упомянуть лингвокогнитивное направление, в котором понятие «концепт» занимает одно из наиболее важных значений, являясь базовым понятием. Представителями этого направления считаются Е.С. Кубрякова, Н.Н. Болдырев, Е.В. Рахилина, А.П. Бабушкин, Т.А. Фесенко, Л.А. Манеркои другие. И, наконец, философско-семантическое направление - А.В. Кравченко.

Рассматривая структуру понятия «концепт», в нем можно выделить ядро и перефирию. Ядро представляет основные дефиниции и понятия, перефирия - возникающие с этими дефиниционно-понятийными характеристиками ассоциации, образные или оценочные характеристики. Следует также отметить, что в условиях изменяющегося мира, концепт также подвержен неким изменениям, так как представляет собой реальное отражение действительности. Поэтому исследуя концепт в динамике, то есть в его изменении, можно проследить связь между ментальным и реальным миром человека. Под динамикой принято понимать ряд изменений, которые происходят в силу определенных факторов. Исследуя динамику концепта, можно заметить, что ряд его характеристик претерпевают изменения, в то время как некоторые аспекты концепта остаются неизменными. В результате этого можно выделить как инвариантный аспект, так и вариативный аспект концепта.

Изучения концепта в рамках различных дискурсов играет особо важную роль. Так, например, в политическом дискурсе через концептуальную призму можно рассмотреть язык как один из важных элементов социальных конструктов. М.В. Гаврилова выделяет два основных направления концепт-анализа в политическом дискурсе. Первое направление -- историко-этимологическое. Представители данного направления изучают ключевые понятия, которые употребляются в текстах, например, борьба, развитие, свобода, мир. В данном направлении рассматривается применение таких ключевых понятий на историческом отрезке. Второй подход фокусируется на восстановление иерархических структур смысла, содержащихся в языке политики [Гаврилова 2004: 129-130]. В рамках данного направления основное внимание сконцентрировано на семантической структуре концепта. Концепт в политическом дискурсе является неотъемлемой частью в создании эффективного речевого имиджа политика. В политическом дискурсе концепт позволяет сконцентрировать внимание реципиента на конкретном событии. Например, концепт «борьба» может иметь различные аспекты. Концепт «борьба» можно рассматривать как набор определенных действий направленных на предотвращения чего- либо. В этом значении объединяются два периферийных значения - борьба с чем-либо и борьба против чего-либо. Кроме того, рассматривая концепт в определенной ситуации в политике, можно проследить изменения, которые обусловлены развитием событий, изменением отношения оратора или сменой адресата в конкретной ситуации.

1.3 Подходы толкования и анализ политического дискурса через когнитивную парадигму

Подходы толкования термина «дискурс»

Понятие дискурс достаточно сложное и всеобъемлющее. Существуют различные трактовки понятия дискурс, в которых представлены различные точки зрения ученых. Изучению понятия дискурс посвящено множество работ, как отечественных, так и зарубежных ученых.

Прежде всего, следует отметить, что дискурс рассматривается в парадигмах знания: в когнитивной лингвистике, в социальной лингвистике и в прагматике.

По мнению Н. Д. Арутюновой «дискурс можно рассматривать как связный текст в совокупности с экстралингвистическими, социокультурными, психологическими и другими факторами; текст, взятый в событийном аспекте» [Арутюнова 1990: 136-137].

В.Е Чернявская в своей работе «Лингвистика текста» рассматривает дискурс в качестве коммуникативного и ментального процесса, который порождает текст. Кроме того, В.Е. Чернявская отмечает, что дискурс так представляет собой совокупность текстов, относимых к общей теме. Ярким примером может служить политический дискурс, который объединяет такие коммуникативные сферы как законодательство, партийная программа, текст предвыборных кампаний, лозунг [Чернявская 2009: 143].

А.Н. Баранов раскрывает тему дискурсивных практик. Он рассматривает феномен дискурса с точки зрения лингвистических факторов. А.Н. Баранов рассматривает дискурсивные практики в качестве определенного набора «альтернативных языковых средств» [Баранов 2007: 146], которые в своей совокупности предполагают определенный смысл. Дискурсивные практики в лингвистике рассматриваются как определенный набор явлений «фонетического, морфологического, синтаксического и семантического уровня» [Баранов 2007: 147]. Следовательно, дискурс, как считает А.Н. Баранов, представляет собой набор дискурсивных практик, свойственных определенной коммуникативной среде.

В зарубежной лингвистике вопросом рассмотрения значения дискурса, изначально, начали заниматься французские ученые. Идея М. Фуко

- французского философа 20 века - заключалась в том, что «дискурс нужен не для противопоставления языку и речи, а для выделения и изучения многих отдельных специфических дискурсов как мировоззрений различных субъектов» [Фуко 1996]. Таким образом, из этого понимания дискурса видно, что само понятие дискурс рассматривается в качестве сложившегося мнения, определенного миропонимания различных субъектов. М. Фуко рассматривал понятие речь и дискурс как взаимодополняемые или даже в ряде случаев, как взаимозаменяемые. Речь можно считать синонимом дискурса, когда в ходе речевой практики «не только «обговаривается» мир, но и складываются правила этого «обговаривания», правила самой речи, а значит и соответствующие мыслительные конструкции».

Джереми Хоторнрассматривает дискурс в качестве лингвистической коммуникации, некой операции, совершаемой между говорящим и слушающим. Он определяет дискурс, как межличностную деятельность, которая определена социальным значением. Текст является лингвистической коммуникацией в устном или письменном виде, который рассматривается как кодовое сообщение в слуховой или визуальной среде. [Hawthorn 1992: 189].

В области прагматики язык рассматривается в качестве коммуникативного действия. То, что говорит человек, обычно предопределяет интерпретацию. Прагматический аспект дискурса предполагает намерение говорящего, который произносит предложения в определенном контексте. Прагматической обусловленностью будет считаться тот аспект речи, который предполагает саму цель говорящего.

Так, по мнению Деборы Шифрин дискурс может быть рассмотрен в качестве «быстро развивающейся области, а также широко признанного понятия в качестве одного из самых всеобъемлющих, но также и менее точных понятий» [Schiffrin1994].

Коммуникативный процесс предполагает разделение таких двух понятий, как «текст» и «дискурс». На первый взгляд может показаться, что представленные понятия взаимосвязаны между собой. Тем не менее, изучив работы ученых в сфере дискурс анализа, мы пришли к выводу, что понятия текст и дискурс следует все-таки разграничить.

Дискурс с одной стороны обозначает текст в неразрывной связи с ситуативным контекстом, определяющим все то, «что существенно для порождения данного высказывания/текста, в связи с системой коммуникативно-прагматических и когнитивных целеустановок автора, взаимодействующего с адресатом» [Чернявская 2005: 20].Дискурсивный анализ предполагает осмысление текста, изучение его социально- исторических и коммуникативных установок.

Т.М. Дридзе определяет текст в следующей парадигме: «фонема- морфема-слово-словосочетание-предложение-сверхфразовое единство - текст, как речь» [Дридзе 1984: 31].Представленная формула демонстрирует, что в процессе создания текста лежит использование языковых конструкций, в то время как дискурс предполагает использование не только языковых конструкций, а также экстралингвистических факторов.

Дискурс - это явление, исследуемое в режиме текущего времени, то есть по мере его появления и развития, и при его анализе необходимо учитывать все социальные, культурологические и прагматические факторы. Поэтому термин дискурс, в отличие от термина текст, не применяется к древним и др. текстам, связи которых с живой жизнью не восстанавливаются непосредственно [Арутюнова 1990: 136-137].

В работах В. Е. Чернявской дискурс обозначает ««конкретное коммуникативное событие, привязанное к определенным прагматическим, ментальным условиям порождения и восприятия сообщения и определенным моделям текстопорождения - типам текста» [Чернявская 2001: 19].

Таким образом, дискурс является процессом, выражающимся в коммуникативной среде, что в итоге приводит к формированию определ?нного текста - результата. Не мало важен тот факт, что текст связан с конкретной ситуацией, отражает ее актуальность и заинтересовывает реципиента. Если анализ текста предполагает изучить его внутреннюю структуру, взаимосвязь внутренних элементов текста, то анализ дискурса является более обширным понятием - дискурс можно считать как процессом, так и результатом речевого акта.

Лингвисты выделяют два основных вида дискурса: персональный - личностно-ориентированный и институциональный - статусно- ориентированный. В первом типе все понимание сконцентрировано на говорящего, который является личностью во всем своем многообразие. Второй тип предполагает, что выступающий является представителем определенного социального института. Статусно-ориентированный дискурс показывает, что происходит взаимодействие между социальными группами, каждая из которых является институтом. Взаимодействие происходит посредством использования языковых навыков, что в конечном итоге ведет к реализации возможностей институтов, число которых определено обществом на конкретном этапе развития.

Политический дискурс - это одно из направлений институционального дискурса, так как представляет собой взаимодействие человека и государства, процесс формирования политического сознания. В изучении политического дискурса заинтересованы ученые различных дисциплин. В первую очередь, к ним относят политологов, далее лингвистов, социологов, психологов. Следовательно, политический дискурс исследуется в комплексе различных направлений и школ. Сама основа дискурса политической направленности была заложена в 50-е годы 20 века представителями оксфордской и кембриджской школ [Шейгал 2005: 6].

В современной науке не существует однозначного понятия политический дискурс. Исследуя литературу политического характера, можно обнаружить, что политический дискурс явление многоаспектное и многоплановое. Политический дискурс представляет собой сложную структуру, состоящую из различных элементов, образуя единое целое.

Татьяна Ивановна Красновавыделяет две формы политического дискурса: «критико-полемический, направленный против положений, установленных властью (в широком смысле), и апологетической, направленный на утверждение таких положений» [Краснова 2015: 128]. С одной стороны журналисты выступают в качестве субъектов, ограничивающих действия власти. С другой стороны, деятельность журналистов можно рассматривать в качестве мотивационной структуры, обладающей определенной строго-идеологической направленностью, действия которых предопределяются согласно указаниям правительства.

Анализируя политический дискурс, следует принимать во внимание внешние факторы, внешние особенности коммуникативного процесса, а также учитывать тот факт, что политический дискурс представляет собой интерпретацию смыслов, ценностей, взглядов. Кроме того, на наш взгляд, политический дискурс можно рассматривать в качестве мощного властного источника, который направлен на продвижение определенных идей, образов реальности, а также, посредством которого политические институты осуществляют самопрезентацию и легитимизацию.

Политический дискурс представляет собой сложную единую форму знания, языка и действия. Политическая лингвистика - это неотъемлемая часть социума, которая играет важную роль в реализации общественных отношений. Политический дискурс одновременно формируется общественными отношениями и в тоже время формирует их. Из этого следует, что в реализации политического дискурса участвуют не только языковые средства, но и экстралингвистические факторы, которые определяют общение, а также когнитивные структуры, обусловливающие существование самого дискурса.

Следующему вопросу в политическом дискурсе уделено особое внимание. Необходимо рассмотреть такие понятия как политический язык, политическая коммуникация, а также рассмотреть в какой связи они находятся с политическим дискурсом. Многие исследователи полагают, что язык политики и политическая коммуникация являются актами взаимозаменяемыми. Рассматривая язык политики, нам удалось выделить три основных направления в понимании данного термина. Первый подход представлен в работе А.Н. Баранова и Е.Г. Казакевич. «Политический язык - это особая знаковая система, предназначенная именно для политической коммуникации: для выработки общественного консенсуса, принятия и обоснования политических и социально-политических решений» [Баранов 1971: 6]. Исходя из данного определения, можно сказать, что ученные рассматривают этот термин как факт, который не требует доказательств и считают, что само понимание этого термина сложилось исторически. Вторая точка зрения выражена в работе Б.П. Паршина. Б.П. Паршин сомневается в исключительности самого понятия языка политики. Он считает, что «под политическим языком подразумевается вовсе не язык политики или, по крайней мере, не совсем и не только язык» [Паршин 1986]. В связи с этим он выдвигает тезис о том, что предметом политической лингвистики является идиополитический дискурс, под которым понимается своеобразие того что, как, кому и о чем говорит тот или иной субъект политического действия» [Паршин 1986]. Сторонники третьего подхода считают, что язык политики представляет особое содержание, и он никак не связан с формой. «В формальном отношении язык политики отличается лишь небольшим числом канонизированных выражений и клише» [Corcoran 1979]. Если рассматривать их по отношению к политическому дискурсу, то можно сказать, что очень часто данные понятия дополняют друг друга.

В контексте рассмотрения различий между такими понятиями как «политика» и «язык», уместным было бы рассмотреть формулировку предложенную П. А. Чилтоным. Уч?ный утверждает, что «язык это способность общества обмениваться информацией, в то время как понятие «политика» означает искусство управления» [Chilton 1990]. Таким образом, представленная формулировка рассматривает язык в качестве инструмента направленного на взаимодействие или ведение переговоров в различных ситуациях, будучи условно признанным в качестве политической среды. Считается, что стратегия, которой пользуется определенная группа людей с целью воздействовать на общество, называется языковой политикой.

По мнению Е.И. Шейгал «политический дискурс представляет собой знаковое образование, имеющее два измерения - реальное и виртуальное» [Шейгал 2005: 9]. В первом случае предполагается, что дискурс является результатом - текстом конкретной ситуации. Второй случай предполагает, что дискурс - это процесс, который заключается в использовании языковых единиц, а также применение невербальных знаков. Примером в этом типе дискурса могут послужить прецедентные высказывания. Таким образом, можно выделить основное отличие дискурса от текста, а также проследить их связь.

Глобальное политическое пространство время от времени переживает определенные кризисы, которые формируют политический дискурс. Проследив различные этапы развития политики в определенном обществе, можно заметить явные изменения в языке, политической коммуникации, в политическом устройстве государства, которые влияют на формирование политического дискурса.

Реализация метафоры «развитие» и «борьба» в политическом дискурсе

Языковая и концептуальная метафоры

Феномен метафоры на сегодняшний день является актуальным вопросом. К вопросу о роли метафоры все больше проявляют интерес лингвисты, психологи, социологи. Данный вопрос становится все более актуальным в сфере философии, риторики, в различных школах лингвистики. Прежде чем говорить о роли метафоры в политическом дискурсе необходимо разделить такие два понятия как языковая метафора и концептуальная метафора.


Подобные документы

  • Изучение понятия и функций газетного заголовка (названия публикации) в работах различных лингвистов. Теоретическое исследование стилистических и грамматических преобразований при переводе на русский язык информационных заголовков англоязычной прессы.

    дипломная работа [506,4 K], добавлен 04.02.2011

  • Специфика газеты как одной из форм массовой информации. Отличительные черты и особенности газетного стиля. Особенности развития прессы в США и Англии. Языковые приемы в публицистике. Анализ языковых особенностей заголовков английских и американских газет.

    курсовая работа [51,8 K], добавлен 24.03.2016

  • Газетно-публицистический стиль как наиболее популярный из всех функциональных стилей, факторы, влияющие на него. Лингвостилистические особенности газетно-публицистического стиля: лексические и грамматические. Использование выразительных средств.

    реферат [14,9 K], добавлен 20.03.2011

  • Основные способы обогащения лексического запаса языка. Неологизмы, их понятие, способы образования, особенности использования в прессе, классификация и взаимосвязь с варваризмами и заимствованными словами. Стилистические особенности современной прессы.

    курсовая работа [29,7 K], добавлен 20.11.2009

  • Медиаобраз политика в печатных периодических изданиях: понятие, структура и способы создания. Специфика медиаобраза лидера партии ЛДПР Владимира Жириновского в массовом общественно-политическом издании и официальной общественно-политической прессе.

    курсовая работа [59,5 K], добавлен 03.04.2014

  • Исследование особенностей развития "охранительной прессы" в России. Анализ специфики жанровой и тематической подачи "охранительной" прессы в газете "Московские ведомости" Михаила Каткова. Роль и значение газеты в общественно-политической жизни страны.

    курсовая работа [99,9 K], добавлен 13.03.2017

  • Понятие и характеристика прагмалингвистики как отрасли языкознания. Особенности заголовков средств массовой информации. Анализ построения и оформления заголовков. Отказ от средств выразительности. Заголовки с использованием тропов и стилистических фигур.

    курсовая работа [104,1 K], добавлен 23.10.2013

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.