Эволюция концепта иероглифа "женщина" в китайской культуре

Изучение концепта на современном этапе развития лингвистики. Гендерные характеристики в китайском письме. Языковая картина мира и специфика миропонимания китайцев. Отражение в иероглифике исторических изменений концепта "женщина" в китайской культуре.

Рубрика Иностранные языки и языкознание
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 17.01.2012
Размер файла 77,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

52

Федеральное агентство по образованию

Государственное общеобразовательное учреждение

Высшего профессионального образования

Забайкальский государственный гуманитарно-педагогический

университет им. Н.Г. Чернышевского

Факультет иностранных языков

Кафедра китайского языка

Выпускная квалификационная работа

По специальности 031202.65 - перевод и переводоведение

ЭВОЛЮЦИЯ КОНЦЕПТА ИЕРОГЛИФА «Е®» В КИТАЙСКОЙ КУЛЬТУРЕ

Исполнитель: Лунёнок Е.С.

студент 5 курса дневного отделения

Научный руководитель: Зав. кафедрой

к.ф.н. Юйшина Е.А.

Чита 2009

Оглавление

Введение

Глава 1. Языковая картина мира в национальном аспекте

1.1 Концепт

1.2 Гендерные характеристики в китайском языке

1.3 Картина мира и культура

1.3.1 Концептуальная картина мира

1.3.2 Научная и наивная картины мира

1.3.3 Языковая картина мира и специфика миропонимания китайцев

Глава 2. Концепт «Е®» в иероглифике

2.1 Графема «Е®»

2.2 Идеограммы, содержащие графему «Е®»

2.3 Фоноидеограммы, содержащие графему "Е®"

Заключение

Библиография

Приложения

Введение

Процессы модернизации и глобализации, охватившие весь мир, изменяют сознание человека и, как следствие, оказывают влияние на культуру. Смена традиций неизбежно приводит к пересмотру системы ценностей, что порождает ряд проблем, которые в современной ситуации, так или иначе, приобретают характер глобальных. Одной из таких проблем является смена полоролевых отношений в обществе, а если говорить более конкретно - это изменение социального статуса женщины. Китай в данном случае не является исключением, ведь китайские женщины прошли долгий и трудный путь от времён матриархата до бинтования ног и от маоцзедуновского френча, лишённого всех сексуальных признаков [17, 63] до эпохи модернизации, принесшей женщинам долгожданную свободу и новые возможности.

Таким образом, актуальность темы исследования обусловлена тем, что понятия "мужественное" и "женственное" "являются конструктами культуры и подвергаются постоянной эволюции в исторической перспективе" [24, 41]. Кроме того, "женский вопрос", являясь для Китая одним из наиболее остро стоящих вопросов, тем не менее пока ещё находится в процессе исследования. К тому же, возрастающее духовное влияние Китая активизирует обсуждение роли китайской цивилизации в мировых процессах, вызывая потребность осознания и всестороннего изучения результатов его социокультурного развития, одним из которых также является китайская иероглифическая письменность.

Поэтому объектом исследования выступает исследование китайского письма от древнекитайского до современного. Предметом исследования выступает историческая обусловленность изменения содержания концепта "женщина" в культуре и сознании китайцев.

В связи с этим цель исследования - рассмотреть эволюцию данного концепта (т.е. концепта "женщина") в контексте китайской культуры и её отражение в языковой картине мира и в иероглифике.

Цель достигается путём решения следующих задач:

- рассмотрение и определение термина "концепт", что обусловлено отсутствием однозначного толкования данного термина в современных научных работах;

- рассмотрение такого социокультурного феномена как гендер, краткий обзор гендерных характеристик в китайском языке и их отражения в иероглифике;

- рассмотрение таких понятий как "картина мира" и "культура" и их выражение в китайском языке;

- исследование лингвокультурологического аспекта данной темы, т.е. то, как отражены и закреплены в иероглифике исторические изменения концепта "женщина" и гендерных характеристик в китайской культуре.

Методологическую основу исследования составили разработки в таких научных областях как гендерология, лингвокультурология, общее языкознание, история языка с привлечением лексикографических материалов и исторических фактов.

В ходе работы были использованы 28 литературных источников, среди них - научные работы А.А. Павловой, В.А. Масловой, Т.В. Бендаса и др., материалы различных научно-практических конференций, диссертационных исследований, Интернет-ресурсов, кроме того, были использованы 8 словарей различных типов.

При проведении исследования использовались такие методы как сбор, изучение, систематизация, обобщение и анализ теоретических положений, переводы китайских текстов на русский язык, анализ китайской иероглифической письменности.

Первая глава выпускной квалификационной работы посвящена исследованию таких терминов как "концепт", "гендер", "картина мира", "культура" и специфики языковой картины мира китайцев. Данная глава служит теоретическим обоснованием второй части исследования, где рассматривается отражение и закрепление в иероглифике исторических изменений концепта "женщина" в китайской культуре посредством анализа структуры иероглифических знаков, содержащих знак "женщина", т.е. имеющих непосредственное отношение к исследуемому концепту, этимологии этих знаков и эволюции их смыслового содержания в ходе социокультурных изменений, имевших место в Китае на протяжении многих тысяч лет.

Научная новизна работы заключается в том, что в работе впервые исследуется ряд иероглифов, содержащих ключ "женщина", с целью выяснить смысловую составляющую данных иероглифов и их значение в китайской культуре.

Теоретическая и практическая значимость исследования. Содержащиеся в работе теоретические положения в выводы дополняют теоретико-методологические подходы к пониманию процессов цивилизационного развития и связанных с ним явлений. Практическая значимость исследования заключается в том, что материалы данного исследования могут быть использованы при изучении языкознания, лингвокультурологии и истории китайского языка.

Работа также снабжена списком библиографии и двумя приложениями: первое представляет собой краткую историю развития китайской иероглифической письменности, а второе - таблицу, содержащую сведения о графических изменениях иероглифических знаков в различные исторические эпохи.

Глава 1. Языковая картина мира в национальном аспекте

1.1 Концепт

Изучать какое бы то ни было явление или понятие невозможно, не дав ему определение. Поэтому, прежде чем приступить к рассмотрению концепта "Е®", целесообразно будет дать определение термину «концепт».

Выделение концепта как ментального образования, отмеченного лингвокультурной спецификой, - это закономерный шаг в становлении антропоцентрической парадигмы гуманитарного, в частности, лингвистического знания. Именно в этом и заключается важность исследования сущности концепта. Изучение концепта на современном этапе развития лингвистики является весьма существенным для понимания процессов категоризации и представления знаний. При этом методы и процедуры изучения концептов остаются в значительной степени индивидуально-авторскими и интуитивными и требуют упорядочения. Также следует отметить, что концепт является предметом изучения не только лингвокультурологии, но и других наук, таких как логика или семиотика. Однако основным признаком, отделяющим лингвокультурологическое понимание концепта от логического и общесемитического, является его закреплённость за определённым способом языковой реализации, т.е. концепт как ментальное образование высшей степени абстрактности связан преимущественно именно со словом.

Поскольку исследования в данной области не завершены и не дано однозначного толкования термина "концепт", то наша задача, таким образом, сводится к тому, чтобы определить, чем же является концепт в рамках данного исследования.

В современном культурологическом словаре [ист. 2] мы встречаем следующее толкование термина: "Концепт (от лат. conceptus) - это смысловое значение имени (знака), т.е. содержание понятия, объём которого есть предмет (денотат) этого имени". Из данного определения видно, что концепт соотносится с планом содержания. Поскольку мы ведём речь о лингвокультурных концептах, то в данном случае концепт соотносится с планом содержания языка. А из признания концепта планом содержания языкового знака следует, что он включает в себя помимо предметной отнесённости всю коммуникативно-значимую информацию.

Сюда входят, прежде всего, указания на место, которое знак занимает в лексической системе языка, т.е. его парадигматические, синтагматические и словообразовательные связи. Также сюда входит вся прагматическая информация языкового знака, связанная с его экспрессивной и иллокутивной функцией. Немаловажным компонентом являются смысловые характеристики языкового знака, связанные с его исконным предназначением, национальным менталитетом и системой духовных ценностей носителей языка. Наиболее существенным же здесь оказывается т.н. культурно-этнический компонент, определяющий специфику семантики единиц естественного языка и отражающий "языковую картину мира" его носителей [ист. 10].

Это вполне согласуется с утверждением С.Г. Воркачёва [там же], который определяет концепт как "совокупность всех знаний, понятий, ассоциаций, переживаний, как воображаемых, так и реальных, как вербальных, так и невербальных, особым образом структурированных в ментальном пространстве субъекта, которые актуализируются в сознании носителя языка при восприятии им некоторого слова - имени концепта." то есть, в отличие от понятий, основа которых чисто логическая, концепт имеет ещё и чувственную составляющую. "Таким образом, разнообразные виды информации (лингвистическая, сенсорная, моторная) оказываются сопоставимы в концептуальной структуре, являющейся единым уровнем ментальной репрезентации" [там же].

Возможно выделение уровней концепта, или когнитивных слоёв, по выражению И.А. Стернина [17, 48], "различающихся по уровню абстракции, отражаемому ими и наслаивающихся на базовый слой", а также сегментов концепта. К примеру, сегментами концепта "женщина" являются «красивая женщина», «африканская женщина», «молодая женщина», «смелая женщина», «замужняя женщина», «успешная женщина» и т.д. Кроме того, наблюдается разнообразие не только в толкованиях термина «концепт» (среди которых можно встретить такие как «социопсихическое образование», «ментальное национально-психическое образование», «сгусток культуры в сознании человека», «конструкт», «модель», «ментальная единица», «мыслительная структура представления знания о данном объекте, которая репрезентируется в языке совокупностью лексических, паремических, фразеологических единиц, номинирующих и описывающих данный объект»[18, 25] и т.д.), но и в способах организации и вербализации концепта. Весьма распространённый способ организации концепта получил название «фрейм» - от английского frame - «сооружение, остов, каркас, строение, структура, система, рамка» [ист. 3].

Самое близкое к первоначальному пониманию определение фрейма звучит так: «фрейм - это структура представления знаний о типизированном объекте или стереотипной ситуации» [17, 49]. Среди средств вербализации концепта можно указать прямые номинации; косвенные, образные номинации, в т.ч. эвфемизмы; устойчивые расчленённые номинации; фразеологические единицы; публицистические и художественные тексты и т.д.

Если рассматривать концепт как нечто абстрактное, как некое образование, изолированное от внешних условий, то конкретным проявлением концепта в заданной ситуации будет являться гештальт (в переводе с немецкого - образ). Теория языковых гештальтов была выдвинута Дж. Лакоффом, а затем признана другими учёными. Под гештальтами понимаются «универсальные представления, принадлежащие глубинам человеческой психики вообще и как целое лежащие вне категориальных рамок естественного языка» [11, 66]. А.А. Павлова [17, 52] рассматривает концепт как «невидимый идеальный конструкт», а гештальт - как видимую оболочку концепта, совмещающую в себе чувственные и рациональные элементы, а также динамические и статические аспекты отражаемого объекта или явления. То есть гештальт можно рассматривать как своеобразный план выражения концепта. Ему присуща целостность, в то время как концепт есть «продукт абстрагирования семантических признаков, принадлежащих определённому множеству значимых языковых единиц» [ист. 10].

Власова С.А. [3, 13] указывает на то, что концепт составляет основу культурно обусловленной или индивидуальной картины мира, и в этом смысле концепт - это результат осмысления опыта в рамках данной культуры. По Р.И. Павиленису [ист. 11] концептом считается информация относительно актуального или возможного положения вещей в мире (т.е. то, что индивид знает, думает, воображает об объектах мира). В основе теории Павилениса лежит «фундаментальный принцип интерпретации», согласно которому усвоить некоторый смысл - это значит построить некоторую структуру, состоящую из имеющихся концептов в качестве интерпретаторов, или анализаторов, рассматриваемого концепта [там же].

Между концептами, существующими в концептуальной системе, и концептами, вводимыми в концептуальную систему, наблюдаются отношения совместимости-несовместимости, т.е. разная степень совместимости концептов обеспечивает его непрерывную связь с другими концептами, что позволяет интерпретировать данный концепт посредством использования других концептов системы. Например, называя женщину «представительницей прекрасного пола», мы интерпретируем концепт «женщина» при помощи концепта «пол», называя женщину «спутницей мужчины», мы используем для этой цели концепт «мужчина», если мы понимаем женщину как хранительницу домашнего очага, то интерпретантом служит концепт «очаг», а если мы имеем в виду «выразительницу женского начала», то мы осуществляем интерпретацию концепта «женщина» через концепт «начало».

Существует также толкование концепта как компонента концептуальной системы, отражающего его национальную специфику, т.е. концепт - это «когнитивная структура, являющаяся результатом отражения фрагмента действительности. В концепте зафиксировано разного рода содержание: понятийное, вербальное, ассоциативное, культурологическое и др. Поэтому межъязыковое сопоставление концептов способствует выявлению национального и интернационального компонентов в содержании концептуальной системы носителей различных языков. Ментальное различие определяется наличием специфических национальных концептов, входящих в культуру» [там же].

Таким образом, мы видим, что трактовки термина «концепт» отличаются многообразием и вместе с тем дополняют друг друга, освещая данный термин с различных сторон. Исследование этих толкований позволяет сделать следующие выводы:

1) концепт - это нечто абстрактное;

2) концепт является компонентом культуры;

3) концепт (рассматриваемый как лингвокультурный феномен) относится к плану содержания языкового знака;

4) поскольку концепт имеет свои уровни и сегменты и является результатом познавательной (когнитивной) деятельности человека, то его вполне можно считать когнитивной структурой;

5) концепт - это явление ментального плана и обладает национальной спецификой;

6) концепт реализуется в языке при помощи различных средств и способов вербализации;

7) концепт обладает свойством континуальности, т.е. возможность интерпретировать данный концепт посредством других концептов данной культуры обеспечивает его непрерывную связь со всеми концептами данной культуры.

Таким образом, концепт можно определить как абстрактное явление ментального плана, являющееся результатом когнитивной деятельности индивида и социума, т.е. компонентом данной культуры и базовой единицей данной картины мира, обладающее национально спецификой, непрерывно связанное посредством интерпретации с другими концептами данной культуры и отражающее культурную и языковую картины мира, реализуясь различными способами в языке. Этого определения мы и будем придерживаться в данном исследовании.

1.2 Гендерные характеристики в китайском языке

При изучении базовых концептов культуры, в числе которых и исследуемый нами концепт «женщина», не обойтись без изучения такого социокультурного феномена как «гендер».

Т.В. Бендас [2, 15] указывает на то, что термин «гендер» появился сравнительно недавно (в 1975 г.) и определяет гендер как «социальный пол, пол как продукт культуры» [там же, 26]. Е.И. Касьянова даёт гендеру следующее определение: «Социальный пол (гендер) - это социальная конструкция, выражающая выработанное обществом ролевое, поведенческое, а также умственное и эмоциональное различие между женщинами и мужчинами» [9, 28]. Несомненно, разработки в данной области уже имели место и раньше, однако пристальное изучение данного вопроса началось лишь в последнее время. Необходимость же введения специального термина для обозначения пола как социокультурного явления возникла в связи с тем, что полномасштабные исследования в этой области начались в англоязычных странах, а в англоязычной культуре слово sex, обозначающее половую принадлежность, имеет ярко выраженную ассоциацию с половым актом. Поэтому, дабы избежать путаницы, научное сообщество в 1975 г. вводит термин “гендер” (от английского gender - грамматический род).

Актуальность гендерных исследований вызвана формированием в научных исследованиях нового, антропоцентрического подхода и осознанием того, что пол человека - одна из его важнейших характеристик, во многом определяющая социальную, культурную и когнитивную ориентации личности в мире. М.А. Кронгауз [11, 15], рассматривая значимость такого рода исследований, говорит о том, что оппозиция «мужское - женское» у для человека важнее, чем для животных, поскольку, будучи культурно обусловленной, отличается наличием громадного числа культурных ассоциаций, шаблонов поведения и восприятия, связанных с обоими полами. «Рассуждая о гендерном аспекте в культуре,.. необходимо иметь в виду, что научное осмысление этой темы находится в самом начале своего развития. Понятия «мужественное» и «женственное» весьма подвижны, они не только имеют различия в тех или иных культурах, но и эволюционируют с ходом истории, изменениями в политическом, экономическом и социальном контекстах общества» [21, 52]. Важность же рассмотрения гендерных вопросов в лингвистике заключается в том, что гендерные установки закреплены в языке и в сознании людей и, таким образом, воздействуют на поведение национальной языковой личности.

Специфика данного вопроса для китайского языка состоит в особенности китайского письма: иероглифика, фактически вышедшая из рисуночного письма, позволяет отображать значение наглядно, графически. Поэтому сейчас мы проведём краткий обзор того, как отражает гендерные характеристики китайское письмо.

Начнём с того, что гендерные характеристики в китайском языке выражены довольно слабо. К примеру, знаки «ЗТ» и «Кї», первоначально предназначенные для обозначения мужских гениталий, в настоящее время имеют совершенно иное значение: «ЗТ» означает «пока», «даже», «к тому же», а «Кї» означает «образованные люди», «воин»; а знак «±ґ» - «раковина» - первоначально обозначал раковину каури, имеющую внешнее сходство с гениталиями женщины.

Такие слова как «Е®», «ДР» и «ИЛ» в китайском языке разграничены так же, как и в русском: «Е®» - «женщина», «ДР» - «мужчина», «ИЛ» - «человек как представитель своего рода». Иероглиф «ИЛ» изображает человека в профиль и не содержит в себе никаких указаний на половую принадлежность обозначаемого существа. Это подтверждается тем фактом, что в китайском языке имеется разграничение «Е®ИЛ» и «ДРИЛ». Примечательно, что иероглиф «Е®» являлся первоначально изображением женщины со сложенными на груди руками (впоследствии начертание знака упростилось), а иероглиф «ДР» складывается из двух составляющих «Мп» - «поле» и «Б¦» - «сила», то есть «тот, кто силён в поле», иными словами - пахарь и сеятель. Очевидно, что знаки «Е®» и «ДР» уходят корнями в эпоху матриархата. Это видно, в частности, из того, что в китайском языке отсутствует обозначение мужчины как представителя своего пола, ведь иероглиф «ДР» указывает на роль мужчины в жизни общества (рода, племени, семьи), то есть на функцию кормильца. Такие знаки как, например, «ѕэ» - «монарх, господин, благородный муж» - появились гораздо позже, когда матриархальный строй сменился патриархальным, принеся с собой другие нравы, обычаи и традиции и, естественно, изменив взгляд общества на гендерные роли мужчины и женщины.

1.3 Картина мира и культура

Человек как субъект познания является носителем определённой системы знаний, представлений, мнений об объективной действительности. Эта система в разных науках имеет своё название (картина мира, концептуальная система, модель мира, образ мира и т.д.) и рассматривается в разных аспектах. В данной работе мы называем эту систему картиной мира.

Термин «картина мира» возник в начале ХХ в. (М. Хайдеггер) и активно используется философами и лингвистами современности. Понятие картины мира строится на изучении человека о мире. Если мир - это человек и среда в их взаимодействии, то картина мира - результат переработки информации о среде и человеке.

Явления и предметы внешнего мира представлены в человеческом сознании в форме внутреннего образа. В этом смысле картина мира - это система образов.

Картина мира понимается многими лингвистами как исходный глобальный образ мира, лежащий в основе мировидения человека, репрезентирующий сущностные свойства мира в понимании её носителей и являющийся результатом всей духовной активности человека. В процессе познавательной деятельности человек сталкивается с так называемой реальной картиной мира (под реальной картиной мира понимается объективно существующий вне человека мир предметов и явлений, а также взаимосвязи между предметами и явлениями этого мира), которая отражается в его сознании в виде различных концептов. Совокупность этих концептов называется концептуальной, или культурной, картиной мира. Концепты, составляющие культурную картину мира, обусловлены рядом факторов: природно-климатическими условиями ареала обитания этноса, его историей, традициями, верованиями, обычаями, общественно-политическими условиями и т.д. [5, 55], то есть тем, что мы обычно называем культурой.

Слово «культура» в качестве исходного имеет латинское слово colere, что означает «возделывание, воспитание, развитие, почитание, культ». С XVIII в. под культурой начинают понимать всё, что появилось благодаря деятельности человека, его целенаправленным размышлениям.

Культура, будучи очень важной составляющей жизни человека, является довольно обширным понятием. Юйшина Е.А. справедливо замечает, что культура «создаётся творчеством личности. Объективированные продукты этого творчества - смысловые, ценностные и предметные - осваиваются и репродуцируются в рамках той или иной социальной общности» [24, 13]. И далее: «К элементам, составляющим своеобразное тело культуры… относятся:

- совокупность идей, знаний, ценностей, норм, предметов творчества, материальных продуктов человеческой деятельности;

- системы производственных, социальных, духовных отношений;

- принципы, формы организации естественной, социальной и духовной жизнедеятельности;

- уровни потребностей, способностей, возможностей;

- способы понимания социального опыта и сохранения непрерывности общественного бытия» [там же].

Точки зрения исследователей Китая на культуру практически не отличаются от мнений учёных западных стран, их определения данного понятия во многом сходны и они также различают три вида культуры: материальная (создаваемые людьми вещи и предметы), духовная (создаваемые людьми абстрактные понятия) и культура поведения (правила поведения, разработанные людьми с целью гармонично вписаться в окружающую обстановку). Китайский исследователь Ло Ши на основе трудов западных учёных выделяет и описывает основные особенности культуры, её составляющие, а также исследует то, каким образом культура соотносится с менталитетом [28, 272-274]. Некоторые положения его концепции мы рассмотрим подробно.

В числе основных особенностей культуры Ло Ши называет универсальность, целостность и изменчивость. Культура обладает универсальностью, она является продуктом человеческой деятельности, это совокупность всего достигнутого человечеством на протяжении истории. Культура является достоянием всего человечества, распространённым и повсеместно используемым явлением. Универсальность культуры является способом сохранения человечества, связующим звеном в обществе, живущем в эпоху глобализации. Однако основная особенность культуры - вовсе не универсальность, а целостность. Поскольку основой для создания и накопления культурного наследия является кровное родство и общность территории, то её основное назначение - это сохранение и развитие жизни народа. Изменчивость культуры обусловлена двумя основными факторами:

1) взаимодействие и взаимопроникновение (порой вплоть до слияния) различных культур;

2) социальными изменениями.

Д.В. Трубицын отмечает ещё одно свойство культуры: «культура гибка, и благодаря этой гибкости ей удаётся быть основой развития. Это её свойство обусловлено только одним обстоятельством. Культура есть отражённая в общественном сознании, в разных его формах и средствах - в искусстве, религии, науке, идеологии и философии, в ценностях, нравственных нормах и морали, в обычаях и традициях - собственно социальная реальность, представленная сложным комплексом социальных, экономических, социально-экономических, политико-правовых отношений, способных, в отличие от культуры, к имманентному развитию» [22, 50]. Культура - это продукт человеческой истории, это социальное звено, объединяющее и укрепляющее нацию, придающее обществу относительную стабильность. Д.В. Трубицын отмечает ещё В.А. Куринский придаёт культуре такое значение, что даже называет её «пятым измерением» и, указывая на то, что при изучении иностранных языков начинать нужно именно с культуры, поскольку культура отражается в языке, но не наоборот: «предметом должна быть сама культура, язык - только инструмент её постижения» [12, 2].

О связи языка и культуры говорится немало. Одна из интереснейших концепций, объясняющих связь языка и культуры, принадлежит В. Гумбольдту, который считает, что «национальный характер культуры находит отражение в языке посредством особого видения мира. Язык и культура, будучи относительно самостоятельными феноменами, связаны через значения языковых знаков, которые обеспечивают онтологическое единство языка и культуры» [11, 72]. Если говорить более точно, то связь языка и культуры осуществляется через концепты, принадлежащие культурной (концептуальной) картине мира, и отражающиеся в языке.

1.3.1 Концептуальная картина мира

Постижение культуры осуществляется посредством восприятия и осмысления её концептов. Средством обнаружения содержания культурной (концептуальной) картины мира является язык, который фиксирует специфические знания, характерные для данной общности.

Концептуальная картина мира не является непосредственным отражением окружающей действительности, она эксплицирует познание определённого сегмента мира и его интерпретацию отдельным индивидом или группой посредством мышления. Механизм формирования концептуальной картины мира состоит из следующих стадий:

1) появление представлений о действительности в результате осмысления познаваемого сегмента мира;

2) закрепление полученных впечатлений и представлений посредством опытной практики;

3) использование полученной картины мира в качестве ориентира для дальнейшего познания мира.

Концептуальная система, по мнению Р.И. Павилениса, характеризуется следующими свойствами:

1) последовательность введения концептов; имеющиеся в системе концепты являются основой для введения новых;

2) непрерывность конструирования концептуальной системы;

3) континуальность концептуальной системы: вводимый концепт интерпретируется всеми концептами системы, хотя и с разной степенью совместимости, что и обеспечивает его непрерывную связь с другими концептами системы.

Картина мира выполняет две базисные функции - интерпретивную (осуществляет видение мира) и регулятивную (служит ориентиром в мире). Без картины мира не могла бы осуществиться жизнедеятельность человека как биосоциального существа, невозможным оказалось бы общение и взаимопонимание. Картина мира - стержень интеграции людей, средство гармонизации всех сфер человеческой жизнедеятельности, их связи между собой. Картина мира опосредует все акты человеческого мировосприятия и миропредставления.

Не остаётся без внимания национальная специфика концептуальной картины мира. В силу универсальности способов познания окружающего мира, содержание понятийного компонента у носителей разных языков имеет большое сходство. Кроме того, в целом ядерные компоненты концептов различных культур в большей степени совпадают (например, «женщина» как биологический представитель своего пола понимается одинаково всеми народами), национальная же специфика проявляется на периферийных участках и в культурологическом компоненте концепта («женщина» как представитель социума понимается по-разному: в египетском обществе женщина-фараон была вполне обычным явлением, при разводе женщина имела право на треть собственности своего мужа и т.д.; в дохристианской России женщины пользовались уважением, да и после их положение было не таким уж бедственным, а вот женщинам Китая и Европы повезло меньше).

Подводя итоги, можно сказать, что концептуальная картина мира - это система информации об объектах, актуально и потенциально представленная в деятельности индивида. Единицей информации такой системы является концепт, функция которого состоит в фиксации и актуализации понятийного, эмоционального, ассоциативного, вербального, культурологического и иного содержания объектов действительности, включённого в структуру концептуальной картины мира.

В зависимости от типа познавательного процесса: научный, ненаучный, вненаучный, участвующего в формировании картины мира, концептуальная картина мира делится на две противоположные составляющие - научную и наивную картины мира.

1.3.2 Научная и наивная картины мира

Понятие «научная картина мира» активно используется в языкознании и философии с конца XIX в. Специальный анализ его содержания стал проводиться более или менее систематически с 60-х гг. ХХ в. (что было вызвано переворотом в научном сознании, последовавшем вслед за грандиозными научными открытиями), но до сих пор однозначное его понимание не достигнуто. Вероятно, это связано с объективной размытостью, неопределённостью самого понятия, занимающего промежуточное положение между собственно-философским и естественнонаучным уровнем обобщения и отражения результатов, методов и тенденций развития научного познания.

Существует общенаучная картина мира и картины мира отдельных наук: физическая, химическая, биологическая, астрономическая и т.д.; с точки зрения каких-то господствующих, просто авторитетных в то или иное время представлений, методов, стилей мышления - вероятностно-статистическая, эволюционистская, системная, информационно-кибернетическая, синергетическая и т.п. картины мира. В мировоззренческом и методологическом отношении научные картины мира выполняют функции связующего звена между философией и отдельными науками, специальными научными теориями.

Научная картина мира включает в себя важнейшие достижения науки, создающие определённое понимание мира и места человека в нём. В неё не входят более частные сведения о свойствах различных природных систем, о деталях самого познавательного процесса. При этом научная картина мира не является совокупностью общих знаний, она являет собой целостную систему представлений об общих свойствах, сферах, уровнях и закономерностях природы. Научная картина мира в отличие от строгих теорий обладает необходимой наглядностью, характеризуется сочетанием абстрактно-теоретических знаний и образов, создаваемых с их помощью моделей. Наиболее показательные особенности различных картин мира выражаются в присущих им парадигмах (определённых стереотипах в понимании объективных процессов и способов их познания, интерпретации), стилях мышления и т.п. Таким образом, научная картина мира - это «особая форма систематизации знаний, преимущественно качественное обобщение и мировоззренческо-методологический синтез различных научных теорий» [17, 127].

Научное восприятие мира, также как и другие картины мира, менялось вместе с человеческим сознанием и оказывая влияние на него. Древние греки не делали различий между философией, наукой и религией. Они стремились постичь истинную природу вещей, которую они называли «физис» (отсюда название науки физики). Затем школа элеатов вырабатывает концепцию Божественного Принципа, неизменного Бытия, управляющего этим миром, обозначив таким образом разрыв материального и духовного, рационального и интуитивного. Научные знания были систематизированы Аристотелем, и созданной им моделью вселенной пользовались на протяжении двух тысяч лет. Развитие науки возобновляется в эпоху Возрождения, в конце XV в. Началось «истинно научное изучение природы путём экспериментальной проверки умозрительных гипотез» [8, 4]. Семнадцатый век знаменуется появлением классической механики Исаака Ньютона. Научное познание становилось всё более рациональным. Устои классической механики пошатнулись в XIX в., когда были открыты электромагнитные явления. Но настоящий переворот в науке произошёл в ХХ в., когда появились квантовая физика и теория относительности, трёхмерное пространство и одномерное время оказались единым четырехмерный пространственно-временным континуумом, масса и энергия взаимосвязаны, волновое и корпускулярное движение, в известном смысле, объединяются, характеризуя один и тот же объект, наконец, вещество и поле взаимопревращаются. Поэтому в настоящее время предпринимаются попытки создать единую теорию всех взаимодействий. Современная наука знает четыре фундаментальных вида взаимодействий между микромиром, макромиром и мегамиром: сильное, электромагнитное, слабое и гравитационное. Все эти открытия, безусловно, влияют на наши представления о картине мира. Мы больше не воспринимаем окружающий мир как гигантский агрегат, составленный из неделимых атомов и управляемый извне некой идеальной силой - сегодня естествознание представляет окружающий материальный мир нашей Вселенной однородным, изотропным и расширяющимся. Более того, современные научные воззрения оказались очень сходными с воззрениями восточных философских систем, что убедительно доказал Ф. Капра в своей работе «Дао физики» [8, 3].

Влияет ли научное познание на язык? Безусловно. К примеру, такое свойство языка как инертность позволило сохранить выражения «до мельчайшего атома» (доставшееся нам в наследство от эпохи Демокрита, когда атом считался неделимым), «на краю Земли», «солнце закатилось (взошло)», и т.д. С проблемой отражения научного познания в языке столкнулись физики в конце ХХ в.: «В результате открытий в новой области физики были вынуждены признать, что человеческий язык абсолютно не годится для описания атомной и субатомной действительности. Из квантовой теории и теории относительности, которые являются двумя столпами современной физики, следует, что эта действительность не подчиняется законам классической логики» [8, 9].

Однако научный способ познания, как мы знаем, далеко не единственный. Существуют ещё ненаучный и вненаучный способы познания. Знания и представления, полученные при помощи этих способов, формируют так называемую «наивную картину мира». Воркачёв С.Г. определяет наивную картину мира как «облик мира, отражающий интерпретацию человеком действительности на основе знаний, представлений и ассоциаций, приобретённых в процессе чувственно-эмпирического познания окружающего мира, и закреплённый в языке» [ист. 10]. И далее: «Подвергаемая оценке и обработке с точки зрения здравого смысла, [наивная картина мира] входит в обыденную и научную картины мира, как неотъемлемая часть, как первоисточник любых знаний, полученных в процессе чувственно-практического освоения действительности человеком» [там же]. Формой существования наивной картины мира является язык. Наивная геометрия, наивная физика, психология, философия и пр., отражающие материальный и духовный опыт этноса, отмечены национально-культурной спецификой и противостоят соответствующим научным геометрии, физике, психологии, философии и пр. в той мере, в которой лексическое значение противостоит понятию. Таким образом, наивная картина мира складывается как ответ на, главным образом, практические потребности человека, как необходимая когнитивная основа его адаптации к миру.

Наивная картина мира обладает свойствами диалектичности, консервативности, антропоцентричности, субъективности и выполняет мировоззренческую, гносеологическую, интегративную и коммуникативную функции, связывая друг с другом людей и объекты мира. Наивная картина мира также отличается прагматичностью, но прагматичностью особого рода. Претендуя на абсолютную истину, знания данного типа могут сколь угодно уходить от того, что посчитала бы объективной истиной традиционная наука. Их критерием выступает не формально-логическая непротиворечивость, а сама по себе целостность и универсальность модели, её способность служить объясняющей матрицей для структурирования опыта.

Язык, будучи формой выражения наивной картины мира, тем не менее своей картины мира не создаёт. Фиксируя коллективные стереотипные эталонные представления, он объективирует интерпретирующую деятельность человеческого сознания и делает её доступной для изучения. Таким образом, язык отражает лишь способ представления (концептуализации) этого мира национальной языковой личностью, и этот способ носит название «языковая картина мира».

1.3.3 Языковая картина мира и специфика миропонимания китайцев

Каждый язык по-своему членит мир, т.е. имеет свой способ его концептуализации. Отсюда следует вывод, что каждый язык имеет особую картину мира, и языковая личность обязана организовывать содержание высказывания в соответствии с этой картиной. В этом проявляется специфически человеческое восприятие мира, зафиксированное в языке.

Язык есть важнейший способ формирования и существования знаний человека о мире. Отражая в процессе деятельности объективный мир, человек фиксирует в слове результаты познания, формируя так называемую языковую картину мира.

Термин «языковая картина мира» - это не более чем метафора, ибо в реальности специфические особенности национального языка, в которых зафиксирован уникальный общественно-исторический опыт определённой национальной общности людей, создают для носителей этого языка не какую-то иную, неповторимую картину мира, отличную от объективно существующей, а лишь специфическую окраску этого мира, обусловленную национальной значимостью предметов, явлений, процессов, избирательным отношением к ним, которое порождается спецификой деятельности, образа жизни и национальной культуры данного народа. Поэтому, как справедливо замечает Т.Л. Гурулёва [5, 62], для овладения концептуальной и языковой картинами мира, присущими данному этносу, необходимо изучать лексико-фразеологический строй языка через призму его порождения природной средой, материальной культурой и объективно существующими связями между объектами и явлениями материального мира, а также компонентами обыденного сознания.

Ли Ли под языковой картиной мира понимает выраженную с помощью различных языковых средств, системно-упорядоченную, социально значимую модель знаков, содержащую информацию об окружающем мире [13, 3]. Функция языковой картины мира - фиксировать в национальном языковом сознании национальный способ видения мира и передавать его от поколения к поколению.

Родной язык создаёт основу для общения в виде выработки сходного у всех носителей образа мышления. Представления, входящие в картину мира, входят в значение слов в неявном виде. Человек, пользуясь словами, содержащими неявные смыслы, сам того не замечая, принимает и заключённый в них взгляд на мир. При этом те смысловые компоненты, которые входят в значение слов и выражений в форме непосредственных утверждений составляют их смысловое ядро, могут быть (и нередко бывают) сознательно оспорены носителями языка. Эти компоненты являются уже компонентами не национальной языковой картины мира, а индивидуальной.

Проблема изучения языковой картины мира тесно связана с проблемой концептуальной картины мира, которая отображает специфику человеческого бытия, взаимоотношения его с миром, условия его существования. Языковая картина мира эксплицирует различные картины мира человека и отображает общую картину мира.

Человеческая деятельность, включающая в качестве составной части и символическую, т.е. культурную, вселенную одновременно и универсальна, и национально-специфична. Эти её свойства определяют как своеобразие языковой картины мира, так и её универсальность. Универсальность определяется психофизическими особенностями человека, общностью, сходством мотивов и проявлений его жизнедеятельности, а также тождественностью процессов мышления.

В числе универсальных особенностей языковой картины мира можно выделить, к примеру, закрепление за определённым органом роли хранителя эмоций. Так, в китайской традиционной медицине печень считается средоточием гнева, злобы, похоти. Русское выражение «сидеть в печёнке» означает нечто надоевшее, травмирующее сущность человека, а в итальянских идиомах слово печень выступает со значением «храбрость». Сердце, как правило, рассматривается как вместилище души, средоточие эмоций и чувств. Специфика языковой картины мира может проявляться несколькими способами:

1) в словах, обозначающих национально-специфические концепты, отсутствующих в других языках. Эти концепты обозначают национально-специфические реалии бытования народа. Для китайской культуры это, например «ї№» - китайская лежанка, для русской - лапти или сарафан, для испанской - кастаньеты и т.д.;

2) в словах, обозначающих неспецифические концепты, имеющие специфические прототипы (например, концепт «подушка»: для русских - мягкое, квадратное приспособление для сна, набитое птичьими перьями и пером, а для китайцев - узкое и длинное приспособление для сна, набитое крупой; «прибор для еды» у русских - это ложка, для китайцев - палочки);

3) в национально-специфических логогенах, представленных национально-специфической лексикой, обозначающей абстрактные понятия. Сюда относятся конфуцианские понятия «Ас» - ритуала, «ѕэ» - благородного мужа, даосское «дао» - путь и т.д.

Своеобразие языковой картины мира также может проявляться в разной степени конкретизации (например, русские воспринимают «палец», а англичане различают «finger» - палец руки, кроме большого, «toe» - палец ноги и т.д., русские словом «нога» обозначают как ногу в целом, так и отдельные её части, а китайцы делят ногу на «tui» - бедро и «jiao» - ступня), а также в несовпадении границ между концептами. Например, разное содержание в русской и китайской культурах имеет концепт «общение с людьми». Китайские люди говорят и слушают с улыбкой на лице, выражая таким образом вежливость и уважение к адресату, русские же считают такое поведение лицемерием. У русских тактичность нередко ассоциируется с терпением, а в Китае, по словам Ло Ши, который ссылается на А.Х. Смита, “есть люди, обладающие недюжинным талантом так тебя обругать, что ты и не поймёшь этого, или оставить тебя в дураках так, что ты даже сочтёшь это любезностью с их стороны. Это есть искусство, и вежливость - это тоже искусство. Восточные люди владеют этим искусством, благодаря которому можно уменьшить число межличностных конфликтов и увеличить количество дружественных отношений”.

Различается и организация пространства: у русских оно организовано по вертикали (высокая трава, высокий, как жердь), а в восточных культурах - по горизонтали (длинный как река) и времени: русские часто определяют как пространство (жизнь прожить - не поле перейти, как до луны пешком, до тебя долго доходит - в значении «как много времени ты думаешь»), а в восточной традиции время воспринимается циклично (например, знаменитый китайский календарь, где каждому году соответствует определённое животное - например, 2000 год был годом дракона, и 2012 год тоже будет годом дракона).

Такие колоссальные отличия между культурами Востока и Запада обусловлено особенностями географического положения, длительной самоизоляцией Китая, Японии, Кореи и Монголии, а также влиянием культурно-психологических традиций конфуцианства, даосизма и буддизма. Мыслители Востока, создавая свои философские системы, использовали не рациональный способ познания, ставший основой для западной науки, а мистический, который можно назвать «крайне интуитивным». В основе познавательного процесса лежит самостоятельность, потому что восточные мистики полагают, что высшая реальность не может быть объектом рефлексии или передаваемого знания. Она не может адекватно быть описана словами, поскольку лежит вне области чувств и интеллекта, из которой происходят наши слова и понятия. Поэтому учитель не навязывает ученику своё мировосприятие - он лишь готовит сознание к внезапному беспонятийному восприятию реальности. Основной техникой здесь является медитация, и как один из видов медитации - искусство, в том числе и китайская каллиграфия, поскольку правила китайской каллиграфии требуют свободного, спонтанного движения кисти.

Если же восточные мистики хотят передать кому-либо своё знание, то они сталкиваются с ограниченностью особенностей языка. Способы её преодоления различны у разных народов. К примеру, индийцы используют для этой цели форму мифа, применяя метафоры, символы, поэтические образы, сравнения и аллегории. Китайцы же используют обычный язык. Так даосы делают парадоксальные заявления, чтобы обнаружить непоследовательность и ограниченность возможностей вербальной коммуникации (как, например, в «Дао де цзин»: «пожнёшь добро - породишь зло»).

Сложность интерпретации и изучения китайской картины мира обусловлена также рядом особенностей китайского языка: транспозиция слов в предложении (когда одно и то же слово может выступать в качестве различных частей речи), отсутствие многих грамматических категорий (например, системы падежей), а также то, что «слово в китайском языке вовсе не абстрактный знак, соответствующий чётко очерченному понятию, скорее, это звуковой символ, богатый подтекстами и намёками, способный вызвать в сознании нерасчленённый комплекс красочных картин и эмоций» [8, 20]. Соответственно, иероглиф представляет собой тоже не абстрактный знак, а органический образ, сохранявший весь набор изобразительных структур и иносказательные возможности слова. Это позволяет очень кратко и лаконично запечатлеть в языке очень глубокую мысль.

Итак, в данной главе нами были рассмотрены понятия «концепт», «картина мира», специфика китайского мировосприятия и отражения гендерных характеристик в языке, даны краткие характеристики концепта «женщина». Во второй главе, которая представляет собой практическую часть данного исследования, рассматривается отражение и закрепление в иероглифике исторических изменений концепта "женщина" в китайской культуре посредством анализа структуры иероглифических знаков, содержащих знак "женщина", т.е. имеющих непосредственное отношение к исследуемому концепту, этимологии этих знаков и эволюции их смыслового содержания в ходе социокультурных изменений, имевших место в Китае на протяжении многих тысяч лет.

Глава 2. Концепт «Е®» в иероглифике

концепт иероглифика женщина китайский

Письмо можно считать самым точным способом формулирования фиксирует уже обдуманное, а с другой - отсутствие ситуации, контекста при восприятии требует от письменной речи пространных, развёрнутых объяснений, большей осознанности. Таким образом, возникает логический вывод: по языку можно судить о состоянии и образе мышления, а наиболее подходящей формой языка для изучения мышления является письменная форма или письменная речь. Другими словами, исследуя иероглифическую письменность, можно выявить и объяснить некоторые особенности мышления китайцев, а понимание этих особенностей, соответственно, позволит понять и объяснить закономерности изменений, происходящих в иероглифической письменности.

Подобной точки зрения придерживается и Н.Т. Федоренко [23, Т. 1, 218]: «иероглифические письмена… содержат в себе существенные приметы образных понятий; их композиция относится к сфере эмоционально-художественного восприятия окружающей среды». И далее: «…иероглиф затрагивает как рациональную, так и эмоциональную сторону передаваемого понятия» [там же].

Таким образом, в данной главе мы рассматриваем эволюцию базового концепта «Е®» в китайской культуре посредством анализа функций данного знака в образованных с его помощью иероглифах, историческую эволюцию значений некоторых знаков и их значение в современном китайском языке. Для этого мы используем материалы научного исследования китайского учёного Тан Ханя, переведённые на русский язык, а также материалы некоторых китайско-русских словарей и китайских толковых словарей.

2.1 Графема «Е®»

Первоначально данная графема изображала женщину, сидящую на коленях со сложенными на груди руками. В современном китайском языке данный знак может употребляться как в качестве самостоятельной морфемы, обозначая женский пол вообще (Е®РФ), а также женщину, как представительницу своего пола (Е®ИЛ, Е®ЕуУС), так и в качестве компонента (если быть точнее, детерминатива) в составе более сложных знаков - идеограмм и фоноидеограмм (единственная фоноидеограмма, где Е® - фонетик, это оП - неодим).

2.2 Идеограммы, содержащие графему «Е®»

К идеограммам относятся такие знаки как

єГ hao - “хороший, любить”;

Кэ shu - “число”;

°І an - “спокойствие, безопасность”;

ёѕ fu - “женщина как жена, домохозяйка”;

НЧ tuo - “надлежащий, договориться”;

жХ niao - “подшутить, потешаться; запутать; приставать”;

Е« nu - “раб, рабыня”;

Кј shi - “начало, начинать”;

ОЇ wei - “получать; свалить, переложить”;

ј§ ji - “наложница, дама”;

В¦ lou - “физическое истощение”;

Иў qu - “жениться”;

Ч± zhuang - “женские украшения и наряды, косметика, приданное”;

Сз yan - “угостить обедом; обед, пир”.

Поскольку идеограммами называются иероглифы, в которых каждый элемент несёт смысловую нагрузку, а общее значение иероглифа выводится из суммы значений компонентов, то нетрудно догадаться, почему иероглиф «жХ» имеет значение «подшутить» или «приставать» (женщина между двумя мужчинами), а иероглиф «ёѕ» («женщина» и «») метла - «домохозяйка». Однако связь компонентов в некоторых знаках мы рассмотрим более подробно.


Подобные документы

  • Категориальный аппарат "концепта", как центрального понятия отрасли языкознания – лингвокультурологии. Особенности концепта "женщина", который с одной стороны универсален, но с другой - включает в себя национальную специфику русской языковой картины мира.

    статья [18,7 K], добавлен 23.03.2011

  • Теоретические основы концепта "женщина" и его место в концептуальной и языковой картине мира в свете антропоцентрической теории. Лексическая репрезентация концепта "женщина" в паремиях. Негативный и позитивный образ женщины во французской паремиологии.

    курсовая работа [53,8 K], добавлен 01.12.2010

  • Картина мира и ее реализации в языке. Концепт как единица описания языка. Методы изучения концептов. Семантическое пространство русского концепта "любовь" (на материале этимологических, исторических, толковых словарей). Этимологический анализ концепта.

    курсовая работа [30,1 K], добавлен 27.07.2010

  • Концепт как основная единица описания языка. Языковое пространство русского концепта "мать" на материале этимологических, толковых и словообразовательных словарей. Особенности семантического пространства и синтаксические организация концепта "мать".

    курсовая работа [39,6 K], добавлен 05.08.2010

  • Изучение этноспецифических особенностей концепта "Mobilitаt" на материале современного немецкого языка с помощью методов когнитивной лингвистики и смежных с ней дисциплин. Анализ корпуса языковых средств, выступающих в качестве репрезентации концепта.

    дипломная работа [1,3 M], добавлен 13.05.2012

  • Концептуальная и языковая модели интерпретации действительности. Концепт как элемент индивидуальной и коллективной картин мира. Изучение репрезентации концепта любовь в пословичном фонде английского языка. Анализ концепта "любовь" в произведении С. Моэма.

    дипломная работа [138,3 K], добавлен 14.10.2014

  • Концепт и языковая картина мира как базовые понятия в современной лингвистике. Лексическая основа концепта "природа" в сборнике рассказов И.С. Тургенева "Записки охотника". Его психологическая направленность в индивидуально-авторской картине мира.

    курсовая работа [40,6 K], добавлен 15.12.2009

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.