Лингвокультурологическое описание немецкого актуального концепта

Изучение этноспецифических особенностей концепта "Mobilitаt" на материале современного немецкого языка с помощью методов когнитивной лингвистики и смежных с ней дисциплин. Анализ корпуса языковых средств, выступающих в качестве репрезентации концепта.

Рубрика Иностранные языки и языкознание
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 13.05.2012
Размер файла 1,3 M

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Размещено на http://www.allbest.ru/

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава I. ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ АКТУАЛЬНЫХ ЭТНОКУЛЬТУРНЫХ КОНЦЕПТОВ

1.1 Этнокультурный концепт как ключевое понятие когнитивной лингвистики

1.2 Понятие картины мира как способа концептуализации действительности

1.3 Основные аспекты структуры и содержания этнокультурных концептов

1.4 Полевая модель этнокультурного концепта

1.5 Методы лингвокультурологического исследования концептов

1.5.1 Использование компонентного и концептуального анализа при реконструкции концепта по данным языка

1.5.2 Фреймовый анализ как метод когнитивного моделирования

1.5.3 Экспериментальные методы психо- и социолингвистики

Выводы по главе I

Глава II. ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ СПЕЦИФИКА КОНЦЕПТА `Mobilitat'

2.1 `Mobilitat' как актуальный этнокультурный концепт немецкой картины мира

2.2 Комплексный анализ средств языковой репрезентции концепта `Mobilitat'

2.2.1 Дефиниционный анализ

2.2.2 Диахронный / этимологический анализ

2.2.3 Анализ синонимического ряда ключевого слова

2.2.4 Анализ паремиологического фонда

2.3 Моделирование концепта `Mobilitat' посредством фреймового анализа

2.4 Ассоциативный анализ посредством психолингвистического эксперимента

Выводы по главе II

Заключение

Список использованной научной литературы

Список использованных словарей

Список источников фактического материала

Список интернет-ресурсов

Приложения

ВВЕДЕНИЕ

Настоящая работа посвящена рассмотрению этноспецифических особенностей концепта `Mobilitat' на материале современного немецкого языка с помощью методов когнитивной лингвистики и смежных с ней дисциплин с тем, чтобы получить достоверные данные о концептуальной сфере, картине мира и определить его место в немецкой лингвокультуре.

В соответствии с заявленной целью поставлены следующие теоретические и исследовательские задачи:

1. Рассмотреть понятие «концепт» как ключевое понятие когнитивной лингвистики, выражающее национальное самосознание.

2. Описать структуру этнокультурного концепта.

3. Проанализировать и применить основные приемы концептуального анализа и когнитивного моделирования.

4. Сформировать корпус языковых средств, выступающих в качестве репрезентации концепта `Mobilitat'.

5. Выявить признаки концепта посредством анализа значений репрезентирующих его языковых единиц.

6. Определить этнокультурную специфику концепта `Mobilitat'.

Актуальность темы обусловлена ее связью с наиболее перспективными направлениями современной лингвистики - когнитивной лингвистикой и лингвокультурологией, которые характеризуются пристальным вниманием к проблеме категоризации и концептуализации мира, а также особым интересом к проблеме отражения знания о мире посредством этнокультурных концептов. Исходя из того, что исследуемый нами концепт `Mobilitat'относится к числу наиболее востребованных концептов, заключающих в себе базовое знание о мире и имеющих социокультурную значимость, можно на основании его исследования выявить этноспецифические особенности национальной картины мира представителей немецкой нации.

Научная новизна исследования состоит в том, что концепт `Mobilitat' рассматривается как элемент немецкой национальной картины мира, что прежде не становилось объектом специального исследования.

В ходе проводимого исследования применяется комплексная методика: приемы концептуального анализа, когнитивного моделирования (в частности, фреймовый анализ) активно используются в сочетании с методами структурной лингвистики (компонентный анализ языковых средств немецкого языка), а также психо- и социолингвистики (ассоциативный анализ посредством психолингвистических экспериментов, анкетирования и опросов).

Теоретическим фундаментом исследования служат труды российских лингвистов: Н.Н. Болдырева, В.И. Карасика, Е.С. Кубряковой, З.Д. Поповой, Ю.С. Степанова, И.А. Стернина, а также некоторые положения зарубежных ученых: В. Гумбольдта, Дж. Лакоффа, М. Джонсона, Ч. Филлмора и др.

Эмпирическую базу работы составили данные авторитетных толковых словарей, этимологического, синонимического, фразеологического словарей современного немецкого языка и паремиологических справочников. Кроме того, в качестве материала исследования использовались статьи немецких журналов и газет, а также данные, полученные от информантов - носителей немецкого языка как представителей немецкой этнокультуры. Общий объем проанализированного материала составляет около 400 примеров языковой репрезентации исследуемого концепта.

Практическая ценность проведенного исследования состоит в том, что его результаты могут быть использованы в дальнейшем исследовании концептосферы современного немецкого языка в её обогащении, изменении и развитии, а также могут найти применение в лекционных курсах общего языкознания, в лексикологии немецкого языка и в спецкурсах по лингвокультурологии.

Глава I.

ТЕОРЕТИЧЕСКОЕ ОБОСНОВАНИЕ ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ АКТУАЛЬНЫХ ЭТНОКУЛЬТУРНЫХ КОНЦЕПТОВ

1.1 Этнокультурный концепт как ключевое понятие когнитивной лингвистики

лингвистический немецкий языковой концепт

Актуальной проблемой современной лингвистики является отражение в языке национального самосознания, его формирования и сохранения в условиях межкультурной коммуникации. В связи с этим в настоящее время интенсивно развивается новое направление лингвистики ? лингвокультурология, которая исследует «воплощенную в национальный язык культуру и менталитет» [Телия 1996: 217]. Основополагающим в современной лингвистике является утверждение, что процессы концептуализации и категоризации в каждом языке обладают собственной спецификой, благодаря чему наблюдаются межъязыковые различия, проявляющиеся как на уровне языковой системы, так и в языковой картине мира. Следовательно, слова приобретают роль «меток на непрерывном пространстве смысла, имеющих кроме своей социальной природы и социальную функцию», т.е. они всегда принадлежат определенной культуре и содержат в себе этноспецифическую информацию [Вежбицкая 2001: 41].

Проблема взаимодействия и взаимосвязи языка и культуры, получившая сегодня новое звучание, впервые рассматривается в трудах В. Гумбольдта, в которых были заложены основы современного рассмотрения языка как культурного кода нации. Он отмечал: «Язык есть как бы внешнее проявление духа народа; его язык есть его дух, и его дух есть его язык. Тяжело представить себе что-либо более тождественное». Национальные особенности языка находятся в тесной связи с общими условиями существования и развития говорящего на этом языке народа. Язык является своеобразным «промежуточным миром», находящимся между народом и окружающим его объективным миром. Наше отношение к предметам и явлениям объективного мира обусловливается не качествами этих предметов или явлений, а языком. Фиксируя понятия и представления определенного этноса, язык описывает отношение человека к объективной реальности и его поведение. «Язык - это не просто, как принято говорить, отпечаток идеи народа... это объединённая духовная энергия народа... Разные языки ? это отнюдь не различные обозначения одной и той же вещи, а различные видения её... Язык всегда воплощает в себе своеобразие целого народа» [Гумбольдт 1989: 348-349].

Идея В. Гумбольдта о «внутренней форме языка» также утверждает национальное своеобразие языков. В этой связи интересна мысль виднейшего представителя неогумбольдтианского направления в зарубежном языкознании Л. Вайсгербера об этничности языкового содержания, зачатки которой он почерпнул в учении В. Гумбольдта о «внутренней форме языка». «Словарный запас конкретного языка, ? писал Л. Вайсгербер, ? включает в целом вместе с совокупностью языковых знаков также и совокупность понятийных мыслительных средств, которыми располагает языковое сообщество; …возможность родного языка состоит в том, что он содержит в своих понятиях определенную картину мира и передает ее всем членам языкового сообщества». Л. Вайсгербер подчеркивает мировоззренческий, субъективно-национальный, «идиоэтнический» характер языка, проявляющийся в том, что в каждом языке представлена особая точка зрения на мир ? та точка зрения, с которой смотрел на него народ, создавший данный язык [Weisgerber 1930: 250].

Более детальное рассмотрение и разработка вышеуказанной проблемы осуществились во второй половине XX в. Благодаря трудам учёных разных специальностей (лингвистов, психологов, философов, логиков, программистов и др.), в это время зарождается антропоцентрическая парадигма научного знания, легшая в основу когнитивной науки.

В последние годы в центре внимания ведущих направлений современной лингвистики (когнитивной лингвистики и лингвокультурологии) находится исследование концептов, составляющих «категориальную основу всей человеческой деятельности, и, прежде всего, языка» [Берестнев 1999: 97]. Работы многих видных лингвистов посвящены теоретическому исследованию концептов [Лихачев 1993; Степанов 1997; Попова 1999, 2002, 2007; Стернин 2001, 2002; Карасик 2001, 2002, 2005; Кубрякова 2001, 2005; Слышкин 2001, 2005; Воркачев 2003, 2007 и др.].

В настоящее время следует признать, что концептосфера и концепт являются ключевыми понятиями когнитивной лингвистики, поскольку они детально описывают проблематику образа жизни, языка, культуры и сознания определенного народа [Попова 2007: 29].

Понятие концептосферы, впервые использованное в терминологическом значении в работе академика Д.С. Лихачёва «Концептосфера русского языка» для обозначения совокупности концептов нации, сферы жизни народа, особенно важно тем, что оно «помогает понять, почему язык является не просто способом общения, но неким концентратом культуры. Культуры нации и ее воплощения в разных слоях, вплоть до отдельной личности». Концептосфера народа напрямую зависит от культуры нации, ее науки, фольклора, литературы, исторического опыта и религии [Лихачёв 1993: 7].

В данной работе мы придерживаемся точки зрения З.Д. Поповой и И.А. Стернина, которые в своей книге «Когнитивная лингвистика» следуют концепции Д.С. Лихачёва, отмечая, в свою очередь, «упорядоченный характер» концептосферы, проявляющийся в том, что концепты, составляющие концептосферу определенного народа, «по отдельным своим признакам вступают в системные отношения сходства, различия и иерархии с другими концептами» [Попова 2007: 36]. Соответственно, под концептосферой мы понимаем строго структурированную область мыслительных образов, представляющих собой знание людей, информационную базу их мышления.

Развивая понятие концептосферы, Л.О. Чернейко обосновывает, что концептосфера может быть представлена не только системой языковых знаков, но и другими знаковыми системами, поскольку концепт «проницаем, проницаемо его ассоциативное поле и нет пределов познанию мира» [Чернейко 1997: 294]. Однако нельзя не принять во внимание тот факт, что значительная часть концептосферы народа, а именно: сформировавшиеся в концептосфере этноспецифические особенности набора и организации концептов отражаются в семантическом пространстве языка и коммуникативном сознании говорящего на этом языке народа.

Опираясь на теоретические положения таких лингвистов, как Е.С. Кубрякова, С.Г. Воркачев, В.И. Карасик, З.Д. Попова, И.А. Стернин, М.В. Пименова и др., в качестве единицы концептосферы мы рассматриваем концепт, включающий в себя все признаки того или иного явления, которые отражены в сознании народа на данном этапе его развития. Вслед за З.Д. Поповой и И.А. Стерниным, мы понимаем концепт как «дискретное ментальное образование, являющееся базовой единицей мыслительного кода человека, обладающее относительно упорядоченной внутренней структурой, представляющее собой результат познавательной (когнитивной) деятельности личности и общества и несущее комплексную, энциклопедическую информацию об отражаемом предмете или явлении, об интерпретации данной информации общественным сознанием и отношении общественного сознания к данному явлению или предмету» [Попова 2007: 34]. Концепт отражает категориальные и ценностные характеристики знаний о некоторых фрагментах мира. В структуре концепта отображаются признаки, функционально значимые для соответствующей культуры, для национального самоопределения.

Концепт кодируется в сознании индивидуальным чувственным образом, выступающим как чувственный компонент содержания концепта. Концепты, управляющие мышлением человека, согласно мнению профессора когнитивной лингвистики Калифорнийского университета Дж. Лакоффа, являются не просто порождениями ума. Они влияют на повседневную деятельность людей, вплоть до самых тривиальных деталей. «Наши концепты структурируют наши ощущения, поведение, наше отношение к другим людям. Тем самым наша концептуальная система играет центральную роль в определении реалий повседневной жизни» [Лакофф 2004: 25].

Согласно данному пониманию концепт является частью картины мира и несет на себе отпечаток той культурной системы, в рамках которой он был сформирован. Соответственно, выдвигается понятие культурного концепта, которое терминологически близко понятиям этнокультурного концепта (этноконцепта), а также лингвокультурного концепта (лингвоконцепта) [см.: Тильман 1999; Воркачев 2001, 2002, 2003; Карасик 2001, 2005; Слышкин 2005; Ушкова 2008, 2009]. Можно предположить, что культурный концепт по определению соотносится с более широким кругом явлений, этнокультурный концепт непосредственно отражает специфику национальной картины мира, в то время как лингвокультурный концепт предполагает языковую репрезентацию культурно значимой информации. Под подобного рода концептами понимаются ключевые слова культуры той или иной нации, широко использующиеся в данном языке и часто встречающиеся в устойчивых словосочетаниях [Тильман 1999: 12]. Исследуемый нами концепт `Mobilitat' можно отнести к этнокультурным концептам немецкой нации на том основании, что один из языковых репрезентантов данного концепта - ключевое слово Mobilitat входит в число наиболее употребительных слов немецкого языка [http://wortschatz.uni-leipzig.de/Papers/top1000de].

Концепты разного уровня абстракции объединяются в систему наших знаний о мире, отражением которой, в свою очередь, является языковая картина мира, изучение которой позволяет осмыслить особенности национальной концептуальной картины мира и выявить специфику национального самосознания [Нерознак 1998: 80-85].

Настоящая работа базируется на определении национального самосознания как процесса самопознания, развития этнокультурной самобытности нации, а также оценки представителями одной нации своего знания, нравственного облика и интересов, идеалов и мотивов поведения. Кроме того, национальное самосознание предусматривает выделение нацией себя среди других наций, осознание своего места в мире природы и общественных событий (см. Ушкова 2008). Развитие национального самосознания позволяет нации выделиться и оформиться в виде исторически сложившейся устойчивой группы людей, которая в своё время возникла на базе общего языка, территории проживания, экономической жизни, культуры и самобытного характера.

Многосторонность культуры и языка является основой многоформности и многоуровневости национального самосознания. Для представителей других наций многое в этом самосознании непонятно и чуждо. В то же время каждый представитель нации осознает себя как ее часть (самоидентификация), с момента рождения становится носителем национальной культуры. Для каждого человека это сознание является основой для включения в систему политических и общественных связей, для социализации [http://mirslovarei.com/content_pol/nacionalnoe-samosoznanie].

Национальное самосознание является значимым признаком этноса и представляет собой двустороннее явление, которое заключается в осознании всеми ее членами своего единства на основе принадлежности к нации, а также содержит систему ментальных структур, проявляющихся в виде суждений и взглядов представителей данной нации на мир и на свою общность как на часть мира.

В этой связи следует упомянуть позицию российского социолога, заслуженного деятеля науки РФ, одного из основателей этносоциологии в российской социологической науке, Л.М. Дробижевой, согласно которой в структуре национального самосознания наряду с познавательным компонентом, включающим национальные автостереотипы, представления о территории, культуре, языке, об историческом прошлом, также выделяется эмоциональная составляющая ? отношение к культурным, историческим ценностям своего народа. Определяющим в национальном самосознании являются национальные интересы, стимулирующие деятельность людей [Дробижева 2003: 37].

Культура общества, языком которой выступает естественный язык данного народа, ярко представлена концептами, обладающими этномаркированными особенностями. Национальный язык, представляющий собой «зеркало и инструмент культуры», является универсальной формой концептуализации мира и рационализации человеческого опыта [Болдырев 2005: 64]. Эту точку зрения обосновывал еще В.И. Даль, который считал, что принадлежность человека к той или иной нации зависит от того, на каком языке человек мыслит [http://www.pravoslavie.ru/jurnal/culture/dal2]. Соответственно, национальный язык выполняет роль метаязыка описания явлений культуры.

В связи с этим национальное самосознание изучается не только с позиции психологии, философии, этнологии, но и с позиции современной когнитивной лингвистики. Так, в лингвокультурологии для обозначения информации этнокультурного содержания используется понятие культурной коннотации [Маслова 2001: 88]. Культурная коннотация представляет собой не только информацию языкового значения, но и определенный объем знаний (социального, исторического, политического, идеологического характера), относящихся к концепту и непосредственно связанных с его репрезентацией, включая ситуативные условия этой репрезентации в рамках данного языка и его культуры. Язык, реализуя функцию хранения и передачи национального самосознания, традиций, культуры и истории народа, вбирает в себя новые смысловые оттенки, закрепляя их в различных источниках, формируя тем самым определенный культурный срез концептуального явления.

Данная проблема освещена в трудах некоторых российских лингвистов (см.: Ю.С. Степанов, С.Г. Воркачев, Н.Н. Болдырев). Анализируя общее содержание понятия культуры и его различные определения и интерпретации в разных словарях и научных теориях, ученые сходятся во мнении, что культура представляет собой совокупность концептов и отношений между ними. При этом Н.Н. Болдырев, опираясь на теоретические положения Ю.С. Степанова, специально подчеркивает, что культура «всегда предполагает определенную аспектуализацию, выделение некоторых областей, рядов, парадигм и т.д., к числу которых чаще всего относят виды и результаты деятельности человека, сообщества людей, совокупности значений, ценностей и норм» [Болдырев 2009: 39].

Поскольку в сознании человека осуществляется взаимодействие языка и культуры, то любое когнитивное исследование является одновременно и лингвокультурологическим исследованием. Базовой единицей при таком исследовании является этнокультурный концепт (в терминологии В.И. Карасика - лингвокультурный концепт), представляющий собой многомерную ментальную единицу, «направленную на комплексное изучение языка, сознания и культуры». Соотношение этнокультурного концепта с тремя вышеуказанными сферами В.И. Карасик формулирует следующим образом: 1) сознание есть область пребывания концепта, т.е. концепт лежит в сознании народа; 2) культура этноса детерминирует концепт; 3) язык и речь - это те сферы, в которых концепт опредмечивается, «овеществляется» [Карасик 2001: 76].

Усвоение как конкретными людьми, так и определенными поколениями людей уже существующих этнокультурных концептов, употребление соответствующих им языковых выражений означает использование результатов практического опыта социума и всей нации. Соответственно, этнокультурный концепт является ключевым понятием организации, обработки и передачи информации, которая включает в себя сведения об объективном положении дел в мире, а также о том, что человек знает, предполагает, воображает об объектах мира. Поэтому для нас весьма важен культурно-этнический компонент: любой концепт неизбежно принадлежит коллективному сознанию и отражает этноспецифическое видение мира.

Исследование этнокультурных концептов предполагает осмысление степени их значимости в самых разных аспектах, определение важности того или иного концепта в условиях данного момента, выявление степени соответствия концепта современному факту действительности. Данной тематике посвящена работа академика Ю.С. Степанова «Константы. Словарь русской культуры. Опыт исследования», где высказаны рассуждения лингвиста о национальной концептосфере и этнокультурных феноменах русского языка. Ученый упоминает о так называемом «социальном рейтинге» концептов - «мере социального престижа или важности». Ю.С. Степанов приводит актуальные, на взгляд самого автора, концепты для носителей русского языка и дает им развернутые комментарии [Степанов 1997: 37-40].

Под актуальными концептами мы понимаем концепты, отражающие современные, насущные представления человека о мире, имеющие прямое отношение к интересам личности. Выявление и анализ актуальных концептов, а также их освоение как существенного фрагмента национальной картины мира реально осуществимы на основании анализа их языковых репрезентаций [см.: Попова 2002; Ушкова 2009].

Подводя итог всему вышесказанному, необходимо заметить, что национальная концептосфера представляет собой не статическую, раз и навсегда сложившуюся, а динамическую, постоянно изменяющуюся структуру. Со сменой приоритетов и ценностей в массовом сознании, с изменением исторических, географических, социальных и других условий меняется значимость тех или иных концептов, их место на шкале ценностей, и это находит свое отражение в языке, в частотности и популярности тех или иных слов, идиом, пословиц и афоризмов. Иными словами, при выведении результатов концептуализации объектов национальной картины мира возникает вопрос об актуальности концептов, существующих в национальном самосознании и обладающих значимостью для репрезентантов соответствующей культуры.

1.2 Понятие картины мира как способа концептуализации действительности

Большинство лингвистов сходятся во мнении, что весьма информативным для моделирования этнокультурной специфики того или иного сообщества является понятие картины мира, в том числе языковой картины мира [Кубрякова 2001, Маслова 2001, Попова 2002, Стернин 2002 и др.]. Термин «картина мира» был заимствован, как известно, из области философии в другие сферы наук, центром изучения которых является человек и его взаимодействие с окружающим миром, и успешно развивается в сфере лингвистической науки [Руднев 1997: 127].

Исходя из того, как понимают картину мира философы, социологи, психологи, её следует определять как систему образов, т.е. наглядных представлений о мире и месте человека в нём, сведений о взаимоотношениях человека с действительностью (человека с природой, человека с обществом, человека с другим человеком) и самим собой; порождаемые этой своеобразной конфигурацией образов и сведений жизненные позиции людей, их убеждения, идеалы, принципы познания и деятельности, ценностные ориентации и духовные ориентиры, которые выделяются в данной конкретной культуре [http://www.countries.ru/library/theory/kartinamira].

В результате взаимодействия человека и окружающего мира складываются его представления об этом мире, и образуется некая картина мира. На формирование картины мира оказывают влияние язык, традиции, природа и ландшафт, воспитание, обучение и другие социальные факторы [Маслова 2001: 64]. Картина мира, будучи многоликой и многомерной, объединяет представления человека о различных сторонах окружающей его действительности. Сущность картины мира заключается в отражении реального мира, что позволяет нам судить о том, что картина мира более субъективна, индивидуальна, поскольку она формируется у каждого человека с детства и постоянно меняется. Однако следует признать тот факт, что для представителей одной и той же культуры существует общая картина мира, предполагающая наличие общих понятий, представлений, иначе общение между людьми было бы невозможно.

В этой связи следует упомянуть работу крупного немецкого языковеда Л. Вайсбергера «Родной язык и формирование духа», в которой подчеркнута национальная природа языка: «В языке конкретного сообщества живет и воздействует духовное содержание, сокровище знаний, которое по праву называют картиной мира конкретного языка» [Вайсгербер 2004: 51]. Из этого положения следует, что самым главным элементом картины мира является её языковой компонент. Язык объединяет представителей той или иной культуры, отражает коллективный опыт. А.А. Потебня писал по этому поводу: «Говорящий, чувствуя, что слово принадлежит ему, в то же время предполагает, что слово и представление не составляют исключительной, личной его принадлежности» [Потебня 1989: 142].

Понятие «языковая картина мира» восходит к идеям В. Гумбольдта и неогумбольдтианцев (Л. Вайсгербер и др.) о внутренней форме языка, с одной стороны, и к идеям американской этнолингвистики, в частности, так называемой гипотезе языковой относительности Сепира-Уорфа [Chandler: http://www.aber.ac.uk/media/Documents/short/whorf], - с другой.

Мы разделяем концепцию академика РАН Ю.Д. Апресяна, согласно которой под языковой картиной мира понимается исторически сложившаяся в обыденном сознании данного языкового коллектива и отраженная в языке совокупность ментальных представлений о мире (концептов), закреплённых в семантике языковых единиц, определенный «способ концептуализации действительности». Выражаемые в языке значения складываются в некую единую систему взглядов, своего рода коллективную философию, которая навязывается в качестве обязательной всем носителям языка. Свойственный данному языку «способ концептуализации действительности отчасти универсален, отчасти национально-специфичен», поэтому носители разных языков могут видеть мир немного по-разному, через призму своих языков [Апресян 2006: 31].

Языковая картина мира не копирует действительность, а создаёт её знакомый образ, её интерпретацию, то есть это фиксация отражения действительности, причем, в разных языках она вариативна, в ней выделяются универсальные и специфические компоненты. С одной стороны это обусловлено единством общечеловеческого мировосприятия, а с другой - особенностями условий жизни и деятельности того или иного народа. «Языковая картина мира отображает объективную реальность, но имеет специфическую окрашенность, обусловленную конкретным общественно-историческим опытом нации, ее культурой. Эта специфика особенно ярко проявляется в лексике - словах и словосочетаниях» [Гильченок 2009: 77].

Особенности языковой картины мира прослеживаются на уровне концептосферы языка, в которой концентрируется культура, система ценностей нации. Мы придерживаемся точки зрения Д.С. Лихачева, который считал, что концептосферу языка, а, следовательно, и этноса в целом, образует совокупность концептов в индивидуальном и коллективном сознании [Лихачев 1993: 52].

По широко распространенному мнению (см.: Й.С. Вырост, В.И. Карасик, Д.С. Лихачев, В.П. Нерознак, Ю.С. Степанов, Н.В. Ушкова и др.), концепты характеризуют носителей определенной этнокультуры и отражают своеобразие национально-специфического видения мира. Концептный подход направлен на «моделирование языковой личности» и включает не только социально-групповые и индивидуальные черты, но и «этноспецифические характеристики языка конкретного человека» [Карасик 2002: 11]. Акцентируя «оценочный, гендерный и этнокультурный компоненты», концепты репрезентируют в языке «значительный объем разнообразной и сложной информации: структуры знаний о мире, относящиеся к репрезентируемому концепту» [Ушкова 2006: 12].

Согласно позиции Е.С. Кубряковой, в результате деятельности индивида, социальных и культурных преобразований, и непосредственных мыслительных процессов человека формируется определенная система смыслов, представляющая собой концептуальную систему. Каждая концептуальная система посредством естественного языка опирается на специфические, значимые, принятые в обществе на каждом историческом этапе его развития социальные, культурные, эстетические и другие ценности, на социально значимую для определенной эпохи картину мира. Стабилизирующим и объединяющим началом выступает национальный язык, закрепляющий изменчивое и постоянное в употреблении тех слов, которые символизируют концептуальную систему [Кубрякова 1997: 94-95].

Таким образом, язык всегда является средством выражения общности культуры народа, словесной формой выражения организующих тенденций общекультурного и социального развития, поскольку он отображает концептуальную картину мира, являющуюся давно сложившейся и сохранившейся доныне национальной картиной мира, которая, в свою очередь, отражает зафиксированные в языке мировоззрение и мировосприятие народа и ограничена рамками консервативной национальной культуры этноса [Вырост 1989: 21-27]. Этнокультурные концепты, фиксируемые в слове, наполняются смысловыми ассоциациями и образуют национальную концептосферу языка.

1.3 Основные аспекты структуры и содержания этнокультурных концептов

В основе исследования структуры этнокультурного концепта мы видим, вслед за В.И. Карасиком и Г.Г. Слышкиным, три аспекта: понятийный (языковая дефиниция концепта), ценностный (значимость концепта), образный / ассоциативный (образы, ассоциации, связанные с концептом) [Карасик 2002: 10].

Понятийная сторона концепта - это языковая фиксация концепта, его обозначение, описание, сопоставительные характеристики данного концепта по отношению к тому или иному ряду концептов, которые никогда не существуют изолированно. Концепты находят свое вербальное выражение с помощью единиц различных языковых уровней: лексем, фразеологизмов, пословиц и поговорок, афоризмов, метафор, а также, как подчеркивают некоторые лингвисты [Талми 1999: 45], грамматических форм и синтаксических структур.

Концепты важны как для языкового сознания отдельного человека, так и для национального самосознания и мировоззрения народа в целом. По словам Ю.С. Степанова, концепт, будучи «сгустком культуры» в сознании людей, тем, в виде чего культура «входит в ментальный мир человека», является, в то же время, тем средством, при помощи которого обычный человек «входит в культуру, а в некоторых случаях и влияет на нее» [Степанов 1997: 40-43].

«Переживаемость» этих ментальных единиц является, как принято считать, прямым следствием их ценностного характера. Ю.С. Степанов называет концепты направляющими векторами в жизни человека, «компасом» в его духовной жизни: «Количество концептов культуры невелико, четыре-пять десятков, а между тем сама духовная культура всякого общества состоит в значительной степени из операций с этими концептами» [там же: 7].

Концепты являются ценностными доминантами в языке, то есть огромна их значимость в духовной жизни как индивида, так и этноса в целом. Под ценностной стороной концепта подразумевается важность этого психического образования как для индивидуума, так и для коллектива. Ценностная сторона концепта является определяющей для того, чтобы концепт можно было выделить.

Помимо языковой ценности концепты имеют определенный образ, «ауру», которую вносит непосредственный опыт, способствующий формированию так называемой «эмоционально-ассоциативной памяти слова». Содержание концепта выражается не только словом, - одной из важнейших составляющих является оценочная характеристика концепта индивидом, его эмоциональная сторона, поскольку концепт неотделим от индивидуальных, личностных ассоциаций. По словам Ю.С. Степанова, концепты «парят над языком», они «не только мыслятся, но и переживаются, являясь предметом симпатий и антипатий» [Степанов 1997: 41]. В некоторой степени изучение этнокультурных концептов - это движение от неких психических, индивидуальных ментальных образований в сознании человека в сторону их вариативной фиксации в языке. А. Вежбицкая в своей работе «Семантические универсалии и описание языка» пишет: «Мы можем добраться до мысли только через слова (никто еще пока не изобрел другого способа)», констатируя тем самым тот факт, что смысл создается и является человеку лишь через символ (знак, образ) [Вежбицкая 1999: 293].

Тем самым мы отмечаем важность исследования не только языкового материала, но и выявление образной, ассоциативной составляющей концепта, представленной в виде зрительных, слуховых, тактильных, вкусовых, воспринимаемых обонянием характеристик предметов, явлений, событий, связанных с концептом и отраженных в нашей памяти.

1.4 Полевая модель этнокультурного концепта

Согласно мнению большинства лингвистов (см.: Е.Г. Беляевская, В.И. Карасик, З.Д. Попова, Г.Г. Слышкин, И.А. Стернин), концепт имеет многокомпонентную и многослойную организацию, которая может быть выявлена через анализ языковых средств ее репрезентации.

Содержание концепта образовано когнитивными признаками, отражающими отдельные признаки концептуализированного предмета или явления, и описывается как совокупность этих признаков. В нашей работе концепт получает полевое описание, т.е. он состоит из компонентов, которые образуют различные когнитивные слои: ядро, ближнюю периферию, дальнюю периферию, крайнюю периферию (см. рис. №1). Когнитивными эти слои называются на том основании, что они отражают определенный результат познания внешнего мира, то есть результат когниции [Попова 1999: 16].

К ядру (базовому слою) относятся прототипические слои с наибольшей чувственно-наглядной конкретностью, первичные наиболее яркие образы. Более абстрактные концептуальные признаки последовательно наслаиваются на базовый слой, образуя периферию (интерпретационную часть) концепта, являющую собой совокупность слабо структурированных предикаций, отражающих интерпретацию отдельных признаков в виде утверждений, установок сознания, вытекающих в данной культуре из содержания концепта [Попова 2002: 60-62].

Метафорически лингвисты предлагают рассматривать концепт в виде облака [Попова 1999: 11], снежного кома [Болдырев 2001: 26] и плода [Стернин 2001: 58], подчеркивая тем самым тот факт, что концепт не имеет четких границ, поэтому мы можем говорить о характеристике, описании концепта, перечислении признаков и концептуальных слоев, но не о четком моделировании структуры концепта.

Сказанное имеет непосредственное отношение именно к этнокультурным концептам в силу их специфического содержания, особой многослойности, определяющей их место в национальной картине мира тем фактом, что они по определению обладают многочисленными этнокультурно обусловленными коннотациями. Дав описание объекта исследования, остановимся теперь на комплексе методов, применяемых для изучения концептов.

1.5 Методы лингвокультурологического исследования концептов

1.5.1 Использование компонентного и концептуального анализа при реконструкции концепта по данным языка

Одним из основных направлений исследования концептов является анализ лексического слоя, репрезентирующего концепт, поскольку именно лексический слой представляет наиболее обширное поле выражения концепта. Проблемы разработки методики рассмотрения концептов освещены в трудах многих лингвистов [Беляевская 1994, 2005, 2008; Васильев 1997; Степанов 1998; Болдырев 2000, 2001, 2009; Воркачев 2001, 2002, 2003; Стернин 2001, 2002, 2007; Попова 2002, 2007; Гольдберг 2003; Никитин 2004; Пименова 2005 и др.].

Объектом концептуального анализа являются смыслы, передаваемые отдельными словами, словосочетаниями, высказываниями и даже отдельными текстами. Различные признаки концепта могут по-разному эксплицироваться в языке. Сопоставление всех доступных языковых средств репрезентации концепта в системе языка и речи позволяет выявить основное содержание концепта.

Подавляющая часть лингвистов признает эффективность компонентного анализа и считает необходимым изучение языковых репрезентаций концепта для раскрытия его понятийной стороны: языковой дефиниции концепта, что подразумевает, во-первых, выявление семного состава ключевого слова, то есть дефиниционный анализ (анализ толковых словарей) [Беляевская 2005: 7; Воркачев 2002: 26; Гольдберг 2003: 21; Степанов 1998: 628]. Дефиниционный анализ играет важную роль в лингвокультурологических исследованиях, так как «...словарная статья в сжатом, концентрированном виде представляет результаты освоения носителями того или иного этноса объективного и субъективного мира» [Красавский 2001: 170]. Анализ толковых словарей проводится на том основании, что семантика выявленных дериватов позволяет обнаружить ряд дополнительных когнитивных признаков исследуемого концепта [Попова 2002: 128]. Сюда же входит диахронный анализ (обращение к этимону лексемы у Е.Г. Беляевской) - привлечение этимологических данных, сведений о развитии и становлении значения ключевой лексемы [Беляевская 2005: 6].

Во-вторых, весьма полезным при освещении понятийного аспекта концепта является анализ лексических парадигм различного типа, вербализующих тот или иной концепт, предусматривающий как анализ синонимического поля ключевого слова, который позволяет акцентировать дифференциальные признаки концепта, выявляющиеся в сопоставлении ключевой лексической репрезентации с близкими по значению словами [Попова 2002: 124-125], так и анализ антонимов ассоциативно-семантического поля ключевого слова, необходимый для выявления ядра и периферии поля [Васильев 1997: 45]. Основными приемами метода семантических полей как одного из важнейших методов системного анализа являются сравнение и идентификация языковых единиц (лексико-фразеологических и грамматических) по тем или иным компонентам их содержания [там же: 49].

Для определения ценностной составляющей концепта используется анализ паремиологического фонда, позволяющий выявить национально-культурное своеобразие соответствующих концептов и дающий информацию о содержании «интерпретационного поля концепта», в состав которого входят многочисленные его оценки и трактовки, стереотипные мнения и суждения, выстраиваемые на базе концепта. Паремиологический фонд составляют пословицы и поговорки, крылатые слова и афоризмы, притчи и анекдоты. Анализ «интерпретационного поля» выявляет, каким образом развивались признаки концепта по мере его осмысления репрезентантами культуры в разное время, в различных условиях и обстоятельствах, а также помогает понять, как относились или относятся к тому или иному концепту разные общности людей или отдельные люди [Попова 2002: 129].

Для определения образной или ассоциативной стороны концепта необходим анализ лексической сочетаемости слов-репрезентатов концепта в дискурсе, а именно анализ метафор, метонимий и символов [Пименова 2005: 18], в ходе которого в составе концепта определяются и выявляются такие признаки, которые приобрели символический смысл.

Очевидно, что описание концептуального содержания того или иного понятия на основе пословиц и поговорок, зафиксированных в словарях, не дает полной уверенности в том, что созданная таким путем модель концепта будет совпадать с концептом, существующим в сознании носителей литературного языка. Изучение взаимосвязи языка и культуры исключительно на основании словарных единиц вряд ли поможет составить полную и адекватную картину, поэтому продуктивным является обращение к анализу дискурса [Воробьев 1997: 67]. Дискурсный подход предполагает анализ разговорных, просторечных, жаргонных употреблений лексических единиц в современной устной речи и публицистике, что позволяет «обнаружить некоторые новые когнитивные компоненты, «присоединившиеся» к концепту в последнее время» [Попова 2002: 136]. Ценность дискурсного подхода к исследованию концептов определяется самой природой дискурса, его лингвосоциальным, динамическим характером.

1.5.2 Фреймовый анализ как метод когнитивного моделирования

Для понимания и объяснения многих понятий, выражаемых языком, человек, зачастую, сам того не осознавая, обращается к построению идеализированных когнитивных моделей, представляющих собой сложное структурированное целое, и посредством которых мы реализуем знание о реальном (или вымышленном) мире. В связи с этим, большинство ученых (см.: Е.Г. Белявская, Н.Н. Болдырев, В.Б. Гольдберг, Е.С. Кубрякова, Дж. Лакофф, Ч. Филлмор и др.) признают, что моделирование функционирования языка невозможно без обращения к когнитивным категориям, и в первую очередь, к категории знания.

Язык как основное средство фиксации, хранения, переработки и передачи информации выступает в качестве своеобразной системы различных блоков, или структур знания. Эти когнитивные структуры Р. Лэнекер назвал «cognitive domains» (когнитивные сферы) [Langacker 1991: 3], Дж. Лакофф - ментальными пространствами [Lakoff 1990: 16], а Ч. Филлмор назвал фреймами [Fillmore 1982: 112].

Как подчеркивает Е.Г. Беляевкая, наиболее эффективным приемом изучения принципов организации знаний в языковой системе является обращение к понятию фрейма [Беляевская 1994: 89], которое было введено в научный обиход М. Минским, определявшим понятие фрейма как «структуру данных, предназначенную для представления стереотипной ситуации» и соотносил его (фрейм) прежде всего со зрительными представлениями - визуальными картинами [Минский 1979: 151].

Применительно к слову понятие «фрейм» было использовано Ч. Филлмором, основателем концепции фреймовой семантики или фреймового анализа, который определял фреймы как «когнитивные структуры, знание которых ассоциировано с концептами, представленными словами» [Fillmore 1982: 112].

Мы придерживаемся точки зрения Н.Н. Болдырева, согласно которой фрейм - это всегда «структурированная единица знания, в которой выделяются определенные компоненты и отношения между ними» [Болдырев 2000: 61] на том основании, что фреймы обладают внутренней структурой, элементы которой представлены сложной конфигурацией слотов (от англ. slot), или терминальных узлов. В слотах может содержаться стереотипная информация различной сложности: от простого признака реальных объектов до специальных фоновых знаний или даже энциклопедических данных [Кубрякова 1997: 188].

Как справедливо утверждает В.Б. Гольдберг, обращение к методу фреймового анализа для исследования значения языковой единицы продиктовано необходимостью учитывать не только лингвистические, но и экстралингвистические, энциклопедические знания человека [Гольдберг 2003: 56]. В виде фреймов в лингвистике представляют как группы языковых единиц, объединенных общей семантикой, так и сами значения языковых единиц.

Фреймовый анализ представляет собой метод исследования взаимодействия семантического и мыслительного пространств языка, позволяющий моделировать принципы структурирования и отражения определенной части человеческого опыта, знаний в значениях языковых единиц, а также способы активации общих знаний, обеспечивающих понимание в процессе языковой коммуникации. Для анализа значений той или иной лексической единицы в когнитивном аспекте необходимо установить область знания, лежащую в основе значения данного слова, и структурировать ее, т.е. смоделировать фрейм, определяющий данное значение.

Итак, фреймовый анализ, наряду с концептуальным анализом, дает возможность выявить конкретные концептуальные характеристики того или иного концепта и показать специфику концептуализации предметов и явлений в семантике языковых единиц.

1.5.3 Экспериментальные методы психо- и социолингвистики

Словари разных типов, безусловно, отражают многие стороны содержания концепта, но, тем не менее, часто важная для понимания содержания концепта информация эмоционального и оценочного плана остается за пределами словарной статьи.

Как считают некоторые лингвисты, весьма действенными методами исследования «интерпретационного поля» (термин З.Д. Поповой) концепта являются экспериментальные приемы, заимствованные из психо- и социолингвистики. Под ними мы подразумеваем ассоциативный и эмотивный анализ посредством психолингвистических экспериментов, анкетирования и опросов [Воробьев 1997: 53-59].

Результаты психолингвистических экспериментов позволяют дополнить представление о содержании концепта, сложившееся при изучении материалов лексикографических источников и текстового материала. При достаточно значимом количестве испытуемых (информантов) результаты эксперимента могут рассматриваться как отражение тех элементов концепта, которые являются национально значимыми. К применяемым психолингвистическим экспериментам мы относим метод свободного ассоциативного эксперимента и рецептивный эксперимент [Попова 2002: 115-118].

Свободный ассоциативный эксперимент подразумевает предъявление испытуемым (в частности, носителям языка) слов-стимулов, на которые они должны реагировать любой словесной реакцией. Пришедшие респондентам в голову ассоциации фиксируются экспериментатором и классифицируются по нескольким критериям: 1) парадигматические связи (например, слово стол ассоциируется в сознании испытуемых со словом стул); 2) синтагматические связи (к примеру, слово белый может ассоциироваться со словом снег); 3) тематические связи (например, ассоциации слова ночь со словом темно). Обработка результатов свободного ассоциативного эксперимента позволяет интерпретировать полученные ассоциации как отражение тех или иных концептуальных признаков анализируемого концепта.

Под рецептивным экспериментом понимается экспериментальное исследование понимания значения языковой единицы носителями языка. Сущность данного эксперимента состоит в том, что испытуемым предлагается дать свое определение значения слова, описать зрительный образ, подобрать слово, наиболее подходящее к предложенной дефиниции.

ВЫВОДЫ ПО ГЛАВЕ I

В теоретической части работы были рассмотрены основные понятия, необходимые для лингвокультурологического исследования актуальных этнокультурных концептов, такие, как «концепт», «этнокультурный концепт», «языковая картина мира», «фрейм» и др. Было установлено, что культура того или иного общества ярко представлена концептами, обладающими этномаркированными особенностями. В связи с этим положением концепт интерпретирован в данной работе как средство существования и выражения национального самосознания, несущее в себе определенную этнокультурную информацию, передаваемую его языковыми значениями. Структура концепта включает в себя базовые компоненты разной когнитивной природы - понятийный, ценностный и образный - и описывается как перечисление когнитивных признаков, принадлежащих каждому из этих структурных компонентов концепта.

Содержание концепта внутренне упорядочено по полевому принципу: в нем выделяются ядро, ближняя, дальняя и крайняя периферии. Принадлежность к той или иной сфере содержания определяется прежде всего яркостью признака в сознании носителя языка.

Проанализировав разнообразные методы и приемы описания этнокультурных концептов, мы пришли к выводу, что наиболее целесообразна комплексная методика исследования концептов, так как рассмотрение всех возможных и зафиксированных в языке средств вербальной репрезентации определенного концепта позволяет раскрыть разные компоненты содержания концепта и судить о содержании и структуре данного концепта как единицы мышления данного социума.

Во второй главе настоящей работы на основе анализа языковых репрезентантов описываемого нами концепта выявляются его когнитивные признаки, позволяющие определить этнокультурную специфику концепта `Mobilitat' в современном немецком языке.

Глава II.

ЭТНОКУЛЬТУРНАЯ СПЕЦИФИКА КОНЦЕПТА `Mobilitat'

2.1 `Mobilitat' как актуальный этнокультурный концепт немецкой картины мира

При определении степени значимости концепта `Mobilitat' мы исходили из нескольких критериев, таких как частотность употребления концепта в современной публицистике, встречаемость в художественной и научно-популярной литературе, использование лексической единицы Mobilitat в речи современного немца, изучение проблематики мобильности немецкого народа современными учеными и экспертами Германии.

Как показало исследование публицистических статей журнала Spiegel за апрель 2011 года, слово Mobilitat встречается довольно часто и по частотности употребления его можно соотнести со «словом столетия» Emanzipation [http://www.spiegel.de].

В архиве газеты WELT-ONLINE лексическая единица Mobilitat употреблена 2644 раза за период с 04.2010 по 04.2011, в то время как лексическая единица Emanzipation - 1612 раз, что приводит нас к выводу о том, что ключевое слово Mobilitat употребляется чаще «слова столетия» Emanzipation, примерно, в 1,5-2 раза [http://www.welt.de].

Из данных, полученных нами из «Электронного словаря немецкого языка XX столетия» (Das digitale Worterbuch der deutschen Sprache des 20. Jahrhunderts) (см. рис. №2), следует, что наиболее часто лексическая единица Mobilitat начала употребляться с середины XX века в справочной литературе и сфере науки, а уже ближе к концу XX - началу XXI века данное слово используется не только в научной сфере и справочной литературе, но также в беллетристике и публицистике, что свидетельствует об актуальности данного концепта [http://www.dwds.de].


Подобные документы

  • Место концепта в языковой картине мира, его системное описание. Лингвистический анализ процесса концептуализации и языковой репрезентации в рамках когнитивного подхода. Отражение концептуализации огня в системе категорий современного немецкого языка.

    дипломная работа [103,6 K], добавлен 16.09.2013

  • Концептуальная и языковая модели интерпретации действительности. Концепт как элемент индивидуальной и коллективной картин мира. Изучение репрезентации концепта любовь в пословичном фонде английского языка. Анализ концепта "любовь" в произведении С. Моэма.

    дипломная работа [138,3 K], добавлен 14.10.2014

  • Ключевая лексема концепта "движения", особенности его вербализации на материале английского языка. Общие и специфические особенности восприятия, понимания и выражения смысла, содержащегося в значениях лексических единиц, раскрывающих семантику концепта.

    курсовая работа [40,3 K], добавлен 03.07.2011

  • Специфика употребления метафор немецкого языка, используемых в текстах на официальных сайтах правительства Германии. Метафоры, используемые в средствах массовой информации с гипертемой терроризм. Анализ метафорических моделей концепта TERRORISMUS.

    статья [21,2 K], добавлен 25.10.2013

  • Концепт как основная единица описания языка. Языковое пространство русского концепта "мать" на материале этимологических, толковых и словообразовательных словарей. Особенности семантического пространства и синтаксические организация концепта "мать".

    курсовая работа [39,6 K], добавлен 05.08.2010

  • Изучение концепта на современном этапе развития лингвистики. Гендерные характеристики в китайском письме. Языковая картина мира и специфика миропонимания китайцев. Отражение в иероглифике исторических изменений концепта "женщина" в китайской культуре.

    дипломная работа [77,0 K], добавлен 17.01.2012

  • Картина мира и ее реализации в языке. Концепт как единица описания языка. Методы изучения концептов. Семантическое пространство русского концепта "любовь" (на материале этимологических, исторических, толковых словарей). Этимологический анализ концепта.

    курсовая работа [30,1 K], добавлен 27.07.2010

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.