Социально-правовые проблемы института донорства в Российской Федерации

Понятие, этапы развития и правовое содержание института донорства, сравнительный анализ правового регулирования донорства в России и зарубежных странах. Особенности правоотношения донорства: его элементы, ответственность, пути и направления развития.

Рубрика Государство и право
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 23.09.2011
Размер файла 104,9 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

67

Размещено на http://www.allbest.ru/

Выпускная квалификационная работа

Социально-правовые проблемы института донорства в Российской Федерации

Введение

События последнего времени со всей очевидностью продемонстрировали, что в отечественном институте донорства дела обстоят не лучшим образом. Институт донорства относится как к трансплантации органов и тканей, так и к донорству крови и ее компонентов. Ключевым фактором имеющихся трудностей представляются проблемы юридического характера. Основные из них - аспекты правомерности изъятия органов и тканей у трупов в целях последующей трансплантации.

На заре своего развития трансплантология поставила перед обществом целый ряд правовых, медицинских и этических проблем, большинство из которых полностью не решено и до настоящего времени. Операции по трансплантации органов связаны с правом, по существу, с самого начала их внедрения в медицинскую практику. Качественно и своевременно проведенная имплантация органов способна существенно улучшить жизнь человека, увеличить ее продолжительность, что обусловливает высокую социальную значимость этого вида лечения. Пересадка в каждом случае касается одновременно двух людей - донора, нуждающегося в медицинской помощи, и реципиента, которому она необходима по жизненным показаниям, - что предопределяет особый характер ее правовой регламентации. Эта особенность отличает трансплантацию от других медицинских вмешательств. До 90% таких операций производится с применением трупных трансплантатов, поэтому необходимо особо пристальное внимание к аспектам правомерности изъятия органов и тканей из тела умерших людей.

Тема дипломной работы является актуальной. Многие исследователи интересовались данной темой, среди них: Ковалев М.И. Ковалев М.И. Право на жизнь и право на смерть.// Государство и право, 1992г. № 7 45 - 51 стр.; Комашко М.Н. Комашко М.Н. Проблема презумпции согласия на изъятие органов и (или) тканей для трансплантации. // Государство и право, 2003г. № 7 17 - 23 стр.; Тихонова С.С. Тихонова С.С. Уголовно-правовое регулирование посмертного и прижизненного донорства в РФ: Автореф. Канд. Дис. 2001г. 36 стр.; Глызин И.А. Глызин И.А. Уголовно-правовое регулирование прижизненного и посмертного донорства в отношении лиц, приговоренных к пожизненному заключению и исключительной мере наказания. //Вестник ННГУ. Серия «Право» Выпуск 1 (4) 2001г. 24 - 32 стр. и др.

Цель исследования - проанализировать социально-правовые проблемы института донорства в РФ.

Для достижения поставленной цели намечены задачи дипломной работы:

1) дать понятие, этапы развития и правовое содержание института донорства;

2) раскрыть систему правовых норм, регулирующих отношения донорства;

3) рассмотреть ответственность в этой сфере права;

4) проанализировать правовой статус донора;

5) рассмотреть правовые гарантии и ограничения права на донорство в РФ;

6) рассказать о проблемах и путях их решения в сфере донорства;

7) сделать выводы по проделанной работе.

Объект исследования - правоотношения, складывающиеся в сфере донорства.

Предмет - нормы законодательства, регулирующие вопросы донорства в РФ.

Дипломная работа состоит из введения; 3 глав, заключения, списка источников и литературы.

Первая глава «Общая характеристика института донорства». Она состоит из трех пунктов: 1) Понятие, этапы развития и правовое содержание; 2) сравнительный анализ правового регулирования донорства в России и зарубежных странах; 3) система правовых норм, регулирующих отношения донорства.

Вторая глава «Особенности правоотношения донорства» состоит из трех пунктов: 1) элементы правоотношения донорства; 2) правовой статус донора; 3) ответственность в сфере донорства.

В главе третьей рассматриваются проблемы и перспективы развития законодательства о донорстве в РФ.

В заключении содержатся общие выводы, обобщение изложенной проблемы, оценка работы с точки зрения решения задач, поставленных в дипломной работе, данные о практической эффективности от внедрения рекомендаций или научной ценности решаемых проблем.

Методологическую основу исследования составили такие традиционно используемые в науке методы как метод историзма, системно-структурный, а также методы используемые в правоведении: сравнительно-правовой и библиографический методы, метод анализа, дедукции и другие.

Практическая значимость исследования состоит в том, что данная работа может использоваться студентами юридических ВУЗов для подготовки к семинарским занятиям, а также для написания контрольных и курсовых работ, рефератов.

Нормативную базу исследования составили нормы международных документов по правам человека, Конституция Российской Федерации, законы Российской Федерации «О трансплантации органов и (или) тканей человека», «О донорстве крови и ее компонентов», другие федеральные законы, а также подзаконные акты, регулирующие отношения донорства.

1. Общая характеристика института донорства

1.1 Понятие, этапы развития и правовое содержание института донорства

В условиях бурного развития новых медицинских технологий большую актуальность приобретает проблема правового регулирования донорства и трансплантации. Российское законодательство разрешает изъятие органов и (или) тканей человека для трансплантации (ст. 47 Основ). Эти вопросы более подробно регулируются специальными актами: Законом РФ от 22 декабря 1992 г. «О трансплантации органов и (или) тканей человека» // Ведомости СНД и ВС РФ. 1993. № 2. Ст. 62.

Трансплантация органов и тканей представляет собой высокоэффективный вид оперативного вмешательства, направленный на пересадку трансплантата от донора к реципиенту. Современная трансплантология позволяет оказать действенную помощь многим больным, которые прежде были обречены на неизбежную смерть или тяжелую инвалидность. Клинические результаты свидетельствуют о реальной способности при помощи трансплантации увеличить продолжительность жизни человека и улучшить ее качество. Трансплантология является средством спасения жизни - нашего наивысшего блага.

Следует отметить, что для осуществления трансплантации необходимым условием является наличие донорских органов и тканей. Отношения по донорству и трансплантации представляются едиными по своей природе: трансплантация невозможна без предварительного донорства; донорство, в свою очередь, бессмысленно без последующей трансплантации.

«Трансплантация (пересадка) органов и (или) тканей человека является средством спасения жизни и восстановлена здоровья. Она должна осуществляться на основе соблюдения законодательства, прав человека в соответствии с принципами гуманизма, приоритета интересов человека над интересами общества или науки.

Донором является гражданин, отдающий свои орган и (или) ткани, а реципиентом - гражданин, принимающий их для лечения, восстановления здоровья.

Под трансплантатом понимают органы и ткани, которые используются для пересадки. Объектами трансплантациям могут быть сердце, легкое, почка, печень, костный мозг. Перечень трансплантатов был закреплен в приказе Министерством здравоохранения и медицинской промышленности РФ от 10 августа 1993 г. «О дальнейшем развитии и совершенствовании транспланталогической помощи населению РФ». Кроме названных выше органов, в качестве трансплантатов использовались поджелудочная железа с двенадцатиперстной кишкой и селезенка. Перечень органов человека - объектов трансплантации был утвержден приказом Минздрава РФ от 13 декабря 2001 г. В него включены также эндокринные железы. Действие закона о трансплантации не распространяется на органы и ткани, имеющие отношение к процессу воспроизводства человека, включающие в себя репродуктивные ткани (яйцеклетку, сперму, яичники, яички или эмбрионы), а также на кровь и ее компоненты. При этом приказом Минздрава от 10 декабря 1993 г. бригаде по забору и заготовке органов было предоставлено право на изъятие тканевого донорского материала (роговица, клапаны сердца, яички) только для использования в качестве гормонального трансплантата по обращению учреждений здравоохранения, осуществляющих эти виды трансплантации» Федорова М.Ю. Медицинское право. Учебное пособие для вузов: М.: Гуманитарный изд. Центр ВЛАДОС, 2003г. 124 стр..

Кровь как объект трансплантации может заготавливаться в разных видах (цельная, иммунная) либо отдельных компонентах (плазма, тромбоциты и т.д.).

Для трансплантации могут быть использованы органы и ткани от живых и мертвых доноров. Закон «О донорстве крови и ее компонентов» не содержит норм, которые бы предусматривали возможность изъятия и заготовки трупной крови, что позволяет сделать вывод о том, что кровь изымается только у живого человека. «Но в медицинской практике применялась ранее и трупная кровь. Техника получения крови после смерти и методика приготовления из нее препаратов детально разработаны в трудах отечественных ученых. В связи с этим необходимо более четко выразить волю законодателя: или запрет заготовки трупной крови (по этическим соображениям), или разрешение. Последний вариант предполагает выяснение того, кто дает согласие на изъятие крови у трупа». Очевидно, здесь должны действовать общие правила, касающиеся дачи согласия на использование органов и тканей человека после его смерти, закрепленные в нормах Федерального закона «О погребении и похоронном деле» // СЗ РФ. 2003. № 23. Ст. 2282.

Представляет значительный научный и практический интерес правовой статус трансплантата после его изъятия из организма человека. В юридической науке высказано несколько точек зрения по этому поводу применительно к такому объекту трансплантации, как кровь. Одна из них основана на том, что кровь является частью организма и поэтому не может рассматриваться как вещь и иметь рыночный эквивалент, стало быть, не может быть предметом сделки. Согласно другой позиции кровь, которую забрали из организма, следует признать вещью, ограниченной в обороте. При этом предлагается учитывать тот факт, что кровь используется не только для переливания, но и как сырье для производства лекарственных средств. М.Н. Малеина, разделяя последнюю точку зрения, утверждает, что «не только кровь, но и другие ткани и органы человека - объекты материального мира, относящиеся к понятию вещей. Поскольку в нашей стране не хватает трансплантатов и по этой причине умирают тысячи людей, полагаю, что на органы и ткани следует распространить режим вещей, ограниченных в обороте, и, прежде всего, запретить их продажу за границу. Исключение могут составить совершенствование бартерных сделок в обмен на другие органы и ткани либо вступление в международные банки использования органов. Придание отделенным от организма органам и тканям статуса вещей имеет практическое значение: приводится в действие механизм ответственности за незаконные действия с органами, тканями, телом умершего; у донора появляется возможность совершать разнообразные юридические действия по поводу использования и распоряжения своими органами, тканями».

«Первое переливание крови зафиксировано в документах в 1492 году, когда для продления жизни римский папа Иннокентий VIII принимал ванну с кровью трех молодых добровольцев. Безуспешность такой процедуры с точки зрения сегодняшней медицины очевидна в силу отсутствия знаний лекарей того времени об основах переливания крови.

Последующие исследования ученных привели к открытию закона кровообращения и в 1665 году впервые была успешно перелита кровь от двух собак обескровленной третьей собаке. В последующие годы продолжали проводиться эксперименты по переливанию крови с противоречивыми результатами. В 1818 году известному врачу и физиологу Д. Бланделлу (Англия) удалось перелить пациенту до 500 мл крови, при лечении опухоли желудка. В России первое успешное переливание крови, при массивной кровопотере в родах, произвел в Обуховской больнице Санкт-Петербурга акушер Андрей Мартынович Вольф в 1832 году.

В 19 веке в мире было осуществлено около 600 переливаний крови, в том числе в России - 145. Первый в мире Институт переливания крови был открыт в 1926 году по инициативе А.А. Богданова (Малиновского).

В 30-е годы в нашей стране была сформирована структура службы крови, как единой государственной организации и созданы принципы ее работы, сохраняющиеся в настоящее время. Развитие и совершенствование структуры службы крови продолжалась в военное и мирное время. Во второй половине 20 века продолжающееся совершенствование знаний и достижения фундаментальной науки приводят к открытию систем группы крови Резус, применению гемокомпонентной терапии, внедрению пластиковых контейнеров для крови, одноразовых систем для забора крови и ее компонентов, разработке фильтров для удаления лейкоцитов из крови, новых гемоконсервантов позволяющих увеличить срок хранения донорских эритроцитов до 35 - 40 дней.

Ныне широко распространена пересадка органов и тканей. Понятие донор расширилось. Сейчас при различных пересадках - трансплантациях - говорят о донорстве и донорах отдельных органов. Трансплантация известна с древнейших времен. В Индии пересаживали кожу уже 3500 лет назад. Существовал особый состав, которым кожу приклеивали. Барнио, живший в Италии, описал публичную пересадку, которую он наблюдал в 1804 г.: некая дама на глазах публики отрезала у себя лоскут кожи и с помощью снадобий прикрепила его на прежнее место. В жизни У. Черчилля был случай, когда он отдал лоскут кожи своему брату-офицеру, получившему ранение в бою.

Давно известна пересадка костей. В 1590 г. француз Паре пересадил принцессе зуб ее камеристки. Опыты по приживлению костей стали успешными после открытия в 1955 г. русскими учеными А.П. Надеиным и А.М. Сазоновым способов консервации донорских костей.

Появилась возможность пересадки и целых конечностей. Такую операцию впервые успешно провел в 1959 г. в Москве хирург П.И. Андросов. Он не только пришил оторванную кость, но и пересадил два пальца. В 1994 г. в России была произведена пересадка кости голени пятнадцатилетнему юноше.

В 1925 г. в России В.П. Демихов пересадил голову одной собаки на шею другой. Голова прожила 10 дней. Это была сенсация.

Врачи стремились к пересадке мозга. Американец Р. Уайт сумел вынуть и сохранить в течение двух суток мозг обезьяны, а затем и пересадить его другой. В.П. Демихов пошел дальше. Он пересадил красный костный мозг умирающему мальчику, взяв его из грудины матери. Доктор медицины Хейт стал одним из лучших в мире специалистов по пересадке костного мозга, которая показана при белокровии, раке костей, заражении крови и др.

В 1967 г. К. Бернард произвел первую в мире пересадку сердца, после которой человек прожил 18 дней. В России такие операции делали А.А. Вишневский, Г.М. Соловьев, В.П. Демихов. Сейчас это довольно распространенная операция, хотя кроме медицинских проблем возникли и религиозные, и этические, и юридические проблемы подбора доноров.

В 1934 г. впервые в мире Ю.Ю. Вороной произвел пересадку почки от трупа женщине, умиравшей от отравления ртутью. Технически операция была успешной, но женщина умерла от отторжения. Ученые установили, что легче приживаются не консервированные, а только что вынутые почки, причем взятые у родственников. В 1965 г. Б.П. Петровский осуществил пересадку от живого донора. Сейчас таких операций проводится очень много. Успешно решена и проблема консервации и хранения почек.

Так что о донорах сейчас можно говорить в широком смысле» Юрченко В.В. Донорские традиции в России.//Еженедельное приложение к газете «Первое сентября» газета Биология. 1997г. июль, № 26. 4 с..

В Конституции РФ нет статьи о донорстве, но это не значит, что основной закон страны не регламентирует данный правовой институт.

Конституция Российской Федерации 1993 г. закрепила за каждым человеком право на жизнь (ст. 20) // Российская газета -- 1993. -- 25 дек.. В соответствии со ст. 2 Конституции человек, его права и свободы являются высшей ценностью, а их признание, соблюдение и защита - обязанность государства. Традиционно право на жизнь рассматривается в двух аспектах: во-первых, как право человека на гарантированную защиту от любых незаконных посягательств на его жизнь со стороны третьих лиц (государства, его представителей и т.д.); во-вторых, как правомочие на свободное распоряжение своей жизнью Рудинский Ф.М. Гражданские права человека: современные проблемы теории и практики -- М.: ТФ МИР, 2006 -- С.80.. Современные достижения медицины, которые направлены на сохранение и появление жизни, такие как трансплантация, применение вспомогательных репродуктивных технологий, позволяют выделить такую форму реализации этого права как донорство.

Ст. 7 Конституции закрепила, что Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Социальная значимость донорства в России определена его целями - спасение жизни и восстановление здоровья людей.

Донорство осуществляется на основе соблюдения законодательства Российской Федерации о правах человека в соответствии с гуманными принципами, провозглашенными международным сообществом. Специализированные законы, урегулировавшие данные общественные отношения в России, были приняты в начале 90-х гг. XX века, и с тех пор не подвергались существенным изменениям. Учитывая состояние России и, как результат, российского законодательства в тот период истории нашей страны, приходится констатировать наличие ряда законодательных пробелов, несовершенств.

Донорство занимает важнейшее положение в системе реализации конституционных прав и свобод, как самого донора, так и иных лиц.

Во-первых, донорство направлено на обеспечение реализации конституционного права на жизнь реципиента. В частности, оно необходимо для спасения жизни и восстановления здоровья людей, широко применяется для зарождения новой жизни.

Во-вторых, ряд конституционных прав и свобод направлены на обеспечение защиты физической и нравственной неприкосновенности донора (ст. ст. 20, 21, 22, 23, 41 Конституции Российской Федерации).

В-третьих, Конституция РФ // РГ. 1993. № 237 содержит принципы, права и свободы, которые ограничивают право на распоряжение своим организмом в интересах самого донора (ст. ст. 2, 21, 55).

В-четвертых, право на донорство черпает себя из конституционных прав, которые предусматривают для человека возможность распоряжаться своим организмом и его частями. Указанные права прямо не закреплены в тексте Конституции, однако имеют конституционно-правовой статус.

Помимо специфических медицинских аспектов, донорство имеет ряд правовых и этических проблем, касающихся отношения к человеческому организму. В частности, вопрос о пределах реализации права человека распоряжаться собственным организмом и его частями, как при жизни, так и после смерти, который требует разрешения с учетом обеспечения баланса между реализацией конституционного права на жизнь реципиента и того обстоятельства, что достоинство личности подлежит охране и после смерти человека, а также ряд других проблем.

На наш взгляд, к личной неприкосновенности следует относить лишь те объекты, которые непосредственно связаны с самим существованием личности, а не с условиями, в которых происходит это существование. С этой точки зрения объектами личной неприкосновенности являются физическое состояние человека, к которому относятся жизнь, здоровье, телесная целостность (физическая неприкосновенность); возможность располагать собой и по своему усмотрению определять место пребывания и род занятий (неприкосновенность индивидуальной свободы); честь, достоинство, нравственная свобода (духовная неприкосновенность).

Все компоненты права на личную неприкосновенность образуют некое единство - комплексный правовой институт, состоящий из различных отраслей права. Ядром (центральным элементом) данного института являются нормы международного права, дублированные в конституционных нормах.

Нормы отраслевого законодательства при конкретизации конституционных положений о личной неприкосновенности не могут ограничивать последнюю в ее содержании, что составляет один из основных принципов конституционной законности в стране. Очевидно, что каждая последующая ступень конкретизации потенциально связана с большей вероятностью отхода от исходного, первоначального положения. В связи с этим представляется важным решение вопроса о пределах конкретизации и развития конституционных норм, о создании юридического механизма, гарантирующего соответствие содержания текущего законодательства положениям конституционных норм о праве на личную неприкосновенность.

«В современный период, на рубеже веков и тысячелетий, не только в российском, но и в мировом сообществе сложилась крайне противоречивая, парадоксальная ситуация: ценность жизни человека как личного нематериального блага, рассматриваемого абстрактно, так сказать, в глобальном масштабе, неуклонно возрастает, что привело мировое сообщество к необходимости закрепления, как в международном праве, так и в национальном законодательстве, норм, обеспечивающих всемерную охрану жизни. В то же время жизнь конкретного человека день ото дня обесценивается. До недавнего времени трудно было даже представить себе хотя бы абстрактную возможность оценки жизни в стоимостном, денежном выражении; в настоящее время назначается выкуп заложников и т.п. Попытка исправить такое положение и обеспечить охрану жизни не вообще, а конкретного человека можно путем повышения роли отраслевого законодательства, ликвидации, если можно так выразиться, всякого рода «межотраслевых лазеек», которые могут быть использованы в целях избежать неотвратимости и полноты юридической ответственности за посягательство на человеческую жизнь.

Неоценимую роль в этом деле должна сыграть Конституция РФ. В России, как, впрочем, и во всех цивилизованных странах, в обществе сложилось представление о том, что жизнь человека охраняется всеми отраслями законодательства и что правовую основу для этого создает Конституция. Такое представление приобрело характер некоего юридического постулата - истины, не требующей доказательств. Между тем, как это ни парадоксально, действующая Конституция РФ не дает достаточного повода для укрепления в общественном сознании такого убеждения. Не желая преуменьшать и недооценивать роль Конституции как одного из величайших достижений коллективного разума в России в конце XX века, приходится все же констатировать, что Конституция страдает целым рядом серьезных просчетов, касающихся как структуры, так и содержания; имеются в виду только положения, призванные обеспечить охрану жизни как ценнейшего из всех личных нематериальных благ и права на жизнь как важнейшего из всех неотчуждаемых прав и свобод, принадлежащих человеку с рождения»Рабец А.М. Право на жизнь и проблемы гражданско-правовой ответственности за его нарушение. // Юрист, 2001г. № 6, 34 - 40 стр..

Что касается структуры Конституции, то бросаются в глаза две важные детали: во-первых, в главе нет упоминания о том, что жизнь человека есть величайшее (или ценнейшее) благо и о всемерной и приоритетной охране жизни. В ст. 7 Конституции, провозгласившей РФ социальным государством, названы важнейшие охраняемые государством социальные ценности: труд, который почему-то оказался на первом месте, здоровье, семья, материнство, отцовство и детство; особо подчеркивается забота государства об инвалидах и пожилых гражданах. Жизнь среди этих социальных ценностей не упоминается, в то время как ее следовало бы поставить на первое место, затем назвать здоровье и уже только после этого говорить о других социальных ценностях. Можно, конечно, возразить, обратив внимание па ст. 2 Конституции, где указано, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Все это так, однако жизнь и здоровье «растворились» в числе прочих личных нематериальных благ, а право на жизнь - среди других прав и свобод, причем не только человека, но и гражданина. В то же время каждому понятно, что вне жизни и без здоровья человека права и свободы, как и прочие личные блага, - это пустая декларация, если не сказать больше: фикция.

Во-вторых, «конструктивным» недостатком Конституции РФ //РГ. - 1993. - № 237 является то, что при ее разработке была явно нарушена внутренняя логика при размещении норм о правах и свободах и при конструировании их логического ряда. Между тем, будучи объединенными, в единый блок, как по степени важности, так и по содержанию, нормы главы 2 Конституции приобрели бы значительно больше весомости и внутренней гармонии. Речь идет о том, что право на жизнь и право на охрану здоровья, являясь несомненно близкими по содержанию, оказались отделены друг от друга 21 статьей, причем право на охрану здоровья оказалось для разработчиков Конституции менее важным, чем право на жилище. Видимо, это произошло потому, что право па охрану здоровья в Конституции практически сведено к закреплению гарантий оказания качественной медицинской помощи, бесплатной или за доступную плату, хотя так же, как и право на жизнь, оно по содержанию значительно шире и глубже. Представляется, что норма, регламентирующая право на жизнь, должна быть поставлена во главе единого блока общих по содержанию норм о праве на охрану здоровья и на благоприятную окружающую среду, так как все они тесно взаимодействуют и в целом обеспечивают достижение одной главной цели: охрану жизни человека как высшей ценности в обществе и государстве.

Что касается содержания права на жизнь в том виде, в каком оно закреплено в ст. 20 Конституции, оно понимается слишком узко, только в уголовно-правовом аспекте. В ч. 2 этой статьи указано, что смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом присяжных. Возникает вопрос, как следует понимать право па жизнь, которое без каких-либо дополнительных расшифровок, пояснений, уточнений или гарантий его охраны закреплено в ч. 1 ст. 20 Конституции? Разумеется, Конституция - вовсе не тот законодательный акт, где возможна и необходима детализация закрепленных в нем положений; она никогда не заменит отраслевое законодательство, хотя и является законом прямого действия. В то же время представляется абсолютно необходимым закрепление в ч. 1 ст. 20 Конституции положения, подобного тому, которое содержится в ст. 6 Международного Пакта «О гражданских и политических правах». Смысл его сводится к тому, что никто не может быть произвольно лишен жизни. В современный период, в условиях разгула преступности, заказных убийств, терроризма и т.п., для российского общества очень важно иметь в Конституции подобные нормы, хотя бы для того, чтобы даже формально невозможно было сказать, что Конституция не делает предостережения тому, кто посягает на жизнь человека. Такая норма явилась бы своего рода связующим звеном, цементирующим началом для унификации, насколько это возможно, юридической ответственности за посягательство на жизнь. Понятно, что возможности такой унификации весьма ограничены, так как каждая отрасль права имеет свои цели и свои средства их достижения, даже если в конечном итоге действие норм различных отраслей права направлено па достижение одной, главной цели: охраны жизни. Однако такая унификация в принципе необходима и возможна. Общество уже овладело необходимыми навыками и механизмами размежевания права по отраслям. Ныне правовая система должна развиваться уже на новом витке: в различных отраслях права необходимо находить и максимально использовать общие точки соприкосновения, создавать своеобразные «надотраслевые» блоки норм, с помощью которых можно было бы разрешать пограничные проблемы и ситуации, возникающие «на стыке» различных отраслей права. Создание такого блока норм, устанавливающих юридическую ответственность за причинение смерти, необходимо и возможно на стыке уголовного и гражданского права.

В данном пункте хотелось бы упомянуть о юридических моделях изъятия органов и тканей у трупа с целью трансплантации.

Разница в определении юридических моделей изъятия органов и тканей у трупа с целью трансплантации заключается в необходимости прижизненного выражения человеком своей воли по поводу трансплантации своих органов после смерти другому человеку. Итак, первая юридическая модель изъятия органов и (или) тканей человека с целью трансплантации - прямое, информированное, фиксированное согласие. Она означает, что без юридически оформленного согласия каждого человека на использование его органов и тканей врач не имеет права производить их изъятие. В этом случае возможный донор «завещает» свои органы. Такая модель действует в США, Англии, Испании. В Испании, в частности, на водительских правах делается отметка, что «против трансплантации органов не возражаю».

Вторая юридическая модель принята во Франции, Бельгии, Австрии, России. Эта модель называется презумпцией согласия или концепцией неиспрошенного согласия, которая носит предположительный характер. Подразумевается, что донор, не выразивший свое несогласие на изъятие органов, согласен на подобную операцию. Изъятие органов и тканей у трупа не допускается, если при жизни потенциальный донор либо его близкие родственники заявили о своем несогласии на изъятие после смерти органов для трансплантации. Это означает, что любой из физически здоровых и нестарых россиян в случае тяжелой травмы, несовместимой с жизнью, может стать донором органов. Принимается во внимание лишь явно выраженное при жизни нежелание на трансплантацию органов и тканей.

И у первой, и у второй модели есть свои достоинства и недостатки. Что является достоинством одной модели изъятия органов и тканей человека, то является недостатком у другой. Однако ни одна страна в мире еще не сумела полностью решить вопрос дефицита донорских органов. Принципиально то, что темпы восполнения разницы между необходимостью производства операций и наличием донорского материала в каждой стране свои. Хочется привести ежегодные показатели. В США ежегодно производится 15000 операций по пересадке почки, В Германии - 5000 операций, в Испании - 2125 операций, в Португалии - 1500 операций, в России - 150 - 160 операций. Такая сложная операция, как трансплантация печени, в США производится ежегодно 5000 раз, в Испании - 800 раз, в Португалии - 140, в России - 3 раза. Так, в России с 1990 года выполнено всего 5000 трансплантаций почки, 108 - сердца, 148 - печени И. Краснопольская. Дело врачей.// Российская газета, от 2 марта 2005г. 4 - 7 стр.. Исходя из статистических данных, модель прямого согласия на изъятие органов, действующая в странах с высокими показателями производства операций по трансплантации органов, более выгодна, но не всегда.

1.2 Сравнительный анализ правового регулирования донорства в России и зарубежных странах

правоотношение донорство правовой ответственность

Правовое регулирование условий трансплантологии осуществляется в РФ Основами законодательства РФ «Об охране здоровья граждан», Законами «О трансплантации органов и (или) тканей человека» от 22 декабря 1992 года (с изм. от 20 июня 2000 г.) //Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 2 Ст. 62

// СЗ РФ 2000. № 26 Ст. 2738, «О донорстве крови и ее компонентов» от 9 июня 1993 года (с изм. от 16 апреля 2001 г.) // СЗ РФ. 2001. № 17. Ст. 1638, «О погребении и похоронном деле» от 12 января 1996 года (с изм. от 30 июня 2003 г.) // СЗ РФ 2003. № 23. Ст. 2282, Инструкцией о констатации смерти человека на основании диагноза смерти мозга от 20 декабря 2001 г. // Российская газета, 30 января 2002г., № 18 и иными нормативными актами Министерства здравоохранения и медицинской промышленности.

Специальным международным нормативно-правовым актом, регламентирующим трансплантацию органов и тканей человека, следует считать Конвенцию Совета Европы о защите прав и достоинства человека в связи с применением достижений биологии и медицины от 4 апреля 1997 года, подписанную в г. Овьедо. В настоящее время Россией она не ратифицирована в силу противоречий.

Принципиальных отличий среди общих условий изъятия органов и тканей человека с целью трансплантации нет. Напротив, высоко оценивается роль донора и его желание помочь другому человеку, продлить ему жизнь. В обеих правовых системах присутствует следующее:

- обязательное наличие медицинского заключения о необходимости трансплантации органов и (или) тканей человека;

- добровольное информированное согласие реципиента на подобную операцию;

- запрет купли-продажи органов и тканей человека;

- конфиденциальность сведений о доноре и реципиенте;

- недопустимость участия хирургов - трансплантологов при постановке диагноза смерти мозга;

- оценка риска для донора;

- изъятие органов и участков тканей у живого донора для их трансплантации только при отсутствии пригодных для трансплантации органов и тканей трупа или альтернативного метода лечения, эффективность которого сопоставима с эффективностью трансплантации органов и тканей;

- согласие живого донора на изъятие своих органов и (или) тканей;

- изъятие органов для трансплантации только у такого живого донора, который находится с реципиентом в генетической связи или близких родственных отношениях;

- соблюдение прав донора, при этом по Конвенции уважается также и желание человека не быть информированным о состоянии своего здоровья;

- признание потенциального донора умершим в соответствии с действующим законодательством;

- ответственность за причинение вреда, связанного с нарушением условий и порядка изъятия органов и (или) тканей либо условий и порядка трансплантации.

Основная и главная причина - подход к юридической регламентации прижизненного согласия или несогласия на изъятие органов и тканей человека после его смерти для их последующей трансплантации. Юридические модели изъятия органов и тканей человека после его смерти для их последующей трансплантации мы уже рассмотрели в первом пункте дипломной работы.

Согласно ст. 8 Закона РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» №4180-1 от 22 декабря 1992 года // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 2 Ст. 62 изъятие органов и (или) тканей у трупа не допускается, если учреждение здравоохранения на момент изъятия поставлено в известность о том, что при жизни данное лицо либо его близкие родственники или законный представитель заявили о своем несогласии на изъятие его органов и (или) тканей после смерти для трансплантации реципиенту. Иными словами, у представителей учреждения здравоохранения есть преимущественное право на решение вопроса об изъятии трансплантата у мертвого донора, если отсутствует заявление о несогласии на трансплантацию. Обратимся к Конвенции о правах человека и биомедицине от 4 апреля 1997 года, согласно которой любое «медицинское вмешательство может осуществляться лишь после того, как соответствующее лицо даст на это свое добровольное информированное согласие» Сборник нормативно-правовых документов по Конституционному праву зарубежных стран. 2001г. Статья 5 Конвенции о правах человека и биомедицине (1997г.)..

По мнению директора НИИ трансплантологии и искусственных органов Минздрава России В. Шумакова, «принятие модели «прямого согласия» в современных условиях может поставить под угрозу практику пересадки органов. Яркий и убедительный пример - Украина, где в Законе о трансплантации отражена форма прямого согласия, и в результате в течение последних трех лет резко снизилось количество трупных пересадок. «Испрошенное прямое согласие», прижизненно оформленное в виде донорских карт, или согласие родственников на изъятие привели в этой стране к пятикратному уменьшению количества донорских органов. К тому же это потребовало масштабных организационных мероприятий по опросу, регистрации, оформлению карт донора и, соответственно, значительных экономических затрат.

С другой стороны России принадлежит историческое лидерство в трансплантологии. В 1934 году впервые в мире советский хирург Ю.Ю. Воронов пересадил почку от донора реципиенту. В 1965 году советский хирург Б.В. Петровский также произвел успешную трансплантацию почки матери к дочери. Год спустя им же была впервые успешно пересажена почка от погибшего. С тех пор трансплантация почки прочно вошла в арсенал хирургических методов лечения. После того, как пересадка почки прочно вошла в клинику, ученые приступили к изучению проблем пересадки сердца: в 1946 году советский врач Владимир Демехов провел операцию по пересадке сердца, в 1967 году то же самое проделал южно-африканский хирург Кристиан Бернар Популярная медицинская энциклопедия./ Под ред. Б.В. Петровского. 1987г. 89 - 90 стр..

Презумпция согласия на изъятие органов и тканей предполагает, что все граждане уже дали согласие на изъятие своих органов в случае преждевременной смерти, но в данной ситуации принципиально предположить и несогласие. Это весьма возможно, поскольку процедура оформления несогласия на трансплантацию четким образом не регламентирована. В силу этого весьма проблематично выглядит суждение о том, что данный принцип является единственно верным для развитого общества. Так, например, в «Основах социальной концепции Русской православной церкви» сказано, что «развитие данной области медицины, увеличивая потребность в необходимых органах, порождает определенные нравственные проблемы и может представлять опасность для общества… Добровольное прижизненное согласие донора является условием правомерности и нравственной приемлемости эксплантации. В случае, если волеизъявление потенциального донора неизвестно врачам, они должны выяснить волю умирающего или умершего человека, обратившись при необходимости к его родственникам. Так называемую презумпцию согласия потенциального донора на изъятие органов и тканей его тела, закрепленную в законодательстве ряда стран, церковь считает недопустимым нарушением свободы человека».

Таким образом, без добровольного прижизненного согласия донора идея «Смерть служит продлению жизни» оказывается всего лишь демагогическим суждением. Продлению жизни человека служит осознанная, а не предполагаемая воля другого человека спасти другую жизнь. Но с другой стороны, трудно представить себе ситуацию, в которой умирающий больной дает письменное согласие на изъятие у него того или иного органа для целей трансплантации.

Вопрос изъятия органов и (или) тканей человека с целью трансплантации по-разному регламентируется в законодательстве зарубежных стран. Например, в Израиле действует Закон об анатомии и патологии 1953 года. В указанном Законе определяется, что изъятие органов и (или) тканей у трупа для трансплантации может быть произведено в следующих целях: в целях лечения больного реципиента и в целях спасения жизни больного реципиента. На первый взгляд между двумя понятиями нет разницы. Однако каждая категория предусматривает свой механизм действия. Так, если трансплантация органов и (или) тканей от мертвого донора необходима в целях лечения больного (реципиента), то сообщение об этом семье умершего (донора) должно быть передано в приемлемый срок до начала операции, иначе операция не может быть произведена.

Однако если трансплантация нужна в целях спасения жизни больного (реципиента), то сообщение об этом семье умершего (донора) должно быть передано не позднее последнего срока, пока возможно изъятие органа. Если передать информацию из-за не обнаружения местонахождения одного из родственников не представляется возможным, то операция по пересадке органа допускается. При поиске родственников необходимо соблюдать следующую последовательность: супруг, при отсутствии супруга - дети, при отсутствии супруга и детей - родители, при отсутствии супруга, детей и родителей - брат или сестра.

Разница целей трансплантации органов и (или) тканей от мертвого донора необходима также при установлении согласия (несогласия) умершего или его родственников на данную операцию. В законе предусмотрены пять положений для определения согласия (несогласия) умершего на трансплантацию его органов, а именно:

- Если умерший донор дал письменное согласие при жизни на изъятие органов и (или) тканей для трансплантации, то несогласие одного из родственников умершего не имеет значения, изъятие органов и (или) тканей допускается в любом случае.

- Если умерший донор сделал письменное заявление при жизни о своем несогласии на изъятие органов и (или) тканей, то после его смерти, даже при наличии согласия одного из родственников на данную операцию, запрещается изъятие органов и (или) тканей с целью трансплантации, то есть соблюдается воля умершего.

- Если у умершего донора нет родственников, которые по закону могут высказать свое согласие (несогласие) на трансплантацию органов, и он не оставил письменного согласия, сделанного при жизни, на изъятие органов и (или) тканей с целью трансплантации, изъятие органов и (или) тканей не допускается.

- При изъятии органов и (или) тканей в целях лечения больного - если умерший донор не оставил после себя письменного согласия (несогласия), то закон допускает изъятие его органов и (или) тканей человека с целью трансплантации при соблюдении двух условий: 1 - на это дано согласие одного из родственников при соответствующей последовательности, 2 - не было письменного заявления о несогласии на такое изъятие от родственника, находящегося в такой же степени родства или дальше - в зависимости от обстоятельств конкретного дела.

- При изъятии органов и (или) тканей в целях спасения жизни больного (реципиента) - действует презумпция согласия, аналогичная ст. 8 Закона РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» №4180-1 от 22 декабря 1992 года.

В качестве достоинства этого закона можно считать то, что в Израиле четко определен круг родственников, которые могут высказать свои пожелания по поводу трансплантации органа в отношении умершего донора. Это сделано непосредственно в законодательном акте. При этом устанавливается последовательность их волеизъявления. В ст. 8 Закона РФ «О трансплантации органов и (или) тканей человека» №4180-1 от 22 декабря 1992 года // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. 1993. № 2 Ст. 62. (с изм. от 20 июня 2000 г.) // СЗ РФ 2000. № 26 Ст. 2738 говорится только о том, что заявить о своем несогласии на изъятие органов и (или) тканей после смерти для трансплантации реципиенту могут близкие родственники или законный представитель донора. Регламентация, кто из родственников относится к категории «близких», отсутствует. Это положение можно понять двусмысленно. Для разъяснения категории «близкие родственники» можно обратиться к очередям наследников в гражданском праве либо к п. 4 ст. 5 Уголовно-процессуального кодекса РФ // СЗ РФ. 2002. № 14. Ст. 345, который указывает, что к близким родственникам относятся супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки.

В качестве достоинства выступает также и то, что в Законе Израиля об анатомии и патологии продуманы все варианты волеизъявления потенциального донора о своем согласии (несогласии) на изъятие органов и (или) тканей для последующей трансплантации. Однако закону присущ один недостаток - «прозрачность» категорий изъятия органов и (или) тканей у трупа для трансплантации «в целях лечения» или «в целях спасения жизни», так как трансплантация (пересадка) органов и (или) тканей человека является и средством спасения жизни граждан, и средством восстановления их здоровья.

Вернемся к установлению местонахождения одного из родственников умершего для передачи им информации о смерти и о намерении изъять органы и (или) ткани. При отсутствии информации об их местонахождении разрешается производить изъятие органов и (или) тканей с целью трансплантации. В данном случае врачи обладают большим полномочием, имея небольшой запас времени на поиски, они вправе принять решение без участия в нем родственников умершего, оставляя их пожелание о трансплантации без внимания.

В Германии действует закон «О пожертвовании, изъятии и пересадке органов» от 5 ноября 1997 года, в котором предусмотрены два варианта изъятия органов и (или) тканей с целью трансплантации: 1 - при прямом разрешении потенциального донора, оформленного еще при жизни; 2 - если отсутствует заявление донора о своем согласии (несогласии) на изъятие органов и (или) тканей, то обращаются к его родственникам. В данном случае родственники, зная волю донора, могут разрешить операцию по трансплантации либо изъявляют свою волю после проведения консультаций с врачом. Это не перекладывание ответственности на своих близких. Кто, как не семья, будет действовать в интересах умершего. В противном случае, опять-таки только члены семьи смогут предоставить в медицинское учреждение заявление о согласии.

Среди проблем трансплантологии - разобщенность медицинских учреждений. Между тем в Европе уже несколько лет существует мощная организация «Евротрансплант», объединяющая 11 стран: Австрию, Бельгию, Данию, Францию, Венгрию, Италию, Нидерланды, Польшу, Португалию, Швецию и Великобританию. Банки данных указанных стран тесно обмениваются информацией о пациентах, ждущих пересадки донорского органа. При появлении в одной из стран донорского органа начинается работа по подбору идеально подходящего реципиента. В России также необходимо создание единой службы трансплантации по аналогии с «Евротрансплант», так как в настоящее время каждое медицинское учреждение работает самостоятельно. Подбор реципиента в Листе ожидания осуществляется с учетом многих факторов: группа крови, тканевая несовместимость, антропометрические показатели, степень неотложности и сроки пребывания в Листе ожидания. Поэтому при отсутствии единого банка данных возможны опасные накладки в работе: отторжение органа, его несовместимость с организмом реципиента. На эту службу можно также возложить обязанность вести реестр лиц, отказавшихся становиться донорами, в силу презумпции согласия на изъятие органов и тканей с целью трансплантации на изъятие органов, которое донор оформил еще при жизни.

1.3 Система правовых норм, регулирующих отношения донорства

Систему правовых норм, регулирующих отношения донорства составляют такие группы нормативно-правовых документов:

1-я группа: Проблемы трансплантологии выходят за пределы одного государства. Трансплантология и донорство становятся сферой межнационального сотрудничества, и вызывает интерес со стороны международных организаций. В международной сфере такими документами являются: Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.), Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.), Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 г., Конвенция о защите прав человека и человеческого достоинства в связи с применением биологии и медицины: Конвенция о правах человека и биомедицине ETS №164 (принята Комитетом Министров Совета Европы 19 ноября 1996 г.) и Дополнительный протокол относительно трансплантации органов и тканей человека к Конвенции о защите прав человека и человеческого достоинства в связи с применением биологии и медицины относительно трансплантации органов и тканей человека (ETS N: 186) (Страсбург, 24 января 2002 г.).

19 ноября 1996 г. Комитетом Министров Совета Европы была принята Конвенция о правах человека и биомедицине ETS №164 и подписана 4 апреля 1997 г. Вступила в силу 1 декабря 1999 г. Российская Федерация Конвенцию не ратифицировала. Данный правовой акт, разработанный с учетом рекомендаций ВОЗ, призван защищать достоинство и индивидуальную целостность человека и гарантировать соблюдение неприкосновенности личности и других прав и основных свобод в связи с применением достижений биологии и медицины.

2-я группа: Основными нормативно-правовыми актами в данной сфере на уровне РФ являются: Конституция Российской Федерации, Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. №5487-1, Закон РФ от 22 декабря 1992 г. №4180-I «О трансплантации органов и (или) тканей человека», Закон РФ от 9 июня 1993 г. №5142-I «О донорстве крови и ее компонентов», Федеральный закон от 30 марта 1995 г. №38-ФЗ «О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)», Федеральный закон от 12 января 1996 г. №8-ФЗ «О погребении и похоронном деле».

Положения Конституции Российской Федерации 1993 г. являются основой функционирования всех видов донорства. Во-первых, будучи Основным законом страны, Конституция является «отправной точкой», базой, в соответствии с которой должны приниматься нормативно-правовые акты, регулирующие отношения донорства, и неким «ориентиром», которому они должны соответствовать. Во-вторых, сама Конституция содержит целый ряд норм, представляющих основу для существования и функционирования донорства: донорство служит одним из воплощений ст. 7 Конституции, которая провозглашает, что Российская Федерация - социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Ст. 41 Конституции обязывает государство осуществлять меры по охране здоровья его граждан, которые, в частности, должны быть направлены на поддержку и развитие такого метода лечения как донорство. В-третьих, донорство является одной из форм реализации прав и свобод человека и гражданина, в первую очередь - конституционного права человека на жизнь.

Базовым для здравоохранения федеральным законом, регламентирующем все общие вопросы об охране здоровья граждан, стали Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 г. //Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации -- 1993. -- N 33 -- Ст. 1318., положения которого зачастую применяются в случае наличия пробела в законодательстве о донорстве.


Подобные документы

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.