Комплексное рассмотрение правовых вопросов, связанных с институтом встречного иска в гражданском и арбитражном процессе

Понятие, правовая природа и субъектный состав встречного иска. Определение права на предъявление встречного иска в арбитражном процессе. Подведомственность и подсудность встречного иска. Определение временных ограничений при предъявлении встречного иска.

Рубрика Государство и право
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 06.02.2018
Размер файла 148,3 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Оглавление

встречный иск предъявление правовой

Введение

1. Встречный иск: понятие, правовая природа, субъектный состав

1.1 Правовая природа встречного иска

1.2 Право на предъявление встречного иска

1.3 Истец и ответчик по встречному иску

2. Механизм реализации права на предъявление встречного иска

2.1 Подведомственность и подсудность встречного иска

2.2 Временные ограничения при предъявлении встречного иска

2.3 Форма предъявления встречного иска

Заключение

Список литературы

Введение

Актуальность темы. Конституция РФ закрепляет право каждого на обращение в суд - право на правосудие. Об этом нам напоминает и Гражданский процессуальный кодекс РФ: согласно ст. 3 заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой нарушенных либо оспариваемых прав, свобод или законных интересов. В большинстве случаев средством такой защиты выступает иск1.

Конституция Российской Федерации в ч. 1 ст. 19 провозглашает принцип равенства всех перед законом и судом, который конкретизируется в отраслевом законодательстве. Положения ст. 12, ч. 3 ст. 38 ГПК РФ закрепляют принцип процессуального равноправия, заключающийся в том, что стороны при осуществлении правосудия по гражданским делам пользуются равными правами на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, представление своих доводов и объяснений, осуществление иных процессуальных прав и обязанностей2.

Основные принципы Конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года гарантируют предоставление ответчику таких средств защиты, которые были бы равнозначны возможностям истца в процессе судебной защиты права.

Одной из форм реализации принципа процессуального равноправия выступает право истца на предъявление искового заявления и право ответчика на подачу встречного иска.

Институт встречного иска имеет многолетнюю историю: он подробно исследовался как в дореволюционный период развития процессуального права, так и в советское, и в современное время. Тем не менее, несмотря на пристальное внимание к проблемам встречного иска, определенные пробелы и коллизии действующего гражданского и арбитражного процессуального законодательства обусловливают необходимость вновь обратиться к проблемам названного института.

Степень разработанности проблемы. В настоящее время встречному иску в научной литературе уделяется недостаточно много внимания. Некоторые работы освещают отдельные аспекты встречного иска. Специальные работы, посвященные правовой регламентации встречного иска, принадлежат таким ученым, как: Н.И. Клейн, В.В. Попов, В.А. Губанов, Л.В. Егорова. В современный период было выполнено несколько диссертационных исследований. Однако актуальность темы предполагает необходимость ее дальнейшей разработки.

Теоретическая основа исследования. К числу ученых, труды которых составили теоретическую базу настоящего исследования, следует отнести, прежде всего труды таких ученых, как: Г.О. Аболонин, В.К. Адамович, Е.В. Васьковский, Н.Т. Арапов, Е.А. Борисова, А. Бычков, А.П Вершинин, М.А. Викут, А. Волков, А.Х. Гольмстен, В.А.Губанов, Е.А. Демкина, О.Н. Диордиева, А.А.Добровольский, С.А. Иванова, Л.В. Егорова, Г.А. Жилин, B.C. Каменков, А. Лейба, К.К.Лебедев и др.

Объектом выпускной квалификационной работы являются процессуальные правоотношения, возникающие в связи с предъявлением встречного иска в гражданском и арбитражном процессе.

Предмет выпускной квалификационной работы включает российское законодательство, судебную практику, российскую и зарубежную доктрину по вопросам, связанным с институтом встречного иска в гражданском и арбитражном процессе.

Целью выпускной квалификационной работы является комплексное рассмотрение правовых вопросов, связанных с институтом встречного иска в гражданском и арбитражном процессе, разработка теоретических положений, направленных на выявление сущности возникающих при этом правоотношений, а также формирование предложений по совершенствованию их правового регулирования.

Для достижения целей исследования были поставлены следующие задачи:

- проанализировать правовую природу встречного иска;

- исследовать право на предъявление встречного иска;

- определить истца и ответчика по встречному иску;

- раскрыть подведомственность и подсудность встречного иска;

- рассмотреть временные ограничения при предъявлении встречного иска;

- определить форму предъявления встречного иска;

- разработать предложения по совершенствованию законодательства и практики его применения.

Методологическую основу исследования составляют общенаучные методы, включая диалектический метод познания, и частнонаучные методы, в том числе сравнительно-правовой, формально-юридический, метод системного анализа, социологический, историко-правовой и др.

Практическая и теоретическая значимость результатов исследования состоит в том, что его результаты, выводы и сформулированные в нем предложения углубляют теорию гражданского процесса, могут быть использованы для совершенствования гражданского процессуального законодательства, в правоприменительной практике судов, а также для дальнейшего научного исследования института встречного иска в гражданском и арбитражном процессе.

Структура выпускной квалификационной работы соответствует ее целям и задачам: данная работа состоит из введения, двух глав, объединяющих шесть параграфов, заключения, списка литературы и приложений.

1. Встречный иск: понятие, правовая природа, субъектный состав

1.1 Правовая природа встречного иска

В ходе развития науки гражданского процесса встречный иск привлекал значительное внимание ученых-процессуалистов. В рамках современной российской процессуальной доктрины, а также публикаций практической направленности можно выделить работы таких авторов, как: Г.О. Аболонин4, Д.Б. Абушенко5, А. Камышев6, А. Лейба, К.К. Лебедев, А.Р. Султанов9, С. Шайхутдинов, Р.В. Шакирьянов, и др.

Такое правовое явление как встречный иск было известно человечеству с давних времен. Как утверждает В.К. Адамович, встречный иск был знаком уже греческому процессу12. Есть упоминания о встречном иске и в римском процессе.

Встречный иск был известен и древнерусскому процессу. Первые указания источников восходят к концу XIV века. Значительное количество норм права о встречном иске содержал Устав гражданского судопроизводства 1864 г. (ст. 38, 39, 200, 226, 340-342, 365, 348). Нормы о встречном иске содержались и в других правовых актах Российской империи.

В советский период процессуальное законодательство также уделяло встречному иску значительное внимание. Так, в разное время правовому регулированию предъявления, рассмотрения и разрешения встречного иска были посвящены ст. 35, 81 Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1923 г. (далее - ГПК РСФСР 1923 г.); ст. 82, 121, 131, 132, 161 Гражданского процессуального кодекса РСФСР 1964 г. (далее - ГПК РСФСР 1964 г.); ст. 15, 60, 81, 107 Правил рассмотрения хозяйственных споров государственными арбитражами от утв. Постановлением Совмина СССР от 05.06.1980 г. № 440 (далее - Правила рассмотрения хозяйственных споров государственными арбитражами 1980 г.).

Вызывает интерес тот факт, что в Основах гражданского судопроизводства Союза ССР и союзных республик 1961 г. нормы, посвященные встречному иску, отсутствовали.

В современном российском гражданском процессуальном законодательстве правовому регулированию общественных отношений, возникающих в связи с реализацией ответчиком права на предъявление встречного иска, посвящены ч. 3 ст. 23, ч. 2 ст. 31, ч. 1 ст. 43, ст. 54, ст.ст.

137-138, ч. 1 ст. 169, ч. 6 ст. 327 ГПК РФ. При этом необходимо отметить, что основы правового регулирования встречного иска по сравнению с ГПК РСФСР 1964 г. в ГПК РФ 2002 г. существенно не изменились.

Российское арбитражное процессуальное законодательство за последние два десятилетия пережило три редакции арбитражного процессуального кодекса (1992, 1995 и 2002 гг.). В них также можно проследить определенную эволюцию в содержании норм права, посвященных встречному иску.

В Арбитражном процессуальном кодексе 1992 г. (далее АПК РФ 1992 г.) встречному иску были посвящены ст. 84, 108, 148. При этом нормы о встречном иске носили достаточно общий характер. В свою очередь, в Арбитражном процессуальном кодексе 1995 г. (далее - АПК РФ 1995 г.) нормы о встречном иске содержатся в ст. 110, ч. 2 ст. 127, однако при этом уже более детально, нежели чем в АПК РФ 1992 г., урегулированы условия принятия встречного иска (ч. 3 ст. 110 АПК РФ 1995 г.).

В ныне действующем АПК РФ встречному иску посвящены ч. 10 ст. 38, ч. 2 ст. 51, ч. 3 ст. 66, ст. 132, п. 5 ч. 1 ст. 135, ч. 2 ст. 137, ч. 5 ст. 170, ч. 3 ст. 266 АПК РФ. Даже не исследуя содержание соответствующих норм права, можно сделать вывод, что в действующем АПК РФ по сравнение с АПК РФ 1992 и 1995 гг. правовое регулирование встречного иска стало намного более детальным.

Важным представляется отметить, что нормы, посвященные встречному иску, содержатся не только в процессуальных кодексах, но и законодательных актах, регулирующих деятельность третейских судов в Российской Федерации, а также международных коммерческих арбитражей.

Так, в Федеральном законе от 24.07.2002 г. № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее - ФЗ «О третейских судах в РФ») есть лишь одна статья, посвященная встречному иску. Это ст. 24 ФЗ «О третейских судах в РФ». В Законе РФ от 07.07.1993 г. № 5338-1 «О международном коммерческом арбитраже» встречный иск упоминается лишь в абз. 6 ст. 2. Однако это может объясняться функцией соответствующих нормативных актов в правовом регулировании деятельности третейских судом и арбитражей, как некоего фундамента. Более детальное регулирование может содержаться как в соглашении сторон о передаче спора в третейский суд (арбитраж), так и регламенте конкретного постоянно действующего третейского суда или арбитража.

Как совершенно справедливо отмечал дореволюционный ученый- процессуалист О. Иосилевич: «для правильного разрешения вопросов, возникающих на практике при предъявлении встречных исков, следует точнее выяснить себе сущность встречных исков и ту цель, которая должна достигаться этим институтом права...».

Как отмечает Е.А. Демкина: «Согласно ст. 137 ГПК РФ ответчик вправе до принятия судом решения предъявить к истцу встречный иск для совместного рассмотрения с первоначальным иском. Предъявление встречного иска осуществляется по общим правилам предъявления иска. Такой способ является самым эффективным и самостоятельным средством защиты ответчика против первоначального иска истца».

В правовой литературе есть мнение, что «в теории гражданского процессуального права сложилось не совсем верное представление о правовой природе встречного иска, который рассматривается исключительно как средство защиты интересов ответчика»16. По нашему мнению, с данной точкой зрения согласиться сложно. Однако необходимо отметить, что в учебной литературе встречный иск действительно традиционно изучается как средство защиты ответчика против иска.

Анализ доктринальных положений гражданского и арбитражного процесса показывает, что в литературе преобладает иной подход. Большинство авторов, занимающихся исследованием встречного иска, отмечают его двойственную природу, рассматривая встречный иск: 1) как самостоятельный иск; 2) как средство защиты ответчика против иска.

По нашему мнению, такое понимание встречного иска нельзя признать корректным. Во-первых, вряд ли можно согласиться, что подобное деление правовой природы встречного иска является правильным с точки зрения правил логики. Дело в том, что даже в том случае, когда встречный иск выступает средством защиты ответчика против иска, он при этом иском быть не перестает. Во-вторых, сведение правовой природы явления к одной из его функций (защита против первоначального иска), вряд ли можно признать правильным. В-третьих, что касается характеристики встречного иска как разновидности иска, то это, без сомнения, верно. Однако это лишь определения рода соответствующего понятия. Видовые отличия встречного иска при характеристике его правовой природы в этом случае не выявляются. Представляется, что более верное направление в понимании правовой природы встречного иска - это анализ его в качестве разновидности соединения исков (требований)19. Под соединением исков следует понимать такую форму оптимизации гражданского и арбитражного процесса, которая предполагает рассмотрение одним составом суда в рамках одного процесса нескольких исковых требований.

Соответствующая точка зрения нашла отражение в процессуальной литературе. Так, например, по мнению А.Х. Гольмстена: «Под встречным иском разумеется иск, предъявленный ответчиком против истца тому суду, которому предъявлен первый иск и подлежащий совместному и одновременному с ним рассмотрению».

Как отмечает А. Волков: «Встречный иск представляет собой материально-правовое требование ответчика к истцу, заявленное для совместного рассмотрения с первоначальным иском».

Аналогичной позиции придерживается В.К. Адамович, в частности, указывая, что «коль скоро у двух лиц имеются взаимные друг к другу требования и одно из этих лиц обратилось в суд со своим иском - удобнее, как с точки зрения частной, так и публичной, чтобы и другое, противоположное, исковое требование было обращено в суд к совместному рассмотрению с первым требованием или, иначе, чтобы был предъявлен так называемый встречный иск (mutual petitio, reconventio, demande reconventionnelle, Widerklage)».

Схожую точку зрения относительно природы встречного иска можно найти и в зарубежном праве. Так, как отмечает Е.В. Кудрявцева применительно к гражданскому судопроизводству Англии: «По общему правилу, встречный иск представляет собой юридическое требование ответчика к истцу, заявленное для одновременного рассмотрения с первоначальным иском, но его основание, предмет, и объем защиты могут и совершенно не зависеть от первоначально поданного искового заявления».

Итак, встречный иск - это вид соединения исков. Исходя из этой посылки, абсолютно верным представляется подход Д.Б. Абушенко к правовой природе такого процессуального действия, как предъявление встречного иска. По сути, это сложное процессуальное действие, состоящее из двух простых.

По мнению указанного автора, предъявление встречного иска - это совокупность двух процессуальных действий: 1) подача искового заявления;

2) подача ходатайства о совместном рассмотрении предъявленного требования с первоначальным иском. Как подчеркивает Д.Б. Абушенко, оба эти процессуальные обращения могут быть объединены в рамках одного письменного документа - встречного искового заявления. Однако суть от этого не меняется: при таком подходе на арбитражный суд возлагается обязанность разрешить последовательно два процессуальных вопроса.

Исходя из указанной выше позиции Д.Б. Абушенко, можно сделать вывод, что при решении вопроса о возможности совместного рассмотрения первоначального и встречного исков арбитражный суд, помимо специальных норм, посвященных встречному иску (в частности, ч. 10 ст. 38, ст. 132 АПК РФ), может применить и общие нормы о разрешении ходатайств лиц, участвующих в деле (ст. 159 АПК РФ). Соответственно, в случае злоупотребления ответчиком правом на предъявление встречного иска, в удовлетворении ходатайства о совместном рассмотрении встречного и первоначального иска может быть отказано на основании ч. 5 ст. 159 АПК РФ. Дальнейшая же судьба встречного искового заявления будет решаться в зависимости от того подсуден ли данный иск арбитражному суду, в который он был подан, на основании общих правил о подсудности или нет.

Кроме того, по нашему мнению, квалификация встречного иска в качестве разновидности соединения исков дает значительные методологические преимущества, так как позволяет впоследствии заниматься системным решением тех или иных проблем, возникающих при реализации права на встречный иск, учитывая общие черты различных форм соединения исков и их особенности.

К видам соединения исков, помимо встречного иска, можно отнести:

1) объективное соединение исков (ч. 1 ст. 130 АПК РФ, ч. 1 ст. 151 ГПК РФ); т.е. соединение нескольких исков одного и того же истца к одному и тому же ответчику.

На правовое регулирование объективного соединения исков хотелось бы обратить особое внимание. Дело в том, что, по нашему мнению, нормы, посвященные объективному соединению исков, должны являться некой общей частью для всех иных форм соединения исков. В них должны определяться:

а) основные критерии, когда соединение исков возможно, а когда оно необходимо;

б) возможность выделения соответствующих требований в отдельное производство, если суд (арбитражный суд) пришел к выводу, что совместное рассмотрение исков не будет отвечать интересам правосудия;

в) момент, до которого возможно соединение и выделение исков;

г) возможность обжалования определений о соединении или выделении исков в отдельное производство и т.д.

В качестве дополнительного аргумента отмеченной выше позиции можно указать то, что нормы, посвященные правовому регулированию объективного соединения исков, находятся в статье с наименованием «Соединение и разъединение нескольких исковых требований» (наименование этой статьи в АПК РФ и ГПК РФ тождественно). Исходя из наименования указанной статьи, можно сделать вывод о применимости содержащихся в ней норм не только к соединению требований по инициативе истца при подаче искового заявления, но и ко всем другим формам соединения исков.

Вызывает интерес тот факт, что нормы о соединении и разъединении нескольких исковых требований в АПК РФ расположены в главе «Предъявление иска», а в ГПК РФ - в главе 14 «Подготовка дела к судебному разбирательству».

Совершенно очевидно, что нормы о соединении и разъединении исковых требований применимы не только исключительно на стадии возбуждения производства по делу или на стадии подготовки дела к судебному разбирательству. Они должны быть применимы на всем протяжении рассмотрения дела в суде первой инстанции до удаления суда в совещательную комнату, однако в настоящий момент такая сфера их применения не находит отражение в месте расположения этих норм в системе гражданского (арбитражного) процессуального законодательства. Возможно, более верно было бы ввести в Разделе II «Производство в арбитражном суде первой инстанции. Исковое производство» АПК РФ и Подразделе II «Исковое производство» Раздела II «Производство в суде первой инстанции» ГПК РФ отдельную главу «Соединение и разъединение исковых требований», где, в частности, могли бы находиться и нормы о встречном иске.

2) соединение первоначального иска и иска третьего лица, заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора (далее третье лицо с самостоятельными требованиями) (ст. 50 АПК РФ, ст. 42 ГПК РФ);

К сожалению, те положения теории соединения исков, которые нам удалось найти в доктрине гражданского процесса, ограничиваются анализом указанных выше трех форм (разновидностей) соединения исков. Как мы полагаем, это не верно. По нашему мнению, можно назвать еще несколько правовых явления, описать несколько ситуаций, когда можно наблюдать соединение несколько исков в одном процессе.

3) групповой иск (в нашей правовой системе регулируется, в частности, гл. 28.2 АПК РФ);

Сложность такого явления как групповой иск, обуславливает крайне ограниченное применение к нему общей теории соединения исков, однако игнорирование того факта, что групповой иск, в частности, является и разновидностью соединения исков, также считаем недопустимым.

4) предъявление ответчиком иска к лицу, ранее в процессе не участвующему или участвующему в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельные требования относительно предмета спора (далее третьи лица без самостоятельных требований);

Такая форма соединения исков не является принципиально новой для доктрины гражданского процесса. В частности, к данной разновидности соединения исков можно отнести совместное рассмотрение с первоначальным иском так называемого «регрессного» иска. Как отмечает А.П. Вершинин, регрессное требование - это требование лица, обязанного судом к возмещению чего-либо, к третьему лицу, который несет ответственность перед ним в связи с указанным возмещением. Возможность предъявление регрессного иска предусмотрена в нормах материального права, в частности, в ст. 365, 379, 390, 461, 965, ст. 1081 ГК РФ.

Дискуссия о возможности совместного рассмотрения первоначального и регрессного исков активно велась в процессуальной литературе советского периода. Как отмечает А.Ф. Козлов, в литературе сложилось три точки зрения по этому вопросу: Д.М. Чечот, М.П. Ринг, А.Ф. Клейнман и др. считали, что совместное рассмотрение основного и регрессного исков замедлит и усложнит процесс и по этой причине оно недопустимо.

М.А. Викут, Н.Б. Зейдер, наоборот, полагали, что такая форма оптимизации процесса возможна.

Мы хотели бы присоединиться к той группе авторов, которые выступают за принципиальную возможность рассмотрения первоначального и регрессного исков в рамках одного производства. Полагаем, что это стала бы ярким проявлением принципа процессуальной экономии. Кроме того, возможность предъявления ответчиком иска к лицу, ранее в процесс не привлеченному, для совместного рассмотрения с первоначальным иском знакома многим развитым правопорядкам, что является дополнительным аргументом в пользу использования такой формы оптимизации процесса в России.

Необходимо оговориться, что возможность предъявления ответчиком иска к лицу, не привлеченному в процесс, для совместного рассмотрения с первоначальным иском не должна быть безграничной. Между данными исками должна быть взаимная связь, например, в части предмета доказывания, что обуславливало бы необходимость их совместного рассмотрения.

Как показывает анализ действующего процессуального законодательство, возможность совместного рассмотрения первоначального иска и иска ответчика к лицу, ранее в процесс не привлеченному (к третьему лицу без самостоятельных требований), допускается только в рамках арбитражного процессуального законодательства со ссылкой на п. 2.1 ст. 130 АПК РФ. Гражданского процессуальное законодательство в части соединения для совместного рассмотрения нескольких исковых требований такой возможности не предусматривает.

На то, что возможны и иные формы соединения исков, нас наталкивает уже упомянутый выше п. 2.1 ст. 130 АПК РФ. В п. 2.1 ст. 130 АПК РФ указывается, что арбитражный суд первой инстанции, установив, что в его производстве имеются несколько дел, связанных между собой по основаниям возникновения заявленных требований и (или) представленным доказательствам, а также в иных случаях возникновения риска принятия противоречащих друг другу судебных актов, по собственной инициативе или по ходатайству лица, участвующего в деле, объединяет эти дела в одно производство для их совместного рассмотрения.

Таким образом, законодатель предоставил достаточно широкие полномочия арбитражному суду для объединения требований в рамках одного процесса. Критерием, которым руководствуется суд, - наличие или отсутствие риска принятия противоречащих друг другу судебных актов (в отличие от п. 2.1 ст. 130 АПК РФ в ч. 4 ст. 151 ГПК есть требования к субъектному составу подлежащих объединению дел). При этом сам законодатель указывает, что такой риск существует в случае, если соответствующие требований вытекают из одного основания, т.е. данные требования в своей основе имеют правоотношение или группу правоотношений, возникших в связи с появлением одних и тех же юридических фактов или их совокупности. Кроме того, указанный выше риск существует в силу того, что доказательственная база у двух дел, подлежащих объединению, во многом совпадает. Таким образом, законодатель стремится предотвратить противоречия не только резолютивных частей судебных актов, но и мотивировочных. Действующее законодательство предполагает три пути для появления такого явления в процессе, как соединение исков (хотя, учитывая позицию Д.Б. Абушенко, отличия между ними достаточно условные):

- истец в исковом заявлении на стадии возбуждения производства по делу соединяет несколько требований для их совместного рассмотрения (объективное соединение исков);

- лицо, наделенное такими полномочиями процессуальным кодексом, заявляет в процессе иск, подлежащий, по его мнению, рассмотрению совместно с первоначальным (в действующем процессуальном законодательстве говорится о двух подобных случая соединения исков: встречный иск; иск третьего лица с самостоятельными требованиями);

- возбуждается два самостоятельных процесса в одном и том же суде, после чего они соединяются в одно целое в случаях, предусмотренных в законе.

Во всех указанных случаях последнее слово принадлежит юрисдикционному органу. Именно он должен определить: какие требования отвечают критериям, указанным в законе, для соединения исков, а какие нет; целесообразно ли в данном случае соединение исков, отвечает ли оно интересам эффективного правосудия.

В связи с тем, что большинство условий соединения исков, указанных в законе, носят оценочный характер, предполагают судебную дискрецию, возрастают требования к правоприменителю, конкретному составу суда, который должен решить: объединять ли требования для их рассмотрения и разрешения (если да, то как именно) или же будет более правильно, наоборот, рассмотреть все требования по отдельности.

В зарубежном процессуальном праве (Англии, США, Германии и др.) уделяется значительное внимание такой концепции, как «court's case- management» (управление движением дела). В каждой из стран, где этот институт представлен, он имеет свои отличия, однако его суть заключается в предоставлении суду совокупности правомочий, осуществление которых должно привести к справедливому разрешению спора.

В отечественной правовой доктрине такой термин как «управление движением дела» не используется, однако роль суда в российском гражданском процессе традиционно была достаточно высока. Данная фундаментальная установка нашла свое отражение и в принципах гражданского процессуального права. Так, начиная с дореволюционного периода, в российском гражданском процессе выделяется принцип судейского руководства. Данный принцип был обоснован Е.В. Васьковским. По мнению Е.В. Васьковского: «Хотя в гражданском процессе сторонам предоставлено право свободного распоряжения объектом спора и средствами борьбы (по принципу диспозитивности), хотя самодеятельности их открыт широкий простор, но все-таки господствующее положение в процессе принадлежит суду как потому, что он - представитель государственной власти, которой подчинены, так и потому, что действия сторон сводятся, в сущности, к тому, чтобы возбудить деятельность суда и дать ему материал для постановления правильного решения». В заключение своей мысли автор констатирует, что «принцип судейского руководства процессом возлагает на суд заботу об обеспечении правомерности, последовательности, удобства и быстроты производства».

Действительно в осуществлении правосудия мы можем найти не только частный, но и, в значительной степени, публичный интерес. Государство, как и сами стороны, должно быть заинтересовано в скорейшем прекращении частноправового конфликта законными методами на взаимоприемлемых для сторон условиях. В случае если для этого необходимо разрешение спора правоприменительным органом, государство должно обеспечить соответствующие условия, т.е. создать должный процессуальный регламент на основе баланса частных и публичных интересов, обеспечивать его соблюдение участниками процесса, содействовать сторонам в защите их прав и законных интересов и т.д. Объективация же публичного интереса в конкретном процессе обеспечивается судом путем осуществления руководства процессом.

Как мы полагаем, указанного общего понимания принципа судейского руководства недостаточно для эффективного применения такого механизма оптимизации процесса, как соединение исков. Судья должен в данном случае выступать именно как управленец, менеджер, в функции которого входит организация наиболее эффективного процесса осуществления правосудия. При решении вопроса о соединении и разъединении исковых требований он должен понимать те цели, которые стоят перед лицом, инициирующим соединение или разъединение исков, взвесить все риски, оценить в каком случае на разрешение спора будет затрачено больше ресурсов и только после этого принимать решение. Нередко все оценить достаточно сложно, особенно если решение необходимо принимать на ранних стадиях процесса, однако стремиться к этому просто необходимо. Важно отметить, что принятое судом решение о соединении или разъединении исковых требований не должно рассматриваться как что-то неизменное. В ходе рассмотрения дела суд может придти к выводу, что целесообразность совместного рассмотрения дела в ходе процесса была утрачена. В этом случае не нужно бояться выделять ранее объединенные требования в отдельное производство. Например, суд принял к производству встречный иск, направленный на зачет (п. 1 ч. 3 ст. 132 АПК РФ, абз. 2 ст. 138 ГПК РФ). В ходе рассмотрения дела было установлено, что первоначальное требование должно подлежать удовлетворению, что касается встречного иска, то в отношении него есть спор, которые должен быть дополнительно исследован судом, стороны желают представить дополнительные доказательства и т.д. По нашему мнению, в этом случае было бы верно выделить встречный иск в отдельное производство, а по первоначальному иску вынести решение.

Современные гражданский процессуальный и арбитражный процессуальный регламенты ориентируют судей на то, что круг требований, которые должны быть рассмотрены в рамках соответствующего процесса, необходимо определить уже на стадии подготовки дела к судебному разбирательству (п. 5 ч. 1 ст. 135 АПК РФ, п. 4 ч. 1 ст. 150 ГПК РФ). Однако без мотивации, а также осознания важности данного процесса, эти установки не будут иметь должной реализации на практике.

В заключение анализа правовой природы встречного иска хотелось бы обратить внимание на терминологию. По нашему мнению, в термине «встречный иск» есть значительная степень условности.

Дело в том, что «встречный» в русском языке означает: 1) движущийся на встречу (например, поезд); 2) направляющийся или направляемый навстречу кому-либо или чему-либо (например, ветер); 3) представляющий собой ответное действие на что-либо (например, иск)31.

Как мы уже ранее указывали, иск - это совокупность требований к юрисдикционному органу, а не к стороне спорного материального правоотношения, соответственно, если ответчик предъявляет иск для его совместного рассмотрения с первоначальным иском, то это не значит, что он предъявляет его «на встречу» требованиям истца. Не всегда предъявление встречного иска - это и некий «ответный ход» ответчика на предъявление первоначального иска.

Встречный иск - это форма соединения исков, в этом смысле никой«встречности» в этом правовом явлении нет и быть не может. Однако, учитывая то, что данная терминология является общепринятой на протяжении уже сотен лет, изменять её представляется нецелесообразным, при этом необходимо учитывать, что само по себе наименование указанной разновидности исков не должно искажать его правовую природу.

1.2 Право на предъявление встречного иска

Право на обращение в суд за защитой прав и интересов принадлежит каждому лицу, считающему, что его права или права и интересы других лиц нарушены.

Однако если право на предъявление иска принадлежит всем лицам, у которых хотя бы предполагается наличие спорного материального права, то право на предъявление встречного иска принадлежит лишь определенному кругу лиц.

Понятие права на встречный иск более всего следует связывать не с правом на обращение в суд (как право на иск), а с правом на судебную защиту, которое является более широким конституционным понятием.

Право на судебную защиту - это предоставленная каждому возможность обратиться в суд и воспользоваться процессуальным порядком для защиты своих прав или интересов. Ответчик, предъявляя встречный иск, обращается к суду за защитой, т.е. для него право на встречный иск есть право на судебную защиту в возбужденном истцом судебном рассмотрении спора.

При этом, следует отметить, что невозможно рассматривать право на судебную защиту отдельно от права на обращение в суд (или права на иск и права на встречный иск). Другими словами, право на судебную защиту без включения в его содержание права на обращение в суд будет являться лишь фикцией. Само же право на обращение в суд полностью определяется нормами гражданского процессуального и арбитражного процессуального права соответственно. Об этом же косвенно свидетельствует ст. 11 ГК РФ, в которой определяется, что защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд.

Существуют объективные и субъективные основания права на судебную защиту. К объективным основаниям относится, например, то, что дело должно входить в компетенцию суда, а к субъективным - обращающийся в суд истец или уже находящийся в суде ответчик должны иметь право на иск или на встречный иск.

Представляется, что право на иск и право на встречный иск не тождественны, так как право на иск - это и право на обращение в суд, которое может быть реализовано, а может и нет, в то время как право на встречный иск подразумевает уже начавшийся судебный процесс, т.е. право на судебную защиту уже находится в стадии реализации и ответчик в данном случае имеет право на выбор процессуальных средств защиты, одним из которых является встречный иск. Тем самым право на встречный иск может быть реализовано только в уже начавшемся судебном процессе. Если же ответчик впоследствии подаст тот же иск в качестве самостоятельного, это уже не будет осуществлением права на встречный иск.

Право на предъявление встречного иска традиционно рассматривается как одно из разновидностей распорядительных прав ответчика. Это его специальное право по сравнению с правами иных лиц, участвующих в деле.

Как отмечает Е.А. Трещева: «Предъявление встречного иска ответчиком является таким распорядительным правом стороны, которое влияет на формирование предмета судебного исследования по конкретному делу, рассматриваемому арбитражным судом первой инстанции».

В настоящий момент российские процессуальные регламенты квалифицируют право на предъявление встречного иска именно как право, а не как обязанность.

Реализация данного права полностью зависит от частого усмотрения управомоченного лица, что соответствует отечественной правовой традиции. Так, по мнению О. Иосилевича: «Предъявление встречного иска есть право, как предъявление всякого иска вообще, а не обязанность». В случае если встречный иск ответчиком своевременно предъявлен не был, например, если в основе предъявленного к ответчику иску лежала оспаримая сделка, то на него возлагаются все вытекающие из этого риски (ч. 2 ст. 9 АПК РФ).

В какой именно форме реализовывать предоставленное ответчику право на иск (в форме самостоятельного иска или в форме встречного иска) в настоящий момент также находится в сфере усмотрения ответчика. По общему правилу, принуждать предъявить именно встречный иск ответчика никто не вправе. Однако в последнее время как доктрина, так и судебная практика стали ориентироваться на то, что в определенных случаях принцип диспозитивности в этой части должен быть ограничен.

Данный факт может быть обусловлен проявлением анализируемого нами выше принципа судебного руководства, его преобладанием над принципом диспозитивности, а также, в целом, преобладанием в решении этого вопроса публичных интересов над частными.

Так, если ответчиком предъявлен самостоятельный иск, то он в определенных в законе случаях по инициативе суда, в том числе вопреки воли ответчика, может быть объединен в одно производство с первоначальным иском (ч. 5 ст. 132 АПК РФ, ч. 4 ст. 151 ГПК РФ).

В этой части арбитражное процессуальное законодательство и судебная практика продвинулись существенно дальше нежели чем гражданское процессуальное.

В соответствии с ч. 5 ст. 132 АПК РФ арбитражный суд первой инстанции, установив, что в его производстве имеется несколько дел, требования по которым отвечают условиям первоначального и встречного исков, объединяет по собственной инициативе или по ходатайству лица, участвующего в деле, эти дела в одно производство для их совместного рассмотрения по правилам, установленным статьей 130 настоящего Кодекса.

Ориентирует на предъявление именно встречных исков при рассмотрении некоторых категорий споров и Высший Арбитражный Суд Российской Федерации. Такой вывод можно сделать при анализе Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 г. № 57 «О некоторых.

В современной процессуальной литературе можно встретить достаточно радикальные предложения о необходимости рецепции в российское процессуальное законодательство так называемых принудительных встречных исков (compulsory counterclaim), существующих в процессуальном праве США.

Суть этого института заключается в том, что при определенных обстоятельствах предъявление встречного иска может быть вменено в обязанность ответчику.

Не предъявление в этом случае встречного иска для его совместного рассмотрения с первоначальным иском обуславливает последующую невозможность заявления такого (встречного) иска в качестве самостоятельного в отдельном процессе.

Как отмечает Г.В. Молева, институт встречного иска постепенно эволюционировал в гражданском процессе США. Главным трендом в этой эволюции была «ликвидация ограничений, требовавших связи встречных требований с первоначальными, в целях достижения экономии за счет разрешения одновременно всех конфликтов между участниками дела. Расширяя границы и говоря все чаще «вы можете» законодатель в итоге сказал «вы должны» и пришел к закреплению в законе нормы, обязывающей ответчика предъявить встречный иск, когда он вытекает из той же сделки или события, что и первоначальный и для его разрешения не нужно привлекать новых лиц, находящихся за границами компетенции суда.

По мнению А.Я. Клейменова, необходимо установить обязанность ответчика предъявлять встречный иск, если его удовлетворение исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска (п. 2 ч. 3 ст. 132 АПК РФ, абз. 3 ст. 138 ГПК РФ). В случае не предъявления соответствующего иска в качестве встречного, ответчик теряет право впоследствии обратиться с тождественным самостоятельным иском.

Таким образом, по мнению указанного автора, процессуальное законодательство получит возможность бороться со злоупотреблением правом на предъявление встречного иска, повысится правовая определенность вынесенных судебных актов.

Полагаем, что позиция А.Я Клейменова не лишена оснований. Действительно недопустимо, что уже после вынесения негативного для себя решения ответчик предпринимает попытки ревизии данного судебного акта путем возбуждения новых гражданских дел, вместо того, чтобы своевременно защищаться против предъявленного к нему иска.

С подобными злоупотреблениями, без сомнения, необходимо бороться. Однако все же полная реализация на практики предложения А.Я. Клейменова кажется для существующего уровня развития нашей правовой системы поспешной. Это обусловлено, в первую очередь, отсутствием повсеместного представления интересов субъектов гражданского оборота в суде (арбитражном суде) профессиональными представителями.

Полагаем, что существующий уровень развития арбитражного процесса России в целом, в отличие от гражданского процесса, позволяет осуществить рецепцию конструкции обязательного встречного иска.

Однако при изменении соответствующего арбитражного процессуального законодательства все же необходимо предусмотреть возможность восстановления права на иск в случае, если обязательный встречный иск не был предъявлен по причинам, которые арбитражный суд признает уважительными.

Как справедливо отмечает В.В. Попов: «Предъявление ответчиком встречного иска значительно усложняет рассмотрение дела, и суды нередко допускают ошибки по делам со встречными исками. Однако не следует бояться увеличения времени судебного процесса, так как в результате рассмотрения обоих исков возрастает возможность получения исчерпывающего ответа на заявленные требования, всестороннего и полного исследования фактических взаимоотношений сторон, получения мотивированного, законного и обоснованного судебного решения. Временной период, который потребуется на судебное разбирательство дополнительно еще и встречного иска, будет значительно меньше, чем время, необходимое для рассмотрения обоих исков в отдельных самостоятельных процессах. При этом следует учитывать, что в ряде случаев разрешение первоначального иска невозможно без предварительного разрешения встречного иска, а наиболее полная защита интересов ответчика может быть достигнута только в результате принятия и рассмотрения судом встречного иска и при совместном рассмотрении обоих исков. Тем самым благодаря институту встречного иска повышается эффективность разрешения судом гражданского спора и достижения целей правосудия».

В заключение анализа права на предъявление встречного иска хотелось бы обратить внимание на процессуальный статус такого участника гражданского (арбитражного) процесса как представитель.

Вызывает интерес тот факт, что в ст. 54 ГПК РФ, в отличие от ч. 2 ст. 62 АПК РФ, право на предъявление встречного иска выделено в качестве специального прав представителя.

Полагаем, что необходимости в этом нет. В качестве специальных прав выделяются наиболее значимые, с точки зрения законодателя, права, для наделения которыми представителя доверитель должен прямо оговорить их в доверенности.

Можно сказать, что это проявление некоего патернализма со стороны государства, ибо, высказываясь отдельно в отношении того или иного специального права, доверитель стимулируется к тому, чтобы еще раз проанализировать степень доверия, которая существует между ним и его представителем.

Почему мы считаем, что выделение в качестве специального права право на предъявление встречного иска является излишним.

Дело в том, что как в ч. 2 ст. 62 АПК РФ, так и в ст. 54 ГПК РФ в качестве специального права представителя выделяется право на подписание искового заявления, а в ст. 54 ГПК РФ также и право на предъявление искового заявления в суд. Соответственно, в любом случае без наличия к тому воли со стороны доверителя, представитель не будет наделен правом на обращение в суд от его имени.

В случае если такое право представителю все же будет передано, то государство вряд ли должно заботить то, в какой форме произойдет это обращение. Как мы полагаем, здесь уже преобладает сфера частных интересов, нежели чем публичных.

1.3 Истец и ответчик по встречному иску

Данная часть теории встречного иска всегда привлекала внимание ученых-процессуалистов, этим обусловлено достаточно большое количество точек зрения, высказанных по рассматриваемому вопросу.

Основная проблема в этой части теории встречного иска, на наш взгляд, заключается в следующем. Встречный иск - это, без сомнения, институт оптимизации гражданского (арбитражного) процесса. Однако когда мы говорим об оптимизации процесса, мы, в первую очередь, имеем ввиду не один конкретный процесс, возбужденный по первоначальному иску, а гражданский (арбитражный) процесс в целом.

При предъявлении встречного иска и его принятии судом для совместного рассмотрения с первоначальным иском, процесс, возбужденный по первоначальному иску, усложняется42, однако это усложнение позволяет, в конечном итого, сэкономить ресурсы и судебной системы, и самих сторон. Если бы встречный и первоначальный иски рассматривались и разрешались в отдельных процессах, то это потребовало бы больших усилий от всех участников процесса осуществления правосудия.

Необходимо, однако, подчеркнуть, что оптимизация процесса при совместном рассмотрении и разрешении первоначального и встречного исков происходит лишь по общему правилу. Есть случаи, когда оптимизация процесса не является очевидной либо посредством совместного рассмотрения соответствующих исков в большей мере достигается не процессуальная оптимизация, а какая-либо иная форма оптимизации. Например, оптимизация расчетов между сторонами, в случае предъявления встречного иска, направленного на зачет.

Кроме того, предъявление встречного иска не должно в принципе парализовать, сделать излишне сложным рассмотрение дела. В случае объединения слишком большого количества требований, вытекающих из разных оснований, однако отвечающих признакам встречного иска, процесс может стать слишком тяжеловесным, слишком сложным для рассмотрения и разрешения.

Все это наталкивает исследователей на мысль о необходимости введения ограничений при принятии встречных исков. Эти ограничения касаются многих сфер, в том числе, и сферы наделения тех или иных участников гражданского (арбитражного) процесса правом на встречный иск, а также возможности предъявления встречного иска к тому или иному участнику процесса.

Необходимо оговориться, что право на встречный иск также ограничивается из соображений борьбы со злоупотреблением процессуальным правом.

В соответствии со ст. 137 ГПК РФ ответчик вправе до принятия судом решения предъявить к истцу встречный иск для совместного рассмотрения с первоначальным иском (по сути, аналогичная норма содержится в ч. 1 ст. 132 АПК РФ). При этом в литературе традиционно указывается, что «при предъявлении встречного иска ответчик по первоначальному иску становится встречным истцом, а первоначальный истец - ответчиком по встречному иску. Стороны как бы меняются местами»43.

Если исходить из буквального толкования ч. 1 ст. 132 АПК РФ, ст. 137 ГПК РФ, то можно сделать вывод, что: 1) истцом по встречному иску может быть только ответчик по первоначальному иску; 2) ответчиком же - только истец по первоначальному иску. По нашему мнению, этот вывод будет неверным.

Учитывая тот факт, что встречный иск является разновидностью иска, а так же то, что по искам так называемых процессуальных истцов истцами все же считаются сами предполагаемые участники спорных материальных правоотношений, можно сказать, что правом на предъявление встречного иска в защиту других лиц в случаях, указанных в законе, обладают прокурор, государственные органы и органы местного самоуправления, организации и граждане (ст. 52, 53 АПК РФ, ст. 45, 46 ГПК РФ).

К лицам, обладающим в процессе статусом процессуального истца, встречный иск быть предъявлен не может. Данная позиция нашла отражение и в судебной практике.

Что касается пассивной стороны по встречному иску, то, по мнению многих авторов, возможно предъявление встречного иска, ответчиком по которому будет третье лицо с самостоятельными требованиями. Такая позиция представляется нам понятной и последовательной. Действительно, третье лицо с самостоятельными требованиями по сути своей является истцом, вступающим в уже возникший процесс. Ответчиком или ответчиками по иску указанного лица могут быть истец и/или ответчик по первоначальному иску. Соответственно, раз указанные лица приобретают в связи с допуском в процесс третьего лица с самостоятельными требованиями соответствующий процессуальный статус, они должны приобрести все права и обязанности, которые ему присущи. Таким образом, очевидно, что у ответчика или ответчиков по иску третьего лица с самостоятельными требованиями в силу общих норм о процессуальном статусе ответчика появляется право на предъявление встречного иска, ответчиком по которому будет соответствующее третье лицо.

В заключение освещения вопроса о возможности предъявления встречного иска, ответчиком по которому будет третье лицо с самостоятельными требованиями, хотелось бы привести слова О. Иосилевич, который писал, что: «С одной стороны, иск третьего лица есть иск главный, первоначально предъявленный или к истцу или к ответчику, или к обоим вместе. Против этого иска третьего лица ответчики по оному могут защищаться, а так как встречный иск есть одно из средств защиты, то ответчик вправе прибегнуть к этому средству защиты. С другой стороны, в этом праве чувствуется что-то ненормальное. Уже самое вступление третьего лица с особым самостоятельным иском усложняет дело, а если предоставлено будет еще право против иска его предъявить встречный иски, то дело может окончательно затемниться и запутаться...».

Хотелось бы отметить, что бесспорным положением в процессуальной литературе также является то, что само третье лицо с самостоятельными требованиями не имеет право на предъявление встречного иска. Как отмечает Н.Т. Арапов: «Предъявление встречного иска третьим лицом с самостоятельными требованиями недопустимо, поскольку оно не является ответчиком по делу».

В дореволюционной литературе при анализе обсуждаемого выше вопроса подчеркивалось, что третье лицо с самостоятельными требованиями не имеет право на предъявление встречного иска даже в том случае, если ответчиками по его иску предъявлен встречный иск. Это обуславливалось тем, что встречный иск не может быть предъявлен лицом, которое уже является ответчиком по встречному иску.

Так, по мнению А.Х. Гольмстена: «Встречный иск может быть предъявлен только первоначальным ответчиком, а не встречным ответчиком; иначе говоря, против встречного иска не может быть предъявлен встречный иск; это вызывало бы большие неудобства».

Анализируемая позиция дореволюционных ученых-процессуалистов о том, что ответчик по встречному иску не может предъявить встречный иск, по нашему мнению, является не бесспорной. По своей сути, она содержит в себе ограничение, обусловленное стремлением излишне не отягощать гражданский процесс. Это опасение автору понятно и во многом им разделяется, однако вывод, который из него делался дореволюционными учеными, во-первых, не основан на законе (имеется в виду как Устав гражданского судопроизводства 1864 г., так и современные процессуальные кодексы), во-вторых, чрезвычайно сложно соотносится с таким свойством встречного иска, как самостоятельность (автономность, независимость) в процессе.

В правовой литературе, особенно в советский период, выделяется такое свойство встречного иска, а также процесса, возбужденного по встречному иску, как самостоятельность (автономность)

Так, Н.Т. Арапов, говоря о первоначальном и встречном исках, отмечал, что: «Несмотря на то, что оба иска находятся в одном производстве, каждый из них носит самостоятельный характер и между ними не должно происходить взаимного слияния».

На основании указанной выше посылки в литературе делаются следующие выводы: прекращение или приостановление производства по первоначальному иску, отказ истца от иска не влекут прекращения или приостановления производства по встречному иску или оставлении его без рассмотрения. При отмене решения по первоначальному иску решение по встречному иску может быть оставлено в силе и направлено для принудительного исполнения. Однако в тех случаях, когда решение по первоначальному иску имеет преюдициальное значение для решения по встречному иску, их процессуальная судьба неразрывно связана и т.д.


Подобные документы

  • Понятие и закономерности института встречного иска, история его становления и эволюции от древних времен до современного этапа. Нормативное регулирование встречного иска в арбитражном процессуальном законе. Отличия встречного иска от иных его видов.

    реферат [24,0 K], добавлен 12.06.2010

  • Понятие и правовые основания возражения против иска как средства защиты. Материально-правовые и процессуально-правовые возражения. Предъявление и условия принятия встречного иска. Отграничение возражения и встречного иска. Правила выбора средства защиты.

    реферат [43,0 K], добавлен 23.12.2014

  • Сущность искового производства в основных наиболее существенных чертах исковой формы защиты. Понятие, значение и роль встречного иска как одного из средств защиты ответчиком своих прав. Порядок и основные условия предъявления и принятия встречного иска.

    контрольная работа [20,8 K], добавлен 14.09.2010

  • Значение иска в Римском праве. Направления в исследовании проблемы иска на современном этапе. Возражения как средство осуществления права на защиту против предъявленного иска. Институт встречного иска, его особенности и общие черты с другими исками.

    курсовая работа [45,9 K], добавлен 23.09.2010

  • Встречный иск: теория и законодательство. Условия принятия и порядок предъявления встречного иска. Проблемы взаимосвязи процессуальных институтов раскрытия доказательств и встречного иска. Встречный иск как форма злоупотребления процессуальными правами.

    дипломная работа [69,8 K], добавлен 15.09.2010

  • Понятие сторон в гражданском судопроизводстве. Рассмотрение иска об установлении отцовства. Основания для предъявления встречного иска. Третьи лица, заявляющие самостоятельные требования относительно предмета спора. Общие правила предъявления иска.

    контрольная работа [13,8 K], добавлен 04.11.2015

  • Сущность иска в гражданском процессе. Особенности возражений против него. Определение понятия "встречного иска". Анализ правоприменительной практики и условия принятия встречных исков. Сочетание процессуальных принципов и норм, регулирующих встречный иск.

    курсовая работа [33,0 K], добавлен 30.11.2010

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.