Речевая картина и ее семантика в смысловом целом романа У. Голдинга "Повелитель мух"

Теоретические аспекты создания речевой картины в художественном произведении. Основные формы речи в романе У.Голдинга "Повелитель мух" и их семантика. Роман У.Голдинга в контексте экзистенциализма. Речевая картина в романе.

Рубрика Литература
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 06.01.2003
Размер файла 82,6 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Двойное отрицание (I can't hardly believe; Nobody don't know);

Совпадение форм в парадигмах глаголов единственного и множественного числа (Aren't I having? We was attacked), разнообразных личных форм (Your dad don't know), употребление причастия II в качестве личной формы (I seen = I have seen, I been = I have been);

Употребление личных местоимений вместо указательных или определенных артиклей (them fruit, them other kids);

Употребление форм личного местоимения в косвенном падеже вместо притяжательного (me breath = my breath; me leg = my leg);

Многочисленные случаи эллипсиса (This an island, isn't it? What we going to do?);

Употребление “what” и “as” вместо “who” и “that” (The only boy what had asthma, very nice for them as likes a bit of quiet).

Авторская речь в известной мере в известной мере противопоставлена речи героев прежде всего из-за ярко выраженного разговорного характера последней. Однако внутри своей категории чужая речь в романе Голдинга “Повелитель мух” слабо дифференцирована. Фактически из всех героев активно использует просторечия только Хрюша. Лишь его речь социально маркирована и выделима на фоне преимущественно нормативной речи других ребят. Его можно узнать по внешней форме речи. Остальные же говорят на правильном английском языке, соблюдая в общих чертах все грамматические правила и выделяясь из речи автора лишь разговорным характером речи.

Это свидетельствует о количественном преобладании детей их благополучных, высокородных семей, где отступление от языковых, речевых норм Хрюши, подчеркивает свойственную их обычному поведению “правильность”. Это соответствует важнейшему постулату книги У.Голдинга: одичали, потеряли человеческий облик не дикари, отщепенцы, маргиналы, а благовоспитанные дети. В то же время просторечные формы речи, употребляемые Хрюшей, свидетельствуют не столько о его недостаточной востпитанности и образованности, но прежде всего о его человечности, живость его характера.

В романе Голдинга “Повелитель мух” можно выделить два основных типа диалога:

имплицитный диалог автора и персонажей вплоть до внутреннего монолога персонажа;

прямой эксплицитный диалог персонажей.

Что касается первой разновидности диалога, она подробнее рассматривалась в предшествующем пункте данной главы, посвященном проблеме выражения авторской интенции в разных формах речи, как то: авторская речь, несобственно-прямая речь, прямая речь.

В настоящем пункте мы будем обсуждать второй тип - эксплицитный диалог самих персонажей.

Диалог - всегда столкновение различных образов мышления, разных, зачастую непохожих миров. По характеру соотношения реплик героев - их гармоничному сосуществованию вплоть до полного растворения разнонаправленных тенденций и дальнейшего, уже общего, развития, или же противопоставлению собственных взглядов некоему оппоненту и обострению конфликта - можно судить о взаимоотношениях героев.

Возьмем для примера диалог Ральфа и Джека из третьей главы. Здесь еще нет открытой вражды между Джеком и Ральфом, они пока еще симпатизируют друг другу, они интересны друг другу как две сильные, независимые личности. Но на уровне диалога Голдингу удается необычайно ярко показать недолговечность этой дружбы. Насколько противоположны сферы интересов Джека и Ральфа - их реплики абсолютно самодостаточны, они лежат в разных плоскостях и совершенно не пересекаются:

Ralph: The best thing we can do is get ourselves rescued.

Jack: Rescue? Yes, of curse! All the same, I'd like to catch a pig first…

R.: So long as your hunters remember the fire -

J.: You and your fires!

R.: We don't make enough smoke. They're put on green branches. I wonder!

J.: Got it!

R.: What? Where? Is It a ship?

J. (pointing at the pigrun): They'll lie up there - they must do, when the sun's too not [II, 1, c.101-102] -

Мы видим полнейшее взаимное непонимание, глухоту к словам собеседника. Эта сцена заканчивается внезапной вспышкой ярости с обеих сторон и ожесточенной перепалкой: “They faced each-other on the bright beach, astonished at the rub of feeling”. [II, 1, c.102]

Таким образом, герои как будто вырываются из-под авторской опеки и сами создают поразительные образцы речевой характеристики.

И все же герои - вымысел автора, они его дети, им взращенные и им горячо любимые. Поэтому, наверное, писатель никогда не может остаться до конца беспристрастным. “В хорошем диалоге всегда можно почувствовать, на чьей стороне скрывшийся автор”. [I, 5, с. 36]

Выводы

Сочетание форм авторской, несобственно-прямой, диалогической речи в романе “Повелитель мух” создает богатую красками палитру повествования.

Авторская и диалогическая речь неразрывно связаны в произведении Голдинга. Иногда они резко противопоставлены друг другу, иногда же настолько сближаются, что сложно отделить авторский голос от голоса героя.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Предлагаемый в настоящей работе комплексный лингвостилистический подход к рассмотрению антропоцент-рической структуры художественного текста позволил получить новые данные о языковом выражении и эстети-ческих функциях основных категорий литературного тек-ста: автора и персонажа. В результате проведенного исследования мы пришли к следующим выводам.

Автор литературного произведения, как мы видели, выступает в качестве субъекта художественного отражения. Его речетворческая и эстетическая активность проявляются в словес-ной ткани художественного произведения, особых типах связи отдельных языковых элементов в макроструктуре художественного текста. Персонаж литературного про-изведения является объектом художественного позна-ния, что предполагает конвенциональность его речевой системы. Таким образом, образ автора является первич-ной, или абсолютной, текстообразующей категорией ху-дожественного текста, обусловливающей сюжетно-композиционное развитие, выбор действующих лиц и распре-деление ролей между ними, пространственно-времен-ную структуру, характер экспрессивного содержания, архитектонику всех частей текстового целого. Иными словами, автор художественного произведения -- это ос-нова интеграции текста. Образы персонажей, являясь продуктом фантазии писателя, принадлежат к релятив-ным, вторичным текстообразующим категориям.

Первостепенную роль в экспликации образа автора играет авторская, или повествовательная перспектива, понимаемая как избранный автором способ подачи ху-дожественной информации системой соответствующих содержанию лингвостилистических средств. Обязатель-ным формальным компонентом повествовательной перс-пективы, ее субъектным актуализатором является повествователь, или рассказчик -- текстовая категория, составляющая существенную часть образа автора, но не тождественная ему Опосредованное выражение образ автора получает также в закономерностях композиционно-сюжетного и пространственно-временного развития литературного произведенния. В объективированном повествовании автор-ской речи принадлежит основная роль во внешнесобытийном сюжетодвижении, речевая система персонажей развивает сюжет в сторону внутриличностных мотивов. Взаимодействие автор-ской и персонажной речевых систем обусловливает ха-рактер “сюжетного напряжения” литературного произведения. Авторская речь обеспечивает единство и внутреннюю логику всего композиционного целого. В романе “Повелитель мух” авторская речь занимает дополнительное по сравнению с диалогическою формой речи место и представляет собою, по сути, развернутую ремарку, выполняющую описательную, репрезентативную, сюжеторазвивающую функции.

За кажущимся бесстрастием и объективностью авторской речи скрываются чувства - симпатии и антипатии писателя. Приближение ко внутреннему миру одних героев, выраженное в виде форм несобственно-прямой речи, соседствует с дистанцированием от других, что косвенно характеризует создателя произведения к тем или иным персонажам. Формы несобственно-прямой речи, а также субъективация авторского речевого плана, проявляющаяся как почти полное слияние голосов автора и героя, относятся к наиболее ярким средствам импликации авторских взглядов при отсутствии эксплицитно выраженных оценок.

Роман Голдинга “Повелитель мух” насыщен диалогической речью. Диалоги здесь разнообразны по семантике и занимают много места. Можно говорить о базовом положении диалога в романе, тогда как все другие формы речи носят подчиненный или дополнительный характер. Однако “базовость” диалогической речи выражена здесь не в ее количественном преобладании над другими формами речи, а скорее в стилистической значимости. Будучи формой общения людей, а следовательно, “зеркалом”, отражающим возникающие между ними взаимоотношения, диалог в художественном произведении, как и диалог в жизни, наиболее ярко и достоверно демонстрирует зарождение, развитие, расцвет и, наконец, разрешение конфликтов, которые так или иначе имеют место при несовпадении жизнеощущения разных людей.

“Повелитель мух” - роман-притча, интереснейшим образом задуманный и интереснейшим образом воплощенный. Несмотря на свой сказочный, аллегорический характер, написан он по всем канонам школы реализма. Главным образом, можно говорить о создании автором совершенно реалистичного рисунка событий, которые на самом деле никогда не могли бы случиться. Ситуация, в которую попадают английские мальчики - своего рода вызов всему человечеству, и Голдинг делает смелое предположение о том, что могло бы - чисто умозрительно - из этого выйти. Несмотря на заведомую невозможность происходящего на острове, Голдинг соблюдает все правила игры, учитывает все тонкости и особенности выработанного им сюжета, и создает настолько правдоподобную, реалистичную картину, что читатель безоговорочно верит, что так бывает, что такое может случиться с любым. И начинает задумываться, что и нужно писателю.

“Слой цивилизации очень тонок”, - как будто говорит всем своим произведением Голдинг. Посмотрите, как легко, как удивительно скоро превращаются благовоспитанные английские мальчики из благополучных образованных семей в банду воинственных дикарей. Они оживляют все первобытные обряды: боевая раскраска, охота, жертвоприношения, ритуальные танцы. На последних страницах произведения Голдинг обозначает ребят из племени Джека не иначе, как словом “savage”. Они и в самом деле совершенно одичали, опьяненные безнаказанностью. В жертву зверю была принесена человеческая жизнь (а началось все со свиной головы) - в приступе безумия дикари растерзали Саймона. Но это - не последняя жертва на острове. Чем занимается племя в своем убежище? Сегодня они собираются бить одного из “своих” - Уилфреда. За что? Никто не знает. Диктат и самодурство Джека растут в геометрической прогрессии, и, что самое ужасное, племя всецело на его стороне: “Roger received this news as illumination. He ceased to work at his tooth and sat still, assimilating the possibilities of irresponsible authority”.

Ральф часто повторяет: “Are we savages or what?”, “Supposing we go, looking like we used to, washed and hair brushed - after all we aren't savages really and being rescued isn't a game.” [II, 1, c. 254] Словно цепляясь за соломинку, Хрюша, Ральф, Сэм и Эрик пытаются образумить дикарей, вернуться к прежнему упорядоченному укладу жизни. В данном контексте их желание умыться, причесаться, т.е. хотя бы выглядеть цивилизованно - форма протеста против одичания и - призыв одуматься.

Это призыв Голдинга всему человечеству - одуматься.

В заключение отметим, что изучение закономерностей лингвостилистического выражения категорий автор - персонаж принадлежит к кардинальным проблемам стилистики художественного текста. Эти категории в наи-большей степени отражают общие особенности литера-турного текста как высшей формы речетворческой дея-тельности человека.

Мы предлагаем продолжить начатое исследование форм речи и способы выражения авторских интенций в произведениях экзистенциализма на примере одного из произведений другого представителя этого литературного направления - А.Мердок.

ЛИТЕРАТУРА
I.
1. Бахтин М.М. Автор и герой в эстетической деятельности // Вопросы литературы. 1978. № 12., с. 376.
2. Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. Исследования разных лет.- М.: Художественная литература, 1975.
3. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. Изд. 4-е.- М.: Советская Россия, 1979.
4. Белинский В.Г. Сочинения Александра Пушкина.- Ст. 5. Т. 7.
5. Боровой Л. диалог или размена чувств и мыслей.- М., 1969.
6. Брандес М.П.// Стилистический анализ. -- М.: Высшая школа, 1971.
7. Виноградов В.В. О языке художественной прозы.- М.: Наука, 1980.
8. Виноградов В.В. Проблемы образа автора в художественной литературе.- М., 1959.
9. Виноградов В.В. Сюжет и стиль.- М., 1963.
10. Гуковский Г.А . Реализм Гоголя.- М., 1959.
11. Достоевский Ф.М. Грибоедов и вопрос об искусстве. // Ф.М. Достоевский об искусстве - М., 1973.
12. Одинцов В.В. Стилистика текста.- М.: Наука, 1980.
13. Фадеев А.А. Труд писателя // Литературная газета.- 1951. 22 февраля. № 22. С. 3.
II.
1. Golding W. Lord of the Flies. - Moscow, 1982.
2. Байлс Дж. Беседы у Голдинга // Иностранная литература. 1973. № 10. с. 207-214.
3. Bradford R. Stylistics. - London & N. Y. , 1999.
4. Searle J. R. The logical status of fictional discourse. - Minneapolis , 1979.
5. Флобер Г. Письмо к Амелии Боске от 20 августа 1866г. // Собр. соч. в 5-ти т. Т. 5.- М., 1956.
6. Флобер Г. Письмо к Мопассану от 15 авг. 1878 г. - Собр. соч. Т.5.

Подобные документы

  • Краткая библиографическая справка и произведения Голдинга. Сюжет и язык философской притчи, характеристика атмосферы, пронизывающей роман. Анализ многозначимых символов. Позиция писателя по отношению к христианской этике. Современная молодежь о романе.

    контрольная работа [30,9 K], добавлен 04.12.2009

  • "Робинзон Крузо" как сюжетная модель мировой робинзонады, генезис данного жанра, его отличительные особенности. Классификация по идейно-тематическим принципам. Роман-притча "Повелитель Мух" У. Голдинга как пародия романа Баллантайна "Коралловый остров".

    курсовая работа [53,0 K], добавлен 13.11.2016

  • Особенности и характеристика библейских аллюзий в литературе. Античные и библейские элементы в текстах ранних Отцов Церкви. Библейские аллюзии и образ Саймона в романе Уильяма Голдинга "Повелитель мух" Библейские аллюзии в ранней прозе Р. Киплинга.

    курсовая работа [40,2 K], добавлен 20.11.2010

  • Биографические сведения о жизни и творчестве Уильяма Джералда Голдинга - английском писателе, лауреате Нобелевской премии по литературе 1983 года. Его основные произведения. Сюжет и тематика романа "Повелитель мух". Значение творчества писателя.

    презентация [118,2 K], добавлен 10.11.2014

  • Исследование речи повествователя в романе Т. Толстой "Кысь". Повествователь в художественном произведении и особенности его речи, словотворчества. Речевая манера повествования и типы повествователя. Особенности речи повествователя в произведениях Гоголя.

    дипломная работа [48,9 K], добавлен 09.02.2009

  • Способы выражения автора в художественном произведении. История создания и интерпретация заглавия романа Теодора Драйзера "Американская трагедия". Анализ ключевых слов в романе, раскрывающих авторскую позицию. Выявление художественных деталей в романе.

    курсовая работа [47,5 K], добавлен 10.11.2013

  • История создания романа Л.Н. Толстого "Анна Каренина", описание эпохи. Применение Толстым пушкинской традиции "перекрестных характеристик" для изображения многогранных характеров своих героев. Функции имен собственных (антропонимов) в романе Толстого.

    курсовая работа [35,6 K], добавлен 28.11.2012

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.