Пейзажная хоровая лирика русских композиторов

Пейзажная лирика. Общая характеристика музыкального и хорового искусства России рубежа XIX–XX веков. Основные образные и жанрово-стилевые доминанты светской хоровой лирики русских композиторов. Классические традиции в произведениях для хора С. Танеева.

Рубрика Музыка
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 10.01.2014
Размер файла 66,6 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Хоровое творчество Виктора Калинникова обширно и разнообразно. Одним из первых русских композиторов он сочинил песни для детей и выпустил их в двух сборниках: «Одиннадцать одноголосных детских песен» и «Девять двухголосных детских хоров». Детская тематика («Тень-тень», «Котик», «Журавель», «Скок-поскок» и другие), выразительная музыка, доступные детям вокально-хоровые задачи до сих пор привлекают внимание учителей к этим сборникам.

У Виктора Калинникова имеется Концертная увертюра для оркестра, несколько духовных хоров (песнопения из литургии и другие), статья - «О хоровом пении» («Вестник искусств», 1922 год, №2, подписана буквой К.).

Большой интерес представляют хоровые обработки и переложения Виктора Калинникова. Для смешанного хора без сопровождения он сделал обработки русских народных песен «Вниз по матушке по Волге», «Заиграй моя валынка», «Эй, ухнем», «Ты взойди, солнце красное», «У ворот, ворот батюшкиных» и других. В обработках народных песен проявилось тонкое понимание композитором основ народного многоголосия. В переложениях для смешанного хора романсов Александра Бородина «Песня тёмного леса», «Море», «Спящая княжна» и «рыцарского романса» Михаила Глинки композитор создал выразительные хоровые миниатюры, нисколько не изменяя характера и не утяжеляя звучания этих произведений.

В произведениях для смешанного хора Виктор Калинников продолжает традиции русских композиторов в этом жанре. Хор у композитора - инструмент с большими возможностями и разнообразными средствами художественной выразительности. Тончайшая лирика («Элегия», слова Александра Пушкина), драматизм («Кондор», слова Ивана Бунина), акварельность и изобразительность («Жаворонок», слова Василия Жуковского, «Зима» на слова Евгения Баратынского), едкая сатира («Ходит спесь надуваючись» и «У приказных ворот», слова Алексея Толстого), эпическая мощь («Лес», слова Алексея Толстого) - всё это передано средствами лишь хора. [18, с. 89]

Большинство хоров Виктора Калинникова написаны в жанре пейзажной лирики. Разными красками расцвечивает композитор звучание хора, изображая то восход солнца («Солнце, солнце встаёт»), то мягкие южные сумерки («Элегия»), то прощальную красу осени («Осень»), то дикий и скалистый берег океана («Кондор»), то синеву весеннего неба («Жаворонок»), то меланхолическое («Проходит лето»), а то и веющую ледяным дыханием «Зиму». За всеми пейзажами ощущается присутствие человека с его чувствами, переживаниями, отношением к природе. За образами «тяжкого» и «усталого» кондора и прикованного цепью сокола («На старом кургане», тоже стоят люди с трагической судьбой. В этом - гуманизм хорового творчества Виктора Калинникова, его глубокая содержательность.

Композитор чутко относится к поэтическому тексту, музыка откликается на малейшую смену настроения стиха, поэтому во многих хорах форма складывается из контрастных частей. В произведениях Виктора Калинникова форма является одним из важнейших средств художественной выразительности. Здесь сказываются романтические устремления автора - ему не свойственна строгая классическая форма; как правило, хоры Виктора Калинникова - трёхчастные с контрастной серединой и видоизменённой репризой. В некоторых произведениях реприза сокращена («На старом кургане», «Кондор»), в других звучит как напоминание о музыкальном образе первой части («Элегия», «Зима»). [18, с. 89]

Почти во всех хорах используется переменный размер (в хорах «Лес» и «У приказных ворот» переменность размера объясняется ярко выраженным народным характером музыки и текста).

«Элегия» (слова Александра Пушкина) относится к хорам романсного типа и жанру пейзажной лирики. Это глубоко лирическое произведение, проникнутое трепетной любовью к природе, овеянное грустью воспоминаний. Прозрачная хоровая фактура, поступенное движение мелодии первой части создаёт ощущение спокойного созерцания вечернего пейзажа. Гармоническое изложение складывается из самостоятельного движения голосов, перехода мелодий из одной партии в другую (басы-сопрано-альты-сопрано)

Средняя часть («Люблю твой слабый свет») более взволнованная, ускоряется темп, изложение становится имитационным. Тенора делятся на две партии с разными мелодическими линиями и в сочетании с другими голосами драматизируют звучание, подводят его к кульминации («Я помню твой восход…»)

Тональность первой части - фа мажор. Средняя часть начинается в соль миноре (чередование субдоминанты и доминанты), затем на доминантовом органном пункте чередуются плагальные гармонии («где стройны тополи в долинах вознеслись»), заканчивается часть в соль миноре. Характерными для формы хоров Виктора Калинникова являются замедления в конце средней части и пауза перед репризой. Реприза «Элегии» лишь отдалённо напоминает тему первой части, она утверждает основную тональность (фа мажор), возвращает первоначальное настроение и придаёт законченность произведению. [18, с. 90-91]

В противоречие мягким южным сумеркам «Элегии» а также приветливому летнему утру в хоре «Звёзды меркнут», в хоре «Кондор», написанном на слова Ивана Бунина описан мрачный и дикий ландшафт. «Иззубренные скалы» вгрызаются в тяжёлое небо, «в ущелья и провалы нисходит ночь». Океан безмолвен, горы нависают над пустынным берегом, и лишь одинокий крик кондора «взрывает» угнетающую атмосферу. И снова возвращается безысходность: «но бесстрастно синеет море <…> и веет на вершине дыханием смерти, холодом пустыни».

Виктор Калинников мастерски передаёт одиночество и «чувство тоскливой заброшенности», которые выразил в своём стихотворении Иван Бунин. Он достигает совершенства в использовании средств музыкальной выразительности для передачи глубокого, тяжёлого образа одинокого существа в гнетущей атмосфере пустыни, мрачных гор и моря.

Некоторые музыкальные приемы композитора, речь о которых пойдет позднее, наталкивают на следующие ассоциации. Иван Бунин в стихотворении «Кондор» использовал аллегорию, сравнив суровую птицу с одиноким романтическим героем. Так же сурова и архаична музыка. Кондор - это страдающий от одиночества герой, над которым нависают громады гор, подобно высоким мрачным готическим храмам, довлеющим над средневековым человеком.

В первой и третьей части скупость и строгость мелодики, её небольшой диапазон, редкое использование скачков (только однажды вводится скачок на сексту и один раз - на квинту) создают эпический, повествовательный образ.

В средней части скачки и резкий пунктирный ритм драматизируют повествование, приводят к кульминации хора. Можно сказать, что средняя часть не столько лирична, сколько глубоко драматична, а общее содержание хора и вовсе трагическое.

Главная тональность хора a moll, характеризующая душевные переживания героя, тоску. Виктор Калинников использует натуральный минор. Минорные тональности в произведении преобладают. Встречаются ещё d-moll, e-moll. Длительное выдерживание доминанты к ля минору в конце кульминационного эпизода звучит успокаивающе, примиряющее («…и замирает в небе…»). Заканчивается хор «Кондор» в ми миноре - тональности смерти, бездны («и веет на вершине дыханьем смерти, холодом пустыни»). Как видно, тональный план точно соответствует содержанию хора.

Хор «Кондор» написан для смешанного хора, как и большинство хоров композитора. В хоре семь голосов, возникающих за счет divisi. Фактура хора также зависит от музыкального образа. Виктор Калинников использует гомофонно-гармонический склад, однако гармоническими средствами пользуется очень сдержанно. По сути, аккорды образуются в результате использования определенного композиционного принципа: мелодия излагается в октавном удвоении в трёх голосах, и одновременно выдерживается двухголосная октавная педаль. В результате возникает звучание, создающее ощущение давящей, мрачной атмосферы угрюмого пейзажа.

Гармонический язык второй части более сложен. Диссонансы передают отчаяние, попытку героя (Кондора) спастись от жуткого, непереносимого одиночества. Во второй части меняется и фактура, появляются признаки полифонического имитационного склада.

Альтовая партия вступает в диалог с остальными голосами. Возможно, так Виктор Калинников изобразил эхо, разбуженное диким криком кондора. Вертикаль в хоре в основном терцовая. Композитор часто использует жестко звучащие неполные аккорды. Это также способствует созданию ощущения пустоты и одиночества. Композитор часто использует аккорды тонической группы, предпочтительно в неполном виде.

При возникновении образа Кондора композитор вводит аккорды субдоминантовой группы: IV7, VI6, III34, III34#5ь7, III2#5ь7, II7 неп, III34#5, s6. Альтерация аккордов возникает, когда Виктор Калинников показывает угрюмость героя, его уродливость, угловатость.

Во второй, контрастной части, где герой отчаянно пытается разорвать гнетущую тишину своим криком, композитор использует преимущественно аккорды доминантовой группы: d53, VII53 нат., d6, DD2#7, DD7 неп, DD умвв7, умвв7. Эти аккорды, наряду с прочими средствами музыкальной выразительности ярче изображают протест героя.

Задача дирижёра и хора, исполняющего «Кондор» состоит, прежде всего, в передаче сложного, философского образа произведения. Исполнителям необходимо прочувствовать страдания героя, погрузиться в мрачную атмосферу хора. Следует выполнять каждую рекомендацию композитора, касающуюся темпа, динамики, агогики и прочих средств музыкальной выразительности, не передающихся нотным текстом.

Стремясь яснее отразить интонации поэтического текста, композитор использует переменный размер. Этим композитор достигает широты мелодии, её неспешного декламационного характера. При этом становятся более ясными смысловые ударения на ключевые слова.

Хотелось бы обратить внимание на первые слова хора. Весомое, глубокое высказывание является интонационным ядром, которое погружает слушателя в мрачную атмосферу хора. Звучание каждого аккорда композитор усиливает акцентом.

Важную роль в хоре играют динамические и темповые изменения. Так, в первой части каждый период затихает и сильно замедляется к концу, усиливая чувство неизбежности и одиночества, выраженное в поэтическом тексте.

Многие хоры Виктора Калинникова, как и огромное большинство русских хоров a cappella, написаны в малых формах. Это или периоды («Зима», «Проходит лето»), или простые двухчастные формы («Жаворонок», «Ой, честь ли то молодцу»), или разновидности трёхчастных форм. Несколько особняком стоит хор «Спесь», написанный в свободной форме. В трёхчастных хорах композитора классическая трёхчастная схема, как и обычно в хоровой музыке без сопровождения значительно видоизменяется под влиянием поэтического текста. Наиболее типичным фактором, преобразующим хоровую трёхчастную форму является тяготение к строфичности, то есть стремление оформить каждую новую строфу текста новым музыкальным материалом.

Что касается деталей воплощения текста, то есть собственно декламационной стороны, то здесь Виктор Калинников, как и большинство хоровых композиторов его времени, ограничивается правильной просодией, не стремясь к использованию различных интонационных возможностей речевой декламации. Это связано очевидно с тем, что композитор воспринимал хор, в первую очередь как певческий (а не драматический) коллектив и писал для него сочинения, которые должно хорошо петь, а не декламировать.

Сочинения Виктора Калинникова рассчитаны на большой и высококвалифицированный исполнительский коллектив. Об этом говорят и сложные тонально модуляционные планы его хоров (например, модуляция из фа мажора в соль-бемоль мажор в хоре «Нам звёзды кроткие сияли» или из соль мажора в ля-бемоль мажор в «Звёзды меркнут» начиная со слов «рыбаки в шалашах пробудилися»). Применяемые им отдельные трудно интонируемые аккорды, вроде септаккорда VII ступени с пониженной терцией в piu mosso «Кондора», и полифункциональные сочетания, такие например как в «Зорьке» с её труднейшей хроматизированной басовой партией в ре-мажорной части; наконец на это же указывают почти обязательные divisi во всех партиях и глубина диапазона басов, предполагающая наличие полноценных профессиональных голосов. [20, с. 63-64]

Общий же диапазон и особенно тесситура хоровых партий у Виктора Калинникова сравнительно очень умеренны, как и у всех композиторов, ценящих прелесть мягкого хорового звучания и понимающих трудность и напряжённость высокой тесситуры. Диапазоны и в особенности тесситура варьируются в связи с художественной задачей произведения. Так, например, в написанном «тёмными красками» «Кондоре» общая тесситура очень низка, так же как и в «Лесе» с его отзвуками богатырских картин Александра Бородина. «Жаворонок», наоборот, высветлен очень высокой тесситурой по сравнению с другими хорами.

Количество голосов в хоре постоянно меняется в целях тембровой выразительности. Напомним, например, акварельное начало «Осени» (без басов), яркое шести- и восьмиголосие в конце «Ой, честь ли то молодцу», выключение басов в начале прозрачно звучащей репризы хора «Солнце, солнце встаёт», выключение сопрано в сумрачно окрашенном втором предложении «Зимы» и там же в третьем предложении crescendo, выполненное не только усилением звука, но и постепенным увеличением количества голосов и партий (аналогичный случай смотреть во второй строфе «Леса» - «Где ж девалася речь высокая»).

Мелодика хоров Виктора Калинникова близка городской, иногда крестьянской песне; встречается подражание речевым интонациям. Гармонии хоров красочны, изобилуют побочными доминантами, неаккордовыми звуками, задержаниями, часто встречаются сопоставления далёких тональностей, нередки плагальные обороты, несовершенные кадансы, секвенции.

При гармоническом складе фактуры в основном изложении применяется мелодизация голосов, полифония. Хоры написаны в простых формах: период, двухчастная, трёхчастная, строфическая (элементы строфичности наблюдаются у композитора и в других формах). Хоровая фактура разнообразна: эпизодически используется неполный хор; мелодия часто проводится в различных партиях, в виде «перекличек», органный пункт применяется и в верхних голосах, на разных ступенях гаммы; меняется число голосов: наряду с удвоенным двухголосием употребляется выдержанное четырёхголосие и divisi. Голоса, как правило, используются в умеренных диапазонах.

Таким образом, очевидно, что пейзажная лирика Виктора Калинникова - это выразительные и яркие картины природы, не лишённые аллегории, где литературный текст, идя рука об руку с музыкальным, тем не менее, является определяющим музыкальное наполнение образа. Благодаря этому и другим факторам, сочинения Виктора Калинникова, ставшие русской классикой, популярны среди профессиональных, учебных, любительских коллективов. Деятельность Виктора Калинникова в целом, его творчество сыграли важную роль в дальнейшем развитии русского хорового искусства на рубеже XIX и XX столетий.

2.3 Поэтические размышления в хоровом творчестве Павла Чеснокова

Павел Чесноков (1877-1944) - знаменитый русский хормейстер, композитор, один из основателей дирижёрско-хорового образования в России. В дореволюционный период Павел Чесноков много работал с хоровыми коллективами Москвы. Он был известным регентом, руководил женскими хорами в пансионах, преподавал пение в гимназиях.

Большая часть его произведений этого периода относится к культовой музыке (смешанные хоры, хоровые концерты). Для хора воспитанниц женских пансионов композитор написал более двадцати сочинений с сопровождением фортепиано. Среди них есть развёрнутые хоры драматического содержания («Несжатая полоса», слова Николая Некрасова, «Листья», слова Фёдора Тютчева), хоровые миниатюры («Солнце, солнце встаёт», слова Александра Фёдорова, «Лотос», слова Генриха Гейне) и хоры пейзажной лирики, яркие, сочные, контрастные («Катит весна», слова Генриха Гейне, «Зелёный Шум», слова Николая Некрасова, «Ночь», слова Алексея Плещеева, «Утром зорька», слова Степана Скитальца, «Яблоня», слова Сергея Потресова). Есть у него и хоры ярко выраженного народного характера («Колокольчики звенят», слова Александра Пушкина, «Крестьянская пирушка», слова Алексея Кольцова). [18, с. 93-94]

После Октябрьской революции Павел Чесноков, окончив Московскую консерваторию, работал учителем пения в начальных школах и средних учебных заведениях. В 20-х годах он вместе с Александром Кастальским, Николаем Данилиным, Александром Александровым, Андреем Никольским участвовал в создании дирижёрско-хорового факультета консерватории. В 30-х годах Павел Чесноков написал книгу «Хор и управление им», являющуюся ценным педагогическим пособием и интересную особенно тем, что в ней отчётливо проступают эстетические принципы автора - композитора и исполнителя. Книга нередко подвергалась и продолжает подвергаться критике за некоторую формалистичность, связанную в конечном счёте с влиянием традиционной теории музыки, на основе которой был воспитан Павел Чесноков. [5, с. 66]

Наряду с педагогической работой в консерватории Павел Чесноков продолжал интенсивную исполнительскую деятельность с различными хоровыми коллективами. Он руководил Вторым государственным хором, хоровой капеллой Московской консерватории, самодеятельными хорами. Павел Чесноков считал, что смешанный хор без сопровождения является самым совершенным инструментом и заключает в себе наибольшие художественно-исполнительские возможности. Для этого состава он написал свыше шестидесяти произведений. Содержание большинства смешанных хоров - природа, мысли, чувства и переживания, вызванные её созерцанием: хоры «Теплится зорька», (слова Константина Гребенского), «Август» (слова Сергея Копыткина), «Ночь» (слова Михаила Коханского), «Зимой» (слова Ксении Алемасовой), «Альпы» (слова Фёдора Тютчева). В стиле народных песен написаны хоры на слова Александра Островского «За рекою, за быстрой» и «Не цветочек в поле вянет». Близок им и «Лес» (слова Алексея Кольцова), отличающийся эпичностью и широтой.

Большой интерес проявлял Павел Чесноков к русской народной песне. Он сделал ряд сложных обработок для хора с солистами. Часто в них хор выступает в качестве аккомпаниатора, имитируя инструментальное сопровождение («Канава», «Ах вы сени мои, сени», «Сама садик я садила»). [18, с. 94-95]

Хор «Теплится зорька» (слова Константина Гребенского) - наиболее типичное для хорового творчества Павла Чеснокова произведение, относящееся к жанру пейзажной лирики. Это развёрнутый смешанный хор с divisi во всех голосах, написанный в трёхчастной форме.

Крайние части небольшие, созерцательного характера. Интересны наслоения доминантовой гармонии на тоническую, что придаёт особую пряность звучанию: «Теплится зорька, тихо, светло. Озеро дремлет, точно стекло». Средняя часть состоит из ряда эпизодов изобразительного характера. Шелест камыша, плеск рыбки, разбегающийся по воде круг, крик филина, мерцающий огонёк - эти картины и звуки природы обрисованы ярко, выпукло: красочными гармониями, выразительной мелодией, колоритом разных тональностей, тончайшей нюансировкой. В конце средней части есть глубоко лирический эпизод («В небе звёздочки робко горят»), отражающий чувства и переживания человека, навеянные созерцанием красоты природы. Этот эпизод является кульминацией всего хора. Реприза повторяет первую часть, несколько изменён только ритмический рисунок начальной фразы. Размеры 6/8 и 9/8 в спокойном темпе создают ощущение лёгкого, плавного покачивания.

Это произведение требует высокого вокального мастерства от певцов. Сложность заключается в гармоническом языке хора, изобилующем неаккордовыми звуками, задержаниями, и в частой смене тональностей (модуляции, сопоставления), и в разнообразии и тонкости нюансов. [18, с. 96-97]

Хоровая мелодия у Павла Чеснокова обычно вырастает из тонов распетой гармонии. Это особенно очевидно, когда композитор поручает верхнему голосу выдержанные звуки, «раскрашивая» их разными гармониями и как бы любуясь переливами гармонических красок, неожиданно сменяющих функции выдерживаемого тона, например в «Альпах», на словах «Сквозь лазурный сумрак ночи Альпы снежные глядят». Можно полагать, что мелодика таких светских сочинений Павла Чеснокова уходит своими жанровыми корнями в типичную для церковного пения псалмодию.

В отношении хоровой аркестровки и в трактовке роли певца, хоровой партии и хорового коллектива в целом, композитор проявляет прежде всего тонкое понимание вокальной специфики, бережность к певческому аппарату, осторожность к высоким регистрам в женском хоре и вытекающее отсюда стремление использовать голоса в наиболее удобной, средней, не вызывающей ни малейшего напряжения тесситуре. В этой связи хоровые сопрановые партии у него в тематическом отношении мало интересны. Очень часто это псалмодическое речитирование, ритмически фигурированный органный пункт, гармоническая фиоритура («Канава»), иногда органный пункт типа повторяющегося подголоска («Ах ты, берёза»). Тембр сопрано у него трактуется как лёгкий, светлый, нежный, почти не переступающий тот предел, за которым он мог бы превратиться в резкий, драматически напряжённый. Так в хоре «Ночь» предельным звуком сопрано является фа-диез второй октавы.

Альтовая партия в хорах Павла Чеснокова представляет собой типичный средний, наиболее подвижный голос гармонии самого умеренного диапазона. Иногда композитор использует тембр альтов для небольших хоровых соло («Теплится зорька», «Ах, ты берёза», «Ходила младёшенька»).

Партия теноров у Павла Чеснокова используется в гораздо более высокой и напряжённой тесситуре, чем партия сопрано. Автор иногда даже делит теноров на три партии (в «Эльфах» например), вводит в хоры тенора-солиста (как в «Ночном зефире», «Сама садик я садила», «Как под яблонькой») или просто предоставляет теноровой партии ведущую роль (смотреть хор «Зимой»).

Для басовых партий Павла Чеснокова характерны низкие регистры. Они у композитора несут функцию чисто гармонической поддержки. [5, с. 54-56]

Ещё одно яркое произведение пейзажной лирики композитора - «Катит весна» (слова Генриха Гейне). Написан хор для женского состава (в обеих партиях периодически наблюдается divisi) в тональности ля мажор. Темп спокойный, величественный. Судя по музыке, Павел Чесноков глубоко проникся литературным текстом, благодаря чему изобразил различными выразительными средствами хоровой музыки весну такой, какой описал её Генрих Гейне - царицей мира, благодаря которой, как по велению расцветают цветы и лес позеленел. Фортепианное сопровождение, изложенное аккордовой фактурой, дополняет хор, придаёт ему большей торжественности и яркости.

Исключительно виртуозна хоровая инструментовка Павла Чеснокова, направленная на изобразительное раскрытие художественных образов текста. Вспомним, например, такие моменты, как «по воде разбегается круг» из хора «Теплится зорька». Хоровая звучность в этой фразе разрастается от унисона до дуодецимы действительно подобно разбегающемуся кругу по воде. Аналогичная инструментовка применена в «Августе», где она вызывает ассоциации со вспыхнувшим сквозь разорванные тучи и быстро разлившимся вокруг солнечным светом. Этот приём производит особенный эффект после монотонного повторения звука «ля» у сопрано и теноров, потом у басов («шёпот скучного дождя»).

В хоре «Альпы» сходный приём (с более широким охватом диапазона и более массивной звучностью) создаёт впечатление как бы постепенно раскрывающегося перед взором грандиозного горного ландшафта. [5, с. 63]

Ряд партитур Павла Чеснокова, особенно в пейзажной лирике светлого, радостного характера, типа «Августа», «Катит весна», представляют собой замечательные образцы мастерства композитора-дирижёра: настолько легко и свободно играют в них тембры и регистры, мгновенно возникающие divisi. Всё это напоминает живопись мелкими разноцветными мазками, которая издали даёт ощущение реально трепещущего воздуха, переливающегося цвета.

Некоторые хоры пейзажной лирики композитора, несмотря на кажущуюся наивность и «уютность» представляют собой политические аллегории. Однако творческое воплощение их настолько полнокровно и ярко, что стихи существуют и вне зависимости от скрытого в них контекста. Таковы хоры «Альпы», «Море и утёс».

В «Альпах» основная тема литературного текста - это тема природы. Поэт описывает завораживающую картину снежных Альп, величественно дремлющих под покровом ночи. Но с наступлением зари от грозных, зловещих чар не остаётся и следа. Перед нами предстаёт лишь всё величие, эффектность, монументальность «царской семьи», как называет их автор. Основная идея данного произведения - показать завораживающую картину безмолвных Альп в сумраке ночном и с восходом солнца, которые могут вызывать лишь чувства трепета и восхищения.

В хоре ощущается полная взаимосвязь музыки с литературным текстом. Музыкальный материал соответствует содержанию произведения. Все образы, темы, литературные идеи достигаются при помощи выразительных средств музыки: тональный, динамический план, ритмический рисунок. Литературный текст и музыка данного хора созданы единством художественного замысла, творчески обогащают художественное содержание этого произведения.

Хор «Альпы» написан в простой 2-хчастной форме. В первой части описывается картина лазурного сумрака ночи, снежные дремлющие Альпы. Вторая часть начинается со слов «На восток лишь алеет, чарам гибельным конец - первый в небе засияет брата старшего венец». Здесь описывается блеск всей снежной семьи Альп в лучах утренней зари. Эти две части состоят из ряда эпизодов изобразительного характера. Эти картины и звуки природы обрисованы ярко, выпукло, красочными гармониями, выразительной мелодией, колоритом разных тональностей, тончайшей нюансировкой. Размер ? на протяжении всего произведения не меняется. Композитор использует разнообразный темп, включая агогику, богатый гармонически язык, широкий диапазон партий, разнообразный тональный план и смешанную фактуру для максимально яркого раскрытия образа, продиктованного литературным текстом.

Ещё один пример пейзажной лирики Павла Чеснокова - хор «Яблоня». Это произведение написано для женского хора с сопровождением в 3-хчастной форме, с присущим композитору сопутствием литературному тексту. Склад фактуры: мелодико-гармонический. Здесь, для усиления контраста средней части по отношению к двум крайним, Павел Чесноков вводит элементы хроматической гаммы, которая помогает почти зримо ощутить всю мощь разыгравшейся бури. Такая глубина и чуткость композитора очевидно связана с тем, что природа в стихотворении Сергея Потресова, автора слов «Яблони» - это тот же мир людей, их взаимоотношений. И «очеловечивая» образы природы поэт, а вместе с ним и композитор сделали «Яблоню» ещё ближе, заставляя переживать за яблоню, как за живого человека.

Как и многим другим произведениям Павла Чеснокова, в особенности светской тематики, «Яблоне» присуща довольно разнообразная гамма выразительных средств, призванных передать всю глубину и полноту содержания литературного текста.

Чаще всего Павел Чесноков пишет шестиголосную партитуру (два сопрано, альт, тенор и два баса), но вообще количество голосов и их комбинации у него непрерывно меняются как на протяжении одного хора, так и в целых группах произведений в связи с их жанром. Так, например, хоровая инструментовка обработок народных песен существенно отличается от инструментовки оригинальных произведений композитора. Типичной чертой этих партитур является их «двухголосное четырёхголосие», то есть фактическое двухголосие с дублированием сопран тенорами и альтов басами (иногда в подобных хорах встречается аналогичное «трёхголосное шестиголосие»), например как в обработке «Лучинушка и дубинушка»: «Э-эх, э-эх, дубинушка, ухнем!».

Сергей Танеев - великий русский композитор, писавший хоровую музыку исключительно светского содержания. Его хоровая пейзажная лирика охватывает многие жизненные темы: от передачи через образы природы размышлений о смысле жизни до раскрытия глубоких философских и этических проблем. Отличительными чертами хоров пейзажной лирики Сергея Танеева является классическая основа, на которой композитор основывается в своих сочинениях: это и использование классических форм (сонатное аллегро, соната, трёхчастные с контрастными средними разделами), и повсеместное использование полифонии, близкой Иоганну Баху; а также всегда философское переосмысление текста, всегда интеллектуализм. Сергей Танеев не слепо следует литературному тексту, но, переосмысляя его, становится композитором-интерпретатором замысла поэтического текста.

Виктор Калинников - выдающийся русский композитор, яркий представитель «композиторов-хоровиков», являющийся также педагогом, дирижёром, общественным деятелем. Пейзажная лирика Виктора Калинникова - это всегда богатые средствами выразительности, яркие по способам воплощения поэтического текста произведения. Композитор всегда чуток к поэтическому тексту, поэтому хор для него - это средство воплощения замысла автора литературного текста. В стремлении наиболее точно и ярко изобразить в музыке образы поэтических тестов Виктор Калинников прибегает к разнообразным, красочным сменам гармонии. Пейзажная лирика композитора не лишена аллегории, при этом, благодаря яркой изобразительности, всегда очень близка к «чистым» пейзажам, то есть пейзажам без какого-либо подтекста, прямым изображениям природы.

Павел Чесноков - знаменитый русский композитор, дирижёр, музыкальный теоретик и педагог. Будучи замечательным дирижёром и педагогом, он написал огромное количество духовных (более четырёхсот) и светских хоров. При несомненном «очеловечивании» образов природы, Павел Чесноков в своих произведениях большое значение придавал изобразительным эффектам, которые воплощал, мастерски используя выразительные средства хоровой музыки. Красочные гармонии, разнообразные формы, частое использование агогики, разнообразная мелодика - всё это отличительные черты произведений Павла Чеснокова. Одной из ярких особенностей хорового стиля Павла Чеснокова - это почти повсеместное использование divisi, создающее особый эффект. Также для хоров Павла Чеснокова характерно слабое развитие партий женских голосов при большой тесситурной нагрузке мужских партий, а также преобладание в хорах мелодико-гармонической фактуры.

Заключение

Жанр пейзажной лирики сформировался в Европе в XVIII веке в эпоху сентиментализма. В XIX веке эпоха романтизма повлекла за собой многочисленные сочинения композиторов в этом жанре. Русские композиторы второй половины XIX века, представители «Могучей кучки» и «беляевского кружка» заложили богатую и плодотворную базу, которая позволила творчески вырасти и развиться большому количеству композиторов, внесших огромный вклад в становление и развитие хоровых жанров.

Сергей Танеев, Виктор Калинников и Павел Чесноков явились яркими представителями русской хоровой музыки рубежа XIX-XX веков, сумевшими сохранить и развить в своём творчестве полученный опыт. Каждый из них обращался в своём творчестве к жанру пейзажной лирики, используя при этом хор a cappella и с сопровождением, смешанный и однородный.

Пейзажная лирика Сергея Танеева охватывает самые различные темы: от передачи через образы природы размышлений о смысле жизни до раскрытия глубоких философских и этических проблем. Отличительными чертами хоров пейзажной лирики Сергея Танеева является использование классических форм (сонатное аллегро, соната, трёхчастные с контрастными средними разделами) и повсеместное использование полифонии, близкой Иоганну Баху; а также всегда философское переосмысление текста, всегда интеллектуализм. Сергей Танеев композитор-интерпретатор замысла поэтического текста.

Пейзажная лирика Виктора Калинникова - это всегда богатые средствами выразительности, яркие по способам воплощения поэтического текста произведения. Хор для Виктора Калинникова - это средство воплощения замысла автора литературного текста. Виктор Калинников прибегает к разнообразным, красочным сменам гармонии. Пейзажная лирика композитора не лишена аллегории, при этом, благодаря яркой изобразительности, всегда очень близка к прямому изображениям природы.

Павел Чесноков в произведениях жанра пейзажной лирики большое значение придавал изобразительным эффектам, которые воплощал, мастерски используя выразительные средства хоровой музыки. Красочные гармонии, разнообразные формы, широкое использование агогики, разнообразная мелодика - всё это характерные черты произведений Павла Чеснокова. Также отличают хоровой стиль Павла Чеснокова частое использование divisi, развитие партий женских голосов при большой тесситурной нагрузке мужских партий, преобладание в хорах мелодико-гармонической фактуры.

Список источников

1. Амфилохиева, Е.В. Изобразительное искусство. Полная энциклопедия / Е.В. Амфилохиева. - М.: Эксмо, 2010. - 256 с.

2. Асафьев, Б.В. О хоровом искусстве: сборник. / Б.В. Асафьев. - СПб.: Музыка, 1980. - 215 с.

3. Асафьев, Б.В. Русская музыка. XIX и начало XX века. / Б.В. Асафьев. - 2-е изд. - Л.: Музыка. Ленингр. отд-ние, 1979. - 341 с.

4. У, Ген-Ир. Черты стиля хоров С.И. Танеева / У Ген-Ир. Ленингр. гос. консерватория им. Н.А. Римского-Корсакова, Петрозавод. фил. - Петрозаводск: Карелия, 1991. - 132 с.

5. Дмитревская, К.Н. Русская советская хоровая музыка. / К.Н. Дмитревская. - М.: Музыка, «Советский композитор», 1974. - 129 с.

6. Елисеева-Шмидт, Э.С. Энциклопедия хорового искусства / Э.С. Елисеева-Шмидт. - М.: Добросвет: КДУ, 2011. - 502 с.

7. Ивакин, М.Н. Русская хоровая литература: учеб. пособие для культ.-просвет. и муз. училищ / М.Н. Ивакин. - М.: Сов. Россия, 1965. - 360 с.

8. Ильин, В.С. Очерки истории русской хоровой культуры 4.1 / В.С. Ильин. - М.: «Сов. Композитор», 1985. - 232 с.

9. История русской музыки: в 10-ти т., т. 9: конец XIX - начало XX века / Ю.В. Келдыш, М.П. Рахманова, Л.З. Карабельникова, Л.М. Соколова. - М.: Музыка, 1997. - 452 с.

10. Мазель, Л.А. Строение музыкальных произведений: учеб. пособие для муз. вузов. - 3-е изд. / Л.А. Мазель. - М.: Музыка, 1986. - 527 с.

11. Молзинский, В.В. История русской музыки XIX-XX веков: учеб. пособие по курсу истории музыки для студентов муз. специализаций ин-та культуры ч. 1 / В.В. Молзинский. - СПб.: гос. ин-т культуры, каф. теории музыки и хороведения, 1993. - 54 с.

12. Музыкальная энциклопедия: В 6-ти т., т. 6 / гл. ред. Ю.В. Келдыш. - М.: «Советская энциклопедия», 1978. - 976 с.

13. Орлова Е.М. Очерки о русских композиторах XIX-начала XX века: учеб. пособие для муз. вузов. / Е.М. Орлова. - М.: Музыка, 1982. - 223 с.

14. Очерки по истории русской музыки конца XIX-начала XX века: для учащихся старш. классов. / Т.А. Хопрова, А.Н. Крюков, С.Н. Василенко и др. - М.: «Просвещение», [Ленингр. отд-ние], 1965. - 208 с.

15. Пейзаж в русской хоровой музыке XIX века: метод. рекомендации по курсам «Хоровая лит.», «Хоровое дирижирование» для специальности П0203 - «Музыка и пение» / Гродн. гос. ун-т им. Я. Купалы; сост. Р.Л. Левина. - Гродно: ГрГУ, 1998. - 40 с.

16. Савенко С.И. Сергей Иванович Танеев. / С.И. Савенко. - 2-е изд. - М.: Музыка, 1985. - 174 с.

17. Современный словарь-справочник по искусству / науч. ред. и сост. А.А. Мелик-Пашаев. - М.: Олимп: ООО «Издательство АСТ», 2000. - 816 с.

18. Усова, И.М. Хоровая литература: учебное пособие. 2-е изд. доп. / И.М. Усова. - М.: Музыка, 1988. - 207 с.

19. Хоровое искусство: сборник статей / редколлегия: А.В. Михайлов и др. - Л.: «Музыка», [Ленингр. отд-ние], - Вып. 2, 1971. - 152 с.

20. Хоровое творчество русских композиторов: методическое пособие / сост. Г.Г Гордеева. Изд-во Могилёвского гос. ун-та им. А.Н. Кулешова, 1999. - 52 с.

21. Чернецова, Е.М. Мировое искусство. Энциклопедический словарь / Е.М. Чернецова. - М.: «Вече», ОЛИСС, 2005. - 576 с.

22. Чесноков, П.Г. Хор и управление им: пособие для хоровых дирижеров - Изд. 3-е. / П.Г. Чесноков. - М.: Музгиз, 1961. - 210 с.

лирика хоровый композитор танеев

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

  • Колокольные звоны как органичная часть музыкального стиля и драматургии произведений русских и советских композиторов в различных жанрах. Колокольная музыка как вид народного творчества. Использование колоколов и колокольчиков в повседневной жизни.

    реферат [9,1 K], добавлен 30.09.2013

  • Изучение вокального произведения, как синтеза слова, музыки и инструментального сопровождения. Пушкинская лирика в романсах композиторов. Сравнительный анализ романсов советских композиторов на стихотворение А.С. Пушкина "Дар напрасный, дар случайный".

    курсовая работа [33,8 K], добавлен 29.05.2010

  • Истоки кабардинской и балкарской культуры, искусство адыгов. Песня - душа кабардинского и балкарского народа. Национальный фольклор в творчестве русских и советских композиторов. Характерные особенности хорового творчества композиторов Кабардино-Балкарии.

    дипломная работа [97,4 K], добавлен 18.02.2013

  • Биографические данные знаменитых русских композиторов - Михаила Глинки, Александра Даргомыжского, Модеста Мусоргского, Александра Бородина, Николая Римского-Корсакова, Петра Ильича Чайковского. Выдающиеся музыкальные произведения русских композиторов.

    презентация [445,6 K], добавлен 21.10.2013

  • Развитие светской хоровой культуры. Бесплатная музыкальная школа. Хор Московского университета. Расцвет творчества Кастальского и композиторов Нового направления. Повышение качества образования хоровых дирижеров. Массовое обучение детей хоровому пению.

    реферат [30,2 K], добавлен 21.09.2011

  • Основные службы римско-католической традиции. Missa и Requiem. Секуляризация жанра "Requiem" в творчестве композиторов XIX-XX веков. Воплощение жанра Гектором Берлиозом и Габриелем Форе. Сравнительный анализ части Sanctus из циклов этих композиторов.

    дипломная работа [126,8 K], добавлен 20.06.2013

  • Выявление перспектив расширения рамок учебно-исполнительского процесса с целью стимулирования интересов студентов к фортепианной музыке русских композиторов. Анализ фортепианного творчества Глинки, его современников: Алябьева, Гурилёва, Варламова.

    дипломная работа [50,2 K], добавлен 13.07.2015

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.