Художественное новаторство Джеймса Джойса

Новаторство в творчестве Джеймса Джойса. Произведения феноменальные по своей точности, выразительности, неповторимости мифологического сюжета и совершенства формы. Исключительная музыкальность романа Джойса "Улисс". Подход автора "Улисса" к музыке.

Рубрика Литература
Вид контрольная работа
Язык русский
Дата добавления 16.08.2014
Размер файла 32,3 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

МОСКОВСКИЙ ГУМАНИТАРНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ

Новороссийский филиал

Контрольная работа

Студента курса гуманитарного факультета

Учебная дисциплина
Мировая литература
на тему:
Художественное новаторство Джеймса Джойса
г. Новороссийск 2011 г.
Содержание

Введение

1. Новаторство в творчестве Джеймса Джойса

2. Произведения Джойса

3. Роман "Улисс"

Заключение

Список литературы

Введение

Видный ирландский писатель, представитель модернистской и постмодернистской прозы Джеймса Джойс (1882--1941), опираясь на бергсоновский прием, открыл новый способ письма, в котором художественная форма занимает место содержания, кодируя в себе идейные, психологические и другие измерения. В художественном творчестве Джойса использован не только «поток сознания», но также пародии, стилизации, комические приемы, мифологические и символические слои смыслов. Аналитическому разложению языка и текста сопутствует разложение образа человека, новая антропология, близкая к структуралистской и характерная почти полным исключением социальных аспектов. Внутренняя речь как форма бытия литературного произведения вошла в активный оборот литераторов XX века.

Талант Джойса заключается в том, что он обогатил сокровищницу мировой литературы произведениями феноменальными по своей точности, выразительности, искренности, неповторимости мифологического сюжета и совершенства формы. Новаторство для Джойса - это, прежде всего одно из закономерностей развития искусства. Сущность новаторства писатель рассматривал в неразрывной связи с традициями, назначение художника-новатора он видел в стремлении к совершенству, подчёркивая, что новаторство рождается на путях служения искусству. Продолжение, развитие передовых традиций является одним из источников новаторства: “В искусстве модернизма смелое новаторство в художественном изображении жизни сочетается с использованием и развитием всех прогрессивных традиций мировой культуры”.

1. Новаторство в творчестве Джеймса Джойса

Каждого крупного художника история награждает громким именем, в котором отражается вся сущность его творчества. Пушкина она назвала солнцем русской поэзии, Толстого - зеркалом русской революции, Бомарше - непревзойдённым комедиографом, Шекспира - величайшим драматургом, Байрона - поэтом-романтиком, Вальтера Скотта - основоположником исторического романа, Конан Дойла - мастером детективного жанра, Джойса - самым ярким представителем модернизма.

Вслед за известным норвежским драматургом Генриком Ибсеном (Henrik Ibsen, 1828-1906) история по праву нарекла ирландского поэта и писателя Джеймса Джойса(James Joyce, 1882-1941) новатором, выделив этим самым одну из ярких черт его творчества Гарин И.И. Век Джойса. - М: ТЕРРА-Книжный клуб, 2002. - с. 51.. Джойс принадлежит к той плеяде художников, которые всегда и везде доискивались до “своего корня”, до “своего слова”. Он сумел подняться на те вершины, куда не ступала нога его предшественников, ведь его «Улисс» виден со всех концов планеты. Дублинские туманы не заслонили сияние Джойса и от российского литературоведа Е.Ю.Гениевой, которая пишет: «Джойс шёл всё дальше по пути поиска предельного значения слова, максимальной выразительности фразы. Его поиск увенчался удивительными находками: он действительно был чародеем, который мог делать со словом всё что угодно» Гениева Е.Ю. Перечитывая Джойса // Джойс Дж. Избранное: Сборник. - М.,2000. с.18..

Талант Джойса заключается в том, что он обогатил сокровищницу мировой литературы произведениями феноменальными по своей точности, выразительности, искренности, неповторимости мифологического сюжета и совершенства формы. Новаторство для Джойса - это, прежде всего одно из закономерностей развития искусства. Сущность новаторства писатель рассматривал в неразрывной связи с традициями, назначение художника-новатора он видел в стремлении к совершенству, подчёркивая, что новаторство рождается на путях служения искусству. Продолжение, развитие передовых традиций является одним из источников новаторства: «В искусстве модернизма смелое новаторство в художественном изображении жизни сочетается с использованием и развитием всех прогрессивных традиций мировой культуры» Михальская Н.П. Пути развития английского романа 1920-1930 годов. Утрата и поиски героя. - М., 2006.с.65.Своеобразный художественный метод Джойса сближает его с модернизмом XX века. Писатель тщательно воспроизводит в своих произведениях «поток сознания», с большим мастерством фотографирует проносящиеся в сознании человека мысли, обрывки воспоминаний, отражения простых ощущений и более сложные ассоциации. Сложное сочетание настоящего с воспоминаниями и опытом прошлого, с отрывками полученных сведений составляет этот непрерывно несущийся поток. Следует отметить, что новаторство в изображении психологии человека интересовало многих писателей. У.Фолкнер и Э.Хемингуэй использовали метод Джойса в своём творчестве, сумев извлечь из внешне беспорядочного потока внутренний монолог. Творчество Джойса характеризует смелое новаторство, восприимчивость к авангардным, модернистским идеям, тяга к мифологизации и усложненности символов, погруженность в бессознательное, психоаналитичность, автобиографичность образов, претворение в символы людей и событий собственной жизни, многоуровневый подтекст Гарин И.И. Век Джойса. - М: ТЕРРА-Книжный клуб, 2002. - с. 111. .20-е годы прошлого столетия стали поворотными в писательской судьбе Джойса: роман «Улисс»(Ulysses, 1922) принёс автору заслуженную славу и признание. Он также стал значительным событием в западноевропейской литературе, ознаменовав появление нового таланта, яркой художественной индивидуальности. Появление «Улисса» известило мир о вхождении в мировую литературу Джеймса Джойса - выдающегося мастера слова, который с большой художественной силой выразил «один день из жизни Дублина». Следует отметить, что «Улисс» сыграл значительную роль в развитии западноевропейского модернистского романа.

Не раз отмечался высокий художественный уровень этого романа, с появлением которого для читателей открылся новый мир.
«Прежде всего, музыка» - этот призыв французского поэта П. Верлена активно проводился в жизнь в модернистской прозе конца XIX - начала XX века. Теоретики и практики модернизма не раз высказывали мысль в пользу того, что “поэзия есть внутренняя музыка”. Основа художественного мастерства Джойса заключается в том, что он, впитывая, как губка в свою художественную систему самые яркие достижения поэтической формы конца XIX - начала XX века, сумел в исканиях выбрать для себя самое ценное, поднять его на новый, более качественный уровень. Одновременно писатель сохранил то основное, чего не могли сохранить другие писатели-модернисты - образную сущность слова. Более того, Джойс сделал то, чего так долго и без особых успехов добивались модернисты - нашёл невиданный до сих пор синтез словесных и музыкальных способов выражения. Джойс достиг такого синтеза потому, что “озвучивал” не только поэтическое, но и прозаическое произведение исходя не только из фонетики, но и из семантики слова. Вот один из показательных примеров такого «озвучивания» Джеймс Джойс. Лирика. Пер. с англ. Г. Кружкова. - М.: Рудомино, 2000. - с. 120.:

Здесь каждое слово является ключевым при восприятии фразы - без него она не понятна. И поэтому текстовые фрагменты, в которых смысловое значение сконцентрированы на словах, обозначающих музыкально-звуковые понятия, излучают сложный комплекс ассоциаций, среди которых доминирующими являются музыкальные. Знаменитый ирландский драматург и писатель, лауреат Нобелевской премии (1969) Сэмюэл Беккет (Samuel Beckett, 1906-1989) писал, что текст Джойса надо не «читать», а «смотреть и слушать» Хоружий С.С. Как читать "Улисса" // Иностранная литература. - М., 2002. № 1. - с. 123. . Ответ на вопрос, в чем заключается причина исключительной музыкальности произведений Джойса, следует искать в природе человеческого дарования. Писательский талант Джойса, в котором гениально соединены абсолютный музыкальный слух, способность к синтетично-ассоциативному восприятию действительности и тончайшее чувство слова - явление довольно редкое. В своей музыкальности поэт настолько самобытный, что ему невозможно подражать. Кроме того, художественный талант Джойса - это талант в развитии. Подход автора «Улисса» к музыке - это подход не писателя, но художника, подарившего литературе всю душу и сердце.

2. Произведения Джойса

Джеймс Августин Алоизиус Джойс (1882-1941) - ирландский писатель, поэт, новеллист. В истории мировой литературы считается одним из столпов модернизма наряду с Прустом и Кафкой. В 1907 году Джойс опубликовал первый сборник стихов "Камерная музыка", в 1914 году вышла книга новелл «Дублинцы», в 1916 был издан роман «Портрет художника в юности». Ранние прозаические произведения Джойса созданы в традициях реализма, в «Дублинцах» ощутимо влияние Флобера, которое проявляется в схожих ощущениях скепсиса и горькой иронии.

20-е годы прошлого столетия стали поворотными в писательской судьбе Джойса: роман «Улисс» (Ulysses, 1922) принёс автору заслуженную славу и признание. Он также стал значительным событием в западноевропейской литературе, ознаменовав появление нового таланта, яркой художественной индивидуальности. Появление «Улисса» известило мир о вхождении в мировую литературу Джеймса Джойса - выдающегося мастера слова, который с большой художественной силой выразил «один день из жизни Дублина». Следует отметить, что «Улисс» сыграл значительную роль в развитии западноевропейского модернистского романа. Не раз отмечался высокий художественный уровень этого романа, с появлением которого для читателей открылся новый мир.

Переход к модернистской эстетике намечается в первом романе писателя, а резкий разрыв с реалистическими принципами мировосприятия происходит в «Улиссе» (1922). Джойс задумывал «Улисс» одновременно как энциклопедию современной жизни и как пародию на человечество. В этом романе он создает собственное понимание мира и человека, пересматривая историю и творя новый миф Джойс Дж. Улисс. - М.: Изд-во "Азбука", 2006.с.98. «Улисс» - это роман-эксперимент, в котором Джойс разрабатывает новаторские приемы художественной изобразительности. Писатель легко соединяет разные пространственные и хронологические уровни, являет читателю индивидуальные потоки сознания и подсознания, которые могут расходиться и перекрещиваться.

Джойс использует разнородные литературные стили, как в качестве пародии, так и для создания эмоциональной окраски эпизода. История предстает в романе как кольцевая структура: все происходило, повторяется и возвращается на круги своя. Время действия романа четко обозначено - 16 июня 1904 года с 8 часов утра до 3 часов ночи. Джойс фиксирует действия, сознание и подсознание трех дублинцев - мелкого рекламного агента Леопольда Блума, его жены певицы Мэрион, учителя истории и поэта Стивена Дедалуса. Роман разбит на 18 эпизодов, почасовая хронология подчеркивает бег времени, в "Улисс" включены события, которые, по мысли автора, составляют основу человеческого бытия - рождение ребенка, смерть, любовь. Герои Джойса - эмблемы извечных качеств человека, а Дублин - это и город, и весь мир. Стивен - символ интеллигенции, запутавшейся в тенетах бесцельной жизни; Блум - эмблема ограниченного мещанства. Их сознание и подсознание демонстрируют противоположные качества человеческой природы. Поток сознания Стивена богат аллюзиями, ассоциациями, литературными референциями. Подсознание Блума материально, приземлено, отрывочно. Кажется, что эти герои представляют полярные Вселенные, но Дублин-мир сводит их вместе, потому, что странствия героев имеют целью воссоединение отца и сына, хотя между ними нет физического родства. Их встреча объясняет суть человеческого существования, потому что, по мысли Джойса, каждый человек соединяет в себе разнородные начала. Формально «Улисс» выдержан в стиле классической одиссеи, но героическое заменяется повседневным.

Античные параллели этого произведения не единственные, символика романа двойная и даже тройная. Блум - это не только Одиссей, но и Вечный Жид; Стивен - это и Телемак, и Шекспир, и Христос; Мэрион - это и Пенелопа, и Дева Мария, и "Вечная женственность". Каждый эпизод имеет свой цвет, мелодию, а также символ. Джойс совмещает зрительное и звуковое восприятие слова, образ визуализируется. Распавшийся внешний мир предстает в романе Джойса авторским сотворенным космосом, который гармоничен, как гармонично человеческое сознание .Бавильский Д. Воронка Улисса: Заметки на полях русского "Улисса". - М., 2005.с.68.

Последний роман «Поминки по Финнегану» Джойс писал с 1923 по 1939 год. Принцип расщепления образа, использованный автором в «Улиссе», доведен в этом романе почти до абсолюта: явления и люди, разложенные на мельчайшие составляющие, практически теряют связь с объектом изображения. История развития человечества предстает как кольцо, бесконечно повторяясь и множась, и неважно, как зовут человека, так как его природа неизменна.

3. Роман "Улисс"

«Улисс» - роман знаменитый, необычный и трудный для чтения. Это общеизвестно; однако не надо преувеличивать и пугаться. Не надо думать, что без массы дополнительных сведений и разъяснений книгу вообще бесполезно открывать. Это все же роман, и в нем говорится о чувствах и отношениях людей, в нем есть действие, события - пускай не мировые, но важные для героев, глубоко задевающие их, а следом за ними, - читателя. Но есть действительно и другое. В отличие от старых романов, автор «Улисса» желает не просто «поведать историю», хотя бы и поучительную. Он смотрит иначе на литературное дело. У него многое найдется поведать - о человеке, о жизни, об искусстве, - но он убежден: все по-настоящему важное литература доносит, не «рассказывая историю» и не «вкладывая идейное содержание», а уже самою своею формой, письмом, способом речи - тем, как все говорится. На это читатель Джойса и должен направить внимание Хоружий С.С. Как читать "Улисса" // Иностранная литература. - М., 2002. № 1. - с. 27. .

«Улисс» - это описание одного дублинского дня, 16 июня 1904 года, четверга, - дня в отдельных и связанных жизнях персонажей, которые прогуливаются, едут, сидят, разговаривают, мечтают, пьют и решают второстепенные и важные физиологические и философские проблемы - и занимаются этим в течение всего этого дня и ранним утром следующего. Почему Джойс выбрал именно этот день, 16 июня 1904 года? В довольно слабой, хотя и старательно написанной книге "Сказочный путешественник: «Улисс» Джеймса Джойса" Ричард Кейн сообщает нам, что этот день - день первого свидания Джойса с его будущей женой Норой Барнакл.

«Улисс» состоит из ряда сцен, выстроенных вокруг трех главных персонажей; среди них основная роль принадлежит Леопольду Блуму, мелкому предпринимателю, занятому в рекламном бизнесе, точнее, рекламному агенту. В свое время он работал у Уиздома Хили, торговца почтовой бумагой, в должности коммивояжера и продавал промокательную бумагу, но сейчас у него свое дело, он размещает объявления, не слишком в этом преуспевая. Джойс наделил его венгерско-еврейским происхождением. Два других главных персонажа - Стивен Дедал, уже выведенный Джойсом в "Портрете художника в юности" (1916), и Мэрион Блум, Молли Блум, жена Блума. Если Блум - фигура центральная в этом триптихе, то Стивен и Мэрион - боковые: книга начинается со Стивена и заканчивается на Мэрион. Стивен Дедал носит имя мифического создателя лабиринта в Кноссе - царской резиденции древнего Крита, - а также крыльев для себя и своего сына Икара и других сказочных приспособлений. Стивену двадцать два года, он дублинский школьный учитель, ученый и поэт, задавленный в годы учебы дисциплиной иезуитского воспитания и теперь бурно восстающий против него, но при этом сохранивший склонность к метафизике. Он теоретик, догматик, даже когда пьян, вольнодумец, эгоцентрик, превосходный чеканщик едких афоризмов, физически хрупкий, подобно святому пренебрегающий гигиеной (последний раз он мылся в октябре, а сейчас июнь), ожесточенный и желчный молодой человек - трудно воспринимаемый читателем, скорее проекция авторского интеллекта, нежели теплое конкретное существо, созданное воображением художника. Критики склонны, отождествлять Стивена с молодым Джойсом, но это к делу не относится. Как пишет Гарри Левин, «Джойс утратил религию, но сохранил категории» - это справедливо и для Стивена Джойс Дж. Улисс. - М.: Изд-во "Азбука", 2006. С.135.

Мэрион (Молли) Блум, жена Блума, - ирландка по отцу и испанская еврейка по матери. Концертная певица. Если Стивен - интеллектуал, а Блум - интеллектуал наполовину, то Молли Блум определенно не интеллектуалка и при этом особа очень вульгарная. Но все три персонажа не чужды прекрасного. В случае Стивена художественность почти невиданная - вы никогда не встретите в «реальной жизни» человека, столь художественно владеющего повседневной речью, как он. В полуинтеллектуале Блуме от художника меньше, чем в Стивене, но гораздо больше, чем разглядели в нем критики: поток его сознания порой сближается с потоком сознания Стивена, что я покажу позже. Наконец, Молли Блум, несмотря на свою банальность, несмотря на заурядный характер ее мыслей, несмотря на вульгарность, эмоционально отзывчива на простые радости существования, как мы увидим в последней части ее необычайного монолога, которым заканчивается книга.

Прежде чем обсуждать тему и стиль книги, нужно сказать еще несколько слов о главном герое, Леопольде Блуме. Пруст создавал Свана как личность с индивидуальными, уникальными чертами. Сван не литературный и не национальный тип, хотя он сын биржевого маклера-еврея. При создании образа Блума в намерения Джойса входило поместить среди коренных ирландцев его родного Дублина кого-то, кто, будучи ирландцем, как сам Джойс, был бы также белой вороной, изгоем, как тот же Джойс. Поэтому он сознательно выбрал для своего героя тип постороннего, тип Вечного Жида, тип изгоя. Однако позже я покажу, что Джойс нарочито груб в накапливании и заострении так называемых национальных черт.

Надо сказать еще об одной особенности Блума: многие литературоведы, столько написавшие об «Улиссе», «либо очень чистые, либо очень испорченные люди». Они склонны рассматривать Блума как натуру заурядную, и сам Джойс явно стремился изобразить человека заурядного. Однако очевидно, что в сексуальном отношении Блум если и не вполне безумен, то, по крайней мере, являет собой наглядный клинический пример крайней сексуальной озабоченности и извращения со всевозможными любопытными осложнениями. Его случай, безусловно, строго гетеросексуальный, в отличие от гомосексуального большинства дам и джентльменов у Пруста («homos» - от греческого «одинаковый», а не от латинского «человек», как думают некоторые студенты), но в беспредельной любви к противоположному полу Блум позволяет себе действия и мечты явно не вполне нормальные в зоологическом, эволюционном смысле.

Как отмечают многие литературоведы, «Улисс» - превосходное, долговременное сооружение, но он слегка переоценен теми критиками, что больше заняты идеями, обобщениями и биографической стороной дела, чем самим произведением искусства. Не стоит видеть в беспорядочных блужданиях и мелких приключениях Леопольда Блума летним дублинским днем прямую пародию на "Одиссею", где рекламный агент Блум исполняет роль Одиссея, иначе - Улисса, героя хитроумного; а склонная к адюльтеру жена Блума представляет добродетельную Пенелопу, тогда как Стивену Дедалу отводится роль Телемака. Очень приблизительная и очень общая перекличка с Гомером, очевидно, существует в теме странствий Блума, на что указывает название романа, - существует наряду со многими другими присутствующими в книге классическими аллюзиями; но было бы напрасной тратой времени искать прямые параллели в каждом персонаже и в каждой сцене «Улисса».

Если рассмотреть роман в целом, то можно задаться следующим вопросом: Так каковы же главные темы книги? Они очень просты.

Во-первых, горестное прошлое. Маленький сын Блума давно умер, но его образ живет в крови и в сознании героя.

Во-вторых, это смешное и трагическое настоящее. Блум все еще любит свою жену Молли, но отдается на волю Судьбы. Он знает, что в 4.30 этого июньского дня Бойлан, ее напористый импресарио, посетит Молли - и Блум ничего не делает, чтобы помешать этому. Он всеми силами старается не стоять на пути Судьбы, но в течение дня постоянно наталкивается на Бойлана.

В-третьих, это жалкое будущее. Блум сталкивается с молодым человеком - Стивеном Дедалом. Постепенно он понимает, что, возможно, это маленький знак внимания со стороны Судьбы. Если его жена должна иметь любовника, то чувствительный, утонченный Стивен больше годится на эту роль, чем вульгарный Бойлан. Стивен мог бы давать Молли уроки, мог бы помочь ей с итальянским произношением, необходимым в ее профессии певицы, - одним словом, как трогательно думает Блум, мог бы оказывать на нее облагораживающее воздействие.

И все же главная тема - это Блум и Судьба. Каждая глава написана другим стилем или, скорее, с преобладанием другого стиля. Нет никакой особой причины, почему это должно быть так - почему одна глава должна излагать содержание прямо, другая - через призму пародии, а третья - журчать потоком сознания. Никакой особой причины нет, но можно говорить о том, что эта постоянная смена точки зрения разнообразит знание и позволяет посмотреть на предмет свежим взглядом с разных сторон. Этот трюк с изменением взгляда, изменением угла и точки зрения можно сравнить с новой литературной техникой Джойса, с новым поворотом.

В этот день герои постоянно сталкиваются во время своих перемещений по Дублину. Джойс ни на минуту не теряет их из виду. Они приходят и уходят, встречаются, расстаются, и снова встречаются, как живые части тщательно продуманной композиции, в некоем медленном танце судьбы. Повторение ряда тем - одна из самых поразительных особенностей книги. Эти темы очерчены гораздо четче, и следуют им гораздо планомернее, чем Толстой или Кафка. Весь «Улисс» - это обдуманный рисунок повторяющихся тем и синхронизация незначительных событий.

К вышесказанному можно также добавить, что у Джойса намечены три основных стиля в романе. Это «исходный Джойс»: простой, прозрачный, логичный и неспешный. В качестве второго стиля можно назвать неполную, быструю, отрывистую форму выражения, передающую так называемый поток сознания или, скорее, прыжки сознания. Примеры этой техники можно найти в большинстве глав, хотя обычно ее связывают только с главными героями. К обсуждению этого приема мы обратимся в связи с заключительным монологом Молли, наиболее знаменитым его примером; сейчас же можно сказать, что в нем преувеличивается вербальная сторона мысли. А человек не всегда думает словами, он думает еще и образами, поток же сознания предполагает поток слов, который может быть записан, однако трудно поверить, что Блум непрерывно говорит сам с собой.

Своего рода третьем стилем являются пародии на различные нероманные формы: газетные заголовки, оперетты, мистерии и фарсы, экзаменационные вопросы и ответы по образцу катехизиса. А также пародии на литературные стили и авторов: бурлескный рассказчик, тип автора дамского журнала, ряд конкретных авторов и литературных эпох и изящно исполненная газетчица.

Оставаясь внутри одного стиля или сменяя их, Джойс в любой момент может усилить настроение, вводя музыкальную лирическую струю при помощи аллитерации и ритмических приемов - обычно для передачи тоскливых чувств. Поэтический стиль часто сопутствует Стивену, но пример такого стиля встречается и у Блума, когда он избавляется от конверта с посланием Марты Клиффорд: "Проходя под железнодорожным мостом, он вынул конверт, проворно изорвал на клочки и пустил по ветру. Клочки разлетелись, быстро падая вниз в сыром воздухе: белая стайка; потом все попадали". Или, через несколько предложений, когда огромный поток пива полился, "растекаясь по грязной земле, петляя, образуя озерки и водовороты хмельной влаги и увлекая с собой широколистые цветы ее пены". Однако в любой другой момент Джойс может обратиться к всевозможным лексическим трюкам, каламбурам, перестановке слов, словесным перекличкам, многообразным спариваниям глаголов или звукоподражаниям. Все это, равно как и перегруженность местными аллюзиями и иностранными выражениями, может быть, излишне затемняет эту книгу, где и без того подробности не проговариваются с достаточной ясностью, а лишь даются намеком для посвященных.

Действительно, роман «Улисс» уникален. Джойс пошел наперекор существовавшей веками традиции и сделал предметом изображения в романе не какой-то особенный день в жизни героев, а просто день, в течение которого почти ничего не происходит, один день жизни. «Джойсоведы» не без основания заявляют, что один день Леопольда Блума («блумсдэй») - это одновременно и один день мира, в котором аккумулирована вся история человечества, вся история литературы от Гомера до современности. И даже ее будущее, поскольку новаторство ирландского автора, примененная им техника «потока сознания» задали направление развитию изящной словесности на долгие годы - без «Улисса» немыслим не только европейский модернизм, но и куда более близкий нам хронологически постмодернизм.

Чтение «Улисса» подобно двенадцати подвигам Геракла вместе взятым. Это необычайно сложный, нескончаемый, изнурительный, варварский, безумный, занудный и блистательно-утонченный роман. Вскоре после его публикации, в том же году, Вирджиния Вулф не пожалеет для Джойса строгих оценок в своем «Дневнике писателя»: «Я закончила читать «Улисса» и думаю, что роман не удался. В нем, конечно, чувствуется гениальность, но гениальность самого низкого пошиба. Книга получилась рыхлой и невнятной, претенциозной и вульгарной... Мне невольно представляется эдакий хулиган-мальчишка, ученик начальной школы, умный и даровитый, но настолько уверенный в себе, настолько эгоистичный, что он теряет всякое чувство меры, становится экстравагантным, самовлюбленным, невоспитанным, нахальным горлопаном, который огорчает людей, расположенных к нему, и решительно отвращает от себя тех, кому и без того не нравился». Вот именно эта нападка и подвигла меня полюбить Джойса, ибо я считаю, что одна из наипервейших задач писателя -- быть экстравагантным, самовлюбленным, нахальным горлопаном. Конечно, для чтения Джойса требуются непомерные усилия; это автор очень нелегкий, но зато вы его уже никогда не забудете.

Говорить о славе и признании Джойса бессмысленно. Уже к середине ХХ в. Джеймс Джойс обрел статус одного из крупнейших писателей столетия, классика мировой литературы, а творчество его стало объектом многочисленных литературоведческих и культурологических студий.

Заключение

джойс роман улисс новаторство

Если писать историю как историю культуры духа человеческого, то XX век должен получить имя Джойса - Гомера, Данте, Шекспира, Достоевского нашего времени. Элиот сравнивал его «Улисса» с «Войной и миром», но «Улисс» - это и «Одиссея», и «Божественная комедия», и «Гамлет», и «Братья Карамазовы» современности. Подобно тому, как Джойс впитал человеческую культуру прошлого, так и культура XX века несет на себе отпечаток его гения. Не подозревая того, мы сегодня говорим, думаем, рефлексируем, фантазируем, мечтаем по Джойсу. Его духовной иррадиации не избежали даже те, кто не читал «Улисса». А до последнего времени у нас не читали: с 67-летним опозданием к нам пришел полный «Улисс», о котором в мире написано в тысячу раз больше, чем сам роман. В книгу вошли также очерки-эссе об Ибсене, Кэрролле, Йитсе и других писателях, чье творчество, по мнению автора, предваряло, предвосхищало, готовило наступление века Джойса.

Ответ на вопрос, в чем заключается причина исключительной музыкальности произведений Джойса, следует искать в природе человеческого дарования. Писательский талант Джойса, в котором гениально соединены абсолютный музыкальный слух, способность к синтетично-ассоциативному восприятию действительности и тончайшее чувство слова - явление довольно редкое. В своей музыкальности поэт настолько самобытный, что ему невозможно подражать. Кроме того, художественный талант Джойса - это талант в развитии. Подход автора «Улисса» к музыке - это подход не писателя, но художника, подарившего литературе всю душу и сердце.

Список литературы

1.Гарин И.И. Век Джойса. - М: ТЕРРА-Книжный клуб, 2002. - с. 58.
2. Гениева Е.Ю. Перечитывая Джойса // Джойс Дж. Избранное: Сборник. - М.,2000. с.38.

3. Михальская Н.П. Пути развития английского романа 1920-1930 годов. Утрата и поиски героя. - М., 2006. С.325

4. Гарин И.И. Век Джойса. - М: ТЕРРА-Книжный клуб, 2002. - с. 161.
5. Джеймс Джойс. Лирика. Пер. с англ. Г. Кружкова. - М.: Рудомино, 2000. - с. 180.

6. Хоружий С.С. Как читать "Улисса" // Иностранная литература. - М., 2002. № 1. - с. 287.

7.Бавильский Д. Воронка Улисса: Заметки на полях русского "Улисса". - М., 2006. С.236

8.Гарин И.И. Век Джойса. - М: ТЕРРА-Книжный клуб, 2002. - с. 848

9.Джойс Дж. Улисс. - М.: Изд-во "Азбука", 2006. - с.365

10.Набоков В. Лекции по зарубежной литературе. - М.: Изд-во "Независимая Газета", 2000.- с.263

11.Тарасова Е. "Улисс" forever. Екатерина Гениева. О несостоявшемся священничестве и состоявшемся писательстве. - М., 2003. - с.144

Размещено на Allbest.ru


Подобные документы

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.