Речевая агрессия в печатных средствах массовой информации

Виды речевой агрессии. Способы выражения речевой агрессии в печатных средствах массовой информации. Особенности проявления агрессии в печатных СМИ тоталитарного и демократического государств. Общие и различные черты заголовков немецких и русских газет.

Рубрика Журналистика, издательское дело и СМИ
Вид диссертация
Язык русский
Дата добавления 24.10.2013
Размер файла 377,9 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Воздействие на адресата осуществляется и с помощью использования структурно-синтаксических способов оформления мыслей (парцелляция).

Тактики, которые наиболее часто используются в прессе 90-х гг., ? это преимущественно тактики непрямой агрессии: насмешка, колкость. Они также часто содержат в себе интенцию оскорбления, обвинения, возмущения. Комический эффект в заголовках достигается с помощью языковой игры, иронии.

Смещение политических акцентов, неясность политических позиций демократических деятелей отражаются в лексике. Символично в этой связи появление неологизмов: Niemandsland, Joschkonomics, schrodern, Blairness, Kanzler des-Man-musste-mal, Der Dochnochprasident, Bushismus/собчакиада, деморосы, ельцингейт, гайдаровщина, жириновщина, демслеза, бурбулизация. Внутренняя форма данного слова отражает уничижительное отношение к политическим противникам. Сами такие слова звучат как оскорбление.

«В качестве актуализаторов, относящих именуемый объект к миру “своего” или “чужого”, и восстанавливающих нужное значение слова, обычно выступают оценочные эпитеты или модальные слова, ту же функцию выполняет знак кавычек» [Какорина 1996: 172].

Меткие рифмы, игра слов, деформация прецедентных текстов, фамильярные формы собственного имени ? все эти нестандартные средства, реализованные в текстах заголовков, обеспечивая мену тональности, не снимают общей агрессивности содержания, переданного фразеологическими и лексическими сигналами.

Итак, заголовки 90-х гг. едины в содержании косвенных агрессивных тактик. Именно это обусловливает черты большинства из них: актуальное употребление лексических единиц, обладающих «размытым значением», но ярко выраженным аксиологически и коннотативно, использование языковой игры, частое обращение к предмету агрессии, явно превалирующие средства образности над дискурсом.

Политическая и журналистская культура ведущих СМИ Германии и России на основе сравнительного анализа позволяет вывести следующие отличительные признаки:

1. Газеты 90-х гг. более осторожны в использовании агрессивных средств.

2. Газеты исследуемого периода имеют склонность к этикетированию, атрибуции.

2.3.3 Заголовки русских газет 30-х и 90-х гг.

Анализ позволил нам проследить эволюцию развития тактик речевой агрессии в обществах с разным политическим строем.

В основе исследования русскоязычных заголовков 30-х гг. лежат материалы газеты «Правда». При анализе современных российских газет мы ограничились газетами политических партий и либеральными газетами, поскольку, по нашим наблюдениям, в них наиболее часто встречаются примеры речевой агрессии.

Речевая агрессия в современных газетах политических партий имеет стереотипные формы выражения, которые функционировали в советском политическом дискурсе по отношению к внешним врагам. Часто «формальная», стереотипная агрессия усиливается за счет добавления определений с негативной оценочностью.

Говоря о газете «Правда», следует отметить, что данная газета осталась на арене журналистики, несмотря на все изменения, произошедшие в стране. В 30-е гг. она не имела никаких конкурентов и ее позиция, точка зрения принималась как нечто незыблемое и неизменное, не подлежащее обсуждению. Сейчас эта газета ? «одна из многих». Неизменным же осталась ее открытая приверженность коммунистической партии.

Несмотря на различия целевой направленности, наблюдаются общие тенденции использования тактик речевой агрессии. Так, тактики обвинения, призыва, констатации некомпетентности, возмущения, упрека, колкости и насмешки часто присутствуют в газетах обеих эпох. Этого нельзя сказать о тактиках оскорбления, угрозы, проклятия, злопожелания. В современных газетах они встречаются намного реже. На наш взгляд, это связано не только с эпохой, но и с общим эмоциональным состоянием автора. Если в 30-е гг. основным признаком негодования, возмущения и намеренного оскорбления служила прямая агрессия нападения, то сейчас мы наблюдаем обратную тенденцию. Агрессия становится скрытой, косвенной, хотя воздействие оказывает не меньшее, чем прямая. Ее отличает повышенная интеллектуальность.

«Практически не реализуется статья 130 (оскорбление). Закон трактует оскорбление как унижение чести и достоинства лица, выраженное в неприличной форме. Пленум Верховного суда определил две такие формы: человека назвали дураком или обругали нецензурной бранью».

В языковом отношении мы можем также говорить о некоторых общих тенденциях. Так, использование риторических вопросов, метафор, антитез, характерно для газет обоих периодов.

Речевая агрессия в современной прессе усиливается за счет словосочетаний, которые провоцируют различного рода ассоциации, например, ассоциацию современного президентского правления с самодержавием. Этот прием использовался и в немецкоязычных газетах 30-х гг., когда власть коммунистов сравнивалась с царской.

Часто речевая агрессия выражается через слова с устойчивой отрицательной коннотацией, например: Гитлер, фашисты и т.д.

В газетах 90-х гг. наиболее распространенным приемом реализации косвенных тактик является доминирование прецедентных текстов и фразеологизмов. Наследием советского периода является сохранившаяся тяга к ярлыковости оценок, но, в отличие от советских однозначных прямых отрицательных оценок, сейчас чаще используются иронические оценки. И особенно характерны оценки, основанные на социально-исторических, литературных, фольклорных и других аллюзиях. Иронически переосмысляются под влиянием социальных факторов и пословичные выражения.

Фразеологические единицы часто используются в современной прессе в заголовках статей в усеченной, трансформационной форме, аллюзивно, что является одним из способов привлечения внимания читателей к той или иной проблеме.

Пропаганда выступает не только в диктаторском обществе, но и как поддерживающее мероприятие для укрепления власти в современном обществе.

В нашей работе техники пропаганды представлены различными формами языковой игры, смешением политической и религиозной символики, угрозами, просторечными выражениями, призывами.

Риторическое оснащение пропаганды как формы коммуникации, которая не принимала противоречий, являлось важным звеном в роли завоевания, убеждения, уговаривания масс. Пропаганда - это составная часть машины подавления. Тоталитарная система была связана с «неумолимой правдой». Цель пропаганды - повлиять на политическое сознание общественности или массы с одной стороны в пользу собственных интересов.

2.3.4 Заголовки немецких газет 30-х и 90-х гг.

Немецкие газеты двух временных срезов представляют собой два прямо противоположных полюса. Газеты современные избегают использования прямой оценки, которая могла бы оскорбить или обидеть оппонента. Агрессия присутствует, главным образом, имплицитно. Это обусловлено двумя причинами: Во-первых, нежелание возврата к тоталитарному прошлому, во-вторых, объединение ГДР и ФРГ, по сути двух государств, с разным политическим строем, в 1990 году, которое потребовало с обеих сторон терпимости.

С приходом к власти Гитлера 30-е гг. в Германии стали эпохой формирования нового мышления и тотальной перестройки страны. Фашисты уничтожали всех, кто не соответствовал расовой теории, то есть еврейское население, а также инакомыслящих - коммунистов, большевиков и т.д.

Средства массовой информации не только рассказывали о ходе судебных заседаний, но и не скрывали своих оценок по поводу происходящего и людей, оказавшихся на скамье подсудимых.

Присутствие прямой вербальной агрессии в газетах Третьего рейха подтверждает мнение о том, что пресса в тоталитарном обществе использовалась в качестве рупора пропаганды идеологии. Тактики оскорбления, обвинения, угрозы, злопожелания и констатации некомпетентности являются ведущими в заголовках газет исследуемого периода.

Современный период характеризуется использованием непрямой речевой агрессии. Журналист находит неуязвимые способы избежать возможных претензий к редакции. Например, задавая риторические вопросы, подавая текст без авторского комментария, умело представив подобранные документы, цитаты. Другой способ, когда автор использует математический «метод от противного» - расписывая негативные действия, «одобрять» их. А выводы к таким комментариям читатель сделает сам. Присутствие вербальной иронии в текстах газет является одной из характерных черт современной немецкой прессы. Отсюда и частота использования тактик колкости и насмешки. Из тактик прямой агрессии встречаются тактики оскорбления, обвинения, констатации некомпетентности, но они выражены чаще всего с помощью разнообразных стилистических премов: аллюзий, эпитетов с оскорбительной коннотацией. Метафора в ироничном употреблении использует языковые выражения не детерминированные, а контрдетерминированные. Собственно значение переводится в семантически противоположное. Языковая игра, фразеологизмы, квазицитация и феномен прецедентности также нередко используются для реализации иллокутивного намерения диффамировать противника. Являясь важными экспрессивными средствами языка, они оказывают сильное воздействие на мышление читателя. Схожие тенденции в газетах двух периодов присутствуют лишь в графическом оформлении материала. Так, немецкие газеты как в 30-е гг., так и в 90-е гг. предлагают различные символы визуального воздействия. Например, красный шрифт и подчеркивание важной информации жирной чертой в „Volkischer Beobachter“.

В современной „Frankfurter Allgemeine Zeitung“ это готический шрифт в комментарии на первой странице. Подводя итоги, отметим, что различие в использовании тактик речевой агрессии в немецких газетах 30-х и 90-х гг. объясняется, прежде всего, различием политического строя. Так, присутствие косвенной агрессии в современной прессе в пору свободы слова представляется нам закономерным явлением. Существует даже несколько специфических видов цензуры, которые сдерживают журналистов в прямом выражении негативной оценки, а значит и реализации прямой речевой агрессии: 1. ограничения на свободу информации, связанные с государственными, военными, медицинскими, коммерческими тайнами, этическими нормами; 2. запрещения, связанные с тем, что через контроль над информацией, над зависимым СМИ можно скрыть ошибки или отложить решение той или иной проблемы до благоприятного времени; 3. ведомственная цензура из-за боязни того, что выявится некомпетентность представителей управленческого аппарата.

2.4 Общие замечания

Количественный анализ тактик показал, что русскоязычные газеты как 30-х, так и 90-х гг. используют речевую агрессию в заголовках чаще, чем немецкоязычные газеты 90-х гг. Наглядно итоги сравнительного анализа в процентном соотношении можно изобразить в виде таблицы.

период

30-е гг.

90-е гг.

Язык

немецкий

русский

немецкий

русский

Тактики

%

%

%

%

Оскорбление

25

35

9

16

Угроза

6

8

6

2

Обвинение

17

12

13

12

Констатация некомпетентности

11

8

17

15

Злопожелание

5

7

1

3

Проклятие

-

4

-

1

Призыв

9

7

5

4

Упрек

7

4

12

5

Возмущение

15

11

15

8

Колкость

2

3

20

25

Насмешка

3

1

2

9

Выводы ко второй главе

1. В структуре заголовков 30-х и 90-х гг., содержащих тактику оскорбления, мы выделили следующие номинативные группы: 1. Номинации, обозначающие негативную с точки зрения интересов общества деятельность, занятия, поступки, поведение кого-либо. Это, как правило, слова, имеющие четкую юридическую квалификацию: шпион, диверсант, мошенник, вор и др. 2. Слова и словосочетания, в самом значении которых содержится негативная оценка деятельности, занятий, поведения кого-либо, сопровождаемая экспрессивной окраской публицистического характера. 3. 3. Био- и зоосемантические метафоры, содержащие, как правило, грубую экспрессию неодобрения, презрения, пренебрежения. 4. Номинации лица по профессии, роду занятий, которые в сочетании с оценочными словами приобретают резко негативную оценку, обычно сопровождаемую экспрессией неодобрения, презрения и т.п. 5. Номинации, негативная коннотация которых усиливается за счет использования оценочных прилагательных.

2. Тактика угрозы в газетах 30-х гг. проявляется в следующих семантических комплексах: 1. предупреждение; 2. угроза применения силы; 3. запугивание; 4. угроза расплаты. В газетах 90-х гг. данная тактика встречается значительно реже. В немецких газетах она проявляется в угрозе применения силы, а в русских - в предупреждении или угрозе злопамятства.

3. Тактика обвинения в газетах 30-х гг. находила реализацию в следующих группах заголовков: 1. обвинение в деструктивных действиях, убийстве; 2. обвинение в саботаже; 3. обвинение в приготовлении военных действий. В газетах Третьего рейха отдельные семантические комплексы составляют обвинения в терпимости к коммунистам и во вмешательстве в политику других стран. Для заголовков советских газет характерна структура простого двусоставного предложения, которая так же явилась средством выражения тактики обвинения.

4. Тактика констатации некомпетентности содержит в себе, прежде всего, указание на некомпетентность проводимой в стране политики, итогов этой политики или самих политиков. В газетах 30-х гг. данная тактика часто представлена структурой простого двусоставного предложения с именным сказуемым (N1 - N2) или выражена в форме риторического вопроса. В газетах 90-х гг. часто присутствует констатация некомпетентности отдельных политических мероприятий таких, как реформы или популизм.

5. Тактика злопожелания наиболее широко представлена в газетах 30-х гг. пожеланиями физического уничтожения: смерти, расстрела, а так же пожеланиями возмездия, получения наказания, пожеланиями страданий. В современных немецких газетах данная тактика практически не представлена, в российских газетах злопожелание реализуется метафорически.

6. В советских газетах 30-х гг. и российских газетах коммунистической направленности присутствует тактика проклятия, которая выражает крайнюю степень раздражения.

7. Тактика призыва в газетах 30-х гг. содержит призывы к борьбе, спасению, разоблачению, избавлению от чего-либо (такая форма призыва реализуется в конструкциях с модальными предикативами), агрессивным действиям и физическому уничтожению. Немецкие газеты отличает присутствие призывов к бойкоту и нетерпимости. В газетах 90-х гг. данная тактика реализуются в императивных предложениях в призывах к борьбе, недопущению действий, неприемлмых с точки зрения общественной морали.

8. Тактика возмущения выражает негативную реакцию общества на политические события и в газетах двух периодов представлена в основном лексическими группами, содержащими лексику с негативной коннтотацией: unglaublich / невероятный, unerhort / неслыханный, ungeheuerlich, furchtbar / ужасный, frech, dreist / наглый, unverschamt / бесстыдный, toben, wuten / неистововать, бушевать, Terror / террор и др.

9. Тактика упрека в газетах 30-х гг. содержит упрек в недостойном поведении, в терпимости/принятии враждебного миру режима. Упрек в газетах 90-х гг. направлен в основном на действия политиков и часто представлен с использованием стилистических средств.

10. Тактики непрямой агрессии колкость и насмешка практически не представлены в газетах тоталитарной эпохи. В современных газетах эти тактики являются ведущими в стремлении нанести вред оппоненту. Они реализуются за счет использования стилистических средств, языковой игры, феномена прецедентности.

11. Сравнительный анализ заголовков позволил нам выделить общие и различные черты у газет 30-х и 90-х гг. двух языковых пространств на следующих уровнях: 1. Тематический Аргументативный. 2. психологический. 3. Языковой.

Глава 3. ПРОЯВЛЕНИЕ ВИДОВ РЕЧЕВОЙ АГРЕССИИ В ГАЗЕТНОМ ТЕКСТЕ

3.1 Речевая агрессия в текстах немецких и русских газет 30-х гг

В третьей части нашего исследования нами были рассмотрены статьи немецкой и русской прессы 30-х гг., содержащие речевую агрессию. Целями написания такого рода статей является стремление: 1. диффамировать противника; 2. показать свое превосходство; 3. мобилизовать читателя к борьбе.

Для анализа мы брали статьи с похожей тематикой для того, чтобы можно было сравнить, насколько отличается степень активности речевой агрессии в газетах двух разных стран с одним и тем же политическим строем.

Так, из газет 30-х гг. мы выбрали статьи, посвященные поджогу Рейхстага в 1933 году, а также комментарии к действиям вождей двух стран: Гитлера и Сталина. В обеих статьях общий смысл перекликается и уровень агрессии достаточно высок. Рассмотрим, как реализуются тактики речевой агрессии в текстах.

3.1.1. Статья «Das Fanal!»

Статья «Das Fanal!», автором которой является Й. Геббельс, опубликована в газете „Volkischer Beobachter“ (далее VB) 01.03.1933 как комментарий к поджогу здания рейхстага 27 февраля 1933. Устами Геббельса говорит правительство. Геббельс регулярно писал передовые статьи. В „VB“ действовал лозунг: пресса покоряется этике нового государства, или она исчезнет. Газеты рассматривались как публицистическая совесть нации.

На первый план выступает реакция на вопиющее событие - пожар в рейхстаге. Данная статья является продолжением общей темы номера, которая звучит так: „Das Ma? ist voll! Jetzt wird rucksichtlos durchgegriffen“ (Чаша переполнена! Теперь будем беспощадно принимать крутые меры).

Используемая в статье лексика представляет собой те элементы, из которых складывались политическая агитация и пропаганда. Но, следует отметить, что в заголовок анализируемой статьи вынесено слово иностранного происхождения, что не характерно для языка национал-социалистов. Иностранные слова не использовались нацистами, поскольку зачастую они были непонятны широким массам. Употреблялись только те, которые обладали особой эмоциональной нагрузкой. К таким словам относится слово, вынесенное в заголовок статьи д-ра Геббельса. «Das Fanal» огонь, маяк, перен. предвестник, сигнал [Лепинг 1947: 196].

Fanal, das; -s, -e [frz. fanal = Leuchtfeuer, Feuerzeichen < ital. fanale, zu griech. phanуs = Leuchte, Fackel] (geh.): Ereignis, Tat, Handlung als weithin erkennbares Zeichen, das eine Veranderung, den Aufbruch zu etw. Neuem ankundigt [UW Duden 2000: ...].

Исходя из данных значений слова, смысл заголовка можно трактовать двояко: 1. огонь как событие, пожар; 2. огонь как предвестник новых кардинальных изменений.

Проследим, насколько ярко речевая агрессия проявляется в отдельных тактиках.

Статья состоит из 68 распространенных предложений, начинается на первой странице и заканчивается на второй.

Прямая агрессия в статье представлена тактиками оскорбления, обвинения, угрозы, констатации некомпетентности и призыва.

Оскорбление, главным образом, направлено на коммунистов, которые согласно версии национал-социалистов являлись единственными виновниками поджога (Ср. ниже анализ статьи «Шуты на троне»). Данная тактика встретилась в тексте 15 раз. Перлокуция достигается здесь путем использования эмоционально-оценочной, инвективной лексики при номинации противника. Структура - словосочетания. Словосочетания, содержащие тактику оскорбления, можно классифицировать по адресанту:

1. оскорбление коммунистической партии:

diese Verbrecherorganisation, genannt Kommunistische Partei... (Эта преступная организация, называемая коммунистическая партия);

die Mitglieder dieser Unterweltspartei... (члены этой партии преступного мира);

satanische Partei (сатанинская партия);

die Organisation des Terrors (организация террора).

2. оскорбление коммунистов:

...dieser Untermenschtum in Deutschland (этих нелюдей в Германии);

das Gesindel aus seinen Lochern hervorkriecht... (сброд выползает из своих нор);

der Mob die Gefangnisse offnet (чернь открывает тюрьмы);

vor dem verbrecherischen Zugriff dieser Blutbanden (перед преступным нападением этих кровавых банд);

die bolschewistischen Meuchelmorder (большевистские убийцы из-за угла);

den tollwutigen Zerstorern (бешеным разрушителям);

gedungener Verbrecher (наемных преступников).

В качестве средства максимального эмоционального воздействия нередко используются стилистические приемы метафоризации и метонимии:

dem roten Spuk (красному плевку);

diese Weltpest (эта мировая чума);

dieser furchtbaren Gei?el (этого ужасного бича).

Тактика обвинения встретилась в анализируемой статье 8 раз. Тематически данная тактика обращена не столько к обвинению в пожаре, сколько к обобщенному обвинению в разрушительных, деструктивных действиях коммунистической партии, которые наносят вред мирному населению Германии. Здесь Геббельс пользуется характерным для тоталитарного общества приемом пропаганды: психологический метод и приемы поляризации (противопоставление wir-sie (мы-они), sie иногда заменяется безличной конструкцией с местоимением man, и повтора как его разновидности). Структура данной тактики выходит за рамки обычного словосочетания и может включать в себя целые комплексы, состоящие из нескольких предложений, в том числе придаточных, а также инфинитивных конструкций.

diesem schamlosen verbrecherischen Treiben, inszeniert von einer auslandischen Macht, um Deutschland in das Chaos hineinzusturzen... (этому бесстыдному преступному поведению, инсценированному одной иностранной державой, чтобы ввергнуть Германию в хаос);

Mord, Terror, Brand und Verwustung, das sind die furchtbaren Spuren, die diese satanische Partei auf ihrem Wege hinter sich lasst. (смерть, террор, пожар и опустошение, это страшные следы, которые оставляет после себя на пути эта сатанинская партия);

Wahrend wir unter einem noch nie dagewesenen Lugenfeldzug zusammenbrechen drohten, wahrend man unsere Fuhrer mit Redeverboten belegte und unsere SA-Manner in die Gefangnisse warf... (в то время, как мы находились под угрозой проведения небывалой лживой кампании, в то время как нашим вождям запрещали выступать с речами и бросали наших штурмовиков в тюрьмы);

Vierhundert junge nationale Manner hat der rote Terror auf dem Gewissen. (четыреста молодых националистов на совести красного террора);

Der blutrunstige Parole „Schlagt die Faschisten, wo ihr sie trefft“, sind zehntausende von nationalen Menschen zum Opfer gefallen, ohne dass ein Staatsanwalt auch nur einen Finger ruhrte (Десятки тысяч националистов стали жертвами кровожадного призыва «Убивайте фашистов везде, где встретите», хотя государственному прокурору стоило только пошевелить пальцем);

In einer Nacht fallen drei SA und SS-Manner allein in Berlin den roten Kugeln zum Opfer (В одну ночь только в Берлине пали жертвой красных пуль трое штурмовиков);

Mit Gewalt, Blut und Schrecken wollen die bolschewistischen Meuchelmorder eine Panik uber Deutschland zu bringen, um von der Welle des Entsetzens sich selbst hochzutragen zu lassen (Силой, кровью и страхом большевистские убийцы из-за угла хотят посеять панику над Германией, чтобы подняться самим на волне ужаса);

Ein 24jahriger auslandischer Kommunist im Aufrtage russischer und deutscher Parteistellen dieser Weltpest den Reichstag in Flammen aufgehen lasst! (24-летний иностранный коммунист по заказу русских и немецких партийных чинов этой мировой чумы дает сгореть рейхстагу!).

Тактика призыва является одной из ведущих в данной статье, так как основная цель ее - призвать читателей голосовать за Гитлера 5 марта и бороться с коммунистами. Призывы следуют один за другим в тексте, не давая читателю осмыслить происходящее. Следует отметить, что они могут прозвучать двояко, так как их предваряет упрек правительству фон Папена (См. ниже). Поэтому призывом данные предложения можно назвать и по структуре, и по цели, с которой их включили в статью.

Nun aber handeln! Nun aber Schluss machen! Nun aber keine Nachsicht mehr uben und keinen Parden mehr geben! Rottet diese Pest in Deutschland je grundlich aus... (Но теперь действовать! Но теперь покончить! Но теперь не давать больше снисхождения и извинений! Основательно искореним эту чуму в Германии…);

Hitler will handeln: Hitler wird handeln! Gebt ihm Macht dazu! Rei?t am 5. Marz die Tore an, damit er, der Fahnentrager der Nation, unsere Standarte ins neue Reich hineitragen kann! (Гитлер хочет действовать: Гитлер будет действовать! Дайте ему власть для этого! Откройте ворота 5 марта, чтобы он, знаменосец нации, смог внести наши стандарты в новый рейх!);

Nun erhebe sich, deutsche Nation! Nun stehe auf und gib dein Urteil ab! (Ну, поднимись, немецкая нация! Ну встань и скажи свой приговор!).

Два косвенных призыва также нацелены на убеждение читателей в правильности выбора национал-социалистов 5 марта:

Es gibt jetzt keine Wahl mehr. Entweder versinkt Deutschland in diesem Schwaden von Tranen und Blut, oder die Nation gibt Hitler die Moglichkeit, dem roten Spuk ein kurzes, aber hartes Ende zu bereiten... (Теперь больше нет выбора. Или Германия утонет в этом угаре слез и крови, или нация даст Гитлеру возможность, подготовить короткий, но жесткий конец красному плевку);

Die roten Flammen, die uns der Kuppelhalle des Reichstags in den dunkeln Nachthimmel hineinschlugen, werden fur ganz Deutschland ein Fanal sein. (Красный огонь, который пожирает в темном ночном небе купол рейхстага, станет для всей Германии сигналом).

Тактика констатации некомпетентности встречается на протяжении всего содержания в качестве основного средства диффамации противника. Причем для усиления перлокуции часто используются приемы антитезы, сравнения, риторического вопроса и т.д.

Wohin wurde Deutschland heute geraten, wenn nicht die zwolf bis funfzehn Millionen Menschen, die sich um Adolf Hitlers Fahnen geschart haben, jetzt aufstanden?.. (Куда бы пришла сегодня Германия, если бы не встали теперь от 12 до 15 миллионов человек, которые собрались вокруг знамени Адольфа Гитлера?);

Wahrend diese Zeilen geschrieben werden, ragen am Platz der Republik die schwarzen rauchenden Trummer eines der reprasentativsten Gebaude, uber die Deutschland verfugt, in den grau heraufsteigenden Morgen hinein. So wurde das Land aussehen, wenn man den Kommunismus in Deutschland auch noch zwei Monate gewahren liesse! (В то время как пишутся эти строки, с серую занимающуюся зарю возвышаются на площади республики черные дымящиеся развалины одного из самых представительных зданий, которыми располагает Германия. Так выглядела бы страна, если бы коммунизму в Германии было предоставлено еще два месяца времени!);

Solche Organisation des Terrors, deren politischen Mittel Dynamit und Brandfackeln sind, uberhaupt noch politisch, muss man sie nicht vielmehr nur und ausschlie?lich kriminell werten... (Такую организацию террора, чьи политические средства динамит и факелы для поджогов, политические ли вообще, ее следует оценивать не больше не меньше как криминальную);

...sozial-demokratischer Kabinette der Duldsamkeit und des Zuruckweichens (социал-демократического кабинета терпимости и отступничества).

Тактика угрозы характерна для заключительной части статьи. После того, как противник дискредитирован во всех отношениях (ср. тактики оскорбления, обвинения, упрека, констатации некомпетентности) ему угрожают расправой в самом жестоком виде.

Soweit musste es kommen, damit den letzten die Augen aufgehen (Это будет продолжаться до тех пор, пока не откроются глаза последнего);

Ein warnendes drohendes Meutekel fur alle... (предупреждающий угрожающий мятеж для всех);

Sofort ein jahes und radikales Ende ein fur alle gemacht wurde... (Сразу же был бы сделан крутой и радикальный конец один для всех);

Mit den Machtmitteln des Staates werden sie in einem Proteststurm der ganzen Nation hinweggefegt werden! (Силовыми средствами государства будут выметены прочь одним протестом целой нации!);

Und kommen sie und mit Mord und Dynamit, so sollen sie drakonische Harte neuer Gesetze, zu denen wir den Wut und Nerven aufbringen, zu verspuren bekommen. (И они придут со смертью и динамитом, так они должны почувствовать драконскую жесткость новых законов, для которых мы соберем злость и нервы);

Diesem verbrecherischen Treiben werden wir Halt gebieten, so drohnend und schneidend, dass es den tollwutigen Zerstorern unserer Ehre und Freiheit durch Mark und Bein geht. Das wird ihnen nie vergessen werden! (Мы пресечем это преступное поведение так громко и резко, что этих бешеных разрушителей нашей чести и свободы проберет до мозга костей. Это вам никогда не забудется!);

Es wird uber sie die Wut und der jahrelangaufgespeicherte Ha? des emporten deutschen Volkes hineinbrechen. (На них обрушится ярость и копившаяся годами ненависть возмущенного немецкого народа);

Diese Pest wollen wir abschutteln, so wahr uns Gott helfe! (Мы хотим стрясти эту чуму, да помоги нам господь!).

Тактика злопожелания используется в статье с целью усиления негативного воздействия на читателя. Злопожелание выполняет здесь магическую функцию. Врагам желают страданий и боли настолько, насколько читатель сам может поверить в реальность наказания. Этим выполняется и задача мобилизации народа на борьбу с политическим соперником.

Wehe dem Lande, das hier nachgabe... (Боль стране, которая здесь поддалась);

Nun soll am 5. Marz uber die rote Weltpest Gottes Strafgericht, verkundet durch die Stimme des Volkes, hineinbrechen... (Теперь 5 марта должен разразиться Божий карательный суд, провозглашенный голосом народа);

Rottet... aus, dass nicht einmal der Name davon ubrig bleibt (Искоренить, чтобы даже имени от этого не осталось);

Тактика упрека направлена, в первую очередь, на существующее в Германии правительство, которое, по мнению национал-социалистов, допустило «проникновение красной чумы в германское общество». Цель использования данной тактики та же, что и у всей статьи: убедить адресанта в том, что существующий режим не способен больше управлять государством, и тем самым побудить его голосовать на выборах за Гитлера.

fur alle die, die nicht sehen und nicht horen wollten, die vierzehn Jahre lang diese Verbrecherorganisation... mit dem nationalen Deutschland auf eine Stufe stellten (для всех тех, которые не хотели ни видеть, ни слышать, которые четырнадцать лет ставили эту преступную организацию на одну ступень с национальной Германией);

die Mitglieder mit Nachsicht und milder Behutsamkeit hochpappelten, um sie im Bedarfsfall gegen die braune Freiheitsgarde Adolf Hitlers einsetzen zu konnen (Со снисходительностью и мягкой заботливостью пестовали членов, чтобы в случае необходимости можно было выступить против коричневой гвардии свободы Адольфа Гитлера);

ihr liehen die judischen Weltorgane willig ihre Spalten... (вы добровольно одолжили еврейским мировым органам свои строки);

ihr stellten sich die feingespitzen Federn der salonbolschewistischen Literatur zur Verfugung (вы предоставили остро заточенные перья салонной большевистской литературе);

...hat sich dieses Untermenschentum in Deutschland austoben durfen... (этим нелюдям было разрешено буйствовать в Германии);

Diese Partei ist von den burgerlichen und sozialdemokartischen Regierungen der vergangenen vierzehn Jahre gezuchnet und hochgepappelt worden… (Эта партия выращивалась и пестовалась буржуазными и социал-демократическими правительствами последние четырнадцать лет);

dem Land, das hier nachgabe und in einem feigen Verzicht vor den Tschekamethoden gedungener Verbrecher zuruckwische! (стране, которая здесь поддалась и отступила в трусливом отказе перед методами чеки наемных преступников);

Die Herren vom Karl-Liebknecht-Haus scheinen in dieser Regierung nur die Nachfolgerin... sehen (Господа из дома Карла Либкнехта кажется видят в этом правительстве только последователя…).

Тактика возмущения выступает уже в заголовке и находит свое продолжение уже в первых строчках статьи. Желание показать всю возмутительность и неслыханную наглость всего происходящего достигается путем использования негативной эмоционально-оценочной лексики. Для нагнетания обстановки применяется стилистический прием антитезы.

Mitten in tiefsten Frieden schrillt das Telefon so laut und schreiend, als wollte der Klingelton schon sagen, dass etwas ganz besonderes mitgeteilt werden musste... (В этом глубочайшем покое пронзительно звонит телефон так громко и резко, как будто он хочет уже звонком сказать, что нужно сообщить что-то совершенно особенное…);

Man will das gar nicht glauben, man halt das fur unmoglich, fur absurd, fur gar nicht mehr glaubhaft, fur einen schlechten Witz... es ist wirklich wahr: Der Reichstag brennt! (В это совершенно не верится, это невозможно, абсурдно, совершенно неправдоподобно, плохая шутка… это действительно правда: рейхстаг горит!);

Das sieht man ganz nah dieses schauerliche Schauspiel einer sinnlosen Verwustung (Совсем близко виден этот зрелищный спектакль безумного опустошения);

dieser furchtbare, in solcher frechen Zynik noch niemals dagewesene Attentatsversuch gegen ein offentliches Gebaude... (эта еще никогда не предпринимавшаяся с такой наглой циничностью ужасная попытка преступления против общественного здания);

mit einem Aufschrei des Entsetzens, der Emporung, der Wut und des Vergeltungswillens forderten, dass diesem schamlosen, verbrecherischen Treiben... (с криком ужаса, возмущения, ярости и желания отмщения требовали, чтобы это бесстыжее преступное поведение);

man den roten Hahn aufs Dach setzt (архаизм: поджечь чей-то дом, букв. посадить на крышу красного петуха);

Der blutrunstige Parole... (кровожадный призыв);

Was muss noch mehr geschehen, als dass ein 24jahriger... (Что же еще должно произойти, чтобы 24 летний…);

des emporten deutschen Volkes (возмущенного немецкого народа).

Подводя итог, мы можем выделить в структуре статьи несколько составных частей:

1. Введение, зачин. Предложения (далее П) 1-23. Здесь доминирует тактика возмущения. Ср.: 3, 4, 10, 15, 23. Читатель погружается в атмосферу событий в ночь поджога. Описание сопровождается эмоциональными комментариями. Других тактик в данной части выявлено не было.

2. Основную часть статьи по тематической наполненности мы разделили на две части:

2а. П 24-41. Ведущей темой в данном отрывке стало обвинение и оскорбление в поджоге коммунистов, а также упрек правительству Германии в терпимости к коммунистической партии. Так, тактика обвинения встретилась нам семь раз (П 29, 32, 34, 35, 36, 39, 40), оскорбления - пять (П 26 (два раза), 32, 34, 40), упрека - пять (П 26 (два раза), 33, 34, 41), угрозы - три (П 26, 29, 37), констатации некомпетентности - три (П 29, 30, 31), злопожелания - один (П 41), возмущение - один (П 29).

2б. П 42-55. Цель второй части - дать максимально негативную характеристику правительству и коммунистам с тем, чтобы убедить читателя в их некомпетентности. Доминирующими здесь являются тактики упрека (восемь раз, П 45 (четыре семантических комплекса), 46, 49, 50, 51) и оскорбления (шесть раз, П 45 (два семантических комплекса), 46, 47, 48, 50г). Тактика призыва, которая появляется в первый раз в тексте, содержится в предложении 50. Причем, следует отметить, что предложение 50 содержит прямую речь, поэтому мы условно разбили его на четыре части: а, б, в, г. Тактика угрозы - четыре раза: П 43, 53, 54, 55. Тактика возмущения - пять раз: П 42, 44, 45, 47, 53. Злопожелание - три раза: П 50г, 52, 55. Констатация некомпетентности - два раза: П 47, 51.

Данная часть является подготовительным этапом к третьей, заключительной, которая нацелена на мобилизацию масс в борьбе с врагами национал-социалистов.

3. Итог. П - 56-68. Данная часть, сравнительно небольшая по объему, содержит в наибольшем количестве тактику призыва. Она встретилась нам шесть раз (П 56, 57, 58, 63, 64, 68). Тактика оскорбления - четыре раза: П 57, 60, 62, 65. Угроза - три раза: П 60, 61, 62. Злопожелание - один раз: П 65.

Таким образом, количественный и семантический анализ позволили нам выявить, что наиболее часто в данной статье встречается тактика оскорбления - 15 раз.

Далее тактики находятся в следующей иерархии: упрек - 13, возмущение - 11, призыв - 10, угроза - 10, обвинение - 8, злопожелание - 5, констатация некомпетентности - 5.

Из них тактики прямой агрессии присутствуют во второй и третьей частях текста, а тактики косвенной агрессии - в первой и второй. Все вышесказанное можно изобразить в виде таблицы

Прямая агрессия

Косвенная агрессия

часть

Оскорбление

Обвинение

Угроза

Призыв

КН

Злопожелание

Возмущение

Упрек

1

?

?

?

?

?

?

+

?

+

+

+

?

+

+

+

+

+

?

+

+

+

+

+

+

3

+

?

+

+

?

+

?

?

Таким образом, можно сделать вывод, что прямая активная агрессия доминирует в данной статье и возрастает по мере приближения содержания к кульминационному моменту повествования. В нашем случае таковым является заключительная часть статьи, которая тематически наиболее связана с заголовком статьи. И, если в первой части присутствует только одна косвенная тактика ? возмущение, то в третьей части мы видим четыре тактики прямой речевой агрессии: оскорбление, угроза, призыв, злопожелание и нет ни одной тактики косвенной агрессии.

В целом вся статья может быть охарактеризована как крайне агрессивная.

3.1.2 Статья «Шуты на троне»

Статья «Шуты на троне» была опубликована в газете «Правда» 04.03.1933 года как реакция на поджог здания рейхстага в Германии. По содержанию данная статья является статьей-опровержением. Опровергается в ней причастность коммунистической партии к данному поджогу. Автор статьи неизвестен, что являлось обычной практикой газет советского времени. Такакя анонимность подчеркивала единство мнений и суждений советского народа.

Для доказательства непричастности к пожару коммунистов используются все возможные речевые и коммуникативные стратегии и тактики. Реализацию данной интенции можно выразить в трех смыслообразующих комплексах статьи: 1. фашистам не верят; 2. фашисты - «клоуны на троне»; 3. фашисты проводят «бездарную, безграмотную, тупую и наглую полицейскую провокацию». В качестве главного провокатора и лжеца в статье выступает германское правительство, полиция и пресса.

Статья привлекает внимание читателя уже метафорическим названием и выделенными жирным шрифтом предложениями в тексте.

Авторы анализируют причины и следствия «лживого поведения» германского правительства, используя при этом агрессивные речевые тактики. Проследим употребление этих тактик, опираясь на текст.

По объему статья довольно большая, она состоит из 104 предложений, в числе которых простые и сложные, распространенные и нераспространенные, восклицательные, вопросительные и повествовательные. Сюда же входят четыре предложения, которые содержат заявление Ван дер Люббе. Эта вставка приводится в качестве доказательства утверждений и предположений, высказанных в самой статье.

Оскорбление направлено, главным образом, на представителей прессы и правительства Германии. Их называют «фашистскими провокаторами».

Нередко для экспрессивности добавляют различные стилистические приемы: перифраза, аллегория и т.д.

Перифраза:

для враждебных коммунизму наблюдателей, какими являются иностранные буржуазные корреспонденты;

Люди, мнящие себя «представителями нации»;

Партия, именующая себя национальной;

Аллегория:

При каждой попытке фашистов выпутаться из клубка противоречивых версий ослиные уши провокаторов становятся все более заметными;

Просторечные/разговорные выражения:

И каким простачком прикидывается господин Геринг;

Но и эта версия не спасет зарвавшихся перед всем миром клоунов на троне;

Сниженные суффиксы «-щин», «-рья», «-ка»:

берлинская охранка и ее шеф г. Геринг;

полицейщины, вильгельмовского офицерья;

Религиозная/царская метафора + негативно-оценочная лексика:

Разве не факт, что германский фашизм представляет собой самое мрачное воспроизведение черносотенно-поповского царского режима?

Даже поповская газета «Германия», которая питает лютую ненависть к германскому пролетариату…

Метафора игры:

только шуты, только клоуны;

Так поступают только шуты на троне!

Тактика обвинения встретилась в статье 10 раз. Это может быть как прямое обвинение в деструктивных действиях, выраженное соответствующими глаголами, так и косвенное обвинение с указанием на тот или иной неприглядный поступок.

стремятся оправдать погром революционных рабочих;

они сделали все, чтобы разжечь гражданскую войну;

Она обрушила на их головы кровавый террор, исключительный гнет;

Она отдала германского рабочего и бедного крестьянина в полновластное распоряжение фабрикантов, помещиков, полицейщины, вильгельмовского офицерья;

Обвинение во лжи:

провокацию, которая в целом состоит из одной большой неправды и многих маленьких лжей!

Эта «большая неправда» принадлежит руководителям германского фашизма, в частности господину Герингу;

кто лживо утверждал, что Ван-дер-Люббе - коммунист;

Для усиления психологического воздействия на читателя для реализации иллокуции используют различные образные средства: эпитеты, метафоры и пр. Ср.: «…факел, занесенный в подвал германского рейхстага, носит на себе клеймо фашистских провокаторов» вместо «фашисты подожгли рейхстаг».

Тактика угрозы включает в себя 5 примеров. Часто угроза выражается в форме запугивания.

Та же участь ожидает и тех, кто … утверждал, что Ван-дер-Люббе - коммунист…

Так же в статье содержатся примеры тактики угрозы врагам, которая демонстрирует готовность к борьбе:

Но германский рабочий класс, один из лучших отрядов европейского и мирового пролетариата, еще не сказал своего последнего слова;

Он не капитулировал и не капитулирует перед фашизмом…

Но ее силы не сломить германскому фашизму;

…Не удастся истребить передовой отряд рабочего класса, не удастся истребить партию, за которую голосовало 6 миллионов рабочих, в условиях жесточайшего террора!

Тактика констатации некомпетентности представлена в статье 25 примерами. Как правило, это либо предложения, либо отдельно взятые распространенные словосочетания, содержащие негативную оценку действий германского правительства с указанием на его некомпетентность. Данная тактика включает в себя разного рода приемы и методы пропаганды. Например, многочисленные повторы. Так в статье постоянно повторяется, что немецкой версии о поджоге не верят. При этом зачастую, такие повторы сопровождаются негативной оценочной лексикой. Т.о. образуется логическая цепочка: германское правительство устроило провокацию - провокация не удалась - этой провокации никто не верит - вывод: правительство некомпетентно, оно не может управлять государством.

Условно мы разделили все примеры, содержащие тактику констатации некомпетентности, на два тематических комплекса: 1. некомпетентность действий немецкого правительства, связанных с пожаром в рейхстаге; 2. некомпетентность правительства, связанная с проведением политики в Германии.

В первом комплексе примеров, посвященном поджогу, мы выделили следующие группы:

1. Неверие:

Германские руководящие круги стоят перед неизбежным: им не верят!

надеется, что этим глупым басням кто-нибудь поверит!

весь мир взял под сомнение эту полицейскую историю, если вся печать отвергла этот уголовный роман!

2. Неумелая провокация:

исключительной по своей бездарности, безграмотности, тупости и наглости полицейской провокации;

уже этот факт показывает, насколько провокаторы не связали концы с концами;

Шито белыми нитками!

скандальный провал версии о «коммунизме» Ван-дер-Люббе вынудил Геринга устроить беседу с провокатором, чтобы пустить новую версию!

3. Отсутствие вразумительных ответов:

Правительственная печать… так и не может найти достаточно вразумительного ответа на этот вопрос;

Она мямлит что-то насчет того, что в поджоге участвовало от 10 до 17 человек;

И на этот вопрос правительственная печать ответа дать не может;

4. Попытки оправдаться:

путаясь и сбиваясь с одной версии на другую, измышляя на ходу;

Эти версии провались с треском!

этот пример прежде всего изобличает германский фашизм во лжи;

Фашистские вожди своими последними речами пытаются заполнить зияющую брешь, между фактами и официальными версиями, бесконечным количеством ругани, угроз, небылиц, лживой болтовни;

Другой тематический комплекс посвящен некомпетентной политике германского правительства и ее последствиям.

Последствия провокации 27 февраля уже сказываются. Тюрьмы переполнены рабочими;

Что мы имеем в Германии? 10 млн. безработных, голодают рабочие, крестьяне и интеллигенция;

так называемая «третья империя» не может накормить голодных хлебом и поэтому она их кормит свинцом?

фашистского «четырехлетнего» плана, плана голода, эксплоатации и погромов;

плачевны внешнеполитические итоги;

успели за 30 дней рассориться со всеми вместо того, чтобы заботиться об обратном;

всей своей политикой авантюр и провокаций ослабляет, изолирует Германию, ухудшает ее международное положение;

политику, способствующую изоляции Германии;

Но с такой политикой далеко не уедешь!

Тактика упрека включает в себя 5 иллюстративных примеров. Она менее агрессивна, содержит, главным образом, упреки, связанные с неумелой подготовкой пожара, и с политикой, проводимой немецким правительством.

Тем более, что это совершенно очевидно, что им никто не мешал в течение часов спокойно работать;

Германский фашизм, разжигая гражданскую войну, только содействует обострению всех внутриполитических противоречий;

которые усиленно своими антисоветскими выступлениями всячески работают над тем, чтобы испортить отношения с единственным другом германского народа;

Нередко в данной тактике используются вопросы.

И как могли проникнуть в рейхстаг 17 человек (!), находиться там часами, спокойно делать приготовления к поджогу и остаться незамеченными при тщательной охране Рейхстага?

Как же это случилось, что служащие, охраняющие рейхстаг, не заметили этих, видимо, довольно обширных, приготовлений?

Спрашивается, на каком основании берлинская охранка и ее шеф г. Геринг распространяли провокационную ложь о принадлежности Ван-дер-Любе к компартии?

Тактика возмущения представлена тремя примерами. Но, следует отметить, что немногочисленность примеров никоим образом не ослабляют эмоциональную окрашенность статьи, поскольку данная тактика тесно взаимосвязана с другими тактиками: констатации некомпетентности, оскорбления, упрека и т.д.

… По всему видно, что они чуть ли не ночевали у Геринга!

И после этого у фашистских ораторов хватает бесстыдства приводить Советский союз в пример «крушения марксизма»!

Тактика демонстрации обиды не является характерной для письменной речи газет 30-х гг. В данной статье эта тактика представлена одним примером. Но, на наш взгляд, однозначно говорить о демонстрации обиды было бы неверно, поскольку данная тактика тесно связана с тактикой упрека. Ср.: Ни для кого не является секретом, что единственное государство, не имеющее враждебных чувств к Германии, является СССР. Это знают все. Но этого не хотят знать главари партии, именующей себя национальной…

Другими словами: Мы, представители СССР, ? единственные друзья Германии. Все знают это, но немецкое правительство закрывает на это глаза. Демонстрация обиды проявляется здесь в отказе «дружить с СССР», а упрек в том, что национал-социалисты «не хотят этого знать».

Тактика насмешки представлена 4 примерами и выражается в статье в форме едкой иронии, направленной на разоблачение «фашистской провокации». Иногда для этого используется стилистический прием антитезы.

Ван-дер-Люббе, изорвавший свое платье, чтобы разжечь пожар, как об этом расписывают берлинские газеты, старательно сохранил партийный билет и паспорт;

Он очевидно, только тем и был озабочен, устраивая поджог, чтобы вручить эти документы целехонькими в руки полицейских!

Какой он умный и догадливый - этот Ван-дер-Люббе!

Сюда бежали поджигатели, - так уверяют две правительственные газеты. Им лучше знать! Мы поэтому не станем с ними спорить.

Т.о. в структуре статьи можно четко выделить несколько составных частей:

1. Начало, констатация фактов. Первая часть включает в себя предложения 1-37. Условно мы разделили ее на части 1.1 (П 1-15) и 1.2 (П 16-37). В части 1.1 содержится указание на то, что поджог оказался провокацией. Здесь доминируют тактики прямой активной агрессии. Тактика оскорбления встретилась 4 раза (П 1а, 1б, 6, 13), констатация некомпетентности - 5 раз (П 3, 7, 13, 14, 15), обвинение - 4 раза (П 1, 5, 7, 8). Непрямая агрессия представлена тактикой насмешки, которая встречается 3 раза (П 10, 11, 12). Часть 1.2 выражает мысль о том, что поджог не мог устроить один человек. В качестве доказательств используются цитаты из мировой печати. В этом отрывке тактики представлены следующим образом: констатация некомпетентности - 6 раз (П 19а, 19б, 20, 25, 26, 27), возмущение - 1 раз (П 24), упрек - 3 раза (П 18, 36, 37), насмешка - 1 раз (П 33).

2. Вторая часть приводит доказательства того, что Ван-дер-Люббе не является представителем коммунистической партии. Она включает в себя предложения 38-61, в числе которых заявление Ван-дер-Люббе. Здесь мы говорим о доминировании тактик оскорбления и констатации некомпетентности. Ср.: оскорбление присутствует в предложениях 51, 53. Констатация некомпетентности - 42, 52. Так же в этой части присутствуют тактики: обвинения (П 59, 61), угрозы (П 61) и упрека (П 51).

3. В третьей части дается негативная оценка немецкой внутренней и внешней политики. По объему это наиболее длинная часть, она состоит из 42 предложений (П 62-104). В ней мы видим следующие тактики: констатация некомпетентности встретилась 11 раз (П 62, 63, 64-65, 77, 80, 82, 85, 94, 95, 96, 98, 104). Оскорбление - 9 раз (П 72а, 72б, 81, 95, 96, 97, 98, 102, 103), обвинение - 5 раз (П 71, 72, 84, 92), угроза - 4 раза (П 86, 87, 89, 91), возмущение - 1 раз (П 83), упрек - 2 раза (П 92, 101), демонстрация обиды - 1 раз (П 99-101).

Опираясь на количественный и семантический анализы мы можем сделать вывод, что в наибольшей степени в данной статье содержится тактика констатации некомпетентности. Она встретилась нам 25 раз. Далее тактики расположились следующим образом: оскорбление - 15, обвинение - 10, угроза - 5, упрек - 5, возмущение - 3. Отметим, при этом, что на протяжении всей статьи тактики прямой агрессии сменяются тактиками косвенной. Все вышесказанное можно изобразить в виде таблицы

Прямая агрессия

Косвенная агрессия

часть

Оскорбление

Обвинение

КН

Угроза

Возмущение

Упрек

Насмешка

1.1

+

+

+

?

?

?

+

1.2

?

?

+

?

+

+

+

2

+

+

+

+

?

+

?

3

+

+

+

+

+

+

?

О преобладании тактик, относящихся к прямой речевой агрессии, можно говорить, принимая во внимание общее количество используемых в статье тактик (прямых - четыре, косвенных - три) и увеличение количества прямых агрессивных тактик по мере развития содержания (1 часть - 19 раз прямые и 8 раз косвенные, 2 часть - 7 раз прямые и один раз косвенная, 3 часть - 29 раз прямые и три раза косвенные).

Это объясняется тем, что главным поводом для написания статьи явилось обвинение коммунистов в поджоге рейхстага и все содержание статьи указывает на несправедливость данного утверждения. Авторы стремятся разоблачить провокаторов, указав на их некомпетентные действия. Возмущение же неслыханной дерзостью поступка фашистов выражается как прямо, через использование прямых тактик оскорбления и обвинения, так и косвенно через тактики упрека и насмешки, а также непосредственно самой тактикой возмущения. Так, мы можем говорить, что, следуя основной интенции автора, статья имеет открытый негативный характер и направлена на диффамацию, разоблачение и оскорбление противника.


Подобные документы

  • Психологическая трактовка видов речевой агрессии, ее использование СМИ для уничижения какого-то субъекта. Способы проявления агрессии в газетной речи, последствия применения. Захват речевого пространства путем использования средств речевой агрессии.

    реферат [28,2 K], добавлен 15.01.2012

  • Понятие, виды и характеристика печатных средств массовой информации. Типы печатных изданий, особенности газетной и журнальной индустрии. Социально психологическое восприятие печатных СМИ. Специфика наружной рекламы как вида средств массовой коммуникации.

    курсовая работа [1,7 M], добавлен 09.12.2016

  • Характеристика печатных средств массовой информации города Набережные Челны. Определение значения связей с общественностью в продвижении печатных средств массовой информации. Анализ увеличения доли подписки в общем объеме распространения издания.

    контрольная работа [56,6 K], добавлен 29.01.2012

  • Понятие отделов культуры в современных печатных средствах массовой информации (СМИ). Жанровое наполнение отделов культуры. Функционирование отделов культуры в разных типах печатных СМИ. Портал OpenSpace как показатель состояния культурной тематики.

    реферат [33,3 K], добавлен 18.01.2013

  • Виды, характеристики, типология печатных средств массовой информации, методы и направления исследования их аудитории. Выявление распространенности и актуальности, а также аудитории печатных СМИ (на примере газет "Мetro", "Известия", "Экспресс газета").

    курсовая работа [27,3 K], добавлен 20.12.2013

  • Исследование образа деловой женщины в современных российских средствах массовой информации. Уровень интереса к женской теме на страницах печатных изданий. Степень освещенности политической, профессиональной, культурной, социальной деятельности женщин.

    курсовая работа [39,5 K], добавлен 30.03.2009

  • Отличия печатного интервью от радио- и телеинтервью. Диалог на газетной полосе. Определение специфики жанра интервью в печатных и электронных СМИ. Опосредованный характер интервью в печатных и электронных средствах массовой информации.

    реферат [14,8 K], добавлен 18.12.2006

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.