Соматическое пространство в английской и русской языковых картинах мира

Языковая картина мира как форма фиксации национальной культуры. Концепт как основа языковой картины миры, фразеологическая единица - способ репрезентации. Сравнение репрезентации соматического пространства в русской и английской языковых картинах мира.

Рубрика Иностранные языки и языкознание
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 23.03.2013
Размер файла 222,9 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Содержание

  • Введение
  • 1. Картина мира и способы ее репрезентации
  • 1.1 Языковая картина мира как форма фиксации национальной культуры
  • 1.2 Концепт как основа языковой картины мира
  • 1.3 Фразеологическая единица как способ репрезентации языковой картины мира
  • 2. Соматическое пространство в русской языковой картине мира
  • 2.1 Соматическая фразеологическая единица как средство описания человека в языковой картине мира
  • 2.2 Голова как основной аспект соматического пространства человека в русской языковой картине мира
  • 2.3 Описание тела человека в русской языковой картине мира
  • 2.4 Душа и сердце как духовная сущность человека в русской языковой картине мира
  • 3. Соматическое пространство в английской языковой картине
  • 3.1 Голова как базовый аспект соматического пространства английской языковой картины мира
  • 3.2 Телесное пространство человека в английской языковой картине мира
  • 3.3 Сердце и душа как органы внутреннего мира человека в английской картине мира
  • 3.4 Cравнение репрезентации соматического пространства в русских и английских фразеологических единицах
  • Заключение
  • Список использованных источников

Введение

В последние годы, в связи с усугубившимся интересом к исследованиям о соотношении языка и мышления, языка и культуры, стал активно разрабатываться вопрос о национально-культурной специфике языка. Идею о национальной специфике языка высказал в свое время В. фон Гумбольдт, выразивший убеждение в особом способе обозначения каждым народом явлений действительности, отраженном в языке. Общественную природу языка В. фон Гумбольдт понимал как национальную форму существования языка.

Познавательный процесс несет в себе отчетливый отпечаток когнитивной деятельности человека. Кроме того, даже при учете универсальности основных процессов когнитивной деятельности, например, метафоры, их когнитивное "наполнение" является отражением национальной специфики каждого народа, имеющего, наряду с универсальными, индивидуальные, неповторимые, специфические сферы опыта, что отражается в языке.

Наиболее ярко национально-культурная специфика проявляется во фразеологизмах. Эти единицы формируют консервативный класс лексики, так как имеют глубокие исторические корни и представляют архаические смыслы познания человеком окружающего мира. Во фразеологии конкретного народа богато представлен национально-специфический материал, именно этот пласт лексики с помощью системы своих значений и ассоциаций создает этническую неповторимость, окрашивая мир в разные национально-культурные цвета.

В последние годы в английском и мировом языкознании усилился интерес к изучению фразеологических единиц (далее ФЕ), содержащих в своем составе слова, обозначающие части тела человека, так называемые соматизмы. В. Гак отмечает, что они относятся к семантическому макрополю "Человек" и "обозначают его умственные способности, его эмоции, психическое состояние, его деятельность и поведение".

Актуальность исследования обусловлена тем, что в рамках современной лингвистической науки ещё не определена теоретическая значимость фразеологизмов-соматизмов, отражающих особенности национального сознания, и не до конца изучено их место в языковой картине мира.

Цель работы: изучить ФЕ с компонентами различных частей тела, а также выявить сходства и национальных различия соматизмов русского и английского языков в широком контексте культуры.

В рамках поставленной цели решаются следующие задачи:

1) изучить и проанализировать особенности восприятия языковой картины мира;

2) рассмотреть особенности фразеологического сочетания слов;

3) проанализировать и определить состав соматических фразеологизмов;

4) провести сопоставление фразеологических единиц двух языков, выявить степень межъязыковой эквивалентности, определить факторы, влияющие на нее.

5) На материале соматических фразеологических единиц выявить схожее и различное в языковой картине мира английского и русского языков;

Объектом является национально-культурная специфика языкового сознания, представленная через призму соматического фразеологического фонда русского и английского языков

Предметом исследования выступают этнолингвистические и лингвокультурные особенности соматических фразеологизмов английского и русского языков как источников информации о национальных особенностях языковой картины мира данных народов.

Практическая ценность работы состоит в том, что результаты исследования могут быть использованы в процессе изучения особенностей языковой картины мира, которая отражается в соматическом фразеологическом фонде русского и английского языков.

Материалом исследования стали работы отечественных и зарубежных ученых, языковым материалом явились словари английского и русского языков.

соматическое пространство картина мира

1. Картина мира и способы ее репрезентации

1.1 Языковая картина мира как форма фиксации национальной культуры

Наличие теснейшей связи и взаимозависимости между языком и его носителями очевидно и не вызывает сомнений. Язык - средство общения между людьми, и он неразрывно связан с жизнью и развитием того речевого коллектива, который им пользуется как средством общения.

Общественная природа языка проявляется как во внешних условиях его функционирования в данном обществе (би- или полилингвизм, условия обучения языкам, степень развития общества, науки и литературы и т.п.), так и в самой структуре языка, в его синтаксисе, грамматике, лексике, в функциональной стилистике и т.п.

Между языком и реальным миром стоит человек. Именно человек воспринимает и осознает мир посредством органов чувств и на этой основе создает систему представлений о мире. Пропустив их через свое сознание, осмыслив результаты этого восприятия, он передает их другим членам своего речевого коллектива с помощью языка.

Понятие языковой картины мира восходит к идеям В. фон Гумбольдта и неогумбольдтианцев (Л. Вайсгербер и др.) о внутренней форме языка, с одной стороны, и к идеям американской этнолингвистики, в частности так называемой гипотезе лингвистической относительности Сепира-Уорфа, - с другой. Современные представления о языковой картине мира изложил академик Ю.Д. Апресян.

Теоретическую основу рассматриваемой предметной области заложил немецкий филолог, философ и языковед В. фон Гумбольдт в своей работе "О внутренней форме языка". Дальнейшие исследователи опирались на работу ученого, видоизменяя ее в соответствии с собственным видением проблемы.

Теорию языковой картины мира построил немецкий ученый Л. Вайсгербер, опираясь на учения Гумбольдта. Он же впервые и ввел понятие "языковая картина мира". Учитывая все заслуги Л. Вайсгербера, как основоположника теории, современные ученые все же не согласны с выдвигаемой им идеей, что власть языка над человеком непреодолима и считают, что хотя языковая картина мира накладывает серьезный отпечаток на индивида, действие ее силы абсолютным не является.

Практически параллельно с Л. Вайсгербером была разработана гипотеза "Лингвистической относительности Сепира - Уорфа", ставшая также фундаментальным камнем изучения языковой картины мира. Гипотеза лингвистической относительности является проявлением релятивизма в языкознании. Она гласит, что процессы восприятия и мышления человека обусловлены этноспецифическими особенностями структуры языка. Это гипотеза лингвистической относительности, тезис, согласно которому существующие в сознании человека системы понятий, а, следовательно, и существенные особенности его мышления определяются тем конкретным языком, носителем которого этот человек является.

Выдвинутая более 60 лет назад, гипотеза лингвистической относительности поныне сохраняет статус именно гипотезы. В диапазоне же между полярными оценками ее сторонников и противников укладываются все более изощренные и многочисленные попытки эмпирической проверки данной гипотезы, которые, к сожалению, на сегодняшний момент не увенчались успехом.

Современные представления о языковой картине мира изложил академик Ю.Д. Апресян и его последователи. Кратко их можно представить следующим образом.

1. Каждый естественный язык отражает определенный способ восприятия и организации мира. Выражаемые в нем значения складываются в некую единую систему взглядов, которая навязывается в качестве обязательной всем носителям языка и является его языковой картиной.

2. Свойственный языку взгляд на мир отчасти универсален, отчасти национально специфичен, так что носители разных языков могут видеть мир немного по-разному, через призму своих языков.

3. Языковая картина мира "наивна" в том смысле, что во многих существенных деталях отличается от научной картины мира. При этом наивные представления отнюдь не примитивны. Во многих случаях они не менее сложны и интересны, чем научные, так как способны служить надежным проводником в мир этой языковой картины.

4. В наивной картине мира можно выделить наивную геометрию, наивную физику, наивную этику, наивную психологию и т.п. Из их анализа можно извлечь представление об основополагающих заповедях той или иной культуры, общности, что позволяет понять их лучше.

Изучением языковой картины мира занимается большое количество ученых, среди которых можно выделить Ю.Д. Апресяна, Н.Д. Арутюнову, А. Вежбицкую, А. Зализняк, И.Б. Левонтину, Е.В. Рахилину, Е.В. Урысон, А.Д. Шмелева, Е.С. Яковлеву и многих других.

Таким образом, картина мира представляет собой центральное понятие концепции человека, выражает специфику его существования. Понятие картины мира относится к числу фундаментальных понятий, выражающих специфику человеческого бытия, взаимоотношения его с миром, важнейшие условия его существования в мире. Картина мира есть целостный образ мира, который является результатом всей активности человека. Она возникает у человека в ходе всех его контактов и взаимодействий с внешним миром. Это могут быть и бытовые контакты с миром, и предметно-практическая активность человека.

Так как в формировании картины мира принимают участие все стороны психической деятельности человека, начиная с ощущений, восприятий, представлений и заканчивая мышлением человека, то очень сложно говорить о каком-либо одном процессе, связанным с формированием картины мира у человека. Человек созерцает мир, осмысливает его, ощущает, познаёт, отражает. В результате этих процессов у человека возникает образ мира, или мировидение.

"Отпечатки" картины мира можно обнаружить в языке, в жестах, в изобразительном искусстве, музыке, ритуалах, этикете, вещах, мимике, в поведении людей. Картина мира формирует тип отношения человека к миру - природе, другим людям, задаёт нормы поведения человека в мире, определяет его отношение к жизни [1, с.128].

Что касается отражения картины мира в языке, то введения понятия "картины мира" в антропологическую лингвистику позволяет различать два вида влияния человека на язык - влияние психофизиологических и другого рода особенностей человека на конститутивные свойства языка и влияние на язык различных картин мира - религиозно-мифологической, философской, научной, художественной.

Язык непосредственно участвует в двух процессах, связанных с картиной мира. Во-первых, в его недрах формируется языковая картина мира, один из наиболее глубинных слоёв картины мира у человека. Во-вторых, сам язык выражает и эксплицирует другие картины мира человека, которые через посредство специальной лексики входят в язык, привнося в него черты человека, его культуры. При помощи языка опытное знание, полученное отдельными индивидами, превращается в коллективное достояние, коллективный опыт.

Каждая из картин мира, которая в качестве отображаемого фрагмента мира представляет язык как особый феномен, задаёт своё видение языка и по-своему определяет принцип действия языка. Изучение и сопоставление различных видений языка через призмы разных картин мира может предложить лингвистике новые пути для проникновения в природу языка и его познание.

Языковая картина мира - это отражённый средствами языка образ сознания - реальности, модель интегрального знания о концептуальной системе представлений, репрезентируемых языком. Языковую картину мира принято отграничивать от концептуальной, или когнитивной модели мира, которая является основой языкового воплощения, словесной концептуализации совокупности знаний человека о мире.

Языковую, или наивную картину мира так же принято интерпретировать как отражение обиходных, обывательских представлений о мире. Идея наивной модели мира состоит в следующем: в каждом естественном языке отражается определённый способ восприятия мира, навязываемый в качестве обязательного всем носителям языка. Ю.Д. Апресян языковую картину мира называет наивной в том смысле, что научные определения и языковые толкования не всегда совпадают по объёму и даже содержанию [1, с.169]. Концептуальная картина мира или "модель" мира, в отличие от языковой, постоянно меняется, отражая результаты познавательной и социальной деятельности, но отдельные фрагменты языковой картины мира ещё долго сохраняют пережиточные, реликтовые представления людей о мироздании.

Вопрос концептуализации мира языком при помощи слов, очень важен. В своё время Р. Ладо, один из основоположников контрастивной лингвистики, заметил: "Существует иллюзия, свойственная порой даже образованным людям, будто значения одинаковы во всех языках и языки различаются только формой выражения этих значений. По сути же, значения, в которых классифицируется наш опыт, культурно детерминированы, так что они существенно варьируются от культуры к культуре" [3, с.287]. Варьируются не только значения, но и состав лексики. Специфика этого варьирования составляет существенную часть специфики языковых картин мира.

Как уже было отмечено выше, восприятие окружающего мира отчасти зависит от культурно-национальных особенностей носителей конкретного языка. Поэтому с точки зрения этнологии, лингвокультурологии и других смежных областей наиболее интересным является установление причин расхождений в языковых картинах мира, а эти расхождения действительно существуют. Решение такого вопроса - это выход за пределы лингвистики и углубление в тайны познания мира другими народами. Существует огромное множество причин таких расхождений, но только несколько из них представляются видимыми, а поэтому - основными. Можно выделить три главнейших фактора или причины языковых различий: природа, культура, познание. Рассмотрим эти факторы.

Первый фактор - природа. Природа - это, прежде всего внешние условия жизни людей, которые по-разному отражены в языках. Человек даёт названия тем животным, местностям, растениям, которые ему известны, тому состоянию природы, которое он ощущает. Природные условия диктуют языковому сознанию человека особенности восприятия, даже таких явлений, каким является восприятие цвета. Обозначение разновидностей цвета часто мотивируется семантическими признаками зрительного восприятия предметов окружающей природы. С тем или иным цветом ассоциируется конкретный природный объект. В разных языковых культурах закреплены собственные ассоциации, связанные с цветовыми обозначениями, которые и совпадают в чём-то, но и в чём-то отличаются друг от друга [4, с.156].

Именно природа, в которой человек существует, изначально формирует в языке его мир ассоциативных представлений, которые в языке отражаются метафорическими переносами значений, сравнениями, коннотациями.

Второй фактор - культура. "Культура - это то, что человек не получил от мира природы, а привнёс, сделал, создал сам" [2, с.67]. Результаты материальной и духовной деятельности, социально-исторические, эстетические, моральные и другие нормы и ценности, которые отличают разные поколения и социальные общности, воплощаются в различных концептуальных и языковых представлениях о мире. Любая особенность культурной сферы фиксируется в языке. Также языковые различия могут обуславливаться национальными обрядами, обычаями, ритуалами, фольклорно-мифологическими представлениями, символикой. Культурные модели, концептуализированные в определённых наименованиях, распространяются по миру и становятся известны даже тем, кто не знаком с культурой того или иного народа. Этой проблеме в последнее время посвящается очень много специальных работ и исследований.

Что касается третьего фактора - познания, то следует сказать, что рациональные, чувственные и духовные способы мировосприятия отличают каждого человека. Способы осознания мира не идентичны для разных людей и разных народов. Об этом говорят различия результатов познавательной деятельности, которые находят своё выражение в специфике языковых представлений и особенностях языкового сознания разных народов. Важным показателем влияния познания на языковые различия является то, что В. Гумбольдт назвал "различными способами видения предметов". В середине XX-го века языковед и философ Л. Витгенштейн писал: "Конечно, существуют те или иные способы видения, существуют и случаи, когда тот, кто видит образец так, как правило, и применяет его таким образом, а тот, кто видит его иначе, и обращается с ним по-иному" [5, с.23]. Наиболее ярко способ видения предметов проявляется в специфике мотивации и во внутренней форме наименований.

Гносеологические, культурологические и другие особенности языковой концептуализации тесно связаны между собой, а их размежевание всегда является условным и приблизительным. Это относится как к отличиям способов номинации, так и к специфике языкового членения мира.

Следует учесть, что восприятие той или иной ситуации, того или иного объекта находится в прямой зависимости также и от субъекта восприятия, от его фоновых знаний, опыта, ожиданий, от того, где располагается он сам что непосредственно находится в поле его зрения. Это, в свою, очередь, даёт возможность описывать одну и ту же ситуацию с разных точек зрения, перспектив, что, несомненно, расширяет представления о ней. Каким бы субъективным не был процесс "конструирования мира", он, тем не менее, самым непосредственным образом предполагает учёт самых различных объективных аспектов ситуации, реального положения дел в мире; следствием же этого процесса является создание "субъективного образа объективного мира"

Исследуя когнитивные основания языковой номинации, Е.С. Кубрякова справедливо говорит о языковой картине мира как о структуре знаний о мире, тем самым дополнительно подчёркивая когнитивный характер этой ментальной сущности. "Когнитивно ориентированное исследование деривационных процессов позволяет уточнить не только специфику "картирования" мира в отдельно взятом языке, но и - при должном обобщении таких данных в типологическом плане - способствовать выведению некоторых общих положений о понимании человеком главных бытийных категорий, особенностей мироздания, закономерностей устройства мира, как в физическом аспекте человеческого бытия, так и в его социальной организации и во всей свойственной человеку системе его ценностей и нравственных, морально-этических оценок" [6, с.9].

При оценке картины мира следует понимать, что она - не отображение мира и не окно в мир, а она является интерпретацией человеком окружающего мира, способом его миропонимания. "Язык - отнюдь не простое зеркало мира, а потому фиксирует не только воспринятое, но и осмысленное, осознанное, интерпретированное человеком" [6, с.11]. Это означает, что мир для человека - это не только то, что он воспринял посредством своих органов чувств. Напротив, более или менее значительную часть этого мира составляют субъективные результаты осуществлённой человеком интерпретации воспринятого. Поэтому говорить, что язык есть "зеркало мира", правомерно, однако это зеркало не идеально: оно представляет мир не непосредственно, а в субъективном познавательном преломлении сообщества людей.

Как видим, существует много интерпретаций понятия "языковая картина мира". Это обусловлено существующими расхождениями в картинах мира разных языков, так как восприятие окружающего мира зависит от культурно-национальных особенностей носителей конкретного языка. Каждая из картин мира задаёт своё видение языка, поэтому очень важно различать понятия "научной (концептуальной) картины мира" и "языковой (наивной) картины мира".

Первоначально под научной картиной мира естествоиспытатели понимали достигнутые и доказанные результаты своей науки. Проблема единства картины мира решалась ими путём прямой онтологизации своих теоретических построений. По мере развития физики наглядная модель стала замещаться интерпретированной абстрактной математической конструкцией, что в свою очередь поставило вопрос о многоуровневом характере научных теоретических понятий в смысле их отношения к реальности и привело, в конце концов, к различению в самосознании физиков структуры научной картины мира и структуры самого мира.

М. Планк различал практическую картину мира и научную картину мира. С практической картиной мира он связывал целостное представление человека об окружающем мире, которое вырабатывается им постепенно на основании своих переживаний. Научную картину мира он трактовал как модель реального мира в абсолютном смысле, независимую от отдельных личностей и всего человеческого мышления. Всякая научная картина мира, по М. Планку, имеет лишь относительный характер, и создание такой картины мира, которая представляла бы собой нечто окончательно реальное и не нуждалась бы больше ни в каких улучшениях, он считает недостижимой задачей [7, с 87]. Научная картина мира, добытая из опыта, всегда является более или менее удачной моделью мира реального. Хотя чувственные ощущения, вызываемые различными предметами, у разных людей могут и не совпадать, но "картина мира, мира вещей для всех людей одинакова" [7, с.115]. Научная картина мира представляет собой "феноменологический мир", который всегда является лишь приближением, более или менее удачной моделью мира реального.

В настоящее время под научной картиной мира понимают систему наиболее общих представлений о мире, вырабатываемых в науке и выражаемых с помощью фундаментальных понятий и принципов этой науки. С картиной мира связывают исходные предпосылки рассмотрения мира, содержательно-онтологические построения научного знания, глубинные структуры, лежащие в основании научно-познавательной деятельности [8, с.179].

Проблема статуса картины мира в истории разрабатывалась применительно к её подвидам - научной картине мира и общенаучной картине мира. При этом были предложены следующие решения:

1) картина мира занимает промежуточное положение между двумя полюсами: наукой и мировоззрением или же между наукой и философией;

2) картина мира является мировоззрением, заключая в себе тип социальной практики;

3) картина мира представляет собой вид философской рефлексии (неонатуралистическая концепция научной картины мира);

4) картина мира представляет собой вид научного знания (сциентистская концепция научной картины мира).

В соответствии с неонатуралистической концепцией научная картина мира формируется философскими средствами и входит в состав философии. Она имеет философский статус, что и выводит её за пределы конкретных наук. Представляя собой уровень философской рефлексии, научная картина мира надстраивается здесь над системностью научных знаний и образует связующее звено между ними и мировоззрением.

Весьма популярна была сциентистская концепция научной картины мира. Согласно этой концепции научная картина мира и её разновидности - естественнонаучная картина мира и частнонаучная картина мира - рассматриваются как специфические концептуальные образования в рамках естествознания, формируемые с помощью научных методов и понятий.

Исходя из научной картины мира, разрабатываемой теоретическим естествознанием, создаются специальные технические устройства, с помощью которых человек входит в реально-практическое взаимодействие с объективной реальностью. На основе научной картины мира вырабатываются технические средства преодоления физического пространства и времени. Научная картина мира служит универсальным ориентиром человеческой деятельности, определяющим течение всех процессов в обществе. Научная картина мира может рассматриваться лишь как компонент общей картины мира, формируемой на основе фундаментальных образов деятельности при участии обыденного, мифологического и художественного сознания путём ассимиляции результатов познания, полученных во всех областях человеческой деятельности.

Научную картину мира обычно противопоставляют языковой. Действительность в сознании современного человека отражается двояко: концептуально и вербально. Одна из отличительных черт этого процесса состоит в том, что постижение окружающей среды и создание концептуальной системы, равно как и языковой, является отнюдь не чисто самостоятельно-субъективным делом: в значительной степени формирование того и другого "навязывается" извне, или же, преподносится уже в готовом виде под воздействием языковой картины мира. Входя в мир, ребёнок создаёт концептуальную картину мира, в том числе и при существенной помощи языка, в котором этот мир уже истолкован в системе конвенциональных знаков, в системе категорий, построенных по прототипическому принципу. В дальнейшем он сравнивает свой субъективный опыт с опытом других людей, корректирует его. Важно при этом подчеркнуть, что роль и значение субъективного фактора в вышеназванных процессах никоим образом не отрицается. Просто следует иметь в виду, что роль языка теперь приобретает иное звучание. Языковая картина мира рассматривается как выполняющая функцию ориентации человека в мире, в том числе, систематизации получаемой им информации.

Различие между языковой и научной картинами мира особенно ярко проявляется при анализе тех слов естественного языка, которые используются в качестве научных терминов. Значение научного термина развилось из значения обычного слова, но термин определяется в системе научных понятий, а она бывает весьма далека от системы лексических значений, закреплённых в естественном языке. Например, в геометрии понятие "прямая линия" определяется как кратчайшее расстояние между двумя точками. Но на бытовом уровне и в литературном языке прямой мы называем линию, которая не уклоняется ни вправо, ни влево. Хотя научная картина мира описывается средствами естественного языка, но объектом лингвистики является лишь языковая, наивная картина мира.

Язык ограничивает субъективность описания мира. Если бы языковая картина мира противоречила реальной картине мира, то это было бы серьезным тормозом на пути научного прогресса. С помощью языка мы стремимся приблизиться к объективности. Язык субъективен в отражении, например, диалектически противоречивых сущностей оценочного характера (холодный - горячий, высокий - низкий, близкий - далёкий, добрый - злой, хороший - плохой, мягкий - твёрдый), в остальном же он ориентируется на реалии окружающей нас действительности. Нельзя не предположить, что язык удерживает нас в рамках достаточной степени приближения к онтологии мира.

Как мы выяснили, различия в научной и наивной (языковой) картинах мира обусловлены тем, что языковая картина мира отражает наши обиходные, обывательские, бытовые представления о мире, в отличии от научной картины мира, которая представляет собой представления о мире, вырабатываемые в науке и выражаемые с помощью фундаментальных понятий и научных методов.

1.2 Концепт как основа языковой картины мира

Как уже отмечалось ранее, в результате взаимодействия человека с миром складываются его представления о нём, формируется некоторая модель, которая в философско-лингвистической литературе именуется картиной мира. Это одно из фундаментальных понятий, описывающих человеческое бытие.

Поскольку язык служит основным способом формирования и существования знаний человека о мире, то именно язык - важнейший объект исследования. Совокупность этих знаний, запечатленных в языковой форме, представляет собой "языковую картину мира".

В последние десятилетия проблема отображения в сознании человека целостной картины мира, фиксируемой языком, стала одной из важнейших проблем когнитивной лингвистики, которая исследует ментальные процессы и их отражение в языке.

Одним из важнейших процессов мышления, связанных с создание образа мира, является категоризация: классификация, систематизация знаний о мире. Категоризация является важнейшим инструментом мышления. Е.С. Кубрякова полагает, что категоризация, как одно из фундаментальных понятий человеческой деятельности, тесным образом связана с языком. Основной единицей анализа когнитивных процессов систематизации знаний выступает концепт [6, c.57].

Этот термин до сих пор не имеет единого определения, хотя он прочно утвердился в современной лингвистике, исследованием его плодотворно занимаются Н.Д. Арутюнова, А.П. Бабушкин, А. Вежбицкая, Е.С. Кубрякова, СЕ. Никитина, В.Н. Телия, Р. М, Фрумкина и др. Многие ученые, понимающие концепт в широком смысле, разделяют сегодня точку зрения Р. Джекендорффа на то, что основными составляющими концептуальной системы являются концепты, близкие "семантическим частям речи", - концепты объекта и его частей, движения, действия, места или пространства, времени, признака [6, с.71].

Понятие концепта отвечает представлению о тех смыслах, которыми оперирует человек в процессах мышления и которые отражают содержание опыта и знания, содержание результатов всей человеческой деятельности и процессов познания мира в виде неких "квантов" знания [15, с.55].

Сейчас в лингвистической науке можно обозначить три основных подхода к пониманию концепта, базирующихся на общем положении: концепт - это то, что называет содержание понятия, синоним смысла.

Первый подход, представителем которого является Ю.С. Степанов, при рассмотрении концепта большее внимание уделяет культурологическому аспекту, когда вся культура понимается как совокупность концептов и отношений между ними. Следовательно, концепт - это основная ячейка культуры в ментальном мире человека. Он представляет концепты как часть европейской культуры "в момент их ответвления от европейского культурного фонда и фона" [22, с.327]. Они занимают ядерное положение в коллективном языковом сознании, а потому их исследование становится чрезвычайно актуальным. В.Н. Телия также считает, что "концепт - это то. что мы знаем об объекте во всей его экстенсии" [20, с.21]. При таком понимании термина "концепт" роль языка второстепенна, он является лишь вспомогательным средством - формой оязыковления сгустка культуры, концепта.

Второй подход привлечение в когнитивную лингвистику (Н.Д. Арутюнова и ее школа, Т.В. Булыгина, АД. Шмелев и др.) семантики языкового знака представляет единственным средством формирования содержания концепта. Сходной точки зрения придерживается Н.Ф. Алефиренко, который также постулирует семантический подход к концепту, понимая его как единицу когнитивной семантики [23, с.58].

Сторонниками третьего подхода являются Д.С. Лихачев, Е.С. Кубрякова и др., которые считают, что концепт не непосредственно возникает из значения слова, а является результатом столкновения значения слова с личным и народным опытом человека, т.е. концепт является посредником между словами и действительностью.

По мнению P. M. Фрумкиной, наиболее удачное определение дает А. Вежбицкая, которая понимает под концептом объект из мира "Идеальное", имеющий имя и отражающий культурно-обусловленное представление человека о мире "Действительность" [16, с.380].

Д.С. Лихачев под концептом понимал "своего рода алгебраическое выражение значения, которым человек оперирует в своей письменной речи" [17, с.6].

P. M. Фрумкина определяет концепт как вербализованное понятие, отрефлектированное в категориях культуры [24, с.42].

С точки зрения В.Н. Телия, концепт - это продукт человеческой мысли и явление идеальное, а следовательно, присущее человеческому сознанию вообще, а не только языковому. Концепт - это конструкт, он не воссоздается, а "реконструируется" через свое языковое выражение и внеязыковое знание [22, с.521].

Маслова дает несколько определений концепта:

концепт - термин, служащий объяснению единиц ментальных или психических ресурсов нашего сознания и той информационной структуры, которая отражает знание и опыт человека;

концепт - оперативная содержательная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга, всей картины мира, отраженной в человеческой психике;

концепт - культурно отмеченный вербализованный смысл, представленный в плане выражения целым рядом своих языковых реализаций, образующих соответствующую лексико-семантическую парадигму, единица коллективного знания, имеющая языковое выражение и отмеченная этнокультурной спецификой [18, с.43]

Разные определения концепта позволяют выделить его следующие инвариантные признаки:

1) это минимальная единица человеческого опыта в его идеальном представлении, вербализующаяся с помощью слова и имеющая полевую структуру;

2) это основные единицы обработки, хранения и передачи знаний;

3) концепт имеет подвижные границы и конкретные функции;

4) концепт социален, его ассоциативное поле обусловливает его прагматику;

5) это основная ячейка культуры.

Следовательно, концепты представляют мир в сознании человека, образуя концептуальную систему, а знаки человеческого языка кодируют в слове содержание этой системы.

Отсутствие единого определения связано с тем, что концепт обладает сложной, многомерной структурой, включающей помимо понятийной основы социо-психо-культурную часть, которая не столько мыслится носителем языка, сколько переживается им, она включает ассоциации, эмоции, оценки, национальные образы и коннотации, присущие данной культуре.

Таким образом мы приходим к следующему определению концепта: Концепт - это семантическое образование, отмеченное лингвокультурной спецификой и тем или иным образом характеризующее носителей определенной этнокультуры. Концепт, отражая этническое мировидение, маркирует этническую языковую картину мира. Но в то же время это некий квант знания, отражающий содержание всей человеческой деятельности. Концепт не непосредственно возникает из значения слова, а является результатом столкновения словарного значения слова с личным и народным опытом человека [17, с.57]. Он наполнен эмоциональными, экспрессивными, оценочными смыслами.

Концепт многомерен, в нем можно выделить как рациональное, так и эмоциональное, как абстрактное, так и конкретное, как универсальное, так этническое, как общенациональное, так и индивидуально-личностное.

Концепты в сознании человека возникают в результате деятельности, опытного постижения мира, социализации, а точнее, складываются из:

а) его непосредственного чувственного опыта - восприятия мира органами чувств;

б) предметной деятельности человека;

в) мыслительных операций с уже существующими в его сознании концептами;

г) из языкового знания (концепт может быть сообщен, разъяснен человеку в языковой форме); д) путем сознательного познания языковых единиц [26, с.58].

Любой концепт вбирает в себя обобщенное содержание множества форм выражения в естественном языке, а также в тех сферах человеческой жизни, которые предопределены языком и немыслимы без него, это результат соединения словарного значения слова с личным и этническим опытом человека. Концепты, по мнению Д.С. Лихачева, возникают в сознании как отклик на языковой опыт в целом. Совокупность потенций (возможности домысливания, "дофантазирования") в словарном запасе как отдельного человека, так и языка в целом Д.С. Лихачев определяет как концептосферу.

Такая трактовка термина "концепт" основывается по существу на семантике латинского (conceptus):

1)"собирать, вбирать в себя";

2)"представлять себе, воображать";

3)"написать, сформулировать";

4)"образовывать";

5)"происходить, появляться, возникнуть" [27, с.85]. Приведенные значения можно свести к следующему обобщенному: "сформулированный (воображаемый) как собирающий, вбирающий в себя и являющийся их началом".

Национальный концепт - "самая общая, максимально абстрагированная, но конкретно репрезентируемая идея "предмета" в совокупности всех валентных связей, отмеченных национально-культурной маркированностью" [28, с.130].

Пантеон национальных "героев" и "негероев" (Обломов, дядя Степа, Баба-Яга), воплощенных в национальных концептах, задают определенную ценностную парадигму и те модели поведения, которым рекомендуется или запрещается следовать. Каждый такой герой - ядро фрейма-структуры.

Таким образом, язык связывает людей в нацию/этнос через концепты.

Концепты могут классифицироваться по различным основаниям. С точки зрения тематики они образуют, например, эмоциональную, образовательную, текстовую и др. концептосферы. Классифицированные по своим носителям концепты образуют индивидуальные, микрогрупповые, макрогрупповые, национальные, цивилизационные, общечеловеческие концептосферы. Могут выделяться концепты, функционирующие в том или ином виде дискурса: например, педагогическом, религиозном, политическом, медицинском и др. Маслова считает, что сам дискурс может рассматриваться одновременно как совокупность апелляций к концептам и как концепт, существующий в сознании носителей языка [18, с.61].

Считается, что лучший доступ к описанию и определению природы концепта обеспечивает язык. При этом одни ученые считают, что в качестве простейших следует рассматривать концепты, представленные одним словом, а в качестве более сложных - те, которые представлены в словосочетаниях и предложениях. Другие усматривали простейшие концепты в семантических признаках, обнаруженных в ходе компонентного анализа лексики [24, с.21]. Третьи полагали, что анализ лексических систем языков может привести к обнаружению небольшого числа "примитивов" (типа некто, нечто, вещь, место в исследованиях А. Вежбицкой), комбинацией которых можно описать далее весь словарный состав языка [29, с.30]. Известную компромиссную точку зрения разделяют те ученые, которые полагают, что часть концептуальной информации имеет языковую "привязку", т.е. способы их языкового выражения, но часть этой информации представляется в психике принципиально иным образом, т.е. ментальными репрезентациями другого типа - образами, картинками, схемами [4, с.31].

Для образования концептуальной системы необходимо предположить существование некоторых исходных, или первичных, концептов, из которых затем развиваются все остальные [18, с.46]. Концепты как интерпретаторы смыслов все время поддаются дальнейшему уточнению и модификациям. Они представляют собой реализируемые сущности только в начале своего появления, но затем, оказываясь частью системы, попадают под влияние других концептов и сами видоизменяются. Возьмем, например, такой признак" как "красный", который, с одной стороны, интерпретируется как, признак цвета, а с другой стороны, дробится путем указания на его интенсивность (алый, пурпурный, багряный, транспарантный, темно-красный.) и обогащается другими характеристиками. Да и сама возможность интерпретировать разные концепты в разных отношениях свидетельствует о том, что и число концептов и объем содержания многих концептов беспрестанно подвергаются изменениям. "Так как люди постоянно познают новые вещи в этом мире и поскольку мир постоянно меняется, - пишет Л.В. Барсалоу, - человеческое знание должно иметь форму, быстро приспосабливаемую к этим изменениям"; поэтому основная единица передачи и хранения такого знания должна быть тоже достаточно гибкой и подвижной.

Итак, концепт - это "понятие, погруженное в культуру" (по Н.Д. Арутюновой и В.Н. Телия). Он обладает эмотивностью, коннотациями, аксиологичен по своей природе, имеет "имя"/"имена" в языке. Предметом поисков в когнитивной лингвистике являются наиболее существенные для построения всей концептуальной системы концепты - те, которые организуют само концептуальное пространство и выступают как главные рубрики его членения [32, с.79].

1.3 Фразеологическая единица как способ репрезентации языковой картины мира

Фактически, почти все проявления жизни человека: его рождение и смерть, особенности характера, умственной деятельности, возраста, внешнего облика, профессиональные качества и т.д. - находят яркое и своеобразное отражение во фразеологических системах обоих языков.

В качестве лингвистического термина слово фразеология употребляется для обозначения особой отрасли языкознания, которая изучает устойчивые словосочетания, называемые фразеологическими единицами (ФE), реже фразеологическими оборотами, а также для обозначения совокупности подобных словосочетаний, свойственных конкретному языку.

Единицей фразеологии является фразеологизм. Термин фразеологизм обозначает несколько семантически разнородных типов сочетаний: идиомы, унилатеральные фразеологические единицы, речевые штампы, пословицы, поговорки, крылатые слова.

ФЕ является сложным раздельнооформленным образованием, состоящим из двух или более компонентов и имеющем в своём составе не менее одного знаменательного слова.

Источники происхождения фразеологических единиц как английского, так и русского языков чрезвычайно разнообразны. Они восходят к разным эпохам. Их образы взяты из самых различных сфер материальной, культурной и общественно-экономической жизни народа. В них отражены его история, быт и культура, его дух и образ мышления.

Признаками ФЕ являются раздельноофорленность, устойчивость структуры и употребления фразеологизма, воспроизводимость. Семантическое преобразование - основной признак ФЕ. Словосочетание становится фразеологизмом не потому, что приобретает устойчивость употребления, а прежде всего потому, что подвергается семантическому преобразованию.

Формирование целостного значения ФЕ происходит путём переосмысления компонентов этой единицы. Смысловой сдвиг приводит к утрате собственного значения компонентов ФЕ и к появлению у них нового значения реализуемого лишь в данной единице. Переосмысление происходит путём: метафоризации свободного словосочетания и переноса значения слова свободного употребления, т.е. метонимии.

По мнению В.Г. Гака, метафорическое переосмысление или метафоризация является важнейшим источником обогащения фразеологического фонда. Она выражается в переносе значения, основанном на сходстве между двумя предметами и явлениями [38, с.29].

Метонимия выражается в переносе значения, основанном не на сходстве, а на смежности двух предметов, явлений, понятий.

Классификация фразеологизмов основана на критериях семантической спаянности компонентов и степени мотивированности их значений. По В.В. Виноградову выделяются четыре типа фразеологизмов: фразеологические сращения, фразеологические единства, фразеологические сочетания и фразеологические выражения или устойчивые фразы. Важнейшей категорией фразеологизмов является категория мотивированности/немотивированности. По мнению В.Н. Телия, немотивированность фразеологической единицы - это отсутствие связи между значением фразеологической единицы и денотатом, обозначаемым буквальным значением её компонентов, а мотивированность - это наличие связи между семантикой фразеологической единицы и прямым значением переменного сочетания, лежащего в её основе [21, с.67-68].

Фразеологизмы справедливо считаются одним из наиболее ярких проявлений национально-культурной специфики языка. Однако вопрос о том, в чём проявляется эта специфика, не перестаёт оставаться предметом дискуссий. Само соотношение культуры и языка трактуется неоднозначно. Но если понимать культуру, т.е. всё, что создано человеком, в противопоставлении природе, натуре, т.е. то, что существует помимо человека, то и самый язык следует признать элементом культуры, причём одним из важнейших, так как он создан определённым человеческим обществом. Поэтому, когда говорят об отражении культуры в языке народа, то подразумевают, отражение в нём внеязыковой культуры, поскольку сам язык является компонентом культуры.

Кунин А.В. утверждает, что фразеологизмы представляют собой сгусток культурной информации и позволяют сказать многое, экономя языковые средства, добираясь до глубины народного духа, культуры [36, с.50].

Она считает, что в семантике фразеологизмов русского и английского языков наблюдается существование общих, интернациональных элементов, что обуславливается различными лингвистическими факторами.

По утверждению Кунина А.В., интернациональные элементы в семантике фразеологизмов появляются в результате фразеологического параллелизма, который основывается на одинаковом переосмыслении исходных свободных словосочетаний. Большую роль в развитии фразеологического параллелизма играют тропы. Переосмысление переменных словосочетаний в разных языках наступает путём отдельного или совокупного метафорического, метонимического переноса или образного сравнения. Например, as stubborn as a mule - упрямый как осёл; tremble / shake like an aspen leaf - дрожать как осиновый лист; skyscraper - небоскрёб [36, с.53].

Гаврин С.Г. также утверждает, что во фразеологическом фонде языка могут быть интернациональные фразеологизмы, собственно-национальные фразеологизмы и фразеологизмы смешанного типа [51, с.14].

По его утверждению, национальное своеобразие и интернациональные элементы в системе фразеологии того или иного языка взаимосвязаны. Он считает, что любое интернациональное фразеологическое образование заключает в себе национальные признаки, качества. С другой стороны, в национальном есть не только особенное, отличающее фразеологию данного языка, но и общее, характерное для всех языков. Чисто интернациональных фразеологических единиц и чисто национальных не может быть во фразеологической системе. Поэтому во фразеологии он рассматривает элементы общие и специфические как диалектические противоположности, существующие в единстве. Он считает, что это единство выражается во взаимопроникновении, в переходе друг в друга. В плане выражения фразеологизмы могут принадлежать к тому или иному национальному языку, а в плане содержания они являются достоянием мировой культуры и цивилизации.

В.Г. Гак утверждает, что фразеологизмы справедливо считаются одним из наиболее ярких проявлений национально-культурной специфики языка [38, с.59].

Далее, чтобы понять, что представляет собой фразеологическая единица и как она функционирует в языке, остановимся на более детальном описании значения фразеологических единиц.

Ученые фразеологического фонда языка отмечают, что фразеологическая единица имеет некое свое "фразеологическое значение". Данный термин был предложен в 1964 году А.В. Куниным и В.Л. Архангельским независимо друг от друга. Существование фразеологического значение как лингвистической категории служит предметом обсуждения среди исследователей фразеологии. Согласно теории эквивалентности, ФЕ приписывается лексическое значение, так как кроме раздельнооформленности они в лексико-семантическом отношении ничем существенным не отличаются от слова или, во всяком случае, обладают значением во всех отношениях аналогичным лексическому значению слова.

Сторонники фразеологического значения считают, что признание лексического значения у фразеологизмов ведет к полному игнорированию структуры выражения. Фразеологическое значение отличается от лексического значения слова своеобразием отражения предметов, явлений, свойств окружающей действительности, особенностями мотивировки своего значения, характером участия компонентов в формировании целостного значения фразеологизма.

Вслед за А.В. Куниным и В.Л. Архангельским мы считаем правомерным выделение фразеологического значения, под которым понимается "инвариант информации, выражаемой семантически осложненными, раздельно оформленными единицами языка, не образующимися по порождающим структурно-семантическим моделям переменных сочетаний слов".

Для понимания фразеологического переосмысления важно представляется понятие фразеологической номинации.

Под номинацией понимается "процесс и результат наименования, при котором языковые элементы соотносятся с обозначаемыми ими объектами" [21, с.38]. Вторичной лексической номинацией В.Г. Гак и В.Н. Телия считают использование уже имеющихся в языке номинативных средств в новой для них функции наречения. По их мнению, в языке "закрепляются такие вторичные наименования, которые представляют собой наиболее закономерные для системы данного языка способы наименования и восполняют недостающие в нем номинативные средства". Такое понятие первичной и вторичной номинации фактически совпадает с понятием прямой и косвенной номинации в понимании В.Н. Телия [21, с.83].

Несомненно, фразеологическая номинация обладает рядом особенностей по сравнению с лексической номинацией. Эти особенности в первую очередь связаны с механизмом фразеологизации, исследуемым в теории ономасиологического процесса (Ономасиология - раздел семасиологии, изучающий принципы и закономерности обозначения предметов и выражения понятий лексическими и лексикографическими средствами языков). В ней различают два основных направления. Согласно одному подходу, возникновение фразеономинации представляется процессом медленным и постепенным, длящимся годами до момента приобретения ФЕ общеупотребительной воспроизводимости [40 с.42]. Согласно второму - это процесс быстрый, одноактный, работа человеческого мозга, приводящая к материализации, закреплению в звуковой оболочке фразеосочетания некоторого относительно целостного идеального содержания [26, с.43]. Анализируя сложность фразеологической номинации в отличие от номинации словной, А.В. Кунин объясняет ее раздельнооформленностью ФЕ, сочетанием в ней слов с различными типами значений, соотнесенностью с фразеологическим прототипом, богатством внутренней формы и коннотации [36, с.167]. Одной из особенностей фразеологической номинации А.В. Кунин называет образование третичной номинации. Сущность ее заключается в том, что от фразеологизмов, уже являющихся единицами вторичной номинации, образуются фразеологизмы-дереваты, значения которых детерминированы значениями их фразеологических прототипов. ФЕ третичной номинации могут образовываться также и при окказиальном употреблении.


Подобные документы

  • Понятие языковая картина мира. Языковая картина мира в лингвокультурологии и этнопсихолингвистике. Различия в научной и наивной картинах мира. История рассмотрения языковой картины мира в науке и лингвистике. Изучение языковой картины мира в лингвистике.

    реферат [31,0 K], добавлен 01.12.2008

  • Современные представления о языковой картине мира. Концепты как лексические категории, определяющие языковую картину мира. Концепт "брат" в художественном осмыслении, его место в русской языковой картине мира и вербализация в русских народных сказках.

    дипломная работа [914,9 K], добавлен 05.02.2014

  • Сущность определения понятийной базы концепта добро, его место в английской языковой картине мира. Лексикографическое и этимологическое описание детального анализа семантической структуры концепта. Обобщенный обзор носителя культурно-языковых ценностей.

    статья [33,4 K], добавлен 25.03.2015

  • Языковая картина мира как отражение ментальности русского народа, ее ключевые концепты, лингвоспецифичные слова и их роль в интерпретации. Концепт "душа" как основа русской ментальности: особенности речевой реализации. "Лингвистический паспорт" слова.

    дипломная работа [157,3 K], добавлен 24.05.2012

  • Категориальный аппарат "концепта", как центрального понятия отрасли языкознания – лингвокультурологии. Особенности концепта "женщина", который с одной стороны универсален, но с другой - включает в себя национальную специфику русской языковой картины мира.

    статья [18,7 K], добавлен 23.03.2011

  • Картина мира и ее реализации в языке. Концепт как единица описания языка. Методы изучения концептов. Семантическое пространство русского концепта "любовь" (на материале этимологических, исторических, толковых словарей). Этимологический анализ концепта.

    курсовая работа [30,1 K], добавлен 27.07.2010

  • Динамика формирования представлений о цвете как объекте интегративного изучения. Взаимодействие подходов к определению цветообозначений в лингвистической традиции. Классификация фразеологизмов по их внутренней организации. Понятие языковой картины мира.

    контрольная работа [26,8 K], добавлен 14.01.2016

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.