Сотрудничество конституционных судов в общеевропейском и мировом пространстве

Анализ особенностей рассмотрения решения Конституционного Суда РФ в контексте действия европейского и международного права. Исследование проблем соотношения решений Европейского Суда по правам человека и решений Конституционного Суда Российской Федерации.

Рубрика Государство и право
Вид курсовая работа
Язык русский
Дата добавления 09.12.2013
Размер файла 70,0 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Введение

Актуальность темы исследования. Благодаря п. 4 ст. 15 Конституции РФ общепризнанные нормы международного права и международные договоры Российской Федерации были введены в правовую систему России. Таким образом, нормы национального законодательства и нормы международного права, представляющие самостоятельные нормативные блоки в рамках единой правовой системы, подлежат реализации всеми государственными органами, включая суды.

Каким же образом соотносятся правила поведения, содержащиеся в этих нормативных блоках, какова сила международно-правовой нормы по отношению к национальному законодательству России? В случае возникновения коллизии между Конституцией РФ и источником международного права, что будет иметь приоритет: норма международного права или конституционные положения?

Как известно, в отношении договорных норм международного права Конституция РФ предусмотрела следующую процессуальную отсылку: «Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотрены законом, то применяются правила международного договора». Однако как Конституция РФ, так и иные законодательные акты, умалчивают о соотношении общепризнанных норм международного права и внутригосударственных нормативных актов.

Цели и задачи работы. Цель данной работы состоит в рассмотрении Сотрудничество конституционных судов в общеевропейском и мировом пространстве.

Для достижения поставленной цели в работе решаются следующие частные задачи:

1. Рассмотреть решения Конституционного Суда РФ в контексте действия европейского и международного права

2. рассмотреть соотношение Конституции РФ, европейского и международного права в практике Конституционного Суда РФ.

3. рассмотреть общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ в практике конституционного правосудия.

4. рассмотреть решения Европейского Суда по правам человека и решения Конституционного Суда РФ: проблемы соотношения.

5. рассмотреть влияние Европейского Суда по правам человека на правовые позиции Конституционного Суда РФ.

Объект исследования - Сотрудничество конституционных судов в общеевропейском и мировом пространстве

Предметом исследования являются общественные отношения, связанные с сотрудничеством конституционных судов в общеевропейском и мировом пространстве

1. Решения Конституционного Суда РФ в контексте действия европейского и международного права

конституционный суд международный право

Вступление России в Совет Европы, подписание Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод дают возможность любому гражданину, чьи права нарушены обратиться в Европейский Суд, являющимся на сегодняшний день самым эффективным механизмом международного контроля в области прав человека.

Применение Конституционным Судом норм международного права тесно связано с разрешением дел, касающихся прав и основных свобод человека. Конституция Российской Федерации развивает в российском законодательстве идею защиты прав человека, юридически закрепляя основополагающий принцип, согласно которому права и свободы человека являются высшей ценностью. В решениях Суда по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан нередко содержатся ссылки на международные акты, касающиеся прав и свобод человека. В ее основу положены нормы Конвенции о защите прав человека и основных свобод, принятой под эгидой Совета Европы в 1950 года (далее - Конвенция или Европейская конвенция): все люди равны перед законом и имеют право на равную защиту закона; каждый человек в случае нарушения его основных прав, представленных ему конституцией или законами, имеет право на восстановление его в правах национальным компетентным судом; никто не может быть подвергнут произвольному аресту, задержанию или изгнанию; каждый человека имеет право на справедливое судебное разбирательство и на эффективные средства правовой защиты; наказание должно быть исключительно на основании закона; нельзя осуждать человека за уголовное преступление, которое на момент его совершения таковым не считалось, и другие. К европейской судебной защите относится и европейское прецедентное право, значительную часть которого представляет толкование конвенционных норм, содержащееся в решениях Европейского Суда по правам человека (далее - Европейский Суд).

Особое значение имеет федеральный конституционный закон "О судебной системе Российской Федерации", Дмитриев Ю.А., Шапкин М.А., Шумилов Ю.И.. Правоохранительные органы Российской Федерации: учебник, 2009 согласно которому (ст. 3) единство судебной системы обеспечивается путем применения всеми судами не только Конституции РФ, федеральных законов и законов субъектов РФ, но и общепризнанных принципов и норм международного права и международных договоров РФ.

Первоочередное внимание Суд обращает на универсальные международные акты в области защиты прав человека. Так, в решении от 4 февраля 1992 г. по делу о проверке конституционности правоприменительной практики расторжения трудового договора по основанию, предусмотренному п. I1 ст. 33 КЗоТ РСФСР (увольнение по достижении пенсионного возраста), Суд сослался на ст. 7 Всеобщей декларации прав человека 1948 г., согласно которой все люди равны перед законом и имеют право, без всякого различия, на равную защиту законом от какой бы то ни было дискриминации. Суд также применил в своем решении Международный пакт.

В Конституции РФ нашли непосредственное отражение такие нормы международного права, относящиеся к правам человека, как положения о равенстве всех перед законом и судом, о праве на судебную защиту прав и свобод; об охране законом прав потерпевших от преступлений и злоупотреблений властью и обязанности государства обеспечить потерпевшим доступ к правосудию и компенсацию причиненного ущерба; о недопустимости отмены или умаления прав и свобод человека и гражданина законом; о праве каждого на жизнь; о праве каждого, кто законно находится на территории Российской Федерации, свободно передвигаться, выбирать место пребывания и жительства; о неотчуждаемости основных прав и свобод человека, принадлежащих каждому от рождения, и ряд других. Конституционный Суд РФ в своих решениях неоднократно опирался на многие из этих норм. В связи с этим следует проанализировать некоторые его решения, касающиеся применения основополагающих конституционных положений в сфере прав и основных свобод человека, закрепленных нормами международного права.

"Все равны перед законом и судом" (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ). Эта норма отражает требования Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 г., где зафиксированы положения о том, что "все люди равны перед законом и имеют право без всякого различия на равную защиту закона", "каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом". В. П. Божьева. Правоохранительные органы Российской Федерации: Учебник / Под ред. - 4-е изд., испр. и доп. - М.: Спарк, 400с., 2002 Данные положения нашли также закрепление в Международном пакте о гражданских и политических правах, исходящем из того, что права человека и гражданина вытекают из присущего человеческой личности достоинства. При этом в Пакте подчеркивается, что признание достоинства, присущего всем членам человеческой семьи, и равных и неотъемлемых прав их, является основой свободы, справедливости и всеобщего мира.

Одним из международных обязательств Российской Федерации является обеспечение права каждого при рассмотрении предъявленного ему обвинения сноситься с выбранным им самим защитником и защищать себя через его посредство (п. 3 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах). В Постановлении Конституционного Суда РФ от 27 марта 1996 г. по делу о проверке конституционности статей 1 и 21 Закона РФ от 21 июля 1993 г. "О государственной тайне" Бачило И.Л., Лопатин В.Н., Федотов М.А. . Информационное правоСПб.: Юридический центр Пресс, 2001. - 789 с. , 2001 было определено, что посредством указанного Закона допускается возможность отстранения адвоката от участия в качестве защитника в производстве по уголовным делам, связанным с государственной тайной из-за отсутствия у него допуска к государственной тайне. Суд, исходя из содержания Уголовно-процессуального кодекса РФ, признающего адвоката, осуществляющего защиту по уголовным делам, участником процесса, пришел к выводу о том, что порядок участия адвоката в уголовном судопроизводстве, в том числе по делам, связанным со сведениями, составляющими государственную тайну, устанавливается именно данным Кодексом, а ни каким-либо иным актом. Поэтому отказ обвиняемому (подозреваемому) в приглашении выбранного им адвоката по мотивам отсутствия у него допуска к государственной тайне неправомерно ограничивает конституционное право гражданина на получение квалифицированной юридической помощи и право на самостоятельный выбор защитника (ст. 48 Конституции), и не отвечает международным обязательствам Российской Федерации.

Важным международным обязательством Российской Федерации является приобретшее значение международно-правового обычая положение ч. 2 ст. 15 Всеобщей декларации прав человека 1948 г., согласно которому никто не может быть произвольно лишен своего гражданства или права изменить свое гражданство. Оно отражено в ч. 3 ст. 6 Конституции РФ, в соответствии с которой гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданства. Рассматривая дело о проверке конституционности п. "г" ст. 18 Закона РФ "О гражданстве Российской Федерации", на основании которого обратившийся с жалобой был отнесен к лицам, обязанным приобретать гражданство в порядке регистрации, Суд пришел к выводу о том, что придание обжалуемой норме закона в процессе правоприменительной практики смысла, фактически подтверждающего прекращение гражданства РФ по рождению без свободного волеизъявления гражданина, противоречит ч. 3 ст. 6 Конституции РФ, отразившей международное обязательство России. Формируя запрет о недопустимости произвольного лишения лица его гражданства, Конституция РФ и международно-правовые акты исходят из того, что в сфере любых правоотношений, в том числе связанных с гражданством, личность выступает не как объект государственной деятельности, а как полноправный субъект. Данное обстоятельство обязывает государство в соответствии с ч. 1 ст. 21 Конституции РФ обеспечивать уважение достоинства личности при реализации права на гражданство. Поэтому произвольное, без учета волеизъявления гражданина, лишение или даже временное прекращение, законно приобретенного гражданства умаляет достоинство личности, что в соответствии с Конституцией РФ является недопустимым как при издании, так и при применении законов. Регистрация, предусмотренная п. "г" ст. 18 Закона РФ "О гражданстве Российской Федерации", неприменима в отношении лиц, имеющих гражданство по рождению. В связи с этим данный пункт закона был признан несоответствующим Конституции РФ как не исключающий распространение процедуры приобретения российского гражданства в порядке регистрации на лиц, состоявших в силу ч. 2 ст. 13 указанного Закона в гражданстве РФ по рождению.

Одно из решений Конституционного Суда касается исправления судебных ошибок как основания для пересмотра окончательных решений судов, если какое-либо новое или вновь обнаруженное обстоятельство неоспоримо доказывает наличие судебной ошибки. Данное требование содержится в п. 6 ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах.

Кроме того, указанный Пакт, а также Всеобщая декларация прав человека исходят из того, что правосудие по своей природе может признаваться таковым при условии, что оно осуществляется на началах справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах. В вводных положениях к Конституции РФ в качестве одной из основополагающих идей закреплена именно идея справедливости. Следовательно, ошибочное судебное решение не может рассматриваться как справедливый акт правосудия и должно быть исправлено.

Право на судебную защиту, предусмотренную Конституцией РФ, включает возможность исправления этих ошибок и после рассмотрения дела в соответствующей судебной инстанции, решение которой отраслевым законодательством может признаваться окончательным в том смысле, что согласно обычной процедуре оно не может быть изменено Лукашова Е.А. Права человека. Учебник для вузов / Ответственный редактор

Издательская группа НОРМА--ИНФРА * М, 2001. стр.316. Данное право подтверждается содержанием ч. 3 ст. 46 Конституции РФ, согласно которой каждый имеет право обращаться в соответствии с международными договорами России в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты.

Это означает, что решения межгосударственных органов могут приводить к пересмотру конкретных дел высшими судами Российской Федерации, т. е. к повторному рассмотрению дела в целях изменения ранее состоявшихся по нему решений. Как указано в постановлении Конституционного Суда, было бы нелогичным отрицать такую возможность изменения судейских решений в случаях, когда необходимость таких изменений может быть выявлена без подключения межгосударственных органов. Тем более, что следует учитывать международное обязательство Российской Федерации, предусмотренное в п. 2 ст. 2 Международного пакта о гражданских и политических правах, в соответствии с которым она должна обеспечивать принятие законодательных или других мер, которые могут оказаться необходимыми для осуществления прав, признаваемых в этом Пакте.

2. Соотношение Конституции РФ, европейского и международного права в практике Конституционного Суда РФ

2.1. Характеристика соотношения Конституции РФ и норм международного права

Для начала отметим различие между понятиями «правовая система» и «система права». Как замечает профессор С.В. Черниченко, «правовую систему иногда смешивают с системой права». Понятие «система права» можно определить как совокупность действующих правовых норм, группирующихся в институты, комплексы институтов, отрасли, подотрасли и находящихся в определённом сочетании друг с другом. Иными словами «система права» означает строение права как нормативного образования с его отраслями, институтами и др. Что касается определения термина «правовая система», то на сегодняшний день в российской юридической доктрине общей позиции по этому вопросу не выработано. Не ставя перед собой задачу окончательного определения понятия «правовая система» она уведёт нас в сторону от нашего исследования рассмотрим некоторые высказывания по данной проблематике.

Профессор Е.Т. Усенко пишет: «Правовая система» - это научное понятие, нормативно не урегулированное и потому едва ли уместное... Достаточно было сказать: «является частью права...».

Как замечает И.И. Лукашук, «термин «правовая система» использован для того, чтобы избежать приравнивания всех международных норм к законодательству. В отличие от законодательства в правовой системе страны международные нормы могут занимать различное положение».

Американский юрист Л. Фридмэн различает понятия «право» от «правовой системы».

Правовая система по Л. Фридмэну, не понимается и не сводится к набору норм. Право понимается как официальное право государства в узком смысле, а в широком - как неформальное, как правовая система. Кроме первичных есть вторичные нормы: «как делать право» - правила о процедурах, судебных процедурах, о юрисдикции, судах и судьях, порядке выборов. Л. Фридмэн в правовой системе выделяет следующие компоненты: государственные институты (органы), действующие правила и нормы, образцы поведения, включающие наряду с законом множество конкретных решений и действий, наконец, правовая культура как отношение людей к праву, их убеждения, ценности, идеалы и ожидания.

Анализируя эту проблему, профессор А. М. Васильев отмечает: «правовая система» не отменяет других юридических терминов, не является их синонимом, а «несёт самостоятельную научную нагрузку, обозначая понятие, синтезирующее на новом уровне наши взгляды о всех правовых структурах жизни». Профессор Ю.А. Тихомиров в правовую систему включает следующие компоненты: а) правопонимание - правовые взгляды, правосознание, правовая культура, правовые теории и концепции, а также правовой нигилизм, б) правотворчество как познавательный и процессуально оформленный способ подготовки и принятия законов и иных правовых актов, в) правовой массив - структурно оформленную совокупность официально принятых и взаимосвязанных правовых актов, г) правоприменение - способы реализации правовых актов и обеспечения законности.

По марксистско-ленинской теории правовая система определяется как экономическим и социальным строем структура права, выражающая внутреннюю согласованность и единство юридических норм данного государства, и одновременное их разделение на соответствующие отрасли.

В рамках правовой системы России общепризнанные принципы нормы о правах и свободах человека должны обладать равным статусом с иными общепризнанными принципами и нормами международного права. В силу п. 1 ст. 17 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации признаются и гарантируются права и свободы человека и гражданина согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией. Признание и гарантия прав человека должны осуществляться не только согласно нормам международного права, но и в соответствии с положениями Конституции РФ. В свою очередь, Конституция, фиксируя основы действия международного права в рамках правовой системы России, ясно и определенно признает высшую юридическую силу исключительно за конституционными нормами Конституционное право Российской Федерации.  Баглай М.В. 6-е изд., изм. и доп. - М.: Норма, 2007..

Можно говорить и о некоторых общих моментах в правовых системах государств - это касается, например, англо-саксонской правовой системы, романо-германской и т.д. Общее может быть и в построении системы права с их отдельными отраслями. Но каждая из них специфична тем, что любая правовая система учитывает культуру народа, историю, религию, социально-политическое устройство, традиции и т. д.

Международная правовая система выполняет координирующую роль в международных отношениях. Создавая нормы международного права, государства тем самым устанавливают общеприемлемые стандарты поведения в различных областях взаимоотношений.

Г.И. Тункин по этому поводу пишет: «Нормы международного права являются юридическим каркасом межгосударственной системы, необходимым для её нормального функционирования, т.е. для поддержания системы в равновесии. Следует также отметить, продолжает Г.И. Тункин, определённую роль, которую играют в регулировании в межгосударственной системе другие социальные нормы, действующие в этой системе (политические нормы, рекомендательные нормы резолюций международных организаций, нормы международной морали и др.). Эти нормы и создают для субъектов международного права их права и обязанности.

Международным договорам принадлежит главенствующая роль в современном международном праве.

2.2 Международно-правовые аспекты реализации правомочий Конституционного Суда Российской Федерации

Конституционный Суд РФ осуществляет конституционное судопроизводство, которое, наряду с гражданским, административным и уголовным, является средством осуществления судебной власти. Однако Конституционный Суд обладает особенностями по сравнению с судами общей юрисдикции. В первую очередь они касаются вопросов ведения Суда и характера выносимых им решений. Суд разрешает дела о соответствии Конституции федеральных законов, нормативных актов Президента РФ, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства РФ; конституций республик, уставов, а также законов, иных нормативных актов субъектов РФ, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти РФ и совместному ведению органов государственной власти РФ и органов государственной власти субъектов РФ.

При разрешении судом указанной категории дел возможно привлечение норм международного права. Могут возникнуть вопросы, имеющие международно-правовой характер, и при разрешении споров о компетенции, например, вопросы, касающиеся правомочия заключения международных договоров, введения их в действие и прекращения. Привлечение норм международного права может оказаться полезным и при даче Конституционным Судом толкования отдельных положений Конституции Российской Федерации.

Одним из вопросов ведения Конституционного Суда, выходящего на применение норм международного права, является правомочие Суда разрешать дела о соответствии Конституции РФ международных договоров России, не вступивших в силу. Выражение "не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации", содержащееся в п. "г." ч. 2 ст. 125 Конституции РФ, означает, что оно не имеет в виду проекты международных договоров. Конституционный Суд не разрешает дела о соответствии Конституции проектов международных договоров. Конституция говорит не о материалах проектов, которые могли бы быть использованы для подготовки договора, а об уже подписанных договорах.

Но в то же время Суд не рассматривает и дела о соответствии Конституции уже вступивших в силу международных договоров РФ.

Выражение "не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации" предполагает, что в отношении них Россия является "договаривающимся государством". Согласно ст. 2 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г. "договаривающееся государство" означает государство, которое согласилось на обязательность для него договора, независимо от того, вступил ли договор в силу или нет". Отсюда следует, что выражение согласия на обязательность договора не всегда предполагает его автоматическое вступление в силу. Венская конвенция 1969 г. предусматривает, что договор вступает в силу в порядке и в дату, предусмотренные в самом договоре или согласованные между участвующими в переговорах государствами. С учетом своей компетенции Суд разрешает дела о конституционности тех международных договоров РФ, на обязательность которых она согласилась, но которые для нее еще не вступили в силу. Таким образом, Конституция предоставляет Суду право разрешать дела о конституционности только определенных международных договоров РФ, в отношении которых она как "договаривающееся государство" согласилась на их обязательность, но еще для нее не действующих.

Данное обстоятельство определяет допустимость соответствующего обращения в Конституционный Суд. Статья 89 федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской федерации" предписывает, что запрос о проверке конституционности международного договора Российской Федерации допустим, если упоминаемый в запросе международный договор подлежит, согласно Конституции и федеральному закону, ратификации Государственной Думой или утверждению иным федеральным органом государственной власти, а заявитель считает данный договор не подлежащим введению в действие и применению в Российской Федерации из-за его несоответствия Конституции.

Закон о Конституционном Суде РФ устанавливает также пределы проверки международного договора на его соответствие Конституции: 1) по содержанию норм; 2) по форме договора; 3) по порядку его подписания, заключения, принятия, опубликования или введения в действие; 4) с точки зрения установленного Конституцией РФ разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную; 5) с точки зрения установленного Конституцией РФ разграничения компетенции между федеральными органами государственной власти; 6) с точки зрения разграничения предметов ведения и полномочий между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации. Пределы проверки не вступивших в силу международных договоров РФ существенно сокращаются, если обязательства по ним были приняты до вступления в силу Конституции Российской Федерации 1993 года. В этом случае проверка конституционности международных договоров производится Конституционным Судом РФ только по содержанию норм (ст. 86 Закона). Последствием признания не вступивших в силу международных договоров РФ не соответствующими Конституции будет являться то, что они не подлежат введению в действие и применению. Конституционный Суд РФ имеет право осуществлять проверку конституционности не только международного договора в целом, но и его отдельных положений. Поэтому с момента провозглашения постановления Суда о признании не соответствующими Конституции не вступившего в силу международного договора либо отдельных его положений международный договор не может быть ратифицирован, утвержден и не может вступить в силу для Российской Федерации иным образом.

Следует также иметь в виду, что Конституционный Суд разрешает дела именно по запросу о конституционности договора, а не о его соответствии или несоответствии международному праву, хотя такой вопрос и может встать при оценке Судом договора. В связи с этим договор, признанный Судом неконституционным, может оказаться и недействительным с точки зрения международного права. Но в принципе, признание договора неконституционным еще не предрешает вопроса о его международно-правовой действительности или недействительности. Важно, что такой договор после объявления его не соответствующим Конституции не может стать частью правовой системы России в контексте ч. 4 ст. 15 Конституции.

Решение Конституционного Суда о признании не вступившего в силу международного договора соответствующим Конституции создает предпосылки для его вхождения в правовую систему в качестве ее составной части после ратификации этого договора, а также утверждения или вступления его в силу для России каким-либо иным образом. Такое решение Суда создает предпосылки и для согласования законов РФ с нормами вступившего в силу международного договора в случае возникновения противоречий между каким-либо законом и данным договором.

Использование Конституционным Судом норм международного права тесно связано и с его правомочием по разрешению дел, касающихся прав и основных свобод человека.

Согласно ч. 4 ст. 125 Конституции РФ, Конституционный Суд по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан и по запросам судов проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом. В реализации указанного правомочия Суд опирается на закрепленный в Конституции основополагающий принцип, согласно которому права и свободы человека как высшая ценность признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с Конституцией. Суд также исходит из того, что признание, соблюдение и защита непосредственно действующих прав и свобод человека и гражданина являются конституционной обязанностью государства и представляют собой составную часть основ конституционного строя Российской федерации.

В решениях Конституционного Суда, юридической базой которых являются Конституция РФ и Федеральный конституционный закон "О Конституционном Суде Российской Федерации", достаточно широко используются международные акты, касающиеся прав и свобод человека. В частности, Суд ссылался на положения Международного пакта о гражданских и политических правах (Постановления Конституционного Суда от 3 мая 1995 г. по делу о проверке конституционности статей 2201, 2202 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР; от 10 июля 1995 г. о проверке конституционности части второй статьи 42 Закона Чувашской Республики "О выборах депутатов Государственного Совета Чувашской Республики" и другие); на положения Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах (Постановление от 1 мая 1995 г. по делу о проверке конституционности статьи 12 Закона СССР "О порядке разрешения коллективных трудовых споров (конфликтов) в части, запрещающей проведение забастовок работниками гражданской авиации"); на Дополнительный протокол к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 г., касающийся защиты жертв вооруженных конфликтов немеждународного характера (Постановление от 31 июля 1995 г. по делу о проверке конституционности ряда актов, касающихся восстановления конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики) и на ряд других международных актов.

Применяя ту или иную признанную РФ в качестве обязательной международную договорную норму, Конституционный Суд призван оценивать ее не только с точки зрения действия этой нормы в системе норм национального права, но и действия в системе норм международного права. Как показала практика Конституционного Суда, последний помимо ссылок на международные договоры обращается к иным международным документам, в частности, к имеющим рекомендательный характер резолюциям Генеральной Ассамблеи ООН, нередко отражающим правосознание народов, требования международной справедливости, что дает возможность более всестороннего толкования определенного нормативного акта, рассматриваемого с точки зрения его соответствия Конституции.

Подобные ссылки имеют вспомогательный характер, так как решающее значение имеет оценка обжалуемого нормативного акта с точки зрения его соответствия Конституции. Для разрешения дела Суду важно определить ту норму Конституции, с помощью которой можно решить вопрос о конституционности принятого к рассмотрению акта. Согласно ст. 68 Закона о Конституционном Суде РФ, если Судом будет установлено, что вопрос, затрагиваемый таким актом, не получил разрешения в Конституции или по своему характеру либо значению не относится к числу конституционных, то Суд прекращает производство по делу. В случае, если решение по делу вынесено, оно является окончательным, не подлежит обжалованию и вступает в силу немедленно после его провозглашения. Из этого следует, что акты или их отдельные положения утрачивают силу, а признанные не соответствующими Конституции международные договоры РФ, не вступившие в силу, не подлежат введению в действие и применению.

3. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры РФ в практике конституционного правосудия

Под общепризнанными принципами международного права следует понимать основополагающие императивные нормы международного права, принимаемые и признаваемые международным сообществом государств в целом, отклонение от которых недопустимо.

К общепризнанным принципам международного права, в частности, относятся принцип всеобщего уважения прав человека и принцип добросовестного выполнения международных обязательств.

Под общепризнанной нормой международного права следует понимать правило поведения, принимаемое и признаваемое международным сообществом государств в целом в качестве юридически обязательного.

Содержание указанных принципов и норм международного права может раскрываться, в частности, в документах Организации Объединенных Наций и ее специализированных учреждений.

Характерной особенностью международного права является наличие в нем комплекса основных принципов, под которыми понимаются обобщенные нормы, отражающие характерные черты, а также главное содержание международного права и обладающие высшей юридической силой. Эти принципы наделены также особой политической и моральной силой. Очевидно, поэтому в дипломатической практике их обычно именуют принципами международных отношений. Сегодня любое значимое политическое решение может быть надежным, если оно опирается на основные принципы.

В рамках международного права существуют различные виды принципов. Среди них важное место занимают принципы-идеи. К ним относятся идеи мира и сотрудничества, гуманизма, демократии и др. Они нашли отражение в таких актах, как Устав ООН, пакты о правах человека, и во многих других документах. Основной объем регулирующего действия принципы-идеи осуществляют через конкретные нормы, отражаясь в их содержании и направляя их действие. Вместе с тем они и сами по себе служат регулятором международных отношений.

В многочисленных международных актах перечень основных принципов не одинаков, но совпадает в наиболее авторитетных универсальных актах, каковыми являются Устав ООН и принятая Генеральной Ассамблеей в развитие его положений Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами в соответствии с Уставом ООН 1970 г. В этих документах перечислены следующие принципы:

- неприменение силы или угрозы силой;

- мирное разрешение споров;

- невмешательство;

- сотрудничество;

- равноправие и самоопределение народов;

- суверенное равенство государств;

- добросовестное выполнение обязательств по международному праву.

Заключительный акт СБСЕ 1975 г. дополнил приведенный перечень тремя принципами: нерушимость границ, территориальная целостность, уважение прав человека. Последние два не были выделены в качестве самостоятельных в Декларации 1970 г., но были отражены в содержании других принципов. Что же касается принципа нерушимости границ, то он не получил универсального признания, а потому носит региональный характер.

Принципы выполняют важные функции. Они определяют основы взаимодействия субъектов специфическим образом, закрепляя основные права и обязанности государств. Принципы выражают и охраняют комплекс общечеловеческих ценностей, в основе которых лежат такие важнейшие ценности, как мир и сотрудничество, права человека. Они служат идейной основой функционирования и развития международного права. Принципы - это фундамент международного правопорядка, они определяют его политико-правовой облик. Принципы являются критерием международной законности.

Конституция РФ 1993 года провозгласила международное право частью правовой системы страны. Правильное установление применимых норм международного права одна из сложных задач, поскольку п. 4 ст. 15 Конституции РФ дает лишь самые общие указания. Речь идет только об общепризнанных «принципах и нормах международного права» и о «международных договорах РФ».

Современное российское законодательство воплощает принципы Конституции РФ 1993 года, в частности положение части 4 статьи 15, устанавливающее соотношение международного и внутреннего права. В этом вопросе, как отмечает профессор Г. В. Игнатенко, должно быть полное соответствие Конституции РФ Игнатенко Г В. Новые кодексы Российской Федерации: опыт комплексной международно-правовой экспертизы Российский ежегодник международного права 2003 СПб ., 2004С 47-61 однако на практике оказывается, что новые законы весьма неоднородны в своем подходе к международному праву: одни кодексы и законы точно повторяют конституционную формулу (статья 10 Трудового кодекса РФ, статья 8 Таможенного кодекса РФ), а другие закрепляют ограниченное понимание роли и места норм международного права в системе внутреннего права, а значит и ограниченный вариант применения международного права теми случаями, когда обнаруживается противоречие между положениями международных договоров и законов (статья 6 Семейного кодекса РФ, статья 3 Воздушного кодекса РФ, статья 4 Земельного кодекса РФ, статья 9 Жилищного кодекса РФ). Очевидно, что требуется приведение в соответствие законов Российской Федерации с Конституцией Российской Федерации и ей международными обязательствами.

4. Решения Европейского Суда по правам человека и решения Конституционного Суда РФ: проблемы соотношения

Сотрудничество России и Евросоюза осуществляется на основе Соглашения о партнерстве и сотрудничестве (подписано в 1994 г., вступило в силу в 1997 г.). Оно предусматривает развитие углубленных отношений между Россией и Европейским союзом в политической, торгово-экономической, финансовой, правовой, гуманитарной областях; определяет основные цели, направления и механизмы сотрудничества.

Ключевую роль в институциональной системе взаимодействия играют встречи на высшем уровне по формуле: Президент РФ - Председатель Европейского совета и Председатель Комиссии ЕС. Такие встречи проходят два раза в год.

Именно Россия стала первым партнером, по отношению к которому была выработана Коллективная стратегия ЕС (1999), которая сформировала политическую основу отношений между сторонами.

10 мая 2005 г. в Москве состоялся XV саммит «Россия - ЕС», итогом которого стало принятие основополагающих договоренностей - «дорожных карт» по формированию четырех общих пространств: экономического; свободы, безопасности и правосудия; внешней безопасности; научных исследований и образования, включая культурные аспекты.

Сформирован механизм взаимодействия Правительства РФ и Комиссии ЕС. Два раза в год организуются консультации Министра иностранных дел РФ с министерской «тройкой» ЕС. Ежегодно во время сессии ГА ООН проходят встречи министров иностранных дел России и стран - членов ЕС. Действуют Постоянный совет партнерства на уровне министров, Комитет сотрудничества на уровне старших должностных лиц, а также Комитет парламентского сотрудничества. Проводится регулярный обмен мнениями в контексте формирующейся в рамках ЕС европейской политики в области безопасности и обороны.

В соответствии с Совместным заявлением от 27 апреля 2004 г. Россия ратифицировала Протокол о распространении сотрудничества России и ЕС на вновь принятые в Евросоюз страны. Наиболее спорными во взаимоотношениях России и ЕС остаются проблемы русскоязычного населения Латвии и Эстонии, а также калининградского грузового транзита.

Динамично развиваются торгово-экономические отношения. Товарооборот между Россией и ЕС составляет свыше 125 млрд евро. На долю Евросоюза приходится более 50 процентов российского внешнеторгового оборота и около 70 процентов накопленного иностранного капитала в экономике России. Россия занимает пятое место (после США, Швейцарии, Китая и Японии) в списке стран - экспортеров в ЕС и шестое место - среди покупателей европейской продукции.

Развивается диалог России и ЕС с целью выработки адаптированных к складывающимся условиям механизмов сотрудничества и правовой базы.

В соответствии с положениями Коллективной стратегии Европейский союз намерен работать с Россией для достижения следующих принципиальных целей: укрепление демократии; интеграция России в общее европейское экономическое и социальное пространство; сотрудничество по укреплению стабильности и безопасности в Европе и за ее пределами; решение общих задач на европейском континенте (таких, как: энергетическая политика; ядерная безопасность; защита окружающей среды; борьба с организованной преступностью, торговлей наркотиками и людьми, «отмыванием денег»).

Россия следует Стратегии развития отношений с ЕС до 2010 г., в которой определены задачи развития отношений России и ЕС и способы решения этих задач. Эта стратегия нацелена на строительство единой Европы без разделительных линий, а также на взаимосвязанное и сбалансированное укрепление позиций России и ЕС в международном сообществе.

Политический диалог России и ЕС ориентирован на создание более тесных экономических и политических связей, содействие переходу России к рыночной экономике, укрепление демократических институтов и уважение прав человека в России, создание новых форм консультаций и сотрудничества для повышения международной безопасности.

Вопросы, обсуждаемые в рамках политического диалога, включают внутренние события в ЕС и России (как, например, расширение ЕС, Конвент ЕС, европейская политика безопасности и обороны, ход реформ в России) и сотрудничество в решении международных вопросов (в таких регионах, как Ближний Восток, Ирак, Западные Балканы, Афганистан, Молдавия). Большое внимание в двусторонних дискуссиях уделяется борьбе с терроризмом.

Европейская политика безопасности и обороны, проводящаяся с 1999 г., нацелена на создание гражданского и военного потенциала Евросоюза, необходимого для ведения различных гуманитарных операций, операций по поддержанию мира и операций по принуждению к миру, которые часто называют «Петерсбергскими миссиями». Россия, например, приняла участие в первой операции - полицейской миссии ЕС в Боснии и Герцеговине, которая началась 2003 г. В перспективе сотрудничество охватит общие стратегические политические отношения и особенно отношения в области безопасности.

Юстиция и внутренние дела - относительно новая область сотрудничества ЕС и России. Наша страна направляет свои усилия на предотвращение такой незаконной деятельности, как торговля наркотиками, «отмывание денег», организованная преступность, незаконная миграция, торговля людьми и автомобильные кражи. Сотрудничество также включает в себя содействие развитию пограничной инфраструктуры, совершенствование таможенных и пограничных постов и повышение профессионального уровня их сотрудников. И Евросоюз, и Россия рассматривают эти направления работы как приоритетные. Ведется диалог о безвизовом режиме между ЕС и Россией.

Отношения России и Европейского союза в области юстиции и внутренних дел основаны на Плане действий против организованной преступности (2000). Борьба с терроризмом является важнейшим аспектом сотрудничества между ЕС и Россией в этой области. Достигнуто соглашение о сотрудничестве в обмене технической и стратегической информацией между Европолом и Россией. Развиваются следующие направления взаимодействия России и ЕС: борьба с легализацией доходов от незаконной деятельности; борьба с незаконной миграцией, противодействие торговле людьми; совершенствование пограничного контроля (включая таможенный контроль) на пунктах пересечения границы между Россией, странами - членами ЕС и третьими странами. Сюда входит модернизация служб и оборудования на пограничных пунктах и повышение профессионального уровня офицеров таможенных и пограничных служб.

Содействие Евросоюза реформе российской судебной и правовой системы ведется путем обучения судей, судебных администраторов и сотрудников арбитражных судов для укрепления правовой защиты прав граждан и участников экономической деятельности.

Проблема соотношения Европейского суда и Конституционного суда РФ представляет сегодня одну из актуальных и сложных проблем юриспруденции. Неизменно растет ее практическое значение не только для традиционных субъектов международного права, но и для субъектов внутригосударственного права - государственных органов, юридических лиц и индивидов, участвующих в реализации международно-правовых норм.

Взаимозависимость и единство мира требуют, чтобы национальные правовые системы были способны взаимодействовать друг с другом и с правовой системой международного сообщества в целом. Можно говорить о формировании всемирного правового комплекса, который включает наряду с международным правом национальные правовые системы.

В современном праве имеет место «встречное движение»: международные договоры и другие международные юридические акты ориентируются на взаимодействие с национальным законодательством, и напротив, законы и иные национальные правовые акты содержат положения о совместном применении внутригосударственных и международных правил и о приоритетном в коллизионных случаях применении международных правил.

Диспозитивные нормы общего международного права обладают полной юридической силой и обязательны для соблюдения. Государство не может отказаться от их соблюдения или изменить их в одностороннем порядке, в том числе и путем издания противоречащего им закона.

В отечественной доктрине явно недостаточно проработан вопрос о том, какие именно обстоятельства позволяют вполне определенно полагать, что та или иная международно-правовая норма является общепризнанной. Применительно к общепризнанным нормам международного права существует еще одна проблема: не установлено их соотношение с нормами российского права. В п. 4 ст. 15 Конституции РФ оговариваются лишь случаи, когда положения международного договора приходят в противоречие с тем, что предусмотрено в российском законодательстве. Ситуация же, когда конфликт возникает между общепризнанной нормой международного права и положениями российского законодательства, не рассматривается.

Ситуация осложняется тем, что общепризнанные нормы не однородны по своему составу. Особое место среди них занимают императивные нормы международного права. Если такая категория, как общепризнанные нормы международного права, выделяется лишь на доктринальном уровне и доктринально же интерпретируется, то императивные нормы имеют четко зафиксированный легальный статус, который регламентирован в ст. 53 Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.

В отечественной международно-правовой литературе в этом отношении речь ведется преимущественно лишь об особой разновидности императивных норм -- основных принципах международного права Глебов И.Н Международное право.. М.: Дрофа, 2006. -- 368 с. Казалось бы, в данном случае возможно простое логическое построение. Раз международные договоры России имеют приоритет применения перед ее законами, то таким приоритетом тем более должны пользоваться основные принципы, которые в иерархии норм международного права занимают высшую ступень, находясь над всеми другими его нормами (следовательно, и над всеми международными договорами). Но это лишь логическое построение, нормативно оно никак не закреплено.

5. Влияние Европейского Суда по правам человека на правовые позиции Конституционного Суда РФ

Значение решений, принимаемых Европейским Судом по правам человека, и их влияние на национальные правовые системы и функционирование национальных судебных органов - одна из тех тем, которая уже давно нуждается в пристальном внимании и изучении. Унификация стандартов в области прав человека и создание эффективных механизмов обеспечения и защиты этих прав на данном этапе конституционного развития современных европейских государств, особенно с учетом интеграционных процессов, бесспорно, относится к числу ключевых задач.

Ценным является то, что, как и в подавляющем большинстве государств - участников Конвенции, российские государственные суды применяют Конвенцию с учетом решений Европейского суда и тем самым придают этим решениям прямое действие во внутреннем праве. Увеличивается количество примеров, в которых то или иное решение Европейского суда влечет за собой конкретные изменения не только в отдельных делах, находящихся на рассмотрении во внутренних судах, но и в общих подходах судов к толкованию российского права, то есть происходит изменение судебной практики.

Вынесенное Европейским судом решение зачастую автоматически предотвращает новые нарушения Конвенции, подобные тем, которые уже были выявлены в предыдущих случаях. Необходимо подчеркнуть, что практика Европейского суда является прецедентной, то есть решение Европейского суда, вынесенное по конкретному делу, может использоваться в качестве правового обоснования при рассмотрении последующих аналогичных дел.

РФ признала юрисдикцию Европейского суда и обязалась привести правоприменительную, в том числе судебную, практику в полное соответствие с обязательствами РФ, вытекающими из участия в Конвенции и Протоколов к ней. В этой связи, по мнению Конституционного Суда РФ, необходимо учитывать, что при решении вопроса о том, были ли нарушены разумные сроки судебного разбирательства, Европейский суд исходит из того, что в каждом конкретном случае должны учитываться особенности дела, его сложность, поведение заявителя и соответствующих органов власти, а также важность затрагиваемых судебным разбирательством интересов заявителя.

При проверке конституционности положений российского законодательства в своих постановлениях и определениях КС РФ нередко прямо ссылается на решения, вынесенные в отношении других европейских государств Европейским судом (либо вынесенные ранее действующим органом Конвенции - Европейской комиссией по правам человека).

В России надежно обеспечен пересмотр судебных решений по результатам решений ЕСПЧ. Последний пробел в имплементации решений ЕСПЧ устранен постановлением КС от 26 февраля 2010 года по делу о проверке конституционности статьи 392 ГПК. При этом важно следующее. Каждое решение ЕСПЧ, установившее нарушение прав человека, влечет два последствия: это, во-первых, финансовая санкция для государства, во-вторых, принятие решения внутригосударственными органами о восстановлении нарушенного права. Постановление Конституционного суда исходит из того, что в любом случае дело о пересмотре внутригосударственных судебных решений нужно принимать к рассмотрению, а уже суд в каждом конкретном случае определит, сделано ли все необходимое для того, чтобы право было восстановлено, то есть достаточной ли, например, является денежная компенсация по решению ЕСПЧ.

Внедрение многих подходов и позиций Европейского суда в ткань российского правового пространства происходит непросто, большинство правоприменителей просто не готовы вот так, напрямую, этими подходами и позициями руководствоваться как обязательными. Этому есть причины и содержательного, и технического свойства. Не будем забывать и о том, что официальный перевод постановлений ЕСПЧ в России отсутствует.

Заключение

В результате ратификации Российской Федерации основных европейских конвенций по защите прав человека фактически все их принципы и нормы стали составной частью российского законодательства, регулирующего судопроизводство. Им, как и положениям других международных договоров и соглашений, участником которых является Россия, отдается предпочтение по сравнению с нормами федерального законодательства. Однако, как показывает практика, чтобы европейские нормы действовали полноценно и эффективно, необходимо непосредственное включение их в российские законодательные акты и создание соответствующего механизма реализации этих норм.


Подобные документы

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.