Коррекция повышенного уровня конформности подростков в тренинговой группе

Сущность психологической коррекционной работы. Причины и условия проявления конформности. Особенности проявления конформности в подростковом возрасте. Методики исследования коррекции повышенного уровня конформности подростков в тренинговой группе.

Рубрика Психология
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 16.07.2011
Размер файла 1,1 M

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Министерство образования Российской Федерации

Забайкальский государственный педагогический университет

им. Н.Г. Чернышевского

Институт непрерывного образования

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

Тема

Коррекция повышенного уровня конформности подростков в тренинговой группе

г. Чита - 2009 г.

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

Глава 1. Сущность конформности в исследованиях зарубежных и отечественных психологов

1.1 Конформность как предмет психологического изучения

1.2 Причины и условия проявления конформности

1.3 Особенности проявления конформности в подростковом возрасте

Глава 2. Групповая коррекционная работа

2.1 Сущность психологической коррекционной работы

2.2 Особенности групповой формы работы

Глава 3. Коррекция повышенного уровня конформности в тренинговой группе

3.1 Организация и методики исследования

3.2 Анализ результатов исследования

Заключение

Литература

Приложение

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность: Эта проблема является актуальной в связи с тем, что особенностью психологии подростков является сориентированность на нормы поведения, действующие в его референтной группе. Подросток зависит от сверстников, стремится к ним и подчас готов выполнить то, на что его подталкивает группа. Группа создает чувство «МЫ», которое поддерживает подростка и укрепляет его внутренние позиции. Подростки проявляют чрезмерную зависимость от норм, принятых в привлекательной для них группе ребят как в отношении стиля одежды, прически, так и в отношении увлечений, интересов, нравственных установок.

В ситуации выбора часто происходит ориентация подростка на реакцию формального большинства референтной группы. Это делает молодого человека «пленником ситуации». Если в группе доминируют положительные ценности, то комфортность ускоряет формирование личностных, общественно значимых, качеств индивида. Положительное значение конформизма состоит еще и в том, что он выступает как механизм сплочения человеческих групп, а так же как механизм передачи социального наследства, культуры, традиций, социальных образцов поведения, социальных установок.

Если же в группе подростков доминируют отрицательные ценности, то в силу механизма «группового конформизма», жесткой психологической значимости, слепого следования групповым стандартам молодой человек постепенно втягивается в негативное, и даже противоправное поведение. Поэтому, чрезмерно выраженный конформизм явление психологически пагубное. Человек как «флюгер», следует за групповым мнением, не имея собственных взглядов, выступая марионеткой в чужих руках, реализует себя в качестве лицемерного приспособленца, способного многократно менять поведение и внешне высказываемые убеждения в соответствии с тем, «откуда ветер дует» в данный момент, в угоду «сильным мира сего».

При исследовании данной проблемы мы опирались на научные исследования Соломона. Аша, Музафера Шерифа, Стенли Милграма, В. Ф. Сафина, Л.П. Сапикова, В.Э.Чудновской, А.В.Петровский.

В сложившихся условиях актуальной становится проблема создания программы, позволяющей корректировать повышенный уровень конформизма.

Цель: Коррекция повышенного уровня конформности путем проведения специальной системы упражнений в тренинговой группе подростков.

Объект: личностная сфера.

Предмет: конформность коррекционных упражнений, направленных на снижение повышенного уровня конформности.

Гипотеза: так как конформность - это позиция индивида относительно позиции группы, принятие или отверждение им определенного стандарта, мнения, свойственного группе, меру «подчинения» индивида групповому давлению, вынужденное единообразие группового поведения. То мы предполагаем при проведении в тренинговой группе специальной системы упражнений, направленных на развитие навыков продуктивного общения уверенности в себе, повышение самооценки, повышенный уровень конформности подростков будет снижена.

Задачи:

1. Теоретический анализ проблемы конформности в психологической литературе.

2. Изучение особенности проявления конформности у подростков.

3. Подобрать систему коррекционных упражнений, направленных на снижение повышенного уровня конформности.

4. Исследовать влияние применения данной системы упражнений на конформность подростков.

Методы исследования:

· метод анализа литературы

· метод стандартизированных самоотчетов

Методики исследований:

· Опросник «КСК» - социально коммуникативная компетентность (шкала чрезмерное стремление к конформности);

· Методика диагностики межличностных отношений Лири (шестой октант);

· Методика Т-критерием Стьюдента.

База исследования: выборка испытуемых составила 24 человека (12 мальчиков; 12 девочек). Исследование проходило в средней школе с.Алек-Завод.

Новизна: Нами была подобрана специальная система упражнений, которые позволяли скорректировать повышенный уровень конформности. В изученной нами литературе мы не встречали ссылки на подобные программы.

Практическая значимость нашего исследования заключается в том, что составленная нами система упражнений может применяться школьными психологами и учителями для коррекции повышенного уровня конформности подростков.

ГЛАВА 1. СУЩНОСТЬ КОНФОРМНОСТИ В ИССЛЕДОВАНИЯХ ЗАРУБЕЖНЫХ II ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ПСИХОЛОГОВ

1.1 Конформность как предмет психологического изучения

Тема нашей работы посвящена феномену группового давления. Этот феномен получил в социальной психологии название феномена конформизма. Само слово «конформизм» имеете обыденном языке совершенно определенное содержание и означает «приспособленчество». Поэтому в повседневной речи понятие приобретает некоторый негативный оттенок, что крайне вредит исследованиям, особенно если они ведутся на прикладном уровне. Дело усугубляется еще и тем. что понятие «конформизма» приобрело специфический негативный опенок в политике как символ соглашательства и примиренчества. Чтобы как-то развести эти различные значения, в социально-психологической литературе чаше говорят не о конформизме, а о конформности, или конформном повелении, имея в виду чисто психологическую характеристику позиции индивида относительно позиции группы, принятие или отвержение им определенного стандарта, мнения, свойственного группе, меру «подчинения» индивида групповому давлению, вынужденное единообразие группового поведения.

Противоположными конформности понятиями являются понятия независимость, самостоятельность позиции, устойчивость к групповому давлению и тому подобное. Напротив, сходными понятиями могут быть понятия «единообразие», «условность», хотя в них содержится и иной оттенок. Единообразие, например, тоже означает принятие определенных стандартов, но принятие, осуществляемое не в результате давления.

Следует различать внушаемость и конформизм. Внушаемость -- это непроизвольная податливость человека мнению группы (человек и сам не заметил, как изменились его взгляды, поведение, это происходит само собой, искренне). Конформизм -- это сознательная уступчивость человека мнению большинства группы для избежания конфликта с ней и преодоление этого конфликта в пользу группы. Мера конформности -- это мера подчинения группе в том случае, когда противопоставление мнении субъективно воспринималось индивидом как конфликт. С давних времен в социальной психологии различают:

1) внутреннюю личную конформность, иногда ее называют подлинным конформизмом. Это усваиваемая конформная реакция, когда мнение человека действительно меняется под воздействием группы, человек соглашается, что группа права, и изменяет свое первоначальное мнение в соответствии с мнением группы, впоследствии проявляя усвоенное групповое мнение, поведение и при отсутствии группы. Внутренняя конформность и есть результат преодоления конфликта с группой в ее пользу. Вот эта внутренняя «конформность», в которой отсутствует конфликт между внутренней позицией индивида и внешним давлением, может быть обозначена как внутригрупповая внушаемость;

2} внешнюю (публичную) конформность, когда мнение группы принимается индивидом лишь внешне, а на деле он продолжает ему сопротивляться, и возвращается к своему первоначальному мнению после того, как снимается групповое давление. Это демонстративное согласие с группой по разным причинам (чаще всего, чтобы избежать конфликтов, неприятностей лично для себя или близких людей, при сохранении собственного мнения в глубине души).

Таким образом, при конформном поведении и при проявлении внутригрупповой внушаемости, несмотря на внешнее сходство (и в том и в другом случае индивид поддается мнению группы), психология имеет дело с двумя различными по своей внутренней сущности явлениями.

Если при конформном поведении личность, боясь оказаться в изоляции, сознательно идет за мнением коллектива, чтобы приспособиться, извлечь личную выгоду, то при внушенном поведении происходит саморегулирование деятельности личности под влиянием неосознанной, некритически воспринятой позиции и мнения группы.

В исследованиях конформности обнаружилась еще одна возможная позиция, которую оказалось доступным зафиксировать на экспериментальном уровне. Это позиция негативизма. Когда группа оказывает давление на индивида, а он во всем сопротивляется этому давлению, демонстрируя на первый взгляд крайне независимую позицию, во что бы то ни стало, отрицая все стандарты группы, то это и есть случай негативизма. Лишь на первый взгляд негативизм выглядит как крайняя форма отрицания конформности. В действительности, как мо было показано во многих исследованиях, негативизм не есть подлинная независимость. Напротив, можно сказать, что это есть специфический случай конформности, так сказать «конформность наизнанку»: если индивид ставит своей целью любой ценой противостоять мнению группы, то он фактически вновь зависит от группы, ибо ему приходится активно продуцировать антигрупповое поведение, антигрупповую позицию или норму, т. е. быть «привязанным» к групповому мнению, но лишь с обратным знаком (многочисленные примеры негативизма демонстрируют, например, поведение подростков). Поэтому позицией, противостоящей конформности, является не негативизм, а самостоятельность, независимость.

Чрезмерно выраженный конформизм -- явление психологически пагубное, человек, как «флюгер», следует за групповым мнением, не имея собственных взглядов, выступая марионеткой в чужих руках, либо человек реализует себя в качестве лицемерного приспособленца, способного многократно менять поведение и внешне высказываемые убеждения в соответствии с тем «откуда ветер дует» в данный момент, в угоду «сильным мира сего». По мнению западных психологов, многие российские люди сформированы в направлении такого повышенного конформизма. Положительное значение конформизма состоит в том, что он выступает:

как механизм сплочения человеческих групп, человеческого общества,

механизм передачи социального наследства, культуры, традиций, социальных образцов поведения, социальных установок.

Нонконформизм выступает как опровержение человеком мнения большинства, как протест подчинения, как кажущаяся независимость личности от мнения группы, хотя на самом деле и здесь точка зрения большинства является основой для поведения человека. Конформизм и нонконформизм - это родственные свойства личности, это свойства положительной или отрицательной подчиненности влияниям на личность группы, но именно подчиненности. Поэтому поведением нонконформиста так же легко управлять как и поведением конформиста.

В самом общем виде конформизм может быть охарактеризован как поведение, соответствующее обязательным канонам или социальным ожиданиям групп, когда в результате столкновения личного опыта и мнения с групповыми мнениями индивид принимает сторону группы. Степень соответствия поведения личности социальным ожиданиям групп и являлась для американских психологов критерием конформности. Столь широкая трактовка конформизма (единообразие поведения и поступков личности может быть выражением различных психологических феноменов: внушаемости, подражания и т. д.), естественно, затрудняла изучение психологической природы этого явления.

Исследование проблем конформного поведения привлекло к себе внимание главным образом после выхода в свет работ С. Аша, Р. Крачфилда, М. Шерифа. Согласно данным С. Аша, треть американцев оказалась лишенной чувства самостоятельности при принятии решения и считала удобным прятаться за коллективные мнения, снимая с себя чувство личной ответственности и инициативы. Опыты Аша были модифицированы другими американскими психологами, и результат получен аналогичный. У Крачфилда, Креча, Фестингера и Шерифа около 30 процентов испытуемых дали конформные реакции, продемонстрировав явное нежелание высказывать и отстаивать собственное мнение в условиях, когда личное мнение индивида не совпадало с высказываниями, оценками всех остальных участников эксперимента. Объектом исследования были при этом люди разных профессий и возрастов, т. е. представители различных слоев американского общества. Исследователи назвали описанный феномен конформной реакцией личности, понимая конформизм как подчинение оценки, мнения или действия индивида групповому мнению, которое выступает в ситуации эксперимента в качестве эрзаца группового давления и вызывает у личности явление когнитивного (познавательного) диссонанса, т. е. ощущения конфликта между собственным мнением я мнением группы.

Рассмотрим эти эксперименты подробнее. Традиционная модель была продемонстрирована в известных экспериментах Соломона Аша впервые осуществленных в 1951 г. Эксперименты эти считаются классическими, несмотря на то, что в настоящее время имеется весьма серьезная их критика.

Процедура эксперимента Аша была весьма проста и не требовала каких-либо особых условий или сложной техники измерений. Ничего не подозревавших людей приглашали принять участие в эксперименте по зрительному восприятию, в результате которого они могли якобы продемонстрировать не только остроту своего зрения, но и способность к сопоставлению и различению однородных предметов или символов, «наметанность» глаза и другие качества.

Каждого испытуемого приглашали в комнату и сажали на расстоянии 3-5 метров от доски, последним в ряду из 6 - 8 других участников эксперимента.

Давали инструкцию примерно такого содержания: «Наше испытание состоит в том, чтобы определить, насколько точно вы сможете различить длину линий.

Перед вами две белые карточки. На одной из них изображена одна линия - эталон. На другой три линии (№1, 2 и 3). Одна из этих трех равна эталону. Вы должны определить, какая из них равна эталонной линии. Таких сравнений будет 18, из них 12 войдут в число контрольных. Так как груша у нас маленькая, а задание чрезвычайно простое, я прошу каждого из вас называть свой ответ, который я тут же буду фиксировать. Итак, будьте предельно внимательны и аккуратны. Давайте начнем справа и продолжим налево.

Таким образом, очередь ничего не подозревавшего субъекта наступает только тогда, когда он услышит одинаковые, хотя и неправильные ответы остальных участников эксперимента: дело в том, что остальные участники эксперимента являются подставной группой, находящейся в предварительной договоренности с экспериментатором. Они-то своими единодушными ответами и побуждают согласиться с их мнением и не верить собственным глазам, г. е. не доверять своему восприятию.

Задание было столь простым, а отрезки, изображенные на карточках, настолько разительно отличались друг от друга, что сам Аш был абсолютно убежден: если и будут иметь место уступки групповому давлению, то они будут совершенно незначительными. И ошибся. Несмотря на то. что эталонная линия на первой карточке по размерам почти на 1/3 - 1/2 была короче «эталона», который «узнала» группа на карточке №2, примерно третья часть испытуемых предпочла мнение группы своему собственному. подстроившись под коллективный ответ и показав подчинение большинству or 8 до 12 раз в ходе всех серий.

В эксперименте Аша более одной трети (37%) «наивных субъектов» дали ошибочные ответы, т. е. продемонстрировали конформное поведение. В последующих интервью их спрашивали, как субъективно переживалась заданная в эксперименте ситуация. Все испытуемые утверждали, что мнение большинства «давит» весьма сильно, и даже «независимые» признавались, что противостоять мнению группы очень тяжело, так как всякий раз кажется, что ошибаешься именно ты.

В контрольном эксперименте отвечавшие поодиночке давали верный ответ в более чем 99% случаев. Аш хотел выяснить: если несколько других испытуемых («подсадных», специально подученных экспериментатором) дадут идентичные неверные ответы, станут ли люди утверждать то, что они в другом случае отрицали бы? Хотя некоторые испытуемые ни разу не проявили конформизма, три четверти сделали это хотя бы однажды.

В этих экспериментах не хватало «бытового реализма» повседневного конформизма, но в них присутствовал «экспериментальный реализм». Участники были эмоционально вовлечены в происходящее. Однако процедура Аша требует больших затрат, и ее трудно контролировать, так как она требует целой команды «подсадных», которые от испытуемого к испытуемому должны действовать с почти идеальным постоянством. Метод Аша стал образцом для сотен последующих экспериментов.

Следующий эксперимент был проведен Ричардом Кратфилдом, который автоматизировал эксперимент Аша. Кратфилд тестировал армейских офицеров. Пятеро участников (каждый из них настоящий испытуемый) находились в индивидуальных кабинках, расположенных рядом, и смотрели на звезду и круг, проецируемые на противоположную стену. Площадь круга была на треть больше площади звезды. В каждой кабинке находился пульт с лампочками и переключателями, позволяющий испытуемому сообщать свой ответ экспериментатору и видеть ответы других. После серии разминочных заданий каждый и 5 участников обнаруживал, что он отвечает последним, уже зная (фальсифицированные экспериментатором) ответы других испытуемых. В том случае, когда каждый из офицеров был уверен, что все остальные считают площадь звезды большей. 46% отвергало свидетельство своих чувств и присоединялось к мнению группы Тестируемые поодиночке, все они отрицали, что утверждение «я сомневаюсь, что могу быть хорошим руководителем» характеризует их. Разумеется - они ведь были командирами. И все же, когда они думали, что все остальные офицеры согласны с таким утверждением, почти в 40% случаев они также соглашались с ним.

Свою модель исследования конформизма предлагал Музафер Шериф. В его эксперименте испытуемые помещались в темную комнату. В 15 футах от испытуемого появлялся точечный источник света. Сначала ничего не происходило. Затем свет несколько секунд хаотически двигался - и исчезал. Испытуемый должен был приблизительно определить, насколько свет мог сместиться за это время, но темнота в комнате не позволяла реально оценить расстояние (оценка колебалась в районе восьми дюймов).

На следующий день испытуемый встречался в лаборатории с двумя другими испытуемыми, которые ранее участвовали в том же самом эксперименте. Когда свет исчезал в первый раз, эти двое называли свои наиболее достоверные предположения предыдущего дня. «Один дюйм» -говорил первый. «Два дюйма», - говорил второй. Испытуемый был сбит с толку, тем не менее, говорил: «Шесть дюймов». Если подобный эксперимент постоянно повторялся в течение этого дня и двух последующих испытуемые, которых тестировал Шериф, заметно изменяли свое мнение по поводу смещения источника света. Этот процесс - возникновение типичной групповой нормы. (Но эта норма не соответствовала действительности, потому, что свет вообще не двигался. Шериф воспользовался иллюзией восприятия, которая называется автокинетическим феноменом).

Шериф и его коллеги использовали этот метод, для того чтобы дать ответ на вопрос о внушаемости человека. Годом позже испытуемые были повторно приглашены для участия в подобном эксперименте, причем каждый тестировался отдельно от других. Исследователей интересовал вопрос: будут ли их оценки разными или испытуемые постараются придерживайся групповой нормы? Примечательно, что они продолжали придерживаться групповой нормы.

Под впечатлением от того, насколько велика сила культуры в деле закрепления ложных убеждений, Роберт Джейкобе и Дональд Кемибелл. в своей лаборатории стали изучать, как они распространяются. Используя автокинетический феномен, они подсаживали к испытуемым своего сообщника, («подсадного»), который давал неправдоподобные оценки величины смещения светa. Затем «подсадной» выходил из игры, и на его место садился новичок - настоящий испытуемый, которого, в свою очередь, сменяли все новые и новые участники. Иллюзорная оценка сохранялась в пяти «поколениях», Испытуемые стали «неосведомленными участниками заговора по распространению культурной фальшивки».

Результаты, полученные Шерифом, Ашем и Кратфилдом, способны встревожить, поскольку ни в одном из экспериментов не было явного, открытого принуждения к конформизму не было ни поощрений за «командную игру», ни наказаний за индивидуализм. Если люди настолько уступчивы при минимальном давлении го, что же будет при прямом принуждении? Ведь между безобидными устными заявлениями, которые делаются в подобных экспериментах, и нанесением кому-то реального вреда огромная дистанция. Социальный психолог Стенли Милграм заинтересовался этим вопросом.

Эксперименты Стенли Милграма, целью которых было определить, что будет, если авторитетные приказания разойдутся с призывами совести, стали одними из самых знаменитых и дискуссионных экспериментов в социальной психологии.

Эксперимент заключался в следующем: два человека приглашались в психологическую лабораторию Йельского университета, чтобы принять участие в исследовании процесса обучения и памяти. Суровый экспериментатор объяснял, что испытываются новаторские исследования эффекта наказания при обучении. Для эксперимента требуется, чтобы один из испытуемых обучил другого списку пар слов и наказывал за ошибки, нанося удары электрическим током возрастающей интенсивности. Чтобы распределить роли, они тянули из шляпы полоски бумаги. Один из участников с манерами, выдающими мягкий характер, является «подсадным». Он притворяется, что на его полоске написано «ученик», и следует в соседнюю комнату, «Учителю» (доброволец, пришедший по объявлению в газете) дают для примера несильный удар током, а затем он видит, как экспериментатор привязывает «ученика» к креслу и закрепляет электрод у него на запястье.

После этого «учитель» и экспериментатор возвращались в главную комнату, где «учитель» занимал свое место перед «генератором тока» с переключателями в диапазоне от 15 до 450 вольт с шагом в 15 вольт. Переключатели были помечены: «слабый удар», «очень чувствительный удар», «опасно: мощнейший удар» и т. д. На отметках в 435 и 450 вольт стоит «XXX». Экспериментатор приказывал «учителю» «переключать генератор на одну ступеньку выше» всякий раз когда «ученик» дает неверный ответ. При каждом переключении вспыхивает лампочка, щелкает реле и звучит зуммер.

Если испытуемый уступал требованиям экспериментатора, он слышал, как «ученик» стонал на 75, 90 и 105 вольтах. При 120 вольтах «ученик» кричал, что ему больно. А при 150 вольтах он взывал: «Экспериментатор, выпустите меня отсюда! Я больше не хочу участвовать в эксперименте! Я отказываюсь продолжать!» При 270 вольтах его протесты превращались в агонизирующий крик, и он продолжал настаивать, чтобы его выпустили. При 300 и 315 вольтах он кричал, что отказывается отвечать. После 330 вольт он замолкал. В ответ на просьбы или предложения «учителя» прервать процедуру экспериментатор говорил, что отсутствие ответа должно расцениваться как неверный ответ. Чтобы вынудить испытуемого продолжать, он использует четыре фразы.

Фраза 1: «Пожалуйста, продолжайте» (или «Пожалуйста, дальше»).

Фраза 2: «Условия эксперимента требуют, чтобы вы продолжали».

Фраза 3: «Чрезвычайно важно, чтобы вы продолжали».

Фраза 4: «У вас нет другого выбора; вы должны продолжать».

Милграм описывал эксперимент 110 разным людям: психиатрам, студентам и представителям среднего класса. Во всех трех группах опрашиваемые предположили, что они подчинялись бы примерно до 135 вольт; ни один не собирался зайти за 300 вольт. Учитывая, что из-за влияния самооценки возможны отклонения. Милграм спрашивал также, как далеко, по их мнению, могут зайти другие. Практически никто не ожидал, что хоть кто-то дойдет до отметки силы удара «XXX» (психиатры предполагали, что примерно один из тысячи).

Но когда Милграм проводил эксперимент с 40 мужчинами различных профессий, в возрасте от 20 до 50 лет - 25 из них (63%) дошли до полных 450 вольт. Фактически происходило следующее: все. кто достигал 450 вольт, подчинялись команде «продолжать» до rex пор, пока после двух ударов их не останавливал экспериментатор.

Получив эти обескураживающие результаты, Милграм в дальнейшем сделал протесты «ученика» еще более убедительными. Когда «ученика» привязывали к креслу, «учитель» мог слышать, как тот жалуется на «слабое сердце», а экспериментатор отвечает: «Хотя удар может быть болезненным, он не причинит необратимого повреждения тканей». Страдальческие протесты «ученика» принесли мало пользы; из 40 новых участников этого эксперимента 26 (65%) полностью уступили требованиям экспериментатора. Милграма встревожила покорность его испытуемых.

Использованная Милграмом процедура обеспокоила многих социальных психологов. На самом деле ученик в этих экспериментах не получал ударов током (он вставал с кресла и включал магнитофонную запись протестов). Тем не менее, некоторые критики, заявили, что Милграм в своих экспериментах делал со своими испытуемыми то же, что они делали с жертвой: мучил их против их воли. Действительно, многие «учителя» испытывали стресс. Они потели, дрожали, заикались, кусали губы, охали и даже разражались нервным смехом. Обозреватель «Нью-Йорк таймс» жаловался, что «жестокость, проявленная к ничего не подозревающим участникам эксперимента, уступает только жестокости, которая вырвалась из них». Критики указывали также, что могла, пострадать Я-концепция участников эксперимента.

В свою защиту Милграм ссылался на уроки, которые можно извлечь из почти двух дюжин, его экспериментов, проводившихся на весьма представительной выборке, достигавшей 1000 человек. Он также напомнил критикам о поддержке, которую он получал oт участников эксперимента, после раскрытия обмана, и объяснения целей исследования. В опросах, проводившихся после эксперимента. 84% испытуемых заявили, что были рады принять участие, и только 1% сожалел о содеянном. Годом позже психиатры консультировали 40 человек из числа тех, кто испытывал наибольший дискомфорт, и пришли к выводу, что за исключением временного стресса, вреда испытуемым причинено не было.

Исследования по конформизму в отечественной психологии относятся к концу 60-х годов. Исследования В. Ф. Сафина, как и близкие к нему работы Л. П. Сопикова и В. Э. Чудновского, исходили из концепции подчинения или сопротивления групповому давлению и повторяли основные сюжеты экспериментов С. Аша, Р. Крачфшша и Д. Креча. В этих работах выявлялись некоторые частные особенности психологического феномена конформности и отличия конформизма от других форм единообразия поведения индивидов в группе.

В опытах В. Ф. Сафина испытуемые на протяжении известного времени тренировались определять продолжительность одной минуты, не прибегая к часам, и без помощи отсчета секунд про себя. Вскоре они могли определить минуту с точностью до ±5 секунд. После этого испытуемых помещали в специальные кабины, предлагали определить продолжительность минуты и. нажав кнопку, сообщить экспериментатору и другим участникам эксперимента о том, что минута прошла (при этом испытуемые знали, что на пульте у экспериментатора и во всех кабинах при нажатии на кнопку загораются лампочки).

В ходе опыта экспериментатор давал ложные сигналы во все кабины, якобы исходившие от одного или нескольких испытуемых (например, во все кабины сигнал подавался через 35 секунд), и фиксировал, кто в ответ на этот сигнал нажимал на кнопку, обнаружив внушаемость, а на кого это не действовало. О степени внушаемости можно было судить по разнице между оценкой продолжительности минуты в предварительных опытах и в условиях получения ложных сигналов. Данный методический прием покачал, что число лиц, в большей или меньшей степени проявивших внутригрупповую внушаемость, достаточно велико.

Продолжив эксперимент, возможно было выделить индивидов, обнаруживающих тенденцию к конформности. Если через некоторое время попросить определить продолжительность минуты в отсутствие труппы, то выявляются индивиды, которые со снятием группового давления возвращаются к своей первоначальной (.правильной) опенке. Остальные же продолжают сохранять интервал времени, заданный перед этим ложными сигналами подставной труппы. Очевидно, что одни, не желая выделяться из группы, чисто внешне приняли ее «чувство времени» и легко отказываются от него, как только давление устранено (тенденция конформности); другие же бесконфликтно приняли общую точку зрения и сохраняют ее в дальнейшем (тенденция к внутригрупповой внушаемости).

Полученные данные нуждались в анализе и объяснении, и психологи, расширительно толкуя результаты описанных экспериментов, перенесли эти явления на социальную жизнь человека, объявив конформизм фундаментальным свойством личности, одним из важнейших механизмов социальной адаптации и социальной перцепции, одним из своеобразных способов саморегуляции индивида на уровне его поведенческих актов.

Таким образом, конформизм изображается сегодня как неизбежный результат развития общества, как одна из разновидностей защитных реакций человека, не желающего вступать в конфликт с обществом и навлекать на себя его негативные санкции (пусть даже выраженные в форме простого неодобрения).

Согласно теориям «среднего» уровня (Р. Мертон, Т. Парсонс, Г. Хоманс), современное общество подразделяется на две группы: конформистов н нонконформистов. Либо ты подстраиваешься и подгоняешь свои нормы под нормы общества, либо ставишь себя вне его, заявляя о своем несогласии с ним по ряду вопросов; третьего не дано, утверждают эти теоретики. Либо ты конформист, либо бунтарь. Конформное поведение объявляется правовым, а нонконформное противоправовым, отклоняющимся, девиантным. Поясняется при этом, что конформизм как социальное явление глубоко «сидит» в личности каждого человека и предопределяется пластичностью его психики, гибкостью мышления, механизмами социализации, воспитания и обучения.

В рассмотренных экспериментах имелось много просчетов. К важнейшим из таких просчетов относится прежде всего, лабораторный характер группы, что не позволяет в полной мере учесть такой фактор, как значимость для индивида высказываемого мнения. Проблема значимости ситуации вообще очень остро стоит перед социальной психологией. В данном контексте проблема значимости имеет как минимум две стороны. С одной стороны, можно поставить вопрос о том значим ли для индивидов предъявляемый материал? В экспериментах. Аша- это отрезки разной длины. Легко предположить, что сравнение длин этих отрезков мало значимая задача. В ряде экспериментов материал варьировался, в частности вместо длин отрезков сравнивались площади геометрических фигур и т. д. Все эти модификации могут, конечно, способствовать тому, чтобы материал для сравнения был подобран более значимый. Но проблема значимости во всей ее полноте этим все равно не решается, ибо она имеет и другую сторону.

Значимой в полном смысле этого слова является для личности ситуация, сопряженная с реальной деятельностью, с реальными социальными связями этой личности. Значимость в этом смысле нельзя вообще повысить перебиранием предметов для сравнения. Конформность, выявленная при t решении таких задач, может не иметь ничего общего с тем, как поведет себя индивид в каких-то значительно более сложных ситуациях его реальной жизни: можно легко уступить группе при сравнении длины линий, площадей геометрических фигур и прочее, но сохранить самостоятельность мнений в случае, например, конфликта с непосредственным начальником. Эксперименты Аша не дают никакой корреляции с действительным поведением человека в реальной группе. Большинство критиков справедливо отмечают, что результаты этих экспериментов вообще не могут быть распространены на реальные ситуации. «Группа» в традиционных экспериментах по конформизму есть именно не реальная социальная группа, а простое множество людей, собранных специально для эксперимента. Поэтому справедливо утверждать, что здесь изучается не давление группы на индивида, а ситуация присутствия совокупности лиц, временно объединенных для выполнения поставленной экспериментатором задачи.

Другой причиной критики рассматриваемых экспериментов является столь же абстрактная природа участвующих индивидов. На эту особенность экспериментов указывал, например. Р. Бейлс. который остро ставил вопрос о том, что об индивидах в экспериментах Аша известно очень мало Можно, конечно, провести испытуемых но различным личностным тестам и выяснить распределение среди них разных личностных характеристик. Но имеется в виду не эта сторона дела, а социальные характеристики индивидов кто они. каковы их ценности, убеждения и прочее. Ответить на этот вопрос нельзя, не ответив на первый вопрос, что за группа имеется в виду. Но даже и чисто индивидуальные особенности испытуемых могут иметь определенное значение, и, тем не менее, они недостаточно учитывались. Один из исследователей, например, предположил, что в экспериментах Аша различные индивиды демонстрировали различные виды конформности: это могла быть как конформность к группе, так и конформность к экспериментатору. Рассмотренные выше эффекты, возникающие в ходе лабораторного социально-психологического эксперимента, проявляют себя в данном случае в полном объеме, могут проявиться и «предвосхищающая оценка», и «розенталь-эффект», и так далее.

Однако еще более глубокие соображения, которые требуют дальнейшего обсуждения экспериментов по конформизму. В отечественной социальной психологии на это обратил внимание А. В. Петровский. Он заметил, что сама модель возможных вариантов поведения, принимаемая Ашем. Весьма упрощена, так как в ней фигурируют лишь два типа поведения конформное и неконформное. Но такая модель допустима лишь в лабораторной группе, которая является «диффузной», не сплоченной значимыми характеристиками совместной деятельности. В реальных же ситуациях такой деятельности может возникнуть третий, вообще не описанный Ашем тип поведения. Он не будет простым соединением черт конформного и неконформного поведения (такой результат возможен и в лабораторной группе), но будет демонстрировать сознательное признание личностью норм и стандартов группы. Поэтому в действительности существуют не два, а три типа поведения, что не учитывалось в экспериментах. По модели Петровского, это:

1) внутригрупповая внушаемость, т.е. бесконфликтное принятие мнения группы.

2) конформность осознанное внешнее согласие при внутреннем расхождении.

3) коллективизм, или коллективистическое самоопределение. - относительное единообразие поведения в результате сознательной солидарности личности с оценками и задачами коллектива.

Как видно, в этой модели вводится совершенно новое образование-коллектив, которое заставляет существенно пересмотреть не только проблематику конформности, но и более широкий круг вопросов, связанных с малой группой. Здесь же в данном контексте, необходимо лишь подчеркнуть, что феномен группового давления как один из механизмов формирования малой группы (точнее, вхождения индивида в группу) неизбежно останется формальной характеристикой групповой жизни до тех пор, пока при его выявлении не будут учтены содержательные характеристики групповой деятельности, задающие особый тип отношений между членами группы. Но это в свою очередь требует учета фактора развития группы на основе развития совместной деятельности. Что же касается традиционных экспериментов по выявлению конформности, то они сохраняют определенное значение как чисто учебные эксперименты, позволяющие констатировать наличие самого феномена.

Дальнейшие исследования феномена конформности привели к выводу о том, что давление на индивида может оказывать не только большинство группы, но и меньшинство. Соответственно М. Дойчем и Г. Джерардом были выделены два вида группового влияния: нормативное (когда давление оказывает большинство, н его мнение воспринимается членом группы как норма) и информационное (когда давление оказывает меньшинство, и член группы рассматривает его мнение лишь как информацию, на основе которой он должен сам осуществить свой выбор) (рис. 1). Таким образом, проблема влияния большинства и меньшинства, проанализированная С. Московичи. имеет большое значение и в контексте малой группы.

При каких условиях меньшинство может преобразовав позицию большинства? Сами по себе меньшинства могут быть разными:

меньшинство, чья позиция не отличается по существу от большинства, а лишь является более радикальной;

позиция меньшинства противостоит позиции большинства. Для того чтобы меньшинство преобразовало мнение большинства, необходимо, чтобы меньшинство было принято в группе, входило в состав группы, а не отторгнуто, не изгнано из нее:

чтобы меньшинство имело возможность достаточно открыто высказать свою позицию.

В этом случае происходит следующая динамика внутригрупповых влияний: а) вначале у большинства складывается ощущение, что «они» (меньшинство) - «ненормальные»,

б) позже возникают сомнения, которые адресуются самой проблеме, самому стимулу. Может, существуют причины, внешние объективные причины, которые заставляют «их» говорить «не то»?

в) позже этап сомнений в собственной позиции, т.е, пересмотр своих способностей адекватно определить правильный ответ.

Вот этот социо-когнитивный конфликт и порождает пересмотр мнения большинства в случае, если не поступает реальное жизненное подтверждение правоты позиций большинства. Если же в данный момент поступает дополнительная информация о частичной неправильности позиции большинства, процесс пересмотра мнений с уклоном к позиции меньшинства происходит быстрее, причем даже не обязательно, чтобы правота позиции меньшинства была подтверждена вескими реальными аргументами. Если «меньшинство» получает официальную власть или возможность широкой пропаганды своих мнений, процесс трансформации, изменения, пересмотра позиции большинства происходит интенсивнее. В случае, если меньшинство изгнано из группы или лишено возможности высказывать свою позицию групповое мнение большинства долго лидирует в группе.

Но почему люди проявляют конформность, в каких условиях, что является причиной?

1.2 Причины и условия проявления конформности

С точки зрения информационного подхода (Фестингер), современный человек не может проверить всю информацию, которая к нему поступает, и поэтому полагается на мнения других людей, когда оно разделяется многими. Человек поддается групповому давлению потому, что он хочет обладать более точным образом реальности (большинство не может ошибаться). С точки зрения гипотезы «нормативного влияния», человек поддается групповому давлению потому, что он хочет обладать некоторыми преимуществами, даваемыми членством в группе, хочет избежать конфликтов, избежать санкций при отклонении от принятой нормы, хочет поддержать свое дальнейшее взаимодействие с группой.

Многочисленные исследования показали, что внушаемость и конформизм в той или иной степени присущи каждому человеку с детства и до конца жизни. но на степень их выраженности влияют возраст, пол, профессия, состав группы и пр. Под влиянием каких факторов человек уступает группе?

1. Прежде всего влияют характеристики самого человека: в подростковом, юношеском возрастах конформизм самый высокий, потом снижается, после 25 лет остается у каждого человека на постоянном индивидуальном уровне: причем у женщин конформизм выше, чем у мужчин, но впрочем не всегда если обсуждаемая проблема относится к разряду преимущественно женских видов деятельности, то женщины не уступают, а мужчины становятся более конформны. Уровень конформности зависит и от профессиональной деятельности человека.

2. Влияют характеристики самой проблемы, характеристики стимульного материала, чем сложнее, амбивалентнее стимульный материал, тем чаще проявляется конформность. Категориальные, качественные стимулы (а не количественные характеристики стимулов) увеличивают способность к сопротивлению групповому давлению.

3. Влияет и размер группы. Вначале предполагали, что увеличение размера группы приводит к росту конформности, но оказалось, что зависимость носит не прямолинейный, а экспоненциальный характер: когда к большинству присоединяется еще один человек, у «наивного» испытуемого конформность увеличивается но в меньшей степени, нежели когда к большинству присоединялся предыдущий человек. Конформность возрастает с увеличением группы лишь до определенного предела (3-5-7 человек), после чего не растет, но и то лишь в случае, когда все члены группы воспринимаются человеком как независимые друг от друга, т.е. на конформность действует, прежде всего, количество воспринимаемых независимых источников информации. Влияет и степень согласия большинства. Так, при разрушении единства группового мнения, человек более смело сопротивляется групповому давлению.

4. Влияют взаимоотношения человека и группы на уровень конформности (так, когда люди работали за совместное вознаграждение и надо было принять общее решение, конформность возрастала). Чем выше степень приверженности человека группе, тем чаще проявляется конформность. Но из этого правила есть исключение: вопрос в том. ищет ли человек принятия со стороны группы? Если человек хочет, ищет принятия себя группой, он чаще уступает группе, и наоборот, если не дорожит своей группой, то более смело сопротивляется групповому давлению. Индивиды с более высоким статусом в группе (лидеры) способны довольно сильно сопротивляться мнению группы, ведь лидерство связано с некоторыми отклонениями от групповых шаблонов. Наиболее подвержены групповому давлению индивиды со средним статусом, лица полярных категорий более способны сопротивляться групповому давлению.

Рассмотрим эти и другие факторы подробнее.

В ситуациях, смоделированных в исследовании Аша одним из решающих факторов, определяющим вероятность того, что мнение испытуемого окажется конформным к мнению большинства, было единодушие этого большинства.

Если к испытуемому присоединяется хотя бы один «союзник», давший правильный ответ, то тенденция подчиниться ошибочному суждению большинства резко падает. Фактически, даже если единодушие разрушено не союзником, власть группы все равно серьезно ослабевает. Иначе говоря, если один из членов группы тоже дает неправильный ответ, который, однако, отличается от ошибочного ответа большинства (в нашем примере он называет отрезок С, в то время как вся остальная группа указывает на А), то присутствие еще одного «диссидента» серьезно уменьшает давление, вызывающее конформное поведение, и испытуемый, весьма вероятно, даст правильный ответ: отрезок В.

Таким образом, существование еще одного инакомыслящего вызывает мощный эффект освобождения человека от влияния большинства. Однако если единодушие все-таки имеет место, то для достижения максимальной конформности испытуемого уже не столь существенно, насколько велико будет это большинство. Оказывается, что склонность индивида к конформности под влиянием группового давления остается примерно одинаковой и мало зависит от того, состоит ли это единодушное большинство всего из трех членов группы или из шестнадцати.

Один из способов уменьшить конформность по отношению к групповому давлению - это подтолкнуть индивида к тому, чтобы он каким-то образом закрепил верность своему первоначальному суждению.

Подобное сравнение было проведено в эксперименте Мортона Дойча и Харольда Джерарда. Они использовали парадигму Аша и обнаружили, что в случае, когда испытуемые ничем не связывали себя, -- так же как у Аша -конформность по отношению к ошибочному суждению большинства проявили 24,7%. Когда же индивиды публично высказали свое суждение перед тем. как услышали суждения других «судей», и тем самым были вынуждены сохранять верность первоначальному высказыванию, доля «конформистов» снизилась до 5,7%.

К другим важным факторам относятся: во-первых, тип личности человека и, во-вторых, состав группы.

История социально-психологических исследований связи личностных качеств с поведением составляет параллель с историей размышлений об установках и поведении. В 1950-е годы психологи изучали, каким образом внутренние мотивы и диспозиции влияют на поступки людей. Например, люди, которые, описывая самих себя, утверждали, что нуждаются в социальном одобрении, во время экспериментов проявляли больше конформизма. В 1970-х годах попытки обнаружить связь личностных характеристик с характеристиками социального поведения, такими как конформизм, продемонстрировали лишь слабую зависимость.

По контрасту с легко выявляемой значимостью социальных факторов личностные характеристики очень плохо прогнозировали поведение индивида. Если бы понадобилось узнать, какой уровень конформизма, агрессивности или готовности помогать проявит та или иная личность, по-видимому, полезнее было бы выяснить детали ситуации, а не применять комплекс психологических тестов. Как заключил Милграм: «Я убежден, что существует сложный личностный базис, определяющий готовность к подчинению или отсутствие таковой. Но я знаю, что мы его не обнаружили».

В 1980-е годы идея о том, что личностная ориентация не имеет большого значения, вынудила исследователей более тщательно искать обстоятельства, при которых личные качества все-таки позволят предсказывать поведение человека. Результаты проведенных исследований подтвердили принцип, хотя знание внутренних факторов (таких как установки, диспозиции) редко позволяет в точности спрогнозировать поведение в специфических ситуациях, оно дает возможность удачно предсказывать усредненное поведение человека в совокупности ситуаций. Здесь может оказаться полезной следующая аналогия: подобно тому, как трудно предсказать ответ на отдельный вопрос теста, так же трудно предсказать поведение в единичной ситуации. И точно так же, как итоговый результат можно предположить с гораздо большей долей вероятности, средний уровень конформизма (или агрессивности и т. п.) во множестве ситуаций может быть предсказан гораздо лучше, чем в отдельном случае.

«Личностная предсказуемость» поведения повышается также, если выявленные внутренние характеристики специфичны для ситуации (например, вербальная, а не общая возбудимость) и социальные влияния незначительны. Подобно многим другим лабораторным исследованиям, опыты Милграма создавали «сильную» ситуацию: однозначные приказы затрудняли демонстрацию личностных особенностей. Тем не менее, испытуемые Милграма сильно разнились в проявлениях своей подчиняемости, и это дало серьезные основания полагать, что иногда их враждебность, уважительное отношение к авторитетам и стремление удовлетворить ожидания влияли на подчиняемость. Также в нацистских лагерях смерти некоторые охранники проявляли жалость, в то время как другие стреляли по детям, как по мишеням, или бросали их в огонь. Личность имеет значение.

В «слабых» ситуациях - например, когда двое незнакомых людей сидят в приемной, не имея никаких подсказок, которые направляли бы их поведение - личные особенности проявляются еще сильнее. Если мы станем сравнивать две сходных личности в сильно различающихся ситуациях, личностные особенности будут перекрыты ситуационным эффектом.

Стиль поведения остается неизменным в разных ситуациях. Дэвид Фандер и Рэндалл Колвин из университета Калифорнии снимали на видеокамеру спонтанные беседы нескольких пар знакомящихся между собой студентов. Несколькими неделями позже снова была сделана видеозапись бесед тех же студентов с новыми знакомыми и дебатов с их участием. Говорившие громко были энергичны, открыты или раскованны в одной ситуации, обычно примерно так же вели себя и в других.

Интересно наблюдать, как качается маятник научных воззрений. Никто не отрицает неоспоримую силу влияния ситуации, но маятник теперь возвращается к признанию индивидуальных особенностей. Как и %описанные ранее исследования установок, исследования личности проясняют и подтверждают взаимосвязь между тем, кто мы есть, и тем, что мы делаем. Благодаря этим усилиям практически каждый социальный психолог согласится сегодня с утверждением Курта Левина. «Каждое психологическое событие зависит oт состояния личности и в то же самое время -- от обстановки, хотя их относительная значимость в разных случаях различна».

Так же было выявлено, что индивиды с заниженной самооценкой больше подвержены групповому давлению, нежели индивиды, обладающие высокой самооценкой. Более того, на самооценку индивида, выполняющего какое-либо задание, в конкретной ситуации можно оказывать влияние. Так, испытуемые которые уже добились успеха и выполнении похожего задания (например, они правильно определили длину отрезка), продемонстрируют куда менее конформное поведение, чем те испытуемые, которые введены в эксперимент без предварительной подготовки. Таким образом, если люди убеждены, что они совсем (или отчасти) не способны выполнить поставленную перед ними задачу, их склонность к конформному поведению увеличивается.

Кроме того, можно говорить и о культурных различиях: Джеймс Уиттейкер н Роберт Мид повторили опыты Аша в нескольких странах и в большинстве случаев обнаружили совпадение уровней конформизма: 31% в Ливане. 32% в Гонконге. 34% в Бразилии, но 51% у племени банту в Зимбабве - у сообщества, где нонконформизм строго карается. Когда Милграм с помощью разнообразных процедур сравнивал конформизм норвежских и французских студентов, неизменно выходило, что норвежские студенты более конформны. Однако со временем культуры могут меняться. Повторение опытов Аша со студентами университетов в Британии. Канаде и Соединенных Штатах иногда дает меньший уровень конформизма, чем тот, который наблюдался Ашем два или три десятилетия назад.

Когда ученые в Германии. Италии, Южной Африке, Австралии. Иордании. Испании и Австрии повторили эксперименты по подчинению, процент подчинения был таким же или даже выше - в Мюнхене он достиг даже 85%.

Для исследования «административного подчинения» Вин Меюс и Квинтен Рэймайкерс предлагали взрослым голландцам, добровольно принимавшим участие в эксперименте, следующий образ действий: они должны были противодействовать человеку, ищущему работу и проходящему обычное тестирование, и стараться, чтобы он провалил тест. При этом испытуемых предупреждали, что в случае провала соискатель останется безработным. Под предлогом эксперимента по исследованию воздействия стресса испытуемые должны были пустить в ход 15 несправедливых сообщений о «неудачном результате» тестов, которые постепенно все больше и больше расстраивали ищущего работу. Когда его напряжение сменялось раздражением, а затем и отчаянием. некоторые испытуемые объявляли процедуру нечестной, а требования экспериментатора неприемлемыми, и все же, перекладывая ответственность на экспериментатора. 90% подчинились полностью.


Подобные документы

  • Понятие и общая характеристика самооценки в подростковом возрасте как устойчивого, внеситуативного и дифференцированного отношение ребенка к себе. Разработка диагностического комплекса, адекватного целям работы. Проведение эмпирического исследования.

    курсовая работа [55,4 K], добавлен 23.05.2015

  • Понятие и психологическое обоснование конформности, место и значение конформного поведения в современной организации и обществе в целом. Моделирование конформности с помощью эксперимента Соломона Аша. Факторы, влияющие на степень конформности индивида.

    реферат [26,7 K], добавлен 13.12.2009

  • Конформность как объект психологического исследования. Понятие гендера в современной психологии. Изучение особенностей развития личности старших школьников. Анализ результатов экспериментального исследования гендерных различий проявления конформности.

    дипломная работа [155,9 K], добавлен 10.07.2014

  • Психологические особенности подросткового возраста. Основные подходы и направления в изучении феномена конформизма. Специфика конформного поведения подростков. Эмпирическое исследование межличностных отношений и уровня притязаний учащихся 8 классов.

    курсовая работа [355,9 K], добавлен 06.10.2012

  • Понятие конформизма, его сущность и особенности, история открытия и изучения, современное состояние изученности. Национальные стереотипы и попытки их исследования. Порядок изменения уровня конформности в зависимости от различных внешних факторов.

    курсовая работа [15,5 K], добавлен 07.04.2009

  • Факторы, влияющие на психологическое здоровье детей. Особенности тревожности в подростковом возрасте. Основные виды тревоги. Методы психологической коррекции тревожности у подростков. Диагностика возрастного развития, определение его реального уровня.

    курсовая работа [67,1 K], добавлен 16.12.2012

  • Термин "групповая динамика". Образование малой группы, стадии развития. Принципы становления лидерства и руководства, а также психологических отношений в ней. Экспериментальные исследования конформности. Групповая сплоченность и принятие решений.

    презентация [968,3 K], добавлен 27.08.2013

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.