Анализ заимствованной лексики (тюркизмов, экзотизмов, варваризмов и иноязычных вкраплений) в романе В. Яна "Чингисхан"

Заимствованные слова как объект изучения в лингвистике. Лексико-семантические группы экзотизмов, варваризмов и тюркизмов в романе В. Яна "Чингисхан". Изучение проблемы определения тюркской лексики. Использование иноязычных вкраплений в произведении.

Рубрика Иностранные языки и языкознание
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 23.07.2014
Размер файла 233,8 K

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Этимологическая справка: хмель - растение Humulus lupulus, шишки которого используются в пивоварении. В качестве вост. источника принимается в расчет волжско-булг. humlar, чув. homla, hernia 'хмель', откуда заимств. венг. komlo - то же [Шипова, дата обращения: 9.06.2014].

В тексте использовано два раза в качестве прилагательного - хмельной.

Шестая лексико-семантическая группа, включающая в себя названия растений, состоит из 8 слов. Самым распространенным является слово камыш (15). Диапазон употребления от 2 до 6 имеют три слова (карагач (4), фисташка (2), хмель (2)). По одному разу употреблены следующие слова: дурман, жасмин, кунжут, ревень. Камыш, хмель, карагач являются тюркизмами. Дурман происходит из семитских языков (персидского), жасмин является персидским заимствованием через французское посредство. Кунжут, ревень - слова, пришедшие из иранских языков (ревень - при посредстве тюркских яызков). Фисташка является тюркизмом, подвергшимся фонетическому воздействию со стороны европейских языков (французского и итальянского).

2.21 Слова, обозначающие организации и учреждения

Данная лексико-семантическая группа включает в себя как светские, так и религиозные организации и учреждения.

1. Диван-арз

- Прочь с дороги! - крикнул Али-Джан. - Именем хранителя веры, не задерживайте едущих в диван-арз по важному делу [1, с. 96].

Этимологическая справка: диван-арз - из первоисточника - тур.- перс. divan "служебный кабинет, совет" [Фасмер, Т.1. с. 512].

В тексте используется 3 раза.

2. Курултай

Он созвал курултай (совет) знатнейших ханов…[1, с. 184].

Этимологическая справка: курултай - [тюрк.] - общее собрание, съезд у монгольских и тюркских народов [Фасмер, Т.2, с. 430].

В тексте используется 3 раза.

3. Медресе

…и красивые дворцы, и внушительные медресе, и стройные минарет... [1, с. 176].

Этимологическая справка: медресе - [араб.] - средняя (реже высшая) религиозная мусульманская школа [ТСИС, с. 396].

В тексте используется 4 раза.

4. Орда

Вся эта разгульная орда, подгоняемая монголами…[1, с. 205].

Этимологическая справка: орда - союз нескольких кочевых племен. Заимств. из тюрк.; ср. чагат., азерб., тар., казах. orda "дворец, шатер султана, хана", тур. ordu "военный лагерь" [Фасмер, Т.3, с. 150].

В тексте используется 4 раза.

Лексико-семантическая группа, включающая в себя наименования организаций и учреждений состоит из 4 слов. Медресе и орда используются в тексте по 4 раза, диван-арз и курултай по три раза. Три слова (диван-арз, курултай, орда) являются тюркизмами. Слово медресе является семитским заимствованием (из арабского).

2.22 Слова, обозначающие пространственные понятия

1. Ли

…и прошу тебя, учитель, не страшась многих тысяч ли, направиться ко мне. [1, с. 348].

По комментарию В. Яна, ли - китайская мера длины, около 12 км.

В тексте используется 1 раз.

2. Улус

Ты всех одарил, всех сыновей наделил улусами…[1, с. 145].

Этимологическая справка: из тур., азерб., кыпч., тел., алт., уйг., караим. Тюрк. ulus "народ" [Фасмер, Т.4, с. 160].

В тексте используется 6 раз.

3. Фарсах

Разделив их на десятки и сотни, монголы гоняли их за три фарсаха…[1, с. 182].

По комментарию В. Яна, фарсах - расстояние в 7км.

В тексте используется 3 раза.

Лексико-семантическая группа, включающая в себя слова, обозначающие пространственные понятия, состоит из 3 слов. Самое распространённое - улус (6), на втором месте - фарсах (3), на третьем - ли (1). Слово улус является тюркизмом. Происхождение слов ли и фарсах не выявлено.

2.23 Слова, обозначающие наименования денег

1. Деньги

Сторож, пряча деньги в складки крученого пояса…[1, с. 239].

Этимологическая справка: заимств. из тат., чагат. tд?kд "деньги; серебряная монета", чув. tд?gе, казах. te?gд, монг. te?ge, калм. tз?gn "мелкая серебряная монета" [Фасмер, Т. 1, с. 499].

В тексте используется 18 раз.

2. Динар

И если твоя щедрость так же чиста, как серебро твоей бороды, то эта медная монета дирхем обратится в золотой динар [1, с. 43].

Этимологическая справка: из ср.- греч., от лат. Dзnвrius [Фасмер, Т.1, с. 515].

В тексте используется 27 раз.

3. Дирхем

Ученый дервиш, возьми от моих скудных средств один дирхем [1, с. 43].

Этимологическая справка: (дирхам) (араб. dirham, от греч. drachme, пригоршня), старинная арабская серебряная монета. Чеканилась с 695 [ЭС, дата обращения: 6.05.2014].

В тексте используется 21 раз.

Лексико-семантическая группа, включающая в себя слова, обозначающие деньги, состоит из 3 слов. Самое распространённое из них - динар (27), на втором месте - дирхем (21), на третьем - деньги (18). Слово деньги является тюркизмом, динар - греческое заимствование, дирхем - семитского происхождения (из арабского).

2.24 Слова, обозначающие качества и свойства

Данная лексико-семантическая группа включает в себя слова, обозначающие цвета и качества человека.

1. Алый

Впереди десятков тысяч всадников скакал широкогрудый гнедой конь, взмахивая выкрашенным в алый цвет хвостом [1, с. 105].

Этимологическая справка: алый - Из тур., крым.-тат. al "светло-розовый", тат., кыпч., казах., чагат., уйг. al "алый" [Фасмер, Т.1, с. 73].

Шанский отмечает, что данное слово считается тюрк., однако, скорее всего, является исконным доиндоверопейского характера, того же корня, что и араб. alaw «пламя» [ШЭСРЯ, с. 12]. Таким образом, мы можем предположить, что данное слово может относиться и семитским языкам.

В тексте используется 1 раз.

2. Карий

Знакомые черты поразили его: то же смуглое золотистое лицо, те же карие пытливые глаза, но исчезла прежняя беззаботность [1, с. 378].

Этимологическая справка: карий - прил., темно-коричневый (о цвете глаз) || темнее гнедого, но светлее каракового; каштановый (о масти лошади). От тюрк. кара черный [Шипова, дата обращения: 10.06.2014].

В тексте используется 5 раз.

3. Суровый

Черный шлем из вороненой стали оттенял побледневшее суровое лицо с опущенными веками [1, с. 157].

Этимологическая справка: суровый - строгий, жесткий, жестокий [Шипова, дата обращения: 10.06.2014].

Шанский относит данное слово к общесл. [ШЭСРЯ, с. 308].

В тексте используется 12 раз, в том числе 5 раз в качестве наречия - сурово.

Данная лексико-семантическая группа состоит из 3 слов, самое употребительное - суровый (12), на втором месте - карий (8), на третьем - алый (1). Слово карий является тюркизмом. Слово алый Фасмер считает тюркизмом, а Шанский относит его к древним семитским заимствоаниям. Суровый - по Шиповой тюркизм, по Шанскому - общесл.

2.25 Слова, обозначающие материал (для строительства, для предметов быта)

1. Кирпич

Никто из бухарцев не решался подойти к стене, откуда летели кирпичи и лилась кипящая вода и смола [1, с. 274].

Этимологическая справка: кирпич - брусок обожженной глины, употр. как строительный материал. Фасмер приводит тюрк. соответствия из тур., тат. и аз. языков [Шипова, дата обращения: 10.06.2014].

В тексте используется 2 раза, в том числе 2 из них в качестве прилагательного - кирпичный.

2. Фарфор

Толпами приходили они и дивились, рассматривая… чашки из тонкого китайского фарфора…[1, с. 164].

Этимологическая справка: фарфор - лучший сорт керамической массы; изделия из этой массы. перс. Fagfur [Шипова, дата обращения: 6.06.2014].

В тексте используется 1 раз.

Данная лексико-семантическая группа состоит из 2 слов, обозначающих различные материалы. Слово кирпич используется 2 раза, фарфор - один раз. Оба слова являются тюркизмами.

Таким образом, мы представили классификацию экзотизмов, варваризмов и тюркизмов в романе В. Яна «Чингисхан», которые мы распределили по 16 лексико-семантическим группам в иерархическом порядке (по численности).

Первая лексико-семантическая группа «наименования людей (слова с архисемой `человек')» - самая многочисленная группа, состоящая из 83 слов. В ней мы выделили 3 подгруппы: 1) слова, выражающие родственные отношения (состоит из 2 слов): бобо, дада (данные слова являются варваризмами); 2) этнонимы (названия народов, состоит из 29 слов), например: алтайцы, арабы, яджуджи, люти, отрарцы и др.; 3) слова, связанные с деятельностью и положением людей в обществе (52 наименования), например: богдыхан, батрак, нойон, палач, шаман и др.

Вторая лексико-семантическая группа «Топонимы» состоит из 68 слов. В нее входят 5 подгрупп: 1) ойконимы (33 наименования), например: Амоль, Астрабад, Багдад, Биляр, Булгар и др.; 2) гидронимы (16 топонимов), например: Джейхун, Итиль, Хорезмское море, Челкар, Абексунское море и др.; 3) оронимы (3 топонима), например: Гиндукуш, Тибет, Тянь-Шань; 4) названия государств и местностей (11 наименований), например: Азербайджан, Мавераннагр, Индия, Китай, Диануй и др.; 5) другие топонимы (4 топонима), например: Аравия, Мангышлак, Каракумы, Кзылкум и др.

Третья лексико-семантическая группа «Слова, обозначающие одежду, обувь, украшения и наряды, ткани» включает в себя 28 слов. Она состоит из 3 подгрупп: 1) слова, обозначающие наименования одежды (7 слов), например: корзно, чапан, шаровары, шаль, тулуп и др.; 2) слова, обозначающие наименования тканей (8 слов), например: парча, бархат, саван, сафьяновый и др.; 3) наименования украшений, в том числе драгоценных камней (8 слов), например: алмаз, яшма, изумруд, бунчук, серьга и др.

Четвертая лексико-семантическая группа «Слова, связанные с предметами и явлениями домашнего быта» состоит из 28 слов. Она включает в себя 3 подгруппы: 1) предметы домашнего обихода (11 слов), например: бурдюк, ковер, достархан, сундук, фитиль и др.; 2) слова, обозначающие наименования построек и жилищ (9 слов), например: сарай, эндерун, шатер, курень, кишлак и др.; 3)слова, обозначающие предметы быта и явления быта (8 слов), например: вьюк, каюк, торба, очаг, калым и др.

Пятая лексико-семантическая группа «Слова, обозначающие названия животных» состоит из 25 слов и 2 подгрупп: 1) слова, обозначающие домашних животных (11 слов), например: собака, лошадь, гурт, бык и др.; 2) слова, включающие в себя названия диких животных (14 слов), например: барс, кабан, каракурт, обезьяна, слон и др. Отметим, что численность слов этой группы определяется только по одной из этимологических версий.

Шестая лексико-семантическая группа «Слова, обозначающие наименования пищи, напитков, лекарственных средств» состоит из 15 слов и 2 подгрупп: 1) слова, обозначающие наименования пищи (12 слов), например: халва, чилав, пилав, кайме, халва и др.; 2) слова, обозначающие наименования напитков (4 слова): буза, айран, кумыс, чай.

Седьмая лексико-семантическая группа «Слова, обозначающие различные сооружения и места различного назначения» состоит из 10 слов: 1) слова, обозначающие водопроводные каналы (2 слова), например: арык, кяризы; 2) наименования других сооружений и мест различного назначения (8 слов): ашханэ, арк, ханака, чайхана, базар и др.

Восьмая лексико-семантическая группа «Слова, связанные с искусством (музыкой, литературой и др.)» состоит из 8 слов, распределенных по двум подгруппам: 1) слова, связанные со словом, письменностью (5 слов), например: газель, пехлеви, Коран, ясак, калям и др.; 2) слова, обозначающие наименования музыкальных инструментов (2 слова): барабан, дудка.

Девятая лексико-семантическая группа «Слова, обозначающие явления природы» состоит из 9 слов, например: бархан, пурга, буран, овраг, туман и др.

Десятая лексико-семантическая группа «Слова, связанные с военной тематикой» состоит из 9 слов: 1) слова, обозначающие оружие и предметы, прилагающиеся к ним, предметы одежды (5 слова), например: сабля, кольчуга, кончар, колчан; 2) другие слова, связанные с военной тематикой, обозначающие группу людей, форму их организации (4 слова): тумен, кольчуга, караул, нуба, табор.

Одиннадцатая лексико-семантическая группа «Слова, обозначающие названия растений» состоит из 8 слов, например: карагач, камыш, хмель, жасмин, фисташка и др.

Двенадцатая лексико-семантическая группа «Слова, обозначающие организации и учреждения» состоит из 4 слов: диван - арз, медресе, орда, курултай.

Тринадцатая лексико-семантическая группа «Слова, обозначающие пространственные понятия» состоит из 3 слов: ли, фарсах, улус.

Четырнадцатая лексико-семантическая группа «Слова, обозначающие наименования денег» состоит из 3 слов: деньги, дирхем, динар.

Пятнадцатая лексико-семантическая группа «Слова, обозначающие качества и свойства» состоит из 3 слов: алый, карий, суровый.

Шестнадцатая лексико-семантическая группа «Слова, обозначающие материал (для строительства, для предметов быта)» состоит из 2 слов: фарфор и кирпич.

Самым употребительным словом в романе является слово Чингисхан - повторение данного имени собственного зафиксировано 369 раз, но антропонимы в работе не исследовались. На втором месте - этноним татары (включая производное прилагательное татарский) - 254 раза. На третьем - шах (249 употреблений, включая производное прилагательное шахский). Также следует отметить широко употребляемые в романе слова хан (188) и юрта (122).

В некоторых лексико-семантических группах кроме подгрупп выделялись микрогруппы, которые включали в себя слова с менее обобщенной общей семой или слова, которые не имели общей семы и объединялись по причине несоотнесённости с темами других подгрупп и микрогрупп.

В данной главе мы рассматривали экзотизмы как тюркского, так и иного происхождения. К тюркизмам-экзотизмам мы можем отнести следующие слова: бек, богдыхан, кетмень, чекмень, чалма, бунчук, айран, джейран и др. Но также мы проанализировали слова-экзотизмы из других языков, например: падишах (из персидского), халиф (из арабского), евнух (из греческого), кебаб (из кавказских).

Некоторые слова пришли в русский язык из других языков при посредничестве тюркских, например: шах (из персидского), таз (из арабского), чай (из китайского).

Насчет этимологии некоторых слов существуют разные точки зрения, например: слово теленок Е.Н. Шипова считает тюркизмом, а М. Фасмер считает его праславянским. Или слово слон, которое И.И. Огиенко считает древнейшим тюркизмом, а П.Я. Черных считает эту этимологию неубедительной. Слово кольчуга Е.Н. Шипова считает тюркским заимствованием, а Н.М. Шанский и М. Фасмер - польским. Таких примеров в работе встретилось больше десятка.

Большое количество экзотической лексики, встретившейся в романе, не зафиксирована в словарях, к которым мы обращались в данной дипломной работе. При определении их семантики и иногда этимологии мы пользовались комментариями автора, В. Яна, в самом тексте или в сносках или пользовались контекстом. Определяли возможную этимологию по принадлежности слова к реалиям определенной страны, народа, культуры (например, слово хунну мы отнесли к тюркизмам, так как данное слово обозначает один из тюркских народов).

Экзотизмы как особый тип иноязычной лексики отличает строго номинативный характер значения и связанная с этим устойчивая морфологическая однородность экзотической лексики, когда экзотизмы представляют собой преимущественно конкретные имена существительные. Подавляющее число выявленных в тексте экзотизмов являются субстантивами. Хотя они и характеризуются отсутствием дериватов, но мы встретили небольшое количество образованных от них относительных прилагательных: ханский, шахский, Багдадский, иранский, кипчакский, тангутский. В тексте встретилось несколько наречий, образованных от имен существительных - по-кипчакски, по-Гурганжски.

Важным признаком экзотизмов является их низкая сочетаемость, ослабленные парадигматические связи, так как у многих рассмотренных слов отсутствуют синонимы и антонимы. Парадигматические отношения устанавливаются, но только потому, что рассмотренные слова имеют некоторую общность денотативной отнесенности, т.е. составляют одну тематическую группу. Слова внутри тематических групп выступают по отношению друг к другу как своеобразные согипонимы - они обозначают национальные разновидности какого-либо явления или понятия.

Таким образом, во второй главе данной дипломной работы было рассмотрено 306 слов, которые мы распределили по 16 лексико-семантическим группам. Мы установили их семантику, этимологию, частотность употребления в романе. Данный анализ позволит в третьей главе обратиться к особенностям употребления и функциям данных слов в романе В. Яна «Чингисхан».

Глава 3. Употребление заимствованных слов в романе В. Яна «Чингисхан», их художественные особенности

В данной главе будут проанализированы слова всех выделенных в романе и описанных во второй главе данной работы лексико-семантических групп, кроме топонимов и этнонимов (за исключением тех, которые не зафиксированы в словарях). Зафиксированные же в словарях наименования географических объектов и названия народов уже не требуют доказательств существования или указания авторства (если они являются вымышленными), иные же будут проанализированы в данной главе с точки зрения их функционирования в романе. Добавим только, что наименования действительно существующих государств, городов, местностей, рек, гор, народов придают роману историческую достоверность, характер произведения интересного не только с точки зрения сюжета, использования языковых средств, но и с точки зрения истории. Это придает роману документальность, соседствующую с некоторой беллетристичностью.

Для некоторых слов в произведении характерно несколько значений (то есть использование подразумевается либо в прямом, либо в переносном значении), они могут быть устаревшими, поэтому мы оговорим в начале данной главы, что будем анализировать слова с точки зрения современного русского языка. Так как роман написан в 1937 году, а это время относится ко времени существования современного русского литературного языка, то оговаривать оттенки слов, которые могли существовать в период написания романа, мы не будем.

Также обратим внимание на то, что не все слова будут прокомментированы отдельно, они могут быть перечислены в составе определенной группы, но если не имеют дополнительного комментария, то их следует считать употребленными в прямом значении.

3.1 Тюркизмы, хорошо освоенные русским языком

В данном параграфе будут рассмотрены слова тюркского происхождения, которые закрепились в русском языке и потеряли свой иноязычный облик.

Несмотря на то, что некоторые топонимы и этнонимы имеют тюркское происхождение, в русском языке это уже может не чувствоваться. В.Д. Бандалетов говорит по этому поводу: «входят ли в русский язык названия: Лондон, Париж, Нью-Йорк, Англия, Франция, США, Япония, Темза, Сена, Гудзон и т.д. Большинство языковедов склоняются к тому, чтобы, несмотря на их явную «иностранность», считать их функционирующими в нем на правах особого рода иностранных слов. Однако, вхождение в русскую речь (язык) ещё не означает, что это русские топонимы» [Бандалетов, 1983, с. 183].

Таким образом, соглашаясь с высказыванием В.Д. Бандалетова, мы можем говорить, что наименования таких топонимов, как Кама, Тянь-Шань, Китай, Монголия, Каракумы, хотя и функционируют в русском языке (с учетом того, что реки и Иртыш и Кама в настоящее время находятся на территории России) на правах русских слов, они всё же являются тюркскими заимствованиями, но хорошо освоенными русским языком. Что касается этнонимов, то такие наименования народов, как алтайцы, грузины, киргизы, татары, туркмены, хотя и образованы от иноязычных наименований народов или от географических названий населенных пунктов, в которых они проживают, но имеют в своем составе словообразовательные аффиксы русского языка. По мнению ученых, это может служить обоснованием причисления их к русским топонимам.

Остальные слова тюркского происхождения, хорошо освоенные русским языком, будут рассмотрены в соответствии с тем, как они располагались в лексико-семантических группах и проанализированы с функциональной точки зрения в романе.

В лексико-семантической группе, включающей в себя слова, связанные с деятельностью и положением людей, обнаружили следующие хорошо освоенные русским языком: батрак, кочевник, палач, казначей, товарищ, хозяин.

Батрак - во время написания романа и в настоящее время в прямом значении является устаревшим словом, поскольку реалия утрачена, обозначает наемного работника, часто для полевых работ, в переносном значении может употребляться для обозначения человека, много работающего за низкую оплату труда.

Палач - хотя данное слово в настоящее время используется в переносном значении как «жестокий, грубый человек», в романе используется прямое значение «лица, исполняющего смертный приговор»: «она приказала главному палачу: всех юных заложников, живших при шахском дворе, не считаясь с их возрастом, вывезти на лодках на глубокое место реки Джейхуна и там сбросить в воду с большими камнями на ногах» [1, с. 230].

Товарищ, хозяин - данные слова, хотя и кажутся нам исконно русскими, на самом деле имеют тюркское происхождение, например, товарищ происходит от тюркского tavar «товар, имущество», но имеет значение друга, соучастника; хозяин от татарского хозя, что означает «господин». Таким образом, эти слова имеют иноязычное происхождение, но достаточно глубоко влились в русский язык, приобретя русские словообразовательные аффиксы, используются в прямых значениях.

Вторая группа включает слова, обозначающие наименования домашней утвари.

Ковер - тюркское слово, обозначающее изначально «войлочное одеяло», в тексте употребляется очень часто, более ста раз. Сундук - изначально имело значение «коробка, ящик», что и отразилось в значении русского слова.

Таз, фитиль, амбар, сарай, шатёр, бирюза заимствованы из арабского, иранского, персидского языков, для которых тюркские были языками-посредниками.

Очаг - данное слово используется в романе в значении «устройство для разведения и поддержания огня»: «он развел огонь в очаге и поставил горшок, насыпав в него пшена» [1, c. 227].

Кафтан - слово, пришедшее в русский язык посредством тюркских языков из персидского, в современном языке являющееся устаревшим, так как не используется реалия. Тулуп - изначально обозначал «цельный кожаный мешок без шва из одной шкуры», но в русском языке стал обозначать наименование верхней одежды, что и отображено в романе: «придерживая накинутый на плечи козлиный тулуп, он с достоинством подошел к всаднику и гостеприимно коснулся повода» [1, с. 33]. Халат - изначально было обозначением «широкой одежды восточного покроя», это же значение использует В. Ян в романе, так описывает быт восточных народов: «Махмуд-Ялвач, благообразный и нарядный в красном халате с белоснежной чалмой, скрестив руки на дородном животе, склонился до земли». [1, с. 366].

Колпак - шапка, часто встречалась как наименование высокой шапки, например, «в белом остроконечном колпаке, опушенном красной лисой…» [1, с. 302], в русском языке перешло в обозначение только остроконечной шапки.

Парча - наименование ткани, из татарского языка parca -«узор», в романе используется для обозначения дорогой, драгоценной ткани, одежду из которой могут носить только люди высших кругов: «они боялись, чтобы черная рука дервиша не прикоснулась к серебристой шелковой ткани «симчуж» или к драгоценной золотистой парче, подносимой в знак почета могущественным и знатным бекам» [1, с. 74]. Сафьян - ткань, выделываемая из шкур овец или коз, в романе данное слово употребляется только в качестве прилагательного (сафьяновый), обозначая материал для различных предметов, таких как ножны, сапоги, подушки: «сбоку в зеленых сафьяновых ножнах висел длинный меч-кончар» [1, с. 36], два раза из четырех употреблений в тексте сочетается с прилагательным зеленый, поэтому мы можем предположить, что сафьян чаще всего окрашивали в зеленый цвет.

Жемчуг - восточнославянское слово, источником которого было древнетюркское слово, в тексте встречается как жемчуг и жемчужина, второе слово употребляется и в прямом значении «драгоценный камень»: «шах вырвал из золотого браслета большую жемчужину и протянул ее послу» [1, с. 126], так и в переносном в значении: «выдающийся своими способностями, красотой»: «старая ворожея, худая и смуглая, с большими серебряными кольцами в ушах, вошла в калитку двора новой жемчужины гарема и остановилась» [1, с. 84].

Третья группа, включает наименования пищи, напитков, лекарств.

Арбуз - заимствовано из персидского посредством тюркских языков, в персидском обозначало «дыня». Изюм (в тюркских языках означало «виноград»), пирог (с виду совершенно русское слово является заимствованием из турецкого, где имело то же значение «выпеченное изделие с начинкой», в романе данное блюдо используется для описания именно русского застолья: «княжеские слуги заставили всех хлебников и мясников Киева печь пироги с начинкой и пшеничные караваи и везти на княжеский двор» [1, с. 304]. Чай - китайское слово, пришедшее в русский язык с помощью тюркских, в романе употребляется в значении «напиток», как и в современном русском языке.

Четвертая группа включает в себя названия растений.

Камыш - растение, растущее рядом с водоемами имеет тюркскую этимологию, в романе используется героями в разных функциях:1) как материал для строительства: «дервиш Хаджи Рахим Багдади приветствует вас, уснувшие навеки почтенные обитатели этой тихой долины! - бормотал путник, привязывая осла под камышовым навесом» [1, c. 28]; 2) как часть устройства для дверного звонка: «он постучал камышовой палочкой по медной чаше. Из створчатой двери показался старый слуга с козьей бородкой и упал перед шахом на ладони» [1, c. 59]; 3) как инструмента для письма: «Елю Чуцай подал писцу камышинку для письма» [1, c. 161]; 4) материал для различных предметов: «камышовой тростью он ударял повара по плечу и приговаривал:- Подбавь перцу! Не ленись! Так! Полей гранатовым соком!»[1, c. 377].

Фисташка - тюркизм, подвергшийся морфологическому воздействию французского языка, впоследствии приобрел и русский аффикс, в романе используется для наименования не растения, а плодов: «а Субудай посмеивался, довольный, что он опять был спасителем Джебэ, и предлагал ему лучше не объяснять своих ошибок, а попробовать зажаренного на вертеле, как у самого хорезмского падишаха, нашпигованного чесноком и фисташками молодого барашка» [1, c. 294].

Хмель - в тексте используется не название растения, а прилагательное хмельной, которое выступает в значении «пьяный, пьянящий»: «слуги-китайцы бесшумно скользили позади сидевших и разносили золотые блюда с едой и золотые чашки с кумысом и красным хмельным вином» [1, c. 158].

Пятая группа включает названия животных и слова, связанные с животными.

Лошадь - старое заимствование из тюркских языков. К к группе «животные» мы относим глагол мурлыкать, поскольку данное действие производит живтное (пришел из турецкого языка как звукоподражательное мурчанию кошки). В тексте же данное слово имеет переносное значение и свойства животного переносятся на человека: «повернувшись к сидевшим, каган заговорил снова ласково, мурлыкающим голосом: - А мы будем продолжать наш пир и мирно беседовать») [1, c. 162].

Табун - используется в тексте для обозначения большого скопления домашнего скота, как правило, лошадей, совпадает с изначальным значением тюркского слова «стадо».

Барс - используется в тексте как в прямом значении, т.е. для обозначения хищного животного из семейства кошачьих: «а мне падишах подарит охотничьего барса <… > чтобы он съел и твоего джейрана, и тебя, змееныш!.. - ответил сын кипчакской ханши» [1, c. 63], так и в переносном смысле, для обозначения человека, обладающего качествами этого животного: «это был известный барс больших дорог, гроза караванов, разбойник Кара-Бургут» [1, c. 249].

Обезьяна - используется в тексте не в значении животного, а является символом года, во время которого происходят описываемые события: «в год Обезьяны (1224) Чингисхан повел свое войско обратно в монгольские степи» [1, c. 360].

Тушканчик - в тексте использовано только в качестве сравнения девушки с этим животным: «он хорошо помнил этот знак: еще юношей он так же нажимал палец на ноге любимой невесты Буртэ, тогда тоненькой и юркой, как степной тушканчик» [1, c. 141].

Беркут - тюркское слово, обозначающее «беркут, орел», в тексте использовано для обозначения качества человека: «и Хаджи Рахим протянул руку, черную и жесткую, как лапа беркута» [1, c. 380].

Таракан - использовано два раза и оба для сравнения: «у меня четверо ребят, маленьких, как тараканы, и старая мать» (171) и «если бы у вас были львиные сердца, то мы бы вместе не только выгнали всех татар и монголов, но и всех хорезм-шахов, султанов, беков и ханов, захвативших наши земли. А вы - тараканы, прячетесь в щели и боитесь каждого шороха!»[1, c. 225].

Таким образом, названия и слова, относящиеся к животным, могут быть использованы как в прямом значении, так и для обозначения качеств человека.

Шестая группа включает названия музыкальных инструментов, сюда мы отнесем одно слово, которое, будучи тюркизмом, хорошо освоилось русским языком - барабан (несмотря на появление различных значений данного слова в современном русском языке, в романе используется в своем исконном значении «ударный музыкальный инструмент»: «у всех юношей были в руках барабаны и бубны с погремушками» [1, c. 61].

Седьмая группа включает слова, обозначающие различные сооружения.

Арык - используется в прямом значении «водопроводный канал»: «завяли неорошаемые большие сады, так как некому было прочищать арыки и проводить воду» [1, c. 370].

Курган - имеет с тюркского значение «могильный холм или крепость», но мы можем предположить, что в романе данное слово может использоваться и в качестве простой возвышенности, холма: «быстроту коней степных узнаешь, коль проскачешь вихрем по курганам…» [1, c. 197].

Восьмая группа включает явления природы: бархан, буран (данные слова обозначают явления, типичные для местностей, в которых происходит действие романа), туман (в тексте часто употребляется в качестве прилагательного - туманный, которое выступает и в прямом значении, для объяснения природного явления: «все здания города еще были погружены в туманные сумерки» [1, c. 62], и в переносном смысле для обозначения «чего-то неясного, невнятного»: «выслушав туманную речь векиля, «Чешуя змеи» поняла…» [1, с. 84]).

Девятая группа включает в себя наименования оружия и предметов, прилагающихся к ним: кинжал (используется в прямом смысле: «он вытащил из ножен узкий кинжал, вырезал из спины джейрана несколько тонких кусочков мяса и, нанизав их на прутик, стал поджаривать над угольями костра» [1, c. 35], и в переносном для обозначения определенных качеств человека: «Кара-Кончар - кинжал мести, копье гнева и меч расплаты» [1, c. 37]), колчан (используется в прямом значении «футляр для стрел»: «когда последние спутники Тимур-Мелика были убиты, а в колчане его осталось всего три стрелы, за ним гнались уже только три монгола» [1, c. 183], и в переносном смысле для обозначения какого-либо «сгустка, объединения»: «и все эти ханы - «конази» - между собой грызутся, как собаки из разных кочевий. Поэтому разгромить их будет нетрудно. Никто не собрал этих «коназей» в один колчан, и нет у них своего Чингисхана» [1, c. 313].

Караул - использовано в изначальном значении тюркского слова «стража», табор - использовано в значении «походного расположения войск»: «в степи, в стороне от монгольского лагеря, растянулся сборный табор воинов разных племен, приставших в пути к монголам» [1, c. 291].

Отдельно рассмотрим следующие слова: деньги (тюркизм, прочно вошедший в русский язык, в котором теперь является доминирующим словом с данной семантикой), алый (для обозначения цвета: «впереди десятков тысяч всадников скакал широкогрудый гнедой конь, взмахивая выкрашенным в алый цвет хвостом» [1, c. 105], карий (как и принято правилами русского языка, используется только для обозначения цвета глаз: «подбежав к Джучи-хану, мальчик привычным жестом упал на колени, коснулся лбом ковра и вскочил, посматривая на всех блестящими карими глазами» [1, c. 278]).

В данном параграфе были рассмотрены тюркизмы, хорошо освоенные русским языком, иноязычное происхождение которых уже не чувствуется. В. Ян, кроме слов, пришедших непосредственно из тюркских (например, ковер, сундук, тулуп, халат, кирпич, караул, кинжал, туман, яр и др.), использует слова, которые пришли в русский язык из других языков при посредстве тюркских (например, таз, фитиль, амбар, сарай, шатёр, бирюза и др.). Было рассмотрено функционирование данных слов в романе, особенности использования. Автор использует устаревшие слова, характерные для описываемой эпохи (батрак, кафтан); слова в переносных значениях, характеризующих качества человека (палач, жемчуг, хмель, барс, тушканчик, беркут, таракан, туманный, кинжал), слова в прямых значениях (кочевник, казначей, ковер, сундук, капкан, торба, шалаш, парча, сафьян); отметим также использование тюркизмов в их исконных значениях (халат), употребление полисемичных слов в их разных значениях (камыш), использование слова в качестве символа (обезьяна). Такое широкое использование хорошо освоенных тюркизмов демонстрирует мастерство автора в изображении исторической и бытовой реальности тюркских народов.

3.2 Использование варваризмов и иноязычных вкраплений

В данном параграфе мы обратимся к анализу использования в тексте романа В. Яна «Чингисхан» заимствованной лексики, в частности варваризмов и иноязычных вкраплений.

Объединение данных типов заимствованных слов в один параграф объясняется тем, что в романе было обнаружено очень малое их количество.

В начале параграфа мы вновь обратимся к определениям варваризмов и иноязычных вкраплений, данных в работах ученых и уже рассмотренных в первой главе дипломной работы. Н.М. Шанский называет варваризмами «слова, которые употребляются в тексте в латинской графике и сохраняют орфографию языка-источника, которые обозначают предметы или явления чужого быта, имеют аналоги в русской культуре» [33, с. 245]. Л.П. Крысин иноязычными вкраплениями называет «слова или сочетания слов, передаваемые на письме и в устной русской речи графическими и фонетическими средствами языка-источника» [14, с.126].

В романе варваризмы и иноязычные вкрапления переданы графикой русского языка, хотя у иноязычных вкраплений орфография сохраняется от языка-источника.

Варваризмы в произведении относятся к следующим лексико-семантическим группам: слова с архисемой «человек», в частности, обозначающие родственные отношения («дада» - батюшка, «бобо» - дедушка), а также к словам речевого этикета («салям» - приветствие), последняя группа не была выделена во второй главе в качестве отдельной, так как содержала в себе только одно слово, являющееся варваризмом («салям»), поэтому мы рассматриваем его в третьей главе.

Слова «бобо» и «дада» не найдены в рассмотренных в данной дипломной работе словарях, и определить их этимологию и значение не представиляется возможным. Поэтому для объяснения значения данного слова мы используем комментарий самого автора, который в сносках к роману объясняет «дада» - как ласкательное слово «отец», «батюшка» [1, c. 63], а «бобо» - дедушка [1, c. 69]. Использование в тексте именно варваризмов, а не русскоязычных аналогов мы можем считать оправданным, так как автор таким образом вводит в текст национальный колорит, приближает читателя к языку-источнику. Мы можем предположить, что В. Ян мог эти слова придумать, стилизовав их под тюркские или арабские наименования родственников, или же эти слова не отражены в словарях по причине утраты или редкого (локального) употребления. Сам В. Ян, по данным его биографии, много путешествовал по странам Средней Азии и свободно общался с туземцами, следовательно, мы можем предположить, что данные слова он мог получить во время бесед с ними и затем использовать в романе для выполнения вышеописанных функций.

Слово «салям» мы также не смогли обнаружить в словарях, но в «Исламском энциклопедическом словаре» данное слово упоминается в статье «ислам»: «еще одним значением слова Ислам, корень которого составляют буквы с-л-м, является слово СаЛаМ (мир)». Используя данное слово, мусульмане приветствуют друг друга, желая мира. В тексте данное приветствие используется 20 раз и исходит от героев, являющихся жителями исламских государств (в частности, Хорезма). Один раз встречается форма «салям - алейкум», использованная в тексте также в качестве приветствия [32, дата обращения: 24.04.2014].

Иноязычных вкраплений в тексте встретилось почти в четыре раза больше. Некоторые имеют комментарий В. Яна, использованы единожды или несколько раз. Перевод мы обнаруживаем в сносках: «Алыб-барын!» - возьмите его! [1, c. 241]; «Аллахум селля» - данное иноязычное вкрапление не комментируется автором; «Байартай! Уррагш!» - До свидания! Вперед! [1, c. 243] - часть данного иноязычного вкрапления также используется для выражения речевого этикета; «Дэр халь! Хош-халь!»- Сейчас! Повеселее! [1, c. 205]; «Иншалла!» - объясняется в контексте романа: «дай-то Аллах!», данное высказывание обозначает обращение к аллаху [1, c. 167]; «Ойе»- в тексте не объясняется, но судя по употребительности (использовано в тексте девять раз) и использованию в восклицательных конструкциях мы можем предположить, что это междометие; «Ха!» - Стой! [1, c. 147]; «Я-гу-у! Я-хак! Ля илляхи илля-гу-у!» - призыв дервишей, что означает: «Да, это он, справедливый, нет другого Аллаха, кроме него!» [1, c. 44], использовано в тексте 2 раза. «Сор-та-пай» - В.Ян объясняет в том же предложении, что и иноязычное вкрапление: «ты его оденешь «сор-та-пай» (с ног до головы) и дашь ему все: чекмень, рубашку, шаровары, носки, сапоги, пояс и тюрбан» [1, c. 77]. Еще 3 примера: «а ты, почтенный «джигит-гешт» (скиталец вселенной), приходи сегодня вечером ко мне» [1, c. 77]; «Хош! (Ладно!) [1, c. 102]; значение слова «гелюбсен» в предложении: «гелюбсен, гелюбсен! - сказал смуглый юноша и стремительно вскочил» [1, c. 98] В. Ян объясняет как «подойди». Данные примеры использованы в тексте по одному разу.

Таким образом, в романе В. Яна «Чингисхан» насчитывается 3 наименования варваризмов и 11 иноязычных вкраплений. Все они выполняют свою основную функцию - создание национального колорита речи. Эти слова используются в тексте не в авторском повествовании, а чаще в речи героев, следовательно, данным приемом автор помещает читателя в атмосферу происходящих в романе событий, в культуру, язык, носителями которых являются герои.

3.3 Использование экзотизмов в романе В. Яна «Чингисхан»

Как уже говорилось в первой главе данной работы, экзотизмы представляют собой слова, обозначающие реалии быта, культуры чужих народов, которых мы не обнаруживаем в русской действительности и в языке, то есть они не имеют эквивалента в русском языке. По И.С. Воронковой, «термин “экзотизм” уже подразумевает определенную инородность, чуждость слова системе принимающего его языка, а в ряде случаев и непонятность его значения» [Воронкова, 2006, дата обращения: 25.04.2014].

Экзотизмы показывают среду чужих народов, культур, которую Л.Г. Самотик в своих работах называет «инонациональной средой». Исследователь считает, что инонациональная среда описывается через экзотизмы, варваризмы, к этой же зоне относит и значение слова. Значение слова формулируется исходя из контекста, что мы и наблюдаем в романе [Самотик, 2011, дата обращения: 7.04.2014].

В художественном произведении автор стремится передать свое видение действительности, для этого он прибегает к использованию различных лексических средств (экспрессивная лексика, восклицательные и вопросительные конструкции, описания героев и т.д.). Но в то же время, автор стремится к приданию тексту достоверности, как языковой, так и исторической. «Для описания прошлого, его реалий, ушедших в небытие, привлекаются историзмы, которые в таких случаях выступают в собственно номинативной функции» [Самотик, 2013, дата обращения: 31.05.2014]. Для этого В. Ян использует в тексте экзотизмы и устаревшую лексику (экзотизмы-архаизмы и экзотизмы-историзмы). Использование подобной лексики позволяет придать тексту историчность, достоверность (многие слова хотя и знакомы читателю по учебникам истории и историческим картинкам, но именно в тексте они приобретают свой смысл). Так как роман был написан в 1937 году, то мы можем утверждать, что описанные исторические реалии на сегодняшний день являются историзмами. Экзотизмы приближают читателя к национальным особенностям описываемых народов (их быту, культуре, языку).

3.4 Экзотизмы-архаизмы и экзотизмы-историзмы

По мнению Л.Г. Самотик, экзотизмы «представляют собой периферию литературного языка, относятся к пассивному словарному составу, так как подавляющим большинством носителей языка понимаются в тексте, но не используются в активной речи» [Самотик, 2013, дата обращения: 3.06.2014].

По Р.А. Юналеевой «среди экзотизмов наблюдаются неодинакового свойства слова. По степени употребительности одни из них являются экзотизмами-историзмами (шишак «вид шлема», бутурлык «доспех на ноги всадника»), другие - экзотизмами-архаизмами (калауз «карман», чарыки «обувь из сыромятной кожи»)» [Юналеева, 2000, с. 8]. Экзотизмы-историзмы представляют собой экзотическую лексику, которая существовала в определенную историческую эпоху, обозначая реалию именно этой эпохи. Со временем, вместе и исчезновением этой реалии слово, её обозначающее, ушло из активного употребления. Экзотизмы-архаизмы также представляют собой экзотическую лексику, которая обозначала реалию, со временем не потерявшую актуальности, но само слово изменилось.

К экзотизмам-архаизмам мы можем отнести в романе В. Яна «Чингисхан» одно слово: кетмень - сельскохозяйственное орудие, так как это старинное орудие ныне называется мотыгой или сохой.

Так как в романе описываются события XIII века, следовательно, в романе употребляется достаточное количество экзотизмов-историзмов, которые обозначают реалии вышеуказанной эпохи. Ясак - сборник законов и изречений Чингисхана, в дальнейшем также обозначавшем «дань», но и это значение сейчас уже не актуально в русском языке. Калям - остро отточенный камыш для письма, ныне не используется в связи с появлением других предметов для письма. Корзно (вид верхней одежды), чекмень (верхнее платье), чапан (верхняя крестьянская одежда) - данные слова, обозначающие одежду, в настоящее время не используются в связи с неактуальностью реалии, но могут быть употреблены при назывании некоторых предметов национальных костюмов тюркских народов (например, в татарском национальном костюме сохранился «чекмень»). «Басма» или «пайцза» обозначает изображение древних татарских ханов, был предметом власти во времена Золотой Орды. Арк - крепость, цитадель в средневековых городах Ср. Азии (Бухара, Хива). Наименования учреждений в средневековой Средней Азии: «диван - арз» (служебный кабинет, совет) и «курултай» (общее собрание, съезд у монгольских и тюркских народов).

Если изначально в тюркских языках слово «диван» употреблялось для обозначения служебного помещения или учреждения, то в дальнейшем произошёл лексико-семантический сдвиг, в результате которого слово «диван» стало обозначением мягкой мебели со спинкой для сидения и лежания. Данное значение не встречается в романе, так как оно, по всей вероятности, существует только в русском языке, а в тюркских используется как наименование органа власти, что и показал В. Ян. Орда - союз нескольких кочевых племен. В более позднее время в значении данного слова произошёл лексико-семантический сдвиг, в результате которого данное слово стало обозначать «войско, стайка врагов, захватчики» и приобрело негативную коннотацию. Поэтому прямое значение данного слова мы можем отнести к экзотизмам-историзмам. Кончар (род меча), тумен (высшая организационно - тактическая единица монголо-татарского войска в XII-XIV вв. численностью 10 тысяч воинов), нуба (парадное музыкальное чествование (военная серенада) Александра Македонского, которое было введено хорезм-шахом Мухаммедом во дворцах правителей округов) - данные слова, обозначающие военные реалии средневековой Средней Азии, в настоящее время мы относим к историзмам, так как на смену мечам пришло огнестрельное оружие, а кольчугам и доспехам - бронежилеты и другое защитное снаряжение; военные музыкальные чествования сохранились в варианте военных парадов, но сама реалия и слово в русском языке не используются.

Таким образом, было выделено одно наименование экзотизмов-архаизмов (кетмень) и 13 наименований экзотизмов-историзмов (ясак, калям, корзно, чекмень, чапан, басма, арк, диван-арз, курултай, орда, кончар, тумен, нуба). К сожалению, мы не можем с полной уверенностью считать данные слова экзотизмами-архаизмами и экзотизмами-историзмами, мы предполагаем это с осторожностью, поскольку данные слова, хотя и обозначают давно утраченные реалии, могут сохраняться в малоразвитых тюркских государствах или же могли приобрести осовремененные формы. Автор прибегает к использованию данных слов для характеристики эпохи, так как в романе они иллюстрируют различные сферы жизни людей периода расцвета монгольского царства.

3.5 Другие экзотизмы в романе В. Яна «Чингисхан»

Кроме архаизмов и историзмов, среди использованных автором в романе экзотизмов мы можем выделить и «другие экзотизмы», в существовании и функционировании которых на сегодняшний день мы можем не сомневаться. К данным наименованиям экзотической лексики относятся слова, обозначающие предметы быта, явления быта, животных, растения, пищу и напитки, пространственные понятия, связанные с религией и другие. Некоторые слова могут оставаться экзотизмами только в своем прямом значении, а при лексико-семантическом сдвиге приобретать иные значения.

Бурдюк (мешок из цельной шкуры животного - для хранения и перевозки вина, кумыса на Ближнем Востоке, Кавказе и т.п.) - является тюркизмом, используется в тексте для иллюстрации предметов быта. В русском языке в прямом значении не используется, но вследствие лексико-семантического сдвига приобрел разговорное значение - «толстый живот, брюхо». Таким образом, экзотизмом здесь является только прямое значение слова.

Войлок - покрывало. Также является тюркизмом. В русском языке данное значение не используется, но данное слово употребляется для обозначения материала, из которого изготавливают валенки или войлочную обувь. Достархан - экзотизм из иранских языков (персидского), скатерть или сервированный стол с угощением. Данное слово является экзотизмом в прямом значении.

Арба - телега. Аркан - лассо, недоуздок, веревка для привязывания животных. Данное слово практически не используется в русском языке, мы используем испанское «лассо». Оба слова являются тюркскими экзотизмами.

«Гарем» или иранский аналог «эндерун» - женская половина дома. Если второе слово является экзотизмом из иранского языка, то «гарем» - не является словом восточного происхождения, хотя и обозначает реалию востока. Данный экзотизм пришел из французского языка, хотя источником имеет арабское слово «haram», что означает «запрет».

Юрта - тюркизм, пришедший в русский язык в XVIII веке. Обозначает «жилище, дом». Слово «курень» (тюркского происхождения) обозначает в тексте «скопление юрт», например: «каждый курень ставился кольцом в несколько сот юрт, отобранных у кипчаков. В курене насчитывалась тысяча воинов» [1, c. 290]. Но в нашем понимании «курень» - это жилище или летняя постройка у казаков, это же значение указано в «Словаре тюркизмов в русском языке» Е.Н. Шиповой. Следовательно, в тексте произведения, скорее всего, мы имеем дело с первоначальным значением данного слова (скопление юрт).

Кишлак - село, селение в Средней Азии. Вьюк - связка, скарб, пожитки. Каюк - небольшая лодка с плоским дном и двумя веслами. Чепрак - покрывало под седло. Все эти слова являются тюркскими экзотизмами, они служат в тексте для придания колорита и достоверности описываемого. Слово «калым» описывает такое явление быта тюркских народов, как выкуп за невесту. Данное слово в разговорном русском языке приобрело иное значение - предоставление частной услуги за вознаграждение (например, сделать ремонт в квартире знакомых людей за плату), отсюда даже появился разговорный глагол «калымить», который имеет то же значение. Но как уже обозначалось в других примерах, современные варианты значений тюркских слов В. Ян не использует, так как описывает исторические события и быт народов XIII века.

Малахай - большая ушастая шапка на меху или с четырьмя лопастями (две на щеки, одна на затылок, небольшая четвертая - на лоб). Тюрбан - слово, пришедшее из французского языка, хотя источником являлось персидское слово и обозначало «ткань из крапивы». Нами понимается как головной убор из намотанной ткани. Хотя данное слово и является экзотичным, но в последнее время это слово входит в активный обиход, обозначая головной убор, используемый после принятия водных процедур или во время применения различных средств для волос. Так как мы описываем словарный состав экзотизмов на время написания романа, то есть на 1937 год, то данное слово будет являться экзотизмом. Чалма - тонкая длинная ткань, которой мусульмане обертывают голову. Является тюркским экзотизмом. Таким образом, вышеуказанные наименования головных уборов входят в состав экзотической лексики романа «Чингисхан».

Кисея - тонкая, прозрачная ткань, первоначально из индийской крапивы, затем из хлопка, является тюркизмом. Симчуж - серебристая шёлковая ткань. Данного наименования мы не находим в словарях, значение мы узнаем через комментарий В. Яна. Как уже было сказано в предыдущем параграфе, мы можем предположить, что данное слово могло быть стилизовано под восточную лексику или придумано В. Яном. Или же слово могло иметь несколько иной фонетический или графический облик, чем в тексте, что послужило причиной отрицательного результата в поисках. То же самое мы можем сказать о слове «таргу», что обозначает «драгоценную материю, сотканную из шерсти белых верблюдов, подносимой только ханам».

Слово тюркского происхождения «бунчук» в словаре Фасмера отмечается как «раковины, бусы на шее лошади», хотя в контексте романа это слово имеет значение символа власти, сделанного из конских хвостов: «средний держал рогатый бунчук с пятью конскими хвостами» [1, c. 328].

Тюркский экзотизм «каймак» - вареные сливки, густые сливки. «Кебаб» - жареное мясо на вертеле, то же, что и шашлык. Оба слова (кебаб и шашлык) являются синонимами тюркского происхождения, но в романе используется первое слово, оно будет экзотизмом, поскольку в русском языке закрепилось слово «шашлык». «Пилав» - крутая рисовая каша. Такие наименования пищи, как «чилав», «кайме», «пахлава» не были обнаружены в словарях, поэтому определить их этимологию не представляется возможным. Отнести к категории «пища» мы смогли, опираясь на контекст: «старик будет тебе готовить и пилав с миндалем, и чилав со сливами, и каймэ из гороха, и каймак из сливок, и халву, и пахлаву» [1, c. 292]. Халва - слово, хотя и уже вошедшее в русский язык, но всё же мы не можем отнести его к хорошо освоенным русским языком тюркизмам. Айран - напиток из кислого молока. Буза - напиток из квашеного проса или из кислого молока. Кумыс - напиток из кобыльего молока. Некоторые из наименований пищи, в частности напитков знакомы нам, например, «айран», «кумыс». Но данные слова являются экзотизмами, поскольку характеризуют пищевой рацион восточных народов, для нашего «стола» данная пища не характерна.


Подобные документы

  • Понятие тюркизмов в русской лингвистике. Предпосылки проникновения тюркской лексики в русский язык. Анализ русских говоров в Башкортостане. Характеристика тюркизмов с фонетической, лексико-семантической, словообразовательной и синтаксической точек зрения.

    курсовая работа [43,5 K], добавлен 21.03.2010

  • Уникальность истории иноязычного слова в принимающем языке. Признаки иноязычных вкраплений в лингвистической литературе. Графический облик слова. Разграничение случаев омонимии и полисемии. Общие тенденции в сфере укоренения заимствованной лексики.

    реферат [11,8 K], добавлен 06.05.2011

  • Определение "варваризмов" как иноязычных слов и выражений, используемых в речи при описании реалий и обычаев других народов. Создание словаря для облегчения понимания поэтического языка Пушкина и толкования иноязычных слов. Структура словарной статьи.

    контрольная работа [14,9 K], добавлен 26.12.2011

  • Определение варваризма. Экзотизмы и локализмы как подвиды варваризмов. Использование варваризмов в качестве художественного приема. Использование варваризмов в поэзии. Роль варваризмов в языке. Варваризмы в челябинских средствах массовой информации.

    курсовая работа [43,4 K], добавлен 04.12.2014

  • Понятие исконно русской лексики, причины заимствования из других языков. Появление слов–интернационализмов, слов-калек, слов-экзотизмов и варваризмов. Приспособление иностранных слов к русским графическим и языковым нормам, орфоэпические нормы.

    реферат [27,6 K], добавлен 25.10.2010

  • Экзотизмы и их семантическое освоение, особенности использования в художественных текстах. Национальный колорит произведений М.Ю. Лермонтова, лексико-семантические группы экзотизмов, используемых в них. Функции экзотической лексики и оценка их роли.

    дипломная работа [110,9 K], добавлен 12.01.2015

  • Лексика с точки зрения ее происхождения. Происхождение лексики современного русского языка. Раскрытие понятия "заимствованная лексика". Заимствования из славянских и иноязычных языков. Выделение тематической группы слов в каталогах спортивных магазинов.

    курсовая работа [77,9 K], добавлен 21.04.2010

  • Рассмотрение и характеристика типов соотношений денотативных значений единиц исходного языка и языка перевода. Ознакомление с технологиями перевода безэквивалентной лексики. Исследование специфических особенностей перевода структурных экзотизмов.

    дипломная работа [643,3 K], добавлен 29.07.2017

  • Процесс заимствования испанской лексики английским языком, его этапы. Способы проникновения испанской лексики в английский язык. Классификация заимствованной лексики, особенности ее функционирования в английском языке. Семантические группы заимствований.

    курсовая работа [66,0 K], добавлен 14.05.2015

  • Использование метафоры в художественных произведениях, способы ее определения и место в лингвистике. Выявление метафоры в романе Френсиса Скотта Фицджеральда "Ночь нежна". Изучение способов передачи первичной и вторичной номинации в произведении.

    дипломная работа [70,6 K], добавлен 17.02.2015

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.