Экзистенциальная проблематика романа В.Ф. Одоевского "Русские ночи" (танатологические мотивы в "Дневнике Экономиста")

Роман В.Ф. Достоевского "Русские ночи" и трактовка танатологической проблематики в экзистенциализме. Экзистенциализм и мотив смерти. Лики танатоса в "Дневнике Экономиста". Три аспекта разрешения танатологической проблематики: смерть, отчаяние и вера.

Рубрика Литература
Вид дипломная работа
Язык русский
Дата добавления 08.09.2016
Размер файла 2,0 M

Отправить свою хорошую работу в базу знаний просто. Используйте форму, расположенную ниже

Студенты, аспиранты, молодые ученые, использующие базу знаний в своей учебе и работе, будут вам очень благодарны.

Размещено на http://www.allbest.ru/

Экзистенциальная проблематика романа В.Ф. Одоевского «Русские ночи» (танатологические мотивы в «Дневнике Экономиста»)

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. РОМАН В.Ф. ОДОЕВСКОГО «РУССКИЕ НОЧИ» И ТРАКТОВКА ТАНАТОЛОГИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМАТИКИ В ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМЕ

1.1 История изучения «Русских ночей»

1.2 Экзистенциализм и мотив смерти

ГЛАВА 2. ЛИКИ ТАНАТОСА В «РУССКИХ НОЧАХ»

2.1 Мотив смерти в «Русских ночах»

2.2 Мотив смерти в «Дневнике Экономиста»

2.2.1 «Бригадир»

2.2.2 «Бал»

2.2.3 «Мститель»

2.2.4 «Насмешка мертвеца»

2.2.5 «Последнее самоубийство»

2.2.6 «Цецилия»

2.2.7 Персонажный уровень

2.2.8 Сюжетный уровень

ГЛАВА 3. ТРИ АСПЕКТА РАЗРЕШЕНИЯ ТАНАТОЛОГИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМАТИКИ: СМЕРТЬ, ОТЧАЯНИЕ И ВЕРА

3.1 Система двойников

3.2 Экономист как экзистенциальный герой

ГЛАВА 4. ВОЗМОЖНЫЕ ПУТИ ЗНАКОМСТВА С ПРОБЛЕМАТИКОЙ РОМАНА «РУССКИЕ НОЧИ» В СТАРШИХ КЛАССАХ

4.1 Урок по новелле В.Ф. Одоевского «Бал». 9 класс

4.2 Урок по новелле В.Ф. Одоевского «Бригадир». 10 класс

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ПРИЛОЖЕНИЯ

ВВЕДЕНИЕ

Роман В.Ф. Одоевского «Русские ночи» является одним из самых сложных произведений романтизма в русской литературе. Он написан на основе нескольких источников, созданных в разное время, и не всегда рассматривается как целостное сочинение. «Дневник Экономиста» - один из «внутренних» циклов в данном романе. Этот цикл состоит из шести новелл и истории жизни его автора, Экономиста, и может рассматриваться, как в структуре всего романа, так и как отдельное законченное произведение.

Идейно-художественные особенности цикла дают повод для подробного изучения на всех его уровнях. Интересным представляется рассмотреть мотив смерти, так как он является связующим элементом для всего «Дневника Экономиста» [36]. Ранее данный цикл был изучен в связи с общей романтической концепцией безумия в «Русских ночах». Смерть рассматривалась как логический итог сумасшествия [27]. Герой цикла - личность, бунтующая против сложившегося устройства общества. Но он не столько поэт, сколько логик. Экономист пытается найти причины неустроенности человека в мире и осознать их. Логический ум героя ставит мысленный эксперимент. Экономист приводит персонажей своих новелл к порогу выбора. При этом теории общественного устройства становятся абсурдными, обесценивающими жизнь. Человек способен обрести подлинное и гармоничное существование через веру и осознание своего я. Тема человека в «Дневнике Экономиста» приобретает экзистенциальную направленность.

Существование человека и его сознательное отношение к себе и миру является ведущей идеей цикла. Экзистенциальная проблематика выходит на первый план при столкновении героев с танатосом. Смерть - камень преткновения экзистенциальной философии. Она мыслится как наиболее сильное проявление пограничной ситуации, которая определяет жизнь человека [26]. Смерть является ведущей идеей в цикле. Это позволяет рассмотреть широкий круг экзистенциальной проблематики в свете танотологических мотивов.

Актуальность данной работы заключается в исследовании мотива смерти как ведущего и определяющего экзистенциальную проблематику всего цикла. В работах, посвященных «Русским ночам», такая задача ранее не ставилась.

Хронологически близки к философскому роману «Русские ночи» работы датского мыслителя С. Кьеркегора (40-е годы XIX столетия). Экзистенциализм С. Кьеркегора и проблематика произведения В.Ф. Одоевского имеют много общего в идейном плане. За основу и русский и датский мыслитель взяли идеалистическую философию своего времени. Их работы - это критика Гегеля, переосмысление его взглядов [12; 18]. Важное место в романе и философской концепции занимает проблема личности, проблема ее существования в мире. Для В.Ф. Одоевского в «Русских ночах» жизнь человека гармонична, если его опыт сводит воедино: веру и любовь, искусство и науку. Для С. Кьеркегора вера и любовь - это путь к подлинному существованию. Между «Русскими ночами» и работами датского мыслителя есть точки соприкосновения. Это позволяет соотнести упомянутый ранее цикл из романа В.Ф. Одоевского с теорией С. Кьеркегора о подлинном существовании.

Объект исследования - новеллы в «Дневнике экономиста».

Предметом исследования является мотив смерти и его реализация в цикле.

Цель работы: рассмотреть реализацию мотива смерти в новеллах, образующих его, и установить их роль в формировании экзистенциальной проблематики «Дневника Экономиста». В соответствии с целью работы были поставлены следующие задачи:

1)Ознакомиться с литературой по исследуемой теме;

2)Определить теоретическую базу экзистенциализма в аспекте темы смерти;

3)Выявить реализацию мотива смерти в романе «Русские ночи» и установить его функцию;

4)Исследовать функционирование мотива смерти в новеллах «Дневника Экономиста»;

5)Установить взаимосвязь между мотивом смерти и экзистенциальной проблематикой в цикле «Дневник Экономиста»;

5)Разработать методическую часть на основе данной работы.

В ходе работы использовались общенаучные и частные методы изучения.

Общенаучные методы: анализ литературы (монографии, статьи), изучение и обобщение философских представлений экзистенциализма о смерти, анализ художественного текста в свете поставленной проблемы.

Частные методы литературоведения: биографический, сравнительно-исторический и историко-генетический метод, связанные с общей проблематикой в философии С. Кьеркегора и романе В.Ф. Одоевского.

Новизна данной работы заключается в рассмотрении мотива смерти как связующего на разных уровнях цикла (идейно-тематический, сюжетный, персонажный, пространственно-временной). Анализ «Дневника Экономиста» в русле экзистенциальной проблематики (мотива смерти). Рассмотрение цикла в свете теории С. Кьеркегора о подлинном существовании.

Работа состоит из введения, четырех глав, заключения.

Введение раскрывает актуальность темы, объект, предмет, цели и задачи исследования. Определяет теоретическую значимость работы.

Глава 1 посвящена истории изучения цикла «Дневник Экономиста», который является частью «Русских ночей» В.Ф. Одоевского. Здесь рассматривается тема смерти в экзистенциализме. В Главе 2 обзорно представлена функция мотива смерти в «Русских ночах»» в целом и подробно проанализирован мотив смерти в «Дневнике Экономиста». В Главе 3 рассматривается связь мотива смерти с экзистенциальной проблематикой на примере главного героя - Экономиста. В Главе 4 Представлена методическая разработка на основе данной теоретической работы.

В заключении подводятся итоги исследования, формируются окончательные выводы по рассматриваемой теме.

ГЛАВА 1. РОМАН В.Ф. ОДОЕВСКОГО «РУССКИЕ НОЧИ» И ТРАКТОВКА ТАНАТОЛОГИЧЕСКОЙ ПРОБЛЕМАТИКИ В ЭКЗИСТЕНЦИАЛИЗМЕ

1.1 История изучения «Русских ночей»

«Русские Ночи» - итог литературной и философской деятельности В.Ф. Одоевского. Книга вышла в свет в 1844 году. Автор работал над ней в течение 20 лет: с середины 20-х до середины 40-х годов. Данное произведение первоначально задумывалось как «словарь философских идей». «Русские ночи» должны были проиллюстрировать ведущие учения и теории XIX века, их значение для человека и общества в целом [18:163].

«Русские ночи» соединили в себе искания и представления В.Ф. Одоевского за многие годы. В этом произведении автор и систематизирует накопленный опыт, и отталкивается от него. Идеи Шеллинга, философско-мистический утопизм, преодоление взглядов Гегеля, мистические учения Сен-Мартена, полемика с теориями Мальтуса и Бентама соединились в «романе идей», опровергая и дополняя друг друга [18]. Многие представления В.Ф. Одоевского находили отражение в более ранних произведениях. На их основе были написаны «Русские ночи». Итоговое произведение В.Ф. Одоевского связано с «Домом сумасшедших», «Психологическими заметками» и отдельными новеллами разных лет [29]. Объемность текстового и идейного материала нашли отражение в структуре, форме, жанре, системе персонажей «Русских ночей».

«Русские ночи» - произведение романтизма. Эстетические представления эпохи привели к отказу от строгой формы. Особенность романтиков - фрагментарность мышление. Фрагмент - сознательная установка на выражение недосказанности и многоплановости текста. Особенность романтического сознания определила и свободную форму произведений, нескованную жанровыми рамками. Поэтому в «Русских ночах» соседствуют: цикл, новеллы, фрагменты, сказка, элементы драматического диалога. Все многообразие форм вмещает в себя жанр романа, как его понимали немецкие романтики. «Роман идей - сократовские диалоги нашего времени», отличающиеся свободной формой, философским уклоном, отсутствием главного героя и объективностью [17: 262].

Таким образом, идея «Русских ночей» и свободная форма определяют сложную структуру произведения. Канва романа - это философские споры четырех друзей, ведущиеся девять ночей. Фауст читает рукописи юношей-шеллингианцев о «гениальных безумцах», людях творческих. Он же предлагает Ростиславу, Виктору, Вячеславу «Дневник Экономиста», включающий в себя новеллы, иллюстрирующие жизнь и проблемы общества.

Наличие нескольких доминирующих тем, отсутствие главного героя, жанровое разнообразие, рамочная структура, позволяют исследователям акцентировать внимание на отдельных новеллах, темах, цикле или форме. П.Н. Сакулин дает многосторонний анализ произведения через философские споры четырех друзей, и осмысление «полноты - неполноты» жизни героев [29]. Ю.В. Манн рассматривает структуру диалога как выражение основной идеи: философские искания В.Ф. Одоевского [18]. В.И. Сахаров сосредотачивается на цикле, как форме прочтения всего творчества Одоевского, где особую роль играет тема «гениальных безумцев» [30]. А.В. Федоров уделят внимание антиутопии «Город без имени» [34]. О.Н. Кулишкина исследует Фаустовскую тему в «Русских ночах» [9]. Тема безумия как основополагающая рассматривается в работах О.А. Иоскевич [27].

При всем многообразии научных изысканий в «Русских ночах» остаются части, находящиеся на периферии исследовательского интереса. Цикл «Дневник Экономиста» представляет собой особую структуру в романе, требующую более глубокого изучения.

Цикл - группа самостоятельных произведений, составленная и объединенная самим автором, которая представляет художественное целостное единство [15:1189]. В «Русских ночах» существует один организованный цикл - «Дневник Экономиста». В него входят шесть новелл. Пять из них: «Бригадир», «Бал», «Мститель», «Насмешка мертвеца», «Цецилия» - были написаны в 30-х годах и ранее опубликованы как отдельные произведения. «Последнее самоубийство» напечатано впервые в «Русских ночах» как часть «Дневника Экономиста» [29: 209]. Объединяет весь цикл Экономист или Б*. Он является автором шести новелл. Жизнь самого героя передана в прилагавшемся к ним письме. История Экономиста выступает комментарием к новеллам. «Дневник Экономиста» - это цикл, сознательно составленный автором в определенной последовательности, объединенный героем и идеей.

Исследователи зачастую рассматривают шесть новелл как отдельные произведения (А.В. Федоров [34], В.И. Сахаров [30]). Как иллюстрация общей философской проблематики они выступают в работах П.Н. Сакулина [29], Е.А. Маймина [17]. Мир, лишенный поэзии, односторонен и страшен. Шесть новелл рассматриваются как антитеза миру поэтическому. Цикл «Дневник Экономиста» не всегда отделяют от других произведений «Русских ночей». «В рассказах: «Бригадир», «Бал», «Мститель», «Насмешка мертвеца», «Последнее самоубийство», «Город без имени» рисуется мир, лишенный поэтического, - и он выглядит как мертвый, страшный мир…» [14:91]. В данном случае не учитывается роль Экономиста как автора текстов.

В работе Ю.В. Манна впервые обращается внимание на авторство перечисленных новелл. Исследователь замечает общую «напыщенность» стиля шести рассказов. Он объясняет ее душевным состоянием «подставного автора», но не рассматривает отрывки в психологическом ключе [18:181]. Важным для исследователя является авторство реальное (В.Ф. Одоевского), а не приписываемое (Экономист).

Работы последних лет, выявившие тему безумия как объединяющую весь роман, по-новому определили место цикла и его автора. На первый план вышли герои-повествователи. Экономист определяется как безумец, так как его ум позабыл «поэзию сердца». Расположение новелл подчеркивает углубляющееся душевное расстройство [27:81-82]. В работе О.А. Иоскевич [27] отмечена связь между душевным состоянием героя и его творчеством.

Н.Г. Федосеенко в статье «Романтический феномен безумия» обращает внимание на связующую новеллы тему смерти, трактуя ее как путь к «поэтическому, душевному безумию» Экономиста [36:31].

Долгое время «Дневник Экономиста» рассматривался как ряд отдельных новелл без связи с приписываемым автором. В работах последних лет изменился угол зрения. Внутренний мир героя объясняется через его творчество, ведущей темой которого является смерть. Это в свою очередь открывает путь к танатологической проблематике текста «Дневника Экономиста».

1.2 Экзистенциализм и мотив смерти

достоевский танатологический экзистенциализм смерть

Мировоззрение В.Ф. Одоевского складывалось на основе разнообразных, зачастую противоположных идей и учений. Во взглядах писателя можно увидеть тенденции, близкие направлениям, которым предстояло развиться в будущем, - позитивизму и экзистенциализму [21:65].

Экзистенциализм (от латинского existentia - существование) - литературное и философское направление XX века, которое в центр своего изучения поставило человека, в аспекте его индивидуального существования [15:1218]. Основными являются мотивы: жизнь, смерть, выбор, аутентичность, страх, отчаяние, свобода, абсурд, одиночество, дисгармония (противоречие). Значимость и соотношение этих понятий отличается в работах конкретных представителей данного направления.

Экзистенциализм - явление разнородное и многогранное. Это опыт философского, исторического, психологического и литературного осмысления бытия человека. Многие экзистенциалисты существование связывают с понятиями веры и Бога (С. Кьеркегор, К.Т. Ясперс), другие же определяют его как «заброшенность» в мир без Бога (Ж.П. Сартр, А. Камю).

При всем многообразии точек зрения проблема человеческой личности мыслится ими как ключевая [16:5]. Главным критерием является различение аутентичного и неаутентичного существования. Подлинное (аутентичное) существование - «признание своей конечности, хрупкости, свободы и ответственности за жизнь» [32:1306]. Осознанность и ответственность за жизнь свою и других - основополагающие характеристики. Неаутентичное существование определяется как анонимное и безличное, конформистское. Человек не берет ответственность за свою жизнь, поступая как все. Переход от неподлинного к подлинному существованию возможен через духовный кризис и акт воли.

Человек совершает выбор, чтобы обрести подлинного себя. Выбор же возможен только в пограничной ситуации. Пограничная ситуация - это момент глубочайшего потрясения. Нахождение между бытием и небытием, в котором человек познает и определяет себя. Пограничная ситуация открывает человеку трансценденцию, путь к Богу [26:206]. Таким образом, она определяет духовное развитие. Особой силой воздействия обладает пограничное состояние смерти. Экзистенциализм - это своеобразная картина мира, мировоззренческая программа, в которой особое место занимает танатологическая проблематика [8:24].

«Жизнь не может так очаровывать, как смерть, жизнь не столь бесспорна, сколь смерть…» [11: 64] - писал философ XIX века С. Кьеркегор. Утверждая танатос как загадочную, но «бесспорную» сущность, он предвосхитил ее основополагающее место в экзистенциализме XX века. Так А. Камю писал: «Есть лишь одна по-настоящему серьезная философская проблема - проблема самоубийства. Решить, стоит или не стоит жизнь того, чтобы ее прожить, - значит ответить на фундаментальный вопрос философии…» [6:223]. Тема смерти является камнем преткновения многих экзистенциальных философов. Без нее невозможно осознать человеческую жизнь.

К. Ясперс определил смерть как пограничную ситуацию. Существование - это граница. Оно переживается опытом в пограничной ситуации, частными проявлениями которой являются: вина, болезнь, смерть. Танатос при этом превосходит по значимости все остальные. Смерть осознанная, ведущая к страданию от понимания конечности своего существования - пограничная ситуация. Танатос переживается в двух вариантах. «Смерть ближайшего» - экзистенциальное потрясение от утраты любимого человека. «Смерть моя» - непроживаемое опытом явление. Это только отношение к своему концу [26: 224-225]. Все, что мыслится человеку важным, значимым перед лицом смерти - часть экзистенции (подлинного). Остальное, что уходит из сознания на второй план, отступает перед танатосом - неаутентичное. Неподлинное существование проявляется, если смерть вызывает только страх и обессмысливание всего [26].

М. Хайдеггер определял танатос как силу, делающую бытие человека целостным. Смерть присутствует с момента рождения, но до определенного момента невозможна. Она «есть завершение до целого и окончательного» [38:124]. Смерть всегда определяется философом как «смерть моя». Невозможно умереть за другого человека. Поэтому восприятие смерти возможно только через личный опыт, свое отношение [38:122]. М. Хайдеггер считал, что осознанное и ответственное существование человека здесь и сейчас возможно через понимание личной смерти. Поскольку смерть - это экстремальный опыт. Опыт, который заставляет человека выйти за рамки привычной жизни. Ситуация смерти вызывает чувство ужаса. Страх связан с тем, что человек начинает осознавать самого себя. Ужас перед смертью - страх перед своей «необходимой способностью быть» [38:127].

Предметный страх чего-либо и ужас небытия впервые разграничил

С. Кьеркегор. Датский мыслитель считал, что смерть связана с отчаянием. По-другому он называл отчаяние «болезнь к смерти». Танатос связан не только с физической, но и с духовной жизнью человека. Осознание конечности бытия порождает отчаяние. Отчаяние - это «несчастье, границей и исходом которого является смерть» [12:258]. «Болезнь к смерти» сопровождает человека всю жизнь. Подлинное отчаяние связано с рефлексией, глубокой осознанностью этого чувства. Аутентичное существование принимает две формы: нежелание быть собой и принятие своего я. Отказ от своей сущности, того, что ты есть на самом деле - «отчаяние-слабость» [12:283]. Оно неразрывно связано с событиями жизни. Человек обвиняет внешний мир, разочаровывается в происходящем. Он уходит от своего истинного я в надежде на изменения. Желает стать кем-то другим, чтобы выйти из сложившейся ситуации.

Принятие себя связано с понятием «отчаяние - вызов». Миру бросается «абсурдный вызов, заполняющий время безумным отрицанием» всего [12:290]. Отчаяние способствует осознанию себя, своего я. Это отчаяние излечимо чудом или верой в абсурдное, иррациональное. Осознанное, оно ведет человека к вере в Бога, гармонизирует личность.

С отчаянием связана теория трех стадий существования человека.

С. Кьеркегор выделяет три ступени существования: эстетическая, этическая, религиозная. Не каждый человек способен прийти к высшему состоянию. Это требует большой осознанности и внутренних сил. Большинство же людей живут как обыватели.

Эстетическая стадия - первая ступень духовного развития. Человек сам выбирает свой путь, основываясь только на своих силах. Его жизнь полна удовольствий и наслаждений. Я индивида - еще нереализованная возможность [12:10]. Если нет ничего интересного, то ему становится скучно. Он чувствует, что в его жизни есть какая-то неполнота. Через переживание отчаяния человек может перейти на этическую стадию.

Основа для этика - чувство долга перед другими и собой. Его поступками руководит разум. Он чувствует, где добро, а где зло. Эти вопросы волнуют его, являются для него существенными. На этической стадии эстетическая не исчезает бесследно. Происходит постоянно колебание между ними. Так «отчаяние - слабость» проявляется на этической стадии, возвращая обратно к эстетическим представлениям. Отчаяние этической стадии - «отчаяние - вызов». Моральная ответственность только для себя приводит к осознанию ограниченности как эстетического, так и этического существования. Тогда может произойти прорыв на духовную стадию, где человеком руководит вера. Она не подвластна ни чувственности, ни разуму.

Категория веры появляется только на религиозной стадии существования [10:56]. К ней человек может прийти только через осознанное внутреннее отчаяние, обретение своего я. Происходит духовное преображение человека. Отчаяние достигает наивысшей точки и снимается верой.

Экзистенциализм С. Кьеркегора часто называют религиозным. Обретая Бога, принимая и смиряясь перед ним, человек переходит на высшую ступень подлинного бытия. Идея обретения веры сближает философа XIX века с идеями русской литературы.

В русской литературе изначально были сильны моральные и религиозные поиски героев и авторов. Начиная с жанра жития, вопрос веры, праведной жизни, поиск истинного пути ставится в центр идейного содержания. Литература последующих периодов отвечала тенденциям времени, продолжая при этом сохранять христианские моральные ориентиры. Произведения XIX века обобщают весь накопленный опыт и открывают свое сложное вдумчивое отношение к вере. «Вся наша литература XIX века ранена христианской темой, вся она ищет спасения, вся она ищет избавления от зла, страдания, ужаса жизни для человеческой личности, народа, человечества, мира…» [1: 334].

Многогранное отношение к вере и Богу можно увидеть в творчестве

Ф.М. Достоевского. Проблема своего пути связана с верой для князя Мышкина в романе «Идиот» [3]. Понять Бога рационально, осознать его пытается Иван Карамазов в «Братьях Карамазовых» [2]. Отрицание Бога, но возвращение к нему на другом, осознанном, уровне можно увидеть в Родионе Раскольникове в «Преступлении и наказании» [4]. Подлинное существование героя в русской литературе связано с верой или ее обретением. Произведения Ф.М. Достоевского взяты как иллюстрация неслучайно. Исследователи отмечают связь между автором полифонических романов и творчеством В.Ф. Одоевского [23:37]. «Русские ночи» рассматривается как шаг на пути к идейному содержанию произведений Ф.М. Достоевского [41:22].

Для В.Ф. Одоевского в романе «Русские ночи» была важна идея гармоничного знания и целостной жизни [29:213]. А они мыслятся невозможными без веры и любви. Вместе с наукой и искусством - это основные понятия для целостного мира. Отсутствие веры, проникнутой любовью ведет к гибели души. Вера - основополагающая категория для человека.

Смерть важный вопрос экзистенциализма в ее частном проявлении - самоубийство. Танатос - онтологическая категория, определяющая существование человека. Смерть - неотвратимая пограничная ситуация, определяющая психологическую жизнь человека. Танатос мыслится как экстремальный опыт переживания «своей смерти». Смерть делает жизнь глубже. Она помогает осознанию существования как здесь и сейчас. Танатос порождает отчаяние или «болезнь к смерти». Отчаяние - это путь к духовному развитию. Высшая стадия духовности - обретение веры. Идея главенства веры и любви близка русской литературе XIX века, в том числе и роману

В.Ф. Одоевского «Русские ночи».

За основу экзистенциальных представлений о смерти в работе берутся философские представления С. Кьеркегора по нескольким причинам.

Во-первых, связь «Русских ночей» и с философией, и с литературой.

Во-вторых, хронологическая близость концепции Кьеркегора к написанию романа В.Ф. Одоевского. В-третьих, общая почва для размышления, от которой отталкиваются два разных писателя в своих произведениях. Философия Гегеля играет огромную роль в мировоззрении В.Ф. Одоевского и его романе [33].

В-четвертых, религиозные представления - значимая часть идейного содержания концепции С. Кьеркегора и «Русских ночей» В.Ф. Одоевского.

Смерть - один из вечных вопросов, имеющий свою собственную разработку в философии, психологии, мифологии, литературе. Концепция

З. Фрейда [37] о влечении к смерти, архетипы и мифологические мотивы в сознании расширяют и углубляют знание о смерти. Эти представления позволяют увидеть новые грани в литературных произведениях.

ГЛАВА 2. ЛИКИ ТАНАТОСА В «РУССКИХ НОЧАХ»

2.1 Мотив смерти в «Русских ночах»

«Русские ночи» проникнуты танатологической тематикой. В цикле или новелле смерть являет свой особенный лик, выполняет определенную функцию.

Рукописи двух юношей-шеллингианцев оказываются у Фауста после их смерти. Автор «Русских ночей» не останавливается подробно на причинах их смерти или каких-либо уточнениях. Их смерть имеет символическое значение завершившейся эпохи, все дальше уходящей от идеализма Шеллинга.

Исследователь Ю.В. Маймин отмечает, что друзья Фауста не могли умереть от старости, так как сам Фауст еще достаточно молод. Но в философском плане, в плане исканий, юноши-шеллингианцы со своими представлениями остались далеко в прошлом [17]. «Они ушли из жизни, как уходят в небытие отживающие поколения, хотя разница между ними и четырьмя приятелями - не более десяти лет!» [18:173].

Новеллы «Себастиан Бах», «Последний квартет Бетховена», «Труды кавалера Джамбаттисты Пиранзи» схожи между собой. В основе этих произведений - реальные личности со своей судьбой. Но образы героев переосмыслены в связи с романтической концепцией В.Ф. Одоевского гармоничного и целостного знания. Художник - особая фигура для романтизма. Ему открыт недоступный обывателю мир красоты и вдохновения. В «Русских ночах» художники - это «гениальные безумцы», которым доступно интуитивное прозрение. Но и их картина мира нецелостна. Им не хватает любви, веры или гармонии.

«Себастиан Бах» тяготеет к жанру биографического описания, в котором смерть является логичным итогом для любого живущего человека. Но в то же время параллельно затрагивается идея смерти души гения, человека искусства. Себастиан Бах после потери своей жены Магдалины понимает, что в его жизни не хватает любви человеческой. Находясь среди своих одаренных детей, он «лишь профессор между учениками» [24:181]. Себастиан Бах делает открытие, что и его искусство лишено человеческой любви. Оно наполнено благоговением, точностью и мелодичным спокойствием [24]. Смерть героя в финале новеллы предсказуема. Бах умирает как биографическое лицо, жизненный путь которого был описан от момента рождения до смерти. В план биографической кончины героя вписан и другой смысл. Смерть души, осознавшей неполноту своей жизни, приводит к завершению, угасанию творчества.

«Последний квартет Бетховена» повествует об оглохшем композиторе, который пытается соединить немыслимые звуки воедино, чтобы еще раз услышать музыку. Она - смысл жизни для Людвига. Но мир обывателей глух к его переживаниям. Последние произведения встречают лишь непонимание и насмешки. Глухота - это творческая смерть для композитора. Конец музыки ведет Людвига к безумию и смерти.

О кончине Бетховена сообщается мимолетно на приеме герцога. Но новость моментально тонет в потоке светских новостей. Смерть гениального композитора незначительна. Мир обывателей глух к искусству. В новелле показано романтическое противопоставление творческой личности миру бюргеров.

В новелле «Труды кавалера Джамбаттисты Пиранзи» Алексей Степаныч указывает безумцу, назвавшему себя великим архитектором, дату смерти Пиранези - 1778 год.

Но этот человек - Пиранези, которому не дают упокоиться его творческие идеи. Невоплощенные в жизнь, они не дают создателю обрести покой и умереть. «Запертые» в книге, они, как демоны, жаждут вырваться на свободу, осуществиться, даже если для этого нужно разрушить Пизанскую башню или родиться на руинах другого сооружения.

Пиранези - это образ дисгармоничного художника. Существующий в действительности архитектор создал множество проектов, но построены были лишь отдельные здания. Его самые известные гравюры - это серия «Фантастические изображения тюрем». Гротескные сооружения подавляют человека, а детали в виде цепей и пыточных приспособлений пугают.

Пиранези интересен для романтиков как дисгармоничный, разрушающий художник. В этом образе воплощена идея конца культуры, предающая забвению как творца, так и его творения [30:52]. Это любимая многими романтиками формула искусства, которое убивает своего создателя.

Тему искусства продолжает новелла «Импровизатор». Киприяно мечтает производить без труда. Природа наделила его талантом, но создание произведений для него адский труд. Он хочет прославиться и стать богатым, прилагая как можно меньше усилий. Киприяно обращается за помощью к известному врачу.

Сегилиель - личность неординарная, сродни Мефистофелю, соблазняющего своими дарами. Он наделен тайным знанием, которое помогает ему вылечить даже безнадежного больного. Но за свои услуги он требует порой странную цену: оказывать ему уважение, «доходившее до самого подлого унижения», совершить дурной поступок, разрушить свой дом, выбросить деньги в море, покинуть родину [24:129]. Известно, что он долго путешествовал, разбогател и практикует только для своего удовольствия. Время над ним не властно, и за долгие годы он нисколько не постарел. С его врагами и их родственниками всегда случаются несчастья: разорение, пожар, смертельная болезнь. Но обвинить в этом доктора невозможно. Времена средневековья давно прошли, и никто не верит в колдунов и чародеев.

В.Ф. Одоевский иронизирует по поводу прагматического мышления людей, которые не верят ни во что кроме науки. С такой же иронией он относится и к тем, кто верит во все сказки и небылицы. Возникает идея гармоничного знания, где каждая сфера дополняет друг друга, а не отрицает как невозможное.

В Сегилиеле соединяются Мефистофелевские и демонические черты. Смерть принимает типичный для культуры романтизма образ демона, посредника между тайным знанием и человеком (Лермонтов «Демон», Гете «Фауст»). Танатос - это темная тайна, загадка, разгадывание которой влечет за собой необратимые последствия.

Архетепический сюжет - попадание во власть демона - преобразуется в романтический сюжет, где человек отдает себя во власть демона [19:56-57] за тайное знание или умение. Сегилиель помогает Киприяно, дает ему дар все понимать, все знать и производить без труда. И этот подарок уничтожает душу Киприяно. Весь мир раздроблен на кусочки, а все чувства препарированы. Из творца он превращается в шута. Он утрачивает душу художника, способную к чувствам, творчеству и красоте. В концепции романтизма смерть души страшнее смерти физической.

«Город без имени» стоит отдельно от рассказов, где главные герои - люди, связанные с искусством. Эта новелла ближе к «Последнему самоубийству» из цикла «Дневник Экономиста». Обе истории имеют черты антиутопий. Они представляют обобщение, философское переосмысление теорий общественного устройства XIX века.

«Город без имени» - это развенчание утилитарной теории И. Бентама. Английский философ и правовед видел в качестве принципа, регулирующего государственное устройство, личную выгоду. И. Бентам утверждал, что зло - страдание, добро - удовольствие. Все, что предохраняет от зла и ведет к удовольствию, полезно. Поэтому основным принципом общественного устройства должна быть польза. Только она способна обеспечить максимальную сумму счастья для наибольшего числа людей. «Личная выгода» и «общее благо» - это две стороны одно медали. В действительности, «общее благо» невозможно. Забота о личном благополучии не определяет счастья для всех. Поскольку желания и устремления людей всегда различны[34].

Изначально «Город без имени» представляется как утопия. Прекрасная теория юного Бентама: «Что бесполезно - то вредно, что полезно - то позволено» [24:99] находит отклик среди людей образованных, одаренных любовью к наукам и искусствам. Идеальную мечту об общей пользе решают претворить в жизнь. Люди уезжают на необитаемый остров. Они основывают на новом месте колонию бентамитов, которая названа в честь их идеолога. Сначала город растет и развивается. Постепенно оказывается, что идея «общего блага» неосуществима. Люди разделяются по группам, которые борются за власть и свою выгоду. Те, кто признаны бесполезными, объявляются мечтателями и изгоняются из государства. Город в своем развитии проходит девять кругов социального ада [34:68]. Чем дальше развивается мир бентамитов, тем больше он приобретает черты антиутопии. Инакомыслящие изгоняются, война становится неотъемлемой частью жизни. Происходит затемнение смысла первоначальной идеи. «От прежних времен осталось только одно слово - польза; но и то получило смысл неопределенный: его всякий толковал по-своему…» [24:104]. Теория Бентама приводит к противоположным результатам. Упорядоченная жизнь, где все счастливы, сменяется всеобщим несчастьем, деградацией и разрушением. В новелле В.Ф. Одоевского жители государства, исключившие из жизни все то, что не обладает материальной ценностью, в погоне за благополучием потеряли всякое понятие о добре и справедливости. Это определило конец Города. В.Ф. Одоевский подводит итог утилитарной теории И. Бентама, построенной исключительно на рациональных выкладках, без учета моральных принципов. Такой мир обречен на смерть и забвение. Последний эпизод из жизни Города - одичавшие и деградировавшие бентамиты приносят человеческие жертвы камню от статуи Бентама.

На примере «Города без имени» показана опасность любой идеи, возведенной в абсолют. Идея гармоничного соразмерного развития

В.Ф. Одоевского переносится с человека на общественное устройство. Оно живет по тем же законам. Отсутствие равновесия, сбалансированного развития ведет к искажению, деформации и разрушению. Идея превращается в идеологию, тем самым уничтожает саму себя. Город без имени проходит путь от рождения до умирания. Смерть - это забвение и разрушение цивилизации. Она обращает все в небытие, даже память.

Во всех новеллах «Русских ночей» присутствуют танатологические мотивы. Смерть выполняет замыкающую функцию конца в сюжете произведений. Но в каждой новелле танатос имеет свои неповторимые смыслы. В трех новеллах на первый план выходит культурологическое значение смерти: завершение эпохи, конец культуры, разрушение цивилизации. Тема искусства сосредоточена на смерти как биографическом факте, утрате и гибели души, творческом небытии. В теме творчества появляется специфический вариант танатологической ситуации - убийство. Искусство уничтожает своего создателя. В самой «романтической» новелле «Импровизатор» смерть приобретает мистически-гносеологическую окраску. Она темная, неразгаданная тайна, запретное знание. Разгадывание смерти может стоить души или жизни.

Отдельно от этих новелл стоит цикл, названный «Дневник Экономиста». В него включены шесть рассказов. Мотив смерти связывает весь цикл в единое произведение. Танатос выполняет сюжетообразующую функцию [8:92]. Она вынесена в самое начало цикла, намечая угол рассмотрения для последующих новелл.

2.2 Мотив смерти в «Дневнике Экономиста»

«Дневник экономиста» состоит из шести новелл, которые были объединены в одно произведение по задумке В.Ф. Одоевского. Мотив смерти как повторяющийся элемент, обладающий повышенной значимостью [39], в цикле становится ведущим. Он присутствует на всех уровнях «Дневника Экономиста».

Структура данного цикла наследует традицию романа «открытой структуры». Начало данной организации текста положено «Декамероном» Боккаччо. Сама структура представляет собой новеллы, обрамленные рамкой. Рамочная структура была популярна в русской литературе в 1830-1840-е годы, в эпоху утверждения новых форм [35:67]. Роман В.Ф. Одоевского «Русские ночи» имеет рамочную структуру. Как и в «Серапионовых братьях» Гофмана, чьего влияния на В.Ф. Одоевского нельзя отрицать, рамка здесь выполняет эстетико-идеологическую функцию [33]. Новеллы - это пояснение, доказательства философских идей. «Дневник Экономиста» также представляет рамочную структуру. Цикл состоит из шести новелл, написанных Экономистом, и разрозненной истории его жизни, которую рассказывает его знакомый. Рамка выполняет поясняющую функцию, являясь при этом отдельной историей. Таким образом, «Дневник Экономиста» повторяет структуру всего романа «Русские ночи». Это указывает на особое положение цикла в произведении. Позиция главного героя цикла (Экономиста) может быть соотнесена с ключевым местом четырех друзей в романе. Особенность «Дневника Экономиста» заключается в том, что автор «Русских ночей» подчеркивает связь шести новелл с жизнью самого Б*. Экономист оказывается не столько объективным наблюдателем, как группа четырех друзей, сколько особым героем. Жизнь Экономиста представлена в двух плоскостях. Объективные факты из жизни Б*. Их сообщает автор письма, который был знаком с Экономистом. Вторая плоскость - субъективные переживания героя по поводу событий в его жизни. Они выражены в новеллах. Выстраивается особая структура: внешнее событие - внутреннее переживание - новелла. Экономист - это автор. При этом он создатель художественного текста. В новеллах он выражает определенную позицию, точку зрения. В текстах шести рассказов воплощается мировоззрение героя, которое «сопряжено с духовным самораскрытием автора» [39:57].

Картина мира Экономиста дисгармонична и противоречива. Человек с сухим умом, который с насмешкой относился ко всему «невыразимому», начинает вести художественный дневник. Через искусство он пытается объяснить душевный разлад, связанный с его собственной жизнью. Логическая картина мира персонажа, складывающаяся в течение многих лет, расширяется за счет интуитивного опыта. В тоже время новый способ познания вносит противоречие. Картина мира героя становится дисгармоничной. Это порождает влечение к смерти: стремление к восстановлению первичного состояния [37]. Танатос присутствует в разных формах в каждом произведении Экономиста. Смерть часто является пограничной ситуацией для героев дневника. Она определяет их выбор, поступки, осмысленность существования. В «Дневнике Экономиста» на персонажном уровне существует экзистенциальная проблематика. Для самого Экономиста смерть является отправной точкой в его осознании своего бытия. Постоянное переживание танатологической ситуации - путь к подлинному существованию.

2.2.1 «Бригадир»

Наибольшее воздействие на человека оказывает ситуация перед лицом смерти [8:24], которая заставляет его переоценивать свою жизнь и свои принципы. Нахождение рядом со смертью вводит человека в пограничное состояние. Неважным в данном случае становится, является ли он сам умирающим или только наблюдает смерть. Перед человеком открывается пропасть между жизнью и смертью, приходит понимание и наглядное подтверждение конечности существования. Все люди знают, что смертны. Но эта мысль вытесняется и блокируется нашим сознанием - так работает инстинкт самосохранения до момента потрясения. Таким моментом становится факт смерти, когда человек уже не может закрыться от этого понятия. Человек задумывается о смысле, предназначении, кратковременности своей жизни.

«Дневник Экономиста» начинаются с новеллы «Бригадир». Повествователь находится рядом с умирающим статским советником, чья жизнь не имела смысла. Описание статского советника проникнуто иронией. «Мой покойник на все не обращал никакого внимания: ел, пил, не делал ни добра, ни зла, не был никем любим и не любил никого, не был ни весел, ни печален; дошел за выслугу лет до чина статского советника и отправился на тот свет во всем параде: обритый, вымытый, в мундире…» [24:69-70]. Автор не дает бригадиру имени, ограничиваясь только социальным статусом. Покойный - значительное лицо, он занимал должность статского советника. В портрете бригадира подчеркивается статус: мундир, парад, чин. Его духовная составляющая неопределенна и обыкновенна. За счет противопоставления внешнего и внутреннего в портрете возникает гротескное противоречие между наружной значительностью и внутренней пустотой. Это описание обывателя, чье существование бессмысленно.

Однако в каждом человеке есть задатки для осознанной жизни, наполненной смыслом. Бригадир ощущает их перед самой смертью. Романтическое представление об обывателе как человеке ограниченном дополняется новым смыслом. На первый план выходит нереализованная судьба героя. Бригадир мог бы стать другим человеком. Нереализованный путь персонажа осуществляется в ожившем мертвеце. Образ ожившего покойника часто появляется в романтизме. Это связано с особой проницаемостью между миром реальным и ирреальным в романтическом сознании. Перед смертью бригадир впервые чувствует и осознает любовь. Его душа, совершив открытие, не может найти покоя и возвращается на землю. Мысли покойного больше подходят для философа, чем для человека, бессмысленно прожигавшего жизнь. Смерть избавила бригадира от сиюминутной суеты и открыла для него пропасть экзистенциальных вопросов о существовании человека.

Покойный, в форме ответа на вопрос, кто больше достоин сожаления, сообщает свои рассуждения о смысле жизни. Плакать об ушедших гениях абсурдно, так как они оставили часть себя в мире, в вечности. «О ком плачут? - о счастливцах! Над их смертною постелью витает все прекрасное, ими созданное; им разлуку с миром услаждает их право на гордость…» [24:71]. Люди, ведущие пустое существование, больше достойны сожаления. В их последнюю минуту им открывается бездна вопросов смысла бытия. Но они все упустили в жизни, поэтому не найдут ни утешения, ни ответов. Единственный путь, который перед ними открыт - страдание и страх.

Повествователь не сочувствует покойнику. Никто не мешал бригадиру выбрать другой, более осмысленный путь жизни. Повествователь внутренне холоден и отстранен, на губах только презрительная усмешка. И все же оживший мертвец является именно ему.

В последнюю минуту перед бригадиром предстает тот же экзистенциальный вопрос, что и перед повествователем, который глядит на покойника. Смерть открыла глаза бригадиру после конца, а повествователя заставляет углубиться в себя уже при жизни. Оживший мертвец - это посланник. Он явился, чтобы предостеречь человека от сонной и бессмысленной жизни и подтолкнуть к изменениям.

В повествователе есть черты, указывающие, что и его жизнь была пустой, подобной жизни бригадира. «Отношение автора к герою может быть по преимуществу либо отчужденным, либо родственным, но не нейтральным»

[39: 169]. С ожившим мертвецом герой находит какое-то «родственное сходство» в душевном состоянии. Взгляд на покойника не вызывает никаких чувств, кроме холодного презрения. Повествователь пытается понять причину равнодушия и обращается к своему внутреннему состоянию. Интроспекция оставляет героя недовольным. Размышления выводят его из состояния привычного равнодушия, призывают действовать, жить. «…Снова решаетесь на новую борьбу с людьми и с самим собою, на старые…страдания» [24:70]. Смерть заставляет героя сосредоточиться на смысле своего существования.

История жизни покойного бригадира ведет к внутреннему изменению повествователя. Услышав ее, герой переходит от холодного созерцания к состраданию. Причина бессмысленной жизни не столько в конкретном человеке, сколько в неправильном устройстве общества. Социальная среда заменяет истинные понятия ложными, а искренность - манерами и хорошим тоном. Повествователь желает изменить весь мир, все общественное устройство. Происходит нравственный переворот в герое. Этот переворот связан с ценностной ориентацией персонажа, которая найдет отражение в других новеллах «Дневника Экономиста».

Повествователь испытывает не презрение, а сочувствие к бессмысленной жизни человека, который осознал всю свою ограниченность только в смерти. История жизни бригадира становится отправной точкой в осмыслении происходящего, желании найти идею жизни.

2.2.2 «Бал»

Газеты сообщают о победе. Это радостное событие служит причиной для бала. Но победа сопряжена с войной и смертью. Тысячи людей убиты, вдвое больше ранены. Где-то на знамени остался кровавый след, где-то лежит груда ног и рук. Эта мозаичность показывает войну как, деструктивную, искажающую целостность мира и людей силу.

Мозаичность присутствует в картине бала. Комната описана с точки зрения кружащегося человека. Его взгляд выхватывает только отдельные предметы, не сосредотачиваясь на них. «Тонкий чад волновался над бесчисленными свечами, трепетали штофные занавесы, мраморные вазы, золотые кисти, барельефы, колоны, картины» [24:77]. Движение ускоряется, очерчивая внешний круг танца.

Внутреннее пространство танца также мозаично. Люди - не целостные фигуры, а как будто состоят из отдельных деталей: «грудь», «рука», «локон», «плечо», «лицо», «взор», «смех», «шепот». Мозаичность картины бала и войны указывают на раздробленность человеческого тела мертвых людей и духовную неполноценность танцующих. В бале подчеркивается телесность и механистичность. Все находится в безостановочном движении заведенного механизма.

За кругом танца находятся старики. Они недовольно смотрят на бальное кружение. Сами они могут только с завистью лицезреть пляску. Старость выражена в телесных категориях: «бессильные члены», «полупотухшие, остолбенелые глаза». Таким образом, и внешний и внутренний круг бала несут на себе отпечаток смерти. Очерчивание границ танца замыкает пространство бала. При всей динамичности пляски происходит кружение на одном месте, которое никуда не ведет. Танцующие остаются в одном и том же пространстве. Они перемещаются по кругу бесконечное количество раз. Бесцельность их ускоряющегося вращения приводит только к скоротечности времени.

Вместо людей танцуют скелеты. Тела распадаются на одежду, кости, плоть, как механизмы на винтики. Механистичность в позднем романтизме подчеркивает дисгармоничность человека. С новой силой проявляется противоречие: душа - тело, целостное - расчлененное [15: 900]. Мир бала - это приоритет вещественного мира над духовным.

Танец скелетов - символ скоротечности жизни. Бал - пляска смерти [13], которая подчеркивает мимолетность земного бытия. Пляска смерти или макабр - аллегорический сюжет, где персонифицированная смерть находится в пространстве живых. Зачастую ее образ связан с музыкой. Смерть играет на инструменте или танцует [20: 61].

Важной частью макабра является музыка, которая определяет ритм танцующих. Звуки нависают над балом как «темное облако», порождая образ страдания людей. Капельмейстер соединил в одно произведение «вопль Донны Анны», «стон умирающего командора», «последнюю молитву Дездемоны». Мир музыки - это особая сфера для романтизма [15]. Музыка заняла ведущее место в системе искусств. Она способна выразить все движения души человека. Музыка способна передать: счастье, горе, радость, одиночество, гармонию мира. В новелле «Бал» она сопровождает бездуховный мир. Капельмейстер соединил звуки человеческих страданий, чтобы развлечь толпу. Боль людей вызывает у него восторг, так как ее можно соединить в мелодию. Мир бала глух к страданиям других, к миру духовному.

Вторая часть новеллы противопоставлена первой. Повествователь покидает замкнутое пространство бала. Он входит в церковь. Здесь царят тишина и спокойствия. Безумное движение бала исчезает. Это пространство духовное. Священник читает молитву о любви и гармонии. Повествователь осознает подлинный путь для себя и других людей. Вера и любовь способны пробудить душу человека. В молитве намечен путь преодоления смерти духовной. Герой хочет поделиться своим открытием. Однако люди бала продолжают суетное движение. Они не способны прекратить свое механистическое движение. Герой-повествователь остается один у ворот храма. Он единственный, кто слышит слова священника. Духовная глухота людей приводит повествователя к разочарованию в мире и отчаянию. Герой не может изменить мир. Повествователь становится воплощением идеи мировой скорби. Отчаяние - единственно возможная я реакция на несовершенство мира [15:551].

2.2.3 «Мститель»

«Мститель» - воплощение идеи романтического бунта. Устройство мира, где злодей торжествует, вызывает ярость и негодование повествователя. Мститель, как и повествователь, ощущает несправедливость и желает возмездия. Чувство справедливости, возведенное в абсолют, в котором нет любви и сострадания, делает из поэта убийцу.

Новелла «Мститель» определяется взаимоотношениями двух фигур: поэта-мстителя и счастливца-злодея. Счастливец в новелле - лицо, которому готовят судьбу. Он - жертва, «субъект умирания» [7: 22], будущего возмездия. Мститель - субъект справедливого наказания. Его цель - это социальная смерть злодея. Таким образом, поэт в новелле имеет черты убийцы.

Высокое назначение искусства поэзии, которое справедливо показывает и изобличает подлость и низость, которое способно изменить взгляды всех окружающих на вещи в мгновение ока изменяется. Поэт становится мстителем. Он долго готовит «очистительную тризну», чтобы покарать счастливца позором. Мститель представляет картину падения счастливца, его болезнь, одиночество перед смертью без единого участливого взгляда. Даже раскаяние злодея-счастливца мститель мыслит как бесплодное. Поэт берт на себя функцию судьи и Бога, который может определять жизнь и смерть другого. «Таинственное служение поэта во времена духовного смрада и общественного гниения» [24:80] приобретает демонические, темные черты. Эпоха социального зла перерождает поэта в мстителя. Неблагополучие открывает темное начало в человеке.

Мститель имеет многие черты архетипической тени. Повествователь осознанно дистанцируется от него, он наблюдает за «благородной злобой» другого, восхищается ей со стороны. При этом внутренний мир он «прочитывает» в лице поэта так, будто сам готовит возмездие.

Архетип тени - это темное бессознательное начало. Так как он несовместим с сознательной установкой, то не проявляется отчетливо в реальной жизни. Однако как образ может дать о себе знать в творчестве, которое отражает бессознательные процессы. Тень персонифицируется в автономную личность того же пола, что и сам человек. Часто она может выглядеть как демонический двойник [19:4]. В этом архетипе скрыты те инстинкты и желания, на которые наложено табу культурой, общественными нормами, воспитанием [42].

Мститель является поэтом, то есть личностью с абсолютно противоположной картиной мира по отношению к повествователю (двойник Экономиста). В цикле есть важное замечание о том, что Экономист творческую сущность в самом себе отрицает, то есть вытесняет за рамки бессознательного. Поэт-мститель исполняет роль судьи и убийцы. Эти действия основаны на первичном инстинкте агрессии и разрушения, которые гаснут на уровне сознания, подавленные принятыми нормами. Сам повествователь испытывает на бессознательном уровне влечение к смерти. Оно (Id) проецирует на сознательный уровень образы, которые несут в себе танатоc [37].


Подобные документы

  • Осмысление семантики ночи В.Ф. Одоевским в его произведении "Русские ночи" на фоне традиции обращения к ней в романтической литературе начала XIX века. Анализ функциональных возможностей "компоновки" материала в "ночи" и композиции произведения.

    доклад [20,0 K], добавлен 13.07.2011

  • Первостепенные русские поэты. Анализ лирики Тютчева. Природа в представлении Ф.И. Тютчева. Тютчевская ночь. Понимание Тютчевым образа ночи. Краеугольные черты тютчевского образа ночи. Миросозерцание поэта.

    творческая работа [26,3 K], добавлен 01.09.2007

  • Память Одоевского о любомудрии как об особом духовном феномене. Откровения музыки, обманчивая логика бездушных экономических концепций и загадки психологии в романе "Русские ночи". Комическое бытописание автора, сочетание духа анализа с верой в вымыслы.

    реферат [21,2 K], добавлен 11.06.2009

  • Пёстрая смесь типологически и жанрово разнородных элементов, объединённых создателем этого памятника народной словесности посредством связующей повествовательной рамки. Связь романа Нагиба Махфуза "Ночи тысячи ночей" со сказками "1000 и одной ночи".

    реферат [25,1 K], добавлен 06.07.2015

  • Творчество Луи-Фердинанда Селина в отечественном литературоведении. Особенности восприятия данным автором творчества Федора Михайловича Достоевского. Трансформация художественных образов и идей в исследуемом романе Селина "Путешествие на край ночи".

    магистерская работа [85,1 K], добавлен 02.06.2017

  • Нравственно-поэтическая характеристика романа Ф.М. Достоевского "Идиот". История написания романа, его нарвственная проблематика. Характеристика образа Настасьи Филипповны в романе Ф.М. Достоевского, ее нравственный облик, последний период жизни.

    дипломная работа [84,5 K], добавлен 25.01.2010

  • Краткая история создания и анализ идейно-художественной проблематики романа о предпринимателе "Домби и сын". Поэтика заглавия, элементы символизма и реалистические образы романа. Образ Каркера, мотивы уголовного преступления и нравственное наказание.

    курсовая работа [33,8 K], добавлен 07.12.2012

  • О. Слісаренко - представник мистецького покоління "розстріляного відродження". Дослідження загального поняття проблематики у літературно-художньому творі. Специфіка і засоби втілення революційної проблематики в оповіданнях "Божевільний трамвай", "Присуд".

    курсовая работа [73,7 K], добавлен 21.06.2015

  • Исторические предпосылки романа Ф.М. Достоевского "Бесы". Анализ характеров действующих лиц романа. Образ Ставрогина в романе. Отношение к вопросу нигилизма у Достоевского и других писателей. Биография С.Г. Нечаева как прототипа одного из главных героев.

    дипломная работа [66,5 K], добавлен 29.04.2011

  • Многомерная художественная структура романов Ф.М. Достоевского и философская проблематика писателя. Краткая "биография" романа "Братья Карамазовы". "Метафизика преступления" или проблема "веры и безверия". Судьба одного человека и судьба России.

    реферат [60,3 K], добавлен 10.05.2009

Работы в архивах красиво оформлены согласно требованиям ВУЗов и содержат рисунки, диаграммы, формулы и т.д.
PPT, PPTX и PDF-файлы представлены только в архивах.
Рекомендуем скачать работу.